Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Итак, через 20 лет заключения в лишённом дементоров Азкабане братья Лестрейнджи, Эйвери и МакНейр выходят, наконец, на свободу. И им предстоит заново выстроить свою жизнь.
А Гарри Поттеру предстоит попытаться отыскать информацию об Арке Смерти - и, если повезёт, понять, что же всё-таки случилось с его крёстным.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 97

А весна вступала в свои права: солнце становилось теплее, а дни — длиннее. Темнело теперь тоже позже, и вечера становились короче — и Маркуса Эйвери это очень расстраивало. Потому что уютные вечера, когда он сидел в библиотеке при свете свечей и смотрел за работой Целлеров… вернее, конечно, Розы — уходили в прошлое: дневной свет разрушал часть обаяния этих посиделок, превращая их в простое сотрудничество. К тому же, работа продвигалась, количество отобранных для лечения книг уже заметно сократилось, и Маркус с грустью думал, что к лету, наверное, они все закончатся, и он снова останется в доме один. Вообще-то он всегда любил одиночество, но теперь он хотел бы разделить его с Розой — но как хотя бы намекнуть ей на это, он не представлял. Ну вот что он ей скажет? Вернее, что предложит? Что у него вообще есть такого, что могло бы заинтересовать эту красивую умную женщину? Деньги ей не нужны, а развлекать он совсем не умел — он даже светские разговоры вести так и не научился. Конечно, они разговаривали о книгах — и об этом он мог бы говорить бесконечно, но не думал, что её это устроит. И потом, наверняка у неё уже есть кто-нибудь — не может же быть, чтобы не было! А даже если и есть — то будет: в мире полно весёлых и умных мужчин, которые сумеют завоевать её сердце. А он… ну… может быть, они смогут общаться иногда? Например, если у них будет какое-нибудь общее дело?

Эта мысль Маркусу нравилась — и он отчаянно пытался придумать что-нибудь, что могло бы заинтересовать Розу, но в голову ничего, кроме книжного магазина, не шло. Но во-первых, таких магазинчиков было много, во-вторых, он вообще не представлял, с какой стороны к этому подступиться и в-третьих, вовсе не был уверен, что ей такая идея понравится. Да и что это будет? Книги в магазинах продаются обычно новые — можно завести, конечно, магазин редкостей, но и тогда они с ней будут встречаться лишь в случае, если какой-нибудь из них нужна будет помощь… и потом — как он сам будет с редкостями расставаться? Нет — это было совершенно не то.

А другое ему в голову не приходило — пока однажды Роза, вручая ему очередную излеченную книгу, не заметила:

— Сколько у вас дублей — удивительно.

— Разные списки всегда чем-нибудь отличаются, — ответил Маркус. — Иногда мелочами — но это порой бывает важным. Да и сравнивать интересно.

— У вас и просто копий немало, — возразила она. — Что интересно, они, как правило, и портятся почти одинаково.

— Я даже не знаю, сколько нашей библиотеке лет, — признался Маркус. — Собирать её начали ещё веке в девятом — так что она старше хогвартсовской.

— Одна из самых старых и богатых в Британии, — кивнула Роза. — И ведь всё это богатство недоступно почти никому, — она вздохнула. — И таких собраний немало... Знаете, я когда в школе на младших училась, думала, что вот я закончу её — и никогда больше ни в какую библиотеку, кроме министерской, не попаду. А она намного скромнее. И сидела в школьной сколько могла, — она улыбнулась. — Потом сообразила, конечно, что, когда вырасту, как раз и буду в библиотеках работать — хотя это не совсем то, конечно. И всё-таки мне повезло куда больше, чем большинству остальных. Вот как обычному человеку быть, если нужно найти что-нибудь редкое? Только по книжным ходить и искать — чаще всего наобум. И почему в хогварсовсвую библиотеку хотя бы в каникулы людей со стороны не пускают? — вздохнула она.

А Эйвери просиял.

Библиотека! Он может сделать библиотеку! Такую, о которой она говорит — с публичным доступом. И предложить… нет — попросить Розу о помощи! Даже нет, не так, а ровно наоборот — предложить ей свою! И тогда им всегда будет, о чём общаться, и они будут продолжать видеться… да и дело, само по себе, интересное. Надо только… надо с Люциусом посоветоваться — нужно же будет какое-то помещение, и его потребуется купить — или, может, построить? У него же достаточно денег! Наверное.

— Знаете, — волнуясь, заговорил Эйвери, нервно прижимая к себе только что полученную книгу, — а ведь это замечательная идея! А скажите, вы бы взялись за неё? — он покраснел и быстро добавил: — Со мной вместе?

— За что бы взялась? — непонимающе переспросила Роза.

— Сделать такую библиотеку. Публичную. Как была в Гераклее или Александрии. Или в Грентэме — но безо всяких цепей, конечно. Ну, без необходимости, — он понял, что совершенно запутался, и умолк.

— Вы хотите устроить у нас публичную библиотеку? — ошеломлённо проговорила Роза.

— Ну а почему нет! — Маркусу чем дальше, тем больше нравилась эта идея, сама по себе, уже безотносительно Розы. — С большинства книг вполне можно сделать списки — ну и вы же сами сказали, что у меня их достаточно много. Я, правда, пока не очень представляю, как всё это осуществить практически, но, может быть…

— О, а я вполне представляю! — воскликнула Роза. Никогда он не видел её такой: вдохновенной, возбуждённой, раскрасневшейся и… счастливой. — Я об этом с юности думала! Нужно только большое помещение — настоящее, без расширяющих пространство чар, но её ведь не обязательно делать на Диагон-элле — в Лондоне это сложно, — вполне можно и в Хогсмиде, например! И основные этажи под землю упрятать, как в Мунго или в министерстве… а часть над землёй оставить, и… — она вдруг умолкла, зажав рот ладошкой, и рассмеялась. — Вы простите. Просто когда твоя самая большая мечта вдруг вот так воплощается, удержаться ужасно трудно.

— Да за что же! — он тоже смутился и тоже обрадовался. — Что вы — я сам так рад, что вы рады! Значит, вы бы стали директором? Или как это правильно называется…

— Что вы! — он опять засмеялась. — Это же ваша библиотека — значит, директором будете вы. А я буду книгами заниматься — как мадам Пинс в Хогвартсе, помните? Она была уже, когда вы учились?

— Была, — закивал он. — Просто она была тогда молодой и ужасно строгой. Но мы с ней дружили — ну, не то что совсем, но… ну, не важно, — он смешался и, махнув рукой, умолк.

— Я тоже молодая, — улыбнулась Роза. — Но не такая суровая, я надеюсь.

— Вы совсем не суровая! — заверил он её тут же и, не успев подумать, добавил: — И очень красивая.

И, вспыхнув до корней волос, замолчал.

— По-моему, в таком деле это не важно, — отшутилась Роза.

— Мисс Целлер… — начал он.

— Роза, — поправила она. — Мы же с вами уже договаривались, что я — Роза, а вы — просто Маркус, — напомнила Целлер.

— Ну да, — он сглотнул. Они действительно договаривались, и уже довольно давно, но он робел произносить вслух её имя и поэтому старался теперь обходиться вовсе без обращения. — Роза, — всё-таки сказал он. — Раз вы уже всё придумали, может быть, вы мне расскажете?

— Я придумала, да, — она совершенно счастливо улыбнулась. — Я даже эскизы рисовала — так просто, вечерами от нечего делать… хотите — могу принести.

— Конечно, хочу! — он тряхнул головой с такой силой, что волосы упали ему на лицо. — А я… я попытаюсь узнать… узнаю, как вообще всё это строят, — пообещал он.

— Я знаю немного, — она озорно улыбнулась и слегка прикусила нижнюю губу своими чуть крупноватыми белыми зубами. — Но правда немного. Вы… вас все и всегда будут помнить! — Роза широко улыбнулась и, стиснув руки, прижала костяшки ко рту.

— Тогда и вас тоже, — подхватил он. — Это же ваша идея — и мы всем расскажем!

— Совсем не обязательно — я…

— Обязательно! — горячо перебил он. — Мне бы никогда такое даже в голову не пришло — я вообще… я, наверное, не умею думать о людях, — признался он, резко притихнув. — А вы замечательная…

— Я эгоистка, — весело и тепло сказала она. — Будь бы у меня такая же библиотека, как у вас, мне бы такое тоже не пришло в голову. Но её нету — вот я и страдаю.

— Приходите всегда, когда вам захочется! — пылко проговорил он. — Я всегда буду раз вам — даже если ничего не получится, просто приходите и работайте, и читайте!

— Спасибо, — она продолжала улыбаться и смотреть так счастливо, как никогда ещё прежде на него не смотрел. — Хотите — я могу сейчас принести эскизы, посмотрите?

— Очень хочу! — закивал он и попросил: — А потом вы останетесь пообедать?

— Непременно останусь, — пообещала она — и, накрыв свой рабочий стол защитным куполом, пошла к выходу из библиотеки — к камину.

Эйвери её проводил — и остался ждать прямо там, нетерпеливо меряя холл шагами и время от времени шепча что-то вроде: «Библиотека! Конечно же! Как же я сам… но и хорошо, что не сам!»

А Роза, вернувшись домой, побежала в свою комнату — за эскизами. Схватив папку, она выскочила в коридор — и едва не сбила с ног работавшего сегодня дома Джозефа.

— Ты куда летишь такая заполошная? — спросил он, поймав её и глядя… вернее, стараясь смотреть строго.

— У нас будет библиотека! — выпалила она и продемонстрировала ему папку. — Настоящая публичная библиотека — и я буду ей заниматься! И книгами тоже, конечно, — добавила она тут же, — я никуда не ухожу, ты не думай!

— Стоп, — Джозеф взял сестру за плечи и слегка встряхнул — как в детстве. И Роза ненавидела этот его жест до сих пор — точно так же. — Ещё раз и медленно.

— Мы разговорились с Эйвери — и он сказал, что хочет построить библиотеку, — сказала она, подчёркнуто чётко и тщательно артикулируя. — Я ему рассказала, что тоже об этом думала, и вспомнила о своих эскизах. Вот, несу ему. И очень этому радуюсь.

— Библиотеку? — очень удивился Джозеф. — С чего бы?

— Ты меня спрашиваешь? — вскинула она брови. — Я не легилимент — я не знаю. Пойдём — спросишь его.

— Да нет, — подумав немного, отказался он. — Завтра спрошу.

— Тогда, — придав папку к груди подбородком, Роза демонстративно убрала его пальцы со своих плеч и вновь взяла её в руки, — я пойду обсуждать с Эйвери проект века и всей моей жизни.

— Иди, — задумчиво кивнул Джозеф — и, проводив сестру взглядом, погладил свою эспаньолку. Библиотека, значит? Ну-ну…

Он отнюдь не был слеп, и взгляды, что кидал Эйвери на его сестру, заметил давно, но до сих пор не решил, как к этому относиться. С одной стороны — разница в возрасте и прошлое Эйвери говорили, конечно, против. Но с другой… Порывшись в подшивке «Пророка», он прочитал обвинение и слегка успокоился. Ну, метка… нет, бесспорно, скверно — очень скверно, конечно. Но обвинений в убийствах или применении Непростительных не было, да и сам Эйвери казался ему человеком мягким и на удивление неприспособленным к жизни. Впрочем, с богатыми наследниками такое случалось — чего-чего, а такого он навидался. Так что в целом Джозеф решил отдать решение этой проблемы на откуп сестре и не вмешиваться — тем более что сделать это было бы не так просто: при всей своей мягкости характером Роза обладала отнюдь не слабым и отстаивать своё умела с раннего детства. И предпринимаемые в юности попытки Джозефа вмешаться в её личную жизнь всегда пресекала на корню — как-то раз, например, в ответ на суровый разговор брата с одним из её поклонников она ночью спрятала его палочку и трансфигурировала окно и дверь его комнаты в продолжение стены. Выпустила Роза его, впрочем, почти сразу — но предупредила, что если он не оставит её в покое, она просто уйдёт из дома — и если они уже оба взрослые и работают вместе, то, значит, равны, и она не потерпит с его стороны подобных действий. Они долго проговорили тогда — и, в конце концов, пришли к соглашению, по которому их личная жизнь оставалась отныне друг для друга неприкосновенной.

Вот пускай таковой и остаётся. Хотя он, пожалуй, постарается отыскать побольше информации на этого Эйвери. Это Роза не видит… или не хочет видеть его взглядов. Но то сейчас — а что будет, когда он возьмётся воплощать в жизнь её мечту, Джозеф не знал. И полагал нужным подстраховаться.

Глава опубликована: 15.09.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 10833 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх