Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Конечно, это не любовь (гет)


Автор:
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Crossover/AU
Размер:
Макси | 1353 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, ООС
История о детстве, взрослении и взрослой жизни Гермионы Грейнджер и Шерлока Холмса. Об их дружбе. И о том большем, что может быть между самой умной ведьмой своего поколения и гением-детективом.
QRCode

Просмотров:168 432 +171 за сегодня
Комментариев:273
Рекомендаций:17
Читателей:943
Опубликован:11.07.2017
Изменен:15.10.2017
Благодарность:
Поддерживающим меня читателям - любителям пары Шерлок/Гермиона
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Конечно, это не любовь. Глава 32.1

Гермиона была вынуждена уйти. Ей бы хотелось остаться с Шерлоком, бросить свои дела и помочь, как когда-то она помогала Гарри, но это было невозможно — она уже не была школьницей, которая готова была бросить все и отправиться в безумное, опасное путешествие. Она отвечала за жизни и безопасность тысяч людей, от ее работы зависело благополучие волшебного мира — поэтому она осталась с Шерлоком только до утра, пока полностью не восстановилась сломанная спина, крепко обняла на прощание и активировала обратный порт-ключ.

Майкрофт ждал ее там же, где она оставила его — в своем кабинете. Похоже, он так и не пошевелился за прошедшие несколько часов.

 — С ним все в порядке, — первым делом сказала Гермиона и прибавила менее уверенным тоном: — он сломал себе спину, но уже полностью здоров.

Лицо Майкрофта никак не изменилось при этом известии, он сказал:

 — Рад, что за ним есть, кому присмотреть.

 — Ты делаешь это не в меньшей степени, чем я, — заметила Гермиона, а Майкрофт на короткий миг отвел взгляд.

 — Я не настолько беспокоюсь за него, как ты думаешь. Для меня это долг, а не потребность.

Если бы их с Майкрофтом общение не носило определенной доли формальности, Гермиона закатила бы глаза, но вместо этого заметила:

 — Как скажешь. В любом случае, мне стоит отдохнуть.

 — Шеринфорд! — напомнил он.

Гермиона остановилась за секунду до перемещения, расправила мантию и села в кресло.

 — Рассказывай.

История Майкрофта оказалась недолгой и не слишком подробной, но, выслушав ее, Гермиона забыла о планах взять выходной и немного поспать, и вместо этого рванула в архивы министерства. Теперь, зная, что искать, она больше на казалась самой себе слепым котенком — информация обнаружилась всего через полтора часа кропотливой работы с бумагами.

Шеринфорд был черным, уродливым пятном на репутации магического сообщества Британии, министерства магии в целом и каждого из министров по отдельности. Он был построен в сорок шестом году прошлого века, сразу после окончания войны с Гриндвельдом. На протяжении шести лет половина мира — как маггловского, так и волшебного — захлебывалась потоками крови, в борьбе за мировое господство Гриндевальд и его люди не останавливались ни перед чем. Под их началом было множество волшебников, темных тварей, сквибов и магглов. После победы Дамблдора Гриндевальд был отправлен в Нурменгард, но война уже набрала слишком большие обороты — остановить ее удалось только совместными усилиями магов и магглов. Статут о Секретности оказался под угрозой, тем более, что премьер-министр магглов Черчилль был политиком хитрым и опасным. Министру магии Спенсер-Муну удалось договориться с ним о массовом стирании памяти и уничтожении всех технологий, созданных людьми Гриндевальда в обмен на участие в строительстве Шеринфорда. Изначально она позиционировалась как совершенная тюрьма для наиболее опасных командующих или ученых-фашистов, которых по тем или иным причинам нужно было оставить в живых. Спенсер согласился — вероятно, не хотел развязывать новую войну. Строительством Шеринфорда занимались лучшие специалисты отдела тайн, им удалось возвести поверх маггловского здания, напичканного техникой, магический купол, одинаково прочный снаружи и изнутри. Взрослый волшебник, если верить записям, выбраться из Шеринфорда смог бы, но их там и не держали.

Со временем, казалось бы, потребность в Шеринфорде отпала, и уже в шестидесятых годах министр Лич пытался убедить маггловское правительство закрыть Шеринфорд, но безуспешно — по договору, тюрьма полностью находилась в юрисдикции маггловского правительства.

Гермиона не смогла определить современное назначение Шеринфорда, но для нее было очевидно, что именно туда рано или поздно попадают волшебники, отказавшиеся от обучения и ничего не знающие о магии.

 — Мисс Грейнджер! — посреди хранилища материализовалась серебряная лиса-патронус секретаря, — вас ожидает мистер Поттер.

Гермиона вернула просмотренный папки на место и покинула архив — с ее уровнем доступа к информации отмечаться у смотрителя было не нужно.

Гарри ждал ее возле кабинета, причем выглядел так, словно тоже не спал ночь, возясь с чьей-то сломанной спиной посреди леса на окраине Восточной Европы.

Гермиона запустила его в кабинет, закрыла дверь и нервно спросила:

 — В чем дело?

Гарри запустил пальцы в волосы, переступил с ноги на ногу и неожиданно выпалил:

 — У Рона дочь родилась.

Гермиона ожидала услышать про планирующийся заговор или восстание кентавров как минимум, поэтому на автомате спросила:

 — И каков план действий? — потом ойкнула и переспросила: — что ты сказал?

 — У Рона дочь. Родилась два часа назад. Мы с Джинни со вчерашнего вечера в Мунго, думали и тебя позвать, но ночью ты, похоже, была далеко — мой патронус вернулся ни с чем, а днем уже не стали отвлекать.

 — Я была в Беларуси, — ответила Гермиона слабо, все еще осмысливая новость.

 — И… — Гарри снова переместил вес на другу ногу — выглядело это так, словно он мнется, собираясь сообщить что-то не слишком приятное.

 — И?

 — И ее назвали Розой Гермионой.

Гермиона сделала шаг назад и аккуратно облокотилась о письменный стол.

 — Я понимаю, для тебя это неожиданно, но…

 — Еще как, — согласилась Гермиона, пытаясь сдержать истерический смех. Они с Роном, разумеется, оставались лучшими друзьями, но все-таки виделись нечасто. Домой к Гарри Гермиона приходила регулярно — Поттеры всегда были ей рады и встречали как родную, а вот с Роном они встречались только в заранее обговоренным месте. Делились новостями, вспоминали детство, обсуждали коллег — и расходились. К своему стыду, Гермиона даже не помнила имени его жены. Кажется, Мэри. Или Минни. Они встречались всего пару раз — один раз на семейном празднике в «Норе», и еще раз — на свадьбе, и Гермиона едва запомнила лицо девушки.

 — А… — начала было Гермиона, но Гарри ее прервал, точно угадав причину ее метаний:

 — Милли только «за» — она считает, что назвать дочь в честь героини войны — это отличная идея.

Милли — точно! Гермиона слабо улыбнулась и сказала:

 — Это неожиданно, но, наверное, здорово. Наверное, надо повидать их.

 — В воскресенье повидаешь, Молли затевает большой праздничный обед в честь Розы, — ответил Гарри, потом посерьезнел и уточнил: — он опять ввязался в неприятности?

 — Как и всегда, — пожала плечами Гермиона. На самом деле (хотя осознавать это было странно), она начинала привыкать к тому, что Шерлок вечно ходит по краю пропасти и регулярно в нее заглядывает. Возможно, еще лет через двадцать она будет воспринимать очередную грозящую ему смертельную опасность с философским спокойствием, как плохую погоду.

Гарри покачал головой — судя по всему, он предпочел бы, чтобы его подруга любила какого-нибудь тихого, мирного и спокойного человека вроде Рона.

Однако помимо новости о дочери Рона у Гермионы было немало тем для размышлений и обсуждений. Наколдовав себе и Гарри по чашке кофе, она осторожно, избегая излишне жестких формулировок изложила другу историю про Шеринфорд — с того момента, как к ней обратился Невилл и до сегодняшних поисков в архиве. Гарри слушал молча, но по мере рассказа Гермионы становился все серьезней и мрачней.

 — Хреново, — резюмировал он. — Я искал следы этой штуковины, но у меня допуск поменьше, чем у тебя, так что ничего не нашел. К тому же, названия и точного предназначения я не знал — только предполагал, что это должно быть что-то вроде Азкабана на маггловский лад. Что делать будем?

Гермиона нахмурилась и ответила:

 — Выходит, что ничего. С Шеринфордом — точно ничего. Единственное, что сейчас реально — это сделать все возможное, чтобы магическое образование было обязательным. Родители могут руководствоваться разными соображениями, но они не понимают, что без обучения дети-маги опасны для себя и окружающих.

Гарри побарабанил пальцами по коленке.

 — Тоже плохо. От родителей и их умения молчать зависит соблюдение Статута. Не будешь же ты запрещать детям видеться с родителями?

К сожалению, проблема выглядела патовой — они с Гарри еще некоторое время обсуждали ее, но так ни к чему и не пришли. До конца недели Гермионе пришлось выбросить Шеринфорд из головы — начинались слушанья по уголовным делам, и она тратила все силы и время на подготовку доказательств, проверку свидетелей и заключительные допросы подозреваемых.

Воскресенье она провела в «Норе» — вместе с разросшимся, шумным и очень счастливым кланом Уизли и Поттеров праздновала рождение малышки Розы Гермионы Уизли. Это был крепкий ребенок с яркими голубыми глазками и пушистым вихром рыжих волос. Милли не выпускала девочку из рук, а Рон не отходил от них ни на шаг, то и дело наклоняясь к дочери.

 — Братец выглядит совершенно ополоумевшим, — фыркнула Джинни, краем глаза следя за собственными отпрысками (*), уже затеявшими на поле перед домом игру в догонялки под предводительством нескладного, но обаятельного подростка, в которого превратился Тедди Люпин, и под надзором хорошенькой Марии-Виктуар, дочери Билла и Флер.

 — А ты выглядишь бледной, Гермиона, — заметила миссис Уизли (та, которая Молли — на празднике женщин с этой фамилией сегодня было трое).

 — Работа, — ответила она с улыбкой. — Вы же знаете.

Миссис Уизли покачала головой:

 — Работа — это хорошо, детка, но ты себя совсем загоняешь.

Гермиона развела руками и перевела тему на потрясающий обед, хваля каждое блюдо. Увы, это был минус встреч с семейством Уизли — кто-то из них обязательно начинал переживать за Гермиону и пытаться выдать ее замуж хоть за первого встречного. В их представлении одинокая женщина была женщиной несчастной, и никакие достижения в карьере или личном развитии не могли компенсировать отсутствие мужа и детей.

Гермиона же, напротив, была уверена, что замуж не выйдет — хотя бы потому что мужчину, которого искренне любила, она была готова выносить не чаще пары раз в неделю, порционно. Да и вообразить Шерлока образцовым мужем не выходило, равно как и себя — примерной женой.

Гермиона позволила своему воображению нарисовать абсурдную картинку — как вместе с Шерлоком, например, выбирает мясо для барбекю («Брось, неужели не ясно, что владелец этой коровы курил кальян и не следил за ее питанием!»), устраивает воскресный ужин («Надеюсь, вы не против, если Билли — мой домашний череп — будет сидеть с нами?») или отправляется на курорт («Можешь поплавать, а я пойду и раскрою четыре убийства, которые недавно здесь произошли. Джон, ты со мной?»). От увлекательного процесса Гермиону оторвала Джинни — и вовремя, иначе она начала бы хихикать вслух и привлекла бы к себе всеобщее внимание.

 — О чем замечталась? — спросила подруга, садясь рядом.

 — О разном, — уклонилась от ответа Гермиона, которой вовсе не улыбалось пересказывать свои бредовые фантазии.

 — Мама тебя мучила?

 — Пыталась.

Джинни фыркнула и приманила со стола бутылку вина и два бокала, разлила, сунула один Гермионе.

 — За что будем пить?

Джинни хмыкнула и уточнила:

 — За твою личную жизнь, похоже, бесполезно?

Гермиона аккуратно показала Джинни кулак, и та прижала руку ко рту:

 — Молчу! Тогда за исполнение желаний.

Гермиона задумалась — а чего она желает? Подняться по карьерной лестнице — так уже некуда, следующая ступень — пост министра магии, и это просто вопрос времени. Получить в конце концов то самое пресловутое женское счастье? Кажется, нет — не ее вариант. Прославиться? Тоже не то — ее имя знают даже школьники, куда уж больше славы. Установить справедливые законы, добиться процветания магического мира? И это не подходит — это не желание, а цель. Тогда чего она желает? Пожалуй, чтобы несносный обормот с шилом в заднице, зовущийся Шерлоком Холмсом, живым и здоровым вернулся домой.

 — За исполнение желаний! — отсалютовала она Джинни бокалом. Та хитро улыбнулась — не то затеяла пакость, не то угадала направление мыслей Гермионы, — и первой пригубила вино.

Праздник закончился, когда совсем стемнело — малышку Розу, конечно, Милли унесла домой значительно раньше. Гермиона до конца опасалась каких-нибудь побочных эффектов от вина Джинни, но, кажется, ей в этот раз повезло, и вино было просто вином. И все-таки перед тем, как аппарировать домой, она выпила универсальный антидот, который носила в сумочке — с Джинни сталось бы подмешать зелье, которое меняет цвет волос на ярко-голубой, к примеру, да еще и отсроченного действия.

Оказавшись у себя в гостиной, Гермиона сразу же почувствовала чей-то чужой взгляд, и уже хотела было отчитать Шерлока за привычку вламываться к ней в дом по ночам, но вдруг вспомнила — Шерлок в Восточной Европе. Едва ли он оставил бы свое дело и зашел бы к ней выпить чаю. Она мгновенно наколдовала щит, а следом засветила мощный «Люмос» — и вскрикнула.

В кресле напротив камина сидел Драко Малфой.

Примечание:

* — обнаружилось фактическое несоответствие (спасибо Sorting_Hat). Ранее написала, что детям Гарри и Джинни сейчас десять и одиннадцать лет, но это не так. На дворе 2014 год, так что Джеймсу девять, а Альбусу восемь.

Глава опубликована: 25.09.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 273 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх