Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2818 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:17 365 +5 за сегодня
Комментариев:29
Рекомендаций:1
Читателей:55
Опубликован:11.01.2017
Изменен:12.04.2018
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4774 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Эрде Тайрин

Битва за Землю была в самом разгаре. Далеко не первая и не последняя битва такого рода.

Ричард впервые увидел, что такое настоящая война машин — и впервые с момента смерти в ядерном огне ему стало по-настоящему страшно.

Битва одного Стража с двумя Жнецами казалась в сравнении с этим просто... даже не разминкой, а скорее обменом взглядами.

Тут на поле боя Кортана вывела триллионы боевых машин. Триллионы!!!

Правда, они были невелики — не более пяти метров. Их суммарный тоннаж был меньше, чем у флота спасения. Но численность, о Священный Огонь! Он мог сутки напролёт работать импульсными лазерами, и не нанести этому чудовищному рою сколь-нибудь заметного ущерба! Стоит ли говорить, что его самого разберут на запчасти намного раньше?

Не то, чтобы Жнецы не могли выдвинуть флот сравнимого размера или сравнимой огневой мощи. Однако Кортана полагала, что они не сочтут это нужным. Она повысила ставку до такой степени, чтобы противник покачал головой и сказал "я пас". Желательно — вообще на следующие пятьдесят тысяч лет, но если он откажется от борьбы за эту конкретную систему, Сотворённых это тоже вполне устраивало.

К их большому разочарованию, Катализатор ставку принял.

Он выставил всего три корабля — но зато каких!

Три чудовищно огромных носителя, похожих на цветочные бутоны — каждый в 54 километра длиной. Как вскоре выяснилось, подобие было не только внешним. Раскрывшись на лепестки, подобно цветам, они выпустили миллиарды дронов, которые возглавлялись сотнями уже знакомых "кальмаров" и тысячами эсминцев.

Миллиарды против триллионов? Один дрон Жнецов против тысячи дронов Предтеч? На что они вообще рассчитывали?

Тем более, как выяснилось вскоре, у них даже сверхманевренности и то не было — они летели быстро, но отнюдь не запредельно, с ускорением в пару сотен g. Такой темп машины Сотворённых тоже выдавали без труда — мощности двигателей хватало, а перегрузок они не боялись.

Вскоре стало понятно — на что рассчитывали. Выяснилось, что дроны Жнецов — неслабые камикадзе. Сотворённым не составило никакого труда сбить их — но когда лучи Часовых (так назывались роботы Предтеч, прихватизированные Кортаной) пробурились сквозь броню первого аппаратика, тот внезапно полыхнул, как гигатонная боеголовка. Антивеществом его набили, что ли? Волна жёсткого гамма-излучения вывела из строя несколько тысяч оказавшихся поблизости бойцов Кортаны.

Размен такой ценой казался выгодным для Жнецов, но Сотворённые тоже считать умели. Они быстро сообразили, что камикадзе — это палка о двух концах.

Несколько сотен Часовых разделились на модули, после чего собрались в одну большую пространственную конструкцию — что-то вроде огромной снайперской винтовки. Луч, созданный их объединённой мощью, имел скорость, близкую к световой, и поразил группу дронов Жнецов за сотню тысяч километров. Сдетонировал один, но его взрыв уничтожил соседних, те вспыхнули не слабее — и вскоре всё "облако" из пары тысяч машин оказалось уничтожено, а укрытые щитами и расстоянием Часовые не понесли никакого урона и продолжали наступление.

"Да они ещё и трансформеры-конструкторы, ко всему прочему! Где Кортана взяла этих монстров, да ещё СТОЛЬКО?!"

К счастью, в базе данных Ковенанта упоминания о таких роботах нашлись. Планета Оникс. Планета, где произошло одно из известнейших сражений войны с людьми. И где кови (как обычно, из-за вмешательства Спартанцев) понесли эпическое поражение.

Вернее, это Ковенант и Юиджи думали, что имеют дело с планетой. На самом деле искусственные континенты, искусственные океаны, атмосфера и биосфера были... всего лишь маскировочным покрытием. У этой планеты не было ни ядра, ни мантии. Её "кора" лежала на мощнейшем силовом поле, которое создавалось бесчисленными триллионами Часовых.

"Ну как обычно — Предтечам некуда было девать ресурсы!" — как человек постъядерного века, вынужденный считать каждую бутылочную крышечку, Ричард был просто в бешенстве от такой, с позволения сказать, космической политики.

Когда Спартанец Курт-051 взорвал себя (и превосходящие силы Ковенанта) атомной бомбой в одном из подземных сооружений на Ониксе, потревоженные Часовые рванулись наружу, сбрасывая атмосферу, гидросферу и литосферу как ненужную шелуху. "Планета" была полностью уничтожена, а мегафлот Часовых разнёс в пыль и силы Ковенанта на орбите, и остатки человеческого флота, который последние как раз увлечённо добивали.

https://www.halopedia.org/images/2/22/HM-Onyx.png

Судьба обломков Оникса мало интересовала Юиджи, особенно после того, как на месте планеты появилась огромная сфера Дайсона — выведенный из пространства скольжения Мир-Крепость Тревельян, охраняемыми воротами к которому и был собственно Оникс.

А вот искусственные интеллекты ничего не забыли. И когда им понадобилась огневая мощь, превосходящая всё, что у них когда-либо было — достаточно было всего лишь послать одного из Стражей, чтобы тот передал рассеянным в космосе Часовым Оникса сигнал на сбор и мобилизацию.

Но у Катализатора тоже был полный мешок сюрпризов для плохих детей.

Группа Жнецов выпустила призрачные белые лучи. Ричард понятия не имел, чем эти штуки были, но они вспыхнули в космосе гораздо быстрее света. И прошли сквозь щит группировки Часовых так, словно там его не было.

Ещё через секунду выяснилось, что сами по себе лучи не были оружием. Это было скорее транспортное средство. Дроны Жнецов начали прыгать в эти столбы света... и исчезать во вспышках, чтобы появиться прямо посреди флота Часовых.

"Твою мать! Это же какая-то форма телепортации! Что у них ещё есть?"

За секунду белый луч ретранслировал около сотни дронов. Каждый уничтожал самоподрывом этак пару тысяч Часовых. Белые лучи создавались четырьмя сотнями Жнецов и парой тысяч вспомогательных кораблей. Четыре миллиона целей в секунду!

С таким "пулемётом" уже можно было вести войну. Конечно, даже так Жнецам понадобятся не одни сутки, чтобы выбить немыслимо огромный рой — но они по крайней мере могли расчистить пространство вокруг себя, не давая Стражам приблизиться. А от дальнобойных лучей и цепной реакции подрыва дроны укрылись за толстенными стенами своих летучих цитаделей, выходя из-за них только для того, чтобы прыгнуть в луч перемещения.

Урон можно было уменьшить на порядки, если дать Часовым команду "врассыпную" — чтобы каждый взрыв уничтожал не более одного. Но тогда они бы утратили своё главное преимущество — способность собираться в более крупные и мощные машины.

Часовые разбились на группы побольше — по несколько миллионов. Из этих групп они собрали "супер-излучатели" — такой мощности и дальнобойности, что первый же выпущенный ими луч обратил в пар Жнеца, не смотря ни на какие его барьеры.

Жнецы, конечно, видели, что им грозит, и пытались не допустить формирования супер-излучателей — туда, где они видели перестраивающуюся группировку, немедленно запускался отряд дронов-камикадзе, который серией взрывов испепелял её.

Это была разумная тактика, и она помогла бы против любого другого противника... но только не Часовых Оникса. Их просто было больше, чем Жнецы успевали уничтожить. Да, они разбивали десятки тысяч супер-излучателей в секунду... но что толку, если одновременно завершили сборку и дали залп сотни тысяч? Механические подобия Левиафанов просто снесло огненной волной совместного залпа.

Несколько секунд казалось, что Сотворённые победили. Авангардные группы уже начали перестраиваться в атакующую формацию для абордажа сверхносителей...

И тут из-за огромных плит выплыла точно такая же совершенно целенькая группировка Жнецов.

Часовые снова выпустили огненный вал, но на этот раз корабли-кальмары были готовы. Ричард так и не понял, как Жнецы узнали, что по ним выстрелили — ведь поток частиц супер-излучателя летел лишь на долю процента медленнее скорости света — они должны были увидеть поток за миллисекунду до того, как встретились с ним! Но так или иначе, группировка прыгнула на сверхсвете в разные стороны, уходя с линии огня. Лучи прошли мимо.

Теперь Жнецы работали "конвейером". Варпнул внутрь корабля-крепости, набрал на корпус десяток тысяч дронов, варпнул с ними в случайную точку недалеко от роя Часовых, посбрасывал через белый луч (в один или несколько приёмов, в зависимости от того, успеют ли Сотворённые развернуть в твою сторону супер-излучатели), пошёл в крепость за новой порцией.

Сотворённые логично решили, что в эти игры можно играть вдвоём, и похоже, попытались открыть портал пространства скольжения прямо внутрь сверхносителей. Оказалось, что играть можно, выиграть — нет. Неизвестно, что именно ожидало их внутри гигантских цитаделей, этого Ричард не видел. Но после того, как несколько миллионов Часовых вошли в порталы, обратно они не вышли, и рой бросил подобные попытки.

"Так, ладно, на эту драку можно ещё много суток пялиться, пока они перепробуют все стратегии. Они машины, с машинным терпением, и их до черта много — а я тут один, и у меня вполне конкретное задание".

Как лучше добраться до поверхности планеты? Попытаться проскользнуть под невидимостью или нырнуть через пространство скольжения прямо в атмосферу?

Взвесив шансы, он решил остановиться на первом — мало того, что прыжок в атмосферу требует невероятного искусства пилотирования, так он ещё привлекает внимание всех в радиусе тысяч километров и оставляет корабль без защиты на некоторое время. Если Жнецы не совсем дураки, любой портал в атмосфере мгновенно окажется под прицелом десятка установок их ПКО.

Так что лучше медленнее... зато незаметнее.

Проблема была в том, что Кортана выделила малый рой Часовых, который окутал планету сплошным слоем. Около миллиарда машин, примерно по одной на квадратный километр. Установки ПКО Жнецов, ведущие огонь с поверхности, их постоянно сбивали, но как-то... лениво. Где-то по выстрелу в секунду. Такими темпами понадобится лет тридцать, чтобы сбить их все.

В чём дело? У них что, со скорострельностью проблемы? Ой вряд ли...

Он увеличил разрешение приборов.

А, вот оно что. Малый рой поддерживал вокруг Земли дефлекторный щит, который защищал её от вспышек в космосе. Без него всё живое на планете давно ослепло бы и сейчас бы последние "счастливчики" умирали от многочисленных ожогов кожи. Сотни тысяч гигатонных вспышек в секунду в небе, на расстоянии орбиты Луны — это не шутка. Но Кортане и Жнецам одинаково нужны живые люди, хоть и для разных целей. Поэтому машины, ежесекундно истребляющие друг друга в масштабах, превышающих население Земли, заключили в этом смысле неофициальное перемирие — одни не пытались штурмовать планету, пока не будет закончена битва в космосе, а вторые не мешали её защитить.

Но как бы всё-таки через этот щит аккуратненько пройти, чтобы не спровоцировать ни тех, ни других?

В принципе, Ричард — сам, а не его корабль — мог просочиться сквозь щит, не вызвав его активации, так же как некогда проник на "Просветлённое Паломничество". Но одного марсианина без телепатических способностей будет явно маловато, чтобы вытащить Спартанца из эпицентра битвы.

— А почему бы не прыгнуть прямо в океан? — поинтересовался один из Глубоководных. — На этой Земле, как я вижу по карте, очень большие океаны. Сомневаюсь, что Жнецы контролируют воду так же хорошо, как воздух. А наш крейсер вполне сможет некоторое время поработать подводной лодкой.

— В столь плотную среду портал открыть невозможно, — вздохнул Ричард. — Во всяком случае, без стационарного "якоря" на другой стороне.

В качестве "якоря" теоретически можно использовать двигатель "Кротокрыса", но как незаметно доставить на планету сам корабль-буксир?

Ещё можно настроить использовать корабельный дефлекторный щит для проникновения сквозь щит планетарный. Если настроить их в один и тот же режим, с полным совпадением констант, два "пузыря" просто сольются, как две капли воды. Проблема в том, что этого не сделаешь незаметно — по щиту пробежит волна, которую засекут Часовые, да и для переключения на дефлекторы придётся отказаться от невидимости. Нет, тоже плохой вариант.

Минутку. А почему он должен сам решать эту задачу, когда у него тут есть почти три десятка экспертов высшего класса по проникновению на территорию противника? Ну хорошо, может быть не все тут, многие остались на Марсе, но хотя бы парочку душ Спартанцев Охотник наверняка прихватил с собой.

— Да, конечно, — кивнула Дейзи-023. — Я знаю способ, как вам попасть на Землю. Но я не очень понимаю, почему я должна помогать вам похитить моего брата по оружию. Я как бы немножко с другой стороны.

— Мы не воюем с Юиджи... с Землёй, — мягко сказал Ричард. — Наоборот, мы хотим помочь хотя бы части твоих соплеменников выжить.

— Бросив остальных на расправу Жнецам?

— У нас недостаточно сил, чтобы спасти всех. Сейчас это пытается сделать Кортана, и хорошо, если ей удастся, но это крайне сомнительно. Мы ей не мешаем, но сами делаем то, что в наших возможностях, куда более скромных.

— Для эвакуации Ковенанта вы подготовили целый флот. А мест для человеческих кораблей я там не помню. Или для вас "те, кого можно" — это один Спартанец? Я не думаю, что ваши силы НАСТОЛЬКО скромные.

— К сожалению, тут проблема в социальной структуре. Ковенанты приучены к беспрекословному повиновению и не задают лишних вопросов. Тогда как извлечение множества людей непременно поднимет волну. Кроме того, люди гораздо более разнообразны по реакциям. Невозможно сказать заранее, кто предпочтёт бежать, а кто — остаться и умереть, сражаясь. Даже телепатия не поможет провести такую сортировку — они зачастую сами не знают до последнего момента, что выберут. Так что при попытке работать с любым большим коллективом часть населения нам пришлось бы тащить силой. А поиск добровольцев — это опять же огласка.

— Но вы можете собрать по крайней мере души умерших! Я имею в виду — массово, а не самых особенных одиночек.

— Можем, но это не имеет смысла, — вмешался в разговор Охотник.

— Потому что только лучшие достойны сохранения?

— Нет, потому что именно это уже делают Жнецы. Именно они собирают Эссенцию массово, не разделяя её на лучшую и худшую. Нам нет смысла дублировать их работу. Я согласился вывезти в будущее души Дхувиан и Пловцов, потому что иначе эти виды погибли бы полностью, у них не было возможности дожить до появления Жнецов. Но вы — другое дело. Прямо сейчас твой народ получает бессмертие.

— Я не хочу моему народу бессмертия в виде кучи слизи в брюхе космического чудовища! — железным голосом сказала Дейзи-023. — У душ в ловушках есть ещё хоть какой-то шанс вернуться к нормальной жизни, у жертв Жатвы этого нет.

— Хорошо, — прервал их спор Ричард, — в процессе Жатвы достаточное количество людей погибнет насильственной смертью, чтобы их сбор не нарушил кодекса Охотников. Мы теряем время. Какое количество душ ты сочтёшь достаточной оплатой?

— Столько же, сколько ковенантов в вашем флоте спасения.

— Не считая лекголо! — быстро поправил Ричард.

— Считая каждую колонию за одного разумного, — поправила в свою очередь Спартанка.

— Ладно, — с облегчением вздохнул Моро.

Колоний на флоте было не так уж и много — тысяч пять. Но среди них были неразумные колонии размножения — и в каждой такой насчитывалось до миллиона червей (в отличие от разумных, где не собиралось более трёх тысяч). И таких бассейнов на всех кораблях в сумме — под сотню.

— Поверишь нам на слово, или тебе нужны какие-то гарантии, что мы соберём души?

— Поверю на слово, — чуть заметно улыбнулась Дейзи. — На самом деле решить вашу задачу достаточно просто. Выходим внутри естественного углубления рельефа. Скажем, внутри Великого каньона. Скалы нас спрячут от всех приборов. Ширина там шесть километров в самом узком месте, нам хватит.

— Я об этом думал, — буркнул Ричард. — Но мы не можем выйти с такой точностью внутри гравитационного колодца, там минимальная погрешность — километров пять. С избытком хватит, чтобы вписаться в землю или выскочить в открытом небе.

— Для обычного корабля Ковенанта — да. Но мы-то необычный. У нас есть самое совершенное навигационное оборудование — Охотник за душами...

— Ты имеешь в виду...

— Ну да! Показываем нашему трехглазому другу разные вычисления курса, пока он не скажет, что вероятность смерти при прыжке достаточно низка...

— Не хватало только вписаться в ту самую пяти— или трехпроцентную вероятность, — проворчал Ричард. Но в целом он уже понимал, что идею примет.

— Не впишемся, — покачала головой Спартанка. — На нашей стороне статистика. Если бы на борту был десяток разумных, они могли бы выжить или погибнуть все строго одновременно. Но у нас тут несколько сотен экипажа. При любой аварии часть из них погибнет, часть выживет. Поэтому нам надо отменить все планы прыжка, для которых вероятности смерти заметно различаются и для которых они одинаково высоки — и оставить только те, где они одинаково низкие.

В итоге они выбрали не Великий каньон, а второй по глубине каньон Фиш-Ривер, в Африке. Войти в него было ещё сложнее, это потребовало поистине филигранного пилотирования — зато в итоге расстояние до цели сократилось с пятнадцати до трёх с половиной тысяч километров.

Ричард без проблем в полной тишине припарковал "Найткина" над самой рекой, запрограммировав бортовой ИИ использовать плазменный маскировочный щит днём и инвертированный пустотный — ночью.

Лететь до Портала решили своим ходом — на бреющем, сливаясь с местностью, используя телепатическое сканирование и марсианские чувства, чтобы обходить любых возможных наблюдателей. Охотник за душами, единственный в компании, кто не умел летать, сел верхом на Дэйр-Ринг — доспех превратил её из миниатюрной "лошадки" в могучего "дестриэ", а встроенные двигатели легко компенсировали надбавку веса.

Территория, где находилась когда-то Новая Момбаса, представляла собой огромную стеклянистую плешь, края которой доходили до самого моря. Даже сейчас, спустя десятилетия после войны, она выглядела... зловеще. Ричарду сразу вспомнился кратер Свечения — хотя тот был на порядки меньше. Некогда здесь рухнул корабль Потопа, и корабли сангхейли, чтобы не допустить распространения заразы, остеклили всю территорию — закончив то, что начал флот Пророка Истины, когда откапывал своим огнём установку Портала.

С тех пор у людей было множество возможностей заново терраформировать этот участок, но его оставили в неприкосновенности. То ли как память, то ли на случай, если война повторится. И как в воду глядели — прошло меньше века, а Портал снова стал предметом ожесточённой драки.

Безоблачное небо расчертили дымными следами и вспышками лучевого оружия сотни летательных аппаратов. На поверхности Рыцари-прометейцы Кортаны выясняли отношения с хасками Катализатора. Мрачная ирония ситуации состояла в том, что те и другие являлись бывшими людьми — оцифрованными и лишёнными свободы воли. Только тела Рыцарей были полностью механическими, а в хасках оставалось ещё немало плоти.

Пока что хаски однозначно проигрывали. Они превосходили Рыцарей в скорости реакции и численности, но этого не хватало. Слишком много в их телах оставалось человеческого. Их пистолеты и винтовки не могли даже поцарапать броню, сделанную Предтечами, а любой выстрел световой винтовки Рыцаря разносил тело хаска в клочья.

Кое-где мелькали улучшенные хаски — с бронёй и щитами, с тяжёлым оружием, или ярко-красные, словно освежёванные заживо, способные взрываться при сближении. Эти могли доставить Рыцарям некоторые проблемы, но Жнецы не успели сделать таких достаточно много.

Однако там, где бойцы Кортаны пытались перейти в наступление, они быстро рассеивались по местности и кто-то из хасков удачно заходил им со спины. Отряд Рыцарей, прикрывая друг другу спины, мог зайти достаточно глубоко на чужую территорию, и успешно вернуться, не понеся потерь — но вокруг не было подходящих целей для таких вылазок. Поэтому они в основном просто держали оборону вокруг Портала, перемалывая орды нападавших.

Классическая картинка зомби-апокалипсиса, только с нетипичными механоидными оттенками.

Впрочем, гостей с Марса это всё интересовало мало. Гораздо важнее, что здесь не было ковенантов с их плазменным оружием — а значит, гости могли оставаться более-менее вменяемыми.

— Прикройте меня, — скомандовал Дж-Онн, прижавшись спиной к стене. Дэйр-Ринг и Ричард тут же заняли позиции перед ним, готовые принять на броню несколько случайных выстрелов, если таковые прилетят. Преследователь отключился от внешнего мира и развернул телепатические щупальца почти на всё восточное побережье, выискивая людей, мысли которых были связаны не только со спасением себя, родных и близких. Военных людей.

Что-то грохнуло, с такой силой, что земля содрогнулась под ногами, но он не отвлекался — если там будет реальная опасность, его вытащат.

Примерно через пять минут он открыл глаза.

— Удалось найти сразу двух Восстановителей. Кортана доставила на континент гражданское лицо с соответствующими способностями. Кроме того, группа из четырёх Спартанцев, двух второго, одного третьего и одного четвёртого поколения высаживается сюда от Сопротивления. Это хорошая новость. Плохая — эти четверо привезли сюда бомбу невероятной мощности. Земное командование решило уничтожить Портал, чтобы тот не попал ни к Кортане, ни к Катализатору. А что это был за удар где-то в середине медитации?

— Ничего особенного, — хмуро ответил Ричард. — Просто на мою девушку упал космодесантник.

Представьте себе круглую пустошь без единой неровности, более ста километров в диаметре. Где-то на краю этой плеши стоит невидимая марсианка, занимающая не более трёх квадратных метров поверхности. Какова вероятность, выпав из дропшипа в совершенно случайном месте, в свободном падении, без использования корректирующих двигателей, свалиться точно на неё?

Но для Спартанца-1337 не было ничего невозможного.

Как объяснила чуть позже Дейзи-023, руководство СВР так и не смогло толком определиться, был ли этот парень особой удачей проекта "Спартанец-2", или его крупнейшим провалом. Он с самого начала был довольно странным ребёнком — несомненно гениальным, как и все кандидаты, но слишком шумным, гиперактивным, страдающим от синдрома дефицита внимания. У вербовщиков шли яростные споры, стоит ли его брать.

В итоге всё же взяли — в основном за исключительное здоровье и выдающиеся физические параметры... и десять раз пожалели об этом.

Начать с того, что выращенный на замену этого ребёнка клон — единственный в группе — не страдал от синдрома метаболической недостаточности. Правда, умер довольно быстро, как и остальные клоны... но учёные на вскрытии так и не смогли понять, от чего. До последнего дня мальчишка абсолютно ничем не уступал своему оригиналу — ни по физическим, ни по интеллектуальным показателям.

Далее возникли сложности с именем. Мало того, что данные о настоящем имени пришлось стереть, потому что оно было довольно редким и принадлежало сыну весьма известного политического деятеля, что могло навести на подозрения. Так мальчишка ещё наотрез отказался принимать в качестве позывного какое-либо иное имя. "Зовите просто по номеру" — и всё, и хоть ты его в карцер сажай — на другое не откликался.

Так ещё и номер у него был нестандартный — вообще-то в программе изначально было зарезервировано всего 150 мест, и мальчишка должен был стать номером 137. Но у набиравшего номер оператора залипла клавиша 3. А когда ошибку обнаружили, оказалось, что настоящий номер уже зарезервирован за Кэррис-137.

"Да пусть будет, — сказал кто-то из кураторов СВР. — Если это чудо доживёт до боевого применения, пусть враги думают, что у нас не менее тысячи Спартанцев. А в нормальной последовательности номеров ему делать всё равно нечего".

И большинство учителей программы были с ними совершенно согласны.

Ни жесточайшие тренировки, ни работа профессиональных психологов — ничего не могли с ним поделать. Годы шли, а он оставался всё таким же шумным, упрямым, легкомысленным, наглым и прожорливым. Его бы давно выкинули из программы, не будь он при этом также и одним из лучших бойцов. По характеру работы он был чистейшим штурмовиком — быстрым, сильным и прямолинейным. Все остальные Спартанцы вскоре выработали алгоритм, как правильно работать с ним в команде — нужно послать 1337 в лоб атаковать самую заметную цель, а пока он стягивает на себя весь огонь противника — самим незаметно просочиться на фланге и выполнить поставленную задачу. Главное — не мешать ему хвастаться после завершения миссии, что он сделал главную работу.

Странность была только в том, что с большинства таких "самоубийственных" заданий 1337 умудрялся возвращаться условно живым. При этом зачастую он проваливал всё, что только возможно — со следованием инструкциям у него всегда было ужасно. Но главную задачу при этом каким-то образом всё же умудрялся выполнять. Если бы вообще существовал "закон сохранения удачи", в который верили некоторые коммандос, можно было бы сказать, что 1337 жертвует всей своей повседневной удачей, чтобы вложить её в эпичный финишный рывок.

После прохождения биологической аугментации число странностей только возросло. Если раньше 1337 просто любил хорошо покушать, то теперь он стал каким-то всепожирающим монстром — растущие кости и мышцы, в сочетании с неуёмной физической активностью требовали МНОГО питания. Пока остальные неделями и месяцами отходили от последствий модификации, 1337 уже на следующий день ходил, а через два дня — бегал и прыгал, даже активнее, чем до неё. Эффективность его мускулов и прочность костей вышли на какой-то запредельный даже для Спартанца уровень. А когда он получил свою первую штурмовую броню "Мьёльнир" — за ним вообще никто из собратьев угнаться больше не мог. Нет, броня сама по себе не была какой-то особенной. Дело в том, что скорость и сила сокращения искусственных мышц доспеха ограничены возможностями носителя (потому и пришлось для них выводить особую породу пользователей — обычным людям они просто ломали кости при первом же движении). Так вот, если обычный Спартанец выдерживал перегрузки при движении в пять раз быстрее человека неограниченное время, и в десять раз — недолго на форсаже, то Спартанец-1337 запросто выкручивал регулировку своего доспеха на двадцатикратное ускорение — и потом у него даже синяков и растяжений не оставалось.

Идеальный суперсолдат? Ну, в плане физиологии — пожалуй, да. Увы, не в других смыслах. Понятия дисциплины, секретности и прочие качества, необходимые для бойца специальных войск, которые были основой мышления других Спартанцев, в него вколотить так и не удалось. 1337 считал себя скорее супергероем, великим воином-одиночкой, ведущим крестовый поход против сил зла, чем частью общей военной машины. И не стеснялся об этом рассказывать всем встречным-поперечным, не исключая даже солдат Ковенанта. Все сходили с ума от его запредельной улётности, ибо был он… ну ва-а-ще-е-е-е! О его мастерстве ходили легенды! В основном, правда, из разряда анекдотов.

Иметь такого бойца очень хорошо, когда нужно заткнуть прорыв на фронте, но врагу не пожелаешь — в тайных операциях, где нужно сделать дело без шуму и пыли. Поэтому Дейзи-023 даже не удивилась особо, увидев бывшего однокурсника на Эрде Тайрин. Пока другие Спартанцы носились по всей галактике с миссиями, ликвидируя недобитых вождей кови и собственных сепаратистов, обеспечивая безопасность дипломатов на переговорах, извлекая артефакты Предтеч и делая другие взрослые серьёзные дела — 1337 в ледяном анабиозе лежал в подвалах научно-исследовательского института, где учёные пытались понять, какая генетическая аномалия дала ему эту невероятную выносливость и фантастическую подвижность. Его биологический возраст так и остался где-то в районе двадцати пяти лет. Зато после вторжения Жнецов его поспешно вытащили из ящика, провели экспресс-курс по новому оружию и доспехам последней модели, и отправили сеять хаос в рядах роботов — единственное, с чем он справлялся идеально.

Похоже, подобное притягивается подобным. Как ещё объяснить, что из четырёх пришельцев Спартанец-1337 умудрился выбрать для падения столь же энергичную и бесшабашную Дэйр-Ринг? Учитывая, что её щит был выключен, дабы не мешать работе маскировочного поля — будь внутри доспеха настоящий мгалекголо, ему бы от такого удара не поздоровилось. Но марсианка успела поймать падающий с неба объект телекинезом и плавно замедлить его скорость до безопасной. Для обоих. Грохнуло здорово, но броня не пострадала.

Шаг туда, а два обратно, всё вокруг да около

Я ходила, я гуляла, никого не трогала,

Не просила себе счастья, долю-долюшку кляня

Вдруг чувак пятнистой масти рухнул с неба на меня

Вдруг мужик пятнистой масти рухнул прямо на меня

О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник,

О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник!

Я сперва аж пошатнулась, ведь и правда тяжело

В нём со всей его снарягой чуть не двести, блин, кило!

Да и парень не лядащий, что за выправка и стать:

От наплечников блестящих просто глаз не оторвать,

От наплечников блестящих мне уж глаз не оторвать!

О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник,

О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник!

Говорю, мол, не в обиде, лишь бы сам остался цел

А он ваще меня не видит, шарит в небе сквозь прицел

И какую-то там базу вызывает вновь и вновь

Вот такая вот зараза — безответная любовь,

Что ж ты делаешь, зараза, межпланетная любовь!

О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник,

О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник!

Спустя несколько секунд безуспешных попыток связаться с руководством (в том дичайшем поле помех, что поддерживали Жнецы), Спартанец-1337 вспомнил, что в промежутке между небом и землёй определённо встретил какое-то препятствие, с которого кубарем скатился. С бойцами Ковенанта под активным камуфляжем он уже сталкивался, так что совсем врасплох это его не застало. Правда, ни Элит, ни Бугай не могли выдержать таранного удара Спартанца на полном разгоне — может живы и остались бы, но из невидимости точно бы вылетели.

Переключив шлем на режим сканирования (это пришлось делать вручную, потому что ни один искусственный интеллект долгого пребывания в броне 1337 не выдерживал), десантник своим усиленным зрением без труда выделил силуэты четверых замаскированных противников. Охотники, судя по размерам.

Он вскинул винтовку и открыл огонь...

...к огромному изумлению всех троих марсиан, которые были уверены, что землянин полностью безопасен.

Конечно, Ричард тут же среагировал и телекинетическим ударом повалил Спартанца на землю, одновременно разворачивая ствол его винтовки в другую сторону. А две-три пули толстенную броню пробить не смогли, хоть и оставили на ней довольно глубокие шрамы.

— Ты куда смотрел?! — рявкнул он брату, пытаясь выдрать оружие из лап крайне верткого сверхчеловека, который умудрялся его удерживать, несмотря на многотонные рывки, да ещё и постоянно норовил выскочить из фокуса телекинетической силы.

— Я думал, что удержу его... — виновато просвистел ультразвуком Дж-Онн, — но... там невероятно сильная воля и гибкость сознания, мозг постоянно адаптируется к моим воздействиям! Я такого сроду не видел у нетелепатов!

— Я возьму его! — Дэйр-Ринг одним прыжком оказалась рядом со Спартанцем, и с такой силой придавила его грудь броневым "копытом", что даже многотонные рывки "Мьёльнира" не могли изменить положения его хозяина. — Успокойтесь, мы не враги, и не хотим причинить вам вред, не надо в нас стрелять!

— Спартанцы никогда не сдаются! — пафосно прогремел 1337. Выхватив из-за пояса плазменную гранату-липучку с такой быстротой, что никто из марсиан не успел отреагировать, он активировал её и прилепил к груди Дэйр-Ринг. Яркая вспышка и мощный ЭМИ.

Щиты "Мьёльнира" выдержали, хотя и слетели более, чем наполовину. Броня Дэйр-Ринг — тоже, хотя с неё как языком слизнуло сантиметра три наружных слоёв. Но марсианку отшвырнуло, как игрушку, а сопротивляться левитацией она не могла, так как была парализована огненным ужасом.

Прежде, чем Ричард успел снова применить телекинез, Спартанец прыжком вскочил на ноги, микрореактивными двигателями приземлил себя прямо ему на голову, налепил ещё одну плазменную гранату, на сей раз куда более мощную (первую он выставил на слабый подрыв, чтобы не навредить себе) и оттолкнувшись ногами, сделал сальто назад, успев ещё и полить его очередью... Всё это — менее, чем за треть секунды! Марсиане были сильнее, гораздо сильнее... но банально не поспевали за этим монстром!

К счастью, Ричард прекрасно знал, как работают эти гранаты — как-никак, производились Ковенантом. Во-первых, их таймер нельзя было выставить на время меньше, чем на три секунды, что давало ему время на ответную реакцию. Во-вторых, пытаться их оторвать практически бесполезно — они не просто прилипают, а привариваются к поверхности цели с силой почти в тонну (хотя точные цифры зависят от материала поверхности). А если жертва достаточно сильна, чтобы развить такое усилие, то сломается сама граната, а не "липучка" — прочность её корпуса специально сделана более низкой. Это приведёт лишь к преждевременной детонации от высвобождения плазмы. И вывернуть её обратно на малую мощность, после того, как цикл подрыва начат, тоже нельзя.

С другой стороны, при преждевременной детонации граната не успеет накопить внутри себя много энергии и взрыв будет слабее!

Ричард с силой сжал телекинезом корпус. Последовала яркая вспышка, всё тело скрутило судорогой от электромагнитного импульса... но броня устояла, шлем потерял всего какой-то сантиметр толщины.

Так, где там этот зас... в смысле, Спартанец?! За секунду, пока Ричард воевал с гранатой, он мог успеть сделать очень много нехороших вещей...

1337 растянулся на слое фульгурита и сладко дрых.

— Удивительно живучий, — заметил Охотник за душами, пряча ловушку. — Мне пришлось вытащить из него столько Эссенции, что хватило бы погрузить в кому пятерых обычных людей, и только после этого он начал слабеть, но продолжал двигаться, пока я не откачал ещё столько же... Берите его, и возвращаемся на корабль. Подозреваю, что даже после такого шока он пробудет без сознания недолго...

Ричард, уже испытавший на себе экстраординарные возможности Спартанца-1337, был полностью согласен с предупреждением Охотника и отнёсся к нему со всей возможной серьёзностью. Никакие путы и даже стальные цепи такого силача не удержат. Марсиане, конечно, избавили его от всего оружия, но Спартанец в "Мьёльнире" может и голыми руками много чего поломать, да и новое себе добыть — не так далеко, как кажется, тут всё-таки война идёт. Снять с него доспехи? Это займёт слишком много времени. Ведь раздевание Спартанцев в поле вообще не предусмотрено конструкцией — своими силами они могут снять только шлем, от всего остального избавляются при помощи специального оборудования в казарме. Кроме того, если пленника раздеть, то он останется беззащитен — а тут, знаете ли, пули летают.

С другой стороны... сама же броня может послужить и неплохой смирительной рубашкой!

Просунув щупальца в слой металлических искусственных мышц, Ричард по очереди отсоединил их (физически) от управляющей нейросети, после чего завёл пленнику руки за спину, ноги прижал друг к другу, и подал команду "зафиксировать позу". "Мьёльнир" застыл, превратившись в статую самого себя — в саркофаг, внутри которого был захоронен носитель бесценного генокода.

Честно говоря, после всего увиденного и услышанного — он допускал даже невероятную мысль, что 1337 сможет двигаться и вопреки блоку — превозмочь сопротивление металлических мускулов силой своих собственных, биологических.

Но чего он точно не сможет — двигаться в таких условиях БЫСТРО. Таскать на себе два центнера брони, в условиях, когда каждое сгибание или разгибание ноги требует усилия в тонну — дело долгое даже для самого модифицированного из модифицированных организмов. Марсиане успеют его догнать и повторно обезвредить, прежде чем он снова обзаведётся оружием.

— А теперь убираемся отсюда как можно быстрее. Не знаю, как скоро Спартанцы рванут свою бомбу, но я не хочу быть неподалёку, когда это случится.

Взрыв, который уничтожит или хотя бы необратимо повредит стокилометровый артефакт Предтеч, должен обладать просто невообразимой мощью.

— Через тридцать две минуты, — сообщил Охотник. — Возможно, это и не та бомба, но здесь точно случится что-то серьёзное. Чтобы вероятность нашей смерти была менее девяноста процентов, нам нужно к тому времени удалиться хотя бы на тридцать километров.

Они успели улететь на сто с лишним километров, когда им на головы рухнуло небо.

Полёт к Порталу проходил под непрерывно мерцающим "небесным стробоскопом" — в космосе продолжалась война машин с применением невероятных разрушительных мощностей. Потом, когда началась драка с 1337, Ричарду стало немного не до того, и он как-то перестал обращать внимание на освещение. Благо, возможность была — для марсианского зрения постоянное мерцание не являлось помехой. Да и основная зона битвы постепенно склонялась к горизонту — Земля вращалась, и вскоре должна была подставить потокам гамма-излучения другой бок, дав Африке заслуженный отдых.

А между тем вспышки постепенно погасли. Ричард слишком поздно понял, чем это ему грозит. Если стрельба закончилась, это значит, что кто-то победил.

И теперь победитель займётся Землёй.

Через несколько мгновений он понял, что победителем была не Кортана.

С воем разрезая атмосферу, к поверхности падали Часовые. Миллионы Часовых. Миллиарды.

Планетарного щита, установленного ими, больше не было.

Кортане совершенно незачем было его снимать в случае победы. Она — обороняющаяся сторона, она не знала, сколько ещё сюрпризов приготовил ей противник. Скорее, всех выживших из основного роя она наоборот, присоединила бы к защитной сфере Земли.

А вот Катализатору нужно было взять планету как можно быстрее — пока силы Кортаны не контратаковали, и сами жители Эрде Тайрин не выкинули чего-нибудь, способного помешать его планам. Жнецов им победить вряд ли под силу, пусть даже локально. Не тот калибр. А вот поубивать, например, себя, чтобы космическим кальмарам не досталось вкусной еды — вполне реально. Или взорвать Портал...

Что они и сделали, как только поняли, что Жнецы каким-то образом перехватили управление Часовыми. За спинами марсиан поднялся к небу ослепительный шар — чуть тусклее, зато в сто раз больше солнца. ККОН не решилось рвать на собственной планете атомную бомбу необходимой мощности, и использовало вместо неё плазменную — дающую такие почти же разрушения в зоне огненного шара, но не порождающую ударной волны.

Одного взгляда на это чудовище за спиной хватило, чтобы Дж-Онн и Дэйр-Ринг закувыркались в воздухе и полетели к земле. Впрочем, оба сумели выровняться раньше, чем врезались в скалы — Ричарду даже не пришлось их ловить. Поистине великие марсиане — без всякого сарказма. Типичный Ма-Алек на их месте остался бы парализован ещё минут пять-десять после исчезновения всех следов огня. А они сумели вложить страх в увеличение скорости полёта — и рванули прочь на сверхзвуке так, что Ричард от них мигом отстал. Ещё быстрее лететь им мешало только то, что воздух вокруг начинал нагреваться — они рисковали сами создать тот огонь, от которого бежали. У себя дома, на Ма-Алека-Андре, они бы и гиперзвук выдали в таком состоянии... впрочем нет, дома у них не было Эмпирея, позволяющего такие штучки.

Ричард поймал на лету Охотника, сбитого со спины разогнавшейся Дэйр-Ринг потоком воздуха. Тот успел перейти в стазис, поэтому не пострадал, но настроение у него было... даже без всякой телепатии чувствовалось всё, что он думал о таких поездках, хотя и не сказал ни слова.

Но самым плохим было даже не это.

Два объекта, разогнанных до сверхзвуковой скорости, разумеется, создали в атмосфере мощную ударную волну, за которой формировался инверсионный след. Не говоря уж о том, что плазменный кокон, обеспечивающий их визуальную невидимость, срывало потоком, и проектор не успевал его нормально восстанавливать. Активный камуфляж броня создавался для маскировки пехоты, пусть и тяжёлой, а не ракет!

И оба беглеца были слишком шокированы, чтобы это сообразить.

Ричард в отчаяниии наблюдал издалека, как с неба спускается формация из двух сотен Часовых, аккуратно формирует "сетку" силового поля и по очереди ловит в неё Дж-Онна и Дэйр-Ринг. Конечно, марсиане брыкались, да ещё как — огненный ужас заставил их даже забыть о запрете на убийство, и они успешно разнесли телекинезом в клочья несколько роботов — но подавляющее поле сжималось на них всё сильнее, пока они, наконец, не затихли.

Ярость и гнев (в основном на себя) буквально сжигали его изнутри... но не до такой степени, чтобы броситься в одиночку на толпу боевых роботов, способных разобрать на куски звездолёт.

— Вероятность их смерти? — простонал он Охотнику.

— Тридцать процентов в ближайшие сутки, дальше не вижу чётко, слишком много переменных... но вроде бы снижается.

"Хм, не слишком плохой исход..."

— Вероятность моей смерти, если я атакую?

— Тридцать восемь процентов.

"Ясно, значит на поражение постараются не бить, запрограммированы брать живыми..."

— Ты сможешь отслеживать их положение по вероятности смерти?

— Да, но не окружение...

"Ничего... выследим... мне нужно подготовиться для атаки..."

До замаскированного "Найткина" он добрался без особых проблем. Жнецы ещё не нагнали на планету столько роботов, чтобы провести ТЩАТЕЛЬНОЕ сканирование каждого квадратного километра. К тому же у них была куча хлопот со сбором живого материала. Часовому Оникса догнать и убить человека нетрудно, а вот схватить и потащить живым — требует совместных усилий как минимум пяти.

Так что в ближайшие два часа он сможет покинуть планету, при соблюдении минимальных требований предосторожности. Покинуть даже с готовым ключом. 1337 был благополучно заперт в специально подготовленной для этого силовой клетке, пробить которую не под силу даже ему.

Но это означало бросить брата и девушку. Которые хоть и не были ему родными на самом деле, всё же успели стать достаточно близкими.

Змея-то поймёт и не станет возмущаться... но поймёт ли он сам себя? Ведь по большому счёту эти двое оказались в плену по его вине. Потому что он решил прихватить их с собой ради более надёжного получения Восстановителя. А Восстановитель был нужен только ему, Мастеру. По причине его жадности. Они-то совсем не желали тащить за собой в будущее целый флот.

— Где сейчас находятся пленники?

— На одной из цитаделей. Пока вероятность их гибели невелика. Но... есть нечто странное.

— Что?

— Через восемь дней для Дэйр-Ринг и двенадцать для Дж-Онна вероятность смерти понизится до ноля. Строгого ноля. Они фактически вообще исчезнут для моих чувств. Так не бывает, вероятность смерти может быть очень низкой, миллионные доли процента, но не нулевой. Только если...

— Если что?

— Если их тела утратят способность к производству Эссенции. А мои учителя с таким встречались лишь в одной ситуации. Во время Жатвы. Когда разумные существа превращаются в хасков.

Теперь вариантов не оставалось вообще. Ричард должен был их вернуть любой ценой. Он мог ещё стерпеть гибель спутников, но их превращение в зомби... в набитых электроникой мертвяков... это хуже смерти.

Не говоря уж о том, что Катализатор, получивший знания о будущем на миллиард лет вперёд, это... хуже любого апокалипсиса.

Загудели двигатели и "Найткин" начал подниматься. Щита больше не было, и ничто не препятствовало его выходу на орбиту. Аккуратно лавируя между крупными скоплениями Часовых, он вывел крейсер в относительно чистый космос. Неплохо бы посоветоваться со Змеёй, но включение сверхсветовой связи наверняка засекут. Да, сами Жнецы не могут использовать Эмпирей, но как насчёт захваченных ими роботов Предтеч? Лучше не рисковать.

Дейзи-023 и её сестра выслушали план и в целом одобрили, добавив лишь пару деталей. Они также согласились, что Охотника об этом лучше в известность не ставить. Не поймёт-с.

Согласился помочь, как ни странно, даже Спартанец-1337. Правда, он много ругался и вызывал "несчастных трусов Ковенанта" на честный бой, но после того, как Ричард отправил его "в гости" к Дейзи, изменил мнение. Своим соратникам Спартанец верил. Да и миссия по спасению "девы в беде" и великого заточённого героя марсианской расы ему понравилась. Вполне в его стиле.

Для операции им пришлось пожертвовать "Кротокрысом". Ничего страшного, корабль-лидер в любом случае и не предназначен для долгой жизни, а его усовершенствованная копия на верфях уже строится.

Сам прыжок занял менее секунды, но на его вычисление ушло часов пять. Ричард многократно всё проверил — слишком велика была ставка.

"Кротокрыс" вынырнул менее чем в километре от стенки сверхносителя. Вернее, попытался вынырнуть.

Ричард понял, почему провалилась попытка Кортаны по абордажу через пространство скольжения. Вспышка поля эффекта массы — и портал сложился, как бумажный цветок, а буксир остался в Эмпирее, с носом. Вернее, как раз без носа — нос в виде отдельных обломков остался дрейфовать в обычном космосе. Следующая вспышка отшвырнула обломки прочь — Жнецы не хотели рисковать, ведь в любом из них могла оказаться бомба или что-то похуже.

Он задумался. Задача существенно усложнилась. Ричарду требовалось максимум секунд пять — но ему их не дали. А приблизиться через обычное пространство нет смысла даже пытаться. Какие бы у него там ни были системы невидимости — вряд ли они обманут сенсоры сверхцивилизации при подходе практически в упор. Вынырнуть чуть подальше? В десяти, двадцати, пятидесяти километрах? Беда в том, что он не знал, как далеко распространяется поле, способное крушить порталы — и в его распоряжении было слишком мало кораблей, чтобы выяснить это методом проб и ошибок.

Пришлось снова обращаться за помощью к Дейзи-023. Это опять было по её профилю.

— Хорошо, — кивнула девушка. — Я это сделаю, но с условием.

— С каким? — устало вздохнул Ричард.

— Ты должен будешь мне услугу. Спасение двух жизней, которые я укажу.

— Ладно. Но только если твой метод сработает. Что у тебя за идея?

Дейзи рассказала. Как и всё, что делали Спартанцы, это было полным безумием... но могло сработать!

— Что тебе для этого понадобится?

— Прямая связь с 1337. Много обломков Жнецов — чем больше, тем лучше. Помощники из числа Глубоководных и твои щупальца. И живой шоггот.

Берётся истребитель Тип-27, "Космический Баньши" — весьма быстрая и маневренная сама по себе машина. С него снимаются все вооружения, броня, генератор щита и системы жизнеобеспечения. Остаются только двигатель, управление, баки и рама, на которой всё это держится.

Верхом на получившиеся "салазки" садится Спартанец. За его спиной пристраивается шоггот, впитавший в себя много нулевого элемента из обломков Жнецов.

В принципе эффект массы был Ковенанту прекрасно известен. Поле эффекта массы было лишь ещё одним из режимов вездесущего квантового поля — того же, которое использовалось для создания дефлекторных и пустотных щитов, для защиты от нематериальности Эмпирея, и даже для уничтожения всех нейроструктур Ореолами. Создавалось оно тем же генератором при иных настройках.

Принцип генерации был один и тот же — встречные пучки частиц (в плазме у Ковенанта, в фотонном кристалле у Предтеч) создавали дополнительные колебания суперструн, что вызывало переход пространства в некотором радиусе в новое метастабильное состояние — с чуть-чуть изменёнными константами.

Особых качественных различий с тем, что делали Жнецы, тут не было.

Но количественно — это были просто несравнимые вещи. Поле импульсных двигателей Ковенанта давало максимум десятикратное уменьшение массы для серийных боевых машин и двадцатикратное — для скоростных моделей. Кроме того, для создания такого поля требовалось отключить щит, что делало его неприменимым в бою — только в дальних полётах, где вероятность напороться на врага невелика, а вот каждый килограмм рабочего тела — на вес золота.

Жнецы работали в абсолютно иной весовой категории. Их поля эффекта массы легко достигали миллионных коэффициентов, благодаря использованию некой субстанции, называемой "нулевым элементом". Ковенант пару раз нашёл эту дрянь на отдалённых мирах, но хурагок напроч отказались с ней работать и поспешно выкинули подальше. Употребление элно было классифицировано как техноересь, и Ковенант о нём благополучно забыл, даже не догадавшись, от каких возможностей отказывается.

Ричард, конечно, пытался выяснить у своих инженеров, что плохого они нашли в этом уникальном веществе. Но они и сами подробностей не знали, как выяснилось. Просто остро чувствовали, что с этим материалом лучше дела не иметь, ничего хорошего не выйдет. Так же, как чувствовали сломавшуюся машину. В обоих случаях ощущение было крайне неприятное — сравнимое с физической болью у людей.

Было ли это каким-то аспектом программирования Предтеч, или результатом подсознательного анализа свойств элно — они могли выяснить, только погрузившись глубже в изучение отвратительного вещества. Но по доброй воле ни один хурагок такого не сделает, а заставлять их Ричард не хотел — ему с этими конкретными воздушными мешками ещё долго работать. Пришлось самому использовать то, чему он от них научился за прошедшие годы.

Будь у него в распоряжении дней этак тридцать — он может быть и сумел бы отлить, отполировать и обсчитать небольшое ядро эффекта массы. С радиусом сантиметров в двадцать и коэфициентом не более пяти. Но здесь и сейчас первые же эксперименты дали совершенно однозначный результат — получить стабильное поле за приемлемое время он не сможет. Конфигурация "пузыря" слишком чувствительна к распределению электрического заряда, а тот в свою очередь сильно зависит от формы ядра.

С другой стороны, ему стабильное поле и не нужно было.

Иссекаем элно в мельчайшую пыль и растворяем в теле шоггота. Теперь начинаем потихоньку подавать на каждое из этих микроядер электрический заряд. Каждое отдельное ядро — в высшей степени нестабильно, то и дело происходит срыв — но всё множество в целом среднюю арифметическую напряжённость поля вокруг себя более-менее поддерживает. Прежде, чем одно поле успевает рассеяться, его место сразу же занимает другое. Коэффициент облегчения в двести плюс-минус двадцать раз вполне можно выжать.

Правда, ощущения при этом — врагу не пожелаешь. Даже шоггот, уж на что живуч, шевелится как-то беспокойно и пытается уползти — только железная воля оператора удерживает его на месте. Твои руки и ноги не только почти ничего не весят — они почти не имеют массы, и когда ты пытаешься слегка шевельнуть рукой — она выстреливает куда-то вперёд со скоростью пули. Ну да это ещё ладно, к этому как раз Спартанцам не привыкать — они со схожим эффектом гипертрофированных движений сталкиваются, когда впервые "Мьёльнир" напяливают. Эффект массы, в отличие от него, хотя бы кости не ломает — рука останавливается так же легко, как и начинает движение.

Но это лишь начало длинной серии побочных эффектов. Перед глазами постоянно вспышки и радужные волны — флуктуации поля эффекта массы вызывают скачки давления в жидкости глазного яблока. В ушах неумолкающий треск — по той же причине. Кожу покалывает, мышцы то и дело дёргаются непроизвольно — микроразряды статического электричества от срыва ядер. Сердце колотится, как сумасшедшее — кровь в жилах стала в двести раз легче, непонятно, как её вообще перекачивать. Кружится голова — вестибулярный аппарат тоже с ума сходит. И ещё десяток других эффектов. Простой человек вряд ли выжил бы в таком поле дольше получаса. Спартанец... ну, на то он и суперсолдат. Его броня, соединённая телеметрией с корабельным искином, регулирует все функции организма, более-менее сглаживая последствия. Неприятно — но не опасно, если слишком долго в поле не задерживаться. Часа три точно проживёт.

Но просто жить и сохранять боеспособность — совсем разные вещи. Слишком много помех, от которых не спасают фильтры — ведь флуктуации происходят прямо внутри тела. При том, что именно Спартанцы больше обычных солдат привыкли рассчитывать в бою на свои безупречно чёткие и острые чувства.

И тем не менее, Спартанца-1337 это не остановило.

Усевшись на "салазки", он сразу же врубил полную тягу — и конечно, вписался в ближайшую стенку ангара. "Мьёльнир" бы может такое издевательство и выдержал, а вот импровизированный летательный аппарат не развалился на куски лишь потому, что был в двести раз легче...

— Уххх! — выдохнул воин, вставая. — Мне нравится! Как после хорошей выпивки!

— Послушай, я знаю, что ты непревзойдённый эксперт по падениям куда надо и не надо, но ты уверен, что сможешь управлять аппаратом? Тебе нужно будет не просто пару петель перед носом у Жнецов заложить — нужно выполнить задание. А они тебя будут превосходить и в скорости реакции, и в коэффициенте эффекта массы. Наша самоделка быстрее всего, что есть у Ковенанта, но по их меркам — всё равно жутко медлительная.

— Я справлюсь! — 1337 с грохотом ударил себя бронированным кулаком в грудь. — Клянусь своей честью Спартанца!

На этот раз наспех залатанный безносый "Кротокрыс" вынырнул из прыжка на относительно безопасной дистанции — в два мегаметра.

С него сорвались "салазки", и на невозможном для машин Ковенанта ускорении рванулись к сверхносителю Жнецов. Сам Спартанец-1337 выдерживал перегрузку в 20 g. Двухсоткратное снижение массы, обеспеченное шогготом, позволило довести этот показатель до четырёх тысяч.

На таком ускорении он должен был преодолеть расстояние между кораблями за десять секунд. Бездна времени для истребителей Жнецов, половина из которых (64 машины) успела выстроить заградительный барьер, а вторая (столько же) — зайти ему в хвост и открыть огонь.

Только вот Спартанец совсем не собирался прорываться к цитадели. По крайней мере, прямо сейчас.

Внезапно дав обратную тягу, он спиной врезался в опешивший от такого безобразия истребитель Жнецов. Разумеется, по нему стреляли, и даже порой попадали, но щитовая граната обеспечила 1337 неуязвимость на те доли секунды, которые требовались для столкновения.

"Салазки" разлетелись на куски, но это уже не имело значения. Схватившись руками за двигательную решётку, 1337 крутанул вокруг неё сальто и приземлился обеими ногами на обшивку, которую тут же обхватили тысячи щупалец шоггота.

Истребитель в ужасе заметался в пространстве на предельном ускорении, вопя в эфир на цифровом наречии "снимите его с меня!"

Другие это бы сделали, но Спартанец представлял собой ценный трофей, и стрелять по нему на поражение программа разрешала лишь в последнюю очередь. Его пытались содрать полями эффекта массы и прыжками под ускорением, но 1337 держался крепко, да ещё хаотичное, скачущее поле, создаваемое шогготом, вносило помехи в гармоничные стабильные поля истребителей.

А затем из ног Спартанца прямо сквозь обшивку рванулись щупальца Ричарда — который прятался в специальном укрытии внутри его скафандра.

За доли секунды они нашли и уничтожили все квантовые ретрансляторы связи.

Ещё через две секунды щупальца вцепились в управление двигателями и ядром истребителя — и тот на предельном ускорении рванулся к маячившей неподалёку цитадели. Теперь он не уступал своим врагам ни в ускорении, ни в маневренности. Броня со встроенным маленьким псевдо-ИИ на основе пипбака считывала нервные импульсы напрямую из мозга Спартанца-1337 и переводила их в управляющие команды двигателей, которые Ричард в свою очередь перенаправлял в соответствующие узлы.

Он пронёсся мимо цитадели на скорости в пятьдесят километров в секунду — умудрившись в процессе кинуть в неё две гранаты-липучки — и попасть! Причём не просто в борт суперкорабля, а в конкретное место на обшивке! Кинетические щиты уменьшили массу гранат в миллион раз, но прилипнуть к цели это им не помешало. Гранаты были странные, необычно большие — с дыню размером каждая. Кроме того, в них использовалась магнитная липучка, а не обычная для гранат Ковенанта сварка — к неразрушимой, абсолютно гладкой, химически инертной квантовой броне цитадели было невозможно что-либо приварить или приклеить, она не образовывала даже ван-дер-ваальсовых связей — и Ричард это учёл.

Разумеется, Жнецы тут же кинулись их отдирать — на всей возможной скорости. Они были здоровыми параноиками, и разумно предположили, что гранаты целиком набиты антивеществом. А при таком размере заряда мощность взрыва могла быть достаточна, чтобы вызвать цепную детонацию всего материала брони. После чего о планете Земля в этой системе можно будет говорить только в прошедшем времени.

Только у истребителей не было рук-манипуляторов, а эсминец Жнецов подоспел только через две секунды.

Чего вполне хватило включенным на полную мощность ловушкам для душ, чтобы сделать своё дело.

Затем они взорвались. Не с той мощностью, которой опасались Жнецы. Сотня тонн тротилового эквивалента, не больше. Цитадель этой вспышки даже не заметила. Но кристаллы с Эссенцией оказались распылены в пространстве на несколько кубических километров.

С точки зрения Жнецов там просто ничего больше не было.

А ещё взрыв был направленный — он отразился от непробиваемой брони и ударная волна понесла отдельные частицы прочь от сверхносителя. В космос.

В обычном пространстве они бы двигались со скоростью в десяток километров в секунду максимум. Но внутри поля кинетического щита их масса была в миллион раз меньше — и продукты взрыва выбросило с релятивистской скоростью.

С той же быстротой продолжали лететь в космос и целые кристаллы, когда восстановились из газовых облаков. Они были уже слишком далеко, чтобы сенсоры Жнецов их заметили. Правда и "Найткину" пришлось выполнить целых пять корректирующих внутрисистемных прыжков, чтобы их поймать наконец.

Но это уже были чисто технические трудности.

Шок Ричард испытал чуть позже, когда наконец подобрал ловушки.

Внутри одной горел лишь один огонь.

Внутри второй огней вообще не было. Она осталась пуста.

Конечно, он не утерпел, и подключился к ловушке прямо в космосе, прежде, чем 1337 вернул его на борт "Найткина".

Видок у него был не лучший — взъерошенный шар из щупалец, помесь осьминога и морского ежа, идущая всеми цветами и радуги.

Но и его близнец пребывал примерно в таком же состоянии. Два возмущённых возгласа прозвучали в унисон.

— Где она?!

— Почему ты не извлёк её?!

Немного успокоившись, Дж-Онн рассказал, что держал связь с Дэйр-Ринг до самого последнего момента. Когда его начало "вытягивать", он даже не испугался — сразу понял, что происходит. Жнецы, насколько он знал, ловушками для душ не пользовались. Конечно, мало приятного в том, чтобы потерять тело — возможно, навсегда. Но потерять свою личность — гораздо хуже. С самого момента пленения Дж-Онн и Дэйр-Ринг непрерывно подвергались мощнейшей информационной атаке. Он знал, как это работает, поэтому мог сопротивляться — жёстко контролировал свой разум, по мере возможности выкидывал из тела прочь наномашины, расплетал созданные ими мозговые связи... возможно, будь он тут один, то смог бы держаться неограниченное время, но Дэйр-Ринг не справлялась одна, и Преследователю требовалось распараллеливать внимание. Кроме того, он понимал, что рано или поздно уснёт — и тогда машины уже без проблем изнасилуют его не сопротивляющийся мозг.

Но когда хватка ловушки сжалась на каждой клетке его тела (это невозможно описать тем, кто не пробовал — ощущение выдирания заживо из костюма плоти — когда ты несколько мучительных мгновений одновременно находишься "там и здесь", в агонизирующем теле и в освобождённом облаке Эссенции), Дж-Онн последними мысленными импульсами успел уловить, что Дэйр-Ринг ничего такого не чувствует! Она была в полном порядке! Её душа не отделялась! Она, как и раньше, сидела в своей камере, и её продолжали атаковать звуки, электромагнитные волны и нанороботы. Она оставалась одна!

— Это невозможно! — выдохнул Ричард. — Я точно помню, что настроил ловушку собирать Эссенцию всех зелёных марсиан в радиусе действия!

— Значит она не попала в радиус действия! — рявкнул Дж-Онн. — Тебе нужно было внимательнее смотреть, куда именно попала ловушка!

— Да нет же, это так не работает! На каком расстоянии вас содержали?

— Метров восемьдесят.

— Ну вот! Там не чёткая граница до метра — при максимальном радиусе откачки существует зона неопределённости в несколько сот метров! Если твою душу высосало правильно, то Дэйр-Ринг должна была как минимум почувствовать попытку отделения! Другое дело, что попытка могла быть неудачной, Эссенция вернулась бы в тело. Но она не могла ВООБЩЕ НИЧЕГО не заметить!

Возвращение на "Найткин" ничего толком не прояснило — скорее ещё больше запутало. Охотник долго ругался, поминая каких-то Изначальных, после чего очень неохотно сообщил, что девушка ещё жива (вероятность смерти 0,2 процента и снижается), но переместилась в дальний космос, сейчас находится в трёх световых годах от Солнечной системы Юиджи и со сверхсветовой скоростью движется куда-то по направлению к центру Галактики.

Ну, хотя бы жива — и то радость, конечно, но всё-таки почему не сработала ни одна из двух ловушек?

Не зная этого, они не могли планировать следующую операцию по спасению.

А после извлечения Дж-Онна срок до исчезновения Дэйр-Ринг как личности снизился до двенадцати часов. За это время им кровь из носу требовалось хоть что-то предпринять. Против практически неуязвимой цитадели, несущейся в пространстве в тысячи раз быстрее света.

Глава опубликована: 25.03.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 29 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх