Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Когда дерется львица (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Lisolap главы 12+
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Drama/Romance
Размер:
Макси | 1827 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~68%
Гермиона становится шпионом Ордена Феникса среди Пожирателей смерти, о чем известно только Дамблдору. Чтобы завоевать доверие Волдеморта, Гермиона рассказывает всю правду о Снейпе. Освобожденный от роли шпиона и необходимости притворяться лояльным Пожирателем, Снейп какое-то время просто наслаждается жизнью, но затем узнает, кому всем этим обязан.
QRCode

Просмотров:470 952 +141 за сегодня
Комментариев:601
Рекомендаций:8
Читателей:2551
Опубликован:21.07.2011
Изменен:27.12.2017
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От переводчика:
Работающие/работавшие беты:
Neirina, главы 1-7.
Blanca, главы 8-11.
Lisolap, главы 12+

Фанфик обзавелся шикарной обложкой, ее можно увидеть здесь - http://www.pichome.ru/image/2s Автор обложки - Yeah_nocuus (спасибо!)
Благодарность:
Спасибо предыдущему переводчику Wolf. Без нее я бы никогда не взялась за этот фанфик.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 49. Любовь — незыблемый маяк

Гарри с нетерпением ждал вечера. Немного удачи, и они разовьют план с пророчеством и наконец-то примут решение. Они с Драко провели день в штаб-квартире, продумывая текст пророчества, в котором будут содержаться первые строки, а дальше уже выдумка по вкусу.

Но, когда Гарри и Драко разошлись после обеда, бросая друг на друга ненавистные взгляды и едкие замечания, а затем зашли в штаб-квартиру, то увидели не собрание внутреннего круга, а настоящий бедлам.

Члены Ордена столпились в группу и жужжали, как рой разъяренных пчел во главе с миссис Уизли и Тонкс, которые громко кричали, перебивали друг друга, и (в случае с миссис Уизли) были готовы разразиться слезами.

Молча Гарри и Драко оглядели комнату и увидели причину яростного спора.

Гермиона и Снейп стояли в нескольких шагах напротив разъяренной толпы, но были так отстранены, как будто между двумя группами прочертили линию. Посередине стоял директор, пытаясь вразумить миссис Уизли.

Все так же без слов Драко коснулся руки Гарри и привлек его внимание к Снейпу и Гермионе. Потребовалось время, чтобы Гарри понял: что-то не так. Гермиона как-то странно держалась. Она вся дрожала и была бледной, как полотно.

Снейп стоял так, словно ограждал Гермиону от того, от чего она обычно отмахнулась бы, как от досадливой неприятности. Со стороны Гарри и Драко было хорошо видно, как их подруга схватилась за профессора, как человек хватается за спасательный круг. С ней было определенно что-то не так. В чем бы ни была причина, самое время отвлечь от этой пары внимание.

— Что случилось? – громко спросил Гарри, заставив миссис Уизли остановиться на полуслове. Но она тут же развернулась к нему и возобновила тираду.

— Что случилось?! – громко повторила она. — А то, что мы обнаружили Гермиону и нашего дорогого главу шпионов в самом невероятном положении! Можешь представить мое удивление, когда я вошла в комнату и увидела, как они обнимаются, а он целует Гермиону?! Профессор не должен позволять подобное!

— Он больше не профессор, – только и успел сказать Гарри. Драко фыркнул на такое слабое возражение. Гарри продолжал лихорадочно мыслить.

Что заставило Гермиону и Снейпа ослабить бдительность? Они всегда были так осторожны! Как они не заметили миссис Уизли?

— Какое это имеет значение? – прошипела миссис Уизли и вернулась к добыче, потеряв к Гарри всякий интерес.

Она снова глянула на Гермиону и Снейпа. Гермиона еще ближе подступила к Северусу, как будто в поиске поддержки, в то время как миссис Уизли смотрела на них, как змея на мышь.

Что-то вывело подругу из равновесия так сильно, что она отчаянно нуждалась в опоре. А Снейп обычно забывал обо всем, когда сосредотачивался на Гермионе, особенно, когда происходил, как выражалась Тонкс, «мыслительный трюк».

Подруга выглядела так, будто отчаянно нуждалась в нескольких минутах, чтобы собраться и успокоиться, обрести контроль над чувствами, и, хоть ухмылка Снейпа прекрасно давала понять, что он думает об этом фарсе, он не положил конец этой перепалке. То ли он не мог взывать к авторитету главы шпионской сети, то ли боялся, что этого недостаточно.

Каковы бы ни были причины спора, выходящего из-под контроля, определенно нужен человек, который успокоит людей и направит эмоции в более мирное русло.

Очевидно, Драко пришел к тому же выводу.

— Может, присядем? – нерешительно предложил он, однако интонацией он дал понять, как глупо выглядят все присутствующие, столпившись как стадо овец.

— Отличное, предложение, мистер Малфой! – поспешно согласился Дамблдор; он явно радовался, что кто-то пришел на помощь. — Давайте все присядем, немного успокоимся. Я совершенно уверен, что мы можем прояснить это маленькое недоразумение, как культурные люди...

— Разве культурно целовать девочку в два раза себя младше?! – отрезала миссис Уизли, но через мгновение уступила и последовала со всеми к столу. Гермиона и Снейп присоединились последними. Когда подруга проходила мимо, все еще бледная и дрожащая, она прошептала Гарри одними губами: «Спасибо». Он молча взял ее под руку, проводил к столу и сел рядом. Драко последовал за Снейпом и, как обычно, сел слева от него.

Чрезмерно энергичным взмахом палочки Дамблдор призвал чашки с горячим шоколадом. Гарри даже закатил глаза от раздражения: неужели директор думает, что сладости – решение всех проблем?

Он заметил, как Снейп также закатил глаза, даже не пытаясь скрыть чувств, и взмахом палочки заменил свою и чашку Гермионы на большие кружки, наполненные травяным чаем. Гарри снова обратил внимание на девушку; она сжимала кружку так сильно, будто это был ее единственный путь к спасению. Очевидно, вернулись слизеринские инстинкты и подсказали, что лучше не демонстрировать отношения со Снейпом.

Конечно, миссис Уизли было уже не остановить. Гарри видел немало семейных ссор в Норе, чтобы не питать такие пустые надежды.

— А теперь, Молли, – успокаивающе начал Дамблдор, — давай во всем спокойно разберемся.

«Прекрати гриффиндорскую истерику», – мысленно перевел Гарри. Он заметил, как во взгляде Драко появилась веселость: значит, его друг тоже развлекается чтением между строк.

— Конечно, я не знаю, что ты видела.

То есть, «я не поддерживаю твое толкование сложившихся обстоятельств».

— Но наверняка все легко объяснить. Возможно, ты увидела мысленный контакт между Северусом и мисс Грейнджер? Во время такого контакта между ними возникает странная близость, которую мы все видели.

«И никто не увидел в этом трагедии и не пошел на такой крупный конфликт», – снова перевел Гарри.

Он не отводил взгляда от Дамблдора. Он всегда подозревал, что директор более хитер, чем кажется. Благодаря своему подозрению он заметил еле уловимое движение бровью. Гарри повернулся, но не слишком быстро, чтобы не вызвать подозрений, и заметил, как Снейп в ответ тоже чуть приподнял бровь.

— Именно так. Это было мысленное погружение, – подтвердил Снейп и чуть снисходительно ухмыльнулся, чтобы заставить Тонкс и миссис Уизли почувствовать себя глупо, но не настолько, чтобы пробудить в них злость. — Гермиона только вернулась с собрания Пожирателей смерти, на котором ей удалось узнать полезную информацию. Темный Лорд верит, что Поттер находится в изоляции. Он поощрил ее...

Просто и изящно Снейп отвлек внимание Ордена от такой компрометирующей темы и преподнес им то, от чего они не могли отказаться – информацию с собрания Пожирателей.

Обычно Снейп и Гермиона вели рассказ довольно сжато, предоставляя только голые факты. Членам Ордена всегда было любопытно, как проходят встречи внутреннего круга, ведь они, по сути, были отражением их собственных собраний. Теперь же Снейп свободно все выкладывал, чтобы отвлечь внимание присутствующих от опасной темы.

— Мне не нравится это объяснение, – миссис Уизли прервала пересказ диалога между Гермионой и Волдемортом. — Я видела их обычное мысленное общение, на этот раз это было не оно. Это был поцелуй.

Снейп замолчал с видом крайнего раздражения и одарил своим фирменным уничтожающим взглядом. Не подействовало.

— Я подумала, что они работают вместе слишком тесно и это странно, – продолжила миссис Уизли, обращаясь ко всем, кроме Гарри, Драко, Гермионы и Снейпа, как будто посчитав их недостойными объяснения. — Я забеспокоилась, когда заметила их душевную манеру разговора, но молчала, потому что всегда считала Северуса благородным человеком, – миссис Уизли замолчала и кинула взгляд на «благородного человека»: тот явно выглядел так, будто вот-вот высушит язык своей жертвы и использует его вместо смоковницы. — Но это зашло слишком далеко! Сначала они так странно мысленно общаются, а потом я вижу, как они целуются и обнимаются!

— Я считаю, что подобные темы не следует обсуждать на военном совете, – холодно заметил Снейп. — У нас есть более важные вопросы, чем воображаемое...

— Это случилось посреди комнаты для военного совета! – возразила миссис Уизли. Сейчас ее голос звучал резко и грозно. Таким он был, когда дело касалось близнецов. Ой-ей! Хорошо, что сегодня нет Рона, Фреда и Джорджа. Иначе сегодня все Уизли ополчились бы против них.

— И я не желаю, чтобы подобное происходило прямо у меня под носом только потому, что некоторые слишком важничают, чтобы во всем признаться!

Несмотря на тренировки, Гарри не смог скрыть удивления. Он ожидал услышать возражения, гнев миссис Уизли, но никак не полноценное нападение на Дамблдора, Снейпа и всех, кто не желал обсуждать ее подозрения в данный момент. У МакГонагалл и Люпина нет никакой возможности высказать свое мнение так, чтобы их не обвинили в невнимании к тому, что происходит у них под носом. Самое время сейчас все выяснить, иначе в Ордене произойдет раскол.

Гарри почувствовал, как слева будто концентрируется магия. Повернувшись, чтобы определить источник странных ощущений, он заметил, как Гермиона начала дрожать и посерела от усталости и нарастающей боли. Пока миссис Уизли неприятно громким голосом пустилась в очередную тираду о том, что она на самом деле видела, Гермиона медленно прикрыла глаза, сглотнула раз, потом другой. Она выглядела так, будто отчаянно желала восстановить контроль, но понимала, что это совершенно безнадежно.

Видимо, Снейп тоже заметил странную дрожь, так как прервал миссис Уизли на полуслове.

— Тебе нужно идти, Гермиона, – спокойно произнес он, и Гермиона тут же послушно встала из-за стола, не проронив ни слова.

— Что значит уйти? – возмутилась миссис Уизли. — Мы еще не закончили! Она не может просто взять и уйти! И почему ты отдаешь ей приказы?

— Потому что знаю, что ей сейчас нужно, – ответил Снейп, даже не удостоив миссис Уизли насмешки. Он положил руку Гермионе на плечо и проводил ее к двери в свой кабинет.

Миссис Уизли молча проводила их взглядом. Когда дверь в кабинет захлопнулась, и вспыхнули заглушающие чары, она встала и решительно направилась следом.

Ни минуты не сомневаясь, Гарри преградил ей путь.

— Вам не следует их беспокоить, миссис Уизли, – сказал Гарри, стараясь, чтобы слова звучали как можно более уважительно. Драко всегда учил: позволь человеку сохранить лицо, не унижай оппонента, иначе окажешься крайним.

— Что это значит? – недовольно спросила миссис Уизли. — Чем же они занимаются, если я могу их побеспокоить? Гермиона выглядела ужасно, когда он ее уводил!

— Со всем уважением, – твердо произнес Гарри и отвел миссис Уизли к столу, — но это совершенно не ваше дело.

Миссис Уизли была так поражена, что позволила усадить себя за стол, и теперь ошарашено смотрела на Гарри. На лицах остальных членов Ордена застыло то же удивление.

— Что происходит? – спросила Тонкс. — Ты что-то знаешь, Гарри?

— Я вас уверяю, это не имеет никакого отношения к делам Ордена, и вы не имеете права вмешиваться, – так же твердо произнес Гарри и сел на стул между собравшимися и дверью в кабинет Северуса.

Если кто-то захочет побеспокоить Снейпа и Гермиону, то придется иметь дело с Гарри.

— Думаю, Гарри прав, – спокойно согласился Ремус, и все удивленно повернулись к нему. — Гермиона уже взрослая, а Северус больше не преподаватель. Они могут целоваться и обниматься, это не наше дело. Мы не имеем права судить.

— Говори, что хочешь, но это нездоровое поведение! – возразила миссис Уизли. — Он – мужчина средних лет на ответственной должности, а она всего лишь девочка! Пару месяцев назад они друг друга ненавидели! Это попросту... ненормально!

— Ненормально? – Гарри не мог поверить своим ушам. — Может, вам сначала следует немного подумать, миссис Уизли, – его голос звучал как никогда холодно. — С кем в этой комнате вы предпочитаете поговорить о «нормальном»? С Ремусом? – он махнул в сторону Люпина, сидевшего у окна. — С человеком, которого покусал оборотень, когда он был совсем маленьким? С Грюмом, который девять месяцев провел в сундуке? С Драко, которого тренировали в Пожиратели, с тех пор, как он научился ходить, и который предал свою семью, чтобы помочь нам? – он остановился, буравя миссис Уизли взглядом; женщина вжалась в кресло, как будто отчаянно хотела сейчас оказаться в другом месте. — Или со мной? Моих родителей убили, когда я был младенцем, а еще я с одиннадцати лет в открытую противостою Волдеморту.

Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но Гарри окинул ее испепеляющим взглядом. Он был слишком зол, чтобы проявлять уважение.

— Мне очень интересно, откуда у вас есть представления о нормальном, миссис Уизли. Снейп и Гермиона делали и видели такое, что вы себе и представить не можете. И, если уж они могут помочь друг другу пережить это, я на их стороне. Да я поддержу их, даже если они решат пожениться!

— Вот так благодать, Поттер, – раздался позади комментарий. Гарри оглянулся и заметил ухмыляющегося Северуса Снейпа. Но при этом в его глазах было такое выражение, которое Гарри видел лишь раз, когда он и Драко предложили задумку с пророчеством, – немного одобрения и невольное уважение.

— Гермиона отдыхает в моем кабинете, и я настоятельно рекомендую ее не беспокоить. Она плохо себя чувствует, – сообщил он, особо задержав взгляд на миссис Уизли.

— Снова приступ? – тихо спросил Ремус.

Снейп кивнул и сел за стол.

— Ты что-то хотела обсудить, Молли. Сейчас самое время. Гермионе в этом не нужно участвовать.

Но внимание миссис Уизли поглотил вопрос Ремуса.

— Приступ? – спросила она раздраженно. — Что за приступ?

— Который провоцирует Круциатус, – спокойно ответил Снейп. — Полагаю, ты навещала Фрэнка и Алису Долгопупсов после того, как они подверглись пыткам?

Миссис Уизли и остальные члены Ордена побледнели.

— Гермиона тоже страдает от последствий Круциатуса? – прошептал Артур Уизли, схватившись за ручки стула.

— Как и все Пожиратели, – холодно ответил Снейп. — А вы что думали? Что у них на собраниях чайные церемонии?

Судя по лицу миссис Уизли, она и правда убедила себя в чем-то подобном. Но правда не заставила ее надолго замолчать. Если миссис Уизли напала на след, то ее невозможно отвлечь.

— Это не объясняет твое поведение, – громко возразила она. — Зачем ты так обнимал Гермиону?

— Я утешал ее и придавал силы, Молли, – ответил Снейп. Он даже не пытался скрыть, насколько нелепым считает весь разговор.

— Что-то я не видела, чтобы ты обнимал другого шпиона или Гарри, когда его мучили кошмары, – едко заметила миссис Уизли.

Гарри вздрогнул, представив, как Снейп его обнимает, и заметил, что профессора так же передернуло.

Внезапно он вздохнул и устало посмотрел на миссис Уизли.

— Должен сообщить, что собрание, с которого вернулась Гермиона, прошло напряженнее обычного, – бесстрастно произнес он. — Сегодня на ее руках умерла девочка-маггл четырех лет. Эта девочка видела, как убили ее отца, а затем сама испытала пытки Пожирателей смерти. Гермиона положила конец мучениям собственными руками. Она притворилась, что не рассчитала силу. Конечно, ее за это наказали. Думаю, вы можете представить, что этот вечер выбил ее из колеи.

Гарри отвернулся. Он не хотел, чтобы члены Ордена заметили ужас в его глазах. Гермиона никогда не рассказывала, что происходит на собраниях, что ей приходится делать.

Теперь же он знал и понимал, почему она так непреклонно сохраняла молчание. Он невольно взглянул на Драко. Во взгляде друга отражались те же чувства, только с некой мрачной и горькой нотой. Каково вырасти с человеком, который способен на такие поступки? Который, если Гарри верно истолковал замечания Драко, даже наслаждался этим? Каково иметь отношения с таким человеком, послушно исполнять все его требования?

Ему вдруг отчаянно захотелось вбежать в кабинет Снейпа и крепко обнять Гермиону, защитить от злого мира, в который она вступила, и защитить себя от ужасных картин, всплывающих в мыслях.

Но миссис Уизли не отступала. И, хотя Гарри хотелось закричать на нее, чтобы прекратить бесполезные расспросы, он сдержался. Он знал, как легко миссис Уизли выходит из себя, им не нужно еще более ожесточенное противостояние. Она не успокоится, пока не получит ответы. Возможно, даже лучше, если Снейп сейчас со всем разберется, пока Гермионы нет рядом.

— Между тобой и Гермионой нечто большее, чем дружба? – решительно спросила миссис Уизли.

Впервые Снейп засомневался, что ответить.

— Не понимаю, как этот вопрос касается дел Ордена, – наконец ответил он.

— Поверь, касается. Так между вами нечто большее? – миссис Уизли повторила вопрос.

— Да, – тут же последовал ясный ответ, но не от Снейпа.

Все присутствующие резко развернулись и заметили стоящую в дверях Гермиону. Хоть она едва держалась, но ее глаза сверкали, а подбородок был вызывающе вздернут.

— Тебе нужно отдохнуть, – сказал Снейп, не обращая внимания на ошарашенное молчание окружающих.

— Знаю. Тебе тоже.

Пока все молчали, Драко подошел и подал Гермионе руку. Она с благодарностью на нее оперлась и, подойдя к столу, села. Прежде чем вернуться на свое место, Драко ободряюще сжал плечо девушки.

Миссис Уизли наконец снова обрела голос.

— Что это значит, милая? – спросила она, стараясь, чтобы голос звучал дружелюбно. — Между вами происходит что-то... романтическое?

Она глянула на Снейпа, явно сомневаясь, что этот человек способен на нечто даже отдаленно похожее на романтику.

Гермиона хмыкнула.

— Что такое, по-вашему, романтика? – просто спросила она, и миссис Уизли тут же покраснела.

— Я... я... – забормотала она. — Это...

На мгновение Гарри показалось, что она пустится в пространные объяснения про поцелуи и прогулки под ручку, которые выслушали каждый из детей Уизли и даже сам Гарри несколько лет назад. Но Снейп тут же вмешался.

— Если тебе так нужно знать, – произнес он; его голос звучал мягко, как никогда, — то Гермиона – любовь моей жизни. Она – моя душа.

Из уст другого человека это звучало бы пошло. Но для Снейпа это была правда. И она звучала так просто и искренне, что у Гарри перехватило дыхание. Он заметил, как Гермиона и Снейп обменялись долгим взглядом, а затем одновременно повернулись к миссис Уизли.

Хоть это был не более чем взгляд, он показался Гарри самым нежным выражением чувств на свете. Судя по лицам Драко и Ремуса, они думали точно так же.

— Мои поздравления, – Гарри нарушил молчание. — Я рад за вас обоих.

— Спасибо, – улыбнулась Гермиона. Эти слова многое значили для нее, хоть она и знала, что Гарри давно принял их отношения.

Северус просто чуть кивнул, но Гарри опять же заметил в его взгляде мелькнувшее уважение.

— Но, Гермиона, милая... – забормотала миссис Уизли; она явно не желала принимать такую правду. — Ты уверена? В смысле... ты молода и неопытна... и уязвима...

Улыбка исчезла с лица Гермионы, в глазах появилось опасное выражение, даже предупреждение не переступать черту, которое Гарри давно научился распознавать.

— Не надо говорить о неопытности, миссис Уизли, – решительно прервала Гермиона.

Но миссис Уизли не обращала внимания на сгущавшиеся тучи.

— Ты еще молода, милая, – продолжила она, не замечая холодного взгляда Снейпа. — Когда мы достигаем определенного возраста, мы испытываем... новые для нас чувства и желания. Иногда мы неправильно их истолковываем и путаем любовь и...

— Хотите сказать, что я не вижу разницы между сексом и любовью? – Гермиона усмехнулась, и миссис Уизли заметно вздрогнула. — Пожалуй, вам следует это обсудить с Люциусом Малфоем. Он бы вам рассказал, насколько я... опытна. Ах нет, я забыла... Рядом с ним вы не проживете и минуты, чтобы успеть задать вопрос.

С этими словами Гермиона поднялась и медленно прошла к гобелену, ведущему в кабинет Снейпа. Она положила ладонь на гобелен, что-то прошептала и через мгновение исчезла.

— Большей глупости ты еще не говорила, Молли, – профессор МакГонагалл нарушила напряженную тишину. — Назвать ее неопытной. Абсурд!

— Но так и есть! – горячо возразила миссис Уизли. Она глянула на Снейпа и тут же отвела взгляд, будто боясь его реакции. — Ей всего восемнадцать, а Северус на двадцать лет старше! Как я поняла из рассказов Рона и Гарри, у нее никогда не было парня, а сейчас у нее отношения с бывшим Пожирателем смерти. Я не сомневаюсь в честности твоих побуждений, Северус, но она так уязвима! Он может неосознанно ранить ее.

— Она точно не ранима, миссис Уизли, – сухо заметил Гарри. — Последний раз, когда я попытался подкрасться и обнять ее, она чуть меня не придушила. Она прошла через многое, что вам и не снилось. А своим поведением вы ее попросту обижаете!

— Послушай, Гарри, если она шпион и многое знает, то это не значит, что она опытна в вопросах любви...

Драко только усмехнулся. Он все еще довольно сдержанно и неуверенно держался с Орденом, но тут не выдержал.

— Она определенно достаточно опытна, чтобы соблазнить моего отца, – сухо заметил он. — А он искушен, я вас уверяю.

— Твой... отец... Что?! – миссис Уизли побледнела, как полотно, и потеряла дар речи. Наконец-то.

К сожалению, мистер Уизли и Тонкс не разделили ее замешательства.

— Объясни, пожалуйста, что это значит, Драко, – сказал Артур Уизли, нахмурившись. — Кажется, я тебя неправильно понял.

— Вы поняли его совершенно правильно, – вмешался Гарри. Он не хотел, чтобы на Драко обрушился поток возмущения. – А как еще Гермиона могла вступить во внутренний круг Волдеморта? Думаете, она выслала ему резюме?

— Но... как?!

Гарри пожал плечами. Не очень-то хотелось, чтобы Орден догадался, насколько он сам был поражен такой новостью.

— Она красивая, умная и очень целеустремленная, – просто ответил он. — Думаю, все очевидно.

— Но как она выносит прикосновения этого Пожирателя смерти?! – казалось, Тонкс была противна сама мысль об этом.

— Она ставит благо окружающих выше своего, – холодно ответил Гарри.

— Ну, если ты и правда так считаешь...

Гарри отметил, что голос миссис Уизли звучит препротивно, когда она пытается отпустить саркастичное замечание.

— Что? – прошипел Гарри, не веря своим ушам.

Голос миссис Уизли, на этот раз не агрессивный, а жутковато задумчивый, снова вызвал бурю эмоций у собравшихся.

— Возможно, она погрузилась во тьму гораздо больше, чем мы думаем, – тихо ответила она.

У Гарри кровь застыла в жилах. Его пронизывало неверие и разочарование.

— Не могу поверить, что вы так думаете, миссис Уизли, – прошептал он.

— Гарри, дорогой, я знаю, что она тебе нравится, и я не сомневаюсь, она была хорошим другом, но ты правда считаешь, что следует водиться с девушкой, у которой отношения с Люциусом Малфоем? – на ее лице застыла маска отвращения.

Хотя никто не поддержал слова миссис Уизли, но на лицах многих отразилось то же чувство.

Гарри переполнила слепая ярость: как легко они отвернулись от Гермионы, осудили ее поступки как нечто гадкое и даже не обратили внимания на ее мотивы. Впервые в жизни Гарри понимал и разделял озлобленность и презрение Снейпа. Он открыл, было, рот, чтобы громко возмутиться, но его опередили.

Все это время Снейп сидел за столом, но после слов миссис Уизли он вскочил, сверкая глазами. Комнату переполняло ощущение магии.

— Довольно! – прорычал он. Все стекло, что было в комнате, тут же разлетелось на тысячи осколков.

В комнате мгновенно повисла мертвая тишина. Даже Дамблдор втянул голову в плечи.

— Я всегда сомневался в уме членов Ордена, – продолжил Снейп. Хоть его голос звучал привычно, и ничто не выдавало недавней вспышки, но все присутствующие прямо-таки ощущали переполнявшую его мощную магическую силу, которая готова принуждать, наказывать и уничтожать. Гарри передернул плечами.

— Я знал, что вы предпочитаете вести себя, как благочестивые гриффиндорцы. Я знал, что вы скорее отвернетесь от правды, чем признаете, что вы не такие чистые и безупречные, какими себя считаете. Но на этот раз вы зашли слишком далеко.

Еще один всплеск магии.

Гарри заметил, как миссис Уизли вцепилась в ручки стула. Она была совершенно напугана. Хорошо. Она это заслужила.

— Гермиона оказала вам неоценимую услугу, на которую вы – бесхребетные праведники – не способны даже в самых смелых мечтах. Но вы так испугались человека, в которого она превратилась, что скорее позволите ей умереть, чем поддержите. Вы относились к ней с недоверием, сомневались в ее верности, компетентности и уме. И она со всем мирилась. Но я не позволю сомневаться в ее образе жизни. Гермиона – самое ценное, что у меня есть, и я ни секунды не буду колебаться, если ради нее придется кого-то убить. Зарубите себе на носу: хоть я больше и не шпион, но я знаю такие способы разрушить вашу жизнь и жизни ваших семей, которые вам и не снились.

Это была не угроза, вдруг понял Гарри, глядя на мрачную фигуру бывшего профессора зельеварения. Это простая констатация факта.

— Гермиона слишком долго мирилась с вашим поведением. Но сегодня с этим покончено. Никаких сомнений в ее способностях, жизни и побуждениях. Я этого не позволю. Дважды подумайте, прежде чем перебежать мне дорогу. Я могу поджидать вас на каждом углу, в каждой тени. И если вы ее раните, то моя тень – это последнее, что вы увидите в жизни.

Снейп окинул всех взглядом, чтобы убедиться, что его слова достигли желаемого результата (а так и произошло, присутствующие будто примерзли к стульям), медленно поправил мантию и, не оглянувшись, удалился через гобелен в свой кабинет.

Прошло несколько минут, прежде чем все пришли в себя. Даже Гарри задержал дыхание.

— Как же это было страшно... – прошептала Тонкс, и Гарри заметил, что многие готовы с ней согласиться.

— Что ж, – наконец сказал Драко, нарушая застывшее напряжение, — он всегда говорил, что может закупорить смерть.

Глава опубликована: 04.11.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 601 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх