Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Сталь и серебро (гет)


Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Drama
Размер:
Макси | 163 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
ООС, AU
Говорят, Король-под-Горой похоронен в темной пещере. Говорят, меч Оркрист лежит в сомкнутых руках короля. Говорят, Короля-под-Горой убил могучий Азог. Если так, то наследник Азога не должен был убивать гномов Железных холмов. Если так, то Скафти не нужно было идти в одинокий поход в поисках правды. «Лучше бы Король-под-Горой был мертв, – думает Скафти. – Потому что если нет – его убью я».
...Скафти спит сидя, не выпуская топор из рук. Скафти кажется, война длится слишком долго, хотя она закончилась два месяца назад.

...После смерти Кили Тауриэль учится жить. Выходит плохо. На самом деле она даже не пытается – знает, что не получится. Только однажды в зеркале Галадриэль эльфийка увидит смерть Торина Дубощита. Смерть, которой не было. А в Ривенделл заявится новый наследник трона Дурина – нагловатый и молодой гном Железных холмов. Гном, который испортит все.
QRCode

Просмотров:5 787 +2 за сегодня
Комментариев:27
Рекомендаций:1
Читателей:43
Опубликован:22.01.2017
Изменен:31.03.2018
От автора:
Очень вольная интерпретация событий после Битвы Пяти воинств.
Много оригинальных персонажей, за канон принимается скорее фильм Питера Джексона "Хоббит", чем оригинал.
События "Властелина Колец" не учитываются, то есть AU
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 11

Чем дольше Сигни вглядывалась в темноту, тем эта темнота страшила ее сильнее. По узкой, кривой дороге они поднимались в гору. Шаги лошади были тяжелыми, и вниз то и дело срывались камни.

Тауриэль освещала дорогу маленьким фонарем: одной рукой она держала его, другой — поводья.

— Ты странная, — нарушила Сигни гнетущую тишину. — Что будет, когда король узнает о твоем побеге?

— Он уже узнал, — вкрадчиво ответила эльфийка.

— Паршиво тебе придется.

— Благодарность тебе не свойственна, да?

Сигни помолчала, вглядываясь в черную бездну, которая начиналась ровно по краю желтого света фонаря.

— Просто зачем, — наконец ответила она. — Не понимаю. У тебя все есть. Знаешь, я скажу честно, хоть никто из гномов бы это не одобрил. Ривенделл — потрясающее место. Даже тюрьма — и та ничего. Наверное, замок Трандуила еще красивее.

— Так и есть, — спокойно согласилась Тауриэль.

— И ты там живешь?

— Да. Но не в королевских покоях, разумеется.

— Ну и зачем тогда это все, — Сигни покачала головой. — У тебя отличная служба, шикарный дом. Ты, наверное, была на хорошем счету.

— Нет мне больше жизни в Эрин Гален, — ответила Тауриэль и чуть слышно добавила, — да мне нигде жизни нет.

Тем временем начало накрапывать. Сначала дождь был мелкий, колючий, но потом капли стали крупными. Одинокий фонарь блуждал во тьме, и лошадь оступалась все чаще. Камни летели вниз с глухим стуком, и от этого звука кровь застывала в жилах.

Все круче и круче вверх — путницы поднимались в гору.

— А ты уверена, что это верная дорога? — хмыкнула Сигни, смахнув дождевую воду с лица.

— Нет, — наконец ответила Тауриэль. — Надо было левее.

— Что значит — левее?! — Сигни выругалась. — Как это — левее?! Ты же говорила, что это я без тебя пропаду!

— Дождь пошел. Я сбилась. Зимой редко идут дожди.

— О да! — пробурчала Сигни. — Да ты меня сюда специально завела.

— Не говори ерунды!

— О Махал, вы, эльфы, только и делаете, что бродите по своим лесам и все без толку! — Сигни закатила глаза. — Гномы, которые в жизни тут не были, перешли эти горы за ночь!

— Замолчи! — Тауриэль резко обернулась. — Если не знаешь, что сказать, лучше молчи!

— Если не знаешь, куда идти — лучше вообще никуда не ходить!

Вдруг Сигни показалось, что земля ушла из-под ног. Лошадь встала на дыбы, пытаясь ухватиться копытами за шаткую землю, махнула крупом, и Сигни упала, расквасив подбородок.

Пару секунд она лежала, слизывая с губ дождевые капли вперемешку с кровью. Куда завела ее эта Тауриэль? Зачем она вообще с ней пошла?

Дождь поливал с новой силой.

Вдруг Сигни подскочила, тут же забыв про подбородок. Откуда-то снизу раздалось глухое лошадиное ржание, мелькнул желтый свет фонаря и послышался далеким эхом глухой, страшный стук.

— Тауриэль! — позвала она, вглядываясь в тревожную черноту ночи.

Ответа не последовало. И тогда Сигни легла на живот и подползла к краю. Похоже, ущелье. Глубокое.

— Тауриэль! — позвала она громче.


* * *

— Тауриэль!

Эльфийка услышала голос, но почему-то не нашла сил ответить. Казалось — скажешь слово и — сорвешься. Пальцы из последних сил вцепились в скользкий камень, ноги не смогли найти опору.

— Тауриэль!

В тот момент, когда Тауриэль уже не могла держаться, ей в запястье впились пальцы Сигни.

Эльфийка подняла глаза. Сигни болталась вниз головой, держась ногами неизвестно за что, и ее маленького роста едва хватало, чтобы достать до ладони Тауриэль.

— Отпусти, — хрипнула эльфийка. — Обе упадем.

Но Сигни, стиснув зубы, только сильнее сжала руку Тауриэль.

«Нет, нет, нет — думала Тауриэль с каким-то холодным равнодушием. — Я тяжелее ее в два раза».

— Тури, — Сигни выдохнула. — Тури, давай. Только…. Подтянись… Я… заброшу тебя… наверх… Я смогу….

В темноте Тауриэль едва видела очертания лица Сигни. Слышала только ее частое дыхание, чувствовала ладонь, слабеющую с каждой секундой. Тури. Так называл ее Кили — почему, почему она так ее назвала?

Тауриэль собрала остатки сил, Сигни схватила ее за вторую руку и кое-как подтянулась. Наконец удалось нащупать опору под ногами. Сигни сделала последний рывок, и Тауриэль кубарем покатилась по земле.

Сигни заползла назад: все это время она держалась ступнями за древко воткнутого в землю топора.

— Ты тяжелая, — Сигни потерла спину. — Какая же ты тяжелая! — и нервно рассмеялась.

Обе — Тауриэль и Сигни — не сговариваясь посмотрели наверх.

— Там, кажется, плато, — сказала Тауриэль. — Давай попробуем забраться.

— Пещера, — указала Сигни, когда они кое-как одолели подъем — Пошли.

В пещере было сухо, но холодно. Едва спрятавшись от дождя, Сигни растянулась на пыльном полу, раскинув руки.

Тауриэль отправилась на поиски сухих камней, чтобы разжечь огонь. Наконец пещеру осветил робкий костерок.

— Лошади нет, — сказала Сигни, пододвигаясь ближе к огню, — еды тоже нет. И да, кажется, ты сломала мне спину.

— Спасибо, — помедлив, сказала Тауриэль. — Ты меня спасла.

— Ой, только не надо, — Сигни нарочито отмахнулась, но лицо залила краска, — давай без этого — кто кого спас.

Она расстелила длинный плащ и прикрыла глаза.

Тауриэль покопалась в поясной сумке.

— Есть яблоко, — сказала она. — Твое. И твои волосы. Будешь яблоко?

— Волосы-то зачем потащила, — буркнула Сигни. — Яблоко давай.

Она хрустнула яблоком и уставилась на тени от костра на потолке.

— Тури, — сказала эльфийка тихо. — Ты меня так назвала.

— Как? — пробормотала Сигни с набитым ртом.

— Тури. Почему?

— А тебе, что, не нравится? Знаешь, Тауриэль — это слишком долго, особенно когда висишь башкой вниз. А Тури — покороче. Да и… по-гномьи как-то.

Обе замолчали. Тауриэль достала из сумки второе яблоко. Вот и весь ужин.

— Сигни, — эльфийка снова решилась нарушить тишину.

— М? — Сигни нехотя повернулась.

— А что… происходит с гномами после смерти?

— Спросишь тоже, — Сигни доела яблоко вместе с огрызком и выплюнула семечки в потолок. — Гномов хоронят в пещерах. Наши тела почти не тлеют. Мой дед, — она вытащила топор и задумчиво повертела его в руках, ловя лезвием огненные языки, — задолго до моего рождения умер. Мать еще девчонкой была. В битве при Азанулбизаре погиб. Так его с этим топором и похоронили. И с мечом. А как предсказание сбылось — отвалили камень у пещеры и оружие вытащили.

— Какое предсказание?

— Да дед перед смертью сказал отдать его оружие внукам-близнецам. Меч — старшему. Топор — младшему. Только никаких близнецов не было тогда. Ну, а как появились мы со Скафти, вспомнили и начали пещеру вскрывать. Так к чему это я… Когда пещеру открыли, у деда даже борода не истлела. Ты про это спрашивала?

— Нет, — Тауриэль покачала головой. — В смысле… вы верите во что-нибудь? В другую жизнь?

— Ну, есть притча, — Сигни сунула руки под языки пламени, — о Махале и одном желании.

— Расскажешь?

— Когда умирает гном, Махал встречает его и, если гном показал себя как храбрый воин, то Махал исполнит одно его желание.

— А какой смысл в желании, если ты умер?

— В том-то и дело, что за себя просить нельзя. Можно — за близких. За семью. За друзей. Чтобы у них все было хорошо.

— Ты в это веришь?

— А то, — Сигни улыбнулась, — ты думаешь, почему я выжила? Это Скафти попросил! А когда мы родились, мама за нас просила.

— Умерла? — тихо спросила Тауриэль. — Мама?

— Родами умерла, — кивнула Сигни, помолчав. — Гунвор говорила, мы со Скафти всю жизнь из нее высосали. Сильные родились. Все, хватит разговоров.

И Сигни отвернулась, подставив теплу огня спину. Тауриэль сощурилась на языки пламени и рассеянно подумала, что Сигни — с этим чувством вины, жрущим ее изнутри, как-то существует всю свою жизнь.

— Сигни, — позвала она.

— Сказала же — давай без трепа.

— Есть вещь, которую я знаю точно. Ты не виновата в смерти Торина Дубощита. Я была там. Его убил Азог. И Торин сам шел на смерть. Я не знаю, с чего ты решила, что виновата в его смерти и смертях всех остальных…

— Да что ты все спрашиваешь и спрашиваешь! — Сигни резко села, и в глазах полыхнул гневный огонек. — Привязалась! Хочешь знать, с чего я решила?! Тебе интересно было, почему я в мужской одежде, почему у меня волосы короткие? Почему говорю, что я — Скафти? В тот день, когда его убили, — губы у Сигни дрогнули, — я его веревкой связала, чтобы на границу пойти вместо него! Орков хотела крушить! А пока от Болдога бежала, часть отряда орочьего с другого входа зашла! У Скафти на руках эта веревка так и осталась! А я все думаю, — она сжала кулаки, — каждую минуту — сколько он ее развязывал? Скольких орки успели убить за это время? И сколько он сил потратил на дурацкую веревку, пока мог бы сам спастись!

— А Торин? — еле слышно спросила Тауриэль.

— Я могла бы его остановить! — выдохнула Сигни. — Если бы Торин был жив, никто не погиб! Орки бы не пришли в Железные холмы! Фили и Кили не пали бы в битве! Никто бы… не осквернил тело Даина…

— Каким образом? Как бы ты остановила Торина?

— Не ваше дело, эллет, — протянула Сигни с сарказмом и снова отвернулась.

Она лежала, разглядывая черную стену пещеры. В голове звучало страшное предсмертное пророчество Ове: «Могила короля пуста. В могиле никто не лежит. Королю нужна защита гнома Железных холмов».

Тауриэль сунула под голову сумку и попыталась улечься.

«Гномьи сказки, — думала она, — про желания после смерти».

Если бы Кили мог, он бы пожелал ей хорошей жизни.

Он бы пожелал забыть его, жить как-то нормально, как все.

Только Кили нет ни в одном из миров.

К этому нужно просто привыкнуть.

Как-нибудь привыкнуть.

Глава опубликована: 06.05.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 27 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх