Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Сталь и серебро (гет)


Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Drama
Размер:
Макси | 163 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU
Говорят, Король-под-Горой похоронен в темной пещере. Говорят, меч Оркрист лежит в сомкнутых руках короля. Говорят, Короля-под-Горой убил могучий Азог. Если так, то наследник Азога не должен был убивать гномов Железных холмов. Если так, то Скафти не нужно было идти в одинокий поход в поисках правды. «Лучше бы Король-под-Горой был мертв, – думает Скафти. – Потому что если нет – его убью я».
...Скафти спит сидя, не выпуская топор из рук. Скафти кажется, война длится слишком долго, хотя она закончилась два месяца назад.

...После смерти Кили Тауриэль учится жить. Выходит плохо. На самом деле она даже не пытается – знает, что не получится. Только однажды в зеркале Галадриэль эльфийка увидит смерть Торина Дубощита. Смерть, которой не было. А в Ривенделл заявится новый наследник трона Дурина – нагловатый и молодой гном Железных холмов. Гном, который испортит все.
QRCode

Просмотров:5 037 +0 за сегодня
Комментариев:25
Рекомендаций:1
Читателей:43
Опубликован:22.01.2017
Изменен:31.03.2018
От автора:
Очень вольная интерпретация событий после Битвы Пяти воинств.
Много оригинальных персонажей, за канон принимается скорее фильм Питера Джексона "Хоббит", чем оригинал.
События "Властелина Колец" не учитываются, то есть AU
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 8

Тауриэль обмакнула бинт в чашу. Со стороны входа послышались звуки борьбы, и через секунду гнома втолкнули внутрь шатра.

— Поаккуратнее с ним, Тирон, — шикнула Тауриэль на стражника.

Тот смерил ее холодным взглядом и вышел. Гном остался стоять, и на толстый светлый ковер на полу тут же упало несколько капель крови.

— Больно? — спросила Тауриэль.

Гном ничего не ответил, только плотнее прижал к груди раненую руку.

— Тебе повезло, что мы в дозоре. Как, ты сказал, тебя зовут? Скафти?

Снова молчание в ответ.

— Ты храбро сражался, Скафти.

Тауриэль расправила бинт и обернулась. Гном все еще стоял, прижав руку к груди. Она подошла ближе, присела на корточки.

— Давай-ка сюда руку.

Он несмело протянул залитую кровью ладонь, и Тауриэль осмотрела рану.

— Глубоко, но кость не задета.

Гном молча кивнул, сцепив зубы.

«Почему они всегда терпят боль без звука?» — мелькнуло в голове у Тауриэль.

Она положила бинт ему на ладонь. Подняла глаза и едва не закричала.

Глаза.

Она знала эти глаза. Она помнила их с дня похорон.

Зеленые. Отчаянные. Или…

Тауриэль закусила губу и дрожащими руками перевязала гному ладонь.

Вспомнила, как он крикнул: «За Кили». Почему?

— Так лучше, — выдохнула она. — Сними плащ, я обработаю другие раны.

Гном отпрянул, словно Тауриэль сказала что-то ужасное.

— Тогда сам, — Тауриэль кивнула на чашу. — Я выйду, если хочешь.

Тот еле заметно кивнул.

Стоя у входа в шатер, Тауриэль краем глаза подсматривала, как гном несмело придвинулся к чаше, обманул в нее окровавленные пальцы. Стащил через голову плащ, оставшись в одной рубашке.

— О нет, — прошептала Тауриэль.

Гном стоял спиной, и было видно, что вся рубашка пропиталась кровью.

«Как он еще сознание не потерял».

Не в силах смотреть, она отвернулась.


* * *

Сигни тихонько застонала. Больно, больно, больно. Хоть тысячу раз скажи себе, что не больно, — больно все равно. Убедившись, что эльфийка больше не смотрит, она задрала рубашку. Пришлось чуть ли не отрывать ткань от тела — кровь запеклась. Обмакнула бинт в раствор и, постанывая, обработала рану на животе.

«Это просто глубокая царапина, Сигни, просто царапина». И все равно — так больно, что хочется взвыть.

Закончив, она снова закуталась в дорожный плащ и нарочито громко кашлянула. Ткань шатра поднялась, и эльфийка вернулась. Сигни рассматривала ее украдкой — какая же красивая. Волосы рыжие, как огонь. Статная, стройная, будто сделанная из гибкого податливого материала. Зеленоглазая, как и Сигни, только с рыжими волосами это гораздо красивее. Ямочки на щеках. Красивая, очень красивая, но не той безжизненной красотой, что хочется поставить в рамку и стряхивать пыль. Нет, по-другому. Живая. Воинственная. И почему-то бесконечно печальная.

«Врали, врали, — думала Сигни с усмешкой. — Что я красивая, как эльфийка. Врали». И от того, что некого было ткнуть в плечо по-дружески, рассказав о чудовищных гномьих заблуждениях по поводу женской красоты, выть хотелось еще сильнее, чем от боли.


* * *

Тауриэль украдкой рассматривала гнома. Тонет в этом ужасном плаще не по размеру. Лицо разбито, отекло. Руки маленькие, с тонкими, совсем не мужскими запястьями. Неровно обрезанные волосы. И, кажется, совсем никакой бороды — хотя когда лицо превратилось в огромный синяк, мало что разглядишь. Тот ли это гном, кто нес тело Кили? Тот ли это зеленоглазый?

Может, да. Может, нет.

— Мы едем в Ривенделл, — сказала Тауриэль. — Но ты не удержишься в седле.

Тауриэль заметила, как у гнома чуть дернулся уголок губ.

— Это почему? — произнес он наконец.

«Даже голос не сломан. Совсем мальчишка», — в ужасе подумала Тауриэль.

— Ты ранен. Дорога дальняя. И у нас нет пони, только лошади. Не бойся, я помогу.

— Твои стражники считают, что я специально привел орков в ваш лес. Это не так.

— Что ты вообще делаешь в лесу?

Тауриэль наконец задала вопрос, который мучил ее все это время.

— Я иду за помощью, — хрипло ответил гном. — В Ривенделл. К вашему королю.

— За помощью?

— Орки убили всех в Железных холмах. Кроме меня.

Тауриэль ничего не ответила. Гном стоял, переминаясь с ноги на ногу. Взгляд зеленых глаз был горьким. Она представила его, ребенка, один на один с врагами.

Убийца Болдога.

— Ты убил Болдога? — спросила тихо Тауриэль. — Наследника Азога?

Кивок.

— Как ты смог? Болдог… Очень силен.

— Потому что он убил мою семью! — резко ответил гном. — Спрашиваешь, как? Топором! — и он выхватил оружие из-за пояса.

Тауриэль вздрогнула. Гном, выдохнув со свистом, сунул топор обратно.

— Выпей. Ты устал, — эльфийка протянула гному маленькую фляжку.

Он осушил не глядя. И в ту же секунду сполз на пол.

— Лежи, лежи, — Тауриэль подхватила гнома и, плотнее закутав в плащ, вынесла на улицу. — Тебе нужно поспать.

«Легкий, как пушинка».

— Едем, — кивнула она стражникам. — Нужно успеть, пока погода не испортилась.

— А ты его на руках повезешь? — фыркнул Тирон. — Привяжи к седлу да и все!

— Замолчи, — ответила Тауриэль. — Не твое дело.

— Не обязательно быть ласковой с гномами, Тауриэль, — заметил Тирон. — Особенно с теми, кто тащит орков в наши леса. Или ты все еще…

Он осекся под тяжелым взглядом Тауриэль.

Она хотела ответить, выругаться, но ничего так и не сказала.

Тирон прав: она все еще.

Все еще любит Кили. И вряд ли это когда-нибудь изменится.

Столетия, тысячелетия горя, если это горе или орочий меч в конце концов не убьют тебя. Последнее — предпочтительней.

Тауриэль сжала черный камешек в кармане. Гном спал у нее на руках. Дыхание его было ровным и спокойным.


* * *

… Удар топора — и все. Торин падает замертво, и бордовая кровь заливает его одежду. Глаза смотрят в небо. Топор все еще торчит у него в груди, поблескивая на солнце.

Тауриэль задыхается, резко подскакивает.

Мерно потрескивает костер, все небо в звездах.

В темноте виден силуэт дежурного. Остальные стражники спят вповалку.

Гном тоже спит. Пальцы сжимают рукоятку топора.

Тауриэль испуганно вглядывается в этот топор — тот самый, что секунду назад в ее сне торчал в груди Короля-под-Горой.

«Торин мертв, мертв, мертв, ­­— повторяет Тауриэль. — Его нельзя убить еще раз».

Убийца Болдога постанывает во сне, облизывая запекшуюся кровь на губах.

Глава опубликована: 08.04.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 25 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх