Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Tempus Colligendi (гет)


Автор:
Бета:
Tris Героическая женщина перезалила все главы
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/AU/Drama/General
Размер:
Макси | 1559 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
AU, Мэри Сью, Гет, Насилие, Underage
Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер!

Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.
QRCode

Просмотров:2 255 118 +105 за сегодня
Комментариев:9820
Рекомендаций:69
Читателей:9671
Опубликован:04.04.2012
Изменен:20.09.2015
От автора:
Автор решил попробовать попользоваться классической схемой со вселенцем в свое собственное тело. Много, много воды с тех пор утекло.

Алсо, самопальная обложка: http://www.pichome.ru/D1b

Алсо, старый список примерного саундтрека: http://www.fanfics.me/index.php?section=blogs&message_id=3349

Чисто эксперимента ради: яндекс-кошелек этого профиля 410012246630090
Деньги, сброшенные туда, обещаю не пропить, а по мере накопления пользовать, к примеру, на иллюстрации.
Благодарность:
Спасибо сайту ПФ, в некотором роде расширившему мой круг чтения.

Warning: силою ада и кутежа отныне доступна аудиоверсия от o.volya. Пополняется по мере выхода глав:

http://www.oleg-volya.ru/?cat=19

Небо под сапогами

Петлистые времена аврора Поттера. Тут будут тексты из разных вариантов его реальности - магистральный же канон, понятно, ТС.

Фанфики в серии: авторские, макси+миди, есть замороженные Общий размер: 1599 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

XI. Под прессом прессы

Гарри тащился за Колином и ругал себя последними словами. Ну вот, старая вешалка, доигрался, так тебя. Память сорокалетнего мужика, как выяснилось, нет-нет, да и пасует перед неоформившимися железами подростка, и теперь придется судорожно отбрехиваться перед девицей, которая на твоем вранье съела никак не меньше Пушка со всеми тремя головами.

Ну что, что он ей скажет? Не рассказывать же, что историю о парижском сапожнике ему поведал по пьяному делу сам Драко, при этом смеясь: «Нет, ну Поттер, ну ты представь — меня это серьезно оскорбляло! А сейчас вижу — молодец Селестин, сделал себе будущее, и молодец Абраксас, сделал себе прошлое. Вот так и я...».

Не рассказывать же про трехмесячную стажировку в Мунго раз в три года, или про сотни ран, которые ему довелось затягивать в пыльных горах и мокрых лесах? И сколько еще будет вещей, про которые ей знать, во-первых, рано, а во-вторых, не нужно. Не рассказывать же ей, что у нее будет от Рона двое детей, а рыжий будет слишком ленив, чтобы изменять ей даже в командировках?

Обидно. Досадно. Но ладно.

В искомой комнатке все уже собрались: столы расставлены, скатерти наглажены, чемпионы высажены. Почитывает маленькую книжечку Амелия Боунс, поминутно поправляя монокль; откинулся на спинку и смотрит в потолок Седрик, привычно хмурится Крам в уголке.

И — о да, Рита Скитер, вон она, пытается что-то вытянуть из несколько ожившей Флер. Такой Риту Гарри не видел уже долгие годы — он запомнил ее сухонькой подвижной старушкой, окруженной молоденькими ученицами и громогласно посылающей их за кофе и сплетнями.

Рита умерла всего лишь за два года до него самого, в здравом уме и твердой памяти — сердце. Когда-то Гарри готов был ее убить, но на похороны пришел — ему просто нравилась своя собственная биография в ее исполнении. Как он сказал в надгробной речи, «я сожалею только о том, что никогда не был настолько хитрым ублюдком, каким Рита меня описала».

Сейчас ей было, кажется, сорок три, она все еще любила яркие краски и носила свою фирменную завивку. Рита даже в сорок три производила некое... впечатление, в чем-то похожее на мадам Максим: несмотря на избыточность, несмотря на всю ту безвкусицу, к которой могут прийти только очень бедные дети, Рита Скитер вела себя так, будто как раз она тут единственный нормальный человек.

— Ах, а вот и четвертый чемпион, — Рита, кивнув Флер, поднялась и, чуть покачивая бедрами, двинулась навстречу Гарри. — Гарри Поттер, я полагаю.

— О, мадам Скитер, у меня же на лбу написано, — хмыкнул тот.

— Мы знакомы? — приподняла бровь журналистка.

— Не думаю, — покачал головой Поттер, — но я же, в конце концов, читаю газеты.

Рита благосклонно улыбнулась — о, тщеславие — и повернулась к Амелии.

— Не могла бы я немного поговорить с Гарри, пока не начали? Самый юный из Чемпионов, Понимаете ли... чтобы добавить красок?

— Это вопрос к мистеру Поттеру, — ведьма поправила монокль, глядя на Гарри. — Но я бы ему не рекомендовала.

— Но Гарри же не возражает? — улыбнулась Скитер, чуть прищурившись.

— Да ни в коем разе, — пожал плечами Поттер, — вы же все равно напишете материал — со мной, без меня.

— Чудненько, — на губах Риты осталась та же улыбка, но смотрела она теперь чуть более настороженно. Гарри немедленно утащили в кладовку, и он оказался наедине со свободной журналистикой. При свечах. Не хватало только вина и тяжелого мешочка галеонов на столе. Впрочем, долго ностальгировать ему не дали.

— Ты не против, Гарри, если я использую Прытко Пишущее Перо? Мне так не придется отрываться от разговора.

— Только если вы знаете, когда его лучше бы убрать, — Гарри устроился на ящике по-турецки и смотрел на Скитер прямо, немного ожидающе. Зеленое перо заплясало, выдавая обычную газетную воду.

— Итак, Гарри, что побудило тебя добавить своё имя в списки кандидатов Турнира Трёх Волшебников?

— Вы же прекрасно знаете, что я вам не скажу, — ухмылка Поттера стала шире. — Официально запишите, что никакого своего имени я никуда не добавлял и до сих пор не понимаю, что за клятня произошла. Неофициально... — он замолк, глянув на перо. Рита тут же поймала его за кончик.

— Неофициально? Какие... интересные ты знаешь слова. Итак?

— А неофициально, госпожа Скитер, я рекомендую вам внимательно следить за расследованием, — Гарри ухмыльнулся еще шире. — Понимаете, у меня есть предположения — но если я их озвучу, тем более вам, меня пошлют сразу в Мунго. А если они подтвердятся — просто наденут на телеграфный столб.

Рита прищурилась, оглядела Гарри с головы до ног. Много времени это не заняло.

— Забавные у вас образы, мистер Поттер, — она выделила это «мистер». Так-так, манипуляция псевдоуважением. Славно работает на детях. — Ладно. Продолжим беседу?

— Это можно, — кивнул Гарри.

— Что думаешь насчет будущих испытаний? — перебила Рита Скитер. Снова срывается на «ты», ай-яй. — Взволнован? Нервничаешь?

— Я могу волноваться на экзамене по трансфигурации, но это... Ха, — он подсмотренным у Билла Уизли жестом потер ногти о мантию. — Вряд ли они выдумают что-то страшнее нашего зельевара.

— И тебя не пугает, что на Турнирах до конца доживает каждый второй Чемпион?

— Мадам Скитер, — вздохнул Гарри, — меня впервые пытались убить, когда мне был год. Меня травили гигантскими змеями, дементорами и поставщиками дрелей. И как вы думаете, где теперь те змеи?

— Ты не думаешь, что ты просто пытаешься поддержать свою славу, Гарри? Держишь, так сказать, уровень?— Скитер подняла руку, уже настроившись, что Гарри опять будет отпираться, но тот только плечами пожал.

— Не славы, мадам. Адреналина, если вы знаете, что это такое, — он снял очки, глядя Рите в глаза поверх них. — Моя жизнь должна быть интересной, иначе какой смысл?

— Ты хоть сколько-нибудь помнишь своих родителей? — чуть нервно проговорила она. Меняем тему, значит.

— Увы, нет. Еще одна маленькая радость, которой меня лишил Волдеморт, — Гарри развел руками, но Рита продолжала.

— Как ты думаешь, что бы они почувствовали, если бы знали, что ты состязаешься в Турнире Трёх Волшебников? Гордились бы? Волновались? Сердились?

— Мать бы не одобрила, — покачал головой Гарри, поднимаясь с ящика. — Отец бы мной жутко гордился. Рисковый он был, Джейми Поттер. Весь в меня, — хохотнул он, делая шаг к Рите. Понизив голос, он начал говорить.

— Так, а теперь вскрываем карты, — Рита открыла было рот, но Гарри не дал себя перебить. — Я знаю, что пока вам не поступало на меня заказов, и вам просто нужна хорошая история. Что ж, я ее вам дам. Позже, когда Турнир окончится. Я дам вам историю, от которой Фадж сожрет собственное кресло, Рита. Но пока...

Он наклонился почти к ее шее, чувствуя духи.

— Пока — пишите обо мне как следует. Вы можете написать меня чокнутым сорвиголовой, пронырливым мелким пакостником, кем угодно. Но если вы попытаетесь меня пожалеть — то... да поможет вам Мерлин.

Он шагнул назад как раз вовремя, чтобы увидеть входящего Дамблдора. Покуда они с Ритой обменивались колкостями, Гарри сумел восстановить чуть нервную мину четырнадцатилетнего мальчика, угодившего в нужник обеими ногами.

Хотя... что уж скрывать, не выдержал он под конец. На фотографиях Поттер стоял в первом ряду, смотрел в камеру и ухмылялся. Когда-то, двадцать лет тому вперед, именно эта улыбочка появится на плакатах с простым слоганом: «Ты слишком мягок для аврората».


* * *

Разговор состоялся ночью, после отбоя. Карта Мародеров подсказала нужный выход, плащ-невидимка позволил уйти всем троим. И вот, Гарри, Рон и Гермиона вышли на берег Черного озера — Гарри устроился на стволе давно упавшей ивы, Рон облюбовал здоровый камень напротив, и только Гермиона стояла навытяжку.

— Говори, — бросила она.

— Значит, так, ребята, — Гарри почесал палочкой затылок, — предупреждаю сразу, вы решите, что я чокнулся. Если нет, то побежите к Дамблдору. Мне ни того, ни другого не надо.

— Да ну ладно, — отмахнулся Рон, — ты за кого нас держишь?

— Погоди-ка, — прервала его Гермиона, — а что ж там такое, что профессору Дамблдору не надо об этом знать? Гарри, я всегда тебя прикрывала, но если у тебя настоящие проблемы, то скрывать их от директора — ребячество!

— Пусть так, — Поттер пожал плечами. — Но ты обязана решить, поддерживаешь ли ты меня или обо мне заботишься.

— А это что, не одно и то же? — нахмурилась девушка, но Рон только хохотнул:

— И рядом не стояло, Герми. Ты на маму, на маму мою посмотри. Заботы сколько угодно — а поддержка... Слушай, помнишь близнецов и их магазинчик? Зашибись же идея! Но нет, ей кажется, что так они добром не кончат.

Гарри только кивнул. Что ж, сам он опытом жизни в семье похвастаться не мог, но аналогия хорошая.

— Вот ты и скажи, кому сейчас лучше знать? Гарри или тебе?

— Гарри или Дамблдору, ты хочешь сказать.

— Нет, пикси подери, что хочу, то и говорю. Ну? Что скажешь? — Рон хлопнул по камню. — Я лично — за Гарри, он, если чего прознает — не зажимает, передает. Ты на тренировки наши не ходишь, а так знала бы.

— Рон! Гарри же все-таки не преподаватель, а у меня много домашних заданий! Ваших, кстати!

— Пускай. Сдается мне, что его наука мне будет полезней, — рыжий сплюнул, — а только хочется узнать, откуда он своих штучек понабрался. Но необязательно. В общем, так, Гарри, если Герми против — не говори вообще, ну его.

— Знания, говоришь?! Да мало ли где он их нашел! Может... может быть, это зло! Всякое ведь бывает!

— Гермиона, послушай саму себя, — Гарри вскочил с ивы. — Знания не бывают злом. Они просто есть. Скажи-ка, долго бы жил профессор Муди, если бы ему не преподали все эти «злые», по-твоему, вещички?

— Ну не скажи, — Гермиона была настроена на драку. — Если бы никто не учил Темным искусствам, не было бы нужды в Защите от них.

— Бред собачий, — хмыкнул Гарри. — И что же для этого сделать? Запретить?

— Обязательно! Ты же сам говорил, что реальность меняется законами!

— Рон, извини, если не поймешь, это маггловские уже штучки, — Гарри развел руками, извиняясь, — но, Гермиона, что ты знаешь о запрете огнестрельного оружия?

— Ну... есть такой, — девочка кивнула неуверенно. Она уже начинает утрачивать пульс маггловской реальности.

— И как, у преступников исчезло оружие? — не дожидаясь ответа, Гарри продолжил. — Парень, который это придумал, не учел одну маленькую тонкость: преступники законам не подчиняются. Это в некотором роде одна из их профессиональных характеристик. Так что, Герми, вооруженными остались строго плохие парни.

Рон заржал. Гермиона покраснела так, что видно было и под луной. Она явно собиралась сказать что-то еще, но Гарри этого шанса ей не дал.

— Так или иначе, это все вообще мимо. Темными искусствами я не овладел, демонов призывать не умею, в жертву никого не приношу. Все интереснее. Ну что, ты хочешь узнать кое-что новенькое?

— Да, — кивнула Гермиона. — И... да, придержим это при себе.

— Ну тогда валяй, Гарри, — зевнул Рон. — Поздно уже, а нам завтра тренироваться.

— Запросто. В общем, так... Некогда, покуда я спал себе у Дурслей, с пустым желудком и без никаких перспектив, как-то явились ко мне во сне три мужика в средневековом. Ну и говорят, мол, меня ждут жестокие, жестокие испытания. Удивили, называется. Я им: «А вы, собственно, кто?»

— А они? — затаив дыхание, спросила Гермиона.

— А они говорят, что Орден Золотой Зари.

Дальше начался жесточайший театр, бросающий тень на все сразу — правду, истину, человечество в целом, дружбу и интеллектуальное знание. Короче говоря, Гарри Поттер вдумчиво порол горячку.

Материалом для горячки послужил прочитанный им где-то в десятых годах маггловский детектив в мягкой обложке, целиком состоящий из козней злонамеренных древних орденов. Магические мантии, жуткие ритуалы и голые девушки в цепях прилагались.

— ...И вот мне и говорят — мол, так и так, Орден тебе кое-чем поможет, Поттер, но должок, если что, на тебе.

— Уже паршиво, — поморщился Рон. — В долгах самое паршивое, что отдавать надо.

— А что ж тебе дали-то? Это ведь не просто сон оказался, я смотрю? — упорно вопрошала Гермиона.

— Да уж какое там просто... Эти типы что-то сделали с моей памятью — в общем, мне передали, как я понял, некоторые воспоминания какого-то погибшего аврора. Очень подчищенные.

— В плане? — Гермиона наклонила голову.

— Ну смотри, я помню достаточно заклятий, кое-что о тренировочном процессе, некоторые вещи о Министерстве и кое-каких семьях, какие позаметнее, чуть-чуть в курсе дел в Гринготтсе. Но его семью, его школу, что он есть любил, например — не, не помню. Готовить, что характерно, умею, но эмоций к этому не привешено, — Гарри помотал головой. — Странно, а?

— Да нет, почему же, — покивала Гермиона. Гарри боялся поверить, что она купилась. — Тебе, получается, не столько воспоминания отдали, сколько навыки. В принципе, легилименция, Омут памяти и вообще работа с памятью, вроде как обливиаторы делают... Ну, трудно, но ничего антинаучного не вижу.

— Ну хорошо хоть аврора, а не министра, — поднялся Рон. — Валим. А то мало ли на кого по темноте напоремся.

Глава опубликована: 15.04.2012


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 9820 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх