↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Картинки ссылками
До даты

Все новые сообщения


#китайщина #mo_dao_zu_shi #картинки_в_блогах #Одинокая_в_супе_тефтелька

Показать полностью 5
Показать 5 комментариев

#китайщина #mo_dao_zu_shi #картинки_в_блогах

Хуманизация двух половинок Стигийской тигриной печати +_+

Показать 2 комментария

#музыка #китайщина #mo_dao_zu_shi

Ух, как круто девушка шпарит! Кто знает, что хоть это за музыкальный инструмент такой? Х)))

极乐净土GokuRakuJoudo 二胡版/Erhu Cover 1.33
Показать 2 комментария

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zu_shi #картинки_в_блогах #чэнвэй

Я выползла из своих завалов, немного комментов понаписала и думаю, что я ещё забыла сделать? Выложить же арты по чэнвэю)



Семейные)
Показать полностью 4

#китайщина #Renzha_Fanpai_Zijiu_Xitong #картинки_в_блогах #новелла

Вышла 45 глава Системы!


Онлайн
#нид_хелп #Восточный_ветер #mo_dao_zu_shi #китайщина #фанфикшен

Люди и человеки! Не секрет, что я пишу, когда правая пятка не знает, что делает левая.
Тут идет замечательный #Восточный_ветер , и очень хочется что-нить да принести по Магистру, но... Нет накура. Старые идеи обдуманы и написаны или похоронены. А новых, увы...
Хочется чем-нибудь шокироваться, впечатлиться, вдохновиться. Шок-контент какой-нибудь, что ли...
Нид хелп!
Показать 11 комментариев

Онлайн
#mo_dao_zu_shi #в_продолжение_темы #китайщина

Прода: Цзян Чэна жалко((((
Показать 15 комментариев

А меня всё не отпускает мир Азии, какая это по счёту дорама за последнюю неделю? А дунхуа? А манхва/манхуа?.. всё тлен #всем_пох #китайщина #корейщина
Показать 17 комментариев

#китайщина #Tian_Guan_Ci_Fu #картинки_в_блогах #новелла

Вышли 39-40 главы Благословения небожителей!

Показать 4 комментария

#китайщина #Renzha_Fanpai_Zijiu_Xitong #картинки_в_блогах #новелла

Вышла 44 глава Системы!

Показать 17 комментариев

#китайщина #Tian_Guan_Ci_Fu #картинки_в_блогах #новелла

Вышла 38 глава Благословения небожителей!

Показать 4 комментария

#ищу_бету #фанфикшн #китайщина

АП.: Бета нашлась.

Ищу бету, желательно для долгосрочного сотрудничества. В данный момент речь идет о беттинге гетного мини по фандому "Магистр дьявольского культа" с рейтингом R. В жанрах пропущенная сцена и ПВП.
Частично фанфик был опубликован в блоге фандома для фестиваля “Курильница упороса”:
http://fanfics.me/message368825
Показать 10 комментариев

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zushi #курильница

Захотелось немного рассказать о том, как писался мой накур - "56. Странствие."

Когда в личку упала моя пара персов - Цзян Фэнмянь и Лань Сичэнь, стало ясно, что все туманно. Потому что во-первых, если брать канон, они пересекались постольку поскольку, во-вторых, между ними слишком много общего и одновременно - слишком мало, чтобы вызвать историю. Искры, крч, не было, как и точек соприкосновения - сомневаюсь, что они друг у друга вызывали хоть какие-то эмоции, кроме вежливого любопытства. К тому же, слегка не совпадали по времени, но это частности.

Тогда я зашла со стороны декораций.

Я люблю разные аутентичные фишечки - стихи, историю, байки или религиозно-социальные примочки, материальную культуру - они помогают организовать пространство текста и украсить его, одновременно придавая достоверности.

К счастью, руфандом Магистра анмасс находится примерно на моем уровне познаний по части Древнего Китая. так что за язык меня пока не ловили, и слава богу)))

Так появилась начальная сцена - с гаданием, взята первая попавшаяся гексаграмма и изучена по Книге Перемен. Тут стало ясно, что Цзян Фэнмянь - однозначно мертв, а ведет в этой паре, несмотря на фокал ЦФМ, все-таки Лань Сичэнь, и сон - именно его.
Дело несколько усложнилось тем, что в тексте канона ЦФМ подан через не совсем достоверные по разным причинам воспоминания гг. Который мало того, что смотрел со своей колокольни, да еще имеет траблы с памятью, дядюшку вспоминал нечасто.

Но тот, кто нам мешал, нам и помог - концепция осознанного сновидения, то, что ведущий персонаж - не тот, чей фокал, и то, что гг как бы немного не совсем адекватно вследствие объективных причин воспринимает окружающее - все это дало возможность обойти различные острые углы, избежать ненужной детальности повествования и списать разные непонятки по ходу событий.

При этом мне хотелось, чтобы читатель сразу въехал, что с гг что-то не так и заимел в сердце на его счет мб и невнятные, но подозрения. Потому что к концу текста уже бы надо начать сочувствовать мертвенькому, который никак не надышится. Но боюсь, что немношк перемудрила, и не смогла осуществить задуманное. Хотя там даже отголоски Достоевского пробегали из моего подсознания)))

Ну и в финале меняется фокальный персонаж, потому что вместе со сном вышло и время для того, кого в реальности быть не должно. Круг замкнут, мы понимаем, что на самом деле (с) все было вызвано к существованию глубинами (да чо там, омутами!) мыслей Лань Сичэня.

Вообще, по доброму, там должен был пробегать ээ.. я хз как это, пусть будет эдипов комплекс, потому что младше-старший Лань, по большому счету, лишен родительской ласки. А для китайцев с их культом семьи, родителей и всяких таких связей это должно быть еще более болезненным. Но оно развернуто не было, потому что в мини 5 кб не влезло даже при нажиме ногой. И даже если попрыгать сверху.

Так что вот.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 5 комментариев

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zushi #мафия_на_проводе #курильница

Голосование закончено, и так как нас мало, у меня уже даже всё подсчитано) Спасибо всем, кто принял участие! Лично мне понравилось) Скорее всего, надо будет пересмотреть формат, но я считаю, наш первый фестиваль удался. Всё, можете деанониться и публиковаться)
Всего было семь участников. Написано одиннадцать работ. Из них четыре во внеконкурс.
И да, поздравляю победителя!))
Показать 20 комментариев из 31

Онлайн
Чего мне не хватает в нашем конкурсе - так это Угадайки.
Я, канеш, прикинула, кто где, но... было бы интересно потыкать и потом удивиться. Хотя удивиться, я думаю, придется и так ХДДД

#китайщина #mo_dao_zushi #курильница
Показать 9 комментариев

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zushi #мафия_на_проводе #курильница

Внеконкурс. Странствие

Странствие.
Малому развитие.
В странствии стойкость — к счастью.

Монетки глухо звякнули, замерев говорящим узором, предрекая странствие и испытания. Ничего нового. Он тяжело поднялся, на ходу стряхнув монеты в кошелек, подхватил меч и вышел навстречу тем самым испытаниям. Истертые ногами предыдущих постояльцев, деревянные ступени скрипели и прогибались под сапогами. В замершем без движения воздухе золотились пылинки. Он провел ладонью по потемневшим перилам, удивляясь нахлынувшему желанию продлить касание с шероховатой поверхностью. Не посадить бы занозу…
Он кивнул ожидавшим его адептам и угодливо кланявшемуся хозяину гостиницы и вышел в весну. За порогом запахи сырой земли, свежей, умытой дождем зелени и ранних цветов навалились неподъемным грузом, как будто он просидел вечность взаперти, заживо погребенный в душном полумраке.
Конечно, не было необходимости выходить на рядовую ночную охоту самому, но… «Ты снова сбежал» с беспощадностью он сказал сам себе. Как убегал, бывало, в детстве от докучливых и занудных наставников, от душащей родительской заботы и нравоучений — будущий глава ордена должен то, будущий глава ордена не должен это… С тех пор много лотосов расцвело и увяло, но вот он — вновь сбегает от забот и обязанностей.
Он смял в ладони сорванный с дерева узкий листок, и пьянящий аромат разлился в воздухе.
— Господин, мы готовы. — они, должно, быть, уже расплатились с хозяином гостиницы и заранее собрали вещи. Все-таки в путешествии со свитой есть свои преимущества. Разговаривать ни с кем не хотелось, поэтому он вновь кивнул, и они направились вверх по нахоженной тропе, вьющейся между поросших лесом холмов.
В сумрачном лесу было зябко и сыро, но он не успел пожалеть о том, что недостаточно тепло одет. Из туманного полумрака между деревьев почти сразу же проступили темные фигуры мертвецов, приближаясь удивительно беззвучно и быстро. В сутолке боя он потерял своих спутников, ничуть, впрочем за них не беспокоясь. Твари прибывали и прибывали, и он уже начал уставать, это было довольно странно — он никогда не слышал об обширных могильниках или пропавших людях в здешних местах. Но кто бы стал устраивать такую ловушку?
Он едва успел увернуться от когтей особо шустрого нелюдя, пожертвовав полой одежды, когда в сгустившемся еще больше сумраке, в котором еле видны были вспышки талисманов, мелькнул серебристый росчерк меча.
"Траурные одежды" — всплыло неожиданное воспоминание. Пока он боролся с собственной памятью и избавлял мир от еще одного средоточия темной энергии, незнакомец приблизился и оказался вполне знакомым адептом ордена Гу Су Лань.
— Глава ордена Цзян? — полным изумления голосом спросил... да, это старший, Лань Сичэнь. — Что вы здесь делаете?
То ли чужие дети и вправду растут как бамбук, то ли память стала ему изменять, но ему казалось, что тот был немного младше. Он запомнил его совсем еще юношей. Теперь же, среди белесых языков тумана перед ним стоял прекрасный молодой мужчина, чье лицо и одежды мягко сияли в сумерках.
— Могу вас спросить о том же, будущий глава ордена Лань — ответил он немного грубо.
— Я вижу, ночная охота у нас обоих сегодня удалась — продолжил Лань Сичэнь, подходя ближе и невежливо разглядывая собеседника так пристально, будто тот вздумал разукрасить лицо краской или извозился в грязи. — Но, может быть, продолжим беседу в более подходящем месте?
— Это было бы неплохо, но ближайший постоялый двор отсюда... — он вытер меч об одежду ближайшего упокоенного мертвеца и спрятал в ножны — потом он позаботится о нем надлежащим образом.
— Эта проблема решаема. — перебил его молодой Лань, мягко улыбаясь, и внезапно ухватил его за руку. Мир моргнул, и сумрачный лес сменился на уютную комнату. Она выглядела так, будто Лань Сичэнь заранее знал, что им предстоит встретиться на ночной охоте, и позаботился подготовить поздний ужин для усталых странников. И неужели ему было не жаль тратить талисман перемещения по такому пустячному поводу? Странности множились как кролики, но рука молодого Ланя в его руке была вполне теплой, человеческой, а ее хватка — крепкой.
— Приглашаю разделить со мной трапезу, уважаемый Цзян Фэнмянь — Лань Сичэнь мягко потянул его к накрытому столу, на котором среди многочисленных закусок царственно возвышались сосуды с вином. — Я подумал, что "Улыбка Императора" придется вам по вкусу...
— Как мне может не нравиться лучшее вино в Гусу? — вежливо ответил он, принимая чарку из рук молодого Ланя. — За ваше здоровье, уважаемый Лань Сичэнь!
— И ваше благополучие! — Лань Сичэнь отсалютовал чаркой и аккуратно пригубил вино, не сводя с него глаз. Казалось, он пытается найти ответы на какие-то мучающие его вопросы на лице собеседника.
После второй чарки разговор потек плавно, будто течение равнинной реки, огибающей Пристань Лотосов. Молодой Лань оказался приятными знающим собеседником — он много знал, смело рассуждал и глубоко проникал в суть вещей, каких бы предметов и явлений не касалась застольная беседа — от секретов заклинательского мастерства до анекдотов древности. Они сидели совсем рядом, точно старые друзья, и сквозь одежды он чувствовал жар молодого тела.
Светильники тихо потрескивали, разбрасывая по углам спутанные тени и источая приятный сандаловый аромат. Чарка в руке приятно холодила кожу, а вино действительно было выше всяких похвал. Молодой Лань разрумянился и его холодная красота смягчилась, превращая небожителя в обычного, земного человека, глаза его сияли, и им невозможно было не любоваться.
— Вы говорили о свободе, глава ордена Цзян, но разве хоть кого-то в этом мире можно назвать поистине свободным? Даже демоны, даже небожители... — Лань Сичэнь прервался, пригубив вина, — Но самые крепкие путы мы накладываем на себя сами. Долг, честь, дружба, любовь... Вот то, что держит тело и душу сильнее иных оков. Разве не так?
Он не сразу нашелся, что ответить, казалось, что в отвлеченной фразе есть какой-то скрытый смысл, который он никак не может разгадать. Какой-то подтекст, загадка, непременно связанная со всеми странностями этого дня...
— Да, наверное, так и есть. — он посмотрел на собеседника и тот бесстыдно встретил его взгляд своим, столь пристальным, будто Лань Сичэнь заглядывал к нему прямо в душу.
— Глава ордена Цзян, вам не кажется, — Сичэнь на мгновение запнулся и продолжил немного изменившимся голосом — Вам не кажется, что все это немного странно? Наша внезапная встреча, эта беседа...
— Будущий глава ордена Лань, — поддразнивая, ответил он, — А вы находите странной встречу двух заклинателей на ночной охоте? Нельзя же быть таким подозрительным! — он еще улыбался, но в сердце уже заползла змея подозрений, опутывая и сжимая в холодных объятиях. Теперь казалось странным все: и вкус вина на языке, и аромат курильниц, и хоть и приятная, что уж говорить, но весьма неожиданная симпатия молодого Ланя, который никогда раньше не выказывал своих необычных предпочтений.
— Я не хотел бы разрушать очарование этого вечера и расстраивать вас, — Лань Сичэнь накрыл его ладонь своей, узкой и теплой, — Но я глава ордена Гу Су Лань уже много лет. Если быть точным, семнадцать лет. И примерно столько же главой великого ордена Юнь Мэн Цзян является ваш сын, Цзян Ваньинь. Достойным главой.
Мир моргнул, мгновенно выцветая и сужаясь до белого, будто светящегося, силуэта собеседника. Он будто покрылся льдом, змея свернула свои холодные кольца внутри, раздавив сердце и отравив душу. Боль охватила все его существо, даря ясное понимание, разгадку всех секретов и странностей, которые он не хотел замечать, и лишь теплота чужой руки удержала его в реальности. И вместе с болью пришла память. Все, все это было ложью, мороком, наваждением.
— Так значит, я... — он не стал продолжать. Было ни к чему. — Мой мальчик, как он?
— Они вполне благополучны. Оба. — мягко ответил Лань Сичэнь.
— А Яньли?
— У неё чудесный сын.
Он опустил глаза. И тут же ощутил мягкое касание на своих губах. Он ухватился за одежды Сичэня, сминая ткань в кулаке, как за последнюю нить, что держала его над пропастью.
То, что было потом, не было ни утешением, ни жалостью — только нежность. И всепоглощающая свобода. И когда он закрывал глаза, умиротворение окутывало его теплым, пахнущим сандалом облаком.
* * *
Проснувшись, он долго лежал без движения, не в силах различить сон и явь. Нет, это определенно был сон. В курильнице еще тлели благовония, дымок поднимался вверх, к темным балкам, играя в лучах рассветного солнца.
— Это было поучительно... Да, именно так. — пробормотал он, поглаживая отполированную прикосновениями вещицу. — Но, пожалуй, второго раза не будет.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 21

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zushi #мафия_на_проводе #курильница

Внеконкурс. Багровые звёзды

Под ногами мерзко хлюпала густая темная жидкость. Лань Ци Жэнь брезгливо осмотрелся: она была повсюду — вокруг до самого горизонта в гладкой зеркальной поверхности отражались багровые звезды. И сколько хватало взгляда, больше ничего и не было, кроме низкого камня неподалеку, на котором что-то лежало. В царящем в этом странном месте полумраке не представлялось возможным разглядеть, что именно это было. Секунду помедлив, Лань Ци Жэнь двинулся к камню — всё равно больше тут делать было нечего.
Чем ближе подходил Лань Ци Жэнь, тем больше он уверялся, что на камне лежит человек. А когда он увидел безжизненно повисшую до самой поверхности руку, он позабыл про свою брезгливость и перешёл на бег. Но стоило ему только склониться над, казалось, бездыханным телом и прикоснуться к шее в попытке нащупать пульс, как Лань Ци Жэнь потерял опору под ногами, а мгновением позже удар вышиб воздух из лёгких. Теперь он сам лежал спиной на камне, руки его были зафиксированы над головой, в горло упиралось лезвие кинжала, а звёзды заслонило знакомое лицо.
— Старик Лань, — нахмурился Сюэ Ян, — что ты здесь забыл?
— Здесь — это где?
— В моем сне, что должен был открыть мне мое сокровенное желание. Не зря же я стащил ту дурацкую курильницу у Цзинь Гуан Яо. Но тут ничего нет — только пустота, кровь и этот бесполезный кусок камня.
Лань Ци Жэнь вздрогнул: неужели эта жидкость повсюду — это кровь? Он попытался вырваться, но у него ничего не получилось. Сюэ Ян, не прилагая заметных усилий, удерживал его одной рукой.
— Можешь не стараться — это же мой сон, — усмехнулся он. — Так почему же ты здесь оказался? Старик Лань, может, ты и есть мое желание?
Сюэ Ян его скептически разглядывал, пока Лань Ци Жэнь не мог найти слов от возмущения. Что этот юнец несет? Сверкнуло лезвие кинжала, и Сюэ Ян подцепил пальцами то, что ещё недавно было ухоженной бородкой Лань Ци Женя, и бросил куда-то вбок.
— О, так тебе намного лучше. И на старика совсем не похож, — неожиданно теплые пальцы оставили липкий след на щеке Лань Ци Жэня. — А что, красивый, с высокими моральными принципами, с характером — всё, как я люблю.
— Да как ты… — начал было Лань Ци Жэнь, но Сюэ Ян только рассмеялся.
— Даже не пытайся читать мне нотации. Я, к счастью, не твой ученик, — с этими словами Сюэ Ян провел свободной рукой вдоль его тела, закинул ногу себе на талию и сжал задницу.
У Лань Ци Жэня от такой наглости потемнело в глазах, но Сюэ Ян не остановился на этом — он склонился ещё ниже и вдруг поцеловал его в губы. У Лань Ци Жэня метались в голове разные мысли. О том, что в реальной жизни с ним никогда бы не случилось такого позора — считанные заклинатели могли уложить его на лопатки. О том, что если бы это все происходило в реальной жизни, после такого Лань Ци Жэню пришлось бы отдать свою ленту. О том, что он давно забыл, как здорово целоваться. Лань Ци Жэнь не сразу заметил, что его руки больше никто не удерживает.
— Всё остальное оставим для реального мира, — широко улыбнулся Сюэ Ян, когда наконец-то отстранился. — Теперь ты от меня не сбежишь.
У Лань Ци Жэня на затылке волосы стали дыбом от этой сумасшедшей улыбки. В темных глазах Сюэ Яна вспыхивали багровые искры, так похожие на отражения звезд в гладкой поверхности кровавого моря вокруг них.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 21

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zushi #мафия_на_проводе #курильница

Внеконкурс. Праздник слонов

Не Мин Цзюэ снял сапоги и, не удосужившись раздеться, тяжело рухнул на ложе. Это был хлопотный день: мало того, что снова поссорился с братом, ещё и Лань Ван Цзи зачем-то принесло в Нечистую Юдоль. Лань Ван Цзи привез письмо от Лань Си Чэня — это была официальная причина визита, но у Не Мин Цзюэ сложилось впечатление, что тот что-то ищет. Не Мин Цзюэ потянулся и прикрыл глаза. В покоях вкусно пахло — наверное, А-Сан опять жёг свои благовония. Надо уже отселить его в другое крыло, тем более там будет больше места для его вееров, картин, красок и прочего хлама. Но Не Мин Цзюэ привык, что брат совсем рядом — за стенкой, — и что-то внутри него противилось этому решению.
Не Мин Цзюэ не заметил, как провалился в сон. Но то, что это именно сон, он понял мгновенно, хоть ему никогда и не снилось ничего подобного. Вокруг было шумно: множество людей пели, болтали, хохотали и что-то выкрикивали. Не Мин Цзюэ, казалось, плыл по яркой реке раскрашенных во всевозможные цвета и увешанных тонкими тканями слонов. И сам он находился в паланкине на таком же разноцветном слоне. Но оглушило его вовсе не это, а то, что прямо перед ним сидел А-Сан. Так близко, что наклонись Не Мин Цзюэ вперед на треть чи, коснулся бы грудью его волос. С тех пор, как А-Сан вырос, они оказывались так близко только на тренировках. Жар прокатился вдоль хребта, и сердце громко забилось в висках. “Но это же просто сон”, — сказал он себе, когда руки, будто бы против воли, обвили талию А-Сана и притянули того ещё ближе.
— Где мы? — поинтересовался Не Мин Цзюэ, не надеясь особо на ответ.

А-Сан обернулся к нему с широкой улыбкой.

— На празднике слонов, конечно же! Правда, красиво? — весь он, казалось, светился от восторга.

Не Мин Цзюэ бегло осмотрелся, удивился, заметив на соседнем слоне непривычно растерянного Лань Ван Цзи, и снова взглянул на А-Сана.

— Просто ярко и шумно, — Не Мин Цзюэ закусил губу, останавливая себя, но спустя мгновение продолжил: — А вот ты действительно красивый.

Глаза А-Сана удивленно расширились, а затем хитро заблестели. Он развернулся в кольце рук, усаживаясь вполоборота к Не Мин Цзюэ.

— Неужели эта курильница и правда исполняет желания, — пробормотал он. — Ладно, это же просто сон.
И прежде, чем Не Мин Цзюэ успел спросить, что он имеет в виду, А-Сан закинул руки ему за шею и накрыл губы своими — горячими и сладкими. Все вопросы — да что там? — все мысли моментально вышибло из головы. Это было неправильно, но как же давно ему этого хотелось! Целовать, зарываться пальцами в мягкие волосы, крепко прижимать к себе и снова целовать везде, куда получилось дотянуться. А-Сан льнул к нему, смотрел насмешливо и улыбался так, что Не Мин Цзюэ искренне жалел, что ему придется просыпаться.

Их слон всё продолжал плыть по разноцветной реке под песни и смех нарядной толпы. На соседнем слоне покачивался в паланкине Лань Ван Цзи, который больше не выглядел растерянным и смотрел на них не то изумленно, не то с какой-то затаенной жадностью.

А потом Не Мин Цзюэ проснулся.

Голова была тяжелой, и хотелось ещё поваляться в постели, но Не Мин Цзюэ волевым усилием заставил себя подняться — не дело главе ордена пропускать утренний прием пищи, тем более у них были гости. Лань Ван Цзи уже находился в зале и сообщил, что покинет Нечистую Юдоль сразу же после завтрака. "Не нашел", — отчего-то подумалось Не Мин Цзюэ. Вскоре к трапезе вышел полыхающий щеками и прячущий глаза А-Сан. Не Мин Цзюэ заметил, что у Лань Ван Цзи тоже заалели кончики ушей, и тогда его посетила невероятная догадка.
Дождавшись, когда они останутся наедине, Не Мин Цзюэ спросил:

— Так о чём же ты мечтаешь, А-Сан?

— О путешествиях, — ответил тот, опасливо поглядывая в сторону двери. Но Не Мин Цзюэ не собирался оставлять ему даже малейшую возможность сбежать.

— И? — он приблизился к А-Сану и осторожно, будто боялся спугнуть, притянул его в свои объятия. — О чём ещё?

А-Сан вдруг улыбнулся так же ослепительно, как в том сне, приподнялся на цыпочках и прошептал ему прямо в губы:

— И о тебе. Я мечтаю о тебе.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 13 комментариев

Онлайн
#китайщина #mo_dao_zushi #мафия_на_проводе #курильница

Внеконкурс. Пустяки

Су Шэ повертел в руках курильницу. Выглядело занятно. Давненько он не вдыхал благовоний, а уж у утонченного Гуанъяо наверняка и благовония были особенные. Он поджег курильницу и устроился на подушках поудобнее. Сперва запах ему не нравился. Противный сладковатый запашок, неумело замаскированный то ли сандалом, то ли розовым маслом, то ли и тем и другим вместе привел его в недоумение. Но вера Су Шэ в безупречность Гуанъяо была очень сильна, и он продолжил вдыхать этот мерзкий аромат, надеясь, что со временем его красота раскроется. И действительно, постепенно сладковатые ноты пропали, комнату целиком заполнил синеватый дым, приятно закружилась голова и Су Шэ провалился в полудрему. Когда он открыл глаза, то обнаружил себя в Облачных Глубинах.
На нем были белые одежды, на лбу — белоснежная лента, а на коленях лежал гуцинь. Вокруг столпились адепты, и даже сам Лань Цижэнь благосклонно смотрел на него.
— Итак, Су Шэ, сыграй же нам, — мягко произнес он.
И Су Шэ начал играть.
— Прекрасно, просто прекрасно, — величаво кивнул Лань Цижэнь. — Поистине, ты достоин зваться Вторым Нефритом нашего Ордена.
Вторым Нефритом? А… А Ванцзы? Мысль мелькнула и тут же куда-то пропала. Ванцзы? Что за Ванцзы? Су Шэ и есть Второй Нефрит. Он всегда им был. Но он не мог не чувствовать, что что-то не так. Что-то во всем этом неправильно. Слишком синее небо. Слишком зеленая трава. Слишком восхищенные взгляды. Но быть Вторым Нефритом ему однозначно нравилось. С ним советовались, к его мнению прислушивались, его ставили всем в пример. Всё было так, как он мечтал. Пока, много одинаково прекрасных дней спустя, сливавшихся в его памяти в бесконечную череду покоя и счастья, на дорожке не мелькнуло черное одеяние.
— Лань Чжань?
Су Шэ возвращался с Совета Кланов, где высказался по ряду важных вопросов и где был единогласно поддержан. Он мало говорил, но тем весомее было его мнение. Он устал, но хоть то и была приятная усталость, он не собирался тратить время на какого-то наглеца. Тем более он никогда не знал никакого Лань Чжаня.
— Вы ошиблись, — равнодушно сообщил он и попытался пройти мимо, сохраняя равнодушное же выражение лица.
— Неужели братец не может уделить мне немного времени? — человек в черном заступил ему дорогу.
Су Шэ похолодел. Он знал, что он знает этого человека. Человек в черном. Черный человек. Что-то опасное, смертельно опасное… Он вспомнил. Его идиллия разбилась на мелкие осколки как драгоценный фарфоровый сосуд. Он неожиданно четко осознал, что всё происходящее с ним — не более чем сон. Окружающие Облачные Глубины стали плоскими и серыми, словно нарисованными тушью на прозрачной ширме. И тем более пугающим казалось то, что Вэй Ин оставался неумолимо реальным. Темная прядь волос поперек лица. Тепло дыхания, обжигающее шею — Су Шэ внезапно понял, что стоит слишком близко. Запах гари и пепла от черной ткани. И слишком радостная улыбка, адресованная, как теперь вспомнил Су Шэ — не ему.
— Лань Чжань! — шутливо толкнул его Вэй Ин. Су Шэ уперся в стену, возникшую позади него. Он уже догадался, что этот мир — лишь иллюзия, подчиняющаяся желаниям гостя. Он не мог понять только одного — ведь Вэй Ин мертв. Ведь от него не осталось даже души. Так почему он…
Поэтому. Именно поэтому. Если он все же смог стать демоном, то не среди иллюзий ли самое место демону? Су Шэ почувствовал, как горячие ладони легли ему на плечи. Вэй Ин смотрел ему в лицо и недоуменно хмурился.
— Лань Чжань?..
— Я не… — пробормотал Су Шэ. Ему не было необходимости смотреть на себя. Он знал, что по ту сторону реальности воля демона сильнее воли человека, он знал, что меняются его одежды, что расплывается облик, что возвращаются истинные черты лица. При нем не было его собственного меча. Придуманный меч Ванцзы растаял дымом.
В глазах Вэй Ина заплясало алое пламя. Он склонялся к его губам все ближе и ближе, и Су Шэ, не вполне отдавая себе отчета в том, что делает, потянулся ему навстречу. Во рту остался привкус собственной крови.
— Ты — не он, — презрительно бросил Вэй Ин, слизывая кровавую каплю. — Как ты посмел? Обманщик.
Он оттолкнул Су Шэ, и тот полетел кубарем куда-то вниз, сквозь стену во тьму, из которой навстречу ему вставали люди в окровавленных одеждах с рисунком солнца и тянули, тянули к нему длинные костлявые руки, вцеплялись в него зубами, разрывали на части. А он падал и падал, и не было этому конца…
— …Меня окружают одни идиоты, — раздался смутно знакомый голос откуда-то издалека, и всё закончилось.
Проснулся он от холода. Все двери комнаты, где он уснул, были раскрыты, и зимний ветер свободно гулял по ней. Курильницы не было. Зато был нахохленный Гуанъяо, укутанный в плащ и погруженный в чтение. Выглядел он мрачным.
— И как? — спросил он, не поднимая глаз от книги.
— Что — как? — не понял Су Шэ.
Гуанъяо презрительно фыркнул и не ответил.
Су Шэ с трудом приподнялся. Адски кружилась голова, болело все тело и вдобавок тошнило. Казалось, что комната неуловимо, но постоянно меняет очертания, искривляясь во все стороны.
— А где курильница? — поинтересовался Су Шэ.
Гуанъяо фыркнул вторично.
— Мне такой сон странный снился, — поделился Су Шэ, — как будто я — это Ванцзы, но только я, а не Ванцзы. И все мною восхищались. И…
Су Шэ вдруг вспомнил окончание сна. Ему стало не по себе.
Гуанъяо наконец-то отложил книгу в сторону и посмотрел на приятеля с трудно скрываемым презрением.
— Вообще-то в курильнице была редкая смесь голубого лотоса, белой кувшинки, шиповника и некоторых других трав, — процедил Гуанъяо так, что Су Шэ сразу понял — врет. В курильнице было что-то другое. Потом он подумал еще чуть-чуть, и ему стало страшно. До него дошло.
— А… последствий не будет? — осторожно уточнил он.
— Будем надеяться, — пожал плечами Гуанъяо. — Не должно бы. Впредь будь осторожнее.
Су Шэ поежился. Вот так и вздремни у друга. Отравит — и не заметит.
— Да не отравился ты, — вздохнул Гуанъяо. — Я вовремя пришел. Так что ты говоришь, тебе снилось?
Но Су Шэ уже достаточно пришел в себя, что понять — о своем сне он не расскажет никому и никогда. Не стоит беспокоить Гуанъяо по пустякам. Вэй Ин не вернется.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 12 комментариев

#китайщина #mo_dao_zushi #мафия_на_проводе #курильница

Номер 7. Замуж невтерпеж


Мянь-мянь всегда мечтала о пышной свадьбе: ей бы все улыбались, а рядом с ней был прекрасный заклинатель. Она часто видела этот сон, но еще никогда он не был столь подробным. А главное ей не доводилось прежде видеть лица своего будущего мужа.

Теперь же, подняв взгляд на мужчину одетого в красный наряд новобрачного, Мянь-мянь узнала в нем…

— Даоцзан Сяо Син Чэнь? — ахнула она, разглядывая красивое лицо с белой повязкой на глазах.

— В чем дело? — встревожился до того улыбавшийся Сяо Син Чэнь.

— Нет-нет, ничего, — поспешила заверить его Мянь-мянь, про себя раздумывая над тем, не вещий ли это сон и не должна ли она ухватиться за этого мужчину, как за последний шанс стать счастливой.

Тем временем церемония закончилась, и они переместились в спальню. Так далеко сны Мянь-мянь еще не заходили и она заволновалась.

— Испугалась? — мягко спросил Сяо Син Чэнь, нашел ее ладони и, нежно сжав их, заверил: — Я не буду тебя принуждать.

Тогда Мянь-мянь и решилась. Раз она дала согласие выйти замуж, то не было смысла откладывать начало супружеской жизнь. В конечном итоге, не об этом ли она столько мечтала?

Приподнявшись на цыпочках Мянь-мянь сквозь покрывавший ее голову платок поцеловала Сяо Син Чэня в самый краешек губ, словно сцеловывая оставшуюся там после трапезы рисинку.

Сяо Син Чэнь нахмурился. Он помог ей снять свадебный наряд и потянул Мянь-мянь на постель.

Прикосновения и поцелуи Сяо Син Чэня были легкими, как касание крыльев бабочки или стрекозы. Мянь-мянь обняла его за шею и прижалась плотнее, отчего дыхание Сяо Син Чэня сбилось и движения стали увереннее.

Стук собственного сердца, казалось заглушал все звуки. Мянь-мянь порадовалась, что Сяо Син Чэнь не видит ее пылающего лица, смятых и бесстыдно распахнутых нижних одежд, да растрепанной прически.

Сяо Син Чэнь надолго припал к ее губам, он словно бы не мог насытиться ею. Когда Мянь-мянь судорожно вздохнула, размыкая губы, язык Сяо Син Чэня немедленно скользнул ей в рот, трогая и оглаживая ее собственный язык. Мянь-мянь показалось, что запылали не только ее щеки, но и все тело.

Поглаживания Сяо Син Чэня стали настойчивее, а его рука слепо двинулась между ее бедер, устремившись к самому сокровенному.

— Ах! — только и успела Мянь-мянь вскрикнуть, когда пальцы Сяо Син Чэня заскользили неглубоко и нежно.

— Потерпи еще немного, — прошептал Сяо Син Чэнь прижимаясь к ней, отчего Мянь-мянь смогла со смесью страха и возбуждения оценить его пыл и нетерпение.

Шепотки более опытных подружек, утверждали, что первый раз делить ложе с мужчиной — это всегда больно. Впрочем, Мянь-мянь быстро оставила тревожные мысли. Она была заклинательницей и кое-что знала о боли, предстоящее должно было быть не больнее стрелы в плече.

Ее слуха достигло тяжелое дыхание Сяо Син Чэня, и Мянь-мянь поняла, что сдерживаться ему действительно трудно. Пальцы же Сяо Син Чэня неустанно дарили сладостные ощущения, все больше разжигая в ней страсть.

— Даоцзан, все в порядке, — заверила Мянь-мянь. — Ох!.. Не сдерживайся.

Как бы не был мягок Сяо Син Чэнь первое же его движение в ней, заставило Мянь-мянь резко выдохнуть.

— Прости! — Сяо Син Чэнь не решился больше шевелиться, лишь коротко целуя ее лицо.

Однако Мянь-мянь настойчиво погладила его спину, подталкивая продолжить движение, и Сяо Син Чэнь медленно покинул ее тело, чтобы вновь плавно войти и задвигаться в ровном ритме. Мягкие волны удовольствия стали медленно подниматься изнутри ее тела, пока Мянь-мянь не забилась в руках Сяо Син Чэня, стремясь навстречу его страсти, и полностью не позабыла стыд.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 10 комментариев
Показать более ранние сообщения

ПОИСК
ФАНФИКОВ









Закрыть
Закрыть
Закрыть