Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

One Hit (гет)


Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Romance
Размер:
Макси | 84 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС
Иногда людям хватает одного толчка, чтобы круто изменить свою жизнь. Для Гермионы этим толчком стало письмо, для Драко - флакончик с зельем, для Блейза и Астории - темное заклинание, для Джинни и Невилла - боль и несправедливость, для Ханны и Эрни - смерть пусть не близких, но людей, для Луны и Терри - речь Гермионы.
Этого толчка хватило им всем, чтобы забыть прошлые обиды и собраться вместе. Собраться, чтобы бороться. Но смогут ли они победить?
QRCode

Просмотров:1 858 +2 за сегодня
Комментариев:1
Рекомендаций:0
Читателей:119
Опубликован:12.08.2017
Изменен:28.08.2017
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

1. Один толчок. One Hit

Они сбежали.

Бросили ее одну, ничего не сказав.

Шатенка глухо завыла и скомкала небольшой листок бумаги. Кикимер, домовой эльф, что-то бурчал и смущенно топтался рядом, держа флакон с успокоительным зельем.

Если бы они сказали ей это в лицо, она, возможно, и послушалась бы их. Но они предпочли трусливо сбежать, передав письмо через домовика.

— Госпожа Гермиона, — осторожно начал Кикимер.

Она снова завыла, вырвала склянку у него из рук и со всей силы кинула ее об стену. Потом слетела с кровати и схватила домовика за его наволочку. Глаза шатенки горели безумным блеском и напомнили Кикимеру глаза его любимой хозяйки Беллы.

— Ты ведь знал, да? — бешено прохрипела она. — Знал об их планах!

— Госпожа Гермиона, — забубнил эльф, — Кикимер просит прощения, но приказ хозяина Гарри…

— Конечно, — захохотала она, оттолкнув домовика от себя. — Приказ хозяина Гарри куда важнее! Если этот «хозяин Гарри» мне попадется, я лично угощу его Круциатусом! — она вновь напомнила эльфу хозяйку Беллу.

Она упала на кровать и снова зарыдала. Больно, как же больно!

Очередное предательство. Она думала, что они ее друзья, что она наконец смогла найти людей, которые ее не бросят. Но они бросили.

Она вскочила. Начала метаться по комнате. Домовик молча наблюдал за ее поведением, не решаясь заговорить. Внезапно Гермиона остановилась. На ее губах расцвела кровожадная ухмылка, глаза вновь заблестели безумием.

— Кикимер! — резко крикнула она. — Перо, пергамент, живо!

Домовик с хлопком исчез. Девушка медленно наклонилась и подняла с пола скомканное письмо. Разгладила, заулыбалась. Только не было в этой улыбке добра или нежности — в ней было лишь чистое, незамутненное желание отмстить.

— Гарри-Гарри, милый светлый мальчик, — пробормотала она, водя пальцем по строчкам. — И ты, мой дорогой Рон. Знаешь, а ведь я тебя любила. И сейчас люблю. Что же вы натворили, милые мальчики? — улыбка превратилась в оскал.

— Держите, госпожа Гермиона, — в комнате материализовался домовик и протянул ей писчие принадлежности.

— Спасибо, — пробормотала она, садясь за стол. — Сумеешь отнести мое письмо?

— Да, госпожа, Кикимер доставит ваше письмо, — поклонившись, ответил домовик.

— Чудесно, — она начала быстро строчить письмо.

«Уважаемый профессор Снейп!

Я прошу прощение за беспокойство, но мне срочно нужно с Вами встретится. Кикимер перенесет Вас ко мне. Пожалуйста, профессор, это очень важно!

С уважением,

Гермиона Джин Грейнджер».

— Отнеси это профессору Снейпу! — приказала Гермиона, скручивая письмо и протягивая его домовику. — И побыстрее!

Тот с хлопком исчез. Девушка снова засмеялась, смахнула слезы и упала на кровать. Потихоньку ее сморил сон. И уже в полудреме она услышала тихие голоса:

— С ней все будет в порядке?

— Кикимер очень на это надеется…


* * *

— С ней все будет в порядке? — нервно расхаживая по пустой гостиной Слизерина, спросила я.

— Я очень на это надеюсь, — тихо ответил Блейз, смотря на меня усталыми, больными глазами. — Гермиона, спасибо тебе.

— Я делала это не ради тебя, — резко ответила я, делая еще один круг.

— Ты все еще ненавидишь меня? — спросил Забини, задумчиво водя пальцем по зеленой обивке кресла. — Прошло три года!

— И ты думал, я способна забыть то унижение на Святочном балу? — риторически спросила я, усаживаясь прямо на ковер. — Блейз, это было жестоко.

— Я извинился, — виновато ответил он. — И ты ведь мне отомстила.

— Месть не меняет прошлого, — философски протянула я. — Я не прощаю и не забываю.

— Сейчас, по-моему, настал такой момент, чтобы забыть все обиды, — возразил Блейз. — Кэрроу сошли с ума. Ладно гриффиндорцы, ладно грязнокровки, ладно даже полукровки, но Астория-то чистокровная! Да, ее семья занимает нейтральную позицию, но это не повод пытать ее Круциатусом!

— Мир сошел с ума, — согласилась я, рассеянно выщипывая нитки из ковра. — Нам нужно что-то делать, Блейз! — я быстро вскочила на ноги. — Ты прав, Астория слизеринка, чистокровная, ну и что, что она не смогла применить Круциатус к мелкому пуффендуйцу? Из-за этого нужно было показывать Круциатус на ней? Мерлин! — я вцепилась в волосы, разрушая тщательно сплетенную косу. — Завтра могут пытать уже тебя! И меня заодно.

— Мне любопытно, почему тебя до сих пор не тронули, — с намеком протянул Блейз. — Что ты им сделала, Гермиона?

— Не твое дело, — грубо отозвалась я. — Лучше давай думать. И имей ввиду — я тебя не простила, просто отложила ненависть на потом.

— На большее я и не надеялся, — хохотнул он. — У тебя есть варианты?

— У меня есть теория, Блейз, — пробормотала я, задумчиво потирая сначала правое, а затем левое предплечье, пытаясь решиться. Мне нужно это сделать. Прошел всего месяц, а весь Гриффинор и Пуффендуй уже побывал в больничном крыле. Когтевран ходит весь в синяках и порезах. Даже Слизерин, единственный, как казалось, защищенный факультет, уже получил свою порцию Круциатуса. — Нам нужно объединиться.

Забини чуть не упал с кресла.

— Ты с ума сошла? — закричал он.

— Заткнись! — прошипела я. — Через десять минут тут появятся остальные слизеринцы.

— А нас ждет Круцио за прогул уроков, — грустно добавил Блейз.

— Не ждет, — ответила я. — У нас Трансфигурация, забыл? МакГонагалл нас прикроет, я попросила Джинни поговорить с ней.

— Ты хочешь пойти к грифам?

— Да, — твердо ответила я. — Моя теория имеет смысл, она должна сработать.

— Я с тобой не пойду, — Забини замахал руками.

— Струсил? — с сарказмом спросила я. — А только что разливался соловьем. Ничего, я подожду, пока Амикус прочистит тебе мозги целительным Круцио.

— Я не это имел ввиду, — тут же начал выкручиваться слизеринец. Я насмешливо посмотрела на него. — Я не пойду с тобой к грифам, а так я всегда…

— Я поняла тебя, — я присела возле камина и начала шарить в тайнике. Вытащив небольшую сумку, я протянула ее Блейзу. — Зелья, — пояснила я. — Будешь давать Астории через каждые три часа. Это от последствий Круциатуса, снимает боль, декан летом научил. Всего нужно пять порций, но одну я уже влила, значит, осталось четыре. А я пошла.

— К грифам? — громко повторил Забини.

— Именно, — я нервно хмыкнула. — Но больше так не кричи.

— Удачи, Гермиона, — услышала я тихий шепот и выскользнула из гостиной Слизерина.

Сейчас коридоры Хогвартса были абсолютно безлюдными — все ученики были на уроках. Я летела по школе, не разбирая дороги, пытаясь побыстрее подняться в башню Гриффиндора.

— Спешишь куда-то? — Малфой вырос у меня на пути так неожиданно, что я едва не налетела на него.

— Отвали, Малфой, это не твое дело, — бросила я, слегка замедляя шаг.

— Ты прогуляла урок, — констатировал он, — и идешь к грифам.

— И что? — я с деланным равнодушием пожала плечами. — Что ты будешь делать с этим знанием?

— Не знаю, — он стремительно приблизился ко мне, я ощутила его дыхание на своей коже и приложила немалые усилия, чтобы не отшатнуться. — Например, расскажу Кэрроу…

— Давай, беги, — я захохотала и, молниеносно выхватив палочку, наставила ее на него.

— А ты не боишься того, что они с тобой сделают за прогул урока и дружбу с гриффиндорцами? — он зло смеется, я сильнее стискиваю палочку. Хрупкий кусок дерева готов сломаться в моих руках, но я не обращаю на это внимания, для меня важен только он. — Или за это? — он расслабленно кивает на мою палочку.

— А если мне плевать? — я чувствую неконтролируемую ярость. — Что если мне нечего терять, кроме своей никчемной жизни? — я смело смотрю в его серые, цвета грозового неба глаза.

— Если бы тебе было нечего терять, то я бы уже валялся на полу, — несмотря на то, что моя палочка все сильнее впивается в его горло, он смеется. — Мертвым от удушья. Или с дыркой в шее. Впрочем, до этого недалеко.

Я резко отскакиваю от него. Убийство чистокровного ученика, причем Пожирателя Смерти, никак не улучшит мою репутацию. Вовсе не стоило вжимать в него палочку, это ведь не нож, а заклинания можно посылать с любого расстояния.

— Я смешаю тебя с грязью, — я провожу палочкой по правому запястью, тихо шепча «Диффиндо». Алая кровь выступает на руку, и несколько капель срываются на пол. Я смеюсь. — В прямом смысле, — я попыталась нанести удар кулаком по лицу, как когда-то на третьем курсе.

Увы, мою руку быстро перехватили, больно надавив на кровоточащую рану. Я зашипела от боли. Он насмешливо посмотрел мне в глаза.

— Ты забываешься, — он подошел ко мне вплотную, и я вновь почувствовала запах его одеколона. — Я тоже научился многому за эти годы. Теперь страшно, Грейнджер?

Страх был, но только несколько мгновений. Извернувшись, я вырвала руку и направила на него палочку.

— Тебе тоже есть чего бояться, Малфой, — теперь я чувствую себя победительницей. — Твой отец ведь так любит Круцио от нашего любимого красноглазого Повелителя! Не так ли, дорогой?

— Не смей! — он тоже попытался ударить меня, но теперь я перехватила его руку. — Не смей так говорить о моем отце!

Его взгляд прожигает ненавистью. И бессилием пополам с усталостью. Забавно, год только начался, а почти все ученики уже сломлены. Потом в глубине его глаз блеснуло понимание.

— Я ненавижу тебя, Грейнджер! — шипит он, понимая, что ничего не сможет мне сделать — догадался.

— Поверь, твои чувства взаимны, — я тоже с ненавистью смотрю на него. — Ты меня унижал шесть лет, дай хоть на последнем году отыграться.

Он смотрит на меня. Потом переводит взгляд на мою палочку. Вздыхает и смотрит в пол. И вновь поднимает свои горящие ненавистью серые глаза на меня.

— Катись отсюда, Грейнджер, — устало хрипит он. — Иначе я за себя не ручаюсь.

— Зайди к Снейпу, глотни успокоительного! — ухмыляюсь я на прощанье и мгновенно выставляю за спиной щит. И вовремя — какое-то неприятное проклятье ударяется в невидимую стену.

Больше атак не последовало, и я смогла относительно спокойно добраться до гриффиндорской башни. Прошептав пароль, данный мне Невиллом, я буквально ввалилась в их гостиную.

— Гермиона? — меня заметила Джинни и усадила возле себя на красный диван. — Что случилось, что вы с Забини не пошли на трансфигурацию?

— Астория… — сквозь стиснутые зубы процедила я, вспомнив состояние девушки, когда я наткнулась на нее и Блейза. — Амикус сегодня кинул Круциатус в Асторию Гринграсс.

— Но она ведь слизеринка! — воскликнул подошедший к нам Невилл. — И чистокровная.

— Для Кэрроу это уже неважно, — горько ответила я. — Она не смогла применить Круциатус — значит, сама его получит. Гринграссы стараются держать нейтралитет, они не поддерживают идеи Волдеморта, а это, наверное, должно было повлиять на них.

— Гермиона, это уже слишком, — возмутилась Джинни.

— Да, — кивнула я. — Да, это уже слишком! — громко воскликнула я, вскакивая и решаясь. — Хватит уже с нас! Мы больше не будем молча терпеть! То, что сегодня случилось с Асторией, свидетельствует об отсутствии у них тормозов! — я говорила на всю гостиную, и нас уже постепенно начала окружать толпа гриффиндорцев всех возрастов.

Заметив, что как минимум половина присутствующих слушает меня, я взмахнула палочкой и наложила заглушающее и запирающее заклинание на проход в гостиную. Потом обвела взглядом присутствующих.

— Я знаю, что большинство из вас не доверяет мне, — начала я свою речь. — Из-за этого, — я ткнула пальцем в слизеринский галстук, — многие из вас считают меня предательницей и мерзкой змеей. Я не собираюсь разубеждать вас. Но идет война. Она проникла даже в Хогвартс, самое защищенное место в магическом мире. И сейчас мы беспомощны. Посмотрите на себя! Разве вам самим не противно от того, какое жалкое зрелище вы представляете? — они хмуро посмотрели сначала на меня, но потом все-таки обратили внимание на свои собственные раны и повязки. — Мы должны научиться защищать себя. У Волдеморта есть слабость — это Хогвартс. И если и будет битва, то она будет здесь.

Я сделала паузу, внимательно вглядываясь в лица каждого из гриффиндорцев.

— Гарри нужна ваша помощь, — тихо сказала я. — В одиночку войну не выиграть. Гарри такой же человек, как и вы все. Поверьте, я его подруга и знаю, насколько это тяжело для него.

Я снова остановилась. Тишина противно давила на уши.

— Даже если вы все откажетесь, я буду заниматься сама, — вновь заговорив, твердо сказала я. — Гарри важна любая помощь, даже если это будет один человек. Итак, кто со мной?

Первой шагнула Джинни.

— Я с тобой, — она стала рядом и сжала мою руку. — У Гермионы нет причин нас обманывать, — обратилась она ко всем. — К тому же она слизеринка и может помочь нам понять настрой противника.

— Я тоже с тобой, — по другую руку от меня стал Невилл. — Мы не можем прятаться по углам, как жалкие крысы, мы должны быть готовы дать бой!

— Я тоже с тобой, — к нам протиснулся Колин Криви, тоже магглорожденный. Ему очень доставалось от Амикуса и Алекто.

— И я, — виновато улыбнувшись, подошла Лаванда Браун. — Знаю, у нас были разногласия, но давай оставим их до конца войны.

Остальные тоже согласно загалдели. Весь Гриффиндор хотел сражаться. Наконец, успокоившись, они выстроились полукругом, запихнув меня в центр.

— Ну, какой у нас план? — задорно улыбаясь, спросил Невилл.

— Плана нет, — честно ответила я. — Но есть одна теория о факультетах. Если она окажется верной, мы сможем победить.

— И что за теория? — спросил Симус Финниган.

— Прежде чем я расскажу ее, хочу предупредить всех, что наши занятия будут сильно отличаться от занятий «ОД», — наблюдая за их реакцией, сказала я. — Если нас поймают, то кровавое перо Амбридж покажется нам легкой щекоткой.

— Это конечно, — кивнула Джинни. — Амбридж хоть и была жабой, но такого она себе не позволяла.

— Рада, что вы это понимаете, — я позволила себе усмешку. — Поэтому для начала вы разделитесь на группы, — я начала импровизировать. — Итак, первый-третий курс включительно, четвертый-шестой, тоже включительно, и седьмой. Первые три изучают защиту.

— Что? — возмутился один юный гриффиндорец. — Но мы тоже хотим сражаться!

Остальные младшекурсники поддержали его согласными возгласами и жестами.

— Послушай, — я присела рядом с ним так, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, — мне тоже не нравится изучать защиту. Предпочитаю сражаться по принципу: «Лучшая защита — нападение». Но иногда бывают ситуации, когда твой товарищ не успевает поставить щит. И твоя задача — сохранить ему жизнь, ведь для нас важнее сохранить больше наших, чем убить больше Пожирателей, понимаешь? — он серьезно кивнул. — Вот, — я улыбнулась. — Защищать — это еще даже важнее, чем нападать. Поэтому твоя задача научиться делать такой сильный щит, чтобы его не пробило никакое заклинание. И я знаю, ты справишься. Ты ведь будешь стараться, верно?

Второкурсник активно закивал. Я снова улыбнулась и вернулась в центр.

— Ты молодец, — шепнула мне Джинни.

— Спасибо, — шепнула я в ответ и продолжила чуть громче: — Идем дальше. Четвертый-шестой курс изучает атакующие заклинания. Берем немного, штук пять-десять, но отрабатываем их так, чтобы вы смогли выполнять их не задумываясь. Помните, что главное — качество, я подчеркиваю — качество! — а не количество. Отдавайте предпочтение Бомбарде, Петрификусу Тоталусу и Остолбеней. В качестве смертельных можно использовать Диффиндо и Вингардиум Левиоссу, но не увлекайтесь ими, мы ведь все-таки не убийцы.

— Левиоссу? — удивился Криви. — Как она может быть смертельной? Это ведь заклинание первого курса.

— А ты попробуй поднять ей камень и кинуть его человеку в голову, — ехидно предложила я. — Если не убьешь, то покалечишь точно. А Диффиндо… Главное — с нужной силой навести палочку на шею, и вот, держите труп. Вообще множество безобидных заклинаний можно сделать опасными, если использовать их не по назначению.

— А чем будет заниматься седьмой курс? — спросил Дин Томас.

— Седьмой — самым сложным, — ответила я. — Во-первых, помните, что вы самые старшие, и за вами пойдут все остальные. Поэтому вы практикуете и защиту, и нападение. Также не стоит забывать о медицинских заклинаниях. Это самое важное. Вы должны понимать, что Кэрроу не собираются останавливаться. А это значит, что будут жертвы.

Я на мгновенье замолчала, давая им время осознать мои слова.

— Теперь поговорим о моей теории, — продолжила я. — Она заключается в том, чтобы мы объединили все четыре факультета.

— Это невозможно! — крикнул кто-то из мелких. — Слизерин ни за что не присоединится к нам!

— А я? — картинно подняв брови, спросила я. — Я слизеринка, но я с вами. Еще к нам придет Блейз Забини. Думаю, и Астория Гринграсс согласится присоединиться. Семьи Гринграсс и Забини сейчас предпочитают занять нейтральную позицию, но долго это не продержится.

— И что дальше? — спросил Симус.

— Теперь давайте вспомним песню шляпы, — усмехнувшись, продолжила я. — Что там говорилось о Гриффиндоре? Я могу даже процитировать слова шляпы при моем распределении. Гриффиндор был «славный тем, что учатся там храбрецы», чьи сердца «благородства и силы полны». Это означает, что здесь учатся прирожденные командиры, за ними пойдут все остальные. Но нужно еще учитывать то, что для гриффиндорца битва — это нечто большее, чем для представителя другого факультета, поэтому вы сосредоточены на самом процессе, а не на товарищах, и не всегда готовы прийти на помощь. Чего не скажешь о пуффендуйцах — они «преданны все, и верны». Именно представители желтого факультета всегда будут сражаться бок о бок и помогать друг другу. Это основная масса, там отношения основаны на взаимовыручке, без них битву не выиграть.

— Это что, их пустить вместо пушечного мяса? — возмутился магглорожденный Дин.

— Нет, — твердо ответила я, хотя прекрасно знала, что он прав. — Просто не один другой факультет не может похвастаться такими дружескими отношениями. Пуффендуй с Гриффиндором должны сражаться вместе — красные придумывают тактику и отдают приказы, желтые их выполняют. Это же и касается Когтеврана со Слизерином. Первые два факультета действуют открыто, вторые же держатся в тени. Когтевранцы умны и педантичны, но их нельзя выпускать на открытое пространство боя — они там быстро погибнут. Нет, они должны сидеть в каком-то хорошо защищенном месте и плести длинные и сложные проклятья, в отличие от гриффиндорцев с пуффендуйцами, которые делают основную ставку на скорость.

— А что же делает Слизерин? — поинтересовалась Лаванда.

— Слизерин… — я усмехнулась. — Слизерин… «Там хитрецы к своей цели идут, никаких не стесняясь путей», — процитировала я шляпу. — Ключевая фраза — «никаких не стесняясь путей». А это означает, что из слизеринцев выходят лучшие шпионы.

— А доказательства? — удивился Симус. — Ничем не доказано, что слизеринцы — шпионы.

— В какой-то мере Гермиона права, — возразил Невилл.

— Прежде чем вы начнете спорить, — перебила я их, — я хочу кое-что сказать. Привести доказательства на реальном примере, если точнее. Это профессор Снейп.

— Что? — шокировано спросила Парвати. — Да, он слизеринец, но…

— Подумайте сами, — уже раздраженно сказала я, — профессор служил и Дамблдору, и Волдеморту. Они оба ему верили. Не будем сейчас спорить, на чьей он стороне, — увидев, что некоторые хотят возразить, поспешила добавить я. — Факт остается фактом — ему верили два великих волшебника. Значит, хоть одного из них он так сумел убедить, что тот ему поверил. Это подтверждает, что из нас получаются отличные шпионы.

Гриффиндорцы все еще смотрели на меня так, словно хотели поспорить. Я тяжело вздохнула.

— Один человек вас не убедил, — пробормотала я. — Ладно, попробуем по-другому. Вы ведь мне верите, так? Вы все?

Они нерешительно закивали, все еще не понимая, что я хочу им сказать. Я нехорошо оскалилась.

— Вы готовы пойти за мной, — продолжила я свою речь. — Вы готовы учиться тому, что я вам покажу. Вы доверяете мне, но не проверили меня на верность вам.

— Гермиона, о чем ты? — поинтересовалась бледная Джинни, напуганная моими словами.

— Я сумела вас убедить в правильности моих действий, — не обратив на нее внимания, я неслась дальше. — Поэтому можно утверждать, что я — отличный шпион… — я резко рванула вверх левый рукав.

Гриффиндорцы побледнели, некоторые испуганно закричали, послышались возмущения, но потом они неожиданно замолчали. И в оглушительной тишине я закончила:

-… Темного Лорда.

Глава опубликована: 12.08.2017


Показать комментарии (будут показаны 1 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх