Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2818 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:16 758 +17 за сегодня
Комментариев:29
Рекомендаций:1
Читателей:53
Опубликован:11.01.2017
Изменен:12.04.2018
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4774 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Морские просторы

Развить здесь такую скорость, как на Марсе своего времени, они, конечно, не могли. Более плотная атмосфера мешала, да и жара сильно влияла. Тем не менее, даже на весьма скромных трёх махах они запросто могли считать все корабли в Белом Море неподвижными объектами.

Правда, понадобилось прочёсывать воздушное пространство почти час, чтобы найти галеру Иваин. Она, конечно, не была подводной лодкой, но очень уж сильно отклонилась от предполагаемого курса. Ричард засёк её почти в пятидесяти километрах от предполагаемого района поисков.

— Очень странно. Корабль идёт не к Чёрной отмели, а от неё. Он направляется на запад, во владения Морских королей. Это противоречит всему, что мы знаем о местной политике.

Дж-Онн не разделял его удивления. Снизившись до полутора километров под невидимостью, он без лишних слов запустил мысленные щупальца в головы всех, кто находился на корабле. Что его засекут, Ричард не опасался. Даже если на корабле есть телепаты из Полукровок, их навыки несравнимы с опытом Преследователя. Тому порой приходилось незаметно "прощупывать" даже собратьев-марсиан.

— На борту произошло восстание рабов, — сообщил он через несколько секунд. — Все солдаты и моряки Сарка погибли, теперь рабы направляются в Кхондор, самое сильное из Морских королевств, надеясь получить там политическое убежище.

— А принцесса? — разочарованно уточнил Ричард. Мелкие местные разборки его не интересовали, ему нужен был источник информации.

— Удерживается в заложниках в её бывшей каюте.

— В таком случае — ещё не всё потеряно. Ты можешь прочитать её прямо отсюда?

— Только поверхностные мысли. Хорошо, что с нами нет Дэйр-Ринг, мысли у этой женщины сейчас весьма... неприятные. Чтобы провести полное сканирование памяти, мне нужно подобраться поближе, хотя бы на полкилометра.

— С этим есть какие-то проблемы?

— Там двое крылатых на борту. У них очень острое зрение. Днём наша невидимость на таком расстоянии не поможет — они заметят блики. Кроме того, есть пара интересных деталей...

— Каких?

— Первое тебе понравится. В каюте Иваин находится несколько механизмов Дхувиан. Их владелец тайно был на корабле и в процессе бунта его... убили, — Дж-Онна передёрнуло, он до сих пор не мог свыкнуться с тем, как легко марсиане этой эпохи лишали друг друга жизни. — Никто из людей понятия не имеет, что с ними делать. А вот второе куда хуже. Рядом с принцессой почти постоянно находится человек, разум которого я не могу просканировать. Такое чувство, что ему ставил защиту сильный и грамотный телепат.

— Но не он сам?

— Нет, у него собственная телепатическая чувствительность нулевая. Это именно блок, прописанный внешним воздействием. Как у... неважно, был в моей практике однажды такой случай.

— Тем не менее, всё это сильно смахивает на ловушку. Две приманки, сенсоры и пружина, которая захлопнет крышку.

— Вынужден с тобой согласиться. Слишком подозрительные совпадения. Уходим сейчас?

— Нет. Подождём ночи. Ночью крылатые ведь видят хуже?

— Да, они дневные существа.

— Вот и отлично. А ещё — всем людям когда-нибудь нужно спать.

— Нам тоже вообще-то.

— Разумеется. Но нас двое, и мы можем дежурить по очереди — а человек с закрытым мозгом там один. Когда он уснёт — тогда и приступим к операции.

— Хм... хорошо. Согласен. Заодно сможем сделать ещё одну важную вещь...

Скорость хода галеры при максимальном темпе гребли (исключая "спринтерские рывки", то есть разгон для тарана или преодоления мели) не превышает девяти километров в час. Именно такой темп обеспечили освобождённые гребцы — хотя кнута надсмотрщика над ними больше не было, его прекрасно заменяла угроза напороться на корабли Сарка. Иваин держала на борту три полных смены гребцов, каждая из которых работала по восемь часов (точнее два раза по четыре, с перерывами). Это и позволило им с лёгкостью захватить корабль, как только цепи оказались раскованы — рабов было куда больше, чем солдат.

Чтобы пересечь с такой скоростью Белое Море, понадобилось бы десять дней — реально же вдвое больше, так как после входа в территориальные воды Кхондора мятежники расслабились. Так что у лазутчиков из будущего оказалось достаточно времени на подготовку.

Само собой, ждать двадцать или хотя бы десять дней они не собирались. На подготовку им хватило двух суток — считая время на сон. Ричард спал урывками, по десять минут, просыпаясь, чтобы перезарядить водородом дыхательные губки и сбросить излишнее тепло, проникшее в тело. К счастью, Алеф это умел — ещё до замещения Мастером. Будучи "сейфом", он не мог подключаться к Великому Голосу, чтобы доверить ему своё тело на время сна.

Дж-Онн и Дэйр-Ринг на время сна подключались друг к другу. Ричард мог бы приревновать, так как процесс это весьма интимный — но он знал, что брат — крайне верный семьянин и лишнего себе не позволит.

За эти дни пришельцы полностью изучили порядок вахт, расположение всех помещений на корабле, настроения и поверхностные мысли каждого члена экипажа. Они знали, чего эти люди боятся и о чём мечтают. Когда спят, обедают, работают.

Они узнали, что человека с заблокированным мозгом зовут Карс. Что он представился "варваром с окраин". И что он владеет шпагой Рианона.

Во всяком случае, так считали все на корабле. Шпага, конечно, могла быть и подделкой, но достаточно хорошей, чтобы обмануть местных знатоков.

Именно этой шпагой Карс убил Дхувианина.

— Похоже, он и есть тот загадочный незнакомец, который прошёл через гробницу Рианона раньше нас, — заключил Дж-Онн. — Ещё один незадачливый путешественник во времени. Это меняет все планы. Нам нужно установить с ним контакт и выяснить, что ему известно о гробнице.

— Гм. Братик, хочу напомнить, что с обладателем такой защиты контакт устанавливать можно только моим методом. То есть показаться ему на глаза и задавать вопросы голосом. И стереть ему память потом мы тоже не сможем. Если он — ядро ловушки...

— С таким же успехом, ядром может быть принцесса. Или приборы Дхувиан. Если же некто, способный поставить такую защиту, да ещё знающий о гробнице, захочет организовать на нас ловушку, вряд ли мы сможем что-то ему противопоставить.

— Хм... ну да, конечно. Определённый смысл в этом есть. Но по крайней мере, на корабле мы его допрашивать не будем. Выдернем телекинезом через иллюминатор, заткнём рот, утащим подальше и повыше, а там уже поговорим...

"Если что-то подозрительное нарисуется, его можно будет просто уронить".

— Я не пойму, Алеф, откуда у тебя эти бандитские ухватки? Хватать, тащить, затыкать рот... Причём именно рот, с Ма-Алек это не сработает, это только для существ фиксированной формы тела... Ты же никогда не общался с другими народами!

— Видишь ли... как "сейф" и телепат мы с тобой обращаем внимание на несколько разные вещи. Например, для тебя и Дэйр-Ринг раб-гребец на галере — это источник страдания, усталости и безнадёжности. А для меня — довольно маломощный и ненадёжный силовой агрегат, преобразующий химическую энергию в механическую. Для вас похищение человека, которого нельзя подчинить ментально, с помощью грубой физической силы — это страх, боль и беспомощность. А для меня — несложная инженерная задача, как сделать, чтобы определённая биомеханическая конструкция не могла издавать звуки в процессе транспортировки. Я не воспринимаю это как "бандитские ухватки", мне просто хочется надеяться, что я неплохой инженер.

— Ты понимаешь, что с таким подходом можешь стать законченным социопатом?

— Поздно предупреждать, братик. Я им уже давно стал. Сейчас пытаюсь научиться с этим как-то жить.

— Тогда уж лучше похитить сразу двоих.

— Правильно мыслишь, — восхитился Ричард. — Похоже, многочисленные контакты с преступниками тебя кое-чему всё-таки научили. Работаем в два этапа. На закате ты сканируешь память Иваин, а я попытаюсь утащить дхувианские приборы. А примерно в два часа ночи — похищаем Карса и Лорна. Я первого, грубой силой, ты второго — успокоив предварительно псионикой. Если предварительно не увидим в голове Иваин чего-то опасного.

Лорн, Человек неба с переломанными крыльями, заинтересовал Дж-Онна ещё накануне. Не заметить его было трудно — так он фонил страданием. Подключение к его мозгу вызывало едва ли не физическую боль. Он собирался покончить с собой, как только корабль войдёт в воды Кхондора и будет встречен другими Людьми неба, которые осуществляли там воздушное патрулирование. Раньше крылатый просто не мог себе позволить такой роскоши — восставшие рабы отчаянно нуждались в его острых глазах вперёдсмотрящего, чтобы не нарваться на патрули Сарка.

Конечно, Дж-Онн не собирался допускать такой трагедии. Ни разу не общавшись с Лорном лично, он прикипел к этому парню душой не меньше, чем Дэйр-Ринг — ко Клонарии. Зелёные марсиане оказались очень уязвимы к чужой боли, их инстинктивный гуманизм, стремление всех накормить и обогреть, особенно обиженных и несчастных, был очень полезным свойством характера на Марсе будущего, но здесь оборачивался бедой. Здесь было слишком много обиженных и несчастных. Они просто разрывались на части, не в силах помочь всем.

Вынести приборы оказалось совсем нетрудно. Они практически и не охранялись. Нет, часовой там формально был, но проходил мимо двери раз в пятнадцать минут, и тут же спешил убраться подальше. Похоже, местные будут только рады, если "творения проклятой Змеи" сгинут куда-нибудь подальше. Что ж, добрые инопланетяне (хотя какие они к чёрту инопланетяне, родились тут) были рады в этом помочь.

Телекинез — лучший помощник вора. После телепатии, конечно. Артефакты странной формы плыли по коридорам совершенно бесшумно — и ни один свидетель не попался им по дороге. Не зная, как дхувианские творения переносят воду, Ричард вынужден был доставить их на отдалённый островок в океане, где не было никого, кроме чаек. Пришлось утащить ещё и кусок парусины со склада на корме — чтобы иметь, чем накрыть их от начавшего капать лёгкого дождя.

Когда он вернулся, Дж-Онн, который принял форму летучей рыбы и скользил низко над волнами, уже закончил полное чтение памяти принцессы Иваин Сарк. Ричард в очередной раз поразился пропускной способности биопластикового многомерного соединения и способности марсианского мозга к обработке информации. Это же, если задуматься, с ума можно сойти — воспоминания за восемнадцать лет — прогнать через себя за полчаса.

На самом деле ответ достаточно прост. Человеческий мозг не хранит все сведения, которые получает, кадр за кадром. Ему это не нужно. Он сохраняет только выводы, ассоциации, изученные уроки. То, что человек узнал за целый день, может быть сохранено в нескольких "килобайтах".

А Дж-Онн в свою очередь не пытался целиком скопировать все эти воспоминания в свой мозг — даже на время просмотра. Он запустил в подсознание Иваин пару десятков "поисковиков" — автономных ментальных программ, которые сортировали сведения на предмет их интереса для зелёного марсианина — и отсылали в мозг Дж-Онна только то, что казалось достаточно важным.

— О технологиях Дхувиан она знает очень мало, — наконец заключил Преследователь. — Можно только заключить, что их технический уровень опережает наш. Всё оружие — энергетическое, источник энергии непонятен, но очень компактен и не было ни одного случая (на глазах у Иваин, по крайней мере), чтобы он исчерпался. Механизмы в основном бесшумные, практически без движущихся частей — их заменяют силовые поля. Люди, которые пытались захватить дхувианские машины, умирали за полгода от непонятного проклятия — судя по симптомам, речь идёт о лучевой болезни.

— Ну конечно! — Ричард ухмыльнулся до ушей. — Половина приборов, которые я утащил, фонила жёсткой радиацией! Судя по спектру вылетающих частиц, они используют компактные реакторы атомного распада. Сами Дхувиане либо физиологически устойчивы к радиации, либо как-то умеют от неё защищаться — хотя бы этими своими тяжёлыми плащами, закрывающими всё тело. Плащ я, кстати, тоже прихватил, но не успел изучить. А для защиты от воров — это лучшее средство. Надо будет как-то обезвредить их, прежде чем тащить на берег.

— Есть ещё интересная деталь — тот самый "варвар Карс", который убил Дхувианина, выкрикивал при этом имя Рианона, как боевой клич. Позже он утверждал, что не помнит, почему это сделал в минуту стресса. Действительно похоже на глубокий гипноблок. Он активировался, когда Дхувианин попытался каким-то образом загипнотизировать Карса. И это напугало его спутников до белых марсиан в глазах.

— Может, тогда всё-таки не стоит с ним связываться? Не будем пытаться заглотить больше, чем в состоянии переварить. Хватай своего падшего ангела и тащи в Джеккару. А Карс летать не умеет, так что никуда не денется с подводной лодки... то есть, я хочу сказать, с галеры. Понаблюдаем за ним пару недель, выясним, что он может и чего добивается — а там уже разработаем план захвата.

— Ты не учитываешь одну вещь. Если возможности тела Карса не соответствуют возможностям его разума, если он ограничен человеческими силами... его могут просто убить. Здесь это обычная вещь, очень распространённая. На любом побережье. Люди умирают, даже если их просто проткнуть чем-то острым. Мы не можем рисковать потерять наш, возможно, единственный ключ от гробницы.

— Ладно, действуем по прежней схеме. Но только попробуй потом пожаловаться, что это я упрям, братик.

Дж-Онн действовал первым. Лорн уснул прямо на палубе, близко к борту. Люди неба вообще не любили замкнутых помещений. Всего-то и нужно было — телепатически перехватить контроль над его телом, заставить подняться и сделать пару шагов. Прямо в море. А Дж-Онн на бреющем подхватит его у самой воды и уйдёт под "режимом хамелеона". Искать его будут недолго, всем известно, что крылатые плавают не лучше топора. Пловцы, конечно, сделают пару почётных кругов, но вряд ли зайдут дальше двухсот метров. И то — если к тому времени галера не уйдёт далеко.

А она уйдёт, потому что Дж-Онн выбрал такой момент для похищения, когда немногочисленные бодрствующие смотрели в другие стороны...

Они предусмотрели всё более или менее осмысленное... Но были вещи, которых они предусмотреть не могли никак.

Едва Преследователь сжал ментальную хватку на разуме спящего Человека неба, как по всем "мышцам" малка, физическим и психическим, пробежала парализующая судорога. Успев только беззвучно мигнуть сигналом о помощи, Дж-Онн схлопнулся в форму шара и практически без всплеска рухнул в воду.

Упасть в воду — не значит утонуть. Плотность биопластика в нормальном состоянии — ниже плотности воды, поэтому Дж-Онн закачался на волнах, словно большой разноцветный мяч.

Но ему угрожало нечто не менее страшное. У малков нет разницы между гладкой и поперечно-полосатой мускулатурой. Ту и другую в одинаковой мере заменяет биопластик. Поэтому паралич, который накрыл Дж-Онна, был равнозначен прекращению дыхания и остановке сердца одновременно.

Правда, низкие температуры истинного тела означали более медленный метаболизм. Это в данном случае давало Ричарду примерно пять минут до того, как начнут умирать клетки центральной нервной системы. Вопрос в том, что именно он мог сделать в эти пять минут.

Нормальный марсианин в этой ситуации просто взял бы на прямое управление организм Дж-Онна, пока тот не очухался бы. Но "сейфу" это было недоступно.

Вызвать на помощь Дэйр-Ринг? Ричард быстро прикинул расстояние и скорость — не получится. Ей нужно будет пролететь больше тысячи километров, а за пять минут она успеет максимум сто.

Прежде всего, нужно убраться отсюда. Совсем не хватало ещё ему попасть под второй импульс... чего бы там ни было.

Подхватив телекинезом обездвиженного брата, он рванулся по волнам прочь от зловещей галеры. К счастью, вслед ему не били. Или может, били, но он не чувствовал — если предположить, что удар, вырубивший Дж-Онна, был телепатическим.

Можно просто понадеяться "на авось" — высока вероятность, что шок будет недолгим и Дж-Онн сможет вернуть себе контроль над телом раньше, чем серьёзно пострадает. Но если выяснится, что время действия велико — тогда будет уже поздно что-то предпринимать.

Тысячи тонких лент тела Мастера в полуматериальном состоянии устремились внутрь шара. Ощутив электрические импульсы нервных клеток, скользнули через окружающее их пространство, работая как насосы и фильтры одновременно — создавая слабую циркуляцию биопластиковой жидкости, насыщая её водородом. Мозговые биоэлектрические импульсы стали ровнее. Клетки снова начали дышать.

В таком состоянии Дж-Онна уже по крайней мере можно было транспортировать в Джеккару, чем Ричард немедленно и занялся. Чёрт с ней, с этой галерой, чёрт с Карсом и Лорном. Выживание группы гораздо важнее.

До берега он, впрочем, не долетел. Примерно через пятнадцать минут Преследователь пришёл в себя и оперативно вернул себе контроль над телом.

— ЧТО ты сделал?! — марсианское выражение крайнего удивления трудно описать человеческими словами, так как оно включает в себя своеобразные фрактальные конструкции, формируемые всем телом.

— Искусственное жизнеобеспечение проникающими волокнами, — невозмутимо повторил Ричард. — А в чём дело? Я где-то допустил ошибку?

— Нет, судя по моим ощущениям всё правильно, операция проделана безупречно... и я тебе очень благодарен, так как иначе сейчас был бы уже калекой... Но... с чего ты вообще решил прийти мне на помощь?!

— Послушай, братик. Если бы мы были на Ма-Алека-Андре — я бы и пальцем не пошевелил, попади ты в неприятную ситуацию. Мне положить заднее щупальце на всё, во что ты влипнешь по собственной глупости. Но мы трое, если ты не заметил, единственные зелёные марсиане на миллиард лет. И твоя гибель сейчас — это снижение шансов выживания группы на треть. Поэтому, пока не вернёмся в наше время — я сам не собираюсь умирать, и никому из вас не позволю. Даже если вы очень будете стараться.

— Гхм... Ладно... ты прав, в эту неприятную ситуацию я влип только по собственной неосторожности. На этой галере действительно происходит что-то очень странное, вероятно связанное с Рианоном. Но я не могу оставить Лорна его судьбе. Возвращайся на берег, а я попробую сделать всё сам, чтобы не подвергать тебя дополнительному риску.

— Алло, вызываю северную полярную шапку! Братик, ты вообще слышал, что я говорил?! Либо мы делаем что-то вместе, либо не делаем вообще! Ты думаешь, он тут единственный крылатый раб-самоубийца? Будешь круглые сутки летать и всех спасать?!

— Тебе легко говорить так. Ты не видел его разум. Не знаешь, что этот Человек неба может сделать, если останется в живых.

— А ты-то откуда знаешь? Ты же даже глубокое сканирование не проводил!

— Когда готовятся к самоубийству, думают о том, что успели и не успели сделать в жизни. Крылатые живут недолго, Алеф, даже несколько меньше, чем наземные. Тридцать лет для них — уже глубокая старость. Но они стараются тратить это время очень продуктивно. Они все поэты, художники, писатели... а Лорн за время заключения в рабстве разработал совершенно новую философию!

— Ах да... теперь понятно. Профессиональная деформация.

У каждого зелёного марсианина, если он не "сейф", есть две специальности — материальная (внешняя), и духовная (внутренняя). Внешняя профессия — то, чем занимается тело в грубом физическом мире, внутренняя — то, чем занимается его разум в Великом Голосе.

Дж-Онн Дж-Оннз был по внутренней профессии философом.

Философия для марсиан — нечто большее, чем просто жонглирование словами, как на Земле. Это даже не просто формулирование принципов научного познания. Марсианская философия — это знание о том, как работает сам разум. Если телепата можно сравнить с пользователем компьютера под названием "мозг", психолога — с программистом этого компьютера, а нейрофизиолога — с "железячником", то философ — аналог математика. Он работает с самими понятиями мысли, памяти и чувства, определяет их границы и на что они в принципе способны.

Сам Великий Голос был создан усилиями тысяч психохирургов и жрецов. Но его появление стало возможным только благодаря работе поколений философов.

— Может, именно благодаря этой философии он и смог нанести ответный удар, когда ты попытался его подчинить?

— Нет, нет. Его философия мирная, она не имеет никакого отношения к боевой телепатии. И управление я брал очень аккуратно, он даже не проснулся. И к тому же, тот удар, что меня вырубил, был не телепатическим. Уж поверь, меня ментально били не одну сотню раз, я умею отличить такие вещи.

— Тогда что это было? Хотя нет, не так — на что это вообще было похоже?

— Ударили по моему телу, не по моему разуму. Я хочу сказать, это была физическая атака, не информационная. Как попасть под электрошок.

— Час от часу не легче. Получается, на галере или возле неё есть кто-то, вооружённый неизвестным оружием, способным за пару секунд вырубить Ма-Алек? И этот кто-то способен полностью спрятаться от твоего телепатического сканирования? Во что ты нас втравливаешь, Дж-Онн?!

— Не знаю. Но попытаюсь это выяснить.

— Сначала вернёмся на берег. Расскажешь Дэйр-Ринг, что именно с тобой случилось, и почему.

— Ты слишком плохо знаешь эту девушку, Алеф, если думаешь, что её голос в этом вопросе будет в твою пользу. Она и сама весьма отчаянная, куда больше склонна рисковать, чем мы с тобой. А уж после того, как я покажу ей, что именно увидел в сознании Лорна... нам ещё придётся вдвоём удерживать её на берегу, чтобы не полетела следом.

Ричард поморщился. Даже не являясь телепатом, он понимал, что брат прав. Хотя землянин и привык считать Дэйр-Ринг чем-то вроде своей девушки, сама она считала иначе. Да, Алеф ей явно нравился, но и только. Она не считала себя связанной какими-то обязательствами по отношению к нему. И тем более не готова была отказываться ради этих эфемерных отношений от любви всей своей жизни — приключений.

Собственно, именно поэтому она так охотно с ним сблизилась. Друзья и родственники (а может и парни, если таковые в её жизни были) начинали волноваться, когда узнавали, как и где она обычно проводит время. Это причиняло ей дискомфорт и заставляло снова убегать в пустыню, чтобы хоть на время сбросить груз ответственности. А "сейф" в этом смысле был идеальным спутником жизни — если он и чувствовал какое-то беспокойство, то мог выразить его только словами, а слова она давно научилась пропускать мимо ушей.

— Ладно, ладно. Вернёмся к этому кораблю. Но только вдвоём, её не втягивай. И только для разведки. Никаких там спасательных операций, которые на самом деле похищения. Кружим на максимальном расстоянии и сканируем корабль. По возможности пассивно. До тех пор, пока не выявим, что именно могло тебя сбить. Если не выявим ничего — ждём, пока он сам не полезет топиться и не утонет. И вытаскиваем его, только когда совсем перестанет дёргаться. Всё равно потом откачаем, это не сложнее, чем тебя реанимировать. Согласен?

— Хорошо, договорились, — с облегчением вздохнул Дж-Онн.

Однако долго сканировать им не понадобилось. Едва приблизившись к страшному чёрному кораблю, Преследователь обернулся к своему спутнику.

— Я... слышу мысленный зов!

— Телепатический?

— Нет... ну по крайней мере не в том смысле телепатии, который вкладываем мы. Он не умеет или не хочет осуществлять передачи своих мыслей через многомерное пространство. Но это очень сильный и дисциплинированный разум, который чётко знает, как направить свои мысли и эмоции, чтобы мне было проще их услышать. Более сильный, чем у Людей неба или Пловцов.

— Дхувианин? Или "варвар Карс" наконец решил раскрыться?

— Нет, нет. Не Карс точно, его сознание по-прежнему защищено. Возможно Дхувианин, я раньше не контактировал с ними, но откуда Дхувианин мог взяться на галере? Единственного, кто там был, убили, а новый вряд ли сумел бы проникнуть на борт незамеченным... Но час назад этого существа на галере не было, я уверен... почти уверен.

— Что значит почти?

— Мне показалось, что в тот момент, когда меня парализовало, я смутно ощутил чьё-то сознание. Как будто приоткрылась крошечная щель. Я не успел разобрать, чьё именно, был сосредоточен на контакте с Лорном... Возможно... возможно это тот же самый разум.

— Что он передаёт?

— Вот это самое странное. Цитирую — "Дж-Онн Дж-Оннз, прошу прощения за мой удар. Я не хотел причинить вам вреда, моей целью была только защита Лорна. Произошло недоразумение. Нам нужно поговорить. Когда оба Пловца поднимутся на палубу, пройдите через дно галеры в правый задний трюм, я буду ждать вас там. Дж-Онн Дж-Оннз, прошу прощения...". И дальше по кругу. Как запись, без малейшего изменения оттенков смысла или эмоционального фона.

Конечно, они не полезли на корабль сразу, да ещё вдвоём. Оба уже были далеко не детьми, и научились никому не доверять.

Для начала Ричард послал в соответствующий трюм свою "астральную проекцию" — управляемую куклу из дематериализованных многомерных молекул, воспроизводившую облик, который он выбрал. Выбрал он внешность Выходца в силовой броне Братства.

Зрение в таком состоянии очень слабое (по марсианским меркам), но чтобы осмотреться в трюме — хватит. Воздействовать на материальные предметы — тоже сложно, только телекинезом, очень слабым на таком расстоянии. Зато и уничтожить её врагу затруднительно, а если он всё-таки сможет — оператор ощутит лишь секундную слабую боль.

Он ожидал увидеть всё что угодно — Дхувианина, готового к бою, Карса, сумевшего каким-то образом раздвоиться, готовую к взрыву бомбу, даже малка или живого Куиру. Но увиденное существо не было похоже ни на кого из них.

Это был не человек. Гуманоид — да, но не человек.

Лицо практически человеческое (мужское, если земные критерии пола тут применимы), но совершенно лысая голова с необычайно высоким и широким бугристым черепом. Телосложение — в пределах человеческой нормы, однако ближе к верхнему пределу таковой — незнакомец выглядел весьма крупным и сильным. Скрывавший бОльшую часть его тела коричневый плащ был непроницаем для сканирования во всех диапазонах — по сравнению с ним даже длинное одеяние Дхувиан показалось бы не более чем тюлевой занавеской. Если этой штукой можно было укрыть всё тело — неудивительно, что при сканировании галеры они с Дж-Онном ничего не обнаружили.

Но самой примечательной деталью его внешности был странный овальный орган во лбу. Похожий не то на тусклый драгоценный камень, не то на слепой третий глаз без зрачка.

Впрочем, возможно и не такой слепой. По крайней мере, проекцию хозяин этого глаза увидел без проблем, хотя в трюме не было света, а Ричард сделал своё воплощение несветящимся и полупрозрачным. Незнакомец сделал приглашающий жест — садись, мол, потолкуем. И сам грузно опустился на груду мешков.

Ричард ещё пару секунд изучал его взглядом, после чего отправил брату радиосигнал "На вид безопасно, но не расслабляйся". Спустя пять секунд рядом появилась проекция Дж-Онна. Преследователь не стал утруждать себя маскарадом, и появился в гуманоидной форме зелёного марсианина.

Они оба были неуязвимы для физической атаки, но телепатический удар по астральной проекции мог оказаться довольно болезненным и даже опасным для Дж-Онна. Увы, без него нельзя было обойтись — Ричард всё ещё не знал местного языка, а трехглазый тип вряд ли говорил на языке Ма-Алек.

А ещё где-то там качались на волнах их тела — не то, чтобы совсем бессознательные, но довольно слабо сознающие своё реальное окружение.

"Если Дж-Онна накроет ментальным ударом, даже слабым, даже если он будет уверять, что это не страшно и он справится — развеиваю проекцию, хватаю его и тащу отсюда к чёртовой матери..."

Однако удара не последовало. Ни ментального, ни какого-то ещё. Паранойя Ричарда, один раз сработав идеально точно, теперь вернулась к своему излюбленному занятию — давать ложные сигналы и выставлять своего носителя в нелепом свете. Ничего нового.

"Я как мальчик, который каждый день кричал "Волки, волки!". Даже если однажды действительно пришли волки, на отношение односельчан в целом это не сильно повлияет".

Пару секунд они молча бурили взглядами друг друга, затем Дж-Онна прорвало.

— Кто вы? Чего вы хотите? Как вы оказались на этом корабле?

— Не так много. Не всё сразу. Я расскажу вам всё, но понадобится время и терпение. Я такой же путешественник во времени, как вы. Мы с вами в одной лодке, в прямом и переносном смысле. Только объединив усилия, мы сможем добиться цели.

Всё началось с Великой Змеи. Вернее, тогда она ещё не была Великой — её так назвали намного позже.

Она была просто молодой Дхувианкой, которая по истечении первой тысячи марсианских лет (совершеннолетие по понятиям её народа) отправилась в паломничество — путешествие по дальним уголкам Марса с целью принести что-то полезное своему народу.

Когда она вернулась, спустя семьдесят лет, её города и её народа уже не было. От них и их творений не осталось даже пепла — только зияющий кратер на месте неприступной твердыни Кара-Дху.

Возродить свой народ без самца она не могла — поэтому посвятила свою жизнь единственному, что у неё оставалось — мести. Пятнадцать лет расследования. Легенда о возмездии Рианона предавшим его ученикам была ещё свежа в народной памяти. Правда, любого уцелевшего Дхувианина убивали на месте при обнаружении — в любом уголке Беломорья. Но телепатия и личный чёрный вертолёт помогали решить эту проблему.

Больше времени ушло, чтобы найти уцелевших свидетелей и заставить их открыть путь ко гробнице Рианона. Они очень не хотели делиться этой информацией, но единственный выживший представитель своего вида может быть очень, очень пытливым следователем. Во всех смыслах этого слова.

Добравшись до гробницы, Змея убедилась, что та по-прежнему занята — Рианона помиловали и освободили, но освободили в будущем, через миллион марсианских лет от эпохи Морских королей.

— Но почему? — не понял Дж-Онн. — Если он искупил свою вину в этом времени... почему помилование настолько задержалось?

Он толком не понимал ещё, в чём именно вина древнего бога, и как именно тот исправил свои ошибки. А вот Ричард уже догадывался, что кратер на месте змеиного города может иметь отношение к этому "искуплению".

— Потому что иначе Рианон не смог бы привести в это время Мэтью Карса, — пояснил трехглазый. — Карс смог оказаться в этом времени лишь потому, что Рианон пролежал в гробнице до его эпохи.

— Карс? Он тоже путешественник во времени?

— Да, самый первый. Он вышел из гробницы, пробив себе путь пистолетом. После него тем же путём прошёл я, уже не применяя оружия, а следом — вы двое.

— То есть он марсианин из будущего? Из одной из промежуточных цивилизаций, между эпохой Морских королей и нашим временем?

— Можно сказать и так. Хотя там всё несколько сложнее. Важно, что Карс — орудие Рианона для уничтожения Дхувиан.

Теоретически всё было очень просто. Змеелюди были феноменальными долгожителями — даже по сравнению с долгоживущими Пловцами. Десятки тысяч лет в бодрствовании и миллионы лет в анабиозе — примерно таких порядков сроки могли выдержать их тела. Причём это был всего лишь нижний, экспериментально подтверждённый предел. Где верхний, никто не знал, потому что ни один Дхувианин ещё не умер от старости — их цивилизация была слишком молода, чтобы наблюдать такое явление. Регулярная линька омолаживала их тела, казалось, бесконечно. Последней выжившей нужно было всего лишь уснуть на мегагод. Подкараулить Карса, когда он будет входить в гробницу — и убить его.

Она так и попыталась сделать... и позорно провалилась. Подвёл радиоизотопный таймер. Она проснулась всего через полгода после того, как Карс в своём веке вошёл в гробницу... и вышел из неё.

Выжившая сумела адаптироваться в Джеккаре нового времени, которая называлась теперь Лоу Кэнэл. Она нашла там Карса, который жил как король благодаря сокровищам Рианона, и убила — но это уже не могло вернуть её народ. Истребление Дхувиан стало свершившимся фактом прошлого.

"Не понял..."

Мэтью Карс, Лоу Кэнэл, то есть "низкий канал" — всё это звучало как-то подозрительно похоже на родной язык Ричарда. Откуда такая лингвистика могла взяться на другой планете, за сотни миллионов лет до Великой Войны, до колонизации Америки, до Великобритании, до Англии, да собственно даже до появления североамериканского континента?

Увы, задать этот вопрос он никак не мог. Не в присутствии Дж-Онна.

Но даже после этого Выжившая не сдалась. Кара-Дху мёртв, Рианон свободен — но гробница Рианона по-прежнему существует. И может работать, как машина времени при определённых обстоятельствах. Значит, есть шанс вернуться и всё исправить. Сыграть с Проклятым на опережение.

Чёрный пузырь был свободен. Рианона в нём больше не было, он ушёл неведомыми звёздными путями вместе со своими братьями. И спустя десять тысяч лет после смерти Карса, змея сама вошла в этот пространственный вихрь.

Уже внутри она поняла, какой жестокой и коварной ловушкой была эта машина.

Да, запертый внутри гробницы разумный мог влиять на внешний мир. Он, пока находился внутри гроба, мог перемещать других разумных во времени.

Но он НЕ МОГ НИЧЕГО ИЗМЕНИТЬ.

Машина времени работала в соответствии с принципом самосогласованности. Она могла осуществить лишь такие перемещения во времени, которые приведут к уже известным (путешественнику и оператору) последствиям. Рианон не смог бы предупредить самого себя "не передавать технологии Дхувианам". Он смог отправить Карса в прошлое для уничтожения Кара-Дху лишь потому, что он УЖЕ уничтожил Кара-Дху. Лишь потому, что в будущем Карса на месте этого города БЫЛ кратер.

У неё было очень много времени на опыты. В течение миллиарда лет она перебрасывала в прошлое и будущее много тысяч разных странников — рождённых на Марсе и вне его, могущественных героев и нищих неудачников, на часы и на миллионы лет. Именно за это время она превратилась из обычной невезучей паломницы в Великую Змею — существо, вошедшее в легенды самых разных эпох. Уроборос, змея, кусающая себя за хвост.

И за это время она смогла определить принципы работы гробницы — возможно, даже лучше, чем знал их сам Рианон — и составить план, как использовать её для спасения своего народа. БЕЗ нарушения причинности.

— Зато я вот этот принцип не очень понимаю, — признался Ричард. — Вот, мы сейчас в прошлом. Значит, мы по идее безопасны для этого прошлого? Но что если я сейчас возьму и просто потоплю галеру с Карсом? Из чисто научного любопытства... ну и ради предотвращения ксеноцида, конечно.

— Вы, скорее всего, просто не сможете это сделать, — покачал головой трехглазый. — Какие-нибудь обстоятельства остановят вас — как я остановил Дж-Онна, когда он попытался похитить Лорна. Но если всё-таки сможете... эта временнАя линия просто будет сброшена, словно никогда не существовала. Ваши предыдущие версии там, в будущем, просто не провалятся в гробницу — они обнаружат, что пузырь снова стал твёрдым, как камень, и не пропускает их.

— Я понимаю, что должен бы вам представиться, но у моего народа нет имён. Когда мы говорим о ком-то, мы употребляем имя его души. Эта лингвистическая конструкция образуется по сложным грамматическим правилам в соответствии с тем, что мы видим через иное зрение. Например, если бы сейчас здесь был мой сородич, он бы назвал меня Эншширн Нокертси Умм-матар.

Свистящее и шипящее имя сопровождалось рядом звуков, ультразвуков и инфразвуков, которые человеческий голосовой аппарат повторить вообще не в состоянии. Возможно, марсиане смогли бы, но точно не с первого раза.

— Но я не могу представить вам это сочетание звуков, как моё имя (в вашем понимании этого слова). Завтра моя душа изменится, и имя души — вместе с ней. Поэтому вы можете звать меня просто Охотником за душами — так другие именуют мой народ.

— Это определение на чём-то основано? Или его дали просто из суеверного страха?

— О, очень даже основано. Мой народ владеет методом сбора Эссенции — истинной сущности любого живого существа. Мы также можем предчувствовать, когда именно живое существо приблизится к смерти. Мы ищем особые, выдающиеся души — гениальные или безумные, в науке, в политике или искусстве — и в момент смерти существа извлекаем его Эссенцию. Из-за этого многие народы видят в нас стервятников, или того хуже — предвестников гибели. Это полностью противоположно тому, что мы делаем. Мы не несём смерть — мы спасаем от неё. Мы сохраняем знания и таланты, которые иначе были бы безвозвратно потеряны. Это самая благородная миссия во вселенной.

— Начинаю понимать, что именно вы делали в этом времени, — пробормотал Дж-Онн.

— Я заключил договор с Великой Змеёй. Мы редко извлекаем души целых народов — обычно лишь самые яркие, уникальные. Но когда речь идёт о ксеноциде, возможно исключение. Я пообещал Змее собрать души всех её сородичей в тот момент, когда они будут убиты Рианоном. Такой метод спасения не привёл бы к парадоксу — Мэтью Карс ничего бы не заметил. К сожалению, у меня не было технической возможности это сделать самостоятельно. У меня было при себе лишь пять ловушек для душ, каждая из которых может вместить Эссенцию максимум десятерых Дхувиан. На борту корабля, который принёс меня на Марс, были многие миллионы ловушек, и возможность изготовить ещё больше. При необходимости, каждый из нас может в одиночку извлечь Эссенцию целой цивилизации. Но я не мог провести корабль в прошлое, гробница Рианона слишком мала для этого. Я сообщил Змее об этой проблеме, и она пообещала провести вслед за мной существ, которые владеют многомерной физикой и смогут построить ловушки для душ из подручных материалов этого времени.

— Вы имеете в виду...

— Если только речь не идёт о великой ошибке, этими существами должны быть вы. Ваши тела изменчивы, ваше восприятие очень широко, вы существуете в двух измерениях, и как минимум один из вас должен уметь создавать многомерные запоминающие кристаллы.

— Я умею, — кивнул Ричард.

— Прекрасно! Именно они и являются ключевой деталью ловушек. Я покажу вам, как всё сделать.

— Погодите, — сказал Дж-Онн. — Я не понимаю одной вещи. С ловушками мы вам, конечно, поможем. Предотвращение ксеноцида — в высшей степени благородная миссия, и я рад, что мне была доверена честь участвовать в ней. Но почему тогда вы не встретили нас в гробнице, чтобы сразу всё разъяснить?

Ричард хмыкнул про себя. Что-то ты, благородный наш, не выразил возмущения, когда читал хроники истребления белых марсиан. Или дело в том, что они были плохими ребятами? Так и Дхувиане — далеко не ангелы. Вполне возможно, что в Кара-Дху и не найдётся десяти праведников. Ты уж определись, Джонни — либо всякий разумный вид имеет право на жизнь независимо от моральных качеств конкретных представителей этого вида — либо Рианон в своём праве судить и казнить, и тогда нечего вмешиваться в его дела.

— Да, изначально предполагалось, что я дождусь вас прямо у выхода, во внутренней комнате, — немного виноватым тоном согласился Охотник. — Но выйдя на разведку в Джеккару, я ощутил в порту приближение смерти существа, более прекрасного и ценного, чем весь народ Дхувиан.

— Вы говорите о Лорне, — догадался Дж-Онн.

— Да, разумеется. Вижу, вы меня понимаете. Такие одарённые рождаются раз в тысячу поколений. Я не мог упустить его душу, раз уж попал в это время. Я тайно пробрался на галеру Иваин Сарк, зная, что на ней же находится Карс — а значит, она приведёт меня в Кара-Дху, так что контракт всё же будет исполнен. И скорее всего, там же я смогу встретить создателей кристаллов, которых туда пошлёт Великая Змея. Но даже если нет — душа Лорна ценнее. А свою часть сделки я выполнил бы, собрав хотя бы полсотни душ Дхувиан. Этого достаточно для выживания их вида.

Ричард бы не сказал, что это честное исполнение квеста. Если тебя послали за тысячами бутылочных крышечек, а ты принёс пятьдесят... Если он и с ними намерен держать слово ТАКИМ образом — нужно держать с ним ухо востро.

— Каково население Кара-Дху сейчас? — уточнил он.

— Пятьдесят две тысячи триста тридцать семь Дхувиан.

— Ого! Откуда такие точные цифры? Я-то имел в виду — с точностью до порядка...

— Предчувствие смерти. Всем этим душам предстоит скоро выпасть в никуда, поэтому я чувствую каждую из них. Великую Змею, а также других Дхувиан, которые переживут ксеноцид, если такие есть, я не ощущаю.

— Но как это работает? — не мог удержаться от вопроса Дж-Онн. — Вы что, в буквальном смысле воспринимаете информацию из будущего? Похоже ли это на нашу прекогнистику? Или судьба каждого живого существа предопределена, и вы можете читать те её аспекты, что связаны со смертью?

Охотник помолчал — то ли чтобы придать значительности своим словам, то ли размышляя, стоит ли делиться с чужаками столь интимными подробностями.

— Ближе к первому. Однако наше предвидение не вызывает парадоксов, так как мы воспринимаем это будущее не как уже случившееся событие, а лишь как вероятность, возможность. Мы видим не саму смерть, а лишь её тень. Иногда она сгущается быстро, в считанные часы, иногда может нависать над существом практически неизменной в течение десятилетий. И если мы скажем кому-то, что видели чью-то смерть в будущем с вероятностью в девяносто процентов, и позволим предотвратить её, или даже сами её предотвратим — это не будет означать, что прогноз неверен, это всего лишь сработают те оставшиеся десять процентов. Зато в следующий раз его смерть может прийти с меньшей вероятностью — мы не среагируем вовремя, и душа будет потеряна.

— Поэтому вы и не позволили мне вмешаться в судьбу Лорна?

— Да. Хотя в тот момент я думал, что вы хотите убить его, а не спасти, а это было бы мне только на руку — я смог бы собрать его душу на несколько дней раньше. Но мы довольно болезненно реагируем, когда что-то сбивает наши вычисления момента смерти. Даже если это выгодно.

— Звучит довольно цинично.

— Тысячи лет наблюдения за чужими смертями развивают цинизм. Иначе не сохранить разум при нашей работе.

— Всё это очень интересно, конечно, — прервал их Ричард, — но если мы хотим что-то успеть, пора за работу. Мы и так слишком много времени зря потратили. Сколько осталось до ксеноцида, ясновидец?

— Тридцать два дня.

— Успеваем, если всё пойдёт гладко. Но это впритык.

Временно затолкав своё и чужое любопытство подальше, Ричард принялся командовать.

Что нужно для изготовления многомерного кристалла из биопластика тела марсианина?

Для начала нужна еда. Много еды. Им нужно 5300 ловушек для душ. Это пять тонн марсианской плоти исходного материала. По две с половиной тонны на Дж-Онна и Дэйр-Ринг. К счастью, малки могут набирать вес достаточно быстро. Изначальный вес клеток пищеварительной системы — два килограмма. При наличии достаточного питания они способны клонировать себя за два часа. За сутки таким образом выращивается "желудок" весом в две тонны (строго математически — в восемь тонн, но не все циклы деления пройдут идеально гладко). Ну а за следующие два часа такой желудок уже может произвести биопластик по собственному весу.

Вопрос в том, где достать пищу в таком количестве на планете, которая отличается от родной биосферы Ма-Алек, как Венера от Земли.

Но тут повезло — а вернее, Великая Змея предусмотрела этот вопрос. Среди многочисленного оборудования, скрытого под плащом Охотника за душами, был и пищевой синтезатор. В норме он использовался для обеспечения пропитанием самого Охотника, но будучи гибкой и адаптабельной квазиживой системой, мог синтезировать продукты для большинства видов живых существ. В том числе — метановых водорододышащих.

— И располагая такой техникой, вы не можете сами вырастить себе многомерные кристаллы для ловушек? — удивился Ричард.

— Работа с параллельными пространствами требует очень больших затрат энергии. Даже наш уровень технологий не позволяет носить на себе генераторы и преобразователи такой мощности. Я до сих пор не могу понять, как ваши тела справляются с этим на жалкой сотне мегаватт. Похоже, вы используете что-то вроде многомерных ферментов-катализаторов, но это за пределами моего понимания.

Допустим, вопрос еды решён. Теперь нужен растворитель. Много растворителя. Способный отделить молекулы тела марсианина друг от друга, но при этом не нарушить их многомерной структуры. Лучше всего для этого подходят жидкий метан, с рядом биохимических добавок.

Положим, добавки можно синтезировать на той же "полевой кухне" Охотника. Необходимые химические элементы для них — извлечь из почвы, морской воды, воздуха и деревянного борта галеры. Благо, много не требуется — граммы, а кое-чего даже микрограммы.

Но вот где взять метаново-этановую смесь в таких количествах и как её хранить? Понадобится ведь не менее тысячи литров. И это только на первый цикл производства.

— Метан надышим. Когда вы вырастете до многотонных монстров, вдохи и выдохи у вас будут... впечатляющие. Этан получим как побочный продукт синтеза пищи. Допустим, мы даже успеем изготовить сосуд Дьюара для хранения смеси и установку, где будем охлаждать её криокинезом. Этим займусь я, потому что вам нужно откармливаться. Но сможет ли установка Охотника обеспечить соответствующую производительность?

— Тысячу литров на один цикл? А сколько всего циклов вам понадобится?

— По числу изготовляемых кристаллов. То есть примерно две с половиной тысячи тонн этана на всё. И пятьсот тонн этилена.

— Успеем, — выдохнул облегчённо Охотник. — Моя "скатерть-самобранка" производит около половины килограмма любого органического вещества в минуту.

Это примерно двадцать три тысячи тонн за оставшийся им срок, прикинул Ричард. Да, они успевали. Даже с некоторым запасом.

Но требовалось очень тщательно распланировать все циклы производства, чтобы ни одного килограмма не пропало даром. И конечно, продумать саму операцию. Им там придётся иметь дело сразу с двумя "противниками" — потому что сами спасаемые отнюдь не будут радостно прыгать в кристаллы.

Теперь, когда план был готов, встал вопрос распределения кадров. Проще говоря, кого куда. И решить это оказалось непросто.

Охотник за душами отказался покидать галеру, пока Лорн был жив. Слишком боялся упустить свой драгоценный трофей со сломанными крыльями.

Разумным было бы оставить на борту одного из малков для связи с ним, а двух других переправить на берег и сразу же развернуть там производство кристаллов. Но источником сырья могли работать только нормальные марсиане. А Ричард был нужен там же, как координатор производственного процесса. И передатчиком дальней связи по понятным причинам работать тоже не мог.

При всём огромном количестве сверхспособностей марсиан у них отсутствовала одна — умение находиться сразу в нескольких местах.

Но не разворачивать же мини-завод прямо в трюме галеры!

— Вот что, — постановил наконец Ричард. — Первую фазу — наращивание биомассы — мы проведём прямо здесь. Причём расти тебе придётся одному, братик. Девочкам чересчур набирать вес не к лицу. Потом мы с тобой вылетаем на побережье, забрав с собой машинку для производства продуктов, находим место поуединённее и разворачиваем там фабрику. А Дэйр-Ринг заменяет тут нас — на дежурстве с нашим трехглазым приятелем, будет поддерживать связь. Они дождутся наконец самоубийства вашего драгоценного философа, проделают с ним всё, что нужно, и прилетят к нам.

— Я понимаю, почему вы предложили именно такую схему, — улыбнулся Охотник. — Вы надеетесь завладеть моей машиной по производству еды. И для этого вам нужно проверить, может ли она работать в чужих руках, не настроена ли на единственного владельца.

— Ну, должны же мы получить хоть какую-то выгоду от этого благородного дела, — ничуть не смутился Ричард. — Это моему брату достаточно самого факта героического деяния, я же предпочитаю более материальное вознаграждение. Я думаю, от одной машинки ты не обеднеешь, у тебя на корабле и резервная есть. А это на благое дело.

— Что ж, я думаю, это приемлемая плата, — не стал возмущаться Охотник. — Одно устройство ничего не изменит. Воспроизвести его вы всё равно не сможете, слишком велика разница в технических уровнях. А заменить его мне действительно будет легко, как только я вернусь на корабль. Хотя такая мелочность не красит таких сильных существ. Великая Змея найдёт, чем вас отблагодарить, и без этого.

— Кстати, если речь зашла о технике, — вмешался Дж-Онн, — можно уточнить, какие ещё устройства у вас есть при себе? Это может понадобиться для планирования собственно операции в Кара-Дху.

— Я намеревался спланировать и осуществить её сам... но пожалуй, ваша помощь действительно не помешает. Что ж, сейчас у меня с собой плащ — универсальное защитное и отчасти маскировочное устройство, также способное стать для меня скафандром в неблагоприятной среде. Пять ловушек для душ — о них я вам говорил. Универсальный резак. Синтезатор пищи. Реактор холодного термоядерного синтеза. Генератор антигравитации.

— А что из этого вы применили на мне, когда пытались защитить Лорна? Или это какая-то ваша природная способность?

— Ловушку для душ. Мы иногда применяем её, как парализатор, для самообороны, выкачивая из жертвы малую часть её Эссенции. Для большинства существ в Галактике это практически безвредно — только потеря сознания и слабость в течение нескольких часов, максимум пары дней. Я слишком поздно понял, что ваше тело служит одновременно и скафандром, причём требующим сознательного контроля для работы. Я мог бы отменить воздействие, вернув вам вашу Эссенцию, но к тому времени вы были уже слишком далеко, за горизонтом.

— А на каком цикле работает ваш реактор и какую мощность он выдаёт? — влез Ричард.

— Триста киловатт. Можно поднять мощность до мегаватта, но это ведёт к разрушению реактора, потом его понадобится отключать для регенерации. А цикл — самый простой, протон-протонный.

— То есть он производит гелий-3 и дейтерий в качестве побочных продуктов реакции?

— Да, только это не побочные продукты, а промежуточные. Они служат сырьём для следующих этапов цикла. Но в принципе можно настроить реактор выдавать их после первого и второго этапа.

— Можете синтезировать мне хотя бы по литру того и другого? Очень пригодилось бы.

— В принципе можно. Сейчас запущу цикл.

— Что может разрезать ваш резак, и что именно даёт генератор гравитации?

— Разрезать... практически любой твёрдый объект, по крайней мере из тех, что встречаются на этой планете в этом времени. Генератор гравитации позволяет мне прыгать на большую высоту или с большой высоты, а также парить в воздухе. Кроме того, я могу притягивать к себе отдалённые предметы.

— Полезный набор для туриста, но маловато для проникновения в хорошо защищённый город, на мой взгляд. Положим, твой резак эффективнее любого меча, но что ты станешь делать, если в тебя откроют огонь из огнестрельного оружия, например? У Дхувиан по слухам такое есть.

— Ни одно их оружие не пробьёт моего плаща. Но дело даже не в этом. Мы... вообще иначе подходим к вооружённым конфликтам, чем вы. Вернее, чем большинство народов Галактики, у вас отношение к этому вопросу тоже специфическое, как я понял из вашей Эссенции. Мы не вступаем в битвы, мы их избегаем. Мы предчувствуем собственную смерть, как и чужую, и просто обходим места, где её вероятность больше тридцати процентов.

— Восхитительный дар, — покачал головой Дж-Онн. — Если бы у нас такой был...

— Если бы у вас такой дар был, вы бы скорее всего стали Охотниками за душами — и потеряли собственную культуру, которая значительно богаче и ярче нашего аскетического ордена. Восприятие определяет поведение. Вы стали пацифистами, потому что вы телепаты. А мы собираем души, потому что не в силах просто смотреть, как теряются бесценные знания и опыт. Но кто-то должен производить жемчужины культуры, все не могут заниматься их сбором.

— И всё-таки, — вернул разговор в практическую плоскость Ричард, — предположим, в вас стреляют не с намерением убить, а только взять в плен. Тогда предчувствие не сработает, так? Предположим, даже не смертельная рана всё равно повысит вероятность смерти. Но если они используют какие-нибудь совершенно безопасные для здоровья парализаторы?

— В этом случае я могу не почувствовать опасности, — признал Охотник после некоторого размышления. — Но это чисто теоретический риск, так как Дхувиане редко используют нелетальное оружие.

— Чем они вообще вооружены? — сразу взял быка за рога землянин.

— По-разному. Но чаще всего — ручными тетанайзерами. Ионизирующее излучение создаёт в воздухе плазменный канал до тела противника, а затем по этому каналу его поражает электрический разряд. Менее распространены, но тоже используются безгильзовые винтовки на жидких метательных веществах со стреловидным боеприпасом и электромагнитные метатели вращающихся режущих дисков. Ничто из этого не способно пробить мой плащ.

Братья переглянулись. Положим, пробивать и нарезать их действительно можно было до посинения — полужидким существам от этого ничего не сделается, даже если они не успеют отклонить пули телекинезом. Но вот электрошок для них — вещь неприятная. Не убьёт, даже не вырубит — биопластик всё же хороший изолятор. Однако бегущие по поверхности "кожи" разряды ослепят половину их чувств, не говоря уж о том, что ощущения при этом будут — врагу не пожелаешь. Надо заранее подготовиться, выведя на поверхность тела электрические органы. Хотя лучше, конечно, просто не дать никому в себя стрелять.

— Это подводит нас к другому вопросу. Предположим, вы вспугнули часового. Он в вас выстрелил. Плащ не пробил. Вам удалось успешно отступить, не попав в плен. Предчувствие на такой инцидент не сработает, так как вероятность гибели ничтожна. Но поднялась тревога, был изменён порядок патрулей, и вам больше не удалось подобраться достаточно близко, чтобы собрать души.

— Допустим. Что вы предлагаете?

— В Кара-Дху пойдём мы. Мы умеем становиться невидимыми и можем стереть воспоминания, если нас всё-таки кто-то заметит... или заподозрит, что заметил. Кроме того, мы владеем телекинезом, а это очень полезное качество, когда нужно протащить куда-то шесть тысяч ловушек. Подозреваю, что при всей их компактности они займут не один рюкзак.

Глава опубликована: 11.01.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 29 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх