Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Когда дерется львица (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Lisolap главы 12+
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Drama/Romance
Размер:
Макси | 1874 Кб
Статус:
Закончен
Гермиона становится шпионом Ордена Феникса среди Пожирателей смерти, о чем известно только Дамблдору. Чтобы завоевать доверие Волдеморта, Гермиона рассказывает всю правду о Снейпе. Освобожденный от роли шпиона и необходимости притворяться лояльным Пожирателем, Снейп какое-то время просто наслаждается жизнью, но затем узнает, кому всем этим обязан.
QRCode

Просмотров:644 419 +165 за сегодня
Комментариев:662
Рекомендаций:13
Читателей:2915
Опубликован:21.07.2011
Изменен:11.02.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От переводчика:
Работающие/работавшие беты:
Neirina, главы 1-7.
Blanca, главы 8-11.
Lisolap, главы 12+

Фанфик обзавелся шикарной обложкой, ее можно увидеть здесь - http://www.pichome.ru/image/2s Автор обложки - Yeah_nocuus (спасибо!)
Благодарность:
Спасибо предыдущему переводчику Wolf. Без нее я бы никогда не взялась за этот фанфик.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 22. Ритуал

Без пяти восемь Драко постучал в кабинет профессора Зельеварения, и через секунду дверь открылась.

Снейп поприветствовал его кивком и, как и тогда, когда Малфой навещал Гермиону, провел через волшебный гобелен в свои комнаты.

Только на этот раз Драко смог рассмотреть обстановку. И то, что он увидел, заставило его усмехнуться. Ходило множество слухов о декане Слизерина. По словам некоторых, Снейп — вампир. А другие утверждают, что он ест студентов на обед.

Эти «поддельные» комнаты соответствовали тем слухам, что о нем ходили. Но Драко не был удивлен, когда увидел и его настоящие покои.

Несмотря на уважение и даже страх, который слизеринцы испытывали к профессору Зельеварения, они всегда знали, что к нему можно обратиться за помощью.

— Гермиону вызвали, и я не знаю, когда она вернется, — сказал ему Снейп, приглашая присесть.

— Она на встрече Пожирателей? — спросил Драко.

— Да, — просто ответил Северус, не обращая внимания на беспокойство в его голосе. — Но у нас пока что есть чем заняться. Она рассказывала тебе о заклинании, которое мы будем пробовать?

— Не особо. У нас не было времени поговорить. Она только упомянула, что благодаря заклинанию мы будем в безопасности, если вдруг мои мысли захотят прочитать. Но мне кажется, будет полезно узнать и детали.

— Может, чаю?

Откровенно говоря, Драко предпочитал кофе, но вряд ли отказ — лучший способ завязать разговор. В конце концов, ему всего лишь нужно дождаться Гермиону. Поэтому он согласился и на чай.

Глотнув горячий напиток, он еле удержался, чтобы не поморщиться в типичной малфоевской гримасе отвращения — чай был отвратителен. Снейп мрачно усмехнулся. Казалось, его невозможно было обмануть. Похоже, этот человек в самом деле обладает чувством юмора. Если так, то оно у него было очень искаженным.

Северус подошел к столу, на котором в беспорядке лежали книги, свитки, рукописи, аккуратно достал лист бумаги и протянул его Драко.

Когда слизеринец дочитал записи, сделанные мелким почерком Гермионы, его глаза расширились от удивления: заклинание было невероятно сложным.

Он вопросительно посмотрел на Снейпа, и тот коротко кивнул в ответ.

— Будет непросто, — сказал он. — Но я и Гермиона проверили каждый шаг. Мы не причиним тебе никакого вреда.

— Не в этом дело, — поспешил заверить Драко. — Просто я... удивлен, насколько все сложно. Я никогда не видел заклинание, состоящее из такого множества элементов.

— Я тоже.

Удивление явно читалось на лице Драко, отчего Снейп усмехнулся и продолжил объяснять:

— Это заклинание придумала Гермиона, хотя вряд ли кто-то об этом узнает, кроме меня, вас и самой мисс Грейнджер. Она все досконально изучила и проверила, так что вы будете в полной безопасности. Я думаю, его можно будет использовать и на членах Ордена после того, как я представлю это заклинание Дамблдору.

— Гермиона придумала это? — в голосе Драко слышалось неподдельное благоговение. — В смысле, я знал, что она очень умна, но... Почему нельзя рассказывать, что заклинание — это ее изобретение?

— Посмотрите на свою реакцию, — просто ответил Снейп. — А вы ведь знаете, какой у нее блестящий ум. Вы же не хотите, чтобы Орден тут же начал интересоваться, что заставило ученицу создать это заклинание? Или откуда у нее такие познания в Темных искусствах?

— Темных искусствах?

Драко беспокойно заерзал на стуле.

Снейп вздохнул и устало сжал переносицу пальцами:

— Не будем об этом.

Мальчик послушно кивнул. Подробная информация вовсе не успокоила слизеринца. Его первое впечатление оказалось верным: заклинание было невероятно сложным.

Для начала нужно провести странный ритуал, о котором Гермиона прочитала в старинной книге.

— Когда-то это было заклинание исцеления, — объяснил Снейп. — Фактически вы разрешаете некоторым людям проникнуть в ваш разум, чтобы немного его изменить.

— Изменить... мой разум? — Драко попытался скрыть страх, овладевший им.

— Да. Ритуал был изобретен для первых попыток психологического лечения. Мы используем его для того, чтобы найти определенные участки разума, которые затем будут привязаны к Обливиэйт. Конечно, ритуал можно проводить и без вашего согласия, но тогда он будет очень болезненным и опасным для обеих сторон.

Ну да. Драко судорожно вздохнул. Они изменят ему разум. Он это знал, но объяснения Снейпа его ни капли не успокоили.

— Затем вам нужно будет выпить два зелья, — продолжил Северус, водя указательным пальцем по рецепту. — Я сам их сварил и проверил. Они основаны на маггловской технике лечения. Первое обнаружит все признаки «опасных» воспоминаний — ваши отношения с Гермионой, Дамблдором, знания об Ордене, обо мне, настоящие чувства к вашей семье и Темному Лорду. Зелье найдет эти воспоминания и как бы пометит их в вашем разуме. Второе сделает то же самое, но с элементами вашего более раннего характера. Как сказала Гермиона, характера «я-сволочь».

Снейп усмехнулся, будто вспомнил какую-то шутку. Драко было трудно представить, как этот мрачный человек шутит и спорит с Гермионой. Или хотя бы вообще работает с ней. Но сейчас ему и не было дела до этого. Его больше беспокоили изменения в его голове.

— И затем уже начнется основная часть.

Драко испуганно сглотнул. Казалось, Снейп наслаждался описанием процесса.

— Основная часть?..

— Мы найдем все эти опасные воспоминания и свяжем их с заклинанием Обливиэйт. Как только оно сработает, ни вы, ни кто-либо другой, даже Темный Лорд, не смогут добраться до этого участка разума. Затем мы используем второе зелье, которое создаст вашу личность: набор черт характера, мнений и принципов, которыми будет доволен Волдеморт. Мы также привяжем эту личность к заклинанию Обливиэйт. Так что, всякий раз, как оно начнет действовать, этот набор будет замещать ваши настоящие чувства и руководить вашими действиями. Теперь понимаете?

— Кажется, да, — кивнул Драко. — Фактически, вы заменяете меня маской, которую не распознает даже Темный Лорд. В то же время я забуду все, что может поставить под угрозу меня, вас, Гермиону, Орден, так? Но как оно сработает? И как... — об этом он беспокоился больше всего, — как я верну свои воспоминания, когда опасности не будет?

— Это самое интересное, — сказал Снейп.

Драко тут же представил огромного кота, который довольно урчит, глядя на свою добычу.

— Гермиона придумала совершенно новое использование Обливиэйт. Обычно его применяют непосредственно, когда оно необходимо. Нам это, конечно же, неинтересно. Вместо этого Гермиона связала заклинание с ключевым словом, какой-то определенной ситуацией либо с уровнем напряжения.

Он остановился, но Драко просто смотрел на него в ожидании дальнейших объяснений.

— Это значит, Драко, что слизеринец может обвинить тебя в дружбе с грязнокровкой во время обеда в Большом Зале или, например, профессор МакГонагалл потребует ей все рассказать и... ничего не произойдет. Вы будете напуганы, и ничего не произойдет. Вы можете прогуливаться по поместью Малфоев или в штаб-квартире Темного Лорда, и ничего не произойдет. Но если вы окажетесь в напряженной ситуации, в присутствии Пожирателей Смерти или Лорда Волдеморта, и вас обвинят в дружбе с грязнокровкой или потребуют все рассказать — сразу же сработает Обливиэйт, и появится маска. Эта маска исчезнет только тогда, когда человек, которому вы это доверили, обратит последствия Обливиэйт. Понимаете?

Драко медленно кивнул. Он и не знал, что нечто подобное может быть придумано. Что-то подсказывало ему, что и Снейп до последнего в это не верил, пока Гермиона все ему не рассказала.

Она приложила столько усилий, лишь бы он был в безопасности.

— Кто отменит Обливиэйт? — наконец, спросил он.

— Гермиона, конечно. И я бы еще посоветовал директора. Существует определенное заклинание, которое даст силу любому, кого вы выберете, вернуть ваши воспоминания. Выберете не менее двух человек. Если все они умрут, вы не сможете вернуть свою личность, останется лишь маска.

— А вы... Не могли бы вы тоже быть одним из этих людей? — спросил нерешительно Драко.

— Конечно, с удовольствием, — ответил Снейп и посмотрел на часы.

Уже без пятнадцати девять, а Гермиона еще не пришла.

К Драко опять вернулось беспокойство.

— Вы не волнуетесь за нее? — тихо спросил он.

— Конечно, нет, — холодно ответил Снейп, но что-то в его голосе подсказывало, что это не так. — Она вполне может со всем справиться. В конце концов, она — шпион.

— Когда вы узнали об этом впервые, вы были другого мнения. Вы думали, что у нее нет ни малейшего шанса, и она долго не продержится.

Снейп посмотрел на него. Его взгляд будто пронизывал до глубины души, обнажал все страхи. Только Гермиона смотрела на него так и никогда не осуждала его. Казалось, у его единственного друга и мрачного профессора Зельеварения гораздо больше общего, чем он мог представить.

— Хватит об этом, — наконец, нарушил тишину Северус. — В последнее время... я узнал кое-что о Гермионе. С ней все будет в порядке. Верьте мне.

И к своему удивлению, Драко ему верил.

Гермиона вернулась только в половину десятого. Снейп предложил слизеринцу бутерброды, точнее заставил их съесть под предлогом того, что ему «понадобятся все его силы».

— Простите за опоздание, — сказала девушка, снимая мантию и отправляя ее в свою комнату взмахом палочки. — По пути в замок я встретила Хагрида. Пришлось притвориться, что я его искала.

Она виновато посмотрела на них, но, как почувствовал Драко, не только из-за опоздания.

И он был прав. Снейп подошел к девушке. Он был явно раздражен.

— Все еще пытаетесь быть любезной, когда на вас живого места нет? Вы неисправимы, Гермиона, — заворчал он. — Сколько раз я вам говорил...

— ...Не надо столько беспокоиться о людях. Да-да, Северус, я помню. Но я нормально себя чувствую.

Драко пытался понять, что Снейп имел в виду. Гермиона прекрасно выглядела: щеки были румяными от мороза, глаза светились радостью. С ней явно не случилось ничего плохого.

Но профессор по-прежнему выжидающе на нее смотрел.

— Снимайте, — приказал Снейп, когда стало ясно, что она ничего не намерена делать. К удивлению Малфоя, по ее лицу и телу внезапно пошла рябь, и девушка повела плечами, будто сбрасывая вторую кожу.

Драко ничего не мог с собой поделать. Он сдавленно выдохнул, увидев настоящую Гермиону: уставшие и покрасневшие глаза, порез на нижней губе, по левой щеке стекает кровь. Она выглядела так, будто ее сильно избили.

— Заклинание очарования, — сказала она Драко, не замечая своих ран. — Иногда я забываю его снять.

— И ты пошла к Хагриду в таком состоянии? — он не мог в это поверить.

Гермиона махнула рукой:

— Выглядит хуже, чем есть на самом деле. Это просто царапины.

— Которые все равно нужно исцелить, — вмешался Северус.

Он поманил девушку к себе, и она послушно подошла и подняла голову, чтобы ему было легче рассмотреть раны.

Осторожно взмахнув палочкой, профессор исцелил Гермиону и стер следы крови с ее одежды.

Когда с лечением было покончено, Драко ожидал, что они отойдут друг от друга, девушка сядет на диван, а Снейп предложит ей чай. Но учитель и ученица не двигались.

Малфой удивленно смотрел на них, как встретились их взгляды, они словно утонули друг в друге. Это была какая-то особая близость. Гермиона смотрела вверх, ее губы были чуть приоткрыты, своей рукой она касалась руки Снейпа. А Северус смотрел на нее сверху, его лицо как всегда ничего не выражало, лишь дрогнули уголки рта в ответ на какие-то внутренние переживания.

Они смотрели друг на друга, как влюбленные, замершие перед поцелуем, а не как шпионы. Драко чувствовал себя посторонним. Однако он не находил в этом ничего противного.

«Но Снейп никогда бы... она его ученица», — подумал он.

Он еще больше смутился, когда Северус внезапно кивнул.

— Попейте чай и примите душ, — сказал профессор, направляясь к камину. — А я пока доложу директору.

— Спасибо, Северус, — ответила она, и темная фигура исчезла в огне.

Девушка облегченно вздохнула и повернулась к Драко. На его явное замешательство она лишь улыбнулась, села на диван и похлопала на свободное место рядом с собой.

Затем она налила себе немного чая и откинулась на подушки. Хотя гриффиндорка и выглядела очень усталой, в ее глазах светилось тепло.

— Приятно, наконец, увидеть тебя. Надеюсь, ты поладил с Северусом?

Было странно слышать, как небрежно она говорит о человеке, которого ненавидела все эти годы, и особенно после того, что он только что увидел.

— Нормально. Ты, похоже, тоже неплохо с ним ладишь.

Она нахмурилась, не зная, как воспринимать его слова. Затем встретилась с ним взглядом и все поняла. К его удивлению, она просто рассмеялась.

— А, ты об этом. Я и не представляла, как это может выглядеть со стороны. Но это не то, о чем ты подумал, Драко!

— Не пойми меня неправильно, — поспешно перебил он. — Я совершенно ничего не имею против.

— Мы научились общаться с помощью легилименции, — продолжила она, не обращая внимания на его возражения. — Это даже быстрее и эффективнее, чем Омут Памяти. Я просто сообщила ему всю важную информацию, а он передаст ее директору.

— А, понятно, — ответил Драко.

«Нет, непонятно», — подумал он. В том, как они смотрели друг на друга, как Снейп дотрагивался до нее, было нечто большее. Никогда профессор Зельеварения не выглядел таким человечным.

И Гермиона... Она с трудом доверяла людям и не позволяла до себя дотрагиваться. Уж он-то это знал. Но то, как она придвинулась к нему, как позволила осмотреть себя...

— Я оставлю тебя на минутку, Драко, — внезапно сказала девушка. — Хочу принять душ и переодеться. Поешь что-нибудь. Тебе понадобится...

— ... Вся сила, которая у меня есть. Я знаю, Гермиона, — усмехнулся он. — Снейп уже накормил меня бутербродами.

— Хорошо. Я скоро вернусь.

Как и обещала, Гермиона вернулась через 20 минут. Не успела она сесть на диван, как в другом конце комнаты засветился гобелен, и в комнату вошел Снейп.

— В этом камине односторонняя связь, — пояснила девушка на вопросительный взгляд Драко. — Поэтому ему пришлось проделать обратный путь пешком.

— Директор передает вам привет, — сказал он, не отрывая взгляд от девушки. — Вы уверены, что справитесь? Вы не слишком устали?

— Я в порядке, — улыбнулась Гермиона.

«Могли бы и у меня поинтересоваться, готов ли я, — подумал Драко. — В конце концов, это в моей голове сейчас будут копаться».

Как будто услышав его мысли, Гермиона повернулась к нему.

— Как ты себя чувствуешь? — мягко спросила она. — Ты уверен, что хочешь пройти через это? Ты ведь не обязан.

На минуту он задумался о том, чтобы отступить. Он всегда ненавидел, когда им манипулировали или когда раскрывали его самые сокровенные мысли. Но затем он вспомнил о той огромной работе, что проделала Гермиона, ради него, Драко, чтобы он был в безопасности.

— Нет, мы сделаем это, — решительно сказал он.

После всех волнений первая часть заклинания даже разочаровала. Гермиона и Снейп ходили вокруг него с зажженными свечами, как какие-нибудь древние волхвы, и задавали ему вопросы, на которые он должен был отвечать «Да будет так».

Что действительно его напугало, так это зелье. После первого глотка голову пронзило жгучей, острой болью. Драко закричал и упал на колени, схватившись за голову руками.

Прикосновение холодных пальцев вернуло его к реальности. Гермиона склонилась над ним, гладила его волосы и шептала слова утешения.

— Все скоро закончится. Второе зелье легче. Не пытайся бороться с болью.

— Откуда ты знаешь? — боль все еще отдавалась во всем теле.

— Потому что я тоже его пила, глупенький, — нежно ответила она. — И как видишь, я жива.

— Дай мне второе зелье, — прохрипел он. — Покончим с этим быстрее.

Драко выпил второе зелье, пытаясь не думать о боли, которая сейчас нахлынет. Но этого не произошло. На этот раз приступ был не таким сильным и через минуту Малфой почувствовал, что уже может глубоко вздохнуть.

— Мерлин. Ты не могла предупредить заранее?

Девушка улыбнулась ему, но ее мысли были явно где-то далеко. Снейп взял ее за локоть, отвел к окну и оставил стоять там. Девушка была словно золотая тень на фоне черноты ночи.

— Ей нужно подготовиться, — объяснил Снейп, подходя к Драко. — Следующая часть довольно сложная.

— Но... разве не вы продолжите работу? Я имею в виду... вы старше и опытнее, разве нет?

— Гермиона тоже великолепно владеет легилименцией. Иногда я задумываюсь, а не превзошла ли она меня. Вдобавок, она знает вас лучше, чем я. Поэтому она проделает всю работу, а я буду ей помогать.

Драко уставился на него. И это говорит Снейп! Человек, который всегда чувствовал свое превосходство над всеми. Который был высокомерен даже перед Темным Лордом! И он относился к Гермионе как к равной? Верил, что она справится со сложной задачей лучше него? Драко даже не знал, стоит ли ему радоваться или беспокоиться.

Они простояли еще некоторое время в тишине: Драко продолжал удивляться событиям этой ночи, а Снейп погрузился в какие-то свои мысли.

Затем, Малфой почувствовал прикосновение пальцев к подбородку.

— Ты готов? — прошептала Гермиона, и он кивнул в ответ.

Он заметил, что она изменилась. Стала старше, сильнее. Она излучала силу, как маяк излучает свет в темноте ночи. Это была его последняя мысль, прежде чем она окунулась в его сознание.

Драко Он чувствовал ее внутри себя; ее мысли были теплыми и уютными, словно руки, которые поддерживали и успокаивали его. И он упал в эти объятия. Затем слизеринец почувствовал что-то странное в своем разуме. Как будто скальпель: это постороннее было холодным и двигалось с осторожностью и точностью. Но тепло Гермионы не исчезло.

А затем все кончилось.

Драко попятился назад. Сильные руки подхватили его и усадили в кресло. Слизеринец посмотрел вверх и увидел Снейпа. Позади него была Гермиона. Она упала на колени от усталости.

— Я в порядке, — хотел сказать он, но вместо слов раздался лишь хрип.

Снейп протянул ему чашку холодного чая, и Драко сделал несколько жадных глотков.

— Гермиона? — прошептал он.

— Она в порядке, — ответил Северус. — Как вы себя чувствуете?

— Нормально. Только голова немного болит. Заклинание сработало?

— Нужно проверить.

Снейп повернулся к Гермионе, чтобы помочь ей встать. На секунду она прижалась к нему, когда ноги подвели ее, затем собрала остатки силы и встала самостоятельно. Профессор отвел ее к дивану.

— Теперь Северус и я — хранители твоих воспоминаний, — устало улыбнулась Гермиона. — Думаю, все прошло нормально, но нам нужно будет проверить, работает ли заклинание. Хочешь, чтобы мы проделали это в другой день? Ты, наверное, устал.

«Я, может, и устал, — подумал Драко, — но ты выглядишь еще хуже, Гермиона».

— Сегодня, — ответил он. — Если ты нормально себя чувствуешь.

— Гермионе ничего не надо будет делать, — отрезал Снейп. — Я проверю. Но для начала нужно немного передохнуть.

Северус вышел из комнаты. Наверное, пошел готовить новую порцию этого варева, которое он называет чаем.

Голова все еще кружилась и болела. Одного взгляда на Гермиону хватило, чтобы понять — она испытывает те же чувства. Поэтому они продолжили сидеть в тишине с закрытыми глазами.

Драко очнулся, когда ему в руку сунули горячую чашку. Слава Мерлину, это был кофе.

— Мы установили несколько ключевых слов, которые приведут в действие Обливиэйт в определенной ситуации, — сказала Гермиона. Ее голос был хриплым от усталости.

— Лишь проникновение в твой разум с помощью легилименции, сыворотки Правды или Империуса может активировать Обливиэйт. Чтобы проверить работу заклинания, Северус как раз и создаст такую ситуацию. Не сопротивляйся, больно не будет.

Драко слишком устал, чтобы спорить. Он повернулся и встретился с глазами Снейпа. Их чернота, казалось, окутывала мальчика, и Малфой-младший проваливался в них...

Гермиона чувствовала себя ужасно, все тело болело. Все, что она хотела, это капельку сна, но волнение не давало ей уснуть. Они столько работали над этим заклинанием! А что, если она допустила ошибку?

— Великолепно, — прошептал Северус, не отрывая взгляд от Драко. — Отличная работа, Гермиона.

Она облегченно вздохнула.

— Посмотрим, как он отреагирует, — сказала Гермиона.

Северус кивнул, отвел глаза и отодвинулся от слизеринца.

Это было разумное решение, так как Драко тут же вскочил.

— Где я? — закричал он. Лицо не выражало ничего, кроме ледяной ярости. — Я не знаю, как я сюда попал, но если вы меня сейчас же не выпустите, вы за это поплатитесь, — прошипел он.

Он так напоминал своего отца, что Гермиона вздрогнула.

Заметив ее состояние, Северус подсел к девушке и ободряюще сжал ее ладонь.

— Все в порядке, Драко, — она попыталась успокоить слизеринца. — Ты пришел сюда за зельем, ты разве не помнишь?

— Мне бы ничего не понадобилось от такого мерзкого предателя, как ты, Снейп, — отвращение искривило лицо мальчика. — И что здесь делает эта грязнокровная сука? — его взгляд остановился на Гермионе, которая еще сильнее вжалась в диван.

— Она нашла вас, когда вы лежали без сознания в вестибюле, — строго сказал Снейп. — Вы разве не удивлены своим провалом в памяти, глупый мальчишка?

— Что ж, — резко ответил он. — Тогда давайте мне зелье. Но предупреждаю, если это какая-то шутка, мой отец...

— Я не такой уж дурак, чтобы пересекаться с Темным Лордом или вашим отцом, — холодно перебил Снейп. — Дайте я проверю ваше состояние, прежде чем дам вам зелье.

Северус быстро подошел к Малфою, поднял его подбородок, заглянул в глаза и произнес слова, понятные лишь Гермионе. Они выбрали набор звуков и слов, о которых никто никогда бы не догадался.

Как только он замолчал, Драко вздрогнул. Его глаза широко раскрылись, и он невидяще уставился на Снейпа. Лишь сильные руки профессора Зельеварения не давали ему упасть.

Затем его лицо начало дергаться. Драко закрыл глаза и снова их открыл.

Северус усадил мальчика на диван. Щеки слизеринца пылали от стыда, и он боялся встретиться взглядом с профессором и девушкой.

— Простите меня, — прошептал он. — Не могу поверить, что я себя так вел!

— Не извиняйся, Драко, — улыбнулась Гермиона, хотя воспоминания еще отдавались болью. — Ты вел себя так, как я и хотела.

Глава опубликована: 03.04.2012


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 662 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх