Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Потомки лорда Каллига (джен)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
General/AU/Adventure
Размер:
Макси | 378 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
Один упрямый идеалист хотел закончить начатое Реваном и уничтожить Императора.
Один немолодой лорд-сит хотел стать джедаем.
Один бывший джедай хотел понять, кто он такой.
Один мальчишка-ученик хотел не подвести учителя.
Один разведчик считал, что он знает, как надо.

У древнего лорда Каллига было много потомков. Только один носил его имя - но когда он затеял амбициозный заговор по уничтожению Императора, волей или неволей в него оказались втянуты и все остальные...
QRCode

Просмотров:4 459 +1 за сегодня
Комментариев:148
Рекомендаций:0
Читателей:24
Опубликован:11.02.2017
Изменен:26.10.2017
От автора:
Caveat lector 1: меня честно раздражают республиканские сюжетные линии, а того больше - излишне знакомые контуры, проступающие за местной разносчицей демократии, во имя счастья и свободы народов разрабатывающей оружие массового поражения, о каком её противники даже не задумываются. И об этом контрасте демагогии и практики будет очень много.

Caveat lector 2: альтернативный таймлайн.
1. Изменено временное соотношение игровых линий друг с другом и с реперными точками.
2. Общий таймлайн вселенной соответствует установленному в "Рассвете": Нафема - 1500 лет до Бя, Мандалорские войны - ~900 лет до БЯ, события фика - ~800 лет до БЯ. От пленения Ревана до событий фика прошло около ста лет. Причина: тысячелетний стазис мне понятнее стазиса длиной в четыре тыщи лет и даже поддаётся превращению в не-совсем-стазис.

Caveat lector 3:
1. Я очень старался, чтобы это не было похоже на текстовый летсплей, поэтому многие игровые элементы могут отсутствовать. Но мои старания могли пройти даром, так что если они вдруг слишком ярко вылезут - пишите, пожалуйста, я поправлю.
2. Дарт Нокс использовано чисто за красоту и гармоничность звучания.

Визуализация (большой апдейт и краткий профиль): https://imgur.com/a/Joox8

ЗВ - альтернатива

Фанфики, опирающиеся на примерно одно и то же отклонение от каноничного таймлайна и одну альтернативно-фанонную реальность (в частности, некоторые общие НП). Отсортированы в хронологическом порядке. Делятся на две подсерии: "Потомки" со вбоквелами и "Рассвет" со вбоквелами; "Сны пустые прочь отбрось" в принципе читабелен вне обоих макси и сам по себе.

Фанфики в серии: авторские, макси+миди+мини, есть замороженные Общий размер: 968 Кб

Knight Errant (джен)
Götterdämmerung (джен)

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава тринадцатая: Вопрос доверия

Всё началось в кантине, где они отдыхали после перелёта.

Он с самого начала это видел — в сочащемся из углов беспокойстве, в перепаде не-чёрного и не-белого в лицах окружающихся, в позёмке опасности. На стенах космопорта, на городской жухлой траве, на лице скучного чиновника в порту — штампом стояло имя, и это имя должно было привести своего владельца сюда, на заготовленную встречу.

«Терон Шан».

К счастью, об агенте Шане он представление имел. Этот республиканский наглец погуливал Ашвина, а Ашвин никогда не умел молчать о своих любовниках, того меньше в компании товарищей по Чёрному Списку. Не умел он, впрочем, и молчать с любовниками, что и делало его столь вкусной добычей для этого сиськи[1]. Если агент Шан именно таков, и его подозревает (а он подозревает, это видно по всему, этим воздух пахнет), стоит ждать чего-то демонстративного, чего-то театрального.

 

— Ашара, молодым рыцарям не пристало долго сидеть в злачных местах. Ступай на корабль, — приказал он.

Может быть, это и лишнее — в многоугольнике возможных будущих он не видел для неё опасности — но лучше так. Он собирался дискредитировать агента Шана, а для этого всё должно было быть кристально ясно и безукоризненно очевидно.

— Мастер Жойез Кулу? — агент зашёл в кантину широким шагом, и на плечах у него плащом лежала уверенность.

Не нужно было Зрение, чтобы понять его мысли и его планы; хватило бы столь ущербного инструмента, как простая бытовая логика. Кем может быть человек в маске, заявляющий, что он джедай и миралука, если заподозрить в нём агента Империи? Только человеком. В маске.

 

— Агент Шан, я полагаю?

— Я настаиваю, чтобы вы сняли маску, — сходу заявил он, и стоявший рядом мужичонка в форме капитана РА закивал, как ботанский каменный божок.

Он ожидал этого, но не здесь. Не так. Наедине с военным начальством — о да, но... в кантине? При толпе народу?

— Вы понимаете, чего вы требуете, агент?

— Больше, чем вы можете представить, — резко ответил тот. — Снимите маску.

— Прошу вас, не надо. Если так надо, я могу это сделать, но... не здесь же!

Он сам удивился, как легко задрожал у него голос. Так же легко, как рука легла на рукоять меча. Здесь и сейчас — Жойез Кулу. А он никогда не позволил бы вот так прилюдно себя обесчестить. Снять маску на глазах доброй сотни человек... мать, покойница, умерла бы ещё раз, узнай она, что подобное случилось с её сыном.

— Последний раз предлагаю: снимите маску. Добровольно.

Он помотал головой. Смешно. По логике, по уму, надо было красивым жестом снять её и позволить всем увидеть: да, миралука. Именно тот, за кого себя выдаёт. Любуйтесь, вот они — мои не-глаза. Он ведь всегда плевал на родные обычаи...

Но сейчас он просто не мог этого сделать. Родители, братья, сёстры, дальняя родня — все они словно вышли из тайников его памяти и стояли у него за спиной, требуя: «Не смей! Нельзя». Не-глаза должны быть закрыты. Они не для взгляда чужаков. Они — святыня, которую надо хранить.

 

Двое солдат, сопровождавших капитанишку и агента, шагнули к нему и он закричал:

— Пятнадцать семейств узнает об этом!

— Непременно, — он знал, что агент ухмыляется, и эта ухмылка пахнет торжеством и самоуверенностью.

Ненадолго.

На затылке щёлкнул замочек, удерживавший маску, и она сначала покосилась набок, открывая одну глазницу, а потом и вовсе упала. В отчаянии, Жойез попытался закрыть лицо руками, но безуспешно.

Хотя на самом деле в этом-то и был его настоящий успех.

 

Во рту было солоно от крови из прокушенной губы.

— Довольны, агент? А теперь позвольте мне снова прикрыться и вернуться на корабль, раз уж вечер вы мне испортили. Жду завтра с докладом. И я не шутил про Пятнадцать Семейств, — рявкнул он, кое-как завязал повязку и вышел вон.


* * *

На Воссе всегда словно бы осень: рыжие леса, рыжие горы, рыжие травы, и среди всего этого белые дома с синими окнами, чёрно-золотые обелиски и люди с яркими, синими и красными, лицами и жёлтыми глазами-сотами. Осень природы и осень души: ласковая печаль, отдых перед долгим странствием по неизведанным землям, откуда, как сказано в "Эмнете", не возвращались путники доселе.

Осень — время призраков и чародеев; и Реут последнее время всё чаще подолгу задерживался в своём поместье на берегу реки Говорливой, у Пелатских Гор. Но на сей раз, увы, он прибыл не отдыхать — его ждало дело, притом дело срочное.

 

И всё же, провести вечерок за чашечкой шая[1] с Дартом Серевином он не отказался. Тем более, что тот мог помочь выяснить, куда именно понесло Реувена и как так тот оказался допущен к настоящему живому Пророку.

— А ведь я помню, Каллиг, было время, когда ты ненавидел Восс, — дружелюбно подколол его Серевин.

— Это было до операции на глазах, — пожал плечами Реут.

Серевин недоумённо пошевелил надбровными отростками.

— Понимаешь, однажды я понял, что мы, забраки, за возможность неплохо видеть в темноте и острый нюх платим слишком дорого. Чем ярче свет, тем меньше мы видим, а цвета не различаем вовсе — так, ровное зеленовато-серое полотно. Ну вот, а пять лет назад я нашёл себе одного экспериментатора, готового исправить этот недостаток.

— Рисковать потерять зрение вообще, чтобы обрести истинное зрение? Реван бы одобрил, это красивый парадокс, — Серевин щёлкнул пальцами и служанка-восси поднесла новый шайк. — Но я не могу не согласиться: Восс — место эстетически безупречное. Оно меняет нас, ты знаешь?

— Да, он подобен садам Армис[2], и каждое утро мы просыпаемся уже не теми, кем засыпали. Как знать, как знать, быть может, однажды наша кожа покроется пёстрой чешуёй, а глаза станут похожи на соты, и вот уже не станет ситских лордов, а лишь два Пророка пойдут предрешённой для них дорогою...

— Всё может быть! — рассмеялся тот, но быстро нахмурился. Длинные кожаные усы напряглись, вытянувшись в стороны, потом снова обвисли. Он явно задумался о чём-то недобром и волнующем его.

 

— Каллиг, скажи мне... скажи мне, я могу верить тебе?

— Кто и когда отвечал "нет" на этот вопрос?

— Я знаю, что именно ты стал новым Мастером, когда мы избавились от Тари.

— Вовсе нет, это Дзун.

— То, что ты уговорил его наряжаться для новичков в костюм Ревана, не делает его Мастером. Не отнекивайся; я не собираюсь чем-либо тебе мешать. Дело не в этом. Малгус... он сделал мне интересное предложение. Как представителю Братства.

— И какого же рода?

— Легализацию в обмен на поддержку его в борьбе за трон. Вот. Я это сказал.

— Борьбе за трон? Он бредит? Для этого надо, чтобы трон опустел!

— Он опустеет. Император живёт в своих Голосах, — Серевин нервно облизнул губы, снова судорожно дёрнул усами. — Если уничтожить все Голоса, кроме одного, а этот единственный заточить, Император будет бессилен, Каллиг.

— Ты помнишь, почему мы — мы с тобой! — сдали властям Тари, Ладру и прочих одержимых? Напомню: мы хотели спасти Братство от бессмысленного и обречённого мятежа. А ты хочешь втянуть нас в мятеж ещё менее осмысленный и ещё более обречённый!

— Малгус хочет отмены рабства и свободной интеграции инородцев...

— Всё, чего он хочет — утопить в крови труп Элины Дару, чтоб не так больно было на него смотреть, и ты знаешь это не хуже меня! — Реут вскочил, ударил рукой по столу. — С чего он вообще взял, что сможет провернуть этот трюк с Голосами?

— Не он. Это собирается сделать Барас, — пояснил Серевин устало. — И я только в общих чертах представляю, как. Но ведь ты понимаешь, Каллиг, мы в ловушке. Если мы поможем Малгусу, ты прав, это втянет нас в мятеж, чреватый гибелью. Но если мы откажемся...

— Малгус, пользуясь своими нынешними полномочиями, выжжет нас, как знающих о его планах. Дарагоново дерьмо!

 

Реут закрыл глаза, запрокинул голову. Кого, кого, кого он мог сейчас просить о совете и помощи? Духи вставали перед ним, сотканные из восского золота и чёрных огней Дромунд Кааса.

— Ты не решишь всё и сразу прямо здесь и сейчас, — строго сказал ему Хорак-мул — Тебе нужна передышка. Нужно составить чёткий план.

— А смысл? — возразил Сазен. — Смысл составлять план, когда ситуация меняется чуть не раз в секунду?

— Реван бы сказал, — заметил Авр, — «Значит, надо составить достаточно гибкий план». А Алек бы добавил... хм, Алек бы добавил: «И как можно меньше на него полагаться». Он был пессимист, наш Алек.

— Скорее, реалист, если я достаточно хорошо учил историю, — хмыкнул Сазен.

— Ну да, скорее, реалист.

— И тем не менее, план необходим, — Хорак-мул покачал головой. — Да, он может быстро устареть, но он предоставит соломинку для цепляния. Нечто устойчивое в хаотичном мире. И план должен быть принят по здравом размышлении, с учётом всех вскрывшихся факторов.

— Вообще я бы предоставил дело той девчонке из разведки. Но это не тот вопрос, который обсуждают по голо, да?

— И она не знает, что я — часть Братства, и тем более — его Мастер, — впервые подал голос Реут. — Ни она, ни Тремейн. Им принадлежат мои личные тайны, и только.

— А я говорил, что недостаток доверия к соратникам погубил Ревана с Алеком, и вполне может погубить и тебя, — постучал ему Авр по лбу своим по-женски длинным лекку.

— Я доверяю своей команде, ты знаешь. От Хема, от вас, от Никки, от Ашары — у меня секретов нет. Но Тремейн всё-таки очень имперский человек.

— Который согласен помогать тебе против Императора.

— Но едва ли согласится пойти против системы, которая на нём основана, Авр. Всё сложно. Если бы я меньше знал, я бы, наверное, поддержал Малгуса. Но я... я просто знаю, он не преуспеет. Он не может преуспеть. Не против этого чудовища. При этом он может быть полезен в большей картине...

— Но об этом сказать Серевину ты не можешь, потому что нельзя же вот так просто сказать, что хочешь насовсем убить Императора настоящему чистокровному ситу? Ты болван, ты просто немыслимый болван! — Сазен набычил лоб, наставив на Реута три длинных, похожих на корону, рога. — Этот реваншист Аврос, или как его там, прав: ты погубишь себя своим недоверием к людям. Бьюсь об заклад, даже нам ты даёшь только кусочек своих истинных планов. Ведь по-настоящему ты полагаешься только на себя. Так боишься предательства, что отрезаешь себя от помощи. И останешься в конце — как Реван! — один, с безумием и роботом, который не спорит просто потому, что это безумие ты ему передал!

— И тебя пристрелят, как бешеного пса, — тихо покачал головой Авр. — И новый юный идеалист взвалит на свои плечи ношу и клятву продолжить твоё дело и в нём преуспеть. И сколько раз так случится? И сможет ли, успеет ли случиться?

— Предлагаете просто вот так взять и взять в дело Серевина?

— Ты ведь взял его в план по устранению Даркспаннер.

— Тогда всё было иначе. У меня было время, я всё рассчитал...

— Иногда нет времени и не получается ничего считать, — развёл руками Хорак-мул. — Можно только действовать, и надеяться, что повезёт.

 

Реут прихватил себя за подбородок, посмотрел в упор на своего живого собеседника.

Чёртов эстет, фанат воссов, деревенский лорд, помешанный на идее социальной справедливости. Мечтает о мире без рабства, видизма и Республики, тайком сочиняет новую учебную программу для Академии. В Братство пришёл после видения, о котором никому не рассказывал. И, вполне вероятно, Дарт Серевин в момент посвящения (или ещё до того?) подвергся влиянию Императора.

Если бы мы больше доверяли друг другу, если бы умели говорить начистоту — Хаазин бы не выиграл, а Реван не пал бы. И никакого канцлера Керрика.

«Я знаю. Но здесь, сейчас, доверять этому человеку?»

А впрочем, кому ещё?

 

— Серевин, к несчастью, у меня есть, что добавить к твоим сомнениям. И это нечто совершенно чудовищное.


[1] Сиська (от СИС — Стратегическая Информационная Служба) — жаргонное название агентов республиканской разведки. Их имперских коллег называют обычно просто Их имперских коллег называют обычно сырками, или, оскорбительно — засерями, засранцами (и т.д.) (от СР — Ситская Разведка).

[2] Шай, он же чай — напиток из листьев растения, которое в Империи называется ша (и растёт на Рельге и Дромунд Каасе в частности), а в Республике — ча (и растёт на Чалакте, где является священным для государственной религии, культа Ча; считается, что первый Ча-Лака (воссевший под ча) получил видение о правильном образе жизни сидя под кустом этого растения). Шайк (чайк) — сосуд для шаепития, из которого напиток разливают по чашкам, напоминающий небольшую вазу с длинным носиком и изящной ручкой. Желающие пофорсить в Империи заказывают прозрачные шайки причудливой формы, а в Республике — имитации традиционных глиняных чалактанских чайков, иногда даже с ручками из растения така.

[3] Армис — в ситской традиции легендарная мастер-джедай. Её заданием было задержать войско владыки Рагналла и не дать отбить (в очередной раз) захваченный Республикой Коррибан. Ради этого Армис создала прекрасный сад-лабиринт, убаюкивавший путников. В этом саду нельзя было вернуться туда, откуда пришёл, поднять с земли то, что уронил, а также проснуться тем же, кем заснул. Однако, Армис влюбилась в Рагналла и заснула в его объятьях, проснулась уже ситской леди и провела его сквозь лабиринт в сердце джедайской цитадели. Этот сюжет лёг в основу многих ситских опер и произведений классической литературы. На Коррибане существует место, называемое Сады Армис.

Глава опубликована: 23.05.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 148 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх