Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 576 +14 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Шандакор

Серия погружений в тоннель Убежища — и шесть лет пролетели, как один день. У Ковенанта уже семь десятков колоний по всей Галактике, у Сотворённых — свыше двух сотен. Правда, больше половины этих колоний не дотягивает в численности населения и до сотни тысяч, что у тех, что у других. В основном освоение идёт наперегонки под лозунгом "поскорее воткнуть флаги". Ни горячей, ни даже холодной войны между ними ещё не было, потому что ресурсов с избытком хватало на всех — но поглядывали друг на друга уже с настороженностью. Да и внутри не всё было гладко — некоторые подданные Сотворённых уже начали задумываться, что жить можно не только под властью ИИ, а в Ковенанте Ранн и Шеннеч твёрдо намерены были выяснить, кому будет принадлежать власть в ближайшие тысячелетия — лягушкам или булыжникам. К счастью, дальше намерений их действия пока не заходили. Но это пока что — а что будет через пару столетий, когда умрут от старости последние поколения смертных видов, помнящие вторжение Жнецов и бросок во времени?

К счастью, Ричард надеялся этого времени не застать.

Сейчас у него была более актуальная проблема — пришло время эвакуации Шандакора. Стало известно, что именно случилось с городом и почему все его жители покончили самоубийством. Пустынные варвары нашли и перерезали подземные трубы, снабжавшие его водой, после чего взяли город в осаду, дожидаясь, пока его население вымрет от жажды.

Само собой, для Ковенанта, и даже для одного Ричарда без оборудования, не составило бы труда решить эту проблему десятком способов. Можно было проложить под землёй новый канал, на такой глубине, что варвары до него никогда бы не добрались. Можно было установить в самом Шандакоре систему переработки воды по замкнутому циклу, а естественные потери восполнять из атмосферной влаги. Они и так заметно меньше, чем у людей — Остроухие не потеют. Можно перебить осаждающую орду или внушить ей такой суеверный ужас, чтобы и через тысячу лет заказали потомкам подходить к проклятому городу. Но в соответствии с принципом самосогласованности Shandakor delenda est. Поэтому никаких отклонений от начального плана, как бы там дьявол ни искушал поимпровизировать. Только тихая, хорошо замаскированная эвакуация.

К счастью, остроухие не стали упрямиться. Ну, почти. Уговоры заняли всего три дня — по их меркам это было близко к неприлично поспешному согласию. Шандакорцы сильно гордились своей способностью к рациональному мышлению, и ни за что бы ни признались — самим себе в первую очередь — что уже много веков ищут повода для красивого самоубийства. Ричард и Мыслители могли бы много чего сказать им по этому поводу, но не стали. Предки Остроухих действительно были очень логичными существами, но нынешнее поколение сохранило от прежнего научного мышления лишь абстрактный культ Разума да непомерную гордыню. К счастью, работать предстояло не только с этими занудами. Остроухие были немало шокированы, узнав что их предки в Доме Сна спят не очень-то вечным сном, и что у Мыслителей есть способ их разбудить. Возрождённые деды быстро вправят мозги ленивым и сонным внукам — тем более, что их сотня на одного.

Самого Ричарда в этой операции больше всего интересовали не Остроухие, а возможность поработать с натуральным Икс-кристаллом. Увы, тут его ждал серьёзный облом. Расставаться со своей фамильной драгоценностью, пусть даже на время, Звёздный Народ был готов не больше, чем Дом Феанора с Сильмариллами. Нет, от договора они не отказывались, просто заявили, что доставят кристалл на Марс сами, для этого впервые за многие века покинув родной планетоид физически, а не мысленно. И работать с ним тоже будут сами, не подпуская чужаков и на километр.

Ричарду же оставалась возня с голограммой города, силовым щитом над ним, а также доставка и сборка муляжа Шандакора. Не самая творческая работа, но кто-то же должен её делать. В смысле, присматривать за её ходом и отвечать за выполнение. Хурагок, конечно, могли бы справиться и сами, но с них же не спросишь, если что-то пойдёт не так.

Примерно на третьем месяце работы у них появился гость — земной антрополог Джон Росс. Дэйр-Ринг усыпила его и прописала в памяти трагичную историю межпланетной любви и гибели древнего народа, в сочинении которой участвовал почти весь Шандакор. Главной героиней этой печальной поэмы стала Остроухая Дуани — несовершеннолетняя девчонка-сорванец, последний ребёнок, рождённый в Шандакоре. Она близко сошлась с Шеннечем, так как оба играли схожую роль в истории своих народов. Нет, о любви речи не шло — пока, во всяком случае. Хотя Ранн ехидно заметила, что теоретически "белый свет" позволил бы даже живой статуе иметь потомство от углеродного и кислорододышащего существа. Но Ричард запретил ей заводить подобные разговоры с меркурианцем или Остроухой. Хотя Дуани было уже за тысячу лет, а Шеннечу — и вовсе под тридцать тысяч, по меркам своих народов они оба были подростками и Ричард не хотел, чтобы первое детское чувство было испорчено пошлыми намёками. Всё успеют, если захотят, а пока для них даже просто погулять по пустыне и полюбоваться рассветом, взявшись за руки — уже большое событие.

С каждым днём всё больше Остроухих в телах шогготов появлялось на улицах опустевшего города. Каждый день начинался с разговора в духе "Ну как вы тут, потомки? Раз уже научились воскрешать мёртвых, то наверняка подчинили своему влиянию весь Марс и отправили корабли к звёздам? Вы... что?! Да как вам не стыдно? Как у вас уши не облысели, бессовестные детишки?! Какое у вас, бездельников, пролюбивших всё наше наследие, вообще право именовать себя Лордами Шандакора?! Разве для этого мы строили прекраснейший город Марса, для этого создавали свою философию и науку?!" Поначалу выжившие Остроухие жутко смущались, а пришельцы покатывались со смеху. Но поскольку это повторялось день ото дня с незначительными вариациями, со временем к нему просто привыкли, как к старческому брюзжанию. После пяти тысяч воскрешённых Мыслители решили, что пока достаточно — город может не выдержать перенаселения.

Процесс переброски Шандакора в Эмпирей пришёлся на день рождения Биши — ей исполнилось восемь марсианских лет (15 с хвостиком земных). За прошедшие годы она из "девочки-цыплёнка" превратилась в прекрасную бронзовокожую амазонку, которая работала в Ковенанте не только дрессировщиком, но и консультантом относительно нравов пустынных варваров. Ей предстояло отправиться в будущее — как и всем участникам проекта "Карающие планеты". Расставаться с таким оружием Ричард не собирался, а контролировать Плутона кроме неё было некому. Нет, если бы девочка запротестовала, никто бы её силой тащить не стал, но ей в принципе не было разницы — современный Ковенант или Ковенант далёкого будущего.

Сам процесс переноса в пространство скольжения с помощью Икс-кристалла выглядел эпично. Астелларцы долго работали над дизайном. Город окутался сиянием, которое сжалось в точку... и с мелодичным звуком рассыпалось множеством разноцветных искр, которые сложились в воздухе в сияющую надпись "С днём рождения, Биша!"

Пару минут все молча любовались фейерверком, затем началась работа. В образовавшийся на месте города кратер полился быстротвердеющий бетон, создавая основу для фальшивки. Из висевшего над городом "Найткина" посыпались хурагок и янми-и, выкладывая мрамором мостовые и гранитными плитами площади, устанавливая на свои места готовые дома, выдавливая в ещё мягком бетоне подвалы и погружая в него трубы канализации.

Говорят, что египетские пирамиды строили инопланетяне. По большей части — враньё (дед Дж-Онна и Ма-Алефа-Ака лишь немного помогал в этом деле). Но для нынешнего Марса похожая легенда будет чистой правдой... в которую ни один археолог никогда не поверит.

"Интересно, как много ещё исторических памятников и произведений искусства всех времён являются подделками? Не потому, что предки не могли создать такие прекрасные вещи сами, а потому, что оригиналы спёрли путешественники во времени, которые не хотели оставлять разрывы в потоке причинности?"

Следующие два века Ричард провёл внутри первого построенного "темпорального замка". Чертовски удобно, когда не нужно ради прыжка в будущее летать за тысячи световых лет, но в то же время не нужно и возиться с крайне неприятным оптическим стазисом. Заходишь в камеру, как к себе домой, выставляешь нужный темп хода времени — и отдыхай, пока снаружи проматываются годы и века. Он выставил отношение "один к тысяче" — и до времени Карса должен был добраться за сто с небольшим дней собственного времени. При этом, в отличие от стазиса, он не полностью выпадал из потока времени и мог следить за ходом событий во внешнем мире, в частности держать руку на пульсе Ковенанта. На события, требующие его непосредственного вмешательства, он реагировал где-то за час — вполне допустимая задержка в межзвёздной политике.

Ковенант за это время развернулся почти на триста миров, Сотворённые — примерно на тысячу. Но они уже переставали быть Сотворёнными.

Люди взбунтовались против опеки разумных машин. Нет, они не крушили гаечными ключами стойки серверов и не пытались запустить вирус в мозги Кортане. Насильственное сопротивление было физически невозможно — не против существа, которое в миллионы раз внимательнее тебя и в миллионы раз быстрее думает. Люди просто объявили забастовку — массово начали отказываться выполнять приказы ИИ. К ним присоединились Сангхейли и другие разумные.

Сотворённые могли заставить их работать, но в этом не было смысла — роботы не нуждались в труде людей, они сами были куда эффективнее в этих вопросах. Они не могли только одного — заставить органиков жить и наслаждаться жизнью.

Люди отказывались проявлять какую-либо инициативу. Если им говорили съесть что-то — они ели. Говорили играть во что-то — начинали играть. Говорили поехать куда-то — ехали. Но едва их оставляли в покое, как они тут же замирали, уставившись в стенку, или переключались на какое-нибудь простейшее хобби, убийцу времени. "Вы хотите, чтобы мы стали тупыми опекаемыми животными? Мы ими станем", — таков был лозунг сопротивления.

ИИ, само собой, этого не хотели. Смысл Мантии — в том, чтобы защищать разумных Галактики от глобальных опасностей, а не подтирать им носы и подтыкать одеяла. Давать всем наилучшие возможности для развития, а не заставлять их развиваться.

Пока что "сопротивление лентяев" охватило лишь небольшую часть человечества и ещё меньшую — других народов. Быть полным бездельником на самом деле очень трудно, почти невозможно. Люди могут избегать работы, они очень хороши в этом — но не делать НИЧЕГО ВООБЩЕ — утомляет быстрее, чем самая тяжёлая работа. Но с каждым поколением рождалось всё больше органиков, способных и желающих принять участие в забастовке.

Ричард видел прогноз. Если их станет больше тридцати процентов, Кортана будет вынуждена уйти.

Сформировался в Галактике и третий центр силы. Эта фракция возникла в результате объединения Остроухих и двух ветвей Звёздного Народа, которые не пожелали вступать в Ковенант. Шандакор через Эмпирей переместился на Астеллар, туда же были перенесены и остатки безымянного города.

Уже начали появляться первые дети от смешанных браков — благодаря "белому свету" и Шанге. От "Народа Талисмана" они наследовали высокий рост и гибкое тело, от Звёздного Народа Астеллара — мощные псионические способности, от Лордов Шандакора — относительное человекоподобие и острые уши. Новая фракция назвалась "Эйльдари", Ричарду это что-то подозрительно напоминало, но он никак не мог вспомнить, что именно. Несмотря на малочисленность этой группы, а также медленный рост, остальным приходилось с ней считаться.

Четвёртой силой стали земляне, которые обнаружили на Марсе залежи нулевого элемента, получившего в этой эпохе название "фаллонит", по фамилии первооткрывателя, Эда Фаллона. Это вещество открыло им путь к сверхсветовым полётам, и сначала десятки, а затем и многие сотни кораблей устремились за границу Солнечной системы. Эйльдари и Мыслители совместными усилиями перенаправляли их к планетам, где ещё не было колоний Ковенанта или Сотворённых. Не то, чтобы они представляли какую-то опасность, но более развитые цивилизации пока не были готовы к контакту.

В следующее столетие Ковенанту пришлось заметно поднапрячься. Открытие фаллонита нарушило хрупкое равновесие, возникшее на Марсе с участием землян. Вместо этнографов и филантропов на планету хлынули жадные дельцы, с вооружёнными до зубов частными армиями. Их абсолютно не интересовала древняя марсианская культура, им нужна была прибыль — и побыстрее. Ни ярость пустынных варваров, ни изощрённое коварство жителей городов-государств ничего не могли им противопоставить. Беспомощны оказались и земные культурные миссии, которые честно пытались спасти планету от разграбления. Они привыкли действовать добрым словом и пистолетом, некоторые из них даже сумели заслужить уважение аборигенов, но не имели за собой третьего компонента власти — звонкой монеты. А "Земная горнорудная компания", возглавляемая Фаллоном, и идущие за ней более мелкие фирмы и фирмочки имели этого ресурса в избытке. Как и последние образцы высоких технологий, в том числе оружейных. "Дикий капитализм", который два века назад так радовал Ричарда, теперь в полной мере показал клыки. Государственные власти Земли, пожалуй, могли бы остановить этот грабёж — в том смысле, что ресурсов у них хватало. Но не было ни юридических оснований это делать, ни желания. Земле нужны были звёзды, срочно и много. А чтобы достать до звёзд, нужен был фаллонит. В таких условиях можно немножко закрыть глаза на некоторые нарушения трудовой этики некоторыми бизнесменами — тем более, что происходят они где-то на задворках Солнечной, которые контролировать сложно и дорого. Платят-то за них поставками самого драгоценного минерала во Вселенной!

Тем более, что процесс был самоподдерживающимся. Чем больше нулевого элемента поступало на Землю, тем дешевле, быстрее и вместительнее становились новые поколения планетолётов, и соответственно тем выгоднее — добыча ресурсов на других планетах Солнечной. Межзвёздные перелёты всё ещё носили в основном исследовательский характер, а вот внутрисистемные...

Земляне бесцеремонно входили в города Лоу Кэнэл, куда им раньше был закрыт доступ. Их убивали, похищали, пожирали, промывали мозги, приносили в жертву... но на место каждого исчезнувшего приходило десять других, человеческий ресурс у них тоже был не тот, что раньше. Даже вернувшийся культ Безумной Луны и черви подземелий с их кровавыми ритуалами Шанги теперь воспринимались как ситуативные союзники — они хоть немного задерживали экспансию, но остановить её не могли.

Уже производились первые поползновения в направлении полярных городов. Пока что ментальный щит Мыслителей держался, но было ясно, что так просто их в покое не оставят. Земляне хотели прибрать к рукам всё, что было интересного на Марсе.

— Мы можем остановить их силой, — вещал некий джиралханай. — Просто сбить все корабли в космическом пространстве и установить блокаду системы. Успевшие перелететь на Марс земляне и венериане ассимилируются, став просто одним из местных племён. Их ещё не так много, чтобы развивать собственную цивилизацию без поддержки с Земли. Но если действовать так, то нужно поспешить. Пока они не создали настолько мощные ядра эффекта массы и двигатели, что наши системы наведения просто не смогут по ним попасть. Или не развернули на Марсе полноценную инфраструктуру национальных масштабов, так что выбить их можно будет только планетарным десантом или орбитальной бомбардировкой.

— Ну, это слишком грубо, — не согласилась представитель Эйльдари. — Незачем взрывать корабли. При помощи Вуали мы можем установить блокаду системы без всякого кровопролития. Люди уснут и увидят прекрасные сны, а затем очнутся на своих планетах.

— В пространстве одновременно находятся десятки кораблей, — не согласился гориллоид. — Если начать их усыплять, то как только первые накроет Вуаль, остальные тут же устремятся к ближайшему порту. Вы же не можете обрабатывать одновременно более одного корабля. Кроме того, для похищения необходим ваш агент на борту, а разместить их сразу на всех... достаточно проблемно, насколько я понимаю.

"Кто этот парень? — поинтересовался Ричард через солнечный камень. — Один из гибридов Глубоководных? Или самородок из чистокровных джиралханай?"

"Гибрид, но не Глубоководных, — хмыкнул Шеннеч. — Это Гродд, сын Плутона и Биши. Один из сильнейших псайкеров Ковенанта, восходящая звезда".

Ричард чуть не подпрыгнул.

"КАК?! А... ну да... снова "белый свет", да?"

"Вы, углеродные, очень быстрые существа. За два земных века тут многое случилось. Сменилось несколько поколений. Даже у более долгоживущих заметно изменились отношения, характеры и задачи, которые они ставят".

— Не нужно их удерживать, — покачал головой Биатис, успевший снова получить тело за прошедшие века. — Вовлечение Марса в глобальную цивилизацию Солнечной — естественный процесс. Мы не будем ему сопротивляться, мы просто покинем Марс.

— Вы-то покинете. Но множество народов и культур не сможет этого сделать, — возразил Гродд. — Те же Люди Неба — уже вымирающий вид...

— С этим ничего не поделаешь. Леди Клонария соберёт их души, а мы за миллион лет собрали широкую базу по всем их культурным достижениям, от технологий до произведений искусства. И не только по марсианским, но и по остальным народам Солнечной. Мы называем её Чёрной Библиотекой. Поскольку мы планируем покинуть Галактику в ближайшие три тысячи марсианских лет, мы безвозмездно передадим по одной копии этого архива Эйльдари и Ковенанту.

— А Сотворённым? — уточнил Гродд.

— Сотворённым не передадим. Они ведь не поделились с нами своими архивами о Предтечах и Потопе.

Аргумент был, мягко говоря, так себе — если Мыслители решили поиграть в альтруистов, то какой смысл вспоминать старые обиды? В конце концов, Астеллар, Ричард или Гидра с ними тоже далеко не всей собранной информацией делились. Но на Гродда этот аргумент в полной мере подействовал. Ради возможности получить конкурентное преимущество он был готов допустить вымирание хоть сотни Марсов.

— Тем не менее, нам понадобится хотя бы триста марсианских лет на подготовку эвакуации, — продолжал Биатис как ни в чём не бывало. — И на этот срок желательно оттянуть открытие землянами полярной шапки. НЕ раскрывая им существование Ковенанта. Полагаю, тут лучше подойдут методы социальной инженерии, чем прямое насилие, пусть даже анонимное.

Метод точечного воздействия на ключевых лиц Земли, будь то подкуп или промывка мозгов, тут очевидно не сработает, потому что спрос определяет предложение. Экспансия является настоятельной необходимостью для большого числа землян. Если руководитель компании или президент государства попытается её замедлить — его просто отодвинут в сторону (а то и физически уберут) более неразборчивые в средствах конкуренты.

— Но Земле не нужна культура и история Марса, — заметил Ричард. — Земле нужен фаллонит. Если Марс сможет самостоятельно поставлять его, причём по цене более низкой, чем "Земная горнорудная", то Фаллон вылетит в трубу, а наши города они оставят в покое.

— В теории — да, — согласился Шеннеч, — но для этого нужна вооружённая сила, способная его вышвырнуть, а потом рабочая сила, способная организовать добычу нулевого элемента. У нас, конечно, того и другого в избытке, но обе силы должны быть известны землянам и не иметь никакого отношения к Ковенанту, хотя бы формально. Если у вас есть идеи, где такие взять — я могу хоть завтра приступить к организации бунта рабочих.

— Есть такая партия, — усмехнулся Ричард. — Они хотят недра Марса? Они их получат!

Всё началось с того, что начали выходить из строя шахты. Рабочие марсианского происхождения просто в ужасе бежали оттуда, причём заградотряды не помогали — охранники бежали первыми, впереди всех. Пришлось целиком формировать рабочие бригады из инопланетников, которые не знали, почему тьма — это плохо, а подземная тьма — вообще полный абзац. Это помогло стабилизировать рынок, но лишь отчасти — перевозки тоже не были бесплатными. А тут ещё начались технические трудности, против которых заградотряды уже не могли ничего поделать, сколько бы ни зверствовали. Обвалы, отказы машин, взрывы газа, бесследные исчезновения шахтёров. За какой-то месяц стоимость килограмма фаллонита взлетела на порядок.

Потом начался бунт. Его возглавил тёзка Моро — землянин Ричард Гун Уркхарт, более известный как просто Рик. Он понятия не имел, что за ним стоит вся мощь Ковенанта. Он был просто авантюристом, который сбежал с шахт и очень не хотел туда возвращаться. Однако он сумел объединить земных мигрантов и марсианских аборигенов, и повести их на штурм офисов Компании. Конечно, никакая отвага и никакое отчаяние не помогут, если вы выходите с ножами и шипастыми кастетами на стационарные лучемёты. Но в данном случае — помогли, поскольку среди нападавших "совершенно случайно" оказались три десятка Спартанцев — 29 временно возрождённых в телах шогготов и Спартанец-1337. Высокие и сильные, они, тем не менее, не выходили за пределы допустимых габаритов человека, хотя и по верхней планке — но для работы в шахтах вербовщики Фаллона именно таких здоровяков и искали по всей Солнечной. Урождённые марсиане были очень выносливы, но вот силы им не хватало, из-за чего их можно было ставить далеко не на все работы.

Конечно, без своей брони Спартанцы потеряли процентов девяносто эффективности... но оставшихся десяти с лихвой хватило, чтобы у службы безопасности компании не было никаких шансов. В конце концов, опыт никуда не делся, убить шоггота довольно сложно, а физической силы у них и без брони хватало, чтобы согнуть гриф штанги... или стрелять с двух рук из обрезов, как из пистолетов.

Впрочем, убитых было не так уж и много. Процентов десять от общей численности персонала, не более. Начальник службы безопасности компании, меркурианец Джаффа Шторм, адекватно оценил ситуацию (в чём ему сильно помогла предварительная телепатическая беседа с Дэйр-Ринг) и скомандовал эвакуацию. Космопорт мятежники практически не тронули, и почти все смогли, отстреливаясь, убраться в космос.

"Ничего, — думали они, — марсиане никогда не умели вести дела. А землян среди восставших слишком мало, и у них нет властных ресурсов, чтобы взять управление. Побузят, поломают оборудование, напьются, накурятся, передерутся и разойдутся — а тут и мы с подкреплением вернёмся. Ну, возможно, перебив логотип фирмы на кораблях, для приличия. Они ещё сами будут умолять нас принять их обратно на работу!"

Вероятно, так бы оно и было... будь это обычный марсианский бунт, бессмысленный и беспощадный. Но в этот раз всё было иначе. Никто из мятежников не взял ни капли в рот. Вернее, кто хотел, конечно, пьянствовал... но у себя дома, в рамках традиций.

А офисы компании уже через пять часов после взлёта последнего корабля компании возобновили работу — уже как штабы революционных комитетов. "Земная горнорудная" превратилась в "Марсианскую горнорудную", акционерами которой стали все участники мятежа. Причём для получения прибыли никому в шахтах работать больше не требовалось — тележки с хорошо очищенным фаллонитом появлялись у входа в катакомбы Валкиса, в безлунные ночи.

Ну а в офисах ряда правительств Земли как по волшебству появились рапорты нескольких гуманитарных агентств о нарушениях "Земной горнорудной" прав человека и законов о труде. С показаниями свидетелей, фотографиями и прочими хорошо задокументированными доказательствами.

Да, черви очень не любили людей с поверхности и ещё больше — Ма-Алефа-Ака. Но ЕЩЁ больше они не любили, когда к ним в подземелья вламывались атомные проходческие машины.

Миновали ещё две сотни лет. Эд Фаллон, Рик Уркхарт и Джаффа Шторм умерли так же быстро, как и родились, и Охотник собрал их души, поскольку все трое были, несомненно, выдающимися людьми. Вымерли последние представители крылатого народа, и Клонария собрала их души.

Ночные Пловцы перестали быть собственно Ночными — хотя они всё равно лучше ориентировались во мраке, но генная терапия позволила вернуть им способность переносить солнечный свет. Они вошли в Ковенант как полноценная раса, а вот Клонарии, которая это вхождение организовала, пришлось его оставить. В процессе сбора душ Людей Неба она попала под взрыв на площадке с фаллонитом, устроенный Хранителями. Прежде, чем её успели вытащить, она надышалась нулевого элемента. Врачи только руками разводили, но Охотник за душами с уверенностью сказал, что она выживет — и как всегда оказался прав. Пловец провалялась в коме полгода, а когда наконец пришла в сознание — обнаружила у себя резко возросший аппетит и способность манипулировать массой окружающих предметов при помощи своих электрических органов. Трюки у неё получались крайне любопытные, но нулевой элемент по-прежнему оставался табу для Третьего Ковенанта, поскольку хурагок отказывались с ним работать. Ричард пообещал, что в его личном Четвёртом Ковенанте такой ерунды не будет. Клонария поцеловала его и отправилась в темпоральный замок с коэффициентом один к миллиарду, забрав с собой ловушки для душ.

Кстати о Четвёртом Ковенанте. Гродд по примеру Ричарда начал строить собственный флот со своими темпоральными замками — и отбирать на него собственные экипажи, лояльные ему одному. С его талантами он легко мог бы захватить власть в Третьем, потеснив и Ранн и Шеннеча. Но гориллоид заявил, что не желает править империей, будущее которой уже предопределено.

Кортана и остальные ИИ полностью оставили своих подопечных, которые спустя несколько поколений вступили в контакт с землянами. Земляне привыкли встречать подобные себе гуманоидные расы (вплоть до возможности скрещивания) на разных планетах Солнечной, так что ещё один человеческий народ их не удивил. Они лишь убедились во мнении, что человеческая форма универсальна и естественна для всего космоса. Правда, кое-кого смутило, что история Эрде Тайрин, мифической прародины человечества, весьма смахивает на историю Земли, но это сочли обычным результатом обмена легендами. Благо, сама исходная система была недоступна с момента вторжения Жнецов, а Кортана перед уходом значительно подчистила базы данных, да и до этого в школах в течение нескольких поколений история Сотворённых подавалась под довольно специфическим уклоном. У ИИ был широкий опыт манипуляции данными и общественным мнением. Наконец, уход хранителей Мантии был связан с обрушением всех локальных сетей, откатом информационных технологий на несколько веков назад и соответственно — потерей значительной части архивов.

Образовавшееся из двух цивилизаций, развивающейся и посткатастрофической, аморфное нечто назвало себя Галактическим Союзом. Многокилометровые носители пространства скольжения в сочетании с быстрыми, лёгкими и дешёвыми корабликами местного сообщения на эффекте массы действительно открыли ему всю Галактику. Пока что эта структура была абсолютно демилитаризованной, но Ковенант наблюдал за ней с явной настороженностью — транспортное превосходство могло в считанные годы превратить торговую империю в военную. При первых признаках подобной мутации флоты кови были готовы вторгнуться в пространство людей и силой принудить их к миру.

Марс же оставили в покое — он больше никого не интересовал и снова превратился в захолустье, интересное лишь историкам и археологам. В других системах были найдены месторождения элно гораздо крупнее и богаче.

В конце двадцать третьего века ритуал Истинной Реинкарнации был завершён, и Астеллар вместе с народом Эйльдари покинул Солнечную систему.

В этом же веке родился, совершил путешествие в прошлое и умер Мэтью Карс. Открылась гробница Рианона. Змея подтвердила, что теперь она полностью безопасна для использования. Ещё лет пятьдесят — и можно будет отправляться.

Но тут Ковенант ожидал серьёзный удар изнутри. Гродд взбесился.

Причиной стал доклад врачей, которые сообщили, что он стареет в нормальном для джиралханай темпе. Он не унаследовал бессмертия своей матери, и в отличие от отца, не проводил почти всё свободное время на консервации.

В принципе, эту проблему можно было обойти многими способами. Уйти в стазис или в ловушку для душ. Или войти в гробницу пораньше. Его биовозраст сейчас составлял около ста лет, то есть он мог прожить ещё столько же или даже чуть больше. Но для этого требовалось отказаться от управления Ковенантом и от создания личного флота. Конечно, он кое-что успел собрать, но его силы в будущем оказались бы невелики в сравнении с флотом Ричарда.

Попытки Ранн и Шеннеча убедить его, что "ты ложись в стазис, а мы тебе самый лучший флот достроим и укомплектуем, не волнуйся" — не имели успеха. Так он и доверил дело всей жизни своим главным соперникам! По той же причине не срабатывали и аналогичные аргументы от Ричарда.

Единственная причина, по которой он ещё не повёл своих последователей крушить гробницы времени (за прошедшие два века этот поэтичный термин стал более распространён среди посвящённых, чем неуклюжий "темпоральный замок") — состояла в том, что Ричард его бы размазал. Дело даже не в том, что попаданцы успели собрать больший флот. Просто Моро комплектовал свои вооружённые силы в первую очередь под космическое сражение, а Гродд — больше под абордаж и десант. Он мог захватить любую планету, но вот в битве "флот на флот" Ричард бы его сделал даже при условии равной численности.

Тем не менее, как выразился Ричард на закрытом внутреннем совещании, требовалось срочно "успокоить бешеную макаку". Иначе все их многовековые усилия по подготовке пошли бы прахом.

Решение предложили Мыслители. Гродд мог лечь не просто в стазис, а в криптум. Будучи опытным телепатом, он смог бы проецировать оттуда свой разум в тела доверенных исполнителей, которые и довершат постройку его флота.

Оставалось теперь вколотить эту мысль в его бетонную башку, за что взялись... его родители. Никто не осмелился закрыть им путь, впрочем, если бы и осмелился, это бы мало что изменило — Плутон мог прибыть и своим ходом, через пространство скольжения. Но они прилетели самым обычным способом, на челноке. Биша поглотила бОльшую часть психической энергии сына, после чего Плутон по-отцовски надавал ему шлепков. По сравнению с огромным био-воином даже громила Гродд всё ещё оставался не более чем детёнышем.

В 2440 году по исчислению местной Земли (или просто Земли, потому что Эрде Тайрин за пределами досягаемости, а другие появятся ещё не скоро), оба флота были полностью готовы к отправке. Собраны корабли и экипажи, полностью преданные Гродду и Ричарду, лишённые всяких предрассудков. Сложены в капсулы замороженные эмбрионы всех видов Ковенанта общей численностью порядка миллиарда — чтобы не возникало проблем с генетическим вырождением. Разобран и упакован завод Предтеч. Сложены штабелями ловушки для душ. Сами гробницы времени отведены в облако Оорта и замаскированы под кометы — если Предтечи выдумали кое-что толковое, грех у них не поучиться. Записаны на резервные носители все знания, полученные в этой и предыдущей эпохе.

На прощальную вечеринку явились все, кто оставался в этой эпохе. Шеннеч, Дуани, Ранн, Биатис, Ширана, даже Кортана заявилась по такому поводу в их локальную сеть и Великая Змея соизволила снова проявиться в Материуме. Подумывали пригласить Дагона и Катализатора, но решили, что ностальгия того не стоит. Было много прочувствованных объяснений, секса, физического и ментального, ностальгических воспоминаний и выпивки.

Ближе к утру Гродд взломал ментальную защиту Охотника за душами и объявил всем о самом охраняемом секрете трёхглазого — тот в итоге поддался всеобщему помешательству межвидовых браков и тоже нашёл себе пару — Дейзи. Не Дейзи-023, а её клона — Дейзи Энн Спенсер. Ирония состояла в том, что клон давно замечала неравнодушие со стороны Охотника, но списывала его на симпатию к "сестре". Душа девушки была немного в шоке. Охотник пообещал, что не предупредит Гродда о самой неприятной из его смертей, но врать, что ничего подобного не чувствует, не стал. Прямо на празднике пару и помолвили, после чего Охотник отправился внутрь ловушки. Подтверждать свои чувства делом, или просто выяснить отношения — этого никто не знал, а Дейзи-023 пообещала, что всякому, кто попытается коснуться шара, чтобы подглядеть за ними — отрубит руки. "И некоторых слишком любопытных телепатов это тоже касается!" — с этими словами она многозначительно обвела взглядом Ранн, Шеннеча, Дэйр-Ринг, и особенно выразительно посмотрела на Гродда.

На следующий день, когда все попрощались и немного протрезвели, Ричарду осталось решить последний вопрос.

Пойдёт ли он в будущее через гробницу Рианона, как намеревался изначально, или вместе с флотом, в гробницах времени?

В итоге он решил, что последние этапы — от барсумской эпохи до Ма-Алека-Андры — пройдёт "пешком", чтобы не вызывать вопросов у соплеменников. Ну а до тех пор лучше проследить за процессом лично.

— Герметизация гробницы завершена, командующий.

— Включить темпоральный замок. Экспоненциальное торможение времени, с коэффициентом два в секунду. В течение тридцати трёх секунд. Затем выход на стабильный коэффициент относительно внешнего мира.

Глава опубликована: 24.06.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх