Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

A Little God In My Hands (джен)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
AU/Detective/Angst/Thriller
Размер:
Макси | 286 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие, Смерть персонажа
18 лет спустя, после Второй войны Волшебников, казалось бы, все наладилось. Однако на магический мир надвигается новый шторм. Итог Битвы за Хогвартс иной: в живых остаются Люпины, но погибает Рон. Все остальные жертвы "светлой" стороны согласно книжному(!) канону.
QRCode

Просмотров:1 561 +1 за сегодня
Комментариев:0
Рекомендаций:0
Читателей:20
Опубликован:14.05.2018
Изменен:14.11.2018
От автора:
AU'ное продолжение фанфика "A Necessary End" (http://fanfics.me/fic108109), но можно спокойно читать отдельно.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 7

2016 год, 15 августа

США, штат Вирджиния, Международный аэропорт имени Даллеса

 

Американские маги, похоже, решили не заморачиваться и разместили постоянные порталы прямо под носом у магглов, скрыв небольшую по меркам этого здания пристройку от любопытных глаз. Сначала Тонкс скептически отнеслась к этой затее, особенно если вспомнить курс истории и закон Раппапорт, устанавливающий строгую изоляцию магического сообщества от, как они здесь назывались, не-магов. Однако после недолгого наблюдения за окружающей обстановкой, Тонкс поняла логику Конгресса: даже заявись они сюда в форме Хогвартса и с Распределяющей Шляпой на голове, то на них бы никто не обратил особого внимания. Мало того, что здесь было полно народу, так и наряды некоторых были куда интереснее заколдованной Шляпы и мантии.

Тонкс наблюдала как МакКензи, который впервые оказался в Америке, крутился на одном месте и с восхищением рассматривал маггловский аэропорт, особенно его привлекли самолеты в такой непривычной близости. Тонкс усмехнулась про себя его по-детски загоревшимся глазам и восторгу, вспомнив своих детей, когда они всей семьей летели домой с Чемпионата мира через Нью-Йорк, так как в Аргентине все международные порталы работали на износ в отличии от тех, что перемещали волшебников по Американскому континенту.

— Стив? — он оглянулся. — Ты сможешь полюбоваться на самолетики на обратном пути.

— Да, мэм.

Спустя час они уже были в Вашингтоне. Тонкс с улицы наблюдала, как Стив договаривался с администратором мотеля, и, получив два номера, они разбрелись каждый в свой разобрать немногочисленные вещи. Тонкс сразу же повесила на ручку двери знак «не беспокоить» и открыла форточку для почтовых птиц. В Америке, в отличии от ее родной Британии, почту разносили не совы, а голуби. Раньше такой почтой пользовались и магглы, но их технологии ушли далеко вперед.

Она достала из рюкзака вторую волшебную палочку и приобретенную не совсем законно лицензию на эту самую палочку. Свою убрала в рюкзак, который она уменьшила и запихнула в хлипенький сейф, и наложила парочку магглоотталкивающих заклинаний — практически всегда этого хватало в обычных мотелях, чтобы уборщица не совала свой любопытный нос куда не надо. Она морфировала свою внешность, чтобы теперь они со Стивом, который примет Оборотное зелье, выглядели как близкие родственники.

 

Около полудня они отправились к местному зданию Аврората. Хоть в тысяча восемьсот девяносто втором году штаб-квартира МАКУСА и была вынуждена переместиться в Нью-Йорк, во всех густонаселенных городах Америки имелись свои филиалы. А в Вашингтоне, ко всему прочему, был еще и самый большой архив, в котором хранились практически все старые дела и копии расследуемых в данный момент. Тонкс не очень разделяла идею американских коллег, но и их можно понять: несколько устроенных с помощью Адского пламени недовольными гражданами пожаров, которые уничтожили все записи, затормозили расследования, а некоторые так и оставили в «висяках».

— И они нас что, так вот легко пропустят в сам архив? — с недоверием спросил ее МакКензи.

— Конечно нет. Поэтому ты сейчас пойдешь в кафетерий, послушаешь, о чем авроры разговаривают. Может и услышишь что-нибудь дельное про расследование.

— А вы?

— Есть тут у нас один информатор. Узнаю у него, как проникнуть в архив.

— А он сам не может принести нам нужные бумаги?

— Нет. Он слишком важен на той должности, на которой он сейчас. Им мы не рискуем.

Тем временем, они подошли к главному входу. Сразу после дверей стояло два мага: один проверял бумаги с волшебными палочками, а второй, аврор, следил, чтобы никто не попытался прошмыгнуть мимо. Тонкс протянула лицензию вместе с палочкой, напустив на лицо скучающий вид.

— Миссис Уорнер, проходите.

Аврор протянул ей обратно вещи, перьевая ручка быстро начиркала в журнале ее фамилию и инициалы, а также данные о палочке. Тонкс тихонько выдохнула, оказавшись за спинами служителей правопорядка. Стив однако держался молодцом: он изобразил явное недовольство проверкой, как и многие посетители, что были перед ними.

«Главное, чтобы не переиграл», — пронеслось у нее в голове. Те мгновения, что мужчина проверял документ и магическое оружие, непривычно растянулись. Она не занервничала так, когда проверяли ее, но вот стажер — другое дело.

— Проходите, — ему вернули вторую незаконную лицензию и палочку.

В главном зале не было никаких фонтанов, статуй. Из всех украшений, если их таковыми можно вообще считать, здесь были только указатели. Широкая лестница, уходящая вниз, вела как раз к архиву и камерам с преступниками, наверх — к нескончаемой веренице из кабинетов. На втором этаже располагался кафетерий. МакКензи, не медля, отправился туда. А Тонкс для начала предстояло отыскать информатора. Дерек Уорд уже давно работал на два лагеря: пять через два — на МАКУСА, и двадцать четыре часа в сутки во славу Министерства Великобритании. Примерно через год после назначения ее шефом Аврората Римус подал идею о создании агентурной сети авроров не только среди преступников, но и в правительствах других стран. Идея Кингсли понравилась, и вскоре был создан отдел нелегальной разведки, в который сначала попали авроры с большим опытом в подпольной работе, а потом туда стали отбирать среди обучающихся на курсах, превращая их последний год в узкоспециализированную подготовку. Среди первых работников данного отдела и был Дерек, ранее известный как Праудфут. Он довольно быстро согласился на это бессрочное задание, переезд в Америку с полной сменой личности, и с тех пор вполне успешно справлялся.

Тонкс не сразу нашла его кабинет. «Дерек Уорд. Заместитель директора по уничтожению нелегальных лицензий» гласила табличка. Тонкс постучалась и открыла дверь. Невысокий мужчина с жиденькими русыми волосами и в самом обычном офисном костюме что-то быстро писал, сидя за столом. Он поднял голову и его прямоугольные очки съехали на кончик носа:

— Мэм, чем могу помочь?

Тонкс закрыла дверь, улыбнувшись.

— Девяносто шестой, Хогвартс, Рождество.

— Тонкс? — Праудфут нахмурился, вглядываясь в нее. Она кивнула. — Я так понимаю, это не совсем дружеский визит, — произнес он с некоторым разочарованием в голосе.

— К сожалению.

— Жаль, но я все равно рад тебя видеть. Хоть и немного в непривычной для меня внешности, — он вновь склонился над бумагой, дописал и отложил листок во внутренний ящик стола, задвинув его и вернув все свое внимание ей. Тонкс тем временем села на стул перед ним. — Чем могу помочь в таком случае? Ты же по приказу Гарри здесь?

— Мне нужно попасть в архив, — она кивнула.

— Может, еще в президентский кабинет тебя провести? — его брови сначала скакнули вверх в изумлении, но так же быстро опустились, а рот исказился в усмешке. — Зачем тебе туда?

— Нужно дело о вашем убийце-долгожителе, что не оставляет улик.

Праудфут опять нахмурился.

— Он убил кого-то в Англии?

— Напал на моего сына, а следующей ночью убил главу с четвертого этажа.

— Тедди?

— Нет, Аластор.

— Черт… Мне так… жаль, — Праудфут с горечью и сожалением посмотрел на нее.

— Да нет же, Аластор жив.

— Что?!

— Римус, слава его оборотническим инстинктам, услышал этого… урода. Мы спугнули его в самый последний момент, — он с нескрываемым удивлением слушал рассказ. — Ни Римус, ни Аластор ничего особо не разглядели.

Ее голос под конец слегка осип из-за вставшего в горле кома, и она нервно облизала губы. Мелкая дрожь вновь дала о себе знать от нахлынувших воспоминаний той ночи. Тонкс тяжело вздохнула.

— Невероятно… — Праудфут посмотрел куда-то вбок, переваривая услышанное.

— Вчера к нам прибыли твои… земляки. Заявились к Гарри, размахивая толстенной папкой и крича, что у нас ваш убийца. И, мол, давайте сотрудничать, но как бы не так…

— О, Мерлин, — он перебил ее, закатив глаза. — Дай угадаю: на бумагах были чары непрочтения?

— Именно.

— Не хочу тебя расстраивать, но теперь все министерские бумаги так зачарованы.

— Ну, их же можно отменить?

— В том-то и дело, что эти чары снимаются сами и только через несколько лет. Зависит от мощности заклинания, — Праудфут откинулся на спинку своего стула.

— И как вы тогда работаете?

— Они не мешают работникам министерства. Всем остальным — да.

— Ну, ждать пару лет для нас не выход, — с явным недовольством заключила Тонкс.

— Если учесть, как долго этот убийца творит беспредел, то пара лет — это всего-ничего.

— И тебе не страшно?

— За себя не очень, а вот за семью — да. У нас еще второй на подходе.

— Поздравляю, — но поздравление вышло не очень радостным. Он кивнул, улыбнувшись.

— Почему вы не хотите официально объединить расследования с Америкой?

— Твои коллеги очень понятно выразили свое мнение о совместной работе.

— Ну, будь все официально, вы бы получили, наверное, доступ к нашим файлам.

— Ты даже сам в этом не уверен.

— Потому что я не аврор. Я без понятия, какие там у них правила на этот счет.

— Гарри не дурак. Если они с Бруствером решат, что лучше дело вести вместе с вами, то будут и переговоры, и обмен информацией.

— Но в архив тебе не попасть.

— Может, ты тогда мне его принесешь?

— У меня нет доступа к секции Аврората — это первое. Второе: ты хоть представляешь какая бумажная волокита будет, если я попытаюсь достать это дело официально? Кроме того, меня еще заклюют с вопросами «а зачем оно мне нужно?» И третье: я вам нужен здесь или в тюрьме?

Тонкс подозревала, что он ответит как-то так, но попытка не пытка.

— И почему мне в архив не попасть?

Праудфут вздохнул.

— После тех больных на голову, что устраивали пожары, у нас теперь все очень строго с охраной, — он качнул головой вбок, как бы показывая на аврора у главного входа. — То, что ты видела, — еще только сказки. В архиве, куда ни пойди, везде авроры. У всех послужной список если не идеальный, то очень близок к таковому. Любая подозрительная мелочь в тебе или твоем поведении и все, тебя будут допрашивать до посинения. А расписание охраны составили так, чтобы проникнуть было невозможно ни днем, ни ночью, ни в пересменки. Куахог это устроил еще до своего президентского поста. Он слишком параноидальный.

Нет, она знала, что просто вот так взять и войти в архив у нее не получится, но чтобы это было все так устроено — оказалось неприятным сюрпризом.

— Знала я одного параноика…

— Да, Куахог похож. Только не настолько уродлив и без волшебного ока. Мне кажется, что у маггловских президентов охрана слабее. Говорят, что у него даже мантии какие-то особенные. Чуть ли не Аваду отражают, — Тонкс удивленно посмотрела на Праудфута. — Хотя я считаю, что брехня это все.

— Значит, — решила подвести итог Тонкс, — ты говоришь, что соваться в архив — дело гиблое? — Праудфут кивнул. — Что мне тогда делать? Я не хочу возвращаться домой с пустыми руками.

— А что именно тебе нужно из этого дела?

— Да все. Сколько жертв, где, когда. Заключения ваших медэкспертов. Улики, показания свидетелей.

— Про последнее забудь. Ни одного свидетеля за все тридцать два убийства. И это я говорю о тех телах, которые обнаружили. Или, подожди… тридцать три… Черт, я уже путаюсь.

— Но ведь могут быть те, кто видел его, но просто боятся, что этот псих найдет и убьет их, если они пойдут давать показания.

— Может быть и да, но как их искать прикажешь? Да и я не местный аврор, не забывай. Можешь, конечно, заявиться тремя этажами выше к Энди, но, боюсь, твое прикрытие быстро раскусят, — он еще раз оглядел ее, взглянув поверх очков.

Тонкс вздохнула, посмотрев в единственное окно.

— Но у меня есть один вариант для тебя. Он может не понравиться, однако пока это единственное, что могу предложить.

— Выкладывай.

— Тут, в Вашингтоне, рядом с Арлингтонским кладбищем обосновались кое-какие активисты, которые считают, что наши бравые авроры либо делают свою работу недостаточно хорошо, либо имеют какую-ту выгоду с этих преступлений, поэтому они ведут свое расследование.

— И как, успешно?

Праудфут усмехнулся.

— А ты как думаешь? Нет, конечно. Иначе бы тебя здесь не было. Но, возможно, у них будет больше информации, чем целое ничего после твоей встречи со мной. Может, им даже удалось раздобыть копию дела до того, как охрана везде стала неприступной.

— А чем твоя идея может мне не понравиться?

— Не думаю, что они станут с тобой делиться информацией просто так и доверятся тебе за пару дней.

— И что они захотят от меня?

— Без понятия. Может денег, может информации, может еще чего-то. Я никогда в это не лез и не хочу. Мне экстрима в жизни хватает вот так, — и он провел большим пальцем у горла.

— Ну, хорошо. Это уже что-то во всяком случае. Как мне их найти?

— Вот этого я не знаю. Я только знаю, что они есть. Авроры любят посмеяться над их деятельностью.

— Значит, рядом с Арлингтонским кладбищем?

— Молодец, еще не все навыки забыла после увольнения, — Праудфут с довольной улыбкой посмотрел на нее.

— Я уволилась, а не умерла, Дерек, — она специально выделила его американское имя. — И я все еще преподаю.

— И довольно успешно, я тебе скажу.

Она вопросительно посмотрела на Праудфута.

— Я курировал твоего бывшего студента почти два года, Йена Беккера. Парень просто мастер по части маскировки. Сказал, что обучила его многому именно ты.

— Помню его, да. Как он сейчас?

— Не знаю. Был приказ из Лондона о его новом назначении. Боюсь, так и будут его шпынять по всему континенту, пока его либо не убьют, либо не пришлют в помощь второго агента, чтобы изображать типичную американскую семью.

— Увы, я вряд ли смогу чем-то помочь ему теперь, — Тонкс вздохнула. — Ладно, мне пора. Спасибо тебе за помощь и рада была повидаться.

— Не за что, миссис…?

— Уорнер. Эрин Уорнер.

Он что-то чиркнул перьевой ручкой в журнале справа, очень похожем на тот, что был у входа.

— Это для отчетности. Если твое имя будет значиться только в журнале прихода, то будут вопросы, что ты тут делала, — пояснил свое действие Праудфут.

— Можешь тогда записать моего стажера?

— У тебя появился стажер?

— Ну, технически не мой, но пока мы здесь, он под моим надзором и ответственностью. Томас Уорнер.

— Сын?

— Брат. Младший.

Он записал личность МакКензи, хмыкнув: «Как типично».

 

Тонкс спустилась на второй этаж. В кафетерии был аншлаг, что не мудрено, — время обеда. Она поискала глазами Стива и, заметив того за соседним столиком от большой и шумной компании авроров, пошла покупать себе кофе и что-нибудь поесть. Но, похоже, все самое вкусное уже разобрали, поэтому она взяла только напитки. Стивен медленно что-то писал в блокноте, когда Тонкс подошла к столику с двумя стаканчиками кофе.

— Чем занят? — она недоверчиво покосилась на сидящих рядом авроров.

— Рисую.

Он повернул к ней блокнот с набросками людей вокруг, а через миг они перетекли в записи того, что Стивен услышал и посчитал полезным.

— Очень… недурно, Том.

— Подарок на совершеннолетие.

— Я полистаю?

— Да, конечно, — он протянул ей блокнот.

В основном это были вырванные из контекста части фраз, которые, возможно, чуть позже смогут обрести смысл. Или не смогут. Стивен откинулся на спинку стула, медленно потягивая кофе. Тонкс, практически в один глоток осушив стаканчик, перевернула очередную страницу: двое нарисованных мужчин превратились вновь в текст. Она протянула блокнот Стиву, указывая на зачеркнутое и незаконченное слово «Арлинг»:

— А это что?

— Они ушли, и я не успел закончить.

— Черт, — она вздохнула, долистав до конца, и отдала блокнот Стиву. — Ладно, допивай свой кофе и пойдем.

— И куда теперь? Я бы не назвал свою часть задания успешной, — спросил МакКензи, когда они вышли на улицу.

— Арлингтонское кладбище.

— А, так вот почему вы спросили… Это сказал наш… человек?

— Именно. План «А» потерпел фиаско, практически не начавшись. Зато появился план «Б».

— И в чем он заключается?

— Не здесь. Нужно где-то сесть и желательно не так близко к Аврорату.

— Можно найти что-то.

— Да. И желательно кафе. Не знаю, как ты, а у меня уже живот сводит от голода. Ела я по местному времени в четыре утра дома.

Они удалились на пару кварталов от правительственного здания волшебников и зашли в маггловское кафе, коих здесь было немереное количество из-за близости центра города. Тонкс заказала себе самый большой бургер, какой только смогла найти в меню, картошку и вновь кофе. Стив же успел перехватить что-то еще в кафетерии прежде, чем туда набежал народ и все скупил, поэтому выбрал только молочный коктейль. Пока они ели, Тонкс пересказала ему разговор с Праудфутом.

— И как мы их найдем? — спросил Стив, когда она закончила.

— На месте будем разбираться с этим. И попробуй вспомнить разговор тех двух мужчин, про которых я тебе показывала в блокноте.

— Было шумно, а они говорили не очень громко. Не уверен, что они вообще про кладбище вели разговор. Может они просто про пригород говорили.

— Стив…

Он закивал и задумался. Тонкс, расправившись наконец с бургером, откинулась к спинке кресла и стала с ленцой в движениях поедать картошку, макая ту в соус.

— Нет, мэм. Ничего не вспоминается. Я плохо слышал их разговор и из-за шума, и из-за расстояния. Только какие-то слова всплывают в памяти, но…

— Ладно. Будем, значит, искать их так.

 

Через полчаса, все доев и допив, они оказались на Мемориал авеню и перед их взором предстало кладбище с ровными рядами белых плит, заявляя всем своим аккуратным и ухоженным видом, что за этим местом очень тщательно следят. В итоге они разделились, поняв, что такую огромную площадь можно исследовать до полуночи. Тонкс спрятала под рукавом своей легкой кожанки волшебную палочку, пытаясь отыскать хоть какие-то следы магии. Обнаружила она их только тогда, когда дошла до другого конца кладбища. След вел к кирпичному невысокому зданию с сетчатым ограждением и обширной парковкой, внешне напоминая то ли школу, то ли административный центр. Обойдя здание вокруг, она подошла к главному входу, но точного направления так и не нашла.

— Мэм, я, кажется, что-то обнаружил, — Стив подошел к ней со стороны парковки, пряча точно так же свою волшебную палочку.

— Я надеюсь, что это так, а это не палочка барахлит.

МакКензи привел ее в самый дальний угол, где под тенью деревьев стоял проржавевший фургон со спущенными шинами и всяким мусором и ветками на капоте. Стоило им только подойти, как палочка в ее руке стала греться и вибрировать, означая, что магию здесь использовали совсем недавно и далеко не первый раз. Стив, шепнув «Фините» и взмахнув палочкой, дернул за ручку дверцы машины, но она не поддалась. «Алохомора» также не подействовала, а вот стоило ему применить «Диссендио», как дверца сама отъехала в сторону, и перед ними возникла лестница, ведущая вниз, в темноту. Тонкс, как старшая на этом задании, осторожно стала спускаться, освещая себе путь слабым светом на кончике палочки. Спустившись, они очутились в конце тоннеля. Перед ними оказалась табличка «бар „Одинокие чародеи“», освещенная летающими желто-зелеными огоньками.

— Я так понимаю, мы их нашли, — произнес Стивен позади нее и пошел в единственном доступном направлении.

Под ногами неприятно хлюпало, с потолка падали редкие капли — каждое движение в этом месте отдавалось эхом, и Тонкс это не нравилось. Воздух здесь был отсырелый, по каменным стенам и потолку расползлась плесень. Через несколько минут начала слышаться довольно мелодичная музыка, и вскоре они вышли к деревянной двери, за которой оказалась дешевая пивная. На них не обратили внимание ни здешние посетители, ни работники заведения.

— Мне кажется, я слишком прилично одет для данного места, — сказал ей на ухо Стив, так как иначе она бы его едва расслышала.

— Я тоже, так что забей. Если ты не собираешься здесь напиваться и устраивать потасовки, то на тебе это никак не отразится.

Она думала, что в таком крупном городе, как Вашингтон, таких задрипанных мест уже не осталось, всё-таки не середина или конец двадцатого века. Ее одолело приятное чувство ностальгии, когда еще до замужества она любила зависать именно в таких заведениях, отчасти назло матери и ее нравоучениям «как должна себя вести настоящая леди».

— Давай за стойку, там обычно либо самая движуха, либо, если никаких интересных разговоров не услышим, то хотя бы будет обзор наилучший, — скомандовала Тонкс. Стив, похоже, был не особо частым гостем в таких заведениях. Ну, ничего, еще наверстает.

— «Взрыватель», пожалуйста, — обратилась она к бармену, когда они заняли два высоких деревянных стула у барной стойки.

— Эгг-ног есть?

— Сейчас будет, — ответил Стиву бармен с легким удивлением — не совсем летний напиток все же.

— Ты всегда такой сладкоежка? — спросила его Тонкс, осматривая помещение.

— Не думаю, что здесь есть хорошее вино или бренди, а с огневиски я мигом хмелею, — со смущением он ответил ей.

Ее взгляд задержался на небольшой компании в углу. За длинным столом сидели, что-то живо обсуждая, волшебники и волшебницы разных возрастов. На семью они не были похожи, а разложенные по столу какие-то бумаги и пергаменты только еще сильнее вызывали подозрение. Она легонько толкнула Стива в бок локтем и кивнула в сторону компании. Он сощурился в ту сторону и после посмотрел на нее, еле заметным кивком соглашаясь.

— А кто эти люди? Вон там, за столом? — спросила она бармена, отпив из бокала свой коктейль.

Она уже и забыла эффект этого напитка: по горлу пронесся будто огненный шар и, достигнув мозга, взорвался, заставив Тонкс резко выдохнуть носом и ртом и зажмуриться.

— С какой целью интересуетесь? — бармен протянул эгг-ног Стиву.

— Понимаете, мы очень хотим с братом стать журналистами. И нам даже предложили работу в одной европейской газете, но при условии, что мы дадим им хорошую и интересную историю. Вот мы и решили, что нет истории лучше, чем рассказать жителям Англии, Франции, Италии… ну, в общем, европейцам о том, что и в Америке есть аналог сэра Герберта Уорнея. Но Аврорат отказывается давать нам хоть какую-ту информацию, кроме той, что есть и в других газетах. А нам нужна сенсация!

Бармен усмехнулся.

— Да, вы пришли по адресу. Видите старика с трубкой? Ник не только хозяин этой дыры, но и тот, кто сможет вам часами рассказывать о нашем Потрошителе.

— Благодарю, — Тонкс улыбнулась бармену, и тот отошел к другому концу стойки.

— Черт, мне бы сходу выдумывать такие истории… — грустно заметил Стив и посмотрел на дно своего стакана.

— Вот, учись на примере. Как ты думаешь, зачем тебя со мной Уоллес отправил?

— Чтобы не мешался?

— Если бы ты ему мешался, то сейчас был бы не здесь, а бумажки перебирал и дежурил через сутки, как все остальные младшие авроры твоего выпуска.

— Но почему мистер Уоллес выбрал меня?

— Это ты у него спрашивай. А сейчас давай заканчивай с эгг-ногом и будешь учиться импровизировать, — МакКензи сделал большие испуганные глаза. — Иначе ты никогда не научишься.

Стив, вздохнув, в один большой глоток допил напиток, и они подошли к группе магов. Он прочистил горло:

— Вы Ник? — обратился Стив к приземистому старику с трубкой в руке, лицо которого было испещрено морщинами, а на левой щеке красовался старый след от ожога. Тот кивнул. — Мы с моей сестрой, — Стив показал на Тонкс, — собираем информацию про убийцу, который вырывает сердца…

— А на кой черт-то это вам? — Ник перебил его неуверенный лепет, Тонкс еле удержалась от удрученного вздоха и закатывания глаз. — Опять, клоуны, пришли над нами потешаться? Вылетите сейчас отсюда, как пробка из шампанского, и черта с два вы мне тут про свои законы что-то скажете!

— Сэр, успокойтесь, пожалуйста, — Тонкс перехватила разговор, пока не стало слишком поздно вообще о чем-либо с ними говорить. — Мы не из правительства.

— А кто вы тогда такие? — спросила волшебница, сидящая напротив Ника, прокуренным низким голосом. Из-за мешковато висящей на ней мантии, обветренного лица и приглушенного света выглядела она на все семьдесят, если не больше.

— Мы журналисты. Точнее, будущие журналисты, — ответил вновь МакКензи. — Хотим работать на «Новости Волшебного мира», но прежде, чем нас наймут, мы должны им принести готовую и хорошую статью.

— Парень, с такой неуверенностью в голосе тебе не то что журналистом не стать, но даже бабу себе не найти, — его вновь перебил Ник, и вся компашка заржала как стадо кентавров.

— Мы сюда не за оценкой наших талантов пришли, а за историей, — Тонкс скривилась, посмотрев на Ника.

— А вот ты больше похожа на журналюгу. Братец твой совсем зашуганный.

— Зато рисует отлично, а словом на бумаге владеет лучше, чем вы своим острым языком.

Волшебница захохотала, обнажив свои пожелтевшие от частого курения зубы, а Ник посмотрел на Тонкс с неким вызовом в глазах:

— И что вам нужно для истории?

— Кто жертвы, где убиты, когда. Может, были особенности в каком-то из убийств. Кто подозреваемый.

— Там информации на целую книгу, куда вам столько? В журнале столько не напечатают, — с подозрением покосившись на Тонкс, спросила молоденькая ведьма с торчащими из-под капюшона зелеными волосами.

— В газете, — поправил Стив. — Чем больше информации, тем легче из нее почерпнуть самое интересное и нужное, а значит, мы сможем все точно описать и задать аудитории нужные вопросы. Короче говоря, чем больше мы знаем, тем лучше статья выйдет.

Все молчали, уставившись на Ника, тот в свою очередь переводил взгляд с Тонкс на Стива и обратно.

— Как газета, вы говорите, называется?

— «Новости Волшебного мира».

— Не слышал о такой.

— Ой, да ты всю жизнь дальше своего бара не видел и не слышал! — рявкнула на него пожилая ведьма и махнула рукой в его сторону. — Знаю я такую. Во Франции выпускают что ли.

— В Германии основное издательство расположено, но, да, выпускают и во Франции. По всей Европе, — сказал МакКензи.

— А звать вас как?

— Томас Уорнер, а сестру — Эрин, — представил их Стив, который, судя по виду, уже немного расслабился.

— Я Ник. Николас Раш. Эта старая карга — Патти, — Патти улыбнулась Тонкс. — Нашу цветастую добытчицу информации, — Ник кивнул в сторону девушки, — звать Дарлен.

— Лучше коротко Дар, я же говорила, — раздраженно поправила старика зеленоволосая Дарлен, отпив сливочного пива из стакана.

— Вон тот сопящий в стену пьянчуга — Кертис, — Ник не обратил внимания на Дар, продолжив представлять присутствующих. — В нашей маленькой и скромной организации есть еще двое, но сегодня они не смогли прийти по некоторым обстоятельствам.

Он был явно недоволен тем, что эти двое не явились, судя по сдвинутым бровям.

— А как вы узнали про нас? — вдруг поинтересовалась Дар.

Тонкс посмотрела на Стива, тот, почувствовав ее взгляд на себе, ответил:

— Ну, знаете… Изначально мы думали, что правительство… То есть, Аврорат сможет нам предоставить информацию… — все трое за столом прыснули от смеха, Кертис вздрогнул и проснулся, удивленно вытаращившись на них с МакКензи, — но нам дали только то, что и так печаталось во всех газетах, а этого слишком мало. Мы… мы конечно могли бы сами додумать, но вдруг… — Стив сделал неоднозначный жест рукой. — Вдруг кто-то прочел бы это и написал в редакцию газеты, что мы полную чушь придумали?

— Там и так полную чушь пишут, — махнул рукой Ник. — А знаете почему? Потому что там одна вода и никакой точной информации. И я уверен, что власти уже давно нашли выгоду в этом, поэтому даже особо не рыпаются с поимкой преступника. Может, это вообще один из них. У богатых же свои причуды.

Тонкс уже и забыла, как соскучилась вот по таким недовольным гражданам, как Ник.

— Ну, и в итоге, — продолжил МакКензи, — когда я начал возмущаться, что этого мало, один аврор сказал найти вас. В шутку, наверное.

— Они любят к нам наведываться, пригрозить судом за, так называемую, «антиправительственную деятельность».

— Получается, что у вас что-то есть, раз они к вам все еще цепляются, — произнесла Тонкс.

— Есть, вот только они не найдут этого у нас. Не здесь уж точно.

— Мы с Ником, может, и старые, но не тупые, чтобы светить наработками, — добавила Патти. — Мы можем вам показать, но…

— Но не дадим вам вынести наши записи, а во-вторых, вы покажете нам то, что отправите в газету, — Ник перебил Патти, та лишь что-то неразборчиво заворчала.

— Получается, мы будем работать где-то у вас? — уточнил Стив.

— Именно.

— Отлично. Когда сможем приступить? — ответила Тонкс, пока стажер не успел напортачить, промямлив что-то не то.

— Приходите сюда… Скажем, завтра к полудню.

 

Они вышли из фургона, дверь которого сама захлопнулась за их спинами. На улице уже стемнело. Тонкс набрала в легкие побольше свежего воздуха, закрыв глаза.

— Мэм, а если они поймут завтра, что мы никакие не журналисты?

— Дам тебе бесплатный совет: не думай о неудаче, иначе она почувствует твой страх и, как бешеный пес, набросится на тебя и никогда не отпустит. Поэтому твоя задача завтра — это красиво описать все, что они собрали. Сделать, в общем, все так, как ты и говорил: отсечь ненужное и повторяющееся, а все самое интересное и важное, наоборот, найти и записать. Если там будут колдо, я постараюсь сделать копии, но если вдруг у меня не получится сделать это незаметно, то продемонстрируешь нам свои художественные таланты.

— Значит я поехал в Америку, чтобы теперь здесь перебирать бумажки? — со слабой улыбкой спросил Стив.

— Где твое остроумие и сарказм были, когда мы разговаривали внизу? — Тонкс усмехнулась.

— Ну, с вами… легче, понимаете?

— Это уже семейное, — она улыбнулась, МакКензи смущенно кивнул. — А теперь давай, расскажи мне, что ты думаешь про тех людей?

Они отошли от фургона к середине парковки, где почему-то стояло два уличных стола с лавками по бокам. Тонкс присела на край стола, посмотрев вдаль. Стив, немного помолчав и собравшись с мыслями, ответил:

— Ну… Ник, я так понимаю, у них главный. Может, они это и не согласовывали. Может, просто потому что они собираются в этом месте, а он владелец. Но никто с ним спорил — ни Патти, ни… как ее…

— Дарлен?

— Да, Дарлен. И я так подозреваю, что основную работу делают как раз Дар и те двое, что не пришли. Может, еще этот Кертис.

— А что про Патти скажешь? — Тонкс огляделась, но вокруг почти не было людей.

— Ну, она, очевидно, давно знает Ника. И у нее хорошо получается его затыкать. Я даже подумал, что она его жена.

— Возможно, да, — Тонкс кивнула. — Теперь про Дарлен.

Стив задумался на пару минут.

— Не знаю, — он пожал плечами. — Мне кажется, что она нам не очень поверила.

— Потому что кое-кому нужно говорить громче и уверенней.

— Я стараюсь, мэм, — Стив вздохнул и грустно посмотрел себе под ноги.

Она спрыгнула на землю и, хлопнув стажера по плечу, сказала:

— Но ты все равно неплохо справился. Особенно с той частью, где объяснил им зачем нам столько информации.

— Ну, я на учебе именно так и писал конспекты с сочинениями. Просто вспомнилось это и решил, что такая тактика, возможно, используется и журналистами, — Стив заулыбался.

— Почаще вспоминай так.

Они подошли к спуску в подвал здания, которому принадлежала парковка.

— Я надеюсь, что ты помнишь, откуда мы перемещались сегодня утром, — сказала она МакКензи.

— Конечно, мэм.

 

Закрыв за собой дверь в номер и зажгя свет, она первым делом подошла к комоду с вещами и посмотрела на ручки дверец: из щели между ними торчал маленький кусочек бумажки, а значит, если здесь и убирались, то в вещах никто не рылся. Из ванной послышалось курлыканье, и Тонкс вздрогнула от неожиданности. Потом, вспомнив, что здесь почту разносят голуби, успокоилась и зашла туда. На краю раковины сидела птица с письмом. Тонкс забрала посылку и опустила в мешочек на лапке голубя сикль за такую дальнюю доставку. Тот выпорхнул обратно в форточку, а Тонкс, сев на кровать, распечатала конверт: он был от Римуса. Хоть они всегда и слали друг другу письма, когда им приходилось ночевать по отдельности, и Тонкс знала, что, вернувшись в номер сегодня вечером, письмо скорее всего будет ее ждать, она все равно обрадовалась и, усевшись на кровать с ногами и поудобнее устроившись, раскрыла сложенные в несколько раз две бумажки.

Муж писал, что с детьми все отлично, Аластор и Тедди прислали обещанное ежедневное письмо, а Ди с Хоуп пока еще не до конца доконали бабушку; еще к нему заглядывала Гермиона сообщить, что Маргарет напортачила с зельем в этом месяце, и поэтому он чувствует себя так паршиво последние дни. Тонкс сердито выдохнула, но продолжила читать. Римус уже соскучился по ней и мечтает, чтобы она поскорее приехала домой. Постскриптум он добавил, что буквально час назад на пороге появились те самые американские авроры, о которых Тонкс рассказывала, и без какого-либо согласия использовали на нем легилименцию. Благо, в этот момент в доме была Гермиона, которую они не заметили, и она очень ловко и быстро прогнала их, как только поняла, что происходит. Тонкс охватила ярость, которая вскоре сменилась тревогой и бессилием, что она не может все бросить и вернуться домой. Дико захотелось обнять хоть кого-нибудь из домашних, но единственное, что у нее было, — это письмо Римуса. Она вздохнула и взяла конверт, чтобы убрать туда письмо, но обнаружила в нем тоненькую плитку шоколада в фольге. Тонкс все же убрала письмо, умылась, из рюкзака достала Умиротворяющее зелье и, разбавив его водой в стакане, выпила. Забравшись под одеяло, она распаковала шоколадку и медленно принялась ее есть, все еще борясь с желанием забрать с Римусом Аластора и Тедди из Румынии, а младших детей от матери и спрятаться всей семьей в том домике на берегу моря. Но нужно найти этого маньяка, иначе Тонкс никогда не сможет вновь нормально засыпать, без тревоги и снотворного.

Глава опубликована: 14.05.2018
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх