Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Десять лет победы (джен)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Detective/Action/Drama/AU
Размер:
Макси | 785 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
Смерть персонажа, Гет, AU, Насилие
Десять лет прошло с момента, когда Мальчик-Который-Выжил победил Волдеморта и принёс мир в магическую Британию. Герои живут своей жизнью: женятся, заводят детей, переживают внутренние травмы. Гарри становится самым молодым главой Аврората в истории, Рон занимается делами семейного магазинчика, Гермиона штурмует вершины Министерства... И всё у них хорошо ровно до того момента, как во время празднования дня победы в небе появляется Тёмная Метка.
QRCode

Просмотров:35 055 +0 за сегодня
Комментариев:71
Рекомендаций:1
Читателей:319
Опубликован:01.12.2017
Изменен:27.02.2018
От автора:
Возможны небольшие отступления от эпилога, отсюда и AU. Со всеми дополнительными материалами (интервью, кино, Поттермор, любые другие факты от Роулинг, не фигурирующие в оригинальных 7 книгах) обращаюсь вольно и учитываю только в тех моментах, в которых нравится. Почти все новые персонажи — придуманные мною ребята под каноничные и околоканоничные имена.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 35. Гарри

Гарри знал, как попасть в камин дома Рона и Гермионы на всякий непредвиденный случай, и вопиющим образом воспользовался этим сейчас. Он мог, конечно, послать друзьям патронуса или подождать до утра, но, покидая штаб, он понял, что просто не может отправиться домой... вот так. В таком состоянии. Он не хотел смотреть в печальные и всё понимающие глаза Джинни. Не хотел тревожить её сон, если ей всё-таки удалось заснуть — Лили будила её несколько раз за ночь, ей нужно было отдыхать. Гарри, честно говоря, очень хотелось выпить, и он не был уверен, что перенесёт это в одиночку.

Поэтому он назвал пароль, отпирающий камин дома Рона и Гермионы снаружи, и оказался в их тёмной гостиной. Часы показывали половину первого ночи, и Гарри надеялся, что ему не придётся доставать друзей из постели — хоть бы они только-только укладывались спать, а? В конце концов, Рон часто остаётся над отчётами до поздней ночи, может быть, и сегодня...

В кухне горел свет, и Гарри, стараясь не наткнуться на игрушки Рози или мебель, медленно побрёл туда. В дверях он столкнулся с Роном, вооружённым волшебной палочкой.

— Это я, — Гарри поднял руки, мол, сдаюсь. Рон нервно огляделся и опустил палочку.

— Гарри, что случилось? — спросил он быстро.

— Прости, что не предупредил. Просто...

Рон посмотрел на него внимательно.

— Ты в порядке, дружище?

Гарри покачал головой, не в силах соврать.

— Пойдём, — позвал Рон, не задавая лишних вопросов, и уже вместе они оказались на кухне, где горел свет. Рон явно не собирался спать: на столе уже стояла едва открытая бутылка огневиски, один стакан и какая-то еда на тарелке, Гарри не вглядывался.

— Есть будешь? — спросил Рон, доставая из шкафчика ещё один стакан, но Гарри отказался. Янтарная жидкость быстро наполнила стаканы, и первую порцию они оба выпили залпом, ничего не говоря. Гарри чувствовал себя отвратительно, ещё более отвратительно после первого глотка, но понял, что по-другому просто никак не сможет. Рон, слава Мерлину, не стал его за это осуждать и налил ещё по стакану.

— Рассказывай, — потребовал он. — Что-то дома?

Гарри заметил, как друг нахмурился, и поспешил заверить его, что с Джинни и детьми всё в порядке.

— Я ещё там не был, на самом деле... С утра. После похорон.

Рон понимающе кивнул.

— Точно. Я чуть не забыл.

Они не виделись с того момента, как всё произошло, но Джинни наверняка рассказывала. Да и сам Гарри написал небольшое письмо с извинениями: пришлось перенести обед, который они планировали ещё месяц назад. Он не был уверен, когда теперь удастся встретиться, и надеялся, что сегодняшний ночной визит послужит хотя бы каким-то оправданием за это.

Нет, на самом деле, Гарри просто нужен был кто-то, кто выслушает его. Лучшей кандидатуры, чем его самый близкий друг, друг детства, он просто не знал.

— Это какая-то катастрофа, Рон, — произнёс Гарри, откидываясь на спинку стула. — Обвиняемые отказываются идти на контакт, и ничего от них не добиться.

— Да, я читал в «Пророке», что двоих взяли.

— Ты одного из них знаешь.

— В смысле? — подавился Рон.

— Стэн Шанпайк.

— Стэн? Но он же невиновным был признан? Доказали, что он под Империо был, когда с Пожирателями сотрудничал!

— Был, — согласился Гарри. — Он два года тогда в Азкабане провёл, прежде чем его оправдали.

— Ублюдок, — прорычал Рон. — Сколько боггарта ни корми...

Гарри вздохнул. Он тоже не поверил, когда увидел Стэна в допросной. Он помнил, как лично присутствовал на суде, где его оправдали, и был уверен, что теперь, когда наконец, ужасная несправедливость, которая его постигла, была исправлена, Стэн вернётся к нормальной жизни. Все обвинения с него были сняты, он даже получил какую-то небольшую компенсацию, кажется... Или нет? В общем, ему нашлось, за что мстить Пожирателям: за то, что втянули его в дело, которое стоило ему свободы. Или он добровольно мстил старым товарищам, из-за которых и попал в Азкабан? Гарри не знал и теперь уже совершенно точно не понимал. После того, что произошло с Оливером, он уже и не знал, что думать.

— Вторая задержанная, Кристина Монтгомери, тоже пострадала. У неё брата в девяносто шестом Фенрир загрыз, — продолжил Гарри. Лицо Рона вытянулось от удивления; он потянулся к стакану и сделал большой глоток.

— Отстой, — прокомментировал он.

— Да уж точно.

В газетах по поводу этого уже кое-что было, но Гарри настаивал, чтобы на данный момент имена подозреваемых не разглашались, хотя информацию об Оливере им всё-таки пришлось раскрыть. К дому миссис Вуд в Глостершире на всякий случай пришлось отправить пару хит-визардов: кто знает, что придёт в голову соседям, которые решат, что Оливер был активным членом Пожирателей Смерти во время войны. Гарри постарался договориться с журналистами, чтобы историю Оливера осветили как-нибудь помягче, но всё же получилось то, что получилось. Пока всё было спокойно, но Гарри не мог сказать, помогли хит-визарды или просто здравый смысл.

Он посмотрел на задумчивого Рона.

— Гермиона спит?

— Да, — произнёс Рон поспешно. — Много работает в последнее время. Ложится поздно, встаёт рано. Пускай спит.

Гарри кивнул: естественно, пускай спит. О трудоспособности и рвении Гермионы к работе можно было слагать легенды. Иногда ему казалось, что она работает даже больше, чем он, хотя Джинни утверждала, что это просто невозможно.

— У вас всё в порядке? — спросил Гарри. Рон состроил такую рожу, что он понял: вопрос был задан зря.

— Кажется, да.

— Кажется?

Рон вздохнул.

— Мы почти не видимся в последнее время. Мне кажется, на работе ей интереснее, чем с нами. Но я понимаю, что время сейчас непростое, что я... Ай, давай не об этом.

Гарри кивнул. Он боялся, что если начнёт думать о том, что и у его друзей в семейной жизни не всё в порядке, его голова просто взорвётся от количества мыслей. Рон и Гермиона были для него чем-то постоянным, какой-то константой, которая не могла измениться ни с того, ни с сего — а поэтому он отчаянно цеплялся за возможность не думать, что что-то происходит. Это просто временные трудности, так часто бывает. У них с Джинни тоже, в конце концов...

Он подумал о том, что Джинни наверняка волнуется и может быть даже не может уснуть, и сделал быстрый глоток виски. Напиток попал не в то горло, и Гарри закашлялся — Рон услужливо похлопал его по спине.

— Спасибо, — кивнул Гарри, отодвигая от себя стакан.

— Как думаешь, вы уже всех взяли? — неожиданно спросил Рон. Гарри невесело усмехнулся: он постоянно думал об этом и сам.

— Думаю, что нет, — наконец, ответил он с тяжёлым вздохом. — И я не знаю, где искать остальных. И нужно ли искать. Оливер назвал только имя Кристины. Может быть, она была главной?

— Может быть, — согласился Рон. — Кто ещё под ударом?

— Как минимум, Малфои и Нотт. Жена Малфоя, кстати, работает в Мунго, она лечит Джимми. Очень приятная женщина, настоящий профессионал своего дела.

— Удивительно, как хорьку удалось такую отхватить, — усмехнулся Рон и посмотрел на Гарри. — Так что дальше?

— Я не знаю, — честно признался Гарри. — Знаю только, что я самый отвратительный глава Аврората в истории.

Рон попытался что-то возразить, но Гарри его перебил.

— Один мой человек умер, второй в Мунго — без надежды на возвращение к службе. И я мог это предотвратить, если бы хорошенько подумал заранее, а не пустил всё на самотёк.

— Гарри, ты ведь не мог знать...

— Должен был! — воскликнул Гарри, но тут же понизил голос. — Я должен был, Рон. Я отвечаю за них за всех, за всю страну. Всё случившееся — целиком и полностью моя вина.

— Думаешь, при Скримджере и Робардсе меньше авроров гибло?

— Так то во время войны, Рон, — устало возразил Гарри. — А у нас мирное время. И никакого Волдеморта.

Рон вздохнул и сдался, Гарри был ему за это благодарен. Все его подчинённые как сговорились и дружно просили его не винить себя, но как он мог? Он потерял двоих своих людей, и оставалось только благодарить бога за то, что Джимми хотя бы остался жив, шансов на здоровье у него оставалось ужасающе мало...

Они ещё посидели в тишине несколько минут, пока Рон не взглянул на часы и не присвистнул.

— Предлагаю пойти спать, — он поднялся на ноги и движением палочки отправил бутылку в шкаф, а стаканы — в мойку. — Оставайся сегодня у нас, постелим тебе в гостевой.

Гарри тоже поднялся.

— Нет, домой пойду, — произнёс он твёрдо. — Попытаюсь быть хотя бы приличным мужем. Хорошим уже точно не светит.

Рон проводил его до камина и пообещал, что завтра зайдёт сам. Гарри не был уверен, что будет дома в это время, но предложение принял с благодарностью. В конце концов, кто-то должен побыть с Джинни, пока его самого рядом нет.


* * *

— Смотрите, кто пришёл!

Гарри поднял голову на донёсшийся до него бодрый голос и торопливо встал из-за стола, чтобы посмотреть. Когда он появился в штабе, Мэд как раз обнимала Джимми, неловко схватившегося одной рукой за стену, второй он похлопал её по плечу.

— Садись, — Лиза подтащила стул к ближайшему столу. Мэд помогла Джиму усесться, и Гарри заметил, как ловко и осторожно она это сделала, будто и вовсе случайно рядом оказалась.

— Как себя чувствуешь? — спросил он, улыбаясь как можно более непринуждённо.

— Да помаленьку, — произнёс Джимми неуверенно. — Выписали вот, решил вас проведать.

Гарри был в курсе, что его выписали: он постоянно писал целителям, которые занимались его делом, иногда заходил лично и даже предлагал оплатить нужные зелья, но миссис Малфой строго отказывалась. Ещё не хватало, чтобы авроры сами платили за лечение рабочих травм. Гарри переживал, что лекарства могут стоить дорого и что достать их будет непросто, а получить деньги от Министерства — та ещё задачка, если действовать нужно без промедления. Миссис Малфой смотрела на него, точно на неразумного мальчишку, но тем не менее продолжала каждые несколько дней отправлять ему подробные письма о состоянии Джимми.

Джима выпустили из Мунго буквально несколько дней назад. Миссис Малфой заверила, что он уже достаточно окреп, чтобы самостоятельно позаботиться о себе, но попросила следить, чтобы он принимал зелья и появлялся на осмотрах — ей не очень нравился его настрой. Честное слово, Гарри тоже не очень нравился. Они с Гейбом помогали Джиму перевезти вещи к родителям, которые решили, что одному ему сейчас оставаться точно не стоит, хотя он и съехал почти сразу после выпускного. Джимми расстроился, что приходится покидать обжитую и уже такую любимую комнату, но с этим ему пришлось смириться: он пока с трудом мог обслуживать себя сам.

Слава Мерлину, они не жили вместе с Ричи. Страшно представить, какого возвращаться в место, где раньше звучал смех лучшего друга, а теперь его больше никогда не услышать. Сейчас же Джимми вполне утешался мыслью, что долечится и сможет вернуться в свою уютную холостяцкую берлогу.

— Когда вернёшься на работу? — спросила Джанин, присевшая на краешке стола рядом. Джимми посмотрел на неё напряжённо и поджал губы вместо ответа.

— Я что-то не то спросила, кажется? — занервничала она под взглядами остальных, и Гарри поспешил объяснить то, что остальные — видимо, в силу опыта — понимали без слов.

— Я не могу допустить Джима до работа в Аврорате, Джанин, — произнёс он тихо. — Проклятие редкое и достаточно опасное, целители не знают всех возможных эффектов. Тем более, Джимми сейчас нужно много отдыхать и восстанавливаться.

— Да, в Аврорате с этим точно напряжённо, — отозвалась Джанин, едва он успел закончить. — Прости, Джимми.

— Да ладно, — он невесело усмехнулся. — Я всё равно не очень хорошо себя чувствую. Целители говорят, что нужно много восстанавливающих процедур.

Мэд сжала руку на плече Джимми.

— Ты справишься, — твёрдо произнесла она, и Джим улыбнулся.

— Спасибо, Мэд. Буду стараться.

— Ещё как будешь, — подтвердила Лиза. — И только попробуй не поправиться в ближайшее время, у нас на твоё возвращение большие планы.

Они ещё о чём-то говорили, но разговор отчаянно не клеился: Джимми был напряжён, Джанин, задавшая неудобный вопрос, скоро сослалась на важные дела и ускользнула, другие сочувствующие быстро проглотили заготовленные речи и разошлись по местам вслед за ней. Гарри чувствовал себя неловко. Он не знал, что сказать Джиму и как поддержать его. Он понимал, что если бы ему удалось вернуться к работе, он бы наверняка отвлёкся и смог быстрее прийти в норму, но в Аврорате существовали нормы, нарушать которые было нельзя. Физическое и психологическое здоровье авроров постоянно и очень жёстко контролировалось, да дело было не только в проверках — работа прибавила бы стресса, отвлекала бы от восстановления. Миссис Малфой не пыталась его утешить или дать ложную надежду: скорее всего впереди у Джимми год-два восстановления, а потом уже можно будет подумать, насколько он готов вернуться к работе. Впрочем, она была уверена, путь в боевики ему теперь закрыт.

— Мы буквально вытащили его с того света, мистер Поттер, — говорила она серьёзно. — И это большая удача.

— Это целиком и полностью ваша заслуга, а не удача, — произнёс тогда Гарри. Она посмотрела на него с некоторой укоризной.

— Естественно, я не умаляю заслуг моих коллег. Но не каждого пациента, попавшего под проклятие подобной силы, удаётся спасти. В данном случае мистера Пикса спасло чудо, не иначе. И ему понадобится очень много работать, чтобы снова прийти в норму. Понимаете?

Гарри, конечно, понимал. Он пока не слишком вник в план восстановления, но знал, что Джиму положены регулярные осмотры у целителей и целый список зелий, которые Гарри был готов лично приносить, лишь бы он быстрее пошёл на поправку. Он узнал, противопоказано ли Джимми что-то, скорее на всякий случай, но детальные инструкции получили мистер и миссис Пикс, которые и взяли на себя все заботы о сыне.

Лиза принесла кофе, Мэд развлекала их разговорами. Гарри впервые видел, чтобы она так много говорила: о своих соседях, у которых не только дурной характер, но и с магией проблемы, о садовых гномах, сбежавших из соседского сада к ним, о том, как очередной эксперимент её деда решил жить собственной жизнью и устроил вендетту домашнему коту, который после этого несколько дней жил в саду, полном гномов... Джимми улыбался, пытался даже смеяться, но вяло; Гарри видел пустоту в его глазах, и сердце его сжималось. Он не знал, что может сделать — да хоть что-нибудь! Он хотел — но не знал. Нужно будет переговорить с его родителями, решил Гарри, и ещё раз с миссис Малфой. Тогда можно будет решить...

Минут через двадцать Джимми собрался домой.

— Мэд, если не сложно, проводишь до камина? — попросил он. — С вами хорошо, но как-то мне становится...

Он проглотил последнее слово, но Гарри понимал: хреново. Он кивнул и подал Джимми руку, чтобы помочь встать, но тот отмахнулся, вместо этого опёрся на спинку своего стула.

— Заглядывай, — попросила его Лиза, сжимая на прощание ладонь. Джимми пообещал, что будет, обязательно, куда он без них? Мэд подхватила его под руку, и они медленно направились в приёмную, к каминам.

— Надеюсь, он поправится, — тихо произнесла Лиза, когда они остались вдвоём. Гарри не смог ничего ей ответить.

Мэд вернулась только через час, он уже начал волноваться, куда она пропала. Кэмрон Блишвик заверил, что в последний момент они с Джимми решили аппарировать, а не идти через камин. Сейчас Мэд была бледной, бледнее обычного, и совершенно потерянной.

— Что случилось? — взволнованно спросил Гарри, подходя к ней. Она мотнула головой — ничего. У него немного отлегло от сердца.

— Джимми попросил помочь ему аппарировать, — начала она. — Дома ему стало плохо. Вызвала целителей.

— Боже, — ужаснулась подошедшая Лиза. — Он в порядке?

Мэд покачала головой.

— Постельный режим и никакого стресса. Влили в него склянок пять зелий. На его матери лица нет.

— На тебе тоже, — заметила Лиза. Мэд тяжело вздохнула.

— Миссис Малфой была? — спросил Гарри.

— Нет, второй. Кармайкл, кажется.

Эдди Кармайкл, вспомнил Гарри. Миссис Малфой представляла его как второго целителя, который занимался Джимми, но Гарри помнил его по школе, он учился всего на год старше, на Рейвенкло, вместе с Чо Чанг.

— Говорит, у него с настроем беда. Будто ему всё равно.

— Ричи... — прошептала Лиза. — Это его подкосило.

— Они со школы лучшие друзья, — подтвердил Гарри. — Всех нас это подкосило. Но боюсь представить, что происходит сейчас с Джимом.

Они ещё немного помолчали и разошлись по своим делам: Гарри вернулся в свой кабинет, девочки — за свои столы. На душе у него было тяжело, ему казалось, будто по штабу пролетел дементор и высосал всю надежду на светлое будущее. Гарри опустился на стул и на мгновение прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Ему надо было подготовить документы для суда над Монтгомери и Шанпайком, и он не намеревался откладывать это важное дело ни на секунду.

Пустой взгляд Джимми, впрочем, из головы не шёл до самой ночи.

Глава опубликована: 05.02.2018


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 71 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх