Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Сталь и серебро (гет)


Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Drama
Размер:
Макси | 163 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU
Говорят, Король-под-Горой похоронен в темной пещере. Говорят, меч Оркрист лежит в сомкнутых руках короля. Говорят, Короля-под-Горой убил могучий Азог. Если так, то наследник Азога не должен был убивать гномов Железных холмов. Если так, то Скафти не нужно было идти в одинокий поход в поисках правды. «Лучше бы Король-под-Горой был мертв, – думает Скафти. – Потому что если нет – его убью я».
...Скафти спит сидя, не выпуская топор из рук. Скафти кажется, война длится слишком долго, хотя она закончилась два месяца назад.

...После смерти Кили Тауриэль учится жить. Выходит плохо. На самом деле она даже не пытается – знает, что не получится. Только однажды в зеркале Галадриэль эльфийка увидит смерть Торина Дубощита. Смерть, которой не было. А в Ривенделл заявится новый наследник трона Дурина – нагловатый и молодой гном Железных холмов. Гном, который испортит все.
QRCode

Просмотров:5 010 +4 за сегодня
Комментариев:25
Рекомендаций:1
Читателей:43
Опубликован:22.01.2017
Изменен:31.03.2018
От автора:
Очень вольная интерпретация событий после Битвы Пяти воинств.
Много оригинальных персонажей, за канон принимается скорее фильм Питера Джексона "Хоббит", чем оригинал.
События "Властелина Колец" не учитываются, то есть AU
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 10

Шаги Тауриэль гулко разносились по подземелью. Она посветила себе факелом: он полоснул толстые стены, каменную кладку и наконец задержался на дальней решетке.

Узница сидела в углу, лицом к стене, сгорбив худую израненную спину.

Тауриэль осторожно опустилась на ступеньки рядом с темницей.

На секунду эльфийке показалось, что она не в Ривенделле, а в Эрин Гален, а за решеткой — не гномья девчонка, а Кили. Тауриэль сжала в кармане черный камешек и что было силы впилась короткими ногтями в ладонь.

— И как тебя зовут на самом деле? — спросила она.

Девчонка вздрогнула, подернув плечами, и медленно обернулась.

— Поешь, — Тауриэль просунула через прутья решетки кусок хлеба. — Это лембас. Поддержит твои силы.

Девчонка протянула руку, схватила хлеб и проглотила не жуя.

— И вода, — Тауриэль пропихнула в камеру плоскую флягу, и узница осушила ее одним глотком.

— Так как тебя зовут? — повторила эльфийка.

Ответа не последовало.

— Долго будешь молчать?

— Какой смысл говорить с теми, кто упрятал меня в темницу, — бросила девчонка, вытерев губы грязной ладонью.

— Между прочим, я пытаюсь помочь.

— И это странно. Почему ты мне помогаешь? — она подняла на Тауриэль зеленые глаза. — Твой король что-то не слишком любезен.

Глаза — единственное, что оставалось на ее лице живым. Остальное напоминало огромный опухший блин, фиолетовый из-за кровоподтеков.

Тауриэль снова нащупала в кармане черный камешек. Объяснишь тут, почему.

Потому что в этой девчонке — даже сейчас, когда оказалось, что она девчонка, а не парень — есть что-то от Кили.

Может, отчаянье. Тауриэль затруднялась сказать.

— Это мое дело, почему, — отрезала она. — Так скажешь правду? Кто ты такая и как оказалась в лесу? И кто этот Скафти, внук Нара?

Девчонка помолчала, разглядывая тени, которые отбрасывал фонарь.

— Меня зовут Сигни, — сказала она тихо. — А все остальное и так правда. Орки пришли в Железные холмы. Убили всех, кто там был. Я убила Болдога…. Того, кто отрезал голову Даину.

— А Скафти?..

— Мой брат, — произнесла Сигни еще тише. — Погиб. Это он сказал, что нужно в Ривенделл за помощью. Не знаю, зачем…

— Почему ты сказала, что ты — это твой брат? — спросила Тауриэль.

— Долго рассказывать, — ответила Сигни. ­— Но я подумала, так меня хоть кто-то послушает. Эльфы. Король. И поможет мне.

— Послушает, если ты будешь… мужчиной?

— Да, — Сигни кивнула. — Тебе-то хорошо. Тебе не понять.

— Что не понять?

— Ты стражница, — Сигни пожала плечами. — А меня к границам даже не подпускали. А Скафти… его слушали…. Если бы он не умер, он бы стал…

— Королем-под-Горой, — закончила за нее Тауриэль.

— Точно, — усмехнулась Сигни.

— Я знаю, — Тауриэль перешла на совсем тихий шепот, — что случилось в Эреборе.

Сигни прижалась перебитым носом к решетке.

— Несколько дней назад туда из Гундабада пришел отряд племянников Азога — Болдога и Луга. Орков сто.

— Зачем? — выдохнула Сигни.

— Мстить, — шепнула Тауриэль. — За убийство Азога. А знаешь, как мстят орки? Они грабят могилы. Даже если враг умер…. Они будут издеваться над трупом, пока от него не останется одно кровавое пятно.

Сигни в ужасе отпрянула. Было видно, что слова глубоко ее потрясли.

— ­Почему они не отстанут от него, — произнесла она еле слышно. — Почему они не оставят его в покое. Он умер, так найдите себе живых врагов.

Тауриэль ничего не ответила. Она поняла, что Сигни говорит о Торине — говорит с такой чудовищной болью, словно он был для нее больше, чем легенда. Словно в его смерти было что-то личное.

— Они не нашли его, Сигни, — сказала Тауриэль. — Могила была пуста. Ни Торина, ни Оркриста, ни Аркенстона.

— Почему?

— Наверное, гномы перепрятали тело. Чтобы орки не нашли.

Сигни кивнула.

— Я знаю, что было дальше, — сказала она. — Они не нашли тело. Они подумали… что он жив и где-то прячется. Обыскав Эребор, они пришли в Железные холмы. Где ваш Король-под-Горой — вот что они кричали. Вот… что они кричали….

Она подняла голову вверх и беззвучно заплакала.

— В Эреборе сейчас лорд Элронд, — объяснила Тауриэль. — Вроде там пятнадцать выживших. Тело пока не нашли. Скорее всего, тот, кто прятал, погиб.

— Даин, — всхлипнула Сигни. — Дядя Даин… Дядя… Он бы придумал… куда спрятать…. Он бы… Он бы….

Она опустилась на пол и уткнулась носом в колени. Тауриэль смотрела, как дергаются худые плечи Сигни, как сжимаются маленькие ладони в кулаки.

— Послушай, — Тауриэль кашлянула. — С орками не так просто.

— Это ясно, что непросто, — Сигни подняла красное лицо.

— На Эребор напали внезапно — поэтому они не отбились. После бойни большая часть орков с Лугом отступила в Гундабад. Видимо, несколько отделились и пошли на Железные холмы вместе с Болдогом.

— Когда я убила Болдога, они ушли…. Они не убили меня.

— Правильно, — кивнула Тауриэль. — законы мести. Теперь ты добыча Луга.

— А те, что в лесу?

— А эти пришли со стороны Дол Гулдура. Туда после Битвы два месяца назад отступил один из приближенных Азога, Хартог. И… если он или его люди, а не Луг убьют тебя первым, то предводителем орков станет Хартог. Убийца Болдога — самая желанная добыча сейчас.

— Может, меня никто не убьет, — усмехнулась Сигни.

Тауриэль улыбнулась в ответ. Ненормальная, отчаянная девчонка. Кажется, она уже знает, что все, даже самые храбрые, смертны, но еще не совсем верит, что смертна она сама.

— Эй, — Тауриэль вытащила из-под плаща топор. — Возвращаю.

В зеленых глазах Сигни мелькнул счастливый блеск. Она протянула пальцы и кое-как протащила топор в камеру.

— Спасибо! — она помахала оружием, вытащила руку обратно и, примерившись к замку, начала его сбивать.

— Ты… Прекрати сейчас же! — шикнула Тауриэль.

Лязгало ужасно громко.

Тауриэль схватила Сигни за запястье.

— Не собьешь ты замок!

— Почему?

— Эльфийский. Только стражников разбудишь. Тогда я уже тебе ничем не помогу.

— Извини, — Сигни стряхнула руку эльфийки и продолжила, — спасибо за помощь, но дальше я как-нибудь сама. Я ухожу.

— Я только что сказала, что за тобой гоняются два предводителя орков, а ты хочешь уйти? Что делать-то будешь?

— Именно поэтому и хочу, — Сигни снова долбанула по замку. — Пойду в Гундабад.

Тауриэль не выдержала и рассмеялась.

— Одна что ли?

— А что, есть еще желающие? Им нужна я — они меня получат. И, может, когда они меня получат, больше ни на кого не нападут. Какое-то время. Хотя бы какое-то время.

— Сигни, это безумие, — покачала головой Тауриэль. — Чтобы идти на Гундабад, нужна армия. Ты погибнешь еще до того, как доберешься туда.

— Ты не понимаешь, — Сигни наконец прекратила долбить по замку. — Не понимаешь. Они все… погибли из-за меня.

В ее глазах плясал нездоровый огонь.

— Почему не понимаю?

— Да откуда тебе знать, — шепнула Сигни, — что это такое — когда кто-то умер из-за тебя. И ты должна отомстить за них! А то, что их кровь на мне, я всегда буду помнить! Моего брата, всей моей семьи! Торина.

Последнее имя — Торин — она произнесла еле слышно, на выдохе.

— Их всех убили орки, Сигни, — ответила Тауриэль, помолчав. — Не ты. И если ты думаешь, что я не знаю, как это — винить себя в чьей-то смерти, то ты ошибаешься.

Тауриэль незаметно коснулась камешка. Она не перестанет винить себя за смерть Кили. Никогда не перестанет.

Она отпустила камень и пошарила в поисках связки ключей на поясе.

— Я тебя выпущу, — сказала она тихо. — Только ты не пойдешь в Гундабад. Не сейчас. Вместо этого мы пойдем в Эребор.

— Мы? — переспросила Сигни, поигрывая топором. — Не обижайся, подруга, но мне компания не нужна. Да и опасно со мной — видишь, где я, там орки.

— Ты не пройдешь одна через лес, — отрезала Тауриэль. — Или будешь плутать неделю, или сгинешь. Так-то, подруга, — добавила она издевательским тоном.

— Ну хорошо, и что мы, — Сигни посмотрела на эльфийку исподлобья, — будем делать в Эреборе?

— Ты станешь Королем-под-Горой. Соберешь армию, договоришься с эльфами и пойдешь на Гундабад.

Сигни уставилась на Тауриэль, как на сумасшедшую.

— Что? — рассмеялась она. — Я не могу править гномами. У меня нет права на корону.

— Неправда, — заявила Тауриэль. — Если Скафти — твой брат, то ты тоже внучка Нара. Наследники Нара получили право претендовать на престол. У тебя есть еще родственники?

— Нет, — ответила Сигни. — Мы со Скафти — последние внуки Нара. Только у гномов женщина не наследует престол. Никогда. Ни за что. У Торина осталась сестра, Дис. Как ты думаешь, почему Даин стал королем, а не Дис — королевой? Не знаю, какие правила у эльфов, но у гномов, — Сигни усмехнулась, — правителем скорее сделают чьего-нибудь пятиюродного племянника, чем женщину королевских кровей.

— Возможно, — согласилась Тауриэль. — Но кроме меня пока никто не знает, что ты — это ты. Все думают, что ты — это Скафти.

— Они догадаются, — засомневалась Сигни.

— А если нет? Эльфы гномьих женщин в глаза не видели.

— Гномы догадаются.

— Похоже, те, кто хорошо тебя знал, уже мертвы. А остальных — и тех, кто остался в Эреборе, и тех, кто придет туда из других мест, мы обманем.

— Это нечестно, — Сигни сунула оружие в ножны и поправила его на поясе. — У меня нет прав на эту гору. Я не хочу быть королем. Или королевой.

— А чего ты хочешь?

— Я хочу, — Сигни шумно вздохнула, — хочу, чтобы они умерли! Все умерли, все! Все, кто убил гномов Железных холмов! Кто убил Скафти! Даина! Гунвор, Ове, всех!

— Так это твой шанс, — Тауриэль тряхнула ключом.

Вдруг со стороны лестницы послышались шаги.

— Тауриэль? — спросил кто-то негромко.

— Ладно, открывай, открывай сейчас же, — проговорила Сигни.

Тауриэль вставила ключ в замок и несколько раз повернула.

— И почему все-таки ты мне помогаешь, — покачала головой Сигни.

— ­Давай быстрее, — шикнула эльфийка, оставив вопрос без ответа. — Потом как-нибудь обсудим.

Сигни выскользнула из камеры, и Тауриэль, схватив ее за руку, устремилась вперед.


* * *

Темные подземелья остались позади, и вскоре забрезжил скудный лунный свет и пахнуло сеном. Тауриэль вытащила Сигни на улицу и, подгоняя, нырнула за малоприметную дверь.

Они оказались в конюшнях.

— Давай-ка, — Тауриэль ловко взобралась на гнедую лошадь и протянула руку Сигни.

Та кое-как подтянулась и с третьего раза смогла сесть сзади эльфийки. Сигни заметила, что через спину лошади перекинуты две дорожные сумки.

— Только не говори, что ты планировала побег, — покачала головой Сигни.

— Ходить по лесу с яблоками и отрезанными волосами — плохая идея. Но, поехали!

Тауриэль натянула поводья. Лошадь вскинулась, заставив Сигни крепче вцепиться эльфийке в спину, и вдруг замерла.

Дорогу преградили двое стражников со стрелами наготове. Один, тот, что повыше, заговорил, но Тауриэль промолчала.

Прошла минута — эльфы оружие не опускали.

— Будут стрелять? — шепотом спросила Сигни, и эльфийка чуть пожала плечом — кто знает.

Сигни еще раз бросила взгляд на стражников, оценивая, что случится, если она пошевелится и сколько у нее времени на маневр. Заметив, что правый стражник на секунду опустил лук, Сигни выхватила топор.

— Не шевелись, — шепнула она, приставив топор к горлу Тауриэль. Сигни держала оружие совсем близко: видно было, как на напряженной шее эльфийке бьется тоненькая жилка.

— Выстрелите, — Сигни подняла глаза на стражников, — и она умрет первой.

Стражники не пошевелились. Видно было, что в блеф они не верят, но и рисковать не хотят: а вдруг? Мало ли что у этих гномов на уме.

Время тянулось медленно, как похоронная процессия. Наконец тот, что справа, опустил лук, и затем то же самое сделал второй.

Сигни убрала руку с топором. Не дожидаясь, пока эльфы раскусят обман, Тауриэль направила лошадь в сторону леса.

Стрела просвистела где-то сбоку, затем другая, но

вскоре все затихло — остался только хруст льдистой корки под копытами лошади и завывания ночного ветра.

Глава опубликована: 06.05.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 25 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх