Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Когда дерется львица (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Lisolap главы 12+
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Drama/Romance
Размер:
Макси | 1874 Кб
Статус:
Закончен
Гермиона становится шпионом Ордена Феникса среди Пожирателей смерти, о чем известно только Дамблдору. Чтобы завоевать доверие Волдеморта, Гермиона рассказывает всю правду о Снейпе. Освобожденный от роли шпиона и необходимости притворяться лояльным Пожирателем, Снейп какое-то время просто наслаждается жизнью, но затем узнает, кому всем этим обязан.
QRCode

Просмотров:545 345 +80 за сегодня
Комментариев:649
Рекомендаций:11
Читателей:2711
Опубликован:21.07.2011
Изменен:11.02.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От переводчика:
Работающие/работавшие беты:
Neirina, главы 1-7.
Blanca, главы 8-11.
Lisolap, главы 12+

Фанфик обзавелся шикарной обложкой, ее можно увидеть здесь - http://www.pichome.ru/image/2s Автор обложки - Yeah_nocuus (спасибо!)
Благодарность:
Спасибо предыдущему переводчику Wolf. Без нее я бы никогда не взялась за этот фанфик.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 58. Львица, львица, жгучий страх

— Наш план был представлен Волдеморту, и он его не отверг, — объявил Дамблдор на следующее утро, когда члены внутреннего и внешнего круга собрались в зале на очередную изматывающую тренировку.

Гарри и Драко перевели взгляд на Гермиону: она сидела в части комнаты, отведенной для обсуждения стратегии, и увлеченно читала книгу. Как будто в противовес прошлой ночи, ее внешность и поведение во всём говорили о профессионализме. Она убрала длинные волосы в тугой пучок, а темно-коричневые брюки и блузка только подчеркивали отсутствие косметики и украшений. И улыбки.

Гермиона выглядела уставшей, и, возможно, бледность можно было списать на насыщенную ночь, но полную сосредоточенность на книге (хотя Гарри знал подругу и был уверен, что она отмечает все происходящее в комнате) можно было объяснить только беспокойством.

Или она попросту не хотела говорить о прошлой ночи.

Гарри улыбнулся, зная, что Гермиона тут же это заметит, и увидел, как Драко тоже ее поприветствовал. На его лицо вновь вернулась маска. Он наверняка ожидал получить удар с любой стороны, однако держался спокойно и сдержанно, как и всегда.

— Для нас это означает следующее, — продолжил Дамблдор, обменявшись быстрым взглядом с Северусом. — Во-первых, с этой минуты ни один член Ордена не должен посещать Тинтагель или ближайшую к нему местность ни при каких условиях. Во-вторых, нам необходимо налечь на тренировки. Мы должны быть готовы к Хэллоуину. От этого зависит все.

Гарри услышал, как однокурсники, разрозненно стоявшие в зале, разочарованно вздохнули, и мог поклясться, что к ним присоединилось несколько старших членов Ордена. Он обменялся насмешливым взглядом с Драко, хотя и сам был не сильно рад тратить еще больше времени на бег, прыжки и увороты от учебных атак.

Несмотря на свои прежние представления о дуэли, теперь Гарри не находил в них ничего веселого. Это был тяжкий труд и, несмотря на защитные заклинания в зале, даже опасный.

Не говоря уж о подготовке к Т.Р.И.Т.О.Н. Экзамены должны состояться через две недели, и Гарри представления не имел, как совмещать учебу с тренировками, которые вдобавок стали еще более напряженными.

Он вздохнул. Нет смысла ворчать и жаловаться. Гарри многому научился, чтобы не тратить время на такую ерунду. И пока он шел к платформе для дуэлей, что-то ему подсказало, что он будет благодарен за каждую кроху знаний, которую сейчас получает.

Несмотря на дурное предчувствие Драко, тренировка прошла хорошо. Уизли пару раз бросили на него странные взгляды, Рон смотрел на него с неприкрытым недоверием, но остальные члены Ордена вели себя так, будто ничего странного не произошло.

А это означало дружелюбные улыбки от Ремуса и МакГонагалл, грубые команды от Грюма и резкие, высокомерные замечания от Северуса, звучавшие всякий раз, как они отвлекались даже на долю секунды.

Гарри бы ни за что не признался, но во время этих тренировок он испытывал ненависть к Северусу практически с прежней силой.

Не то что бы он мучил или издевался над ними, как на зельеварении, или был менее чем терпелив (вообще всякий, кто учил Рона окклюменции, должен обладать железной выдержкой). Просто он видел абсолютно все: неидеальное движение палочкой, брешь в защите, несбалансированность позы.

Казалось, Северус больше сосредоточен на беседе с Дамблдором и Гермионой, но в ту же минуту, как Гарри, Рон или кто-либо другой совершал ошибку, даже малейший промах, он был тут как тут. Он запускал безобидное проклятие, чтобы указать на слабое место, и требовал повторить заклинание без ошибок или исправить что угодно, что приходило ему на ум.

Однажды он появился рядом с Гарри и слегка его толкнул. Гарри, потерявший равновесие, упал на пол, как стул о трех ножках, и тут же густо покраснел. Он не заметил, как подошел Северус. И даже не услышал его.

И самое ужасное, что этот человек, требовавший от них идеального исполнения, заставлявший тренироваться до бесконечности, повторять одни и те же движения снова и снова, никогда не демонстрировал хотя бы малую часть своих навыков.

Ремус и Грюм время от времени проводили дуэль или показывали новые заклинания и движения, а Тонкс, Шеклболт, Флитвик и МакГонагалл, достигшие такого уровня, на который Гарри, Рон и даже Драко не рассчитывали, становились их оппонентами на дуэльной платформе.

Но только не Северус. Он лишь подкрадывался, запускал в них заклинания и насмешливо указывал на недочеты.

Лишь один человек придерживался той же политики — Гермиона. Никто не мог заставить ее выйти на дуэль, хотя близнецы, Гарри и Драко не раз просили об этом.

Но, по крайней мере, она не комментировала их действия на платформе. Она полностью была поглощена стратегией и, казалось, не обращала внимания на проходящую рядом тренировку, хотя Гарри время от времени замечал ее взгляд на себе и, подняв голову, видел, как подруга едва заметно хмурится или — еще менее заметно — удовлетворенно улыбается.

В отличие от Северуса, который превращал свою оценку во всеобщее достояние.

Пока Ремус руководил разминкой, Гарри переводил взгляд с учеников на членов Ордена, на своих друзей.

Лицо Драко все еще напоминало маску, но периодически игравшие желваки подсказывали Гарри, что чувствует друг. Рон же был как открытая книга; его взгляд метался с Драко на Гермиону, потом снова на Гарри и так по кругу.

Гарри заметил в глазах Уизли беспокойство, желание снова воссоединиться со своими лучшими друзьями, но эти чувства были запятнаны отвращением и злостью. Гарри знал, что Рон уже многому научился за последнее время, но ему предстоит еще такой же долгий путь.

Джинни, Невилл и Луна держались в стороне, и между ними было заметно напряжение: они то и дело обменивались вопросительными взглядами. Очевидно, они хотели знать, что происходит, но Невилл не собирался конфликтовать в открытую, Луна, вероятно, винила каких-нибудь невидимых существ, а Джинни, к удивлению Гарри, в последние недели сдерживала вспыльчивость, возможно, она понимала, что происходящее во внутреннем круге находится за гранью ее понимания.

Вот и вся команда Гарри, ворвавшаяся в Министерство, плюс бывший заклятый враг, но как далеко они продвинулись со времен ОД?

Гарри с усилием наклонился, чтобы дотянуться до пальцев ног, затем с облегчением выпрямился, когда Ремус попросил всех разбиться на пары и приступить к тренировке защитных чар. Гарри, извиняясь, глянул в сторону Рона и направился к Драко. Он не знал, готов ли слизеринец вынести обычные недоверчивые взгляды от присутствующих.

Они едва успели начать, как рядом возник Северус. Он в раздражении покачал головой и резко приказал Драко встать как следует. Гарри заметил, что друг не в духе, и это было не удивительно. Вряд ли он хорошо спал сегодня ночью.

Но, несмотря на это, Северус решил не давать им спуску: он критиковал, поправлял и преуменьшал их способности больше обычного.

Спустя двадцать минут постоянного вмешательства Снейпа Гарри уже достиг точки кипения. Он уже был слишком зол, чтобы задаваться вопросом, почему именно сегодня Северус пытает их больше обычного.

Через пять минут, когда Драко приказали выполнить одно и то же заклинание в третий раз, он не выдержал.

— У меня все получается, Северус, — прошипел он, побледнев от ярости. — Почему бы вам не продемонстрировать свои умения, вместо того чтобы критиковать каждое наше движение?

И тут же закрыл рот. Драко выглядел потрясенным: он позволил чувствам завладеть собой.

Северус лишь приподнял бровь и, желая оставить фразу без внимания, молча отвернулся. Но близнецы Уизли решили не упускать шанс.

— А ведь в яблочко, наш светловолосый друг, — выкрикнул один из братьев; они проводили дуэль с Тонкс и Шеклболтом. — Прямо в яблочко!

— Нам тоже интересно, — начал другой.

— ... почему наш уважаемый глава шпионов...

— ... считает себя лучше всех...

— ... и не участвует в тренировках.

Гарри замер в ожидании бури. Северус не любил вопросы, особенно когда дело касалось его способностей. Гарри огляделся и обнаружил, что внимание большинства присутствующих приковано к ним.

«Отлично! — подумал он. — Как раз в тот самый день, когда Драко особенно не нужно повышенное внимание».

Но вместо того, чтобы резко и язвительно ответить, Северус издевательски усмехнулся и прислонился к платформе для дуэлей.

— Почему? — мягко спросил он; бархатный голос пронесся по комнате. — Возможно из-за уровня вашей подготовки.

— Ну да, — ответил один из близнецов; Гарри был уверен, что это Фред: сарказм у него всегда получался на долю убедительнее, чем у брата. — Если учесть, что в этом зале наверняка находится половина лучших дуэлянтов в мире.

— И правда, Северус, — заметила Тонкс, она наверняка приняла сторону близнецов из чистого любопытства. — Я уверена, Ремус с удовольствием потренируется с тобой в дуэли.

Ремус чуть выпрямился. Казалось, он с удовольствием выполнит просьбу, но в его глазах читалось беспокойство. Гарри никак не мог определить, чем оно вызвано.

— Конечно, — подтвердил он. — Но, боюсь, ним вам, ни Северусу это не будет интересно.

— Ого! — присвистнул один из братьев, почуяв какую-то неприличную подробность из жизни Северуса. — И почему же?

Улыбка Снейпа стала шире, пока не обнажила клыки; теперь он выглядел угрожающе. Ремус поморщился.

— Северус — отличный знаток дуэлей смешанного типа, — признался он. — И если я готов к магической составляющей, то с другой частью... Боюсь, мы не равны.

— Смешанный тип? — спросил Гарри, против воли чувствуя любопытство. — Что это?

— Это очень древняя форма дуэли, — ответил Грюм, в его хриплом голосе звучало как будто предостережение. — Лишь несколько человек практикуют данный вид.

— Почему? — спросил Рон. Очевидно, он решил, что спрашивать Грюма гораздо безопаснее, чем Северуса.

Грюм пожал плечами:

— Не хватает навыков и преданности искусству. Смешанная дуэль больше напоминает танец. Это сочетание физических и магических элементов, нужно мастерски владеть двумя областями. К тому же для многих это слишком опасно. Многие просто трусы.

Гарри перевел взгляд на Северуса, тот явно получал удовольствие. Обычно глава шпионов был замкнутым и суровым, но у него определенно был вкус к театральности, и он ни капли не возражал против повышенного внимания.

— Очень жаль, — протянул он. — По-видимому, мне придется оставаться безучастным наблюдателем.

— Я, конечно, могу попытаться... — предложил Ремус, на его лице читалась смесь сильного желания и, вместе с тем, беспокойства.

Северус лишь сильнее развеселился.

— Будет тебе, Ремус, — ответил он, ухмыляясь. — Ты прекрасно знаешь, что ты мне не противник.

— К сожалению, — Люпин улыбнулся, с легкостью принимая отказ. — Северус прав. Я немного изучал смешанные дуэли, но больше в теории. Северус — мастер. Для него это будет скука, а для меня — позор.

— Но я хотел бы посмотреть, — настоял Гарри, в нем проснулось любопытство. Сочетание физического и магического элемента? Это как дуэль Дамблдора и Волдеморта на пятом курсе, когда директор оживил статуи у фонтана?

Если так, то он просто обязан это увидеть!

— Разве вы не сможете провести дуэль с кем-то еще? Грюм?

Грюм покачал головой и приподнял деревянную ногу над полом.

— Я недостаточно быстр для этого, — проворчал он. — Но и до потери ноги я не был настолько хорош. В любом случае не сравнился бы с Северусом.

— Боюсь, противника и правда нет, — протянул Северус, горестно качая головой. Он замолчал, и Гарри внезапно понял: зельевар все спланировал, а они попались в его ловушку. — Разве что Гермиона снизойдет и примет мой скромный вызов чисто из учебных целей.

Интерес Гарри возрос, когда он повернулся к стратегической части зала. В это время Гермиона раздраженно оторвалась от книги.

Все ради этого? Еще один шаг в кампании «Хватит сомневаться в Гермионе»? Но если Северус спланировал все, чтобы продемонстрировать способности Гермионы, значит, она должна быть действительно хороша, или представление будет испорчено.

Теперь Гарри точно решил увидеть дуэль.

Внезапно почувствовав все внимание на себе, Гермиона шумно захлопнула книгу и, нахмурившись, встала.

— Мне кажется, это плохая затея, Северус, — отклонила она предложение.

— Гермиона? — послышался голос Фреда, он явно решил, что Северус шутит. — Она никогда не преуспевала в дуэлях. Даже на пятом курсе, когда мы создали ОД.

— Уже пора перестать недооценивать ее, — предупредил Северус, в его глазах заплясали огоньки. — В чем дело, мисс Грейнджер? — спросил он, поворачиваясь к Гермионе. — Струсили?

Гарри улыбнулся: он вспомнил эту же фразу, произнесенную Драко, и дуэль на втором курсе. Улыбка стала шире, когда он заметил огонек в глазах Гермионы: она тоже вспомнила и приняла вызов.

— Еще чего! — она повторила ответ Гарри.

Драко, находившийся рядом с Гарри, заметно расслабился.

— Ты же не всерьез, Северус? — спросила МакГонагалл с беспокойством. — Ты же не пытаешься сказать, что мисс Грейнджер обладает необходимыми навыками?

— Я всегда серьезен, Минерва, — протянул он в ответ. Сейчас у зельевара был явно злодейский вид. Гарри заметил, как Невилл в другом конце зала вздрогнул от внезапно накатившего страха, и это несмотря на достаточно вежливое отношение Северуса к бывшему ученику. Видимо, инстинкты сильнее, чем реальность последних месяцев.

— Я должен это увидеть, — внезапно произнес Ремус. — Если ты и правда можешь, Гермиона, я бы с удовольствием посмотрел. Я уже очень давно не имел удовольствия наблюдать за настоящей дуэлью!

Гермиона все еще не двигалась, переводя взгляд с одного на другого, оценивая обеспокоенность МакГонагалл и восхищение Ремуса и близнецов. Затем она посмотрела на Северуса, тот уже забрался на платформу и протянул ей руку.

— Ну же, Гермиона, — почти прошептал он. — Не прячься.

Наконец девушка передернула плечами и кивнула

— Только один раз, — предупредила она. — Но, если кто-нибудь засмеется, тому надеру уши.

— Мы постараемся, — пообещали все, но вряд ли кто-то ожидал настоящее зрелище.

— Ну хорошо, — наконец согласилась она.

Ко всеобщему удивлению, она не забралась на платформу. Северус быстро отошел от платформы и они с Гермионой направились в другой угол зала, где сняли мантии.

— Не всякая одежда подходит для дуэли, — объяснил Ремус полушепотом. — Она должна быть достаточно прилегающей. Обычные мантии не годятся. И насколько я знаю стиль боя Северуса, то разумнее надевать что-то огнестойкое.

— Огнестойкое? — спросил Гарри, не веря ушам. Невилл и Джинни эхом повторили его вопрос.

Но вместо ответа Ремус расплылся в широкой, предвкушающей улыбке.

— Сами увидите, — последовал ответ.

Через некоторое время Гермиона вернулась к группе, собравшейся у платформы. Она трансфигурировала одежду в узкую майку из коричневого хлопка и штаны, облегающие бедра и расклешенные внизу, которые предоставляли девушке свободу движения. Длинные волосы она заплела в косу и закрепила ее на голове, как корону.

Гарри заметил удивление на лицах близнецов, они явно не ожидали увидеть спортивную фигуру Гермионы. Удивление переросло в неподдельное потрясение, когда они увидели на Северусе такую же одежду, только черного цвета.

«Я и представить не мог, что под мантией может скрываться хоть один мускул, — подумал Гарри. — Всегда считал Северуса толстым...»

Гермиона и Северус достали палочки и передали их Ремусу, тот с поклоном их принял и аккуратно положил в карман.

«Как они будут сражаться без палочек?»

Затем Северус поднял руку.

— Акцио дуэльные палочки, — произнес он. Через мгновение появилась маленькая черная коробка и оказалась прямо в его руке.

Снейп открыл ее и с легким поклоном предложил Гермионе.

Гарри охнул, увидев содержимое: вместо обычных деревянных палочек на черном бархате лежало два кинжала. Когда подруга взяла один, он заметил, что кинжал сделан из дерева и нескольких видов металла, ручка была идеально отполированной, темно-коричневого цвета, серебряное лезвие мягко блестело в золотых лучах солнца.

Девушка спокойно взяла кинжал, будто это была обычная палочка и отступила в сторону, чтобы Северус взялся за свое орудие. По мнению Гарри, оружие выглядело чертовски острым и опасным. Теперь он сомневался, так ли сильно хочет увидеть дуэль.

— Почему вы используете кинжалы, а не палочки? — слабо спросил он.

— Это палочки-кинжалы, Гарри, — сказал Ремус. Он повысил голос, чтобы все собравшиеся ученики могли слышать. — Деревянная сердцевина содержит магический элемент, а лезвие сделано из лучшего серебра. Это позволяет сочетать магический и физический поединок с помощью одного оружия. Такова была политика ведения дуэлей в прежние времени.

— Но разве это не опасно? — спросил Рон, с беспокойством поглядывая на Гермиону: девушка поднялась на платформу и держала палочку-кинжал в правой руке.

— Это суть дуэли, Уизли, — ответил Северус. В его глазах сверкнуло нечто мрачное, когда он поднялся на платформу. — Какое же веселье без риска?

Гарри заметил, как профессор МакГонагалл придвинулась к Ремусу, на ее лице явно застыло беспокойство.

— Ты считаешь, это хорошая затея, Ремус? — встревожено спросила она. — Некоторые погибали во время дуэлей. Хотя мисс Грейнджер тренировалась с Северусом, я сомневаюсь, что она готова!

— Она выглядит достаточно уверенно, — пожал плечами Ремус, указывая на Гермиону. — По-моему, ей даже нравится.

Проследив за движением Люпина, Гарри заметил: Гермиона и вправду выглядит оживленной, как раньше выглядела перед любимым уроком. В ее глазах светился задорный огонек, который Гарри уже давно не видел. Казалась, девушка сосредоточена на Северусе и подзадоривает его начать.

Ремус поднял руки, и над шепчущимися свидетелями воцарилась тишина.

— Да начнется дуэль, — объявил он. — Она закончится, когда...

— Когда оппонент будет обезоружен или серьезно ранен и не сможет продолжать, — спокойно вмешался Северус.

Глаза Ремуса раскрылись от удивления. Гарри почувствовал, как сердце забилось чаще. Обычно дуэль заканчивалась после первой крови или когда участник по какой-то причине не мог продолжать. Сейчас все зашло гораздо дальше. Гарри точно не хотел, чтобы подруга вдруг была «серьезно ранена».

— Настоящие дуэли заканчивались со смертью одного из бойцов, — Ремус прошептал на ухо Гарри. Объяснение вовсе не принесло облегчения.

Казалось, Гермиона и Северус не обращают никакого внимания на реакцию присутствующих.

Они занесли руки с палочками назад, как лучники и нажали кружить по платформе. Воздух будто звенел от напряжения и магической энергии. Движения были грациозны и изящны и напоминали Гарри животных на охоте.

Вдруг Гермиона напала.

— Сектумсемпра! — воскликнула она, выбрасывая руку вперед молниеносным движением, так что за ним невозможно уследить. Но, прежде чем заклинание сорвалось с палочки, Северус уже поставил защиту и произнес следующее заклинание. Проклятия и щиты сменялись так быстро, что зрителям оставалось лишь изумляться. Вспышки света, странные существа, темные сгустки магии появлялись и исчезали в мгновение ока. Гарри не знал и половины заклинаний. Он с открытым ртом наблюдал за Гермионой и Северусом.

Это не бой, это искусство!

Наконец зельевар заблокировал заклинание, которое приняло форму щупалец, пытавшихся его задушить, и снова опустил палочку. Гермиона последовала его примеру. Гарри поднял руки, чтобы похлопать, он был совершенно зачарован. Вдруг на плечо ему опустилась рука.

— Подожди, — прошептал Ремус. — Они даже не начали.

— Что?! — охнул Гарри. Это была самая захватывающая дуэль, которую он видел. Не считая схватки Дамблдора и Волдеморта в Министерстве.

Он огляделся вокруг: ученики, учителя, члены Ордена испытывали те же чувства, что и он. Выражение лица Рона было еще более глупым, чем когда-либо, а Невилл выглядел так, будто в любой миг потеряет сознание.

— Разогрелась? — поддразнил Северус, на его лице застыла хищная улыбка. — Теперь начнем?

— Если ты готов, — так же насмешливо ответила Гермиона, улыбаясь от удовольствия.

Оба забыли о присутствии зрителей. Когда они снова закружили по платформе, что-то будто изменилось в атмосфере зала. Пол словно вибрировал в такт шагов, воздух звенел от мощи.

Внезапно Северус поднял руку, в которой не было палочки, и опустил: в ней оказалось ревущее пламя, и в Гермиону тут же полетели смертоносные огненные шары.

Гарри потрясенно вскрикнул. Он ничего подобного не видел, и такая магическая мощь напугала его. И не его одного. Однако слова будто застряли в горле, когда Гермиона даже не попыталась увернуться. Она даже не поставила защитные чары. Девушка просто подняла руку, и пламя исчезло в ее ладони.

— Я тебя умоляю, — хмыкнула она. — Не мог придумать что-то получше?

Затем атаковала она.

Одним молниеносным прыжком Гермиона преодолела разделяющее их расстояние и нацелилась ударом ноги в лицо Северуса. По инерции она развернулась вокруг своей оси и запустила в него шар голубого огня.

Но Северус среагировал быстрее. Схватив ее за ногу, он ловко оттолкнул ее влево, отчего Гермиона на долю секунды потеряла равновесие. Снейп увернулся от заклинания и полоснул кинжалом по боку своей противницы.

Девушка не сопротивлялась, а подалась в ту же сторону, куда Северус оттолкнул ее ногу. Она наклонилась, перевернулась и тут же оказалась на ногах. Она сделала выпад кинжалом туда, где секунду назад находилась грудь противника.

Но Северус был наготове и направил в нее ярко-красный луч, от которого девушка с легкостью увернулась.

— Ты тренировалась! — обвинил он, возбуждение от поединка горело в его взгляде.

— Нет, это ты стареешь! — поддразнила Гермиона. От переполнявшей радости она похорошела. И мгновенно бросилась в нападение.

Они больше не тратили время на заклинания, они пускали друг в друга молнии из воздуха, кинжалы блокировали проклятия, как мечи. Физический и магический поединок смешались, пока зрители не перестали понимать, что происходит. Отчего Гермиона резко отпрыгнула вправо: от кинжала или заклинания? Отчего Северус упал на пол: от проклятия или удара?

Это был самый яростный бой, который Гарри когда-либо видел. Смертельный и самый прекрасный, который он только мог представить. Движения оппонентов были чувственными и опасными одновременно; танец ножей и магии дополнял музыкальный смех, оппоненты теперь смеялись в открытую, поддразнивая и подталкивая друг друга, дабы пустить в ход еще более опасную атаку или контратаку.

Гарри казалось, что он никогда не видел Гермиону настолько живой, естественной, как в этом захватывающем дух неземном танце с зельеваром. На лицах остальных зрителей застыло восхищение, благоговение перед красотой, наполнявшей грациозные и опасные движения, и страх перед мощью, которую они сейчас наблюдали.

Через пять минут дуэлянты тяжело дышали и обливались потом.

— На этот раз я тебя достану, — пообещал Северус и, решив воспользоваться разделявшим их расстоянием, поспешно вытер пот со лба.

Но он недооценил быстроту девушки, и этой заминки хватило, чтобы Гермиона запустила в него волну воздуха. Там, где волна касалась поверхности платформы, голубая поверхность чернела от жара. Но Гермиона не обращала на это внимания, а рванулась к Снейпу.

— Ты обещал это в прошлый раз, — рассмеялась она и, изящно выгнувшись, направила кинжал прямо в сердце оппонента.

— И я не шутил, гриффиндорка! Ты все еще недостаточно быстра.

В мгновение ока, прежде чем Гарри заметил движение, Северус уже стоял позади Гермионы и прижимал кинжал к ее горлу.

— Этот трюк прошел в прошлый раз, — улыбнулся Снейп. — Но меня не одурачишь дважды.

— Тогда нужно придумать что-то новое, — тяжело дыша произнесла девушка. Она широко улыбалась, когда Северус наконец освободил ее.

Оппоненты поклонились друг другу. Дуэль окончена.

Теперь, когда подруга наконец остановилась, Гарри заметил, что она получила несколько ран. На бедре был глубокий порез, такой же шел по правой руке, где кинжал Северуса срезал лямку майки. Однако зельевар выглядел не лучше, как с гордостью отметил Гарри.

В зале все еще царила тишина, которую нарушало лишь тяжелое дыхание бывших противников. Они спустились с платформы, осторожно вернули палочки-кинжалы в бархатную коробочку и получили обычные палочки от Ремуса. Северус быстро исцелил сначала раны Гермионы, затем свои. Казалось, они не замечали восхищенных зрителей.

— Восемь минут, — объявил Северус, глянув на большие часы над дверью. — А тебе понадобилось семнадцать минут, чтобы победить меня в прошлый раз.

— Я как кошка, Северус, — мягко произнесла девушка. — Я люблю играть с добычей, прежде чем съесть ее.

Вдруг она будто осознала присутствие посторонних, потому что тут же опустила голову и густо покраснела.

Было так непривычно видеть подобное проявление чувств. Гарри тут же напомнил себе: конечно, дуэль была потрясающей, но почему он-то поражен? Он и раньше видел, каких успехов достигла подруга, и, если последний год она тренировалась с Северусом, то такой успех не удивителен.

— Неплохая дуэль, — протянул Гарри в лучшей традиции Драко.

— Эй, это моя фраза! — тем же тоном возмутился Драко. — Если у тебя есть шрам, это еще не значит, что можно красть остроумные замечания других людей.

— А если ты слизеринец, это не значит, что у тебя неотъемлемое право на остроумие. Смирись, хорек! — парировал Гарри, раскусив план Драко и с удовольствием подыгрывая. От всеобщего внимания Гермионе становилось неловко. Если им удастся отвлечь немного на себя, тем лучше.

— Я уязвлен, серьезно, — ответил Драко. — Какая несправедливость! Особенно учитывая, что слизеринец только что победил гриффиндорку.

— С трудом, — вставил Северус, с восхищением глядя на покрасневшую Гермиону. Их взгляды встретились. По еще более покрасневшим щекам Гарри предположил, что Северус отпустил комментарий, не предназначенный для ушей присутствующих.

— Если бы я знала об этом раньше! — вдруг воскликнула профессор МакГонагалл, на ее лице появилось притворное сожаление. — Как было бы замечательно! Только представьте, если бы мы сказали ученикам, на что способна староста и профессор зельеварения. Тогда никто бы не нарушал комендантский час!

Глава опубликована: 29.05.2015


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 649 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх