Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

XCOM: Чрезвычайный протокол АИД (джен)


Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Приключения, Драма, Экшен, Научная фантастика
Размер:
Макси | 1141 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~59%
Предупреждение:
Смерть персонажа
Когда пришельцы начали вторжение на Землю, проект XCOM был активирован в отчаянной попытке замедлить вторжение и защитить род людской. В силу ограниченной возможности выбора, Совет обратился к тому, кто сделает все угодно для защиты человечества. Теперь военный преступник, известный как Командир, должен сплотить защитников Земли, в то же время соревнуясь с его врагами в ООН.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 17: "Нет никаких рамок"

“Нет никаких рамок”


* * *

Цитадель, офис командира.

Глава XCOM удовлетворенно улыбнулся. — Как раз вовремя.

Шэнь же вел себя несколько сдержанно, но всё равно лучился радостью. — Это точно, наша команда выжала из себя всё, что только можно.

— Я обязательно поблагодарю инженеров лично, — пообещал Командир. — Итак, остались завершающие штрихи?

Пожилой инженер кивнул. — Да, уже через четыре часа Вален сможет поместить своего питомца-сектоида в изолятор.

Командующий приподнял бровь. — Питомца?

— Ну а почему бы и нет, учитывая, сколько времени она провела, изучая это существо. Если честно, я даже немного переживаю за него: мало ли, вдруг от такого количества седативных веществ наш гость скончается. Ну, раньше времени.

— Вален знает, что делает, — отмахнулся Командир. — А вот посмотреть на допрос пришельца, когда он будет в сознании… вот это любопытно.

— Она работает над этим, — поведал Шэнь. — По её словам, проект поможет преодолеть языковой барьер.

— Правда? — слегка удивился мужчина помоложе. — И в чем же принцип?

Инженер вздохнул. — Если честно, не знаю. По словам Вален, она сможет улавливать определенные образы и обрывки воспоминаний напрямую из мозга пришельца. В теории. На практике же, подозреваю ей потребуется больше пленных…

— Что ж, понадобятся новые — мои парни всегда готовы, — пообещал Командир. — Полагаю, уточнение про «больше пленных» не случайно?

Лицо собеседника на миг скривилось в странной гримасе. — Прототип моей коллеги убивает испытуемого в процессе допроса.

— Неприятно, — пожал плечами командующий, — но необходимо.

— Кстати, мы закончили разработку дугомета, — проинформировал Шэнь, имея в виду нелетальное оружие, разрабатываемое инженерным отделом в течение нескольких последних недель. — Он облегчит поимку пришельцев.

Глава XCOM одобрительно закивал. — Превосходно. Будем надеяться, нам в скором времени выпадет такая возможность.

— Будем надеяться, — вторил Шэнь. — Командир… что вы планируете делать с теми организаторами протестов?

— Узнать правду, — мрачно заявил он.

— Вы имеете в виду допросить? — прояснил китаец.

— Сперва буду задавать вопросы, при отказе сотрудничества прибегну к любым подходящим методам.

Инженер скрестил руки. — Вы готовы пытать их?

Командующий удивленно поднял бровь. — Ну конечно. Как будто для тебя это неожиданность, Реймонд.

— Пытки — это варварство, есть куда лучшие способы, — мрачно произнес Шэнь, хмурясь.

— А что же предлагаешь делать? — возмутился собеседник. — Мило побеседовать с ними и пойти на сделки? Убедить их в том, что они неправы? Вот оно, твоё предложение?

— Ну для начала, — подтвердил Реймонд. — А если и не сработает… ну не опускаться же до уровня садистов и преступников…

— Сильное заявление, — сказал Командир. — Особенно учитывая наше положение. Ответь мне, Шэнь, ты готов пожертвовать тысячами людей только затем, чтобы гарантировать, что мы останемся высокоморальными?

— Конечно нет! — рьяно отрицал он. — Я не хочу обрекать людей на гибель, но мы сможем предотвратить это без прибегания к варварским методам!

Глава XCOM поджал губы. — Очень скоро здесь окажутся пятеро человек, хотя бы один из которых наверняка знает что-то, что поможет нам исправить ситуацию. И я не собираюсь ограничивать себя в выборе подхода для допроса во имя какой-то там морали. Я не стану жертвовать страной, чтобы мне потом спокойно спалось. Как бы неприятно нам ни было, но я сделаю всё возможное, чтобы спасти человечество.

— И когда же мы поймем, что пора остановиться? — спорил Шэнь. — Когда мы поймем, что пора провести черту? В какой момент мы осознаем, что мы зашли слишком далеко?

— Это война, Шэнь, — холодно заявил Командир. — И наперекор тому, что думают большинство, в ней нет никаких рамок. Никаких черт, преград, запретов, хороших или плохих парней. Только союзники и противники. На нас свалилась величайшая ноша в истории, ведь мы сражаемся за выживание всей нашей расы. Так что не предлагай мне сдерживать себя, Реймонд, ведь я не остановлюсь ни перед чем, чтобы победить.

На лице инженера чётко читалось неодобрение. — А что, если цена окажется слишком высокой? Ваш план действий может уничтожить Германию как страну! Восстановление может занять годы!

— Ты несколько преувеличиваешь. Но да, жертвы необходимы. Если для спасения миллионов понадобится смерть тысяч, которые погибли бы так и так в результате действий пришельцев… стоит ли это того, как считаешь?

— Могу лишь надеяться, что ради их же блага, твои пленники заговорят, — бросил мужчина, резко развернувшись. — Хорошего дня, командир. Я буду в инженерном и предпочту, чтобы вы закончили все свои дела перед тем, как вновь говорить со мной.

Командующий развел руками. — Ладно.

Дверь с шипением закрылась.

Разговор прошёл настолько хорошо, насколько этого ожидал Командир. Уж лучше сейчас расставить все точки над i, чем разбираться с Шэнем посреди допроса. Пусть Реймонд очевидно не поверил ему, глава XCOM говорил правду: он не собирался прибегать к пыткам, пока не будет уверен, что они сработают.

«Правда, большинство людей слабовольны и… уязвимы к боли… Но хотя бы из уважения к Шэню, стоит сперва попытать счастья с запугиванием, принуждением и манипулированием.»


* * *

Цитадель, камеры для допроса

Все камеры заняты, проинформировал Чжан. Нам повезло, что потенциальных виновников немного.

Командир лишь фыркнул. Да ладно тебе. Уверен, что мы могли бы выделить ещё несколько комнат при необходимости. К тому же очень сомневаюсь, что эти гости задержатся у нас надолго.

Камеры для содержания узников были достаточно обыкновенными: размером три на три метра, с деревянным столом посередине и двумя стульями, а также небольшим унитазом. Стены были окрашены в стальной серый цвет, а вделанная в потолок люминесцентная лампа полностью освещала комнату. Единственным входом и выходом являлась автоматическая дверь, срабатывающая по распознаванию ладони. Рядом было одностороннее зеркало, позволяющее наблюдать за происходящим в комнате снаружи.

— Кто-нибудь из них что-нибудь выкинул? — поинтересовался Командир.

— Коринна и Ламмерт оказали сопротивление, — поведал директор разведки, — но были легко обезврежены.

— Передай своим агентам, что они поработали на славу, — поздравил командующий.

Китаец кратко кивнул. — Обязательно. Следует ли мне приступить к допросам или вы предпочтете заняться этим лично?

— Я займусь этим, — решил глава XCOM. — Ты же подготовься к выполнению протокола АИД.

— Понял, — ответил Чжан. — Какие методы вы планируете применять?

— Полагаю, Йохена расколоть будет легче всего, — начал Командир, скрестив на груди руки. — Он молод, напуган и пытался укусить больше, чем мог проглотить, что и сам прекрасно осознает. С ним вполне можно будет договориться.

Директор кивнул. — Согласен. Парень сейчас в ужасе. Хотя сомневаюсь, что он много знает.

— Скорее всего нет, — согласился командующий, — но даже одно имя может нам здорово помочь.

— Быть может, он даже станет нашим информатором.

— Вполне может. Затем я займусь Коринной. Если честно, не уверен, чего ожидать, но подозреваю, что она окажется проблемной… ей нечего терять, на уступки не пойдет. С другой стороны, она — гражданская, так что должна быть уязвима к пыткам…

— Вы считаете, что она легко сломается? — скептично спросил его собеседник. — Женщина вроде неё как раз наоборот может оказаться весьма стойкой.

— Очень немногие готовы терпеть боль ради того, во что верят, — уверенно заявил Командир. — Эта женщина большую часть своей жизни провела в комфортных условиях. Даже после потери работы она осталась на плаву, так что сомневаюсь, что она стерпит.

— А что планируете делать, если она всё же выдержит?

— Тогда перейдем к более длительным процедурам: принудительное бодрствование, постепенное понижение температуры в камере, голодание… она сломается. Вопрос лишь в том, как скоро, — он поднял ладонь, точно вспомнив что-то. — Кстати, вот ещё что. Я возьму с собой Эбби Гертруд.

Чжан хмыкнул, но не выглядел удивленным. — Зачем?

— Во-первых, не хотелось бы случайно убить Коринну, а медик в лице Эбби нужен там для того, чтобы в случае чего остановить меня или оказать пленнице медицинскую помощь. Во-вторых, мне интересно, как она это перенесет. Ты же внёс её в список потенциальных агентов, не так ли?

— И вы считаете, что ей не место в этом списке, — констатировал директор.

— Да, сомневаюсь. Поэтому хочу увидеть её реакцию на настоящий допрос.

— Справедливо, — согласился Чжан. — Уверен, что предстоящий допрос прольет свет на многое.

Глава XCOM потряс головой, словно бы убирая все лишние мысли. — Идем дальше. Ламмерт. Упертый сукин сын, настоящий фанатик. Договориться или переубедить наверняка не удастся.

— Каков план? Тоже пытки?

— Изначально я так же подумал, да… — признал командующий, — вот только не уверен, что они будут эффективны, слишком он уж убежден в своих идеалах. К счастью для нас, есть более надежный способ. В докладе упоминалось, что вы также похитили его собаку?

— Так точно, — подтвердил Чжан. — Агенты Моссада очень хороши в поиске рычагов воздействия.

— Что ж, посмотрим, насколько дорого ему это животное.

— Отличная мысль, — одобряюще прокомментировал директор разведки. — Хотя лично я буду удивлен, если такого рьяного фанатика расколет любовь к псу.

Командир несогласно покачал головой. — Люди склонны сильно привязываться к своим питомцам. А уж когда их медленно разрезают по кусочкам…

— Справедливо, — отозвался китаец.

Глава XCOM удивленно приподнял бровь. — Ты никогда не использовал животных в допросах?

— Нет, — признался Чжан. — Люди, с которыми я работал, считали питомцев просто забавным украшением дома… и соответственным образом воспитали и меня. Показательным моментом был случай, когда мой начальник застрелил собственную чихуахуа за то, что та съела какую-то контрабанду… наркотики, наверное.

«Интересный факт, хоть и бесполезный…» — подумал Командир. — Ну ладно, движемся дальше. Захваченный на последней операции агент несомненно будет самым несговорчивым.

— Нельзя не согласиться, — подтвердил Чжан. — Мне не удалось даже примерно определить его личность. Данный человек не числится ни в одной из основных баз данных.

— Соврал бы, если б сказал, что удивлен. Если бы числился, он был бы ужасным шпионом. Так какие мысли на его счет?

Китаец нахмурился. — Честно говоря, мало. Он не имеет никаких отличительных знаков на экипировке и одежде. К слову об этой самой экипировке: вещи действительно профессионального уровня, так что с финансированием у этого парня всё в порядке. В общем, полагаю, что он шпионит для одной из высокоразвитых стран, например для США, судя по акценту.

— Короче, чтобы там ни было, проблем он нам доставит немало, — подытожил командующий. — Особенно учитывая, что у него зуб лично на меня.

— Кстати об этом, — протянул Чжан. — Вспоминаю его слова: «Это только начало»… так что же последует дальше?

— Будем надеяться, я смогу выяснить. А пока ответь: какие из крупных организаций могут быть не в ладах с ООН?

— КНДР, Израиль, большая часть Ближнего Востока… — перечислял директор. — Но это так, первое, что приходит в голову. У вас, кажется, есть свои варианты.

Командир сгримасничал. — Но никаких реалистичных.

— Тогда будем надеяться, что ваш допрос увенчается успехом, — заключил Чжан. — Если появилась какая-то новая сила, угрожающая ООН, мы должны быть в курсе.

Глава XCOM кивнул. — Конечно. Ну и к хорошим новостям, Вернера будет легко сломить.

— План действий?

— Если не ошибаюсь, он семьянин?

— Так точно. А мои люди уже присматривают за его родственниками.

— Думаешь наперёд, мне нравится.

Чжан безрадостно улыбнулся. — Ну, я не первый день занимаюсь подобным.

— К кому, по твоему мнению, он сильнее привязан: к детям или жене?

— К детям, — без раздумий ответил директор. — Хотя лично я начал бы с жены. Ибо в случае, если дети не возымеют должного эффекта, угрозы жене могут стать бесполезными.

— Более того, при необходимости… вред, нанесенный его жене, продемонстрирует нашу серьезность. Он будет знать, что и детям теперь угрожает реальная опасность.

— А у вас талант, — отметил Чжан.

— Да не сказал бы, — отмахнулся Командир. — Любой, кто уделит достаточно времени на раздумья, придет к таким же выводам. Единственное отличие — я готов воплощать подобные планы в жизнь.

Директор разведки медленно кивнул. — Большая редкость…

— И на то есть причины, — мрачно заявил командующий. — Нормальным людям не следует даже раздумывать о таком, не говоря уж о воплощении такого в жизнь. Вот почему люди вроде нас так важны: мы делаем то, что должно.

Чжан хмыкнул. — Говорите за себя, мои стремления не всегда были столь благородны.

Глава XCOM, до этого задумчиво смотрящий куда-то вдаль, посмотрел своему подчиненному в глаза. — Что ж, может и так. Но теперь ты в XCOM. Пока работаешь на благо человечества, мне плевать на твоё прошлое.

Директор не выказал эмоций, только тон голоса несколько смягчился. — Я ценю это… командир.

— Я лишь сказал, как есть, — он повернулся в сторону ближайшей двери и поднял подготовленный чемодан. — Пора приступать.


* * *

Цитадель, камера для допросов №1

Зайдя в комнату, Командир сразу же обнаружил нервно разгуливающего туда-сюда парня, вздрогнувшего от звука открывающейся двери и теперь со страхом смотрящего на вошедшего голубыми глазами. «Превосходно, он не доставит проблем».

— Йохен Шварц, — поприветствовал посетитель, учтиво наклонив голову. — У меня есть вопросы, — он указал на стоящий в центре комнаты стол. — Прошу, садись.

Пленный так и сделал, и Командир занял место напротив, расположив свой чемодан рядом с собой.

— Послушайте, — взахлеб говорил Йохен. — Я не знаю, за кого вы меня держите, но уверяю вас, я не причастен к этому. Клянусь, я ничего не знаю!

«Типичный ответ для испуганного парня» — командующий приподнял бровь. — Тогда тебе не о чем беспокоиться. Тем не менее, я предпочел бы лично убедиться в твоих словах.

Шварц переплел ладони. — Да-да, конечно, я отвечу.

— Превосходно, — глава XCOM расположил ладони на столе. — Ты знаком с Адамом Халлем, верно?

Тот кивнул. — Да, он — мой друг.

— И вы вместе организовывали протесты?

— Он просил меня. Я знаком с некоторыми людьми.

— Хорошо, что мы выяснили это… — командующий потянулся к своему чемодану и достал оттуда фотографию Йохена, встречающегося с неизвестным мужчиной. — А как ты объяснишь это? На кого ты работаешь?

Глаза парня расширились, он отпрянул и вскочил на ноги. Заложив руки за спину, Шварц стал нервно ходить туда-сюда. — Господи, во что я ввязался, — причитал он, затем остановился и гневно сверкнул глазами на Командира. — Кто вы? Полиция? Человек из правительства?

— Член организации, которой небезразлично будущее Германии. Советую присесть.

Тот подчинился. — Ладно, слушайте… не знаю, что там натворил тот парень, но я к этому не причастен.

— Посмотрим, — скептично ответил командующий. — Расскажи, что ты делал для него?

Йохен нервно выдохнул. — Ничего противозаконного, ясно? Этот мужик подошёл ко мне несколько месяцев назад с деловым предложением. После долгого рассказа о секретах правительства и теориях заговора, которые я по большей части пропустил мимо ушей, он предложил мне значительную сумму денег за то, что я подберусь к некоему протестанту.

— Адаму Халлю.

— Да, речь о нём. Послушайте, всё, что я делал, это сообщал заказчику о том, что планирует этот Адам. Вот и всё.

— Думаю, ты не вполне откровенен, — в голосе Командира звучала скрытая угроза.

Шварц пожал плечами. — Не знаю, зачем это всё было нужно тому парню, но… черт, он реально хотел, чтобы я помог. Я даже стал думать, что делаю что-то хорошее. После знакомства с Халлем, мне дали список имен. В этом списке числились люди, разделяющие взгляды Адама… и, ну, я сводил их. В итоге, мы стали… друзьями, как бы.

— Один из которых манипулировал другим, — отметил командующий.

Йохен хмыкнул. — Ладно, посмотрите на это с моей стороны: я получил деньги, Адам — свою мини-революцию, а тот парень — информацию. И никто не пострадал.

Глава XCOM вздохнул. — Ты же понимаешь, что вот эти протесты и дестабилизировали твою страну? Теперь она — лакомый кусочек для каждого, кто хочет ей овладеть. В частности, пришельцев.

Пленный поморщился. — А вот одурачить меня не надейтесь. Эта всё брехня. Люди выдумывают эту несуразицу лишь для того, чтобы ещё больше обвинять правительство.

— Внеземная угроза очень даже реальна, м-р Шварц, — мрачно заявил Командир, вытаскивая из чемодана фотографии. — Информация подавляется, да, но вскоре противник проявит себя в открытую. Благодаря деятельности протестантов, включая тебя, именно Германия станет их целью.

Лицо парня побледнело, когда он увидел изображения сектоида, дохляка и изгоя. — Вот черт, — прошептал он. — Да я… не знал же… а, стоп. Откуда мне знать, что это не фотошоп?

— Хочешь, притащу из морозилки пару трупов? — поинтересовался глава XCOM. — Или как насчет видеозаписей боевых столкновений? Может сводить тебя на могилы павших бойцов? Хочешь доказательств — будь более конкретен в своих высказываниях.

Йохен удивленно моргал. — Ладно-ладно, верю. Но я действительно не хотел этого. Считая всё это выдумками, я думал, что продвигаю демократию в массы и ещё и зарабатываю на этом, ок? Я бы не согласился, если б знал, чем всё обернется.

Командир подался вперед. — Тогда помоги мне. Расскажи о том мужчине.

Шварц глубоко вздохнул и кивнул. — Ох, ладно. Он был высокий, всегда стильно одетый, блондин, угрюмый… как вы, на самом деле. Так, что ещё… — он на пару секунд призадумался. — Голубоглазый, да. Национальность не скажу, вроде похож на немца, но это не точно…

— Имя его знаешь? — спросил командующий.

— Ага, — пожал плечами заключенный. — Фестер Адлер, хотя сомневаюсь, что это его настоящее имя.

«Согласен, какой же шпион будет использовать настоящее имя» — Может, у него были какие-то особые приметы? Что-нибудь, что подсказало бы, на кого он работает?

Йохен задумался. — Хм, кое-что было. Я так понимаю, что не должен был это видеть… в общем, однажды он пришёл на встречу в несколько необычном виде: под пиджаком я разглядел что-то вроде рации… и на ней ещё символ был изображен… у вас бумажка есть?

Командир нагнулся к чемодану и вытащил несколько листов. — Воссоздай этот символ как можно более подробнее.

— Сделаем, — трясущимися руками Шварц стал поспешно рисовать некую эмблему, затем всё перечеркнул и, тихо ругаясь, начал сначала. Наконец он отложил карандаш и перевернул лист в сторону Командира.

Рисунок представлял из себя шестиугольник, нижняя часть которого была почти полностью закрашена, не считая небольшой четырёхугольной звезды, тогда как верхняя половина содержала в себе круг с дугой сверху, что было похоже на глаз.

Так или иначе, такой эмблемы глава XCOM раньше не видел.

Командир свернул бумажку и убрал её в карман, намереваясь позже показать её Чжану. — Спасибо, — поблагодарил он, — это может помочь.

— Да я только рад. Ещё раз повторюсь, я не хотел никому навредить.

— Фестер отчитывался кому-то, не знаешь?

— Не знаю насчёт «отчитывался», — неуверенно начал Йохен, — но как-то раз я подслушал, как он говорил с кем-то. Али Эннор. Без понятия, кто это.

«А парень-то не промах» — У тебя превосходная память. — прокомментировал командующий.

Шварц пожал плечами. — Да я не сказал бы. Скорее чуйка была, что что-то не так, и мозг на автомате запомнил эти подробности.

Командир удовлетворенно кивал. — Так или иначе, ты оказался очень полезен. Скажи, когда твоя следующая встреча с Фестером?

Парень покачал головой. — Никогда. У нас была договорённость: я отчитываюсь каждые сутки, или сделка отменяется. Достаточно было одного уведомления, что всё в порядке, но срок вышел уже.

— Жаль, но по крайней мере, у нас есть имена.

Йохен неожиданно встрепенулся. — Эм, а что вы планируете делать? С Адамом и его протестами?

— В лучшем случае они мирно разойдутся и прекратят свою «революцию», — поведал Командир. — В худшем их всех ждет арест до тех пор, пока ситуация в стране не стабилизируется.

— Но Адам сам по себе нормальный парень, он твердо верит в свою правоту, и, честно говоря, я и сам в чем-то согласен с ним. Он не такой, как остальные протестанты, он мирный.

— При других обстоятельствах я мог бы согласиться… но в данный момент мы не можем допустить никаких беспорядков. Буду откровенен, правительство твоей страны справилось с ситуацией хуже некуда. Но как бы то ни было, порядок должен быть восстановлен.

Йохен вздохнул. — Полагаю, мне нельзя будет поговорить с ним? Убедить, что его используют?

— А поверит ли он тебе?

Парень понурил голову. — Вряд ли.

— Он не вышел за рамки закона, — напомнил командующий, — так что его наказание будет достаточно мягким, будь уверен.

— Ну, хоть так, — пробубнил Шварц. — Ну ладно. А что со мной?

Глава XCOM задумался. Изначально он планировал допросить первого пленника и затем передать его под стражу, но Йохен откровенно не заслуживал этого: законов не нарушал, злого умысла тоже не было. По мнению Командира, бросить невиновного, полностью содействующего на допросе человека в тюрьму — жестоко и бесчестно.

— А чего ты сам хочешь? — поинтересовался он. — Куда пойдешь, если тебя отпустят?

Йохен задумчиво моргал, пока наконец не ответил. — Ну-у… как можно дальше из Германии, может постараюсь убедить друзей и родственников последовать моему примеру…

— И что дальше?

Парень задумался. — Залягу на дно, постараюсь найти работу. С колледжа я отлетаю, так что, не знаю даже… может, в армию добровольцем? Если случится война, я хочу защищать Землю.

Именно такой ответ он и хотел услышать, отчего непроизвольно улыбнулся. — Благородно.

— Я серьёзно. Больше никаких сделок с таинственными незнакомцами, завязал.

— Расслабься, я верю, — поддержал его командующий. — Но если ты и впрямь заинтересован в борьбе с пришельцами, у меня есть деловое предложение.

Шварц внимательно смотрел на собеседника. — Я слушаю…

— За достаточно небольшой срок тебе удалось заслужить доверие незнакомца, — продолжил Командир. — Да, у тебя было много информации о нем, но для эффективного её использования всё равно нужны некоторые качества, которыми ты, кажется, обладаешь. Более того, у тебя прекрасная память и склонность к примечанию мелких деталей.

— К чему вы клоните?

— Я считаю, что ты мог бы подойти для работы в нашем разведывательном отделе.

Йохен удивленно наклонил голову вбок. — Вы… предлагаете мне работу?

— Я лишь рекомендую тебя на работу, — поправил командующий. — Решение о непосредственно предложении работы примет директор разведки. Но согласись уже сейчас… и, мне кажется, у тебя неплохие шансы.

Шварц присвистнул. — Ого. Честно, вообще не ожидал такого. Так… вы вроде спецподразделения по борьбе с пришельцами?

Уголки губ собеседника вновь поползли вверх. — Вроде того. Официально называемся «Боевое Подразделение по борьбе с Внеземными Угрозами». Или же XCOM.

— XCOM, — повторил Йохен. — Хм. Ладно, я согласен.

Командир протянул руку, которую недавний заключенный с готовностью пожал. — Прекрасно. Я переговорю с Чжаном прямо сейчас.

— А мне ждать здесь? — спросил парень.

— Пока да, но недолго, — пообещал командующий, поднимаясь на ноги и беря свой чемодан с собой. — Если Чжан откажется брать тебя, мы высадим тебя, где захочешь. Ты заслужил свою свободу.

— Спасибо, а… — замешкался он. — Кажется, я не знаю вашего имени?

— Я предпочитаю использовать свой титул. Можешь звать меня «командиром XCOM».

Лицо, недавно наполнившееся кровью, вновь побледнело, когда парень осознал, с кем всё это время разговаривал. — Воу. Фух. Ну ничего себе. Прошу прощения, эм, командир.

— Нет нужды. Надеюсь, мы ещё поговорим.

С этими словами он покинул камеру, думая о том, что первый допрос прошёл на «10/10». — «Что ж, лучше насладиться чувством победы, пока можно. Следующие встречи вряд ли пройдут столь успешно».


* * *

Цитадель, камеры для допроса

После долгих блужданий Эбби наконец нашла ту часть базы, в которой раньше не была, да и не была осведомлена о её существовании, не говоря уже о наличии заключенных. Девушка ловила себя на мысли, что в этом месте чувствует себя крайне некомфортно, хоть оно и не слишком отличалось от прочих помещений в штабе.

Возможно, это была естественная человеческая реакция. Она никогда не была в тюрьме, так что в голову лезли всякие мысли… и после того, как Эбби увидела сквозь стекла настоящих пленных, подобные мысли только закрепились.

«Зачем я здесь? Мне что, их здоровье проверить?» — она понятия не имела, зачем Командир вызвал её. Он лишь приказал явиться в полной боевой выкладке за минусом оружия.

В конце коридора девушка обнаружила своего начальника, держащего в руке чемодан. Она подошла и исполнила воинское приветствие. — Командир, вызывали?

Он развернулся и кивнул. — Да.

— Какие будут приказания?

Мужчина отвернулся обратно к окну, через которое Эбби увидела женщину тридцати лет, с раздраженным видом сидящую на стуле.

— Трое из людей, находящихся сейчас в камерах, вовлечены в дестабилизации обстановки в Германии, — объяснил Командир. — За этой дверью находится Коринна Рейдмейкер, бывший предприниматель, ныне — профессиональная… подстрекательница. Она организует протесты с хирургической точностью и весьма умна, но финансирование получает от кого-то ещё. Я собираюсь выяснить, от кого именно.

Эбби нутром чувствовала, зачем её позвали. — Что вы планируете предпринять?

— Допросить её, — просто ответил он. — Если она пойдет на контакт — прекрасно. Откажется от сотрудничества — придется заставить.

— То есть-

— Ты же не идиотка, Эбби. Если женщина в этой комнате откажется говорить, я сделаю ей больно. Очень больно.

Медик нервно сглотнула, пытаясь не выглядеть нерешительной или испуганной. — А я должна…

— Следи за её состоянием, — приказал он. — Убедись, что она не умрет при допросе. Вряд ли до такого дойдет, но зная эту женщину, ничего нельзя исключать.

Эбби кивнула как можно решительней, хотя дрожь в голосе предательски выдавала её чувства. — Я-ясно?

Глава XCOM взглянул ей в глаза, максимально серьёзный на вид. — Ты справишься?

Она не хотела. Больше всего на свете девушка желала развернуться и уйти, причем разум подсказывал, что её даже не остановят и не накажут. Но тот же разум полагал, что это какая-то проверка, которую нужно пройти. Не говоря уже о том, что отказать самому командиру XCOM — очень плохая идея.

Набравшись уверенности, Эбби выпрямилась. — Так точно, командир, я готова.

Мужчина внимательно вглядывался в неё, явно сомневаясь в сказанном. — Хорошо, — наконец сказал он. — Надевай шлем.

«Слава Богу, не придется следить за лицом».

Когда шлем щелкнул, присоединившись к верхней части боевого костюма, Командир открыл дверь в камеру, и они оба зашли внутрь, сопровождаемые гневным взглядом пленницы.

— Встань у стены, — тихо сказал Командир, наклонившись к Эбби. — Не вмешивайся, если только не посчитаешь жизненно необходимым оказание помощи.

Девушка кивнула и отошла к стене, встав прямо напротив стола, в то время как глава XCOM сел напротив Коринны. Поставив на пол чемодан, мужчина сложил руки на столе и взглянул на заключенную. — Коринна Рейдмейкер, я-

— Я требую адвоката, — перебила она. — Прямо сейчас.

В ответ Командир удивленно приподнял бровь. — Прошу прощения? С чего вы взяли, что вам полагается таковой?

Женщина скрестила руки и уставилась на него. — О, ну не знаю, кроме того небольшого факта, что таков закон?! У-у, когда я выйду отсюда, тебя ждут такие проблемы, дорогой… Незаконный арест? Попрощайся со своей карьерой. А теперь повторю ещё раз: Приведи. Мне. Моего. Адвоката.

Дослушав её пламенную речь, глава XCOM спокойно улыбнулся. — Боюсь, вы не осознаете вашего положения, миссис Рейдмейкер. Мы имеем полное право на ваше заключение здесь до тех пор, пока не получим исчерпывающих ответов на все наши вопросы. Вы, конечно, имеете право хранить молчание… но для вас это ничем хорошим не кончится.

Женщина фыркнула. — Ладно, сыграю в вашу игру. И откуда же у вас такая власть?

— Я — Командир проекта XCOM. Не слышали о таком? — Эбби могла поклясться, что выражение лица Коринны на мгновение изменилось.

Мужчина хмыкнул. — Понятно. Значит в курсе. Это, в свою очередь, означает, что вы знаете, о чем я собираюсь спросить вас.

— Я не совершила ничего противозаконного, — заявила она. — Вы о моей протестной деятельности? Ну так я имею право на это.

— Мои люди шпионили за вами неделями, — продолжил Командир, сохраняя улыбку на лице, хотя в голосе начала звучать сталь. — И вынужден сказать, я впечатлен: для обыкновенного предпринимателя, вы обладаете завидной решительностью и тактическим мышлением… «ненароком» перекрываете трассы, задерживаете службы спасения… не похоже на обыкновенные протесты. А учитывая стороннее финансирование, могу предположить, что делаете вы это не из благих побуждений или желания получить ответы от власти.

— Ты чертовски прав, — прошипела она. — Но ничего ты обо мне не знаешь.

Наблюдающая за допросом Эбби не знала подробностей этого конфликта, но пыталась вникнуть в суть, в то время как командующий продолжил. — Я знаю достаточно. Вы были относительно успешной женщиной, пока не были обвинены в хищении имущества. Несколькими судами и сотнями тысяч долларов позднее, вас признали невиновной, но репутация была подмочена, а вы сами крупно задолжали. Готовая на всё, чтобы остаться на плаву, вы нашли того, кто готов был предоставить работу, непохожую на то, чем вы занимались раннее. Хотя сдаётся мне, ныне вы также преследуете и какие-то личные цели. Возможно, месть.

На лице Коринны явно читалось презрение. — Ты не знаешь, через что мне пришлось пройти, так что не смей судить меня.

— Когда же я осуждал вас? — удивился он. — Просто в ответ на ваше заявление, что мне ничего о вас не известно, я доказал обратное, вот и всё.

— Ну да, — отрезала она. — Со слов твоих шпионов.

Глава XCOM пожал плечами. — А как иначе? Кстати говоря, я солидарен с вами в том плане, что произошедшее с вами — ужасно. К несчастью, дестабилизация Германии — не выход. Особенно учитывая нависшую над нами внеземную угрозу.

Коринна ухмыльнулась. — Какой вы чуткий. А насчет этой Германии… да плевать мне. Пусть сгорит дотла, а я весело спляшу на пепелище. Пусть эти высокоморальные судьи прочувствует на своей шкуре… каково это.

Эбби не могла согласиться с её доводами… хотя глубоко внутри она понимала их и даже сочувствовала Коринне, не уверенная в том, что она сама не стала бы вести себя также, потеряв всю свою жизнь.

— А что насчет пришельцев? — продолжал Командир. — Я знаю, что они готовятся к чему-то, и такие люди, как вы, лишь облегчают им задачу.

— И прекрасно, — выпалила она. — Люди, нелюди… да всё равно мне. Черт, да может быть высокоразвитые гости из космоса будут заправлять страной лучше, чем те идиоты, что сейчас у власти.

Эбби поморщилась. — «Очень плохой подбор слов» — она по-прежнему ощущала некоторую жалость, но была уверена, что в командире никакой эмпатии не осталось. Достаточно было взглянуть, на спадающую с лица улыбку, чтобы наверняка определить это.

— Вот как? — тихо произнес он. — Слушайте внимательно, миссис Рейдмейкер. Пришельцы пришли к нам не с миром: они похищают людей в огромных количествах бог знает для чего, а судя по их действиям, они планируют уничтожить наше общество, а не управлять им. Неужели вы правда думаете, что они остановятся на Германии? Или, что ещё более абсурдно, что им будет дело до вашей ситуации?

Коринна наклонилась вперед. — Знаешь, что? — прошипела она. — Я думаю, что ты просто запугиваешь меня. До сих пор они лишь наблюдали за нами, а если бы хотели захватить или уничтожить, давно бы это сделали. Всё, о чем вы все беспокоитесь — потерять свою власть.

Глава XCOM поджал губы. — Что ж, вы неправы. Так или иначе, это не то, что я хотел обсудить. Вопрос таков: кто вас финансирует?

Женщина откинулась назад с удовлетворенной улыбкой на лице. — Ты правда думаешь, что я отвечу?

— Ради вашего же блага, надеюсь, что так, — предупредил он.

— Могу сказать лишь то, что о правосудии они знают побольше твоего.

Командир достал недавно полученный листок. — Вы узнаете этот символ?

Эбби с интересом изогнула шею, чтобы разглядеть содержимое листка и заключила, что видит изображенный знак впервые в жизни. Рейдмейкер, по-видимому, тоже. — Без понятия. И этого парня я также не знаю, — прокомментировала она продемонстрированную Командиром фотографию, на которой был запечатлен бывший «начальник» первого, уже бывшего, заключенного.

Мужчина, казалось, поверил ей. — Стоило попытаться. Но мой вопрос остался прежним: я хочу знать имя. Или твоего связного, или же непосредственно спонсора.

Она постучала пальцами по голове. — Вбей это в свою тупую башку: Я. Не. Скажу.

Командир со вздохом отклонился назад. — Что ж, это твой последний шанс. Отвечай на вопрос, пока все части твоего тела ещё на месте.

Коринна вновь фыркнула. — Пытки, серьезно? Ты надеешься меня запугать? Если уж блефуешь, так придумай что получше.

На лице мужчины вновь появилась улыбка, на этот раз столь зловещая, что даже медичке, стоящей у стены, стало не по себе. — И с чего вы взяли, что я лгу? — нарочито учтиво поинтересовался он.

«Заткнись» — мысленно умоляла её Эбби. — «Просто скажи ему, что он хочет знать».

Не вняв мысленным мольбам девушки, Коринна улыбнулась в ответ. — Мы же в Соединенных Штатах, верно?

— Так и есть.

— Что ж, у меня для тебя плохие новости. Может, слышал что-нибудь о конвенции, запрещающей пытки? Так вот, США разделяют это правило. Позволь перефразировать для идиота, вроде тебя… вот блин, и как такого придурка поставили во главу этого вашего XCOM… ну неважно, простым языком: пытки запрещены законом.

— Посмотрите на меня, вглядитесь внимательно, — удивительно спокойно, а от того ещё более жутко, посоветовал командующий. — Неужели вы думаете, миссис Рейдмейкер, что мне есть дело до какой-то там конвенции?

— А почем мне знать, — с вызовом ответила она. — Если не хочешь потерять работу, то дело определенно есть.

Мужчина наклонился вперед, и Эбби пришлось напрячь слух, чтобы услышать его. — В настоящее время я веду борьбу с противником, который планирует истребить нас как вид. Вы располагаете информацией, которая может помочь мне предотвратить катастрофу. Мне абсолютно всё равно, если придется нарушить все законы мира — я сделаю всё, чтобы защитить нашу планету. Понятно?

На мгновение на лице заключенной промелькнула некая растерянность, но быстро сменилась стандартной маской уверенности. — А знаешь, ты почти убедил меня. Почти.

Командир поднялся на ноги, и подобрал стоящую в углу комнаты урну. Поставив ей на край стола, он вернулся на своё место.

Коринна нахмурилась. — Что это за спектакль?

— Я предпочитаю поддерживать чистоту, — объяснил он, вновь поднимаясь. — Итак, даю последний шанс. Расскажите мне, кто вас финансирует.

Она гордо уставилась на него. — Нет.

— Как скажете, — внезапно мужчина схватил её ладонь и насильно вытянул её вперед, а второй рукой выхватил зазубренный нож, раннее спрятанный под одеждой, и с силой воткнул его, пригвоздив её ладонь к столу. Коринна закричала, но вскоре крик перешёл в завывания, когда Командир достал из чемодана молоток и начал забивать нож в деревянный стол.

Эбби поёжилась, наблюдая за происходящим, а истошные крики вызывали неприятные мурашки. Глава XCOM тем временем схватил вторую руку женщины и, на этот раз несколько растянув процесс, повторил процедуру. Не выказывая никаких эмоций, мужчина сел обратно за стол, выждав, пока визг заключенной не стихнет до уровня стонов.

— Я повторяю вопрос, миссис Рейдмейкер: кто вас финансировал? — чинно поинтересовался он.

— Да пошёл ты, ублюдок! — истерично завизжала Коринна.

Пожав плечами, мужчина достал ещё один нож, явно остро заточенный, и прижал лезвие к её левому мизинцу. Заплаканные глаза женщины широко распахнулись. — Нет, умоляю! — истерила она, но не вняв её мольбам, Командир резко и сильно надавил, отрезав палец ровно по второй фаланге, оставив лишь дергающийся кровоточащий обрубок.

Эбби сжала зубы и закрыла глаза, не желая видеть всех подробностей, и задрожала, услышав пронзительный вопль, переросший в истеричные рыдания. Взяв себя в руки, медичка возобновила просмотр и оценила количество вытекающей крови. Заключив, что угрозы жизни всё еще нет, девушка смотрела, как её командир повертел в руках отрезанный палец, а затем бросил его в приготовленную корзину.

— Итак, кто является спонсором? — повторил он.

Не в силах выдавить что-либо членораздельное, она металась на месте, выкрикивая угрозы, оскорбления и унижения вперемешку с всхлипами и завываниями. Лицо, раннее имевшее аккуратный вид, ныне было измазано промоченными слезами тушью, тональником и прочей косметикой, а прическа растрепалась, и волосы хаотично спадали вниз. Выждав пару секунд, мужчина повторил процедуру, на этот раз отрезав мизинец на правой руке.

Повысив голос, чтобы перекричать её истерику, Командир повторил вопрос, на что вновь не получил ответа.

Ни минуты не колеблясь, он отрезал безымянный палец левой руки.

— Кто финансировал вас?

— Нахуй пошёл, мразь!

Мужчина лишил её безымянного пальца правой руки.

Сжимая кулаки, Эбби закрыла глаза, чтобы не видеть происходящего ужаса. Ей было дурно и мерзко, казалось, будто бы это всё просто кошмар, а учитывая её профессию, она видела и более страшные раны… но скрип и хруст костей, аккомпанирующий звуки рвущейся плоти и последующий удар лезвия о стол, вслед за чем следовали усиливающиеся вопли Коринны… вымораживали и отвращали девушку. Происходящее, казалось, нарушает какие-то законы самого мироздания, настолько неприятно ей было.

Тем временем глава XCOM, чьи руки были покрыты кровью, отставил нож и вытащил из чемодана новый инструмент: небольшой металлический крюк. Обойдя женщину сбоку, он зафиксировал трясущуюся голову и приставил предмет к её нижнему веку.

— Кто же вас финансирует, миссис Рейдмейкер?

Из Коринны пропала вся агрессия и дерзкость, уступив место страху, в результате чего она лишь учащенно дышала, периодически не удерживая стоны боли. Не дождавшись ответа, мужчина начал медленно вводить крюк под глаз, намереваясь вытащить его. К счастью для неё, до этого не дошло, и она сломалась раньше. — Ладно! — кричала она. — Хорошо! Я скажу! Я всё скажу, только прекратите, пожалуйста! Умоляю!

Вытащив инструмент, Командир вернулся на своё место. — Превосходно. Тогда отвечай на мой вопрос.

— Али Эннор, — выпалила она между трясущимися вдохами. — Это его имя. Али Эннор.

Глаза командующего удивленно расширились. — Что ж, благодарю за сотрудничество. Как насчет названия организации, спонсирующей вас?

— Я не знаю, — шептала она. — Прошу, поверьте, я говорю правду, я никогда не спрашивала, я только делала запросы, и получала всё необходимое… — бубнила она, затем взяла себя в руки и продолжила более осмысленно. — Но я знаю, через кого они переправляли деньги.

— Я слушаю.

— Прозвучит дико, но я клянусь, что это всё правда, — испуганно выпалила она. — Там были четыре компании, уверена, что фиктивные. Но расположены они были в США, Северной Корее, Австралии и Израиле.

— Ничего удивительного, многие организации действуют по схожей схеме.

— Нет, — спешно объясняла она. — Деньги лишь переправлялись через эти компании, но поступали они напрямую от властей этих стран.

Уже слегка отошедшая Эбби здорово удивилась услышанному, ведь если Коринна сказала правду, а мало какой человек способен лгать, пройдя через такое, это значило, что существовала организация, внедрившаяся в правительства крупных стран, действующая над законом. Последствия существования такого органа могли быть катастрофическими.

— И с чего вы взяли, что я поверю в это? — потребовал Командир.

— Я же была финансистом, — молила она. — Я хотела узнать, откуда идут деньги, и смогла таки. Ваши люди… они же конфисковали мою технику, так? Пусть посмотрят, данные есть в моём ПК!

Мужчина удовлетворенно кивнул. — Спасибо, думаю, я узнал всё, что хотел, — он достал кусок ткани и вытер окровавленный нож, затем прижал ладонь Коринны к столу и медленно вытащил зазубренный клинок с отвратительным рвущимся звуком. Женщина всхлипнула, уже не в силах кричать. Командир освободил и вторую её руку.

Очистив оба клинка, он сложил всё в чемодан и поднялся. — Подлатай её, — приказал командующий, перед тем, как выйти из камеры.


* * *

Имея при себе всё необходимое, оказание первой помощи оказалось для Эбби весьма простым: девушка дезинфицировала и перевязала раны, в то время как измученная Коринна и не пыталась сопротивляться. Ей повезло, что она сохранит свои руки за минусом ампутированных пальцев — Командир случайно, а может быть и целенаправленно, вонзал клинки так, чтобы не раздробить кость.

Медичка хотела как-нибудь успокоить жертву пыток, но не могла подобрать слов, да и не была уверена, что пострадавшая её поймет, ведь во время перевязки ран она находилась в каком-то трансе, а по окончании всех процедур вообще свалилась на стол перед ней без сознания.

Командир поджидал девушку снаружи, даже не пытаясь скрыть своё мрачное настроение. — Спасибо за помощь.

— Ага, — пробормотала Эбби, не сумев скрыть злости и отвращения в голосе. — Рада помочь, командир.

Мужчина решил заострить на этом внимание. — Ты явно не одобряешь произошедшее.

— Ну разумеется, — заявила она. — Увидев это воочию, я даже не знаю, чем вы можете оправдать свои действия.

Удивившись неожиданной смелости со стороны достаточно безобидной девушки, глава XCOM внимательно рассматривал её силуэт. — Но это сработало.

— Но это неправильно.

— Разве? — искренне поинтересовался он. — Ты же всё сама видела: я дал ей кучу возможностей признаться. Она отказывалась от сотрудничества. Мне самому пытки удовольствия не доставляют, но перепробовав остальные методы, я не побрезгую прибегнуть и к этому. А если и нет, что я по-твоему должен был предпринять?

Девушка мысленно заключила, что дискутировать с ним не имело смысла: у неё просто не было нормальных аргументов, особенно с учетом того, что сама только что убедилась в эффективности метода, хоть признавать этого и не хотелось. Более того, командир наверняка уже не раз обсуждал эту тему и был готов привести контраргументы.

«А может» — предательски прозвенело в голове — «Он просто прав, а ты — нет».

Ей нужно было побыть наедине.

— Эй, — окликнул он, подойдя чуть поближе, — тебе следует пойти передохнуть. А заодно подумать хорошенько, всё таки с подобным нелегко смириться.

Эбби вздохнула. — Благодарю, — и, забыв про воинское приветствие, удалилась, усиленно размышляя над тем, что она пару минут назад лицезрела.


* * *

Цитадель, камера для допросов №3

Хоть и очень любопытная, предоставленная Коринной информация вызывала беспокойство. Командир практически исключил возможность того, что она солгала — уж слишком хорошо он выявлял подобное, но подозревал, что женщина могла просто ошибиться, информацию необходимо будет проверить. Но если она права, правительства хотя бы четырех стран как минимум содержат кротов, а как максимум — настолько скомпрометированы, что их можно считать противниками. Вот только из головы не выходило то, что подобных стран может быть более четырех.

Таким образом, в дополнение к пришельцам, потенциально способным захватить Землю за пару дней и неприятелям в Совете Нации добавилась ещё и теория заговора. По крайней мере, оба пленника сошлись в показаниях, назвав одно и тоже имя.

«Будем надеяться, что следующий окажется более осведомленным» — думал командующий, ведь Ламмерт Холст, судя по всему, напрямую работал с пришельцами, уже относительно известными противниками по сравнению с таинственными организациями, внедрившимися в высшие структуры общества. Мужчина надеялся, что больше к пыткам прибегать не потребуется — это изматывало, а впереди ещё два допроса.

Снаружи камеры Ламмерта была привязана его собака — золотистый ретривер, который и не собака вовсе, а пес, причем очень добрый: завидев Командира, животное радостно закрутилось на месте и стало пытаться лизнуть мужчину. Глава XCOM, в свою очередь, присел на корточки и потрепал пса по холке. — Надеюсь, твой хозяин заговорит, дружок, — сказал он. — Мне бы очень не хотелось навредить тебе.

Поднявшись на ноги, Командир похрустел шеей и вошёл в комнату, обнаружив Ламмерта облокотившимся о стену. Посетитель сел за стол. — Ламмерт Холст, у меня есть к вам несколько вопросов, — он махнул в сторону противоположного стула. — Прошу, садитесь.

— Спасибо, я постою, — ответил пленный.

— Будь по-вашему, — командующий достал из чемодана несколько фотографий. — В последнее время вы занялись протестной деятельностью, не так ли?

— Это верно, демонстрирую людям, что они способны противостоять этим коррумпированным политиканам!

— Все политики в какой-то степени коррумпированы, — поправил Командир. — Просто некоторые больше остальных. И тем не менее… ваша… организация… вызывает проблемы. Вы провоцируете насилие против полицейских, государственного имущества и властей. Я бы сказал, переступаете закон.

— Ну да, а что они нам сделают? — с вызовом отозвался Ламмерт. — Расстреляют? Бросят в тюрьму? Пф-ф, да у копов нет стержня, каждый жалкий арест с их стороны лишь делает наше движение сильнее!

Командир давно уже не слышал чего-то столь абсурдного. Сложно было поверить, что существуют люди вроде Холста, действительно верящие в свою правоту. — Вы же в курсе того, что ваши, эм, последователи учиняют вандализм и насилие по отношению к мирным гражданам в том числе?

— Нельзя совершить переворот без жертв, — причитал пленник. — Это правда, некоторые из пострадавших были мирными, но смысл послания в том, что вместе мы сильнее власти!

Глава XCOM громко вздохнул. — Единственная причина, по которой вы оказались, эм, «сильнее власти» заключается в том, что полицейским было приказано не оказывать агрессивного сопротивления. Забавно, что вас не бросили за решетку только из-за того самого ненавидимого вами правительства. Признаю, что хуже решения и не представить, для разгона вашей «революции» достаточно было единожды выстрелить одному из митингующих в ногу… но перейдем к более насущным вопросам, — взяв фото, на котором был запечатлен Ламмерт рядом с дохляком, он поднялся и подошёл к заключенному. — Вы знаете человека на фотографии?

Глаза Ламмерта сузились. — Ну да, он мой друг.

— Как его зовут?

— Не-а. И не надейтесь. Ничего не скажу, а он продолжит наше дело и без меня.

«Пора узнать, насколько он осведомлен» — Вы же в курсе того, что «человек на фотографии» вовсе не человек?

Заключенный пожал плечами и с вызовом уставился на своего собеседника. — Ну конечно, он связался со мной после того, как вы перебили экипаж одного из их кораблей, посланного с дипломатической миссией.

Командир был ошарашен услышанным. — Прошу прощения? Что вы сказали?

Ламмерт скрестил на груди руки. — Я знаю, кто вы, командир XCOM. Они предупредили меня о вас и о лжи, которую вы на меня выльете.

— Да вы что, не пони-… а хотя, просветите меня, пожалуйста.

— С удовольствием, — бросил он. — Так называемые «пришельцы», хотя я считаю название грубым и не передающим их сути, попытались совершить мирный контакт во Флориде, однако были зверски убиты вами. Мой друг показывал мне фотографии изуродованных трупов экипажа. Но вам этого оказалось недостаточно! Небольшое количество дипломатов, прибывших на Землю, постоянно в бегах, вы чуть ли не полностью истребили их! Они в панике и смятении! Я пытаюсь помочь им спастись!

Командир хотел было признать пленного действительно нездоровым, когда вспомнил о псионических способностях пришельцев: не исключено, что поведение Ламмерта могло быть результатом промывания мозгов сектоидами. Или каким-то другим видом, способным на такое. — «Ну не может здоровый человек поверить в такую чушь, правда?»

— Ну хорошо, вы пытаетесь спасти их от моего… эм, зверства, — повторил он формулировку. — Но каким образом дестабилизация Германии может этому поспособствовать?

Ламмерт рьяно закивал. — Всё верно! Человечеству нужно начать всё с чистого листа! Ваши действия остаются безнаказанными из-за коррумпированности вашего начальства! Неужели вы не понимаете?! Все мы, включая вас — слепо полагаемся на продажных лидеров, заботящихся только о своей шкуре!

Командир приподнял бровь. — И вы… что? Думаете, что пришельцы как-то отличаются?

— Так и есть, — с энтузиазмом согласился он. — Им плевать на деньги или власть. Всё, что ими движет — желание добиться лучшей жизни для всех и каждого!

Глава XCOM еле удержался от того, чтобы не сделать фейспалм. — «Вот недоумок. Но недоумок, потенциально владеющий полезной информацией» — хотя командующий начал даже сомневаться, можно ли верить словам этого человека: всё-таки сомнения насчет его адекватности никуда не делись. — Очень интересно. Правда. Но мне нужно знать, как именно они планируют добиться… лучшей жизни.

— Я посланник между двумя расами! — торжественно провозгласил он. — И я не склонюсь перед вашей коррумпированной организацией, желающей истребить разумных, мирных существ!

«Интересно, он всегда был таким пафосным? Любопытно будет глянуть его публичные выступления… хоть и невероятно глупо, но забавно».

— Я не сомневаюсь во всем этом, — утихомирил его Командир. — Вот только вынужден буду продемонстрировать моё зверство и в вашем отношении, если не получу ответов.

— Прошу, попробуй! — воскликнул Ламмерт. — Мои друзья подозревали о том, что подобное может произойти и подготовили меня. Теперь боль — ничто для меня!

Это казалось вполне возможным. До тех пор, пока они не узнают пределов мощи пришельцев, нельзя ничего списывать со счетов, в том числе и возможность начисто лишить человека болевых ощущений. Командующий вытащил свой нож и протянул его заключенному. — Докажи.

Ламмерт широко улыбнулся. — Узри щедрость пришельцев! — провозгласил он, схватившись за рукоять двумя руками, а затем стремительно, но аккуратно вонзил острие ножа в грудь примерно на сантиметр, а затем провел им до пупка, не прекращая зрительного контакта с посетителем его камеры.

Судя по бодро вытекающей крови, Холст не соврал, и пришельцы действительно заблокировали чувство боли. — «Интересно. Даже если он ничего не скажет, хоть Вален в нем покопается».

По лицу Командира медленно расползлась улыбка, что озадачило Ламмерта, уверенного в своей победе. — И всё? Больше никаких подарков от щедрых пришельцев? — поинтересовался он, забрав свой клинок назад.

— Ты ничего мне не можешь сделать, — заявил пленный. — Ваш хваленый XCOM потерпел фиаско.

— Поправка, — отметил его собеседник. — Я не могу навредить тебе физически, Холст. К счастью, существуют и другие способы убеждения. Погоди секунду, — оставив растерянного мужчину наедине, он отвязал пса и завел его в камеру. — Давай, дружок, — подзадорил он. — Посмотрим, лишили ли твоего хозяина эмоций.

Ретривер, завидев хозяина, радостно залаял и завилял хвостом. Ламмерт выглядел схоже. — Алан! Ты… здесь… — затих он, осознав ситуацию. Лицо Холста побледнело, а губы задрожали. — Нет… нет, ты не станешь…

Командир безрадостно улыбнулся и вытащил из чемодана газовую горелку. — Пришельцы наделили тебя нечувствительностью к боли, — медленно объяснял он, несколько раз включив и выключив устройство, и переведя взгляд на животное. — Но сдаётся мне, Алана они обделили.

— Т-ты не станешь, — запинался Ламмерт, пока командующий неспеша направился к жалобно скулящему псу, уже осознавшему, что ему грозит опасность и забившемуся в угол. Привыкший считать людей намного сильнее и главнее себя, Алан даже не пытался обороняться.

— Нет, ты блефуешь! — пронзительно воскликнул хозяин.

— Десятью минутами ранее я отрезал упертой женщине четыре пальца, — холодно отрезал Командир. — Можешь спросить у неё, блефую ли я, — ещё раз угрожающе посмотрев на Алана, глава XCOM вновь обернулся к Ламмерту. — А теперь ответь мне… что замышляют пришельцы?

— Н-нет… я не могу, — вяло бормотал он.

Глава XCOM включил горелку и резко наклонился к псу, отчего тот пронзительно заскулил, а волосы в месте соприкосновения мгновенно вспыхнули и истлели.

— Нет! Хватит!

Готовый и внутренне надеющийся на этот крик, мужчина сразу же выключил газ и повернулся к Ламмерту.

— Я всё скажу, — пообещал тот. — Всё скажу. Только не трогайте его.

Командир кивнул. — Сразу бы так. Прошу, садись, — указал он на стул напротив, присаживаясь и сам. Трясущийся мужчина переплел ладони и послушался. То, как сильно люди привязывались к своим питомцам, несколько удивляло командующего.

— Итак, что же замышляют пришельцы?

— Установить свою власть, — поведал Холст. — Как только будет достигнута точка кипения, один из копов должен будет открыть огонь на поражение, что ввергнет страну в хаос. И тогда они открыто проявят себя, установив свои порядки.

— Итак, пришельцы внедрились в полицию, — протянул Командир. — Что ещё?

— Записать можно? — попросил Ламмерт, в ответ на что сразу же получил бумажку с ручкой, и накарябал список. — Имен я не знаю, но вот это их должности. Количеством их немного, но для наших целей должно хватить.

— Так кто же возглавит это новое правительство? — поинтересовался командующий. — Пришельцы? Ты?

— По плану, я, — признал он. — Как только порядок будет восстановлен, обновленная Германия будет первой страной, которая приютит гостей, а не станет пытаться уничтожить их.

— Мне вот интересно, — продолжал любопытствовать Командир. — Почему именно Германия? Есть более влиятельные страны.

Ламмерт казался удивленным. — Но мы и не планировали дестабилизировать обстановку, а лишь подстроились под ситуацию.

«А вот это уже интересно» — глава XCOM сплел пальцы. — Если же не пришельцы заварили эту кашу, то кто?

Холст покачал головой. — Я не знаю. Они не посчитали нужным разбираться… или же делиться результатами расследования со мной.

«Если полагать, что он не лжет, значит в ситуации виноват кто-то ещё, какая-то достаточно влиятельная организация, обладающая влиянием и ресурсами… но кто? Совет? Заговорщики, связанные с Йохеном и Коринной? Какая-то страна?»

— Твой… «друг», — он продолжил допрос. — Что он предпримет, узнав о твоей поимке?

Совершенно непохожий на прежнего фанатичного себя, мужчина пожал плечами. — Найдет ещё кого-нибудь и завершит то, что я начал.

«Что ж, это займет некоторое время. Достаточное для того, чтобы Чжан разворошил их гнездо».

— Благодарю за сотрудничество, — подытожил командующий. — Ты действительно помог нам.

— И что теперь? — спросил Ламмерт.

Глава XCOM задумался: лично он хотел бы казнить предателя, считая, что тот не заслуживает пощады, и так бы и сделал, не будь тот нечувствителен к боли. Но так, как Холст представлял научный интерес, Командир решил отдать его Вален. По меньшей мере они смогут выяснить природу феномена: генная инженерия это или же псионика.

— Пока что сиди тут, — заключил командующий. — И пса себе оставь. Затем тебя отправят в исследовательский отдел с целью выяснить, как именно тебя модифицировали. Будешь сотрудничать — и можешь дослужиться до пожизненного заключения. Откажешься — и после исследований будешь казнён. Всё ясно?

— Угу, — пробурчал павший духом Ламмерт. — Предельно.

— Вот и хорошо, — заявил Командир, поднимаясь на ноги. — Тогда жди. И да, надеюсь, ты резанул не слишком глубоко… заберут тебя нескоро, было бы глупо умереть от кровопотери.

Мужчина опустил взгляд, вспомнив о своей ране, в то время как командующий вышел, подарив Ламмерту возможно последнюю в его жизни возможность провести время с Аланом.


* * *

Цитадель, камеры для допроса

Шон стоял у одной из дверей, наблюдая за пленником через окно. Привязанный к креслу, заключенный выглядел необычайно спокойно и собранно для человека, которого вот-вот будут допрашивать. Около получаса назад Командир связался с французом и предложил ему понаблюдать за процессом, на что боец сразу же согласился.

Мужчина был рад тому, что ему было приказано явиться в боевой выкладке — так он мог спрятать свои эмоции, в частности, замешательство, гадая, зачем он здесь.

Сперва послышались шаги, а затем Шон смог разглядеть и приближающихся: Командира с доктором Вален, которая несла какое-то устройство неясного назначения, но наверняка как-то связанного с предстоящим допросом. Глава XCOM, в свою очередь, держал в руке чемодан.

Боец приставил кулак к груди, повторяя воинское приветствие Командира. Вообще в последнее время всё больше и больше солдат адаптировались именно к этому жесту, это придавало им чувство единства — неважно из какой страны они прибыли, теперь они в XCOM.

Командующий ответил таким же жестом, а Вален приветственно кивнула. — Шон, рад видеть тебя, — поздоровался глава XCOM.

— Взаимно, командир, — отозвался боец. — Благодарю за предоставленную возможность, — затем перевёл взгляд на женщину. — Доктор, приятно познакомиться.

— Взаимно, — ответила та.

Шон махнул рукой в сторону устройства. — Могу поинтересоваться, что это за штуковина?

— Пока что прототип, — с радостью пояснила Вален. — Используется для добычи информации с мозга: воспоминания, мысли, чувства… я провела столько первичных испытаний, сколько смогла, но для дальнейших исследований нужен живой подопытный.

Сама идея несколько пугала его, Кейдж считал, что разум — то единственное место, которое должно оставаться достоянием лишь его обладателя. Но теперь, как оказалось, всё изменилось. — Для нашего пленника, полагаю.

— Верно, — подтвердил Командир. — Я уже сталкивался с людьми вроде него и сомневаюсь, что на него подействуют угрозы, пытки или обман. Вот почему необходим запасной план.

Шон нахмурился. — Так почему бы сразу не воткнуть в него эту штуку и не тратить время?

— Как я и сказала, это прототип, — повторилась Вален. — В нынешней версии применение устройства с большой вероятностью приведёт к смерти подопытного.

— А-а, ясно.

— Вот почему сначала прибегнем к другим способам, — продолжил командующий.

— Хорошо, сэр, а мне что делать?

— Просто стой и смотри, — приказал Командир. — Если понадобишься, я скажу.

— Ясно, сэр.

Глава XCOM открыл дверь, и все трое зашли в камеру. Заключенный внимательно рассматривал прибывших, не проронив ни слова. Шон отошёл вбок и оперся о стену, тогда как Вален стояла позади своего начальника, неуклюже возясь со своим изобретением.

— Боюсь, я не знаю твоего имени, — приступил к допросу он. — Так что перед тем, как начнем, не просветишь нас?

На лице пленного выступила улыбка. — Я думаю, нет. Но я знаю вас, Командир. Прославленный герой XCOM, который приведёт человечество к победе над подлыми пришельцами.

— Вот уж не думал, что я столь популярен.

— В определенных кругах.

— Не сомневаюсь, — Командир переплёл пальцы вместе. — Начнем с простого вопроса: на кого ты работаешь?

Ухмылка на лице мужчины вызывала у Шона желание как следует ему врезать. — Неужели ты и правда думаешь, что я отвечу?

— Нет, скорее формальность, — весело признал командующий. — Шпионы — самые упрямые люди на свете. Вот неужели хоть раз нельзя ответить на вопрос и не тратить зря время?

— Своим шпионам ты также говоришь?

— Хм, справедливо, — ответил Командир. — И уважаю тебя за непреклонность. На твоём месте я повел бы себя также.

— Тогда ты знаешь, что можешь с тем же успехом застрелить меня прямо сейчас, — спокойно предложил он. — Я ничего не скажу.

В нём было что-то, что заставило Шона поверить ему. Может быть, спокойствие и мирный настрой, может то, что пленник ни коим образом не отреагировал на потерю ноги.

— Я мог бы сперва пытать тебя, — предупредил командующий.

Мужчина пожал плечами. — Да пожалуйста. Но ты и сам понимаешь, что это будет пустой тратой времени.

— Верю, — согласился Командир. — Что ж, если не скажешь мне, на кого работаешь… быть может, ответишь на другие вопросы. Может, поговорим насчёт… Али Эннора?

Лицо пленного дрогнуло, а левый глаз слегка расширился, а затем столь же быстро всё пришло в норму. Но этого хватило, чтобы присутствующие заметили необычную реакцию.

— О да, я знаю о нём, — блефовал командующий.

— Откуда же? — с вызовом отозвался пленник. — Да и это ничего не изменит.

— Может и нет, — согласился Командир. — Тогда поговорим о… dbMotion, ООО «Airway», Международной торговле «Чао» или «Огнестреле Lionsgate»? Наверняка слышал об этих компаниях?

Несмотря на отсутствие какой-то значимой информации об этих фирмах, сам факт осведомленности о них вызвал у заключенного беспокойство. Глава XCOM продолжал напор. — Неужели ты думаешь, что ты — единственный агент, которого мы поймали? Твои друзья сломались, и тебя ждёт та же участь.

Командир был столь убедительным, что даже Шон задумался, может XCOM действительно поймали и других?

— Ты лжешь, — заявил мужчина, хотя его расслабленность куда-то улетучилась. — Мы умрём, сами с жизнью покончим, вытерпим любые пытки, но никогда не проговоримся.

— О, об этом не беспокойся, твои люди действительно мертвы, — заверил Командир. — Но благодаря доктору Вален, нам больше не требуется ваше… содействие…

Женщина подошла поближе и поместила устройство на стол. — Оно вытаскивает информацию из мозга, — объяснила она. — Воспоминания, мысли, всё, что ты способен вообразить. Несколько труднее, когда речь заходит об изображениях, правда…

— Но выполнимо, — завершил командующий.

Мужчина, привязанный к стулу, сглотнул. — Я так понимаю, процедура фатальна.

Командир вопросительно посмотрел на Вален, причем опять же — столь убедительно, что Шон гадал, действительно ли глава XCOM не полностью осведомлён, или же это заранее подготовленный спектакль. — Хм-м, Вален, что скажешь?

— Теоретически, выживание возможно, — задумчиво произнесла она. — Не забывайте, что я всё еще работаю над устройством. Ещё несколько испытаний на людях, и я смогу модернизировать его, обеспечив куда большие шансы.

Пленник явно нервничал, хоть и пытался это скрыть. — Да вы лжете, блефуете.

Командир улыбнулся. — Тогда откуда у нас это? — он вытащил из кармана листок с нарисованной Йохеном эмблемой. Заключенный широко распахнул глаза. — Изображение было не слишком отчетливым, — признал командующий, — но мы воссоздали его так хорошо, как смогли.

Мужчина отчаянно затряс головой, не веря услышанному. — Вы нас не остановите. Вы даже и представить себе не можете, на что мы способны.

— Я тебя умоляю, — отмахнулся глава XCOM. — У меня полная поддержка ООН, а также лучшие бойцы на планете.

Пленник засмеялся. — Ничего ты знаешь, не так ли? Ты думаешь, что знаешь, но ошибаешься: мы куда более многочисленны и распространены, чем ты можешь себе представить.

— Хватит уже этого маскарада, этих «мы», «нас», — рассердился Командир. — Мы оба знаем, на кого ты работаешь. Прекрати юлить, и давай поговорим лицом к лицу, как уважающие друг друга враги.

«Это действительно блеф» — думал Шон. — «Он пытается выяснить название».

Мужчина долго смотрел на своего допрашивающего. — Ну ладно, — бросил он. — Хочешь поговорить как уважающие друг друга враги? EXALT сотрёт XCOM с лица Земли, также как и предотвратит попытку ООН контролировать весь мир. После того, как падёте вы, мы займемся проблемой незваных гостей из космоса лично, а затем свергнем ООН и восстановим в кои-то веки порядок на этой прогнившей планете.

«EXALT, вот оно».

Командир едва сдерживал смех. — Ну спасибо. Это всё, что я хотел знать.

Пленник на миг растерялся, а потом его осенило. — Так ты провёл меня.

Глава XCOM приподнял бровь. — Не совсем. У меня были кусочки пазла, ты просто помог собрать их воедино.

— Ты заплатишь за это, — пообещал агент. — EXALT всё помнит.

— Пускай, — допустил командующий. — В своё время я и с ними разберусь, — он подошёл к Шону и достал из кобуры свой лазерный пистолет. — Я узнал всё, что хотел, — сказал он, вкладывая оружие в руку бойцу. — Это твои сограждане были убиты. Его судьба в твоих руках.

Шон посмотрел на связанного мужчину. Он понимал, что было бы «правильно»: отправить его на суд, чтобы тот провёл остатки жизни в тюрьме. — «Но если EXALT столь могущественен, разве не попытаются они вытащить своего?»

Шон не мог рисковать. Более того, он не мог не отомстить за смерть невиновных. Боец медленно подошёл к пленнику и направил на него пистолет. — [Это тебе за моих соотечественников и всех тех, кого ты ещё погубил], — сказал он на родном языке, а затем выстрелил.

Лазер проделал аккуратное отверстие насквозь его головы и слегка обуглил пол камеры. Комнату заполнил смрад жжёной плоти, а безжизненное тело обмякло, испуская из образовавшегося отверстия мозговую жидкость. Повернувшись к своему командиру, Кейдж заметил небольшой кивок… — «Одобрения? Да не важно» — подумал он и аккуратно протянул оружие обратно его владельцу. — Спасибо, — поблагодарил Шон.

Глава XCOM приставил кулак к груди. — Твои соотечественники отмщены.

— Ага, — печально протянул он. — Это верно…

Командир подбодрил бойца, похлопав того по плечу. — Иди отдохни или развлекись как-нибудь. Может, ещё пару шлемов укрась.

Боец усмехнулся. — Не думаю, что отважусь провернуть подобное ещё раз.

— В общем, отдыхай, — после недолгой паузы продолжил командующий. — На сегодня с тебя достаточно. Будь готов в обозримом будущем воевать с этой EXALT.

Почувствовав моральный подъём, боец широко улыбнулся под шлемом. — Жду не дождусь.


* * *

Цитадель, камера для допроса №5

«EXALT… есть имя, есть средства, есть зацепки. Осталось собрать всё воедино…»

Он никогда не слышал о такой организации, но если они и впрямь столь скрытные и влиятельные, то в этом нет ничего удивительного. Но ныне покойный агент явно преувеличивал: ни одна группировка в мире не могла обладать таким влиянием и ресурсами и при этом не править им, что рождало логичный вопрос: так какова их цель? Убитый оперативник назвал пришельцев «помехой», что либо означало отсутствие по мнению EXALT угрозы с их стороны, либо же имеющиеся планы, возможно некий договор c ними. Затем покойный упоминал о «наведении порядка», что, вероятно, значило установку своей власти во всём мире. Клише, конечно, но с должной мотивацией и ресурсами достижение такой цели не казалось настолько уж утопическим.

Предстоящая операция по сбору информации об EXALT — первая из тех, которую Командир намеревался контролировать лично, постоянно совещаясь с Чжаном. До тех пор, пока они не разузнают больше, требовалось относиться к новому противнику с максимальной серьёзностью. — «Давненько я не работал в разведке… полезно будет отвлечься от пришельцев…»

Приближаясь к последней камере на сегодня, глава XCOM перебирал в голове всё, что было известно об EXALT, пришельцах и ситуации в Германии, и не сходящиеся факты наталкивали на мысль о том, что он даже не уверен, хочет ли докопаться до сути этой темной истории и в итоге обрести новых врагов в лице Совета. Помимо пришельцев, которые с большой вероятностью лишь адаптировались к обстановке, и EXALT, только его главные спонсоры оставались возможными подозреваемыми. — «Что ж, сейчас и узнаем».

Открыв дверь, взору открылся Артур Вернер, беспристрастно сидящий за столом с переплетенными пальцами. — Ну наконец-то, — заговорил он. — Я уж думал, про меня забыли.

Командир ухмыльнулся. — И не надейтесь.

— Я дам тебе один шанс, — предупредил Вернер. — Пусти меня прямо сейчас, и я забуду об этом недоразумении.

Глава XCOM приподнял бровь. — Или?

Пленный ненавистно уставился на посетителя. — Или в следующую нашу встречу это ты будешь заключенным, а затем последует суд с максимальным наказанием, возможно выбьем тебе смертную казнь.

— Жёстко, — прокомментировал Командир, садясь напротив. — Должно быть, у вас много влиятельных знакомых.

— Я владелец крупнейшего телеканала Германии, — гордо заявил он. — Конечно же у меня много связей.

— Таких, как Патрик Раш? — поинтересовался допрашивающий.

Это утверждение застало Вернера врасплох. — Вы знакомы?

— Дело в том, что именно он убедил меня занять мой пост, — объяснил Командир. — Но сейчас это не важно, здесь я задаю вопросы.

— Меня задержали безосновательно, — проинформировал пленный. — И плевать мне, если хоть сам Президент США назначил тебя на эту должность, как только я выберусь отсюда… ты её потеряешь.

Если вы выберетесь, — приметил командующий. — Послушайте, мистер Вернер: за последние двенадцать часов я вдоволь наслушался угроз, бахвальства, шуток и решительных отказов, так что скажу как есть — вы не выйдете отсюда до тех пор, пока я не узнаю то, что мне нужно.

— Или что? — потребовал он.

— Погибнут люди.

— Пф-ф, ну конечно.

— Сегодня моё терпение уже несколько раз испытывали, — предупредил глава XCOM. — И каждый из глупцов впоследствии пожалел об этом.

Вернер, казалось, раздумывал над ответом: вместо традиционной для таких ситуаций враждебности он, по-видимому, прикидывал все плюсы и минусы своих дальнейших слов. Наконец мужчина отрицательно покачал головой. — Задавай свои вопросы, но я не отвечу.

Командир вздохнул. — Зачем вы встречались с Патриком?

— Ты можешь удивиться, — прошептал он, словно бы рассказывая секрет. — Но я не раскрываю другим содержания личных разговоров… особенно с представителями ООН!

— Хорошо, как насчет аномально подробного привлечения внимания к протестам в Германии?

— Очень просто, — пожал плечами он. — Рейтинги. Народ требует зрелищ, хочешь ты этого или нет.

Допрашивающий сузил глаза. — Вы же в курсе того, что освещение этой проблемы таким способом лишь усиливает её?

— К чему ты ведёшь? — потребовал Вернер.

— По-моему мнению, вы работаете с кем-то с целью дестабилизации обстановки в стране, — объяснил Командир. — Ваше вещание творит чудеса, вербуя новых протестантов, что увеличивает хаос и панику.

Мужчина неестественно засмеялся. — И у кого же хватит власти приказывать мне?

— А кто говорит о приказах?

— Метафора, — отмахнулся пленный. — Но всё же, кто?

Глава XCOM сложил руки домиком. — Вы когда-нибудь слышали о… Совете Наций?

Вернер слегка приоткрыл рот, но быстро исправился. — Нет, — солгал он.

— Как насчёт EXALT?

Мужчина фыркнул. — Не смешите меня. Неужели вы верите в такой бред?

— Значит, всё же слышали.

— Так, слухи, — признался он. — Если конкретно, то от некоторых знакомых из ООН. Но и они заверяли меня в том, что EXALT — просто кучка богатеев с несбыточными мечтами об управлении всем миром. Красивая сказочка, не более.

Казалось, Вернер говорит правду… или хотя бы верит в это, но глава XCOM намеревался склоняться к версии убитого агента до тех пор, пока не получит доказательств об обратном.

— Вы лжете, — заявил он. — Я сейчас говорю о Совете — вы в курсе о его существовании. Расскажите о том, что вы обсуждали с Патриком Рашем.

— И не подумаю.

— Как будет угодно, — устало промолвил Командир, не желая больше играть в словесные игры дольше, чем это необходимо. Он достал свой планшет и вызвал «Спектра — Три», одного из агентов Чжана, а затем повернул экран к Вернеру.

— Что это? — потребовал тот, а затем побледнел, увидев картинку на планшете.

— Ваша жена кажется милой особой, — прокомментировал командующий, пока пленный с ужасом смотрел на неё через прицел снайперской винтовки агента. Прижав палец к беспроводной гарнитуре, Командир обратился к своему человеку. — «Спектр — Три, готов стрелять?»

Ответ раздался из динамиков планшета. — Так точно, командир. Она у меня на мушке.

Вернер дернулся вверх и уставился на командующего. — Да ты блефуешь… она же невиновна!

Командир кивнул. — И правда, невиновна.

— Послушай, — просил он. — Делайте со мной, что хотите, но не трогайте мою семью!

— Ответь на мои вопросы, и я оставлю твоих родных в покое.

— Но вы не понимаете, о чем просите!

— «Спектр — Три», по моему сигналу…

— Стойте!

— Отставить, «Спектр — Три».

Слушаюсь.

— Я всё скажу, — выдавил из себя запыхающийся Вернер. — Только не трогайте мою семью.

Командир отложил планшет в сторону. — Ну ладно, и что же вы обсуждали с Патриком?

Мужчина нервно выдохнул. — Как исправить нашу ошибку.

— О какой ошибке речь?

— Дестабилизация Германии.

Глава XCOM отклонился на спинку кресла, чувствуя подступающую злость, — Совет целенаправленно затеял это? — прошипел он.

— Всё вышло из-под контроля-

— А чего вы ожидали? Что же должно было случиться?

— Послушайте, я не знаю всего, но осведомлен о том, что данный поступок был связан… с вами.

— Ну конечно, — прорычал Командир, сжимая кулаки. — Я много разного думал, но даже не предполагал, что они настолько меня ненавидят, что готовы пожертвовать целой, блять, страной!

— План был не в этом, — настаивал Вернер. — Они хотели лишь припугнуть правительство и население. Ну и если целая страна начнет бояться пришельцев, а вы никак не сможете отреагировать… стало быть, вы — плохой лидер, и Германия наверняка прекратит финансирование проекта XCOM.

— Что запятнало бы мою репутацию ещё сильнее, — гневно выдал командующий. — Умно.

— Вы нажили себе могущественных врагов-

— Заткни. Пасть, — огрызнулся Командир, отчего Вернер слегка поёжился.

— Так в чём именно заключалась твоя роль? — наконец спросил командующий.

— Мне было велено привлечь внимание общественности к внеземной угрозе, — поспешно объяснял он. — После начались протесты, и мы, в свою очередь, стали освещать уже их, а потом резко ввести цензуру, что по плану должно было стать точкой кипения для народа… вот только мы ошиблись и ситуация вышла из-под контроля, появилась угроза государственного переворота…

Поймав на себе убийственный взгляд допрашивающего, Вернер затих.

Теперь всё казалось ясным: Совет заварил эту кашу, но вмешательство EXALT, преследующих какие-то собственные цели, нарушило их планы и вызвало настоящий хаоc. Чуть позже к веселью присоединились и пришельцы, намереваясь захватить Германию и при этом явить себя миру в хорошем свете.

— Тебе знакомо имя: Али Эннор? — поинтересовался Командир минуту спустя.

Мужчина энергично закивал. — Да, он — член Совета Наций, представляет Австралию.

«Неужели это правда?» — он был уверен, что Эннор как-то связан с EXALT, учитывая показания Йохена и Коринны. — «Может, EXALT использует имя Эннора для того, чтобы стравить меня с Советом? Возможно, он просто является их членом? Или же действует самостоятельно?» — всевозможные теории стремительно возникали в голове, а затем столь же стремительно сменялись другими.

— Тебе известны имена прочих советников? — потребовал он.

— Не все, — отозвался Вернер.

— Запиши их.

Пленный послушался, а взявший себя в руки Командир забрал бумажку и убрал в свой чемодан, затем переплёл пальцы и спокойно продолжил. — Итак, вот, что произойдёт дальше: я отпущу тебя и ты прекратишь освещать проблему пришельцев или протестов, или цензуры, всего в таком роде. Патрику ты скажешь, что больше ты на них не работаешь. Мне всё равно, как именно ты это сделаешь, если понадобиться, наври с три короба. Если ослушаешься моих указаний по поводу будущей работы канала, если проболтаешься Рашу или настучишь Совету… я найду тебя, твою жену и детей, соберу вас в одной комнате и буду медленно истязать их на твоих глазах до тех пор, пока от них не останется лишь расчлененных обескровленных трупов… а потом убью и тебя… но не сразу: после того, что я устрою, ты и сам будешь молить меня о смерти… и только вдоволь наслушавшись твоей жалкой мольбы, я сделаю это. Я понятно изъясняюсь?

— Д-да! — запнулся он. — Предельно ясно!

Угрожающее выражение лица командующего сменилось широкой улыбкой, что ещё больше испугало Вернера. — Превосходно! С вами приятно работать, мистер Вернер. Прошу прощения за доставленные неудобства, к вечеру вы будете доставлены прямо домой… всё-таки не хотелось бы заставлять вашу жену переживать.

На этой ноте он поднялся на ноги и спокойно вышел из комнаты, ни коим образом не выказывая накопившейся внутри ярости.


* * *

Цитадель, изолятор для пришельцев

Впервые за долгое время он не был уверен в том, что ему делать дальше.

Далеко не в первый раз он сталкивался с предателями, коррумпированными властями или саботажем, но на этот раз всё было иначе: Командир не мог решить эту проблему, не навредив XCOM’у. Если сильно захотеть, то можно было использовать полученную информацию для открытого вынесения обвинений, но с учётом того, что как минимум половина Совета была настроена против него, шансы на успех были неутешительны. Ещё сильнее осложняло жизнь банальное отсутствие времени на выяснение отношений — пришельцы никуда не делись, равно как и EXALT, которые теперь почти гарантированно начнут агрессивно проявлять себя. Если открытая конфронтация с Советом провалится, то XCOM потеряет львиную долю его финансирования и ввяжется в три конфликта разом, а значит, будет попросту уничтожен.

Он сжал зубы до боли в челюсти и решил, что должен как можно скорее созвать Внутренний Совет — выбор дальнейших действий будет весьма нелёгок, возможно кто-то предложит решение, которое не придёт ему в голову. А до тех пор следовало временно абстрагироваться от глобальной картины и сконцентрироваться на более простых вопросах: таких, как пленный сектоид в изоляторе. Вален должна была уже начать работу, наверняка очень возбужденная этим событием.

Надев маску приподнятого настроения, глава XCOM впервые очутился в новом помещении. Изолятор, освещенный яркими люминесцентными лампами и выдраенный до блеска, напоминал этими качествами исследовательские лаборатории, только уменьшенные в размере и с цилиндрической стеклянной камерой посередине. Внутри неподвижно лежал пойманный сектоид, а совсем рядом с ним, чуть ли не пританцовывая, стояла Вален, с энтузиазмом переводившая взгляд с пришельца на экран своего планшета, а потом обратно. Остальные ученые, коих здесь собралась большая часть всего персонала исследовательского отдела, сидели за различным оборудованием, нет-нет, да и бросая любопытные взгляды на пленника.

— Вален, — поприветствовал Командир, подойдя поближе. — Полагаю, всё готово?

Женщина оторвалась от своего занятия и с улыбкой посмотрела на подошедшего. — Командир! Да, мы готовы, ещё пару минут и эффект снотворного должен сойти на нет.

Мужчина натянул улыбку. — Превосходно. Итак, каков план?

— Когда существо проснётся, мы проведем серию сканов и экспериментов, — объяснила она. — В основном процедуры весьма болезненны и… инвазивны… но не летальны. Это даст нам много полезной информации, но главное — позволит мне откалибровать моё устройство и получить извлечь больше данных из его мозга.

— Отлично, — ответил он.

Ведущий ученый нахмурилась и сбавила тон. — Ты в порядке? Кажешься обеспокоенным.

Командир вздохнул, недовольный тем, что позволил ей раскусить себя. — Нет, вообще не в порядке. Но об этом позднее, — он указал на прозрачную камеру. — Думаю, он приходит в себя.

Вален мгновенно повернулась к пришельцу, который, пошатываясь, пришёл с сознание и начал неуверенно оглядываться. Громко застрекотав, он стал бегать на четвереньках и биться о стекло в надежде отыскать брешь.

— Начинаем, — приказала Мойра, и сверху выдвинулись две металлические балки с какими-то излучателями на концах. Остановившись, они начали работу, что сопровождалось умеренным гулом, а сектоид внутри начал трепыхаться и, хватаясь за голову, испускать во все стороны бледные фиолетовые вспышки.

— Он использует псионику, — заметил Командир. — Нам ничего не будет?

— Излучатели специально созданы для того, чтобы нарушать концентрацию и не давать ему применять её, — заверила Вален. — Да, мы мало знаем о природе этого феномена, но очень сомневаюсь, что этот сектоид сможет нам что-то сделать.

Глава XCOM был склонен поверить ей на слово: маленький пришелец прекратил псионические вспышки и беспомощно верещал от боли, хватаясь голову.

— Начинаем вторую фазу, — объявила Мойра. Стеклянная камера покрылась выдвинутым с потолка металлическим куполом.

— Что теперь, попытаешься пообщаться с ним? — поинтересовался командующий.

— Ну, после ещё нескольких тестов — да, — пожала плечами она. — Аппаратура внутри весьма радиоактивна при работе, поэтому мы и отгородились свинцовым защитным экраном. Как закончим, постараюсь влезть ему в голову… вот только боюсь, языковой барьер окажется серьёзной проблемой. Как бы то ни было, сделаю, что смогу.

Командир угрюмо кивнул. — Выполняй. Как закончишь, оповести меня о результатах.

Женщина кивнула в ответ. — Безусловно.

Уже собираясь было уйти, мужчина был остановлен Мойрой, схватившей его за руку и с тревогой смотревшей на него. — Командир, что происходит?

— Об этом я расскажу всем сразу, — устало ответил он. — Дождёмся следующего совета.

— Ну ладно, — смягчилась она, отпустив рукав своего начальника. — Закончу как можно скорей.

— Не спеши, — заявил Командир. — Полученные данные могут быть бесконечно важными.

С этими словами он развернулся и ушел восвояси, вновь погруженный в свои тревожные мысли.

Глава опубликована: 26.03.2019
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх