↓
 ↑

Отблески Этерны

По одноименному циклу романов Веры Камши

Блог



#ищу_фик #Дик_Окделл скорее всего #джен таймлайн #От_войны_до_войны

Помню, что он вроде начинается с того, как Дик возвращается в Надор, канонично ссориться с Мирабеллой, вот про судьбу лошади и наличие или отсутствие Наля в фике не помню... Хотя нет, Наля, вроде, не было. Смутно помню мысли Дика о том, что у дяди Эйвона... больная поясница, что ли, а мать заставляет всех простаивать в молитвах в холодной часовне, что в этом роде.

Помню ещё один эпизод, то ли из другого фика, но вроде из этого же, как по возвращению в Олларию Дик навещает Марианну, а та явно или намеком, кажется, всё-таки намеком, предупреждает его о событиях Октавианской ночи, а её в свою очередь предупредил об этом Килеан, и она с мужем уезжает на это время за город.

Ирэна и Робер. АУ. Драма.

Фест однострочников объявили, я хотела выложить заявку, но поняла, что накатала план макси. В нескольких частях.
Итак Ирэна Придд любит Робера Эпине, что вполне согласуется с планами их семей. Нюанс: Анри-Гийом смотрит на Приддов свысока, но согласен женить самого младшего внука на дочери союзника, скрепив тем самым договоренности и получив богатое приданое. Робер в принципе параллельно, он считает младшую Придд привлекательной и спокойной, достойной уважения Настроен на династический брак, в котором пылких чувств не предусмотрено. На обручении Ирэна канонично призналась в любви, Робер не менее канонично завис, однако, удаляться, поигрывая веером было уже поздно. Брак был заключен. Робер чувствовал себя обязанным - ведь жена любит его! - и постарался сделать устроить семейную жизнь по-настоящему. В какой-то момент он сам в это поверил, проникся. И тут Анри-Гийом поднял мятеж. Робер был не в Торке - перевелся ли, приехал в отпуск, вышел в отставку, занявшись поместьем, полученным в приданное - не суть важно. Ирэна знала, что ее отец не поддержит мятежников, и не отпустила мужа. Что она сделала? Спрятала письмо, напоила снотворным, отравила верховых лошадей? Не важно, Робер не выехал по приказу деда, а вскоре прибыли королевские уполномоченные и взяли его под надзор. Робера не было в Ренквахе, его отец, дядя и братья погибли, дед проклял. Он живет с женой, которую не может простить. От матери писем нет (перехватывают Мараны), он думает, она отказалась от него, и тоже не пишет. Робер по-тихому мстит Ирэне, не сознавая этого. На словах повторяет, что не винит ее, всем своим видом, каждым жестом демонстрирует свое глубокое отчаяние, желание умереть, тоску и неприкаянность. Отшатывается, случайно задев руку жены, отворачивается, когда они садятся за стол, заводит разговор о том, какие замечательные его родственники и как он их не достоин. Короче выносит мозг по полной. При этом спит со всеми, кто поманит молодого и щедрого маркиза (желающих хватает). А еще есть Габриэлла, которая видит насколько сестра несчастна, и не спешит убивать ее мужа.
Не придумалось, что там с Джастином...
И вот в один прекрасный день Ирэна встречается с Жермоном Ариго. Любовь поразила их, как грабитель финским ножом. Они тайно встречаются, возможно, целомудренно рассказывают друг другу, что не никогда не нварушат клятв, не нанесут ущерба фамильной чести, не предадут мужа и кузена. Габриэлла увидела их гуляющими рука в руке, но перепутала в сумерках Жермона с Робером. После чего дни последнего были сочтены. Она совершила на него покушение. Началось следствие, приехал Райнштайнер и Лионель Савиньяк. Первый намерен докопаться до истины и вытащить друга Жермона, второй - докопаться до истины и повернуть дело против Приддов, сократив их число.

Райнштайнер с Лионелем устраивают гонку спецслужб - первому надо вытащить друга, а тот вытаскиваться без любимой отказывается, значит, прикрыть Ирэну - замять дело (может играть роль значимость Приддов на севере, их выгоднее держать на своей стороне, чем толкать в обьятия Дриксен); Лионель же хочет прижать Приддов по максимуму - закрутить дело о заговоре против Робера, как верного подданного Олларов. Судя по тому, как регулярно лажает Райнштайнер, Лионель его обойдет и получит показания Габриэллы, которая радостно заложит всех, приправив правду выдумкой. Душевные терзания Робера прилагаются.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 5 комментариев

Адвокат дьявола для Альдо Ракана.
Я хотела написать о том, как же так вышло, что великолепная Матильда внезапно осознала - ее внук, единственный, любимый, самый родной человек, чудовище... Но споткнулась на первой же фразе. А почему Альдо Ракан признан чудовищем? что он такого сделал, чего бы не делали другие персонажи,которым Автор и читатели симпатизируют? Давайте разбираться!
1. Альдо узурпировал власть, свергнув законного короля. Тоже самое сделал Франциск Великим, который не только не осуждается, но признается спасителем страны. Причем Франциск Оллар вторгся в Талигойю во главе армии и постепенно продвигался к столице, захватывая владения. Альдо появился в Талиге без армии, его тут же поддержало местное население, что говорит о глубоком кризисе в государстве. Талигойя находилась в упадке и поэтому не могла сопротивляться захватчикам, Франциск вдохнул новую жизнь, создал жизнеспособное государство. Талиг Олларов, судя по всему, был еще в более глубоком упадке: его потрясали мятежи феодалов, недобросовестные чиновники грабили провинции, в стенах государственной церкви формировались экстремистские отряды (детище Авнира), фактический правитель королевства готовил масштабные репрессии, которые должны были проредить государственных служащих и высшую знать (то есть власти на местах), армия фактически не подчинялась верховному командованию. Первый, кто предъявил претензии на власть, бодро промаршировал вплоть до столицы и взял ее без боя. Альдо мог бы стать таким же спасителем умирающего государства, как Франциск, он просто не успел перейти от репрессий к созиданию.
2. Убитые офицеры, которым не заплатили. Так они же предатели. Они изменили присяге за деньги и получили заслуженную кару. Юлий Цезарь казнил убивших Помпея. Альдо Ракан поступил а)справедливо, б)разумно - предателям верить нельзя. По сравнению с Рокэ Алвой, котьорый подставил фельпцев, он вообще невинен.
3. Убитые гоганны. Непредумышленное убийство. Скольких убил Алва под предлогом дуэли? А ведь он знал, что ему это ничем не грозит. Да, Алва обставляет убийства так, чтобы к нему нельзя было придраться, но у Альдо нет такой полезной опции, как защита Абсолюта, приходиться рисковать. Кстати Рокэ убивает совершенно случайных людей, графа Гирке например, Лионель мстит за длинный язык женщины ее любовникам и братьям (последние могут быть вообще не в курсе, что она там наболтала), Альдо же убивает шантажиста. И если он совершил преступление сгоряча, скорее всего вообще случайно, Робер делает то же самое умышленно.
4. Уго Борн. Мятежник, провоцирующий бунт в условиях только-только свершившегося захвата власти и боеспособных проолларовских армий неподалеку. При любом режиме он был бы казнен, но вступились друзья, и Альдо пришлось хитрить. Мог бы, как Рокэ выйти на дуэль с гарантией победы, устроил бы поединок. А так, увы.
5. Мародерство, насилие солдат, Айнсмеллер. Эксцесс исполнителей. Вот у Первого маршала Рокэ Алвы в армии был Симон Люра и Рокслей, честных офицеров выгоняли со службы, а плохих продвигали, его солдат скупали целыми полками и гарнизонами, а он больше чем за десять лет порядка не навел. Естественно Альдо за несколько месяцев не успел. Узнал про Айнсмеллера, так сразу и отстранил, а дальше народная стихия.
6. Втайне от бабушки посылал письма и организовывал заговоры. Не хотел всю жизнь нахлебником в Агарисе сидеть, чай не Робер. Энергичный, амбициозный молодой человек пошел по стопам великих. А письма и Марсель подделывал в том числе по прямому приказу Алвы. Да и сам Рокэ не брезговал.
7. Разбитое сердце Мэллит. Девушка настойчиво его домогалась, он как мог держал ее на расстоянии. Однажды в расстройстве чувств и подпитии предложил ей секс, она с радостью согласилась и хотя дефлорация оказалась болезненной намеревалась продолжить отношения. Альдо предложил ей весьма выгодные условия, но она психанула и убежала в ночь холодную, проклиная обидчика.

Пока все, что вспомнила.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария

Вариация на тему ОЭ из серии: "Автор был не прав, я лучше знаю".

Эсператисты были правы! Абвении в самом деле являлись демонами. Точнее стихийными силами, которые и стали материалом творения. Создатель сотворил Кэртиану, и Скалы стали просто твердью, Волны - морями и источниками, Ветер - воздухом, Молнии - огнём, а их действующее начало было сковано его волей. Но могущественный маг Ракан призвал демонов, и они воплотились в реальность, приняв антропофорфный вид, но остались бессильны перед Словом Создателя. Тогда Ракан свел их с женщинами, рожденные от демонов дети унаследовали Силу стихий, но не были бессмертны, а значит огранчены в свободе воли Создателем. Ракан сумел развоплотить Абвениев, заключив в те самые пресловутые колодцы, связал их потомство - Повелителей - страшной Клятвой (в сильно ослабленном виде - клятва кровью), и те служили ему веками. А потом Раканы все забыли, их власть над Повелителями постепенно слабела, наконец, магия иссякла, и потомки демонов стали возвращаться в своё исконное нечеловеческое состояние.
Возвращение начинается сперва по чуть-чуть, камушки слышим, воду чувствуем. Потом Повелитель Скал снес Надор (сон Ричарда, в котором он штурмует замок), а Повелители Волн и Ветра устроили смерч на Мельниковом лугу. Дело в том что демоны и полудемоны нуждаются в человеческих жертвоприношениях (обычно немного, но теперь, когда он ослаблены, им для возвращения Сил требуется настоящая гекатомба), они подсознательно стремятся к массовым человекоубийствам, ощущая это, как иррациональную ненависть к бесноватым.
Орден Истинников сумел сохранить многие древние знания и пытался предотвратить катастрофу, но они ошиблись в личности Ракана и невольно способствовали активации. Штанцлер - агент истинников, вел работу по ликвидации демон кого отродья. Увы.
Солнечный демон, который по некоторым версиям стал прообразам Леворукого, основал род Валмонов - Отец Лжи, как никак, и отчасти возрождается в каждом из них. (У меня давно крутилась мысль, а если Рокэ на Винной улице спас Леворукий, как он и решил? Почему правша? Во-первых, леворукоть может быть не физическим свойством, а аллегорией того, что его благодеяния оборачиваются злом - делаются"левой рукой" в метафизичеком смысле. Во-вторых, наш мир и потусторонний отражают друг друга зеркально. Марсель видит родной дом с тропы мёртвых наоборот, в видении на месте дурной смерти убийца закалывает левой рукой. Изначально ВВК изображала Леворукого зеленоглазым блондином, потом стала его апгрейтить под Савиньякф, мол, у северян Чужой черноглазый (что в общем-то логично). На самом деле вопрос внешности не принципфлен (хотя можно и обыграть), интереснее содержание.
Кажется о том, что Леворуким эсператисты обозвали солнечного демона, говорил барон Коко, показывая статуэтку (не помню кому и когда). Марианно скзала Дику, что только унылые ханжи могли наделить Врага такими чертами, поскольку ненавидят свободу и радость. По ее мнению весёлый, любезный кавалер, нравящийся дамам, не может быть воплощением Зла. А ведь Марсель именно такой - обаятельный, остроумный, лёгкий, приятный в общении, богатый и щедрый. Он ведёт в Олларии жизнь праздного повесы - живёт на широкую ногу, вращается в свете, играет, кутит, имеет любовниц, которые периодически беременеют (некстати!), оплачивает дорогую куртизанку, покупая антиквариат ее "мужу". Его образ жизни притягивает неопытных юнцов, как мотыльков огонь. Они вовлекаютя в разврат, сперва лёгкий, игривый, потом ревность, измены, дуэли, долги, шантаж, растрата.)
Лворукий, он же Враг, в каком-то смысле побочный эффект создания нравственных правил. Есть правила, значит, есть нарушители. Праведники отправляются в Рассветные сады, нарушители в Закат. Смотрящий за Закатом - Леворукий, он стремится увеличить число посступающих к нему, поскольку усиливается, поглощая их. Но Повелители - прямые конкуренты, верующие в них, после смерти сливаются со своим Повелителем. Ракан -человек, продавшийся Леворукому, как классический чернокнижник. Получил от него могущество и знания, с помощью которых сумел призвать и связать Повелителей (в этом и была цель Леворукого - устранить конкурентов). Ракан забрал себе магическую силу Повелителей и подчинил их потомков своему роду, после чего остаток - антиматерию - слил в колодцы и запечатал. Со временем Раканы измельчали, все позабыли, система пошла вразнос.

Леворукий - бессмертный и бесплотный дух для того, чтобы действовать в материальном мире, ему нужно воплотиться - он родился младенцем Валмоном, без магии и памяти, с врожденным умением очаровать, способность внушать симпатию и оборачивать ее к своей выгоде. При этом бессмертный могущественный дух продолжает свое существование, независимо от жизни смертного тела. Так продолжается несколько столетий, и Валмоны блистают на дипломатическом поприще - "медовый капкан", устраивают выгодные браки... Леворукий - аналог Дьявола, Отец Лжи,Искуситель, он соблазняет легкостью и приятностью греха, подсказывает, подначивает, помогает морально переступить черту. Вот и Марсель подпаивал Дика (а дворецкий заметил, чтоон всегда умел пить и никогда не следил за собутыльниками - то есть, ситуация типична). Елена доверила Марселю свое имя и предала сестру. Наконец Альдо решился убить Фердинанда.
Леворукий ощутил, что путы Ракаеэна ослабли, но возвращение Повелителей ему не нужно, поэтому он спас Рокэ на Винной, материализовавшись на короткое время. Пока есть Ракан, Повелители связаны. Рокэ был уверен, что спасает его Леворукий, вот Марсель и вытащил его из губительной Олларии. Когда Алва прыгнул в Дыру Повелители ускоренным темпом стали возвращаться в свое исходное состояние и, пожалуй, его возвращение уже не оатановит этот процесс,:если только он сам сознательноиэ не призовет вассалов к порядку.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

О Рамиро Алва
Я читала Талигойскую балладу, уже зная, что последний Ракан сам организовал сдачу столицы и своё убийство, которого не случилось, поэтому не была слишком внимательна - известно же, вся история обманка, и правда не всплывает. Я мимолетно пожалела о красивом заделе первой книги: потомок предателя стал защитником Талига - и благополучно задвинула информацию в дальний угол сознания. Но что-то царапало, какая-то нестыковка... А ведь история Рамиро - не предателя выглядит очень искусственно, она производит впечатление подчищенной, подправленной, отлакированной с единственной целью - изобразить Алву не просто героем, но святым-великомучеником, безвинно пострадавшим за короля, страну, добрые чувства к Алану Окделлу. И ради этого ломаются характеры остальных участников событий. Король почему-то разводит вокруг своего отречения нездоровую таинственность, поручает убить себя (?!), передумав, предлагает ославить предателем и цареубийцей верного подданного, а потом спокойно себе живёт ещё полсотни лет, ничуть не терзаясь. Фок Варзов не находит минутки, чтобы намекнуть Окделлу о реальном положении дел, подтверждает слова королевы и отпускает Алана убивать Алву. Сам Рамиро предстает каким-то блаженным. Ах, он так страстно любил жизнь, что отговорил короля самоубиваться об Эпинэ! Согласился взять на себя "предательство" и "цареубийство" по каким-то высоким, недоступным простым смертным мотивам, а потом лапки Окделлу протягивал - у него совсем инстинкта самосохранения не было? Авторская интерпретация Талигойской баллады выглядит фальшиво, как Житие Святого Эгмонта в изложении Мирабеллы. Самое главное, я не понимаю мотивации Рамиро Алвы. Что ему этот король и эта страна? У него есть Кэнналоа, где он полноправный властитель, с королевским домом Талигойи его связывает, доставшийся от нелюбимых родичей Борраска вассальный долг. Долг этот обоюдный, а сюзерен для своего вассала ничего не сделал, более того предлагает подставиться. Знать Талигойи враждебна, в лучшем случае недружественна, он чужак. Рамиро Алва человек средневековья, он воин - молодой, сильный, ловкий - немощный, вялый, нерешительный Эрнани мог вызывать у него в лучшем случае брезгливую жалость (более вероятно, презрение). Зачем бы он стал отговаривать его от смерти? Для воина и правителя, каким был Алва, смерть в бою - лучшая участь. Эрнани не сумел даже гордо погибнуть от рук Придда, у него остался единственный достойный выход - убить себя. И вдруг этот человек проникается какими-то чувствами к жалкому, неспособному ни на что королю и обращается к нему с христианской проповедью. С чего бы? Я не могу представить такого Рамиро Алву в предложенном культурном контексте. И я не понимаю, как эту историю могли потом узнать все заинтересованные, хранить в своём избранном кругу (не масоны часом?), но Эгмонту Окделлу сообщить не потрудиться. Ещё интереснее, как в семействе Окделлов мог сохраняться культ Святого Алана, если начиная с его сына, они знали правду и стыдились неразумного убийцы?
Я бы трактовала Талигоскую балладу иначе. Рамиро Алва в самом деле предатель, открывший ворота Франциску. Он в Талигойе чужак, у него есть собственная страна и обязательства правителя. Он приехал, исполняя вассальный долг, сражаться, но король терпит поражения и ничего не делает, чтобы это изменить. Последний Ракан - марионетка в руках придворной клики, он раб условностей, традиций, привычек. Его бездарный Первый Маршал узурпирует власть, а король проглатывает и это. У него нет ни сил, ни воли бороться. Он думает о том, как умрёт сам и вместе с ним эпоха. И вроде бы вменяемый Алан Окделл морально готов умереть. А у Рамиро обожаемая жена и нерожденный ребёнок в этом обреченном городе! Да, он встретился с Олларом в поединке, оценил его и предложил свою службу. Рамиро сдал Кабитэлу и возвел на трон Франциска. Он предатель, но благодаря его предательству не было большого кровопролития, столица перешла в руки марагонца - жизнь продолжалась. Однако за все надо платить, и Рамиро расплатился собственной жизнью. Алан Окделл остался верен сюзерену и отомстил. Он был последним рыцарем в мире, где рыцарства умерло. На форуме Окделла часто упрекали, что он убил Алву предательски, не вызвал на поединок. Но в глазах Алана тот уже не был рыцарем, Рамиро вычеркнул себя из благородного сословия, поединок с ним уже был невозможен. Он заслужил подлую смерть. А Рамиро видел, что Эпинэ, Савиньяк и другие согласились как минимум не сражаться против Оллара, видимо, от Окделла он ожидал того же.
Талигойская баллада ставит ясную моральную дилемму: сохранить верность слабому королю, погибнуть, защищая обреченный город, или изменить вассальному долгу, спасти себя, свою семью, собственных вассалов, мирных горожан. Мертвая честь или живая совесть? Мёртвый лев против живой собаки... Измена - всегда измена, но шкуру мертвого льва набросит на плечи победитель, его львята погибнут, а живая собака спасёт щенков. Джейме Ланнистер великолепно сформулировал, долг велит служить королю и защищать слабых - как ни старайся, какой-нибудь обет все равно нарушишь. Защитники Кабитэлы попали в вилку долга вассалов перед королём и долга перед зависимыми от них людей (собственных вассалов, горожан, семьи). Простого и правильного выхода не было. Сохраняя рыцарскую Честь, вассалы Эрнани Последнего обрекали столицу на штурм, уличные бои, разграбление. Речь шла даже не об их собственной жизни (хотя это тоже не стоит сбрасывать со счетов - одно дело погибнуть в бою, добывая победу, другое - покорно умереть из принципа), жены и дети высшей знати не в безопасности (относительной) родовых владений, они находятся в осажденном городе. К началу баллады поражение короля очевидно, он оказался слаб и безволен, он уже потерял короолевство, а теперь отдаёт власть узурпатору Придду. Эории вынуждены делать мучительный выбор. Я думаю, Эрнани могли бы предать, сговорившись, лишь бы не подчиняться выскочке Придду и королеве, урожденной Маран.
Алан Окделл воспитан рыцарем, он не мыслит своего существования вне феодальной системы, краеугольный камень которой - верность вассала сюзерену. И все же он испытывает колебания. Король обречен, Талигойя погибает - она либо достанется марагонцу, либо ляжет под кого-то из соседей - спасти прежний мир с его связями и обычаями, правилами и принципами невозможно. Алан не хочет гибнуть вместе с ним, только убийство короля заставляет его принять решение - такой новый мир ему не нужен, он не хочет бороться за место под солнцем по принципу "все позволено".
В отличии от Окделла Рамиро Алва не связан с королём личными отношениями, общими воспоминаниями. Для него Эрнани - немощный, безвольный человек, быть может, обладающий личным обаянием, но негодный сюзерен, несостоявшийся правитель. Объективно он только мешает, без него будет лучше всем и народу, и его вассалам, и лично Рамиро. Важно и то, что Алва не воспитывалс в традициях талигойского рыцарства, он знает эти обычаи, но не живёт ими, соблюдает "из учтивости", но не почитает. Для него связи короля и эория не священна. Ну и фактор любимой жёны нельзя исключать - что будет с обожаемой Октавией, после захвата Кабитэлы? Уже ради ее спасения, можно было бы устранить короля. Решение Рамиро открыть ворота марагонцу вполне очевидно. Последующие события подтвердили его правоту. Не важно, что стало с Эрнани - убил его Алва или кто другой, или же ему сохранили жизнь, обменяв на отречение гарантии безопасности - как только он исчез из расклада, часть его вассалов перешла на службу Франциску, ещё часть отправилась решать собственные проблемы, те, кто намерен был сражаться за права династии, оказались в меньшинстве.
Все было прекрасно, но ВВК делает хитрый финт: король сам организовал заговор, и Рамиро лишь выполнял его волю. Никакой моральной дилеммы не было, он послушно выполнял вассальный долг. Зато Алан Окделл оказался в логической ловушке: он сохранит верность, если решится на предательство; он предаст, если будет хранить верность. Алан не знает, что всю ситуацию уже переиграли, он как будто попадает в зазеркалье, где право и лево меняются местами. Абсурд ситуации в том, что если бы Окделл смирился с "убийством" короля, пожал руку его убийце и пошёл на службу Оллару, в своих глазах он стал бы предателем. Даже узнай он потом правду, нравственный слом исправить было бы невозможно.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Я думаю, все обратили внимание, что в Талиге одновременно используются разные формы одного имени - Карл, Чарльз и Шарль, Арно и Арнольд, Михаэль и Мишель, Герман и Жермон. Из этого следует, что говорят жители на нескольких диалектах, которые разнятся не только произношением, но и правилами чтения. Фамилии уроженцев Придды для остальных талигойцев не только труднопроизносимы, они кажутся диковинными, бессмысленными. Марсель никак не может запомнить имя Гирке-ур-Приддхен-ур-Габенхавт, что неудивительно, ведь в остальном Талиге действует иной алгоритм: наследник графа Вальмона - виконт Валме, второй сын - Волвье, наследник графа Савиньяка - граф Лэкдеми, следующий в очереди - виконт Сэ. Во всем Талиге, не исключая Надор и Ноймаринен, дворян официально называют по принадлежащим им владениям, либо родовым именем без титула, тогда оно играет роль фамилии. (Можно сказать Робер Эпинэ, маркиз Эр-При, но не маркиз Эпинэ). Очевидно, что в Придде иные законы словообразования, в других местностях мы не видим таких сложносоставных имен через тире и предлоги. С большой долей вероятности можно предположить, что грамматика языка заметно отличается от талига. И, по-видимому, сам язык близок дриксен, если не является одним из диалектов. По крайней мере имена явно образованы по тому же принципу: Ниффе-ур-Фрохеамсел - Арно они ужасают, но Валентину привычны.
Итак, в языковом отношении Придда заметно отличается от остальных провинций Талига и близка Дриксен. Похоже, эта земля находится примерно в том же положении, что Эльзас и Лотарингия по отношению к Франции и Германии. Было бы странно, если бы никому и никогда не приходила в голову мысль о смене политического курса. Разумеется, пока Талиг был силен, а герцоги Придды занимали видное место в иерархии, такие идеи оставались маргинальными, но центральная власть заключила сеньоров в тюрьму, для людей на местах это должно было стать ударом и предостережением. Потом случился переворот, отречение короля, узурпация власть, разгорелась война. У бергеров была наследственная ненависть, Ноймаринен держал герцог Рудольф, тесно связанный с династией Олларов, а готовы ли были жители Придды стать живым заслоном для армии Дриксен, говорившей с ними на одном языке?

Еще когда я читала "Из глубин" у меня мелькнула мысль, что Альдо, отдавая Марагону, ставил под удар и Придду. Для дипломатов Дриксен было бы разумным попробовать договориться с молодым герцогом Приддом. И если бы Валентин счел власть Альдо Ракана нежизнеспособной, а проолларовский Талиг враждебным своей семье, он мог бы перейти на сторону Дриксен на приемлемых условиях, уберечь тем самым свои земли от войны. У меня бродили такие мысли, но потом произошла попытка освобождения Первого Маршала, Валентин появился в рядах армии Талига и был там, настолько хорош, что я всей душой болела за его успешную адаптацию. Валентин и Жермон - для меня самый лучший дженовый пейринг, Валентин и Арно - самое лучшее противостояние, которое непременно должно было закончиться поеданием шляпы и дружбой. Однако полная неразбериха в сюжете, мотивированная "Этажмагиией" делает неубедительным происходящее в последних книгах. Самое же печальное, психологический рисунок теряет тонкость, становится грубым, прямолинейным. Арно шляпу не съел, отмахнулся от всего, что наговорил, как от чего-то незначительно, не переживая, не рефлексируя, просто поскакал радостным олененком; все положительные персонажи сплотились в трогательном единодушии и понимании. Скучно, господа!

Я начинаю, крутить сюжет так и эдак, пытаясь уменьшить влияние "Этажмагии". Прежде всего мне не нравится Скверна, настоящий дьявол из машины, который ломает естественный ход событий: во-первых, создается препятствие для наступления на столицу, что логично делать в случае мятежа; во-вторых, раскалывается единство Дриксен, ослабляется, а потом и купируется наступательный порыв; в-третьих, полностью переориентирует Гайифу, которая, по-видимому, изначально собиралась снять все сливки с заварушки. Если же королева убита, столица захвачена мятежниками, которые провозгласили новое государственное устройство, (возможно, заключили союз с Гайифой), армия дивина при нейтралитете алатского герцога ринулась на южные рубежи, связав кэнналийские войска, то с севера действующие части естественно снимаются. Кемскую волость, конечно, жаль, но сперва надо Лжедмитрия из Кремля выкурить. В общем, армия Талига бодро марширует по направлению к столице, Ноймаринен, Бергмарк и Придда должны отбиваться своими силами, войска Дриксен занимают Марагону. И тут, мне кажется, будет захватывающий процесс принятия решения - бергеры в лице Райнштайнера и Катершванцев намерены сражаться до последней капли крови, даже не ради победы, а для того, чтобы забрать с собой как можно больше врагов. А Валентин Придд не столь категоричен, он выслушивает предложения, предложить же Дриксен кое-что могут, например, тесный союз, скрепленный браком. Лично мне было бы очень интересно читать об этом, потому что я сопереживала бы всем героям. Эмоционально мне близки бергеры. Я приветствую:
"На захваченной планете выжить может не любой
Если нам тут не отбиться, то мы вас возьмем с собой
Коль владыки передрались, то пора им дать отпор
И спасеньем нашим станет всеобъемлющий террор".
Впереди партизанская война на уничтожение, кровавая баня, резня не только захватчиков, но и переселенцев, женщин, детей, коллаборантов. Но:
"После десяти лет ада с нами начат разговор
А решил судьбу восстанья всеобъемлющий террор".
С другой стороны, я человек рациональный. Если захватчик не собирается физически истребить местное население, ассимилировать до полной потери идентичности, низвести до положение рабов, а всего лишь предлагает смену подданства, то... Ради чего умирать и убивать? Какая разница жителям Придды, идут их налоги в Олларию или Эйнрехт? Что связывает Валентина с олларианским Талигом помимо замученных родственников и необходимости доказывать ценой своей жизни верность. Он не может не понимать, что зачистка Приддов была невозможна без хотя бы невмешательства Алвы (а мы, читатели, знаем, что Рокэ прямо намекнул кардиналу на желательность сокращения поголовья Спрутов, Савиньяк дал понять, что с замыслом согласен). Еще лучше он понимает, что его всегда будут держать на подозрении, ожидая мести. Разумно спасать земли и людей от многолетней войны на уничтожение.

Можно сделать совсем мягкий, вегетарианский вариант. Дриксен наступает, на территории Придды войска ведут себя более чем корректно. Захвачен Васспард, и младшие братья Валентина вывезены в Эйнрехт, где из принимают с огромным почетом. Разумеется, бергеры все видят, и на Валентина сыпятся обвинения задолго до того, как он что-либо предпринял. Совместными усилиями Рудольф Ноймаринен и Ойген Райнштайнер превращают его существование в кошмар, но используют для переговоров (как владеющего языком Дриксен и дипломатическим). Бергеры в своих акциях не щадят и жителей Придды. сотрудничающих с оккупантами. Когда Валентину передают предложение кесаря, ему практически не за что цепляться , к тому же он понимает, что его нелояльность может погубить братьев. Валентин переходит на сторону Дриксен, заключает чрезвычайно выгодный союз, открывает доступ к Хексберг.
Вариант более жесткий. Армия Дриксен наступает, Рудольф Ноймаринен пытается затянуть время переговорами, на которые в числе прочих отправляет Валентина (язык + крючкотворство). Валентин быстро уясняет для себя планы Дриксен и заключает соглашение, благодаря которому Талиг теряет Хексберг без единого выстрела (возможно, его люди Придда и захватили, а потом передали Бруно). В плену находится Арно, и Валентин дает дельный совет - не торговаться с маршалами Савиньяками, а шантажировать его жизнью Жермона Ариго. Я прямо вижу сцену его беседы с графом Марге! Он очень быстро становится незаменимым как эксперт по армии противника, вступает в брак с одной из девиц Фельсенбург. Здесь вообще можно столько всего вкусного придумать и вариантов масса: Готфрид оправился от удара или за спиной Фридриха правит его фаворит; Руперт успел освободить Кальдмеера, и Вальдес теперь шантажирует Фельсенбургов головой их наследника или оклемавшийся кесарь не допустил беспорядков; граф Гирке сохранил верность Приддам или порвал с ними.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 10 комментариев

Социально-экономический феномен Кэналлоа.

Сейчас, вспоминая первые книги ОЭ, я с грустью понимаю, что очень многие мины были заложены изначально. Однако очарование было столь велико, что отдельные шероховатости выпускались из внимания, что-то додумывалось по аналогии, что-то принималось на веру. Но ожидания не оправдались, объяснение загадок оказалось неубедительным, читательские допущения были опровергнуты сакраментальным "Кэртиана не земля!". И в череде необъяснимых феноменов Кэртианы не последнее место занимает загадочная земля Кэналлоа. Повествование ни разу не перемещается в эту местность, Автор не дает сколько-нибудь развернутых сведений, а те отрывочные данные, которые все же присутствуют в тексте никак не складываются в цельную картину.
Что же нам известно о Кэналлоа? Она представляется эдакой идиллической Аркадией, населенной пейзанами, которые растят виноград, разводят коней и обожают своего соберано. Там отсутствует развитая феодальная структура: дворянство носит титул "рей" и, по-видимому, довольно однородно. Титул "маркиз" у аристократов, похоже, не связан с земельными владениями и употребляется "из учтивости", специально для Талига. Видимо, кэналлийцы живут очень замкнуто, в Талиге мы встречаем слуг соберано и воинский контингент, причем отдельный. Кэналлийских купцов, ремесленников, служащих в государственных органах или в рядах армии Талига Автор не упоминает. Также не упоминаются какие-либо кэналлийские представительства, складывается впечатление, что все отношения между Талигом и кэналлоа сосредоточены в руках соберано. О политическом устройстве, социально-экономических отношениях ничего не сказано.
Можно было бы предположить, что Кэналлоа - такая патриархальная страна, застрявшая в Золотом Веке, где каждый крестьянин имеет надел земли, достаточный для прокормления семьи, живет натуральным хозяйством в небольшой общине, которая разрешает методами прямой демократии все текущие вопросы, отдает соберано какую-то долю произведенного продукта, и часть достигших совершеннолетия юношей. Однако этой идиллической картине не соответствует несомненное богатство Алва. В руках соберано Кэналлоа сосредоточен огромный денежный ресурс, достаточный, чтобы покрыть содержание армии крупного государство. Алва буквально купаются в драгоценных камнях. Этажмагия может объяснить многое - допустим, сапфиры растут на крестьянских полях вместе с виноградом, и кэналлийцы отдают соберано, скажем, десятую часть урожая. Но будь это так, девять десятых драгоценных камней оставалась бы у них на руках, а в Отблесках Этерны нет ни единого упоминания о знаменитых кэналлийских ювелирах, о богатых кэналлийцах, расплачивающихся сапфирами - точнее, только один кэналлиец делает это. В то время как Алва буквально увешан драгоценностям, прочие кэналлийцы камнями не бросаются.
Можно предположить, что Кэналлоа динамично развивающийся регион, в котором уровень товарно-денежных отношений настолько высок, что выплачиваемые соберано налоги, покрывают его расходы (в том числе на содержание армии Талига). Но тогда возникает вопрос, почему налоги идут не на развитие своей страны, а на личные нужды соберано? Как правило, социальное развитие неизбежно следует за экономическим, если бы в Кэналлоа было развитое производство, промышленники и финансисты претендовали бы на то, чтобы контролировать (а лучше распоряжаться) денежные поступления в бюджет. Впрочем версию о передовом развитии Кэналлоа опровергает отсутствие кэналлийских промышленных товаров, банков, торговых домов. На страницах Отблесков Этерны не появляются даже кэналлийские торговцы. Из всего кэналлийского экспорта упоминается только вино, однако, не местные производители им торгуют. Мы видим огромные запасы кэналлийсого у соберано. Юхан Клюгкатер затаривается вином в Ардоре, видимо, через посредника. Не исключено, что торговля кэналлийским идет исключительно через представителя Алвы.
Очень интересен вопрос о добыче драгоценных камней. При соответствующем технологическом уровне добывать их в промышленных масштабах можно лишь используя принудительный труд. Вольнонаемный предполагает широкий рынок рабочей силы, а значит, глубоко зашедший процесс обезземеливания и социального расслоения, что в свою очередь неизбежно вызвало бы развитие производства и товарно-денежной системы, а кэналлийских товаров, банков, торговцев мы, как уже было сказано, не наблюдаем.
Что же получается? Закрытое общество с исключительными полномочиями наследственного правителя, который единолично распоряжается его ресурсами в своих интересах. За пределами Кэналлоа оказываются лишь личные слуги соберано и воинские контингенты (История Хуана чрезвычайно поучительна - неизвестно чем конкретно он занимался, но его обвинили в работорговле, в следствие личного вмешательства Алвы он оказался у него в услужении, видимо, кем-то вроде решателя деликатных проблем). Производственный цикл Кэналлоа замкнут на себе, экспортные товары - вино, лошади и драгоценные камни - сосредоточены в руках соберано. Талигу неизвестны кэналлицские купцы, ремесленники, банкиры, кораблестроители, наемники, литераторы. музыканты, ученые. Кэналлийцы служат во флоте, и этот флот, по сути, кэналлийский, а не талигойский, так же как и воинские подразделения. Кэналлийцы служат исключительно в собственных военных формированиях. Больше всего мне это напоминает Древнюю Спарту с ее системой государственного рабовладения и культом воинской чести. Очень похоже на то, что соберано является собственником все земли Кэналлоа и, соответственно, всего произведенного товара. Равные наделы распределены среди земледельцев, которые обязаны выращивать строго определенные культуры и кормить воинское сословие. Весь прибавочный продукт отходит к соберано, который и торгует им через посредников в той же Ардоре, что позволяет сосредоточить в своих руках значительные денежные средства. На шахтах, принадлежащих лично Алве, работают осужденные преступники и захваченные пиратами рабы.
Что касается пиратов,я абсолютно убеждена - Марикьяре является пиратской базой. Географическое положение диктует определенный образ жизни. Марикьяре могли бы быть видным транзитным государством, торговым посредником, но марикьярские торговые дома, переплетения интересов с иными морскими державами, их колонии, морские походы - в Отблесках Этерны не упомянуты. Остается пиратство.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Я жгу остатки праздничных одежд, я струны рву, освобождаясь от дурмана... 3.
О мистике.
Первые книги цикла приятно удивили меня тем, что в отличии от прочих произведений в жанре фэнтези магия не является чем-то обыденным, привычным инструментом взаимодействия с миром. Как в хорошем готическом романе или мистическом триллере сверхъестественное остается непознанным, таинственным, ужасающим, чуждым реальности. Даже сами эории не знают, кем были их предки - Богами ли, демонами, или просто родоначальниками, которых возвеличили потомки. Магию не принимают в учет, не классифицируют, не используют, о ней сохранились смутные предания, детские сказки, суеверия. Ее проявление это нарушение естественного хода вещей, оно пугает своей неправильностью. Даже безобидное шествие в Лаик оказывается сильнейшее эмоциональное воздействие на свидетелей. Унары ощущает вторжение того, что совершенно чуждо материальному миру. Наиболее яркие проявления сверхъестественных сил - выходцы и Пегая Кобыла - своим присутствием отрицают привычную реальность. Там, где появились они, все уже не так: гниль и плесень, безумие. И тот, кто встретился с ними, уже не будет прежним. Встреча с потусторонним не проходит бесследно, оставляет свой отпечаток. Спасение Робера от Пегой Кобылы, преследующего его небытия, настоящее чудо. Добровольное упокоение Юстиниана - событие экстраординарное. Выходец это не прежний человек в ином агрегатном состоянии, нечто другое, ведомое чужой волей или неким Законом Возмездия, или слепым инстинктом, требующим обратить в себе подобное живых людей. Тем ярче подвиг Юстиниана, сумевшего удержать ускользающие воспоминания своего "Я", понять и объяснить грозящую опасность. Рассказ Валентина о последней встрече с братом приоткрывает настоящую бездну ужаса, отчаяния, любви и самопожертвования. Становится понятной и его отчужденность в Лаик и преждевременная взрослость.
Однако все меняется. Постепенно. Выходцы становятся все привычней, встречи с ними обыденней. Живые уже спокойно общаются с ними, ходят тропами мертвых, прикидывают возможность вернуться после смерти. Сверхъестественное спокойно используется в прагматических целях. Очарование тайны исчезает. Пегая кобыла наводила жуть, бесноватых можно просто перебить. Цилла приводила в отчаяние, Гизелла только раздражает. Клятвы кровью начинают давать направо и налево, причем еще и в шутливой форме. Отблески Этерны скатываются на тот уровень, где толпами шляются команды демонов, орков, вампиров и всевозможных гибридов, магия огня используется для приготовления яичницы, порталы перемещают в любую точку пространства, а смерть - временное неудобство. Так кажется на первый взгляд. Но возможно, все гораздо серьезнее. Потустороннее проникает на ЭТУ сторону. Не потому ли что границы истончаются, защита рушится, сама реальность аннигилируется? И чем больше на этой стороне выходцев, чем чаще эориям приходится пускать себе кровь, тем менее она реальна. Персонажам ОЭ все проще общаться с нелюдью, быть может, они сами постепенно перестают быть людьми? Мир, который описан в Рассвете, это уже не тот мир, который мы видели в первых книгах. скорее он напоминает Рубеж. Тот самый Рубеж, который защищали Стражи.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Если Дидерих - Копиркин Шекспира, то жив ли он на момент, скажем, поступления Окделла в Лаик? Есть ли эта информация в каноне?
И еще - из какой он страны? Талиг или, может, Дриксен, Гаунау?
Показать 7 комментариев

#редактор_фандомов_мод_он
Приветствую всех любителей этого фандома) Прошу у вас помощи.
Не знаю, почему, каковы причины, но, правя оформление персонажей, нашла двоих без описания - Кардинал Диомид и Маркиз Салиган. Хотелось бы это исправить, но фандом я не знаю совсем.
Так что буду благодарна, если сформулируете их описания хотя бы кратко и напишите здесь)
П.С. О, нашла, ниже Иоланта уже спрашивала, там есть про кардинала: "Предшественник и наставник Квентина Дорака (кардинала Сильвестра)". Но если кто-то дополнит - тоже будет хорошо.
Показать 11 комментариев

Не совсем о любви, но рядом
Была у меня мысль о Мэллит, к которой привела довольно запутанная цепочка. Попытаюсь восстановить ее.
1. В обсуждении пейринга Ли/Мэллит (оказывается, это лилит) привели цитату, где Лионель, думая о желательности секса, не вспоминает о Мэллит. Действительно, не вспоминает, даже в плане: "Женщину бы сейчас... рыжую... с тяжелыми косами... тонкую, хрупкую... чтобы на руки подхватить..." Ничего подобного, ему до конкретных характеристик женщины дела нет. (Ага, "ведь для солдата главное: не ум, ни обаяние, ни красота, а пол!"). Но Мэллт о нем думает и много. Похоже, опять тонет в любви безоглядно.
2. А вот интересно, если она его любит, а он, как и говорил, уделяет одну ночь из трёх, остальные посвящает не только Талигу, но и другим женщинам. В один прекрасный момент появится новая графиня Савиньяк, и Лионель предложит Мэллит все ту же треть ночей. Не выйдет ли как с Альдо? Нет! Альдо же был с ей груб... Но ведь убежала она не из-за этого!
3. Мэллит жёсткий секс в вину Альдо не ставила, она вскинулась, когда он упомянул о своём браке и ее будущей роли содержанки. Вопрос, а что же ее так задело? Она, правда, думала, что он женится на ней? Это же бред. Пусть бред, но если Мэллит думала, что у них взаимная любовь, и Альдо будет только с ней, а он ее мечты разрушил, было ли принципиальным качество секса? В самом деле, что бы изменилось, если бы Альдо оказался умелым любовником, и секс девушке понравился - она бы согласилась стать содержанкой?
4. А если бы Мэллит не ворвалась к Альдо так не вовремя, а появилась, когда он был в благодушном настроении и занялся с ней сексом на трезвую голову, на кровати, и все было не так уж плохо? Как бы тогда Мэллит реагировала на сообщение о своей роли при короле Альдо и его будущей королеве? Я полагаю, была так же потрясена. То есть, плохой секс в той ситуации был вишенкой на торте.

Проблема в том, что ВВК, описывая душевную травму Мэллит, переплела два мотива, которые не зависят друг от друга: удовольствие от секса (точнее, его отсутствие) и взаимность чувств. Мэллит было больно и неприятно, но она ни в чем не упрекала Альдо и намеревалась продолжить отношения, которые без всяких на то оснований считала взаимной любовью. Крушение мечты о любви стало для нее катастрофой, именно это она переживала настолько мучительно, что сочла свое сердце пропавшим. Неудачный сексуальный опыт может травмировать, но я не уверена, что метод "клин клином вышибают" поможет даже в простой ситуации, когда об обманутых чувствах речи нет. По-моему, здесь более полезен был бы разговор с кем-то умным и понимающим (священником, врачом, опытным человеком), который помог осознать, что случившееся - не ее вина: Альдо сделал ей больно, а не она неправильно реагировала. Но болезненным опытом переживания Мэллит не исчерпываются - Альдо бросил ее не по причине сексуальной несостоятельности, она понимает, что обманулась в нем, в его чувствах. Эта проблема серьезнее, и ее точно сексом не вылечить. Мне кажется, Мэллит нужно учиться строить доверительные отношения. Сперва общение, взаимное внимание, забота, умение говорить о своих проблемах и слышать собеседника. Мэллит нужно увидеть живого человека рядом с собой, а не цепляться за воображаемый образ. И вот когда будет взаимное доверие, совместные интересы, симпатия, свобода обращения - близость душевная, близость физическая станет естественным продолжением. Напротив, физическая близость, даже в форме самого великолепного секса, к душевной может и не привести. Мэллит и ее любовник останутся друг другу чужими людьми, она будет жить мечтами и жестока страдать, когда реальность эти мечты разрушит, а она разрушит, потому что воображение не может воспроизвести реальность.
Основную проблему Мэллит метод предложенный Селиной не решает, он ее консервирует. Если раньше Мэллит могла списать свое несчастье на сексуальную несостоятельность (собственную или Альдо), то теперь она удовлетворена физически, но ее чувства могут остаться безответны. Лионель дал ей ровно то, что обещал. И если Мэллит захочет большего (а она захочет!), жаловаться ей не на что.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Любовь и сила... самовнушения
Если необыкновенной сексуальной притягательности Алвы способствует сама Кэртиана, то Матильде приходится справляться своими силами. И она справляется, успешно убеждая себя в неотразимости. Этот персонаж, интересный и симпатиный в первых книгах, при более длительном знакомстве начал вызывать у меня неприятие. Чем больше Матильды было в тексте, тем ярче становилась ее зацикленность на сексе. У меня такое впечатление, что она рассматривает окружающий мир исключительно с точки зрения, а с кем бы переспать? Она постоянно вспоминает, кто ее любил, как домогался, и задним числом делает удивительные открытия. Оказывается, эсперадор был в неё влюблен долгие годы. Правильно, покойнику можно приписать, что угодно, и Матильда рассуждает о любви человека, который ничего подобного никогда ей не говорил, как об установленном факте. Влюбленным сочла она и Дьегаррона, который по возрасту моложе ее сына. В это я поверить не могу - не настолько же сильно ему голову повредили! Скорее всего, воспитанный кабальеро проявляет такт и учтивость по отношению к пожилой особе взбаламошного нрава, а привыкшая к хамству и базарным манерам Матильда навооброжала пылкие чувства. Это и смешно , и грустно, когда тётка за 60, схоронившая сына и внука, изображает из себя своевольную красотку, эдакую Кармен. Не исключено, что Бонифаций женился на ней дабы обезопасить молодых офицеров от поползновений престарелой нимфоманки. Принёс себя в жертву.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария

Любовь и вороны
Одна из причин, почему Рокэ Алва никогда не был моим героем, это всеобщее обожание женских персонажей цикла. Мой внутренний Станиславский вопит: "Не верю!" - так не бывает. Ни один человек не может быть сексуально привлекательным абсолютно для всех лиц противоположного пола. Физическая красота много значит, но и ее воспринимают по-разному даже в одной культурной среде. Положение в обществе, богатство, слава - дают плюс много, а зачастую компенсируют любые недостатки внешности. Но восприятие сексуальности сугубо индивидуально. Разумеется у единоличного правителя Кэналлоа, Первого Маршала Талига, признанного красавца, знаменитого фехтовальщика, известного легким отношением к деньгам есть богатый выбор окошек, в котором его с радостью примут. Но не в любом же! Залезая в произвольно выбранное окошко, Алва должен столкнуться с разными вариантами: а)женщину привлекают мужчины другого типа, например, крупные блондины; б)она любит конкретного человека; в)она признает только постоянные отношения и не заинтересована в случайном сексе; г)она добродетельна и считает подобные связи грехом; д)именно сегодня она не может заняться сексом по физиологическим причинам; е)она фригидна. Однако Алва лазит в окошки так, словно одного его появления достаточно, чтобы распалить любую женщину до полной потери самоконтроля. Объяснить такой эффект можно лишь магическим вмешательством. Вероятно, Сила Ракана настойчиво стремится продолжить род и воздействует на всех женщин с тем, чтобы они быстренько зачинали наследника. Непонятно, как же избежала подобной участи Эмильена? Но одно исключение лишь подтверждает правило.
Впрочем, самое поразительное не то, что все женщины хотят Алву. Удивительно, что они хотят его бескорыстно. По идее, он должен быть самым завидным женихом Талига, но мы не видим вьющихся вокруг него потенциальных невест и претенденток на роль содержанок. Ни одна из девушек в окошке не таскается за Алвой с требованием продолжить отношения, поспособствовать карьере папы, дяди, брата, мужа. Такое впечатление, что всем хватает ночи (нескольких ночей), никто не хочет быть рядом, встречаться, переписываться, проводит время вместе. Возможно, Сила Раканов возбуждает у женщин чувственность, но когда после сексуального акта не происходит зачатия, не только снимает морок, но и производит какую-то эмоциональную заглушку. По крайней мере, я другого объяснения придумать не могу.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 26

Да, что ж меня так накрыло-то! Из глубин подсознания вдруг полезли подавленные воспоминания о том, что меня задело с самого начала эпопеи.

Не помню прочла об этом в самой книге или в обсуждении, но была очень разочарована тем, что из-за проклятия Ринальди Рокэ Алва не может умереть (пока не пройдет через все мытарства "древнего страдальца"). Его отвага, пусть бесшабашная и выпендрежная, оказалась пшиком. Оказывается, ни на дуэлях, ни в атаке, ни в самоубийственных эскападах Алва ни чем не рисковал. Более того, каждый раз, когда он вылезал на линию огня, подставлял других. Спасибо, дорогой ПМ за то, что встали в полный рост и позволили схватить за вас пулю!

Четверная дуэль. Алва не вынимает шпагу из ножен, ожидая атаки противника. По идее, они стояли, пока не ослабли от голода/заснули/приспичило отлить. Потому что дуэль не может начаться, пока оба участника не готовы (а готовы они, когда стоят со шпагами в руках). Это же дуэль - поединок, в котором соблюдаются формальности и правила хорошего тона, а не уличная драка с поножовщиной. Для того там секунданты и толпятся в количестве, страшно сказать, аж десяти человек, чтобы не допустить нарушений.

Эта дуэль - моя боль! Яркая, эффектная. Кульминация интриги, развязка истории эра и оруженосца. Мне казалось, Рокэ на самом деле сорвался. Потому что предательство БЫЛО, и окончательно убедило его в проклятии. Эх, я так гордилась, вычислив поддельного гонца! Было понятно, что Окделла специально заманили к королеве в определённое время. Но кто организовал представление для него? Я была уверена, что сама Катарина, раскрутившая Алву на секс. И Рокэ, увидев ошарашенного Дика, это понял, поэтому высказался столь уничижительно. Он разозлился, на самом деле разозлился и намного сильнее, чем заметил Ричард. Мне представлялось, за годы тесного общения он невольно привязался к Катарине. Когда-то давно, в районе восстания Окделла король просил своего Первого Маршала защитить ее, юную, ни в чем не виноватую, такую одинокую и преследуемую, просил стать ее верным другом, ну и так далее... Эта "дружба", навязанная королём зашла несколько дальше. По инициативе ли Катарины, по спонтанному порыву Алвы, по расчету отвадить таким образом недоброжелателей от любовницы первой шпаги Талига - не важно. Рокэ был уверен, что эта женщина для него ничего не значит, что ничего личного он в эту вязь не вкладывает. Он ее не любил, по-человечески она ему не нравилась, но... со временем он к ней привык, Катарина незаметно проникла в его личное пространство - заботясь о ком-то, мы поневоле сближаемся. Рокэ был уверен, что держит ситуацию под контролем и никогда не окажется во власти Катарины. Но она его использовала для демонстрации сексуальной сцены - обманула, подставила! Алва был взбешён, унижен и... как ни странно напуган. Оказалось, ему не все равно. Оказалось, ложь Катарины задевает его. Возможно, Алва потребовал объяснений, получил невнятный лепет, обморок, слёзы. (Я готова поверить, что Катарина прошептала нечто-то вроде "Это все Штанцлер! Он меня заставил... Он страшный человек" длинный список претензий, среди которых упомянуто украденное мамино кольцо.) Когда Ричард пришёл с ядом, Алва понял, в чем была цель интриги. Мне казалось, отраву он все-таки выпил. (Что прекрасно согласуется с тем, что к яду его приучил отец). И на следующий день во дворце Рокэ колотило по-настоящему. Лихорадка + застилающая все злость. Алва вычисляет своих несостоявшихся убийств по вдруг обнаружившемуся желанию сразиться и прихватывает за компанию одного из Приддов. Утром напряжение достигает апогея. Опоздание Алвы накалило обстановку. Такая драма! И вдруг сама дуэль, словно снятая с какого-нибудь анимэ. Неправдоподобно. И я остаюсь в недоумении. С одной стороны, сцена вышла эффектной, с другой - неверибельной. Однако точка в истории с оруженосцем для Рокэ была поставлена. Одновременно началась история преображения Марселя. В Нохе он вызвал противников Алвы, если тот не явится, сделав серьёзную заявку на то, что он не только тот легкомысленный щеголь, каким кажется. Меня слегка насторожило то, что проклятие Рокэ не позволяет ему умереть - это все же обесценивает и победу, и саму готовность драться до конца. Я как-то смирилась.А вот в Рассвете весь мой хэдканон оказался поставлен на голову: Катарина обо всем рассказала Алве, он все знал, ничуть не удивился, яд не пил, все было разыграно. Чёрт! А как же его внушающее ужас лицо, от которого даже Марселю стало не по себе. Я-то думала, горечь от двойного предательства, боль от понимания, что проклятие есть - его будут предавать, будут умирать. Значит, ни с кем нельзя сближаться. Никак! Ведь привязанность вползает в самые недружелюбные отношения. А, нет, все фигня. Театр одного актёра. Как теперь забыть Рассвет и вернуть прежнюю книгу?


Ойген Райнштайнер, представленный как крутой профи, пролюбил в Эпине начало бунта. Продолжает считаться крутым профи, об этом косяке ни он сам, ни кто-либо другой не вспоминает.

Зачем Рокэ Алва вызвал в дуэньи Айрис Луизу Арамону - женщину сомнительного происхождения, которую он видел один раз в жизни? Он же Первый Маршал, у него огромный штат, бывшие и настоящие сослуживцы, а у них жены, сестры, дочери. Не было никакой проблемы в том, чтобы сделать фрейлинский патент женщине, с которой он знаком лично, чью семью знает хорошо и доверяет. Однако Алва предпочитает положится на абсолютно неизвестного человека.

Пьетро внезапно оказался суперкрутым законспирированным охранником. У него УЖЕ убили патрона - отца Оноре. У Пьетро задание охранять Катарину, и... ее убивают. Он продолжает считаться суперкрутым профессионалом.

Освобождение Рокэ после суда. Я так и не сумела сложить ВСЕ маршруты, несмотря на прочитанные темы на ЗФ. Откуда Валентин заранее знал, где ставить засаду, если Дик проспал нужный поворот, убаюканный Пегой Кобылой, и выбирал дорогу спонтанно?

Ричард Окделл поклялся кровью Раканам, считая таковым Альдо, и был ему верен. Однако на самом деле Раканом был Рокэ Алва, о чем Дик не знал. Он приговорил бывшего эра к смерти тем самым клятву нарушил, в следствии чего провалился Надор, погибли Окделлы и Лараки,а также остальные обитатели замка. Не м огу я принять такую логику! Если бы Ричард пострадал за нарушенную клятву оруженосца, за то, что нарушил долг судьи (судей ведь приводят к присяге? - в Древней Греции точно приводили), это было логично и ПРАВИЛЬНО. Но ему прилетает именно за то, что он совершил по неведению. В таком контексте бесит и кривая система защиты кровных клятв, и Раканы, находящиеся под защитой, а также Рокэ Алва, забывший сообщить , что Альдо не Ракан.
Параллельно возникает множество вопросов, каким образом личность нарушителя привязана к местности: если клятве изменит Эпине, накроет Эпине или Марикьяре? если Жермон - Ариго или бывшие владения Борраски?. А за измену Валмонов, Лараков, Манриков, что подвергнется уничтожению - они же получили земли много позже их распределения по Повелителям и вассалам (возможно, ничего и не случится - они же не эории)?

По-настоящему сквикнуло то, что Робер спасался за счет жизней других людей. Столько страдал из-за братьев - "ты живешь, потому что они умерли", и на самом деле стал жить за счет других. Как вампир. Только он не виноват - это все астера!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

Я жгу остатки праздничных одежд, я струны рву, освобождаясь от дурмана... 2.

2. Когда я начинала читать отблески Этерны, то была совершенно очарована отсутствием приевшейся темы - борьбы Добра со Злом, когда граница проходит по уловному Андуину, и на правом берегу собираются красивые, благородные, храбрые рыцари без страха и упрека, а на левом злобные орки, убежденные садисты и тупые слуги Мордора. В первых книгах разворачивался совершенно естественный для земной истории 17 века конфликт: борьба старой региональной знати за свои привилегии и централизованного национального государства, обусловленная сменой общественного строя. Пикантность ситуации придавало то, что высшие государственные и военные должности занимали, как правило, представители знати. Если же высокого поста добивался человек более скромного происхождения, он усиливал свое положение среди аристократов земельными владениями, титулами, брачными связями. В исторической перспективе старую знать ожидало поражение независимо от личных качеств ее представителей - централизованное государство, опирающееся на бюрократический аппарат, разрушал феодальную систему, несмотря на отчаянное сопротивление. Дело Людей Чести было обречено, это очевидно с самого начала. Просто их победа означала бы фактический раздел страны, консервацию экономических и социальных отношений, экспансию соседних государств. Все это было в нашей земной истории, достаточно посмотреть на Францию 17 века, где победил абсолютизм, и Германию, то есть Священную Римскую Империю германской нации, чья раздробленность закреплена по итогам Тридцатилетней войны. Собственно, германский вариант то, что ожидало бы Талиг, в случае успеха Людей Чести. (Не нужно обольщаться, в случае победы централизованного государства, его ждали изнурительные войны с соседями за ресурсы, обезземеливание крестьян, формирование армии рабочих, необходимых для промышленного производства и так далее). В этом историческом контексте действуют живые люди, они РАЗНЫЕ по психо-физиологическим особенностям, по характеру, по убеждениям, жизненному опыту. Они преследуют разные цели и считают приемлемыми разные средства, и у каждого своя правда. Мне было интересно читать о них, о людях, которых можно понять и посочувствовать, даже если они сражаются не на "нашей" стороне. Мне кажется именно с этой целью Вера Викторовна тратила время и силы на то, чтобы прописать казаронов, бириссцев, гайифцев, дриксенцев. Оппоненты внешнеполитического процесса получились живыми, казалось бы, прекрасно, но нет! - вместо них появляются "бесноватые", нахлебавщиеся "зеленой скверны". Они признаны ЗЛОМ! Абсолютным, ужасным, не подлежащим исправлению. Возможно, такой поворот необходим для наиболее простого решения конфликта - перед лицом всеобщей опасности происходит замирение прежде воюющих сторон, все симпатичные (Автору) персонажи собираются в одну компанию и истребляют "бесноватых" физически. Получается какой-то диковинный гибрид зомби-апокалипсиса и комикса о команде супергероев. Вся этическая проблематика сливается - есть Зло-о-о, его надо уничтожать, не рассуждая. Спасти никого нельзя - точка! Инстинкт неподверженных скверне персонажей, требующий немедленно убить зараженного не ошибается - точка! Допустим. Но вот собирается отряд ликвидаторов расправится с корпусом Заля. Трое из офицеров Заля не поддержали, попытались достичь регулярной армии, и одному это удалось. Они не были заражены. Вероятно, не только они. Однако отделять бесноватых от незараженных никто не собирается. "Бей всех, Господь отличит своих!"? Симон де Монфор в сравнении выигрывает - согласно его вере, все в руках Божьих, а Кэртиану Создатель покинул, и посмертного воздаяния не предусмотрено.
Я не знаю, что меня больше расстраивает: грядущая бойня а ля "От заката до рассвета" или утраченная глубина произведения. В середине цикла было подмечено, что бычий цепень не желает зла быку, а древоточец дому, они просто удовлетворяют свои нужды, а потом бык дохнет, а дом рушится. Все хотят хорошо для себя, не желая знать, кому от этого будет плохо, и совокупность эгоистических желаний умножает количество бедствий, пока не перейдет в качество - тогда разражается катастрофа. К сожалению, книгу об этом мы не прочитаем.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Я жгу остатки праздничных одежд, я струны рву, освобождаясь от дурмана...

Завидую жирафу - до него как-то быстрей доходит. А я все не могу поверить, что специфические ощущения, это нарастающе раздражение. Сколько же я в своё время прочла Дюма, пока не осознала - кроме трилогии о Генрихе Наваррском и Трёх мушкетеров с Двадцать лет спустя - мне ничего не нравится. В принципе не нравится. Сам стиль, обращение с историческими фактами, подход к изложенным проблемам, способ подачи персонажей, даже описания. Благодаря Дюма я плотно подсела на французскую историю, возлюбив Ришелье и Генриха 4. Но перечитывать его мне не хочется уже лет 20. Вот и с Отблесками Этерны та же история. Я ведь ликовала, когда два Рассвета вышли, как-то задвинула в подсознание все шероховатости и с нетерпением третий том ждала. Я даже на ЗФ мило пообщалась... Мне понравилось несмотря на... И вот со временем пришло понимание, что всех этих "несмотря" слишком много, и они являются определяющими. Отношение "здорово, есть недочеты, но в целом я принимаю" у меня поменялось на "есть приятные моменты, но в целом я принять не могу". Я долго обманывалась миражами, надо признать, что это лишь оптическая иллюзия.
По существу. Если рассматривать Отблески Этерны, как целостное произведение, это халтура. Первые книги написаны тщательней, хотя и в них полно отсылок и прямых заимствований (прежде всего, конечно, из Колбасьева), последние представляют собой откровенную компиляцию слегка подретушированных текстов, которые плохо стыкуются между собой. Читая Рассвет, невозможно погрузиться в реальность этого мира, постоянно натыкаешься на очередную переделку песни, анекдота, классического сюжета. Это мешает чтению, мешает восприятию. Невозможно отвлечься от того, что перед тобой печатный текст и по-настоящему сопереживать персонажам. Призрачные одежды вымысла расползаются на глазах , и сознание устало фиксирует, откуда позаимствован очередная фраза. Это не художественная литература, это оригинальная форма викторины для проверки литературной эрудиции.
Если честно, то, как написаны Рассветы, меня покоробило ещё осенью, когда я читала на ЗФ Угадайку. Было непонятно, чему радуются? Мне вот совсем не хочется отыскивать в книгах отсылки и заимствования, я пытаюсь читать историю саму по себе. Однако я подумала, что чего-то не понимаю в современной литературе и нюансах обратной связи - пост-модерн и все такое - поэтому влезать не стала. Самовнушение помогло не заострять внимания на способе изложения, но есть проблемы серьезнее.

1. Организационное. Книга буквально рассыпается на плохо связанные между собой эпизоды. Я не знаю, был ли у ВВК изначально план, если был она о нем забыла. Все равно, что архитектор поставив фундамент и две несущие стены, выбросил чертежи и начал пристраивать то веранду, то башню, как в голову взбредет.
Дриксенская линия - абсолютно лишняя, она ничего не даёт сюжету. Сама по себе история о дриксенцах потрясающая! Она полна драматизма и достойна составить отдельную повесть, в которой через приключенческий сюжет раскрывает сложную психологическую проблематику. Дело в том, что у Руперта не было готового хорошего и правильного решения, в том числе из-за стремительно меняющихся обстоятельств. Он не тот персонаж, за восхождением которого надо с восхищением следить, он тот, кто заставляет читателя задуматься о самом важном и что-то решить для себя. (вообще истотрия здесь не о результате, а о поиске алгоритма решения) Однако сложную и глубокую драму ВВК притянула к основному повествованию, включила Руперта в команду героев, тем самым даровав индульгенцию. Однако для развития сюжета вся эта дриксенская эскапада никакой роли не играет, ее можно было уместить в две строки - переворот в Эйнрехте изменил цели Бруно - все.
Каюсь, Гайифскую линию я так и не заставила себя прочитать. В Дриксенской хотя бы персонажи с основными героями пересекались, здесь же сами по себе действуют, собственные проблемы решают. Зачем эти километры текста?! Чтобы показать ужасы скверны? Хватило бы рассказа какого-нибудь беженца на пару абзацев, парочки ярких эпизодов, как с бириссцами в первой книге. Подробно о Гайифе можно было написать вбоквелл, как "Белую ель".
Бакраны хотя бы появились ещё в КНК, да и тусуются у них некоторые персонажи, вот только не замотивированно это никак. Я так и не поняла, чего от Бакрии конкретно хотел Алва, чем там Бонифаций занимался. Нет, в целом понятно, для развития сюжета, какое это имеет значение? Так, остановка на пути - надо же где-то перекантоваться, кого-то в себя влюбить. Опять же пейзажи, симпатичный дикий народ, большеглазые девушки-вдовы, боевые козлы, мой любимец Баата... Но все это носит сугубо декоративный характер, вроде ажурного балкончика, дверь с которого висит над отсутствующим перекрытием второго этажа.
Фельп. Точнее не сам Фельп - его мы посетили вместе с Алвой, которого нужно было устранить из Талига, тут все логично - фельпские галеры. Зачем их потащили на север? Что делает в сюжете Луиджи и его земляки? Они не играют вообще никакой роли, от слова абсолютно. Похоже, первоначально, в них был какой-то смысл - история с Поликсеной прописана подробно и любовно, но позже заброшена. И вот болтается в Хексберг Луиджи, периодически ноет о погибшей любви. Статист, забытый на сцене. А в Фелпе остаётся Франческа, которую зачем-то обручили с Эмилем. Видимо, чтобы как-то прописать его пребывание в этом самом Фелпе. А зачем? Кто-нибудь может вспомнить, что делал в Фелпе Эмиль? Похоже, ВВК его туда отправила, чтобы в нужный момент вернуть, организовав приход кавалерии. Ну отправила и отправила, пусть сидит в Фелпе. Можно написать вбоквелл о его романе с Франческой, в основную книгу вставлять не надо. Это же все ни о чем, как и весь бросок Алвы с Марселем по югам. Мне лично Марсель нравится безумно, читала бы и читала, но из книге необходимо безжалостно удалять несюжетообразующие эпизоды, какие бы яркие и дорогие сердцу они ни были. С убийства Катарины и оставления столицы, сюжет, по сути, стоит. Что-то происходит, люди живут, воюют, умирают, а проблема-то не решается. Вероятно, не решается она потому, что Автор запуталась - а в чем же конфликт? ( я об этом напишу подробней в следующий раз)

Если огромные куски текста вставлены в книгу просто "чтобы было", то уже намеченные сюжетные линии брошены или завершены на "отвяжись". В первых книгах опасной силой выступал Орден Истинников, явно претендуя на роль основного антогониста, но... Похоже самоликвидировался. Хитрый, ловкий, неуязвимый Штанцлер оказался мелким лжецом, никакой силы не представляющей. Происшествие в Лаик, гибель Паоло и Германа не расследована, Суза-Муза оказался не унар (группа унаров), а интриган Шабли (чьи интриги почему-то ни во что не вылились), конфликт Приддов и Алвы-Сильвестра-Ноймаринена спустили на тормоза, мол, просто ряд недоразумений, и вообще во всем виноваты Манрики, Штанцлер, шпионы. Гоганы с их планами тоже самоликвидировались. Подробно на этом вопросе я останавливаться не буду, возможно, когда-нибудь соберусь и напишу большой разбор по слитым сюжетным линиям, но не сейчас.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Хочу обратить внимание подписчиков, что к мэтрам-фанатам_Этерны айронмайденовский (90 фиков) и tigrjonok (16 фиков) "прибавился" новый автор-фанат_Этерны megaenjoy со своими 22-мя фиками!
Та-да-да-дам!!!
Показать 9 комментариев

Для фандома создано сообщество ВКонтакте:

https://vk.com/eterna_fanfics

Туда автоматически будут отправляться новости о каждом новом фанфике. В будущем планируются записи с интересными артами и возможно что-либо ещё.

Подписывайтесь и оставайтесь с Кэртианой даже за пределами Фанфикса :)

#редактор_фандомов_мод_он
Доброго времени, уважаемые читатели, и снова здравствуйте, авторы)

Не так давно в фандом были добавлены события:
http://fanfics.me/fandom17?action=encyclopedia&soaction=keywords
Особая благодарность за помощь - Круги на воде и tigrjonok

И если у вас есть какие-то дельные предложения по событиям, упущенными мной и авторами - пишите)

#заявка #фемслэш

Мэллит/Ирэна Придд. Адски упоролась этим пейрингом, ищу добровольцев, которые возьмутся за заявку. Буду вечно благодарна и признательна)
https://ficbook.net/requests/389419
Показать 1 комментарий
Показать более ранние сообщения
154
персонажа
18
канонов

Ещё фанфики




Популярное вчера


Полезные ссылки

3 ссылки» 

Подписчики

438 человек» 

Сегодня в фандоме


Контакты

  • Iolanta
    Куратор от администрации. Можно обращаться по вопросам добавления новых персонажей/событий или изменения их описаний, а также по вопросам заполнения энциклопедии и канонов
Имя:
Пароль:
 
Войти при помощи:

ПОИСК
ФАНФИКОВ


Фанфик-игра
Открой все 22 концовки!



Активные конкурсы








Поддержи проект рублёмЧтобы Фанфикс рос большим

бесплатный фотохостинг создан специально для пользователей Fanfics.me

Книги жанра ЛитРПГ
Опубликуй свою книгу!

Следи за любыми произведениями с СИ в автоматическом режиме и удобном дизайне

О-о-о-очень длинные истории про Марти Сью и их подружек!

Старейший в рунете архив фанфиков





Закрыть
Закрыть
Закрыть