Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Tempus Colligendi (гет)


Автор:
Бета:
Tris Героическая женщина перезалила все главы
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/AU/Drama/General
Размер:
Макси | 1559 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
AU, Мэри Сью, Гет, Насилие, Underage
Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер!

Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.
QRCode

Просмотров:2 255 574 +561 за сегодня
Комментариев:9820
Рекомендаций:69
Читателей:9672
Опубликован:04.04.2012
Изменен:20.09.2015
От автора:
Автор решил попробовать попользоваться классической схемой со вселенцем в свое собственное тело. Много, много воды с тех пор утекло.

Алсо, самопальная обложка: http://www.pichome.ru/D1b

Алсо, старый список примерного саундтрека: http://www.fanfics.me/index.php?section=blogs&message_id=3349

Чисто эксперимента ради: яндекс-кошелек этого профиля 410012246630090
Деньги, сброшенные туда, обещаю не пропить, а по мере накопления пользовать, к примеру, на иллюстрации.
Благодарность:
Спасибо сайту ПФ, в некотором роде расширившему мой круг чтения.

Warning: силою ада и кутежа отныне доступна аудиоверсия от o.volya. Пополняется по мере выхода глав:

http://www.oleg-volya.ru/?cat=19

Небо под сапогами

Петлистые времена аврора Поттера. Тут будут тексты из разных вариантов его реальности - магистральный же канон, понятно, ТС.

Фанфики в серии: авторские, макси+миди, есть замороженные Общий размер: 1599 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

XXXIII. Похмелье

Отрезвление наступило быстро. Фадж не зря держался в кресле Министра Магии все эти годы и теперь сделал ход сам.

Уже в утреннем «Пророке» не было ни слова о судах двенадцатого числа. Ни слова не только на первой странице, куда раньше, временами, добиралось «дело Крауча-Петтигрю», но даже и в министерской хронике. Вместо этого — прежние дрязги о толщине котлов с «экспертным мнением П. Уизли». В воскресном «Еженедельном Пророке» в судебную хронику все же поставили заметку об осуждении Крауча к пожизненному Азкабану и фотографию Петтигрю пятнадцатилетней давности — знакомый Гарри формат, «Видели ли вы этого волшебника?» и пять сотен галеонов награды. О Блэке и уж тем более о Волдеморте — ни слова.

В понедельник пришло короткое письмо.

«Гарри, произошло то, о чем я так беспокоилась. Меня выкинули из «Пророка». Фадж надавил на Каффа, и мою колонку отдали этой вертихвостке Брайтвейт. Разумеется, материалы о суде Блэка так у меня в столе и сгниют.

Я все еще общаюсь с некоторыми из наших, и Аморэн тут пояснил мне новую генеральную линию: в стране не происходит ничего. Вообще ничего. Может быть, кроме концертов Уорбек, но только если Министр разрешит. Мне кажется, что сейчас что-то готовится — что-то, что Фадж хотел бы замолчать.

Так, любезность я тебе оказала. Теперь твоя очередь: некий мелкий нахал, помнится, обещал, что без работы я не останусь. Самое время сдержать обещание, Поттер, иначе я тоже могу не сдержать парочку своих.

хxx, Рита».

Что же, это было неприятно, но Гарри знал, что с этим делать. Он разослал несколько сов и поговорил с Сириусом — и начал ждать. Ждать он намеревался тихо, безмятежно, проводя тренировки. В боевом зале Блэков каждую ночь рвались заклинания — Гарри снова привыкал работать с какой-никакой, но группой, Сириус передавал молодежи орденские заготовки военного времени. Часто они работали свободно, пара на пару — Гарри с Роном, Сириус с Гермионой. Иногда — к сожалению, не так часто, как хотелось бы — присоединялась и Тонкс.

В один из ее визитов, когда дневная — ну, ночная — норма была уже отработана, у них и состоялся один разговор.

— ...И помните, — продолжал лекцию Поттер, вытирая мокрую голову, — если у кого-то не получается атакующее заклинание — просто найдите ему то, что у него выходит. А вот тех, кто ленится отрабатывать Протего — бейте смертным боем.

— Гарри, это все, конечно, прекрасно, — вдруг сказала Гермиона, — но, может, ты наконец-то расскажешь нам, почему ты пытаешься сделать из нас двоих не бойцов — я бы это поняла — а инструкторов?

— А ты им что, не сказал? — удивленно спросила Тонкс.

— Закрутился, — виновато признался Гарри, — а тебе, Герми, плюс десять баллов. Да, мне нужны именно инструктора — для таких же, как вы, студентов.

— О Мерлин, — скривился Рон, — вот еще преподавания мне и не хватало. Я тебе кто, староста, что ль?

Гермиона, однако, не дала Гарри обидно заржать.

— Рон, тихо, это уже серьезно, — она глубоко вдохнула. — Гарри, что ты затеял и при чем тут вообще студенты Хогвартса?

— Насчет «причем» — так у нас сейчас каждый причем, — высказался из закутка с водопадом Сириус. — А что поделаешь — война!

— Ну да, — кивнул Гарри. — В общем, так. Рассказываю идею. Проблема в том, что Защиту нам, считайте, и что и не преподавали половину времени. А Люпин, конечно, преподавал, но на него попались существа, а не люди. На что-то походили разве что уроки старины Крауча, но... это же несерьезно. Дуэльный клуб вон вообще закрыли.

— Нет, рациональное зерно в этом есть, — задумчиво кивнула Гермиона, — академический уровень по этому предмету наш поток не держит. Но мы-то причем?

— А мы, если все получится, сделаем для всего Хогвартса то, что ты годами делала для нас с Роном, — вдохновенно покривил душой Гарри. — Самоподготовка. Взаимное обучение. Практические занятия. Программа-минимум — чтобы все наши лоботрясы сдали СОВ по защите. И ТРИТОНа тоже — я так полагаю, мы и семикурсникам найдем чего показать.

— Найдем, — довольно хмыкнул Рон. — Я так прикинул, что мы к Турниру сделали — это как раз на ТРИТОН потянет, еще бы мне невербальные как-нибудь натренировать, что ль — но и без них вроде люди сдают.

— В принципе, в Академию вас уже приняли бы, — кивнула Тонкс. — Ну, Гарри понятно, а насчет вас двоих — когда я поступала, я была в лучшей форме, чем Гермиона, но похуже по боевому циклу, чем Рон. Не попалось хорошего инструктора, — она задумалась. — Но я-то получила дополнительные баллы за метаморфизм, так что тренируйтесь!

— Так! — хлопнула в ладони Гермиона. — Это все замечательно и хорошо, и я за сдачу экзаменов! Но! Гарри, ты не стал бы затевать все это только ради школы — мы тут все не к тому готовимся.

— И снова в яблочко, — кивнул Поттер. — Те, кто хотят спокойствия, действительно получат общий курс, так, экзамены сдать. Но таковы не все — посмотрите хоть на себя.

— Да уж, с тобой околачиваться повеселей, чем в Министерстве бумажки прятать, — подтвердил Рон.

— Так что такие люди получат от меня, от Сириуса, от Тонкс немного больше. То, что получаете вы, — Гарри поднял чуть вверх сжатый кулак. — И когда Волдеморт начнет работать активно, эти мальчики и девочки смогут хотя бы дать своим родителям уйти, или отогнать господ Упивающихся от своих соседей-магглов, или... или сделать что-то, что они сами посчитают правильным. Вместо того, чтобы бояться и прятаться в лесах.

— И что же взамен? — спросила Тонкс из-за его спины. — Что будет написано в том, что у тебя вместо присяги аврора?

— Да почти ничего, — вздохнул Поттер. — Твердость в учебе, верность своим товарищам по курсу, готовность защищать всю Магическую Британию — какой бы там у кого ни был статус крови. Все просто.

— Интересно, — Блэк уже вышел к ним, стряхивая последние капли с длинных волос. — Кое-что мне напоминает.

— Как и мне, — согласилась Тонкс.

— Значит, Орден, Гарри? — серьезно спросила Гермиона. — Твой собственный Орден?

— Не мой, а Британский, — отрезал Поттер. — И не Орден. И даже не партия.

— А что же?

— Фронт.


* * *

Следующий ход Фаджа был гораздо сильнее. Никто не знает, каких денег ему это стоило — хотя, быть может, еще большую роль сыграли заявления о возвращении Волдеморта, — но семнадцатого, на экстренно созванной сессии Визенгамота, Дамблдора не избрали его председателем. Да, он все еще набирал чуть больше половины, но до двух третей уже не дотянул.

— Подонки, — бессильно шептал в гостиной Артур, пока Дамблдор все так же задумчиво курил свою трубку. — И они считают, что мы поверим, что Марчбэнкс просто умерла от старости?

— Ей все-таки было сто сорок, — пожал плечами Люпин. — Людям даже не придется уговаривать себя поверить.

— А Огден? Трус, какой же трус... стоило только пригрозить ужесточить правила производства огневиски...

— Не трус, друг. Бизнесмен.

В отличие от знакомой Гарри реальности, директор все еще сохранил кресло в самом Визенгамоте, но контроль над органом целиком и полностью уплыл к Фаджу. Новый председатель, Байерли Визерс, был тихим, давно пребывающим в объятиях слабоумия чистокровным.

Что же, комбинация была славно отыграна — но, как ни странно, Гарри был ей даже рад. Во всех реальностях Фадж остается Фаджем, и теперь, закрыв глаза, Гарри мог бы назвать номера декретов об образовании, что вскоре последуют один за одним. Ох, декреты... С одной стороны, это наследие мутных времен Крауча-старшего совершенно разбалансировало общество, сжав значение Визенгамота как представительного органа до точки. С другой же — возможно, они еще пригодятся, по крайней мере, до тех пор, пока сам Гарри не получит работающий — и работающий на его ожидания — Визенгамот.

Но все это — дела далекого будущего, и то в том негарантированном случае, что мистер Поттер таки нигде ничего не напутает. В прямой же видимости оставалось всего несколько проблем — и проблем решаемых.

Двадцатого числа, как всегда, Гарри имел беседу с Ромни — на вечерней крыше, над Лондоном, в молчаливом присутствии Билла Уизли. Новостей было не слишком много: Гарри поделился прогнозами по игре Министерства в Хогвартсе — вряд ли гоблинам это как-то поможет, но, быть может, Фадж за всем этим отвлечется от чего-нибудь совсем другого. Ромни рассказал, что — хотя из-за банковской тайны он не властен сообщать подробности — в последнее время чистокровные жонглируют деньгами как сумасшедшие, выводя и переводя друг другу значительные суммы. Волдеморт отстраивает структуру, раздает взятки и собирает информацию, понял Гарри; видимо, что-то будет уже осенью. На том и расстались, поговорив и о скорой крупной сделке.

Двадцать первого Сьюзи Боунс исполнялось пятнадцать. Этого тоже не стоило обходить вниманием — и Букля полетела сквозь ночь, унося толстую биографию Кромвеля и тонкое, но предельно туманное письмо.

«...Это будет веселый год, Сьюз. Веселый и страшный.

Я надеюсь, что ты поможешь мне в том, что я собираюсь начать уже осенью — и что не хотел бы излагать вот так вот на бумаге. Среди моих друзей, конечно, есть и умные, и вдумчивые, и верные, это да. Но, увы, далеко не все поймут, чего я хочу для Британии и зачем. Что же, большинство хотя бы не хотят того же, против чего выступаю и я.

Я надеюсь, что мы всегда сможем поговорить не только об истории, о том, что, возможно успеет случиться до того, как мы уйдем из Хогвартса и о том, благодаря чему мы можем до этого не дожить, но и о чем-то человеческом. Хотя бы иногда.

Я надеюсь, что, что бы мы с тобой не решили по тому, другому вопросу — мы поговорим первого, край второго сентября, обещаю, — так вот, что ты останешься в деле хотя бы просто ради интереса.

Я надеюсь, что с шестнадцатилетием я смогу поздравить тебя уже лицом к лицу.

Гарри, Который Выживет».

Двадцать второго же Гарри под бдительной охраной Сириуса вновь вышел в Косую Аллею — опять же, купить пару пустяков да съесть все того же летнего мороженого. Вот только дальше «Дырявого Котла» они в этот раз даже не пошли.

Сперва Блэк занял комнатку — заявил, что кое-кого ждет. Потом в нее проскользнул юноша в скрывающей его от любопытных взглядов мантии-невидимке; затем — в отворенную дверь пролетел маленький блестящий жучок; наконец, через полчаса, далеко не сразу нашел нужную дверь высокий светловолосый маг.

Его встречала вся компания, уже успевшая обо всем договориться.

— Заходите, господин Лавгуд, и заприте дверь, — вежливо, но тихо сказал Гарри. — Ладно, Сириус, я организовал встречу, твоя очередь. Мне выйти?

— Да сиди, — отмахнулся его крестный. — Не надо лишней суеты. Итак, господин Лавгуд, я — Сириус Блэк.

— Рад встрече, но вы уверены, что вы не Стабби Бордман? — чуточку нервно отозвался Лавгуд, глядя с тревогой не столько на Блэка, сколько на Скитер.

— После Азкабана трудновато быть уверенным в таких вещах, — признал Сириус, — но, кажется, нет. Итак, к делу. Ваша дочь некогда сообщила моему крестнику, что ваш издательский бизнес не слишком-то на подъеме?

— Да, слово «стабильность» подошло бы больше. Но я не жалуюсь, нет-нет, — гордо ответил чудак-издатель. — С корреспондентами нет никаких проблем, но типографский процесс... видите ли, мне приходится контролировать его самому. Иначе...

— Да уж, такой журнальчик кто попало не наберет, — хмыкнула Скитер, — это вам не «Пророк» с министерскими типографиями.

Лавгуд совершенно не заметил сарказма.

— Рад, что вы это понимаете, мисс Скитер. Но... зачем мы об этом говорим?

— Все просто, — махнул рукой Сириус. — Я решил в вас серьезно вложиться. Очень серьезно, мистер Лавгуд. Думаю, полторы тысячи галеонов решат все ваши текущие проблемы с расширением печати?

— «Придира» не продается, — отрезал Ксенофилиус безо всяких словесных кружев.

— «Придиру» никто и не думает покупать, — парировала Рита.

— Мисс Скитер, вообще, права, — успокаивающе заговорил Сириус. — Меня интересует скорее ваша типография и ваша сеть распространения. Я предлагаю вам вот чего: мы с вами учредим к «Придире» приложение. Для начала еженедельное, но потом запустим еще и ежедневное на паре страниц, — Сириус оглянулся на Гарри, гордясь придумкой. Гарри незаметно кивнул — экспромт был удачный, листовки еще никому не вредили. — Первые выпуски бесплатно разошлем вашим подписчикам, а там уже откроем на него отдельную запись.

— И каков же будет его, эээ, характер? — подозрительно спросил Лавгуд.

— Аналитика, — поднялась Рита, снимая очки и начиная дирижировать себе ими. — Частично от редакции — то есть вот хотя бы от меня, а частично от читателей — ну, как у вас в «Придире» уже принято. Материалы отбирать тоже буду я, — улыбнулась она ярко-алыми губами. — И уж поверьте, это будет острый листок.

— Да, представляю вам главного редактора этого самого приложения, — с улыбкой поклонился Рите Сириус. — Платить ей тоже буду я, это не беспокойтесь.

— Итак, вы покупаете у меня по большей части мою славу? — прищурился Ксенофилиус. — Моих читателей? Ладно, — он вдруг посмотрел между собеседниками, в глаза молча сидящему на кровати Поттеру. — Гарри, ты ручаешься за этих людей?

— О да, — сказал Поттер безо всякого удивления.

— Согласен, — кивнул Лавгуд. — Полторы тысячи галеонов, и я предоставлю вам отчет по типографии к сентябрю. Тогда и начнем работу. Ко второй неделе, если мисс Скитер будет работать так, как мы в «Придире» привыкли, выпустим первый номер. Устраивает?

— Более чем, — кивнул Блэк. — Что же, если мы пришли к соглашению...

— Как оно будет называться? — перебил его Ксенофилиус. Сириус замер, Рита резким движением надела очки.

— «Видящий», — спокойно сказал Гарри.


* * *

Месяц неуклонно кончался, кончались и каникулы. Тысячи школьников по всей Британии выли на луну в унисон Ремусу, и только Поттер спокойно предвкушал. Для него прибытие в Хогвартс значило конец уже порядком затянувшейся оперативной паузы, пору активных действий, время, если хотите, разбрасывать камни.

Он всегда любил разбрасывать камни — если было в кого целиться.

Но сейчас он досиживал последние дни перед началом очередного раунда и томился. Время тянулось, как засахарившийся мед, все отказывающийся падать в пиалу из дурацкого ярмарочного горшочка. Делать было откровенно нечего.

Дни Гарри проводил в библиотеке, упорно читая, помимо прочего, книги по анимагии. Это еще счастье, что он что-то помнил о трансфигурации, иначе продраться через бесконечные формулы было бы почти невозможно. Счастье, опять же, что рядом был Сириус — как оказалось, большинство формул можно разобрать на составляющие и как-нибудь все-таки понять, а меньшинство — зазубрить на выдуманные еще Джейми Поттером мнемонические фразочки. Но проще — еще не всегда значит быстрее.

В тоске он уже заглянул в книжку на десяток позиций ближе к концу списка и, вооружившись линейкой и ниткой, два часа высчитывал свою анимагическую форму по шестидесяти параметрам. Разумеется, половину измерил неверно, из-за чего получил варианты строго невозможные. Все, что удалось выяснить по десятку базовых измерений — это будет птица.

Ну что же, Гарри не возражал быть каким-нибудь соколом и даже готов был под настроение жрать мышей. Это ж какие возможности в разведке! А в десантировании! Увы, больше ничем хорошее настроение подпитать не удалось.

Ночами же Поттер упорно, на разрыв тренировался, покрывая копотью подземелье. Друзья сперва просили пощады, а потом просто посылали его к черту и уходили спать, а Гарри все продолжал избивать заклятиями манекенов.

В одну из ночей, когда Рон, Гермиона и даже Сириус ушли было спать, задержалась Тонкс.

— Так, Гарри, давай ты тоже передохнешь. Папа всегда говорил, что перерабатывать вообще вредно, — она задумалась. — Правда, маму это не то чтоб убеждало, но все-таки.

— Слушай, я и так отдыхал два месяца, — упрямо ответил Гарри. — И, знаешь, это были не самые лучшие месяцы. Не могу я уже больше отдыхать, Тонкс, у меня уже мышцы гудят.

— Послушай, Гарри, ты, конечно, хорош, но ты, похоже, решил, что вся война только от тебя и зависит, — вздохнула Тонкс. — И вот это меня уже беспокоит.

— А что в этом такого? — попытался отшутиться Гарри. — Быстрее бегать буду.

— Вот-вот, и Тот-Кого-Нельзя-Называть рассуждал примерно так же, — наверное, на лице Поттера отразилось что-то не то, потому что Тонкс решила уточнить. — Ну да, моя мать его немного знала. До замужества, — девушка устроилась на поверженном манекене, скрестив ноги. — Он бывал у Блэков, знаешь ли. На обедах, на балах, везде, где мог с кем-то таким важным познакомиться.

— И какой он, по Андромеде, был? — полюбопытствовал Гарри.

— А вот такой же, — нахмурилась Тонкс. — Умный парень с горящей в глазах Миссией. Он тогда считался ничего себе — почти нормальным политиком, красавчиком, парнем из народа, ну ты понимаешь. И... он пытался объяснить всем и каждому, что он знает, как надо.

— И рассказывал, как именно? Всем встречным?

— Да не это важно, — отмахнулась Тонкс. — Понимаешь, если по нему — то надо вести себя так, как следует, и все будет в порядке. Ну, — она все не могла найти нормальных слов, — он даже маме говорил, что вот если все девочки вели бы себя как чистокровные леди, то не было бы у них никаких проблем.

Тонкс почесала палочкой в затылке, волосы ее, стоило ей задуматься о семейств Блэк, немедленно стали расти в растрепанную черную гривку.

— Ну, вообще-то, это он Беллатрикс говорил, а сам на Нарциссу указывал, но мама там тоже была. Ну и суть ты понял.

— И что, по-твоему, я несу такую же дичь?

— Нет, этого у тебя нет. Хотя твою дичь, пожалуй, тоже слушали бы, — усмехнулась Тонкс. — Заметь, Тот-Который — он вел себя так, будто если он кому не скажет, как себя вести, те обязательно поступят неправильно. И вот это в тебе есть.

— Так ведь ставки, Тонкс! — развел руками Гарри. — Ставки-то у нас с ним одного уровня!

— Это с Дамблдором у него ставка, Гарри! — Тонкс поднялась, делая шаг к нему. Она явно прибавила в росте, чтобы смотреть на Поттера сверху вниз. — А ты — умный, хорошо выученный, классный, но все-таки просто парень. Даже если этот тип, Тот-Который, затаил личную злобу и на тебя тоже.

— И что ж мне, по-твоему, просто бегать по школе, решать задачки и зажимать девочек в темных уголках? — Гарри уже начал явственно огрызаться.

— Ну, от этого тебе так и так никуда не деться, — засмеялась Тонкс. — Но ты пойми, это у вас не поединок и даже не тройная дуэль. Победит не Волдеморт или Дамблдор. Победят Упивающиеся или Орден! Вот уж если мне что и вдолбили в учебке, так это то, что аврор на дуэли не ходит.

Гарри кивнул — ему объясняли все то же самое, только еще дольше и въедливей.

— Ну а раз согласен, так расслабься и позволь работать друзьям. Не доверяешь им на войне — ну так какие они тебе друзья? — тихо произнесла Нимфадора, укладывая руки ему на плечи — ни дать ни взять сестра утешает младшего братца-лоботряса.

— Все, Поттер, вали спать!


* * *

Последним аккордом пришли бляхи старост, затерянные меж списками литературы.

Когда Гермиона вытряхнула свой — никто во всем доме не был удивлен: с академической точки зрения юная Грейнджер была лучшим, что случалось с Гриффиндором за долгие, долгие годы.

А вот затем свой значок достал Рон. Сперва он подпрыгнул и завопил — но высота его вопля все убывала и убывала, стоило ему упереться взглядом в спокойно пакующегося Гарри.

— А, тебе тоже, Рон? — спокойно отозвался тот. — Ну классно. Больше людей для прикрытия моих темных делишек. Ты ведь их, — Гарри драматически понизил голос, — прикроешь?

— Ох, Гарри... извини, — сбивчиво начал он, — вообще, наверное, тебе должны были дать такой, а я что...

— Нет-нет, ну его, — скорчил гримасу Поттер. — Я предпочитаю уйти от ответственности. Оно мне надо, Рон? Вот честно?

— Ну, если так подумать, оно и мне не надо, — задумчиво заговорил рыжий, но тут же был обфыркан заранее деятельной Гермионой.

— О, а вот тут ты зря, — с улыбочкой начал Гарри. — Во-первых, ты посодействуешь мне в радикальной политике, во-вторых — прикроешь сомнительные махинации близнецов, в-третьих, сможешь безнаказанно глушить в ванной старост что-нибудь градусное, в-четвертых...

— Гарри! — с явной болью в душе вскричала Гермиона.

— Спокойно! — сделал умиротворяющий жест Поттер. — Разумеется, ты тоже можешь все это делать, если хочешь.

Гермиона гордо вышла из комнаты, но Рон этого даже не заметил. В уме младшего Уизли уже развернулся полный список его полномочий, которыми ему так не терпелось злоупотребить.

Глава опубликована: 20.08.2012


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 9820 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх