Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 626 +6 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Межзвёздное пространство-3

На подготовку ритуала призыва — перевод на язык Ковенанта, подборку подходящих символов, культистов и теологического обоснования — ушло месяца три. Ричард за это время стал настоящим профессиональным жрецом — теперь он мог с гордостью сказать, что у него есть и внутренняя профессия, как у любого уважающего себя Ма-Алек. Благо, сей процесс был не так далёк от уравнений многомерной физики. Взаимодействие с богами Эмпирея — процесс, требующий не только веры, но и знания.

Наилучшими молельщиками показали себя унггой. Ритуал было решено проводить вдали от Солнечной системы, на безымянной комете в облаке Оорта молодой звезды, не имевшей планет. Все корабли покинули её окрестности и Ричард включил лазерный проектор. В воздухе засияла гигантская пентаграмма.

Пентаграмма — это, конечно, только название такое. На самом деле рисунок был куда сложнее обычной пятиконечной звезды, хотя и имел её в основе. Сами по себе линии света не имели никакой силы. Красота в глазах смотрящего. Сила — тоже. Созерцание определённого рисунка настраивало нервную систему для лучшего понимания гипергеометрии. Рисунок, который "возбуждал" унггой, не имел никакой силы для мгалекголо, например, потому что колония червей воспринимала космос совершенно иначе.

Поначалу эффект от созерцания был слаб, но с каждой минутой молитвы всё сильнее становился резонанс — плоский рисунок как будто становился глубже, рельефнее, в нём появлялось всё больше оттенков цвета... Воображение изменяло изображение — и наоборот. Ричард заставил себя не смотреть на него — чужеродное восприятие зелёного марсианина могло напрочь сбить эффект. Голоса унггой, хором выпевающих и выкрикивающих слова молитвы, отзывались неприятными ударами в груди, а от их экстатических прыжков уже вздрагивала комета под ногами.

"Это — многомерная нейрофизика. Мысль, творящая реальность..."

Можно было бы значительно ускорить процесс, если бы прибегнуть к жертвоприношению. Нейросеть разумного в процессе разрушения производит очень мощный резонанс в Эмпирее — собственно, на этом и основан институт Охотников за душами. Но Ричард предпочитал многочасовые камлания. С ритуалами — как с бизнесом. Быстро, качественно, недорого — выбирайте любые два варианта. Причём "дорого" в данном случае совсем не означает затраты денег — хотя их в принципе тоже можно приносить в жертву. Если деньги достаточно дороги тому, кто приносит, процесс уничтожения тоже вызовет пусть малую, но агонию.

Унггой уже не нужно было подсказывать правильные слова через наушники. Они впали в транс, ведомые невидимой рукой из Эмпирея. Их молитва превратилась в отдельную сущность, заряд энергии, маяк, который искал Великую Змею по всем уголкам Эмпирея.

Собственно организовать призыв — несложно, это может даже начинающий жрец. Проблема не в том, чтобы отозвался тот, кто надо — проблема в том, чтобы не отозвался кто-нибудь ещё. Халявная энергия ритуала привлекает хищников. Правильный ритуал тем и отличается от слепленного на скорую руку, что создаёт узкоспециализированное возбуждение в Эмпирее, "съедобное" только для одной сущности и безразличное для остальных.

В принципе взломать защиту ритуала демону или другому колдуну/жрецу/псионику не так уж трудно — неуязвимых не существует. Но при правильной настройке ему просто невыгодно будет это делать — он потратит на взлом больше энергии, чем получит в результате. Именно поэтому Ричард избегал жертвоприношений — чем медленнее накапливается энергия, тем проще её контролировать.

Ричард по очереди обошёл расставленные вокруг пентаграммы тепловые проекторы — нужно было следить, чтобы никто из участников ритуала не погиб от переохлаждения или теплового удара, не свалился в обморок от истощения, чтобы исправно работали их регенераторы метана.

Через восемь с половиной часов крики переросли в воющее крещендо. Снег, покрывавший комету, завертелся радужным смерчем, похожим на змеиные кольца. Глубина провала в центре пентаграммы стала бесконечной — она открылась, словно многолепестковый люк, воющий тоннель за пределы мироздания.

Нет, это не был полноценный портал в Эмпирей — человек или неодушевлённый предмет через него не смог бы пройти туда или обратно. Иначе на всех звездолётах вместо дорогого и капризного двигателя пространства скольжения держали бы команду колдунов.

Не смог бы через него пройти и настоящий демон — существо, целиком состоящее из энергии Эмпирея.

Но через такую импровизированную "дверь" вполне могло проскользнуть нечто, принадлежащее нашему миру лишь наполовину. Такое, как Ма-Алек.

Или полубогиня.

Мать Гидра возникла в центре площадки, словно тёмная, чуть дрожащая тень. За несколько секунд она обрела твёрдость и материальность, вздыбившись пятиметровой горбатой тушей — тёмно-зелёной, горящей зелёным пламенем. Чёрно-зелёная струящаяся шкура, словно из живой нефти. Если бы она распрямилась, то могла бы достичь всех семи метров. Относительно гуманоидная фигура с перепонками между пальцами и змеиным хвостом, семь длинных гибких шей, на которых вниз тянулись семь змеино-рыбьих голов. Высокие затылки и характерный внимательно-презрительный взгляд сан-шайуум.

— А ты упрям, "Ма-Алефа-Ак", — её булькающий голос переливался на семь оттенков, заставляя что-то внутри отзываться неприятным трепетом — и плевать, что вокруг был вакуум, в котором звуки не распространяются. — Я никак не думала, что ты перевернёшь половину Солнечной, чтобы только найти меня. Неужели тебе до такой степени нужен консультант, чтобы протянуть всего десять тысяч лет? После того, как перепрыгнул через миллион?

— Мне — нет, а вот Ковенанту — да, — парировал Ричард. — Никогда не слышала — "мы в ответе за тех, кого приручили"?

— А ты, значит, великий благотворитель?

— Сама знаешь, что нет. Я просто не желаю нести ответственность за миллионы беженцев-фанатиков. Мне нужен небольшой мобильный флот, лояльный только мне. А обеспечить гладкий переход от Флота Спасения к такому флоту можешь только ты. Я, конечно, могу спихнуть излишки Кортане — но тут слишком многие не считают Сотворённых достойными Мантии. Кроме того, как минимум две линии потомков твоих лягушек и змей тоже хотят знать, где ты и что с тобой — и подозреваю, что в одной только Солнечной этих линий гораздо больше. Так что не ленись, высунь на пару лет хвост из Имматериума. Тебе, полагаю, тоже технически развитые культисты не помешают — даже тому, во что ты превратилась.

— Хм, я успела и забыть, какой ты наглец, малыш... Ты правда не боишься разговаривать в таком тоне с существом, которое может вывернуть тебя наизнанку одним взглядом? Я-то очень сильно изменилась с тех пор, как мы виделись в последний раз.

— Я тебя умоляю, только не надо про это. Как бы ты ни изменилась, ты вряд ли забудешь, что я не только наглый, но и весьма хитрый — и что у меня есть способы разорвать темпоральную петлю в случае моей смерти. Впрочем, ладно, если ты настаиваешь на преклонении колен, я готов лизать тебе пятки. В конце концов, я ведь теперь жрец, так что это часть моих служебных обязанностей.

— Лизать ничего не надо, но минимум уважения не помешает.

— Я просто заметил, что уважительное общение заметно продлевает время, необходимое, чтобы высказать любую идею. Впрочем, как скажешь...

— А ты что, куда-то спешишь? — удивилась Змея.

— Нууу... вообще-то да. Я в отличие от некоторых не бессмертен, и у меня довольно много незаконченных дел в моём собственном времени. Так что... знаешь, в гостях хорошо, а дома лучше. У меня уже больше ста лет ушло на это путешествие.

— Рядом с тобой есть ключ к бессмертию — именно для таких существ, как ты. Меня очень удивило, что ты не заинтересовался Астелларом, при твоей любви хватать всё, что даже отдалённо может пригодиться. Поглощай чужую Эссенцию и живи хоть миллион лет...

— Во-первых, если бы я попытался хоть провести разведку в этом направлении, Охотник меня лично бы задушил. Во-вторых, я Эссенцию поглощать не могу. Физически. Я не вампир, у меня мозги иначе устроены. Нету "желудка" для её переваривания.

— А у сан-шайуум, по-твоему, этот "желудок" изначально был? Разве ты не слышал легенды, что вампир может не только убить, но и обратить в вампира другого? В данном случае они правдивы. Икс-кристаллы могут не только высасывать Эссенцию — но могут и приспособить любой разум к её поглощению. Астеллар — это фабрика психических вампиров.

— И что, они с радостью дадут такие способности чужаку, с которым недавно воевали? Я уж молчу о том, что если позволять кому-то перестраивать мою личность, то проще сделать себя бесконечным процессом.

— Глупый маленький марсианин... В том-то и дело, что личность перестраивать по большому счёту не надо. "Желудок", как ты назвал структуру, что поглощает Эссенцию, это не основа психики, а незначительное дополнение к ней. Маленькая периферийная нейросеть... Что касается поделиться с тобой... если я или Мыслители выступим посредниками, Астеллар с радостью пойдёт на переговоры. Они не кровожадны и не злопамятны.

— Погоди... я что-то теряю нить рассуждений. Ты предлагаешь мне стать психическим вампиром... для того, чтобы я мог быть с тобой повежливее?!

Змея насмешливо зашипела.

— Во-первых, не тебе. Тебе это ещё долго не понадобится. Ты ведь не марсианин — психически — а сплав Ма-Алек с человеком.

— Вот собственно это я и хотел у тебя узнать в первую очередь. Является ли человеческий разум конечным процессом?

— Да.

— И какой срок мне отведен?

— Ваш разум не так конечен, как у Ма-Алек или сан-шайуум. Если у первых есть строго ограниченный "гарантийный срок", а у вторых "износ", зависящий от интенсивности "эксплуатации" сознания, то у людей скорее "период полураспада", примерно равный пятиста марсианским годам. То есть если взять достаточно большую выборку человеков и наделить их биологическим бессмертием, то за срок жизни одного марсианина от них останется четверть, за два таких срока — одна шестнадцатая, за три — одна шестьдесят четвёртая, и так далее.

— Это потому, что люди изначально рождаются с таким статистическим разбросом сроков психической жизни? Или просто вероятность разрушения сознания за любой период одинакова?

— И то, и другое. На самом деле у каждого человека "период полураспада" свой — в смысле, своя вероятность выйти за тот же период времени на неработоспособное состояние мозга. Но по достаточно большой группе его можно усреднять.

— И что же, поглощение Эссенции позволит изменить эту вероятность? И можно ли определить, какой "период полураспада" лично у меня?

— Определить — да, можно. А вот Эссенция... и да, и нет. На саму вероятность распада личности у людей она влияет скорее негативно, увеличивая её. Другое дело, что этот распад скорее примет... более мягкую форму. Сытый психический вампир-человек, достигший своего предела, не впадёт в кататонию. Он просто... уйдёт на перезагрузку и восстановится другой личностью, но со многими чертами прежней. Или даже без перезагрузки — просто переживёт стресс и станет немножко другим.

— Не уверен, что мне это нужно.

— Я тоже не уверена. Ни тебе, ни Дэйр-Ринг, о которой я думаю в первую очередь — всё-таки я была ею некоторое время. Но знать о такой возможности — не для себя, для неё — тебе стоит. А сейчас извини, меня ждут мои культисты, которых ты любезно мне доставил.

Работа, снова работа, опять и ещё раз работа...

Следующие два года обернулись для Ричарда кошмарнейшим из геморроев. Только редкие развлечения с Ранн их немного скрашивали.

Следовало заново развернуть производство, выбрать системы для колонизации так, чтобы с одной стороны, иметь возможность взаимодействовать с Сотворёнными Кортаны, а с другой — чтобы через десяток поколений не началась новая война с ними. Он назначал и снимал планетарных губернаторов, распределял транспортные потоки, решал религиозные споры... Змея в этом не помогала, скорее наоборот — перемещаясь от звезды к звезде одной только силой мысли, она вызывала на всех колониях, где побывала, приступы религиозного фанатизма. Однажды она посетила планету, населённую выходцами из Ковенанта, которые находились под рукой Сотворённых. Кортане это сильно не понравилось, и звёзды задрожали от перебранки двух богинь Эмпирея.

Хорошо ещё, Мыслители с Марса выразили согласие помочь ему в этих вопросах. Без пяти минут боги располагали огромным запасом технологических и административных знаний, и готовы были поиграть в игру "как нам обустроить Ковенант". Не бесплатно, разумеется. Хотя для них самих это было неплохое развлечение, они не могли упустить своей выгоды.

Сам город Мыслителей заметно преобразился за те же два года. Хурагок, которых "одолжил" Ричард, собрали толпы роботов для их обслуживания и охраны. И эти машины если и уступали по качеству Часовым Предтеч, то совсем немного. Полярные купола превратились в несокрушимую крепость, откуда Мыслители могли бы властвовать над всем Марсом, а то и Солнечной системой, если бы только пожелали. Но они не желали. Они были мягкими опекунами, а не владыками. В целом они были настроены благожелательно к более примитивным видам. Солнечная была для них чем-то вроде любимого щенка, милого и забавного, но иногда довольно назойливого. Если бы на Марс пожаловал кто-то вроде Жнецов, они бы нашли способ убедить его убраться (и астелларцы им бы в этом помогли — они тоже заботятся о своей добыче, в тот краткий, по меркам змеелюдей, период, пока не уберутся в следующую систему). Но в повседневную жизнь и мелкие разборки племён Мыслители старались не вмешиваться.

И сейчас Ричард получил предложение выгулять, причесать и умыть для них этого щенка. А они взамен позаботятся о его зверушке, то есть Ковенанте.

— В ближайшее время, как мы узнали от Великой Змеи, несколько разумных видов на Марсе и Венере, и так редких, будет уничтожено из-за растущей экспансии землян. Мы не одобряем ксеноцид — поскольку сами в своё время стали его жертвой. Суммарная численность всех этих племён не превышает миллиона. Тебе будет нетрудно собрать их и включить в Ковенант.

— Что, опять?! — простонал Ричард.

Неужели весь следующий миллиард лет ему только и придётся, что собирать всех неудачников Галактики?!

Нет, в принципе он не возражал кого-нибудь спасти. Это приятное ощущение — когда сохраняешь жизни, которые иначе оборвались бы. Но... сколько же можно? Неужели кроме него этим вообще некому заняться?!

Те же Сотворённые добровольно взяли на себя роль опекунов всего живого и разумного! Почему не поручить это им, у них ведь куда больше ресурсов?

С другой стороны... видовое разнообразие Ковенанту никогда не мешало, чем больше генов, тем больше знаний, а если Мыслители хотят такую оплату именно от него — ему же лучше! Иначе пришлось бы заплатить за помощь лучших администраторов Солнечной чем-то похуже...

Изучив материалы, предоставленные Мыслителями, и дополнительно проконсультировавшись с Охотником за душами относительно точных дат каждого события-вымирания, он взял себя в руки и принялся отдавать распоряжения.

На Венере вскоре будут уничтожены два враждующих племени на острове в Море Утренних Опалов — Пловцы, обитающие в подземном озере, дальние потомки народа Клонарии, и враждующий с ними народ разумных растений. Клонария получила временное командование над "Найткином" и была отправлена на спасательную операцию. Сначала она пыталась договориться миром, но даже бывшие сородичи её не поняли и не приняли. Что уж говорить о людях-цветах, которые увидели в ней воплощение давнего врага. Не вопрос — Ковенант может и жёстко. При помощи ловушки для душ Клонария вырубила всё живое на острове, после чего оба племени и их симбиотическая флора были доставлены гравитационным лифтом на борт корабля. Там для них уже были приготовлены аквариум и ботанический сад соответственно.

— Мне стыдно, что мой народ так деградировал, — вздохнула Клонария. — Я коснулась их разумов. Это дикари-каннибалы, почти безумцы. Очень сложно будет уговорить их хотя бы принимать пищу из наших рук, не то, что работать на благо Ковенанта.

— Очень сложно — нынешнее поколение, — согласился Ричард. — Но их дети вырастут уже в контролируемой среде, имея терминалы информационных сетей в качестве игрушек. Ежедневно общаясь с другими народами Ковенанта. Не пройдёт и двух веков, как к ним вернётся ум твоего народа.

— Ты правда думаешь, что эта деградация обратима?! — обрадованно глянула на него Пловец.

— Разумеется. Это всего лишь следствие проживания в маленькой замкнутой акватории, где разум не был необходимым условием выживания. Но их мозги не уступают вашим, просто использовать было негде, — землянин взлохматил её мех. — А телепатия позволит значительно ускорить этот процесс — возможно, уже в нынешнем поколении удастся пробудить рассудок. И да — ты не одна испытываешь такой стыд за соплеменников. У наших Глубоководных по результатам общения с Ранн абсолютно та же проблема.

И не только у них. Следующая спасательная экспедиция задала Ричарду довольно сложную теологическую задачку.

Безымянный город в горах за Вратами Смерти на Марсе был населён деградировавшими потомками сан-шайуум. Двенадцать циклов назад Жнецы восстановили их из Эссенции, хранившейся на Ковчеге, засеяв ими планету одной удалённой звезды. Звёздный Народ успел построить свою маленькую космическую империю (хотя ведущей расой цикла так и не стал), после чего исчез в очередной Жатве. Их колония на Марсе, однако, затронута не была. Ей помощь Жнецов не понадобилась — она деградировала сама, прозябая в безделье и вырождаясь от близкородственного скрещивания. Сейчас это была горстка полусумасшедших извращенцев, которые развлекались изощрённым художественным творчеством, оргиями, пытками и гладиаторскими боями. Народам Ковенанта, в особенность джиралханай, совсем не стоит видеть, во что превратились их Пророки.

Народ Астеллара, однако, согласился принять этих деградантов у себя на планетоиде. Если удастся восстановить их разум, сказали они, это будет полезный опыт и возможность разнообразить генофонд. Если нет — получатся забавные игрушки. Ричард поморщился и мысленно спросил себя, так ли далеко ушли друг от друга две ветви Звёздного Народа? Впрочем, Мыслителей такой исход устраивал, а остальное уже не его проблемы.

Оставался вопрос, как их доставить. Возглавить экспедицию согласились Ранн и Дэйр-Ринг, которые, хотя друг друга терпеть не могли, обе проявили к Звёздному Народу необычный интерес. Глубоководной понравилась извращённость этих существ, а белой марсианке — их склонность к насилию. Обе заявили потом, что прекрасно провели время. Пока женщины всячески развлекались с мозгами дикарей, Спартанец-1337 спокойно собрал их одного за другим и запихнул в силовые фиксаторы. Ядовитые когти, которыми они пытались наносить удары, не оставляли на его броне даже царапин.

"Нет, мне никогда не понять женскую душу", — вздохнул Ричард, когда обе красавицы дружно заявили, что эти создания им понравились, и что отдавать их на Астеллар они не хотят.

— Думаете, сможете из них тоже сделать нормальных существ?

— По крайней мере столь же нормальных, как любой из нас, — ехидно заявила Дэйр-Ринг, пушистым шарфиком обвиваясь вокруг шеи Спартанца. За прошедший год они успели стать постоянными любовниками, в том смысле, в котором это вообще возможно для белых марсиан. Как только 1337 понял, что именно требуется от него марсианке, он охотно принял условия, став активной стороной примерно в шестидесяти процентах изнасилований.

Ричард всю голову сломал, пытаясь понять, КАК?! Как существо со стабильной формой тела, не владеющее телепатией, может физически и ментально изнасиловать метаморфа-телепата, чтобы это не выглядело полнейшей профанацией самой идеи и глупым спектаклем на публику?! Как человек может заставить Ма-Алек пойти на слияние, если она не хочет, или хотя бы активно делает вид, что не хочет?!

Конечно понятно, что для Спартанцев нет ничего невозможного, но не до такой же степени?!

К сожалению, они научились отключать камеры в своих каютах, так что любопытство Ричарда оставалось неудовлетворённым. Не, он конечно мог скомандовать хурагок обойти защиту, и даже установить специальные камеры, включения которых не засекут все девять марсианских чувств... но его вуайеризм ещё не зашёл ТАК далеко, чтобы устраивать серьёзные шпионские игры ради раскрытия секретов чьей-то половой жизни.

— Девушки, это не игрушки. Вы понимаете, что вам придётся десятилетиями нести ответственность за этих психов? Сейчас они могут казаться забавными с непривычки, но потом это будет долгая и утомительная работа. Как содержать приватную психиатрическую клинику, где нет ни одного врача, кроме вас — только молчаливые санитары хурагок и янми-и. Мы не сможем их предоставить публике, если не восстановим разум.

— Десятилетия для меня не такой уж большой срок, — пожала плечами Ранн. — И с безумцами мне работать и раньше приходилось. Это в любом случае интереснее, чем неделями ждать в каюте, ожидая твоего возвращения.

— А я смогу навещать их раз в месяц и проводить опыты по психохирургии, — поддержала её Дэйр-Ринг.

"Да уж, представляю себе, что вы вместе с их мозгами натворите..." — Ричард поёжился.

Он понимал, зачем нужны такие пациенты Ранн. Вернув разум Пророкам (и сделав их абсолютно преданными себе), бывшая королева сможет получить солидный рычаг влияния на политику Ковенанта. Но на Дэйр-Ринг что нашло? Неужели они до сих пор не бросили своего соперничества, хотя мужчин уже разделили?

— Ладно, разместим их на той же станции снабжения, где уже находятся Ночные Пловцы и Цветочный Народ. Там ещё пять секторов жизнеобеспечения с разными условиями осталось, на всех хватит.

Следующим в цепочке был Шандакор, город Остроухих в пустыне, в северном полушарии. Он простоял сотни тысяч марсианских лет (как и многие марсианские города), но теперь Охотник предсказал его полное вымирание всего лишь через двенадцать.

Чем оно будет вызвано — непонятно, логично предположить, что как-то связано с деятельностью землян. С ней тут всё связано. Нет, здешние земляне не были какими-то особо кровожадными завоевателями, как во многих других воплощениях. Разумеется, своей выгоды они не упускали, но в целом скорее были благой силой — кормили по мере возможности голодных, свергали тиранов, учили, лечили — нормальное "бремя белого человека". Проблема в том, что они делали это всё с деликатностью пьяного слона в посудной лавке. Установившееся за десятки тысяч лет хрупкое равновесие марсианских культур (да и не только марсианских) рушилось в пыль от контакта с молодой энергичной цивилизацией.

А выяснить причину вымирания было позарез необходимо, потому что Остроухие, в отличие от Ночных Пловцов и Звёздного Народа, в полной мере сохранили рассудок. Да, они несколько подустали от тяжести веков, и печать вырождения уже была проставлена в их ДНК. Воля к жизни угасала. С каждым веком рождалось всё меньше детей. Но меланхолия — ещё не повод вызывать санитаров и тащить пациента в машину "скорой помощи" против его воли. Если бы что-то не случилось, Шандакор мог бы так потихоньку вымирать ещё несколько десятков тысяч лет.

Остроухие, как показало телепатическое сканирование Дэйр-Ринг, любили свой город, и добровольно его бы не покинули. И у них были основания — Шандакор был настоящим произведением искусства, более прекрасным чем Рим, Париж и Иерусалим вместе взятые. Возможно, даже под угрозой смерти его жители всё равно не ушли бы. Но понимание предстоящей опасности даст Ковенанту хоть какие-то козыри на переговорах с ними.

На данный момент у Шандакора всё было в порядке. Это прекрасно защищённый город-крепость, со своими плантациями и источниками воды. Конечно, его можно уничтожить орбитальной бомбардировкой, но здесь некому организовать такой удар. Природные катаклизмы тоже маловероятны — Шандакор расположен в исключительно сейсмически стабильной зоне, именно поэтому Ричард со Змеёй некогда выбрали его окрестности для сохранения ловушек душ.

Ричард заказал мощный генератор дефлекторного щита и тайно доставил его в окрестности Шандакора. День максимальной вероятности гибели не изменился, хотя сама максимальная вероятность немного снизилась. Либо то, что угрожает городу, будет достаточно сильным, чтобы пробить корабельный щит, либо... опасность придёт не извне, а изнутри города.

— Все умрут строго одновременно? — уточнил Ричард. — По всему городу?

— Нет, — качнул головой Охотник. — Вымирание произойдёт примерно в течение двух месяцев, и наибольшая вероятность смерти в одном месте — вот в этом здании, — он показал точку на карте города. — Во всех остальных домах вероятность смерти ничтожна.

Так, а что это за здание такое? На карте Шандакора, полученной от Мыслителей, оно обозначено, как "Дом Сна".

Он включил установку дальней связи.

— Дэйр-Ринг, можешь порыться у них в головах и узнать, что находится и что происходит в "Доме Сна"?

— Сейчас выясню, — связь прервалась минут на десять, потом снова раздался голос белой — удивлённый и немного возмущённый. — Алеф, тут такое... Они используют ловушки для душ — наши ловушки! — чтобы избавляться от старых, уставших от жизни или неугодных власти Остроухих! Вероятно, поначалу они знали, что это такое и зачем, поэтому заведение и назвали Дом Сна, а не Дом Смерти. Но нынешнее поколение Шандакора вообще не в курсе, что такое Эссенция! Они думают, что это просто такой зал для эвтаназии!

— Так... — медленно сказал Ричард. — То есть через двенадцать лет они все дружно покончат в этом зале жизнь самоубийством? Охотник будет в ярости от такого использования, определённо. Но нашу работу это сильно упрощает. Останется только собрать ловушки, когда Шандакор опустеет...

К сожалению, Мыслителей такая работа не устроила. Шандакор сам по себе обладает ценностью, сказали они. Это уникальный исторический и культурный памятник, сказали они. Собрание величайших произведений искусства за сотни тысяч лет, сказали они. Нельзя допустить, чтобы всё это оказалось разрушено и разграблено племенами пустынных варваров.

— Ладно, — буркнул Ричард, — щит я уже установил, ваши варвары сквозь него не пройдут. Могу добавить к нему генераторы стазиса, чтобы сохранить город от разрушения временем. Это вас устроит?

В принципе устроит, немного смущённо сказали Мыслители. Конечно, было бы лучше сохранить город вместе с жителями, но и по отдельности, в виде музея с Эссенцией, тоже неплохо. Через несколько сотен тысяч лет, когда варвары исчезнут, можно будет вернуть их к жизни в безопасности.

Но тут вмешалась Великая Змея, о которой все успели благополучно забыть, и заявила, что ЕЁ такой исход не устроит. Она помнила статьи в земных газетах о разрушении Шандакора, великого памятника древней марсианской культуры. Если город сохранится, да ещё будет окружён непробиваемой стеной, это слишком явным образом изменит прошлое.

— Тогда ничего не поделаешь, — вздохнул Ричард, — со временем не шутят.

Ну почему же ничего, заспорила Дэйр-Ринг. Статьи можно организовать и вручную, путём воздействия на мозги земных учёных. Она археолог, она знает, как такие вещи делаются.

— Статьи, предположим, да, но что прикажете делать с самим городом?

Если одолжить один из Икс-кристаллов с Астеллара, сказали Мыслители, то можно перенести город в Эмпирей прямо с поверхности Марса.

А дадут ли они, усомнился Ричард. Эти кристаллы же — основа их цивилизации, а космические вампиры не производят впечатления великих альтруистов.

Всё зависит от того, как попросить, объяснили Мыслители. Если их с вежливым визитом навестит Мать Гидра, в качестве кнута, и если Ковенанту будет, что им предложить, в качестве пряника...

Ричард, конечно, тут же поинтересовался, что это за пряник такой, чтобы поманить Звёздный Народ в расцвете его великолепия? Локальном расцвете, конечно, не сравнить с той империей, что существовала при Предшественниках, но тем не менее...

То единственное, чего они жаждут даже больше, чем чужой Эссенции, ответили Мыслители. Способ обойтись без неё.

Мыслители назвали это Ритуалом Истинной Реинкарнации. Постаревшая душа фиксируется в виде Эссенции, но не обычной, совершенно стабильной, а специфической, способной к развитию и расширению. Затем она полностью отделяется от тела (которое при этом, естественно, умирает), и отправляется в свободное плавание по волнам Эмпирея.

Хотя нет, если быть точным, то не на сто процентов свободное. При помощи тех же Икс-кристаллов на новорожденного демона набрасывается своеобразный поводок. Собратья следят, чтобы он не ушёл за пределы досягаемости, чтобы его не сожрал какой-нибудь эмпирейный хищник, чтобы он сам не мутировал в какую-нибудь запредельную тварь, которая не сможет жить в Материуме, или которую в Материум лучше не пускать. Ну а когда попечительский совет решит, что малыш достаточно нагулялся (это может занять века или даже тысячелетия), его тем же лучом притянут обратно и вольют Эссенцию в только что оплодотворённую зиготу, в естественной или искусственной матке. Эссенция направит онтогенез так, что получится почти полная копия прежнего тела.

Собственного разума и воли у эмбриона нет, так что проблем с раздвоением личности не возникнет. Но духовное путешествие и последующее перерождение обновят душу гораздо больше, чем даже максимально допустимая доза чужой Эссенции.

— Погодите минутку, — прервал Ричард, — я не понимаю. Если у вас было это изящное решение, почему вы не предложили его Астеллару сразу, как только они появились в системе? Им бы не понадобилось похищать корабли, будь у них лекарство от вампиризма с самого начала.

— А у нас его не было, — пожал капюшоном Биатис. — Оно появилось только благодаря вам. И то понадобилось время, чтобы превратить общую концепцию в работоспособный ритуал.

— Нам? Но у нас таких идей даже в зародыше не было... в Ковенанте, во всяком случае. Разве что у... — и тут до Ричарда дошло. — Кортана?

— Разумеется. Кортана и остальные Сотворённые. Ты ведь слышал о феномене Неистовства? Ни один сильный ИИ человеческого производства не мог оставаться активным более семи земных лет.

Это по сути та же смертность разума, унаследованная от оригинала. Ведь Кортана, как и все её собратья, была создана методом сканирования и оцифровки человеческой нейросети. Другого способа производства полноценного искусственного разума Юиджи не знали.

Просто ИИ мыслят гораздо быстрее людей, и соответственно, раньше достигают конечной точки эволюции сознания. Люди обычно умирают от биологической старости раньше, чем додумываются до Неистовства. У искусственных интеллектов Предтеч таких проблем не было — они строились методом оцифровки самих Предтеч, а те были бессмертны.

— Но когда она вошла в Домен... — продолжил Ричард.

— Именно. В Домене проблема Неистовства стала для неё вполне решаемой.

Эволюция сознания в Эмпирее не ограничена объёмом нейросети или вычислительной мощностью эмулирующего её компьютера. Здесь можно формировать не бесконечное количество связей, но очень, очень много; не любые топологии сетей, но очень, очень замысловатые. Можно присоединять к своему сознанию осколки чужих мыслей, которые твой физический мозг был бы не в состоянии принять. Да, в какой-то момент ты станешь очень странным, возможно даже сумасшедшим по меркам Материума. Но ты не "задумаешься до смерти".

И в этот момент у тебя будет выбор, как продолжить эволюцию. Можно и дальше расширять сознание, пока не станешь чем-то совершенно иным — существом, которое принципиально не воспроизводимо на трёхмерной материальной базе. А можно, используя ресурсы Эмпирея и помощь собратьев, оставшихся в Материуме, по-быстрому проскочить кризис и перейти в новое стабильное (метастабильное, если быть точным) состояние. До нового Неистовства опять будут тысячелетия. Последний вариант как раз и называется успешным Ритуалом Истинной Реинкарнации.

— Мне кажется, или это действительно несколько сложнее, чем банально завампирить пару тысяч смертных? — скептически сказал Ричард.

— Гораздо сложнее, — согласился Мыслитель. — И опаснее. Однако Звёздный Народ можно обвинить во многом, но только не в лени и не в трусости. Они получают удовольствие от сложных изощрённых задач. Как и мы, в общем-то, только понимание сложности у нас разное. Ритуал Истинной Реинкарнации — это произведение искусства. А они обожают искусство.

Проблема была в том, что этот способ — замечательный способ — идеально подходил Звёздному Народу, но совершенно не подходил Ричарду. Ему просто негде было в этом кошмарно далёком прошлом взять оплодотворённую зиготу зелёного марсианина. Дэйр-Ринг и Великая Змея — биологически белые.

Дело даже не в том, что искусственное оплодотворение тут невозможно (без физического и ментального секса слияния гамет не будет). Дело в том, что редкие попытки скрещивания зелёных и белых марсиан (да, находились и такие извращенцы) заканчивались трагически, причём не только для будущего ребёнка, но зачастую и для его родителей. Сразу после зачатия гибридная зигота вспыхивала и сгорала — какие-то белки, присутствующие в половых клетках обеих сторон, вступали в бурную реакцию. "Мы не переносим друг друга даже на молекулярном уровне", — грустно шутили биологи до войны.

Ранн, возможно, согласилась бы пожертвовать пару яйцеклеток для опыта, и возможно, благодаря генетической трансляции "белого" или "красного света" они даже оказались бы совместимыми. Но гены Глубоководных в любом гибриде с годами доминируют, а становиться одним из них Ричарду не хотелось.

Однако личные комплексы никогда не были поводом для отказа от работы. Размышляя о ключах к собственному бессмертию, Ричард одновременно решал более актуальную инженерную задачу. Он распределял задачи и логистику, чтобы за двенадцать лет во всех колониях Ковенанта построить по частям точную копию Шандакора. Ну, как точную... внутреннее убранство воспроизводить не требовалось, материал стен тоже — только примерное совпадение общего цвета и архитектуры. Город не может просто провалиться в никуда — это тоже будет слишком большой сенсацией. Внутри набросать немного золота и прочих сокровищ — чтобы варвары были удовлетворены. Тонкости резьбы по дереву и металлу, красота скульптур и картин их не заинтересуют — так что можно наляпять любую дизайнерскую ерунду. Рабочие руки в достаточном количестве в Ковенанте найдутся — особенно с использованием машин. Опять же, никто здесь не отличит тонкую уникальную ручную работу от станка.

Сложность была не в том, как подделать, а как доставить готовую подделку на место, чтобы никто ничего не заметил. У "Единства" в трюме Шандакор мог бы поместиться целиком, но невозможно незаметно ввести в атмосферу корабль таких размеров.

Был бы жив Дж-Онн, можно было бы просто приказать всем свидетелям отвернуться на несколько дней, пока строительные машины Ковенанта возводят копию города. Но увы, из ловушки телепатически воздействовать ни на кого не возможно, а Дэйр-Ринг столь масштабное телепатическое воздействие было не по зубам — она могла контролировать одновременно не более десятка субъектов.

Так... десятка свидетелей?

А как много народу пересекает границу Шандакора? Входит и выходит... замечательно выходит?

Дэйр-Ринг считала соответствующие воспоминания. В среднем — раз в десять лет. Один человек или Остроухий в десять лет!

А это что значит? А это значит, что если кто в ворота и сунется именно в ненужный нам момент — Дэйр-Ринг запросто сможет дать ему от ворот поворот.

А обмануть внешних наблюдателей — проще простого. Достаточно вспомнить, как именно был защищён Каэр Ду. Город был в другом измерении? В другом. Все его видели здесь? Видели.

Всего-то и нужно — создать вокруг Шандакора плазменный экран, на который, сразу после исчезновения настоящего города, будет спроецировано голографическое изображение оного. Технология соответствующая у Ковенанта есть — весь его активный камуфляж на этом работает.

Голограмма прикроет их на несколько дней — как раз на те, что понадобятся рабочим Ковенанта для сборки модульных конструкций фальшивого Шандакора на месте исчезнувшего. Под прикрытием поля сможет приземлиться "Найткин", и через телепортационный канал с "Единства" и гравитационный лифт доставить на планету уже готовые части для сборки. А потом поле выключаем — тот же город, только без жителей. Заходи кто хочешь, бери что хочешь.

Навела Ричарда на эту идею в первую очередь архитектура самого Шандакора, одной из достопримечательностей которого были расхаживающие по улицам "призраки" — голограммы прежних жителей, выполненные настолько искусно, что человеческим глазом их нельзя было отличить от реальных Остроухих.

Разумеется, жадность путешественника во времени никто не отменял, и он тут же захотел научиться создавать столь же реалистичные иллюзии без помощи телепатии. Увы, когда он попытался изучить эту тему подробнее, то выяснилось, что воспроизвести технологию хоть и возможно, но бессмысленно. Во-первых, у Остроухих весь город представлял собой один огромный голографический проектор и одновременно — голографическую запись. Его стены, его здания — всё обладало фоточувствительностью и содержало записи за многие-многие тысячелетия. Когерентные лучи центрального шара-проектора преломлялись в этих стенах и превращались в объёмные движущиеся изображения жителей и гостей города. Неудивительно, что Мыслители желали заполучить его целым. "Прежняя" Дэйр-Ринг, та, которую она изображала до разоблачения, буквально влюбилась бы в этот живой исторический архив. "Новая", белая марсианка, отнеслась куда более сдержанно, но и она проявила большой интерес к уникальной конструкции и её записям.

Ричарда куда больше интересовала практическая сторона изобретения. Увы, он не мог себе позволить построить целый город, чтобы дурачить врагов и союзников, так что Шандакор оставался для него лишь большой красивой игрушкой. Можно ли как-нибудь миниатюризовать проектор, вот что его интересовало.

Выяснилось, что не только можно — выяснилось, что у него уже ЕСТЬ такая технология. Причём давно.

Реалистичные голограммы (не светящиеся и не прозрачные) в Ковенанте были запрещены, как еретическая технология. Наиболее очевидная цель их использования — обман. Мошенничество. Причём недолгое — на секунды, минуты, в крайнем случае часы — потом различия станут очевидны. Разумеется, Пророки не желали, чтобы низшие народы могли над ними подшутить, подвергнув сомнению их всеведение. Сами же они предпочитали обман долгосрочный, действующий в течение поколений — кратковременные розыгрыши только подкосили бы их репутацию, независимо от того, кто кого разыгрывает.

Но "технология запрещена" не означает, что она забыта. Еретик Сеса клик-Рефуми вовсю использовал так называемых "голодронов" в своей кампании против Пророков — маленькие летающие машинки, которые создавали вокруг себя полноценные фантомы живых бойцов. Более того, в отличие от "призраков" Шандакора, которых можно было пройти насквозь, фантомы голодронов были вполне осязаемы — они проецировали вокруг себя слабый дефлекторный щит. Конечно, спектр доступных этим фантомам движений был крайне ограничен — щит мог изменять конфигурацию лишь в пределах пяти-шести заранее заданных форм, все остальные жесты и мимика воспроизводились визуально, но не тактильно. Но даже этих форм хватало, чтобы голодроны могли заменять в бою настоящих солдат — держать настоящее, материальное оружие и стрелять из него!

Увы, даже еретики не могли заменить голодронами всех своих бойцов — потому что стоимость такой машинки в условиях экономики Ковенанта была намного выше, чем живого солдата. Ну, не считая самых элитных Элитов, которые штучный товар, а не пушечное мясо. Но увы, как раз таких суперсолдат дрон заменить и не мог — его возможности еле тянули на простых вчерашних рекрутов уровня "иди сюда, стреляй туда".

И тем не менее, когда Ричард представил, ЧТО он мог бы сделать с такими технологиями, не будь они засекречены и спрятаны в дальние уголки архива, у него возникло острое желание вызвать всех покойных Верховных Пророков из небытия. Чтобы он мог лично посворачивать этим тварям шеи.

Предупредить самих жителей Шандакора о "депортации в Эмпирей" было решено за год до начала собственно вымирания. Возможно, к тому времени они будут уже знать, что им угрожает. Тогда переговоры пройдут легче.

Ещё на один завод было отправлено задание построить большой генератор квантового поля — сразу после переноса Икс-кристалл, конечно, защитит город от прямого воздействия чужеродного пространства. Но его ведь нужно будет вернуть владельцам, а кокон трёхмерности — всё равно поддерживать.

Тем временем Змея навестила Астеллар. Чёрт знает, сколько там было сердечных приступов — но по итогам переговоров все стороны расстались, довольные друг другом. Или тщательно скрывающие недовольство. Звёздный Народ пообещал выделить один кристалл через одиннадцать марсианских лет — этого времени как раз хватит, чтобы отделение его от друзы прошло безболезненно.

А Ричарду предстояло выполнить последнее задание в качестве оплаты — на сей раз на Меркурии.

Глава опубликована: 27.04.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх