Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Гарри Поттер и Занавес Безвременья (гет)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Юмор, Приключения
Размер:
Макси | 583 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
Не нравится — не читайте. По началу — не судите. И автора не обижайте, а то косы обрежет и уйдёт в монастырь... мужской... писать пошлые частушки про Вас лично.
Жизнь Поттера до чёртиков необычна. Он всегда в водовороте событий! Пересекаясь с Тёмным Лордом, разбираясь с новыми предсказаниями и очередными тайнами, наш несовершеннолетний колдун узнаёт о себе много нового. А главное, он непосредственно влияет на свершение невозможного...
Отключить рекламу
 
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
 

Глава 1. Сон.

Эта повесть начинается, как все занудные сказки: «Жили, были…»

Короче, существовала некая семья Поттеров. Это была сугубо патриархальная семья, и, следовательно, во главе семейства был папаша, некий Джеймс Поттер.

У него была довольно строптивая жена, известная в семейных кругах как Люлёк.

И у них был сын — Гарри Поттер.

Наверняка он пошёл весь в свою мать, так как невозможно было его ни заткнуть, ни остановить. Его даже приклеивали к стулу супер-клеем, но если вы отвернулись…

В общем, когда вы повернулись бы обратно, вы не увидели бы ни Гарри, ни стула — в лучшем случае…В худшем же… вы бы просто не смогли повернуться …

Так вот, это Гарри Поттер так достал своих родителей, что они решили отправить его на перевоспитание к всеми любимой сестре Лили — Петунье.

У этой Петуньи был муж — Вернон Дурсль, и сын — Дадли.

Вернон и Петунья были известны многим людям своим безмерным чувством юмора, общительностью, вечной весёлостью и много чем другим. Их сын Дадли был, на удивление, совсем не похож на своих родителей. Он был вечно спокоен, и, если так можно судить о годовалом ребёнке, рассудителен.

Он никогда не запульнул бы кашей в стенку, если не был уверен в том, что его никто не видит, и тем более, если это была не каша…

Так вот, Лили и Джеймс Поттеры начали планировать как бы поинтересней и поинтригующе сплавить их сына на перевоспитание, так как они всегда искали наиболее непростые выходы из сложившихся ситуаций.

И вскоре они придумали…

Когда Гарри Поттеру исполнился год, его родители привели свой план в исполнение, вследствие чего наш дорогой Гаррик оказался на пороге дома Дурслей с большим фингалом под правым глазом. В это место его отканвоировала целая толпа народа, состоящая всего из трёх человек, а точнее из Альбуса Дамблдора, Минервы МакГонагал и Рубеуса Хагрида.

Так же там стоял огромный мопед — единственная вещь с помощью которой можно было усыпить сына Поттеров. Мопед издавал любимую колыбельную Гарри, а, точнее, ужасный, всех оглушающий рёв…

О плане, который так долго готовили и, в конце концов, осуществили родители Гарри Поттера, вы узнаете позже…

Ах да! Такой пустяк, хотя вам, наверно, будет интересно знать… Семья Поттеров — волшебники…

Десять лет, которые Гарри Поттер прожил у своих родственников, протекли в тихой и спокойной обстановке, что, зная его характер, было довольно нудным. Каждый год, в день рождения Гарри и Дадли, которые совпадали, хотя изначально они родились в совершенно разные периоды года, что очень-очень странно… Но оставим эту загадку для гениев.

Так вот, в этот прекрасный весенний день… СТОП! Или это был осенний? Или все таки весенний? Ладно, возьмём что-то среднее.

… каждый год, в один и тот же прекрасный летний день, вся чета Дурслей и Гарри ходили в один и тот же зоопарк. И там, каждый раз, они ходили в один и тот же террариум, где Гарри Поттер мило болтал с одной и той же змеёй, каждый раз обещая ей её выпустить.

После десятого раза змея не выдержала и отбросила свои пушистые белые тапочки…

Но это нисколько не огорчило Гарри, так как в то утро он получил длинное письмо (около фута в длину) с требованием приехать первого сентября в некое место под названием Хогвартс.

Следуя всем инструкциям в письме, обращая внимание и на такие как: «Не споткнитесь» или «Не отвлекайтесь», Поттер добрался до какой-то странной станции, где было очень много странных людей, от которой отходил какой-то странный поезд, на котором можно было доехать да какого-то странного места Хогвартс.

Оказавшись в поезде, он понял, что всё было и не так уж плохо до этого.

К нему стали цепляться всякие люди в возрасте от одиннадцати до семнадцати лет.

Из-за этого Гарри быстро прошмыгнул в пустое купе и заперся там на все замки.

После этого народ немного успокоился и стал расходиться по своим местам.

Когда же успокоился сам Гарри, то он заметил, что его пустое купе, не такое уж и пустое. Сначала он чуть не выбежал с криками обратно в коридор, но потом передумал и остался.

Заразившись общительностью от своих родственников, парень быстро завёл разговор о погоде с присутствующей в купе персоной. По ходу их занимательной беседы выяснилось, что перед ним человек мужского пола, с рыжими волосами и кучей веснушек, и то, что его зовут Рон Уизли.

После этого Гарри выяснил, что у него самого чёрные непослушные волосы и красивые зелёные глаза, от которых отвлекает большой фингал под правым глазом.

Сколько он себя помнил, этот фонарь был всегда с ним. Иногда он пытался замазать его тональным кремом, но по какой-то причине, через некоторое время, крем пропадал, как будто его и не было. И, самое интересное, что пропадал не только тот слой крема на лице, но и весь тюбик. Ну, а это злило не столько Поттера, сколько его тётю…

Разговаривая с Роном Уизли, Гарри очень к нему привязался. Поэтому, к концу их поездки они, хе-хе, стали друзьями. Конечно, не нужно было так торопиться, ведь всякое бывает… Но будем считать, что им очень повезло.

Но до того как поездка кончилась, их мирная и много познавательная беседа о погоде была прервана странной, как и всё в этом поезде, девочкой.

Взглянув на неё, Поттер, обладающий необычайным чутьём, понял, что это волосатое чудо будет его очередным другом. Но он решил не торопить события и оставил инициативу в руках девочки.

Через некоторое время выяснилось, что девочку зовут Гермиона Грэйнджер.

После этого она странным, как всё было в этом поезде, образом пропала.

Когда все находящиеся в экспрессе , покинув его, оказались в замке, они услышали странные звуки (все всё помнят?), а потом фразу:

— Вас приветствует радио Хогвартса! Коротко о главном. Главный у нас по прежнему Дамблдор…

Потом продолжились невразумительные и странные звуки…

У Гарри Поттера появилось много вопросов, но он не задавал их, сам не зная почему. И чего-то ждал. Так ничего и, не дождавшись, он решил спросить у Рона чего они ждут…

Гарри вздрогнул и проснулся.

Глава 2. Возвращение.

Этот сон… Кто-то подарил ему на день рождения книгу, нечто наподобие переделанной его биографии, и она до сих пор не выходила из головы…

Три дня назад парню исполнилось шестнадцать лет. Подарков было на удивление много, конечно, меньше, чем всегда было у Дадли, но всё равно приятно… Их даже было больше, чем обычно, так как их прислали и близнецы, и Джини, и Тонкс, и многие другие из АД.

Гарри вспомнил их собрания и улыбнулся. Нет, конечно, надобности в их продолжении, но если Дамблдор не найдёт нормального учителя….

За окном мелькнула чья-то тень. Парень вскочил с кровати и прильнул к стеклу. На тёмную улицу опустился коршун, тут же преобразовавшись в кого-то в чёрной мантии. В следующую секунду его силуэт мелькнул возле дома номер семь.

Гарри задумался, что же этот незнакомец может делать у миссис Фигг? Возможно это что-то по делам Ордена Феникса?...

Вдруг что-то вспыхнуло. Парень зажмурился, а когда вновь открыл глаза, то обнаружил на столе письмо, поверх которого лежало перо феникса. Письмо от Дамблдора!!! — мелькнуло у него в голове, а в следующую секунду он уже разрывал конверт.

На столешницу упало два пергамента. Гарри взял первый.

Гарри!

Быстро собирай свои вещи! Тонкс и Люпин заберут тебя через пятнадцать минут. Второй пергамент вложи обратно в конверт. Он для твоих родственников, чтоб они за тебя не волновались.

А. Дамблдор.

Да уж, так они и будут обо мне волноваться, — подумал Гарри. — От радости решат повеситься, да верёвку жалко будет…

Но тут его мысли потекли по другому руслу. Раз Дамблдор прислал письмо таким способом, значит, что-то случилось!

Парень быстро собрал свои вещи. Это было несложно, так как он почти ничего не вытаскивал. Справился он за пять минут и сел на тумбочку, разглядывая открытки. Всё же надо продолжить занятия АД, только посоветоваться бы с кем-то…

Гарри ощутил острый укол тоски по Сириусу. Как его не хватает! Он мог поделиться с крестным всем чем угодно… Да и просто поговорить. Дамммм… Пока он здесь, говорить не с кем… С Дадли и двух реплик не свяжешь! Уже после первой есть вероятность получить в нос или куда-то ниже…

Гарри хихикнул, вспомнив недавнюю перепалку с Дадли.

Он заметил подозрительную близость между «душой компании» и его другом Полкисом. Когда тётя Петунья и дядя Вернон уехали шляться по магазинам, заперев Гарри в комнате по просьбе их сынули, к Дадли пришёл тот самый Полкис. Поначалу из соседней комнаты раздавались хохот вперемешку с музыкой. А потом начали раздаваться странные звуки… Гарри подумал, что ему показалось, но потом, все поняв, повалился на кровать, трясясь от хохота.

Кто бы мог подумать! У Дюди нестандартная ориентация!!! Да… И как они друг с другом смотрятся? Умора!!! Один — настоящий свин с пятью подбородками и огромным пузом. И второй — длинный, дистрофически-худой, с писклявым голосом и прыщами!

Рассказать такое кому-то, и оглохнешь от ответного хохота…

На следующий день после этого открытия, Дадли, как всегда, доставал Гарри. Но он его не слушал, думая о своём. Как вдруг выхватил оскорбительную фразу про себя и Седрика, и, не сдержавшись, ляпнул про самого Дадли и Полкиса.

Весь следующий день он пролежал в своей комнате с большим и милым фонариком под правым глазом. Прям как в книге, — подумал Гарри — Неужто кто подсмотрел?

Спасибо Гермионе, она прислала на день рожденья книгу по зельям (точно с намёком) и средних размеров флакон в золотом обрамлении. Там были слёзы феникса, они то и помогли Гарри избавиться от лимонного фонарика под глазом. Правда, поначалу он менял цвета, как светофор, от красного-к-зелёному-к-синему и так далее…

ХЛОП! ХЛОП!

Парень вздрогнул, оторвавшись от тупого созерцания открыток и своих мыслей. Перед ним стоял Люпин и симпатичная девушка с пепельно-серебристыми кудрями и пухлыми губами. Гарри сообразил, что это Тонкс.

— Привет, Гарри. Времени мало, поэтому поговорим в штаб-квартире. Ты всё собрал?

Пока Люпин говорил, Тонкс вытащила палочку и подошла к окну.

— Да, я всё собрал. А что случилось?

— Ты не замечал ничего странного сейчас? — перебила его Нимфодора.

— Эээ, кажется, кто-то пошёл к миссис Фигг минут десять назад.

Люпин и Тонкс переглянулись.

— Поговорим в штабе. Мы возьмем твои вещи. Вот портал. И так, на счёт три. Раз, два, три!

Что-то вспыхнуло в окне, но Гарри уже ощутил знакомый рывок в области живота, и в следующую секунду оказался в гостиной дома Блэков.

Парень инстинктивно зажмурился, ожидая громких визгов миссис Блэк, но их не последовало. Он удивлённо открыл глаза, и обнаружил, что картины больше нет. А опустив взгляд, заметил бесчувственную Тонкс.

Так, вспышка была красная, значит, она только оглушена.

Люпин склонился над ней, вытащив палочку. Сзади раздался стук дверей. Гарри обернулся и оказался в объятиях миссис Уизли. Она пока не заметила, что с Тонкс что-то случилось, потому что вытянувшийся в росте Поттер, заслонял ей обзор. А когда он выбрался из объятий, Тонкс была уже в порядке.

— Гарри, милый, как я рада тебя видеть!!! У нас сейчас совещание, так что иди в вашу с Роном комнату, он там. Если он не проснулся от того грохота, который вы произвели своим появлением, я буду очень удивлена.

И трое взрослых ушли на кухню. Закрывшаяся за ними дверь слилась с голой стеной, и Гарри ничего не оставалось делать, как идти в свою комнату.

Поднимаясь по лестнице, парень в который раз вспомнил крёстного. Ведь это его дом… Как бы он хотел хотя бы просто поговорить с Сириусом… Но это невозможно. Может, он сможет его оживить? Ведь Волан-де-морт вернул себе тело! Вот только вряд ли это возможно сделать с помощью белой магии… Нужно будет порыться в запретной секции, наверняка там есть что-то на эту тему.

С такими мыслями Гарри добрался до своей комнаты и открыл дверь. Там было темно. Парень по инерции зажёг свет и увидел спящего Рона.

В следующий момент его рыжая взлохмаченная голова оторвалась от подушки.

— Привет, Гарри, — сонно пробормотал он, и снова рухнул на подушку. Но тут же вскочил. — ГАРРИ?!

— Привет, Рон. Уж извини, что прервал твой глубокий сон…

— Боже мой, Гарри! Как я рад тебя видеть! А чего ты так рано? Дамблдор сказал, что ты появишься здесь не раньше, чем через неделю. Что-то случилось?

— Я всё расскажу потом. Сначала ты. Как давно ты здесь?

— Эээ… Ну где-то две недели…А Гермиона только четыре дня тут. Перед этим она ездила со своими родителями в Болгарию. Наверно, опять к этому Краму…

— Забей. А который час? — спохватился Гарри.

— 3.30 утра, — сказала вошедшая Гермиона,— Привет, Гарри!

— Ага, привет. Вы такой грохот подняли, что даже мы проснулись, — добавила Джинни.

Девушки были заспанны, в наспех наброшенных халатах, но всё равно тепло улыбались.

— Привет,— улыбнулся Гарри. — Я пытался у Рона выяснить, что у вас тут нового. Расскажете?

Они удобно устроились на двух кроватях.

— Так что?

— Про Волан-де-морта ничего не слышно. Он залёг на дно…

— Ну да, затишье перед бурей, — пробормотал Гарри. — Ну, а чем Орден Феникса занимается? У них сейчас совещание, мне так сказали.

— Мы не знаем. Удлинитель ушей больше не помогает. Они запечатывают дверь. Правда, близнецы придумали такие штучки, ну на подобии маггловских жучков, но они помогали только в начале. Сейчас Грюм быстро их находит и выбрасывает.

— Даммм. Ну, а чем вы здесь занимаетесь?

— Да ничем, — сказал Рон. — Убирать больше нечего, и всё такое…

— Как это ничем? — возмущённо перебила Гермиона. — Нам же дали целую стопку книг по боевой магии, что бы мы нашли то, что больше всего пригодится нам в жизни и на занятиях АД!

— А, точно…

— Стоп. Вы хотите сказать, что мы продолжим занятия АД? — спросил Гарри.

— Эээ… Ну да. — Растерялась Гермиона. — А тебе не говорили?

— Как видишь — нет. Ну а если Дамблдор найдёт нормального учителя, то зачем нам АД?

— Он хочет, что бы мы подготовили пополнение к Ордену Феникса, — стала пояснять Гермиона. — Только надо будет оставить тех, кому мы можем точно доверять. Да и на уроках изучается стандартная программа и не сильно много практики. А на собраниях АД мы хорошо практикуемся. Ты посмотри на Невилла! Он стал очень хорош в ЗОТИ именно после твоих уроков!

— Ну, у него появилась цель — отомстить Белатрикс Лестрейндж. Кстати, вспомни лже-Грюма. Он не преподавал нам стандартную программу!

— Ты сам только что себе и ответил. Это был не настоящий Грюм.

— Ладно. Ну а если у нас будет очень хороший учитель?

— Гарри! Пойми! Это не наши прихоти! — присоединился Рон.

— Да, Гарри. Это просьба Дамблдора, — сказала Джинни.

Гарри задумчиво посмотрел на друзей. Что ж, ведь он и сам не против продолжить занятия АД. Просто препирался по привычке.

— Ладно, — сказал он. — Так что вы нашли интересного в книгах?

— Вот. — Довольно улыбнулась Гермиона, и вытащила пергамент из кармана. — Специально захватила с собой.

Гарри взял лист, исписанный аккуратным почерком Гермионы.

— В этом списке около тридцати боевых заклинаний и десять разных щитов. Некоторые ты точно знаешь. Я выписывала те, которые мы не проходили на занятиях по АД. Ты можешь добавить то, что считаешь нужным или вычеркнуть то, что по-твоему не нужно. И ещё, я думаю, что можно придумать и свои заклинания…

— Это очень хорошая идея, но если я не ошибаюсь, никто из нас не умеет это делать.

— Видимо, ты вообще ничего не знаешь, — удивилась Джинни.

— В смысле?

— Дамблдор хочет с тобой заниматься изучением науки по составлению заклинаний,— сказала Гермиона.

— А это сложно?

— Эээ , я пыталась , но у меня ничего не вышло…

— Значит сложно. И где гарантия того, что это получится у меня?

— Ну, с тобой будет заниматься Дамблдор…

Дверь открылась, и раздался сердитый голос миссис Уизли:

— Что вы творите?! Сейчас четыре утра! Гарри очень устал, а вы его тут мучаете! Как вам не стыдно?! А ну, марш спать!

— Миссис Уизли, — решил заступиться за друзей Гарри.— Я вовсе не устал. Да и мы просто разговариваем!

— Гарри, милый. Я знаю, что ты очень стойкий человек, но вы ведь можете поговорить и завтра, — сказала она и тут же сердито добавила, смотря на Рона, Гермиону и Джинни. — Всем спать!

Девушки пожелали спокойной ночи и удалились под грозным взглядом миссис Уизли.

Когда дверь закрылась, Рон упал на кровать и сердито сказал:

— С каждым днём всё хуже! Туда не ходи, то не делай! Сколько можно? Мы уже не дети!

— Рон, она за вас волнуется. Хотя и немного перебарщивает.

— Немного?! Это, по-твоему, немного?!

— Ладно. Поговорим завтра. — Гарри погасил свет и лёг на кровать.

Сколько ещё сюрпризов меня ждёт? Надеюсь, хоть Оклюменцией не надо будет больше заниматься. Или хотя бы, не со Снейпом. А если нет? Раньше он хотя бы мог рассчитывать на поддержку Сириуса, а сейчас? И какие можно будет составить заклинания?

Через некоторое время он начал засыпать под равномерное сопение Рона, который обладал очень хорошей способностью быстро засыпать. Хотя, может, у него просто не было столько мыслей в голове? И его ничто так сильно не волновало, как Гарри? Но факт остается фактом.

Так что Гарри вскоре заснул под монотонное сопение. И ему ещё повезло, так как потом Рон захрапел…

Глава 3. Собрание.

— … Куда же тебя отправить?...

Гарри сидел под сортировочной шляпой и в недоумении слушал её монолог.

— Что же мне с тобой делать?... Так, что ты вообще знаешь?

— Эээ… Ну много чего…

— Умный? Тогда пойдёшь в Когтевран…

— А что это?

— Непонятливый? Не, лучше в Пуффендуй…

— Не понял…

— Ммм… в Слизерин?...

— Да объясни ты хоть что-то!!!

— Ах, какие буйные! Ну всё, ГРИФФИНДОР !!!

Гарри снял шляпу и под громкие аплодисменты пошёл к столу Гриффиндора. Ему хлопали больше, чем всем остальным, и даже кто-то свистел…

Хорошо, что на бис повторить не требуют, подумал парень, а то с этой чокнутой кепкой самому с ума сойти можно…

После распределения, во главе стола преподавателей (если Гарри правильно догадался) встал какой-то дедулька, сверкая очками, как лампочками. Он обвёл весь зал безумным взглядом и что-то тихо сказал. После этого на столах появилась куча жратвы и все на неё набросились так, будто не ели всю последнюю неделю.

Когда Гарри наелся так, что его пузо вылизало из штанов и на нём можно было исполнить партию барабанщика в «Лебедином озере», он, икая, поинтересовался у Рона, кто тот старый маразматик, который сидит в центре стола преподов. Рыжий удивлённо на него посмотрел и сказал, тоже икая, что это Дамблдор, директор Хогвартса.

Минут через десять, когда на столах уже нечего было есть, директор привлёк к себе внимание. Он стал говорить про какой-то странный (как и всё здесь…) лес, про мистера Филча, и ещё про что-то (тоже странное), но его никто не понял. Все шумно и радостно загалдели только тогда, когда он пожелал всем спокойной ночи.

Гарри со всеми гриффиндорцами с трудом дополз до их гостиной. В его голове стучала только одна мысль:

Спать! Спать! Спать! Спать!..

Уже засыпая на свое странной (не забыли?) кровати, он услышал, что его кто-то зовёт …

— Гарри! Да проснись же ты! Гарри!!!

Парень открыл глаза. Всё перед ним расплывалось, но он понял, что кто-то над ним склонился. Он нашарил очки и надел их, уставившись на Рона, который что-то возбуждённо ему говорил. Но тот вдруг замолк и удивлённо на него посмотрел.

— Что с тобой?

— Ничего. Просто фигня какая-то опять приснилась… Слушай, ты не знаешь кто мог мне прислать вот это? — сказал Гарри, вытаскивая из чемодана книгу и давая её другу.

— А про что тут?

— Ну, что-то типа переделанной моей биографии и наших «приключений». Кто-то прислал на мой день рождения.

— Может, Малфой?

— Вряд ли.Он так много про нас знает… Хотя, кто ещё может назвать Дамблдора старым маразматиком?

— Там так написано? — рассмеялся Рон. — Тогда точно он!

— Но зачем ему это?

— Ну… Поиздеваться наверно…

— Не, все-таки не он. Написание книги отнимает много времени и сил. Он на такое не пошёл бы…

— Да… Скорее всего ты прав…

— А про что ты мне говорил, когда разбудил?

— Оооо… — заулыбался Рон. — Нам разрешили присутствовать на сегодняшнем собрании Ордена!

— С чего бы это… — улыбнулся Гарри

— Так, ты не разглагольствуй! Быстро одевайся, и идём завтракать! А то ничего не останется.

Когда они спустились на кухню, там уже были Гермиона и Джинни.

Обе весело улыбнулись при виде парней. Когда те сели за стол, перед ними тут же опустились две тарелки. Миссис Уизли быстро положила им по яичнице глазунье и по четыре сосиски. Но потом, не удержалась и подложила Гарри ещё три сосиски, проворчав что-то насчёт того, что его, бедного, заморили голодом.

Позавтракав, друзья решили отправиться к Клювокрылу. Просидев там до обеда, они спустились в кухню. Наскоро пообедав, компания пошла в комнату Гарри и Рона, сделав крюк через комнату девушек. Выслушивая краткий экскурс в историю Болгарии от Гермионы, который стал медленно перерастать в очень длинный и обогащённый деталями, Гарри посмеялся с выражения лица лучшего друга, которое не покидало его всё это время. В итоге девушка тоже обратила на это внимание и замолкла на полуслове.

— Так что с тобой случилось? — спросил Рон, как будто продолжал недавний разговор.

— Ну, вчера вечером… Точнее ночью, когда я проснулся, то увидел за окном…

Дверь открылась, прервав рассказ Гарри. В дверном пролёте стоял Грюм.

— Дети, — прохрипел он. — Спускайтесь на кухню, мы вас ждём.

И не сказав больше ни слова, удалился.

« Дети» переглянулись и вышли из комнаты. Видимо, их позвали на собрание Ордена Феникса, иначе можно было поговорить и в комнате.

Спустившись по лестнице и подойдя к кухне, Гарри, который шёл первым, толкнул дверь.

На кухне сразу стало тихо, и все взгляды обратились к вошедшим.

— Проходите, ребята. — сказал Дамблдор. И продолжил только тогда, когда прибывшая четвёрка расселась на свободные места. — И так, Гарри. Расскажи, пожалуйста, про то, что ты видел вчера ночью.

— Эээ.. — растерялся Гарри, — Ну, я заметил, как за окном мелькнула чья-то тень. Это был коршун. Когда он опустился на землю, то преобразовался в человека. Тот пошёл к дому миссис Фигг и скрылся внутри. Больше я ничего не видел, так как Вы прислали письмо, и оно отвлекло моё внимание. А что случилось?

— Видишь ли, вчера, когда у нас было собрание, к нам внезапно прибыла миссис Фигг, с помощью экстренного портала. Она утверждала, что слышала посторонние звуки у себя в доме. Я тут же отправил тебе письмо, вследствие чего ты и прибыл сюда.

— Ясно. А Вы не вычислили, кто это мог быть?

— Увы, нет. Мы можем только утверждать, что это был пожиратель. Остальное не в наших силах. Зато мы теперь знаем, что среди пожирателей есть незарегистрированный анимаг. Хотя это и не было для нас новостью, но мы узнали, что его анимагическая форма — коршун.

— Понятно. А что нового слышно про Волан-де-морта? Что он планирует?

— Как не печально, но он залёг на дно. Кстати, Малфой-старший отмазался от долгого пребывания в Азкабана. Его выпустили под предлогом того, что давал много пожертвований… — проворчал Кингсли.

— И обделывал свои грязные делишки с Фаджем. — рыкнул Грюм.

— …И Макнаер… Ему удалось сбежать.

— Что??? Но как?!

— И ещё, министерство в большей степени ищет Макнаера, чем Волан-де-морта…

— Но почему??? Чего они тратят время зря?! Ведь они поверили в возращение Волан-де-морта? Почему они не ищут его?— вскочил Гарри.

Джинни ласково потянула его назад, заставляя сесть. Люпин и Кингсли грустно переглянулись.

— Понимаешь, Гарри, министерство публично на нашей стороне. Но, тем не менее, они не могут нам простить прошлогоднее поражение.

— Неужели это все события за прошедший месяц? — разочаровано спросил Гарри.

— Поттер, а ты думал, что у нас ежедневные стычки с пожирателями? — раздраженно прошипел Снейп.

Гарри открыл рот, чтобы нахамить ненавистному профессору, но по кухне пронёсся суровый голос миссис Уизли:

— Хватит на сегодня!

— Молли, успокойся, — властно сказал директор.— Я ещё не всё сказал. И так. Ваше задание по Ордену. Вы должны продолжить проводить занятия АД. Но до этого вы должны утвердить точный список тех, кому вы хорошо доверяете, и на кого мы сможем рассчитывать и после окончания учёбы. Так же вы должны написать все те заклинания, которые планируете изучать. И ещё. Это касается уже лично тебя. Ты продолжишь занятия с профессором Снейпом.

Гарри подавил разочарованный вздох. Опять надо со Снейпом мучаться, думал хоть в этом году только на зельях будем встречаться, но нет… Его друзья сочувственно на него посмотрели. Тем временем Дамблдор продолжал:

— …Ты будешь изучать не только Оклюменцию, Гарри, но и Легилименцию. Это очень полезная вещь.

— Но профессор! — обратился к нему Гарри. — Если я попаду в круг опытных волшебников, где мне приодеться воспользоваться этим заклинанием, то все успеют заблокироваться! Они услышат, что произношу заклинание и всё…

— Поттер! Для того, что бы прочесть чужие мысли, не обязательно произносить заклинание! — с трудом сдерживаясь, произнёс Снейп. — Это, конечно, очень сложно и я не уверен , что У ВАС получится, но директор слишком высокого о Вас мнения… Так что мне не остаётся ничего другого…

— Северус! — перебил его Дамблдор. Тот высокомерно приподнял подбородок, но замолчал. — Гарри, у тебя всё получится. И ещё, мы будем заниматься составлением заклинаний. И тем, и тем ты займешься по возвращению в Хогвартс. Кстати, Аластор хотел показать тебе немного мракоборских приёмов. Я наложил на одну комнату Изоляционные чары. Поэтому там не засекут то, что ты колдуешь. Начнёте заниматься через две недели. Сейчас мы все немного заняты.

— А чем вы заняты?

— Извини, Гарри. Сказать не могу. Это только для членов ордена.

— Но ведь вы нас пригласили на сегодняшнее собрание! — поддержала друга Гермиона.

— Всё! — в дверях появилась разгневанная миссис Уизли.— Дети, спать!

Посмотрев на маму Рона, с ней решили не спорить, и друзья отправились по своим комнатам, совершенно забыв про ужин.

Глава 4. Тень.

Прошло почти две недели после того самого собрания Ордена Феникса. За завтраком к ребятам обратился Люпин.

— Дамблдор попросил передать, что вы сегодня поедете в Косой Переулок. Так что, через час будьте готовы. Ему тоже там надо побывать, поэтому он решил вас сопровождать.

Друзья радостно загалдели. Уже полмесяца они безвылазно просидели в этом доме, и им очень хотелось подышать свежим воздухом, сделать покупки и всё такое.

По истечению часа все были в сборе и стояли в гостиной с небольшими рюкзаками, что бы положить туда покупки. Из кухни появилась миссис Уизли. Она быстро отдала ребятам списки книг и снова скрылась за дверью.

— Гарри, а что у тебя по СОВ? — посмотрев на свой список, спросила Гермиона.

— Оооо, я был удивлён. По моим результатам, я спокойно могу стать мракоборцем. У меня девять СОВ! А у вас как? — посмотрел он на друзей.

— У меня хорошо, — сказал Рон. — По крайней мере больше, чем у Фреда и Джорджа. Целых семь СОВ!!!

— У меня двенадцать СОВ! — гордо улыбнулась Гермиона. — Мои родители так за меня обрадовались! Правда, пришлось им сначала объяснять, что и как…

Гарри улыбнулся, вспоминая, как он получил свои результаты.

Это было на первой неделе его пребывания у Дурслей. Когда он спустился к завтраку, на него, как всегда, не обратили внимания. Он прошёл к своему месту и сел. Сегодня был салатик из перца и помидоров. С недавнего времени, Дурсли перешли на салатную диету. Видимо, они всё ещё имеют надежду на похудение Дадли.

Когда Гарри успел уже съесть половину своей маленькой порции, в открытое окно влетела огромная серая сова. Она сделала круг над кухней и уронила конверт прямо в Гаррину тарелку. Все сразу уставились на получателя.

— Ну, что ты опять натворил? — прорычал дядя Вернон.

— Я? Ничего!

— Не ври! Чего тебе тогда вдруг прислали письмо?

— А что, мне не могут писать просто так?!

— Когда тебе пишут просто так, мы этого не видим.

— Ну не я же в этом виноват!

— Так, не умничай! Читай то, что тебе прислали вслух. Интересно, что же всё-таки случилось.

— Да пожалуйста! — сказал Гарри, распечатывая письмо. –

Уважаемый мистер Поттер!

Поздравляю Вас с успешной сдачей СОВ. Профессор Тофти очень Вас хвалил. Он даже возмущался, что нет оценки выше Превосходно. Если бы было, то, по его словам, он бы поставил Вам именно это по ЗОТИ. Ваши оценки:

Предмет — за теорию — за практику

ЗОТИ — превосходно — превосходно

Трансфигурация — превосходно — превосходно

Зелья — превосходно — превосходно

Чары — превосходно — превосходно

Предсказания — — удовлетворительно

Астрономия — — сверх ожиданий

Гербология — — сверх ожиданий

Уход за магическими существами — — превосходно

История магии — удовлетворительно

Как Вы заметили, в будущем Вы сможете стать мракоборцем, как и хотели. Поздравляю! Желаю Вам приятно провести лето.

Искренне Ваша,

Минерва МакГонагал,

Заместитель директора.

Улыбнувшись, Гарри посмотрел на своих родственников. У Дадли взгляд был удивлённый и, как будто, завидующий. Ясное дело. Сам он еле-еле на удовлетворительно тянет, а Гарри — почти отличником получился. Тётя Петунья была задумчива. Она, наверно, вспоминала, как её сестре пришёл такое письмо после её пятого года обучения в Хогвартсе. А дядя Вернон смотрел непонимающе.

— Эээ… Кто такие Мракоборцы? — спросил он, неуклюже прерывая молчание.

— Это маги, которые борются со злом. — Попытался, как можно понятнее, объяснить Гарри. — Наша полиция.

— Ясно, ясно, — сказал дядя, зрачки которого испуганно сузились при слове маги. — Больше вопросов не имею. Иди.

Гарри встал из-за стола и направился к выходу.

— Ты что, отличник? — заторможено поинтересовался Дадли.

— Как видишь, да.

— А чего раньше тебе таких писем не присылали?

— Потому что СОВ сдают, только на пятом курсе. — Задумчиво ответила за Гарри тётя Петунья.

Все удивлённо на неё посмотрели.

— Пе-петунья, дорогая, откуда ты знаешь? — аж начал заикаться дядя.

— Ей тоже такое присылали, — оправдываясь, сказала она.

— Почему вы не называете мою маму по имени? — рассердился Гарри.

— Иди! — в свою очередь разъярился дядя Вернон…


Приехал Дамблдор. Он о чём-то переговорил с миссис Уизли и подошёл к ребятам.

— Ну что, готовы?

— Да. А как мы доберёмся?

— Я подумал, что лучше будет через портал. Таким образом, мы точно друг друга не потеряем, — сказал директор, доставая какую-то наполовину разбитую чашку. — И так, на счёт три. Раз, два, три…

Даммм, и сколько я ещё буду с помощью порталов перемещаться,— подумал Гарри, ощутив рывок в области пупа,— уже надоело.

В следующий момент, они уже были в Дырявом Котле. Там, как всегда, было много народа. Дамблдор кивнул паре людей, а потом вместе с ребятами направился на задний двор. Постучав палочкой по нужным кирпичам, они прошли в Косой Переулок.

— Я предлагаю зайти с начала в Гринготс.

— Ой, мама не дала нам ключик! — воскликнул Рон.

— Успокойся. Она дала его мне. — сказала Джинни.

Подойдя к большому белому зданию, они встретили Дина и Симуса. Те поздоровались, хотя были очень удивлены, увидев директора. Пройдя вовнутрь, все направились к главному гоблину. Дамблдор сказал ему пару слов, а потом обратился к ребятам.

— Гарри, Рон, Джинни, мы с Гермионой будем ждать вас здесь.

К ним подошёл гоблин, и они направились в сторону одной из дверей.

Спустя двадцать минут, все вышли из Гринготса. После бешеной гонки в вагончике трое ребят немного пошатывались.

Первым делом они пошли в магазин мадам Малкин. Им предстояло пополнить не только запас школьных мантий, но и купить себе парадную.

— Профессор Дамблдор, а зачем нам парадная мантия? — поинтересовалась Гермиона.

— Узнаете потом. — Улыбнулся в бороду директор.

Потом они зашли в Флориш и Блотс за учебниками, где Дамблдор тоже купил себе какую-то толстенную книгу. После этого в аптеку, чтобы пополнить запасы ингредиентов для зелий. Гарри обратил внимание на флакончик со слезами феникса — 250 галлеонов. Гермиона выбрала ужасно дорогой подарок, но зато очень полезный. Гарри сделал себе заметку на будущее, что надо будет купить девушке не менее дорогой и полезный подарок.

Выйдя из магазина, они наткнулись на симпатичную девушку, с белыми вьющимися волосами и немного странноватым взглядом. Гарри с удивлением узнал в ней Луну Лавгуд.

— Добрый день, — поздоровалась она со всеми.

У Рона даже челюсть отвисла, когда он понял кто это.

— Ребята. Даю вам полчаса свободного времени. Встречаемся возле кафе Флориана Фортескю, — оценив обстановку, сказал Дамблдор.

— Хорошо. — Хором ответили ребята, и стали расспрашивать Луну, как она провела каникулы.

— Мы с папой так и не нашли Морщерогих Кизляков, — пожаловалась она. — Я даже подумала, что их не существует. Я, кстати, увлеклась составлением гороскопов. У меня даже совпал мой.

— Давайте посидим в кафе? — предложил Рон, которому Луна, кажется, приглянулась. Все согласились.

— Можно ещё заскочить к Фреду и Джорджу.

— Только сначала зайдём вон в тот магазинчик, — сказала Гермиона. — Я хочу купить себе перо. — и она зашла в открытые двери. Все последовали за ней. И никто не заметил, как за ними мелькнула тень.

— Мне нравится вот это. — Сказала девушка, указывая на золотистое перо с голубым ободочком.

— А мне это, — сказал Гарри, показав на тонкое синее перо с огненной окантовкой. — Я его возьму.

Сделав покупки, они вышли на залитую солнцем улицу и направились в магазинчик Ужастики Умников Уизли. И опять никто не заметил, что возле них мелькнула тень.

Близнецы очень обрадовались их приходу и сразу стали демонстрировать свои новые изобретения.

Чего у них только не было! И леденцы со вкусом того, что ты больше всего любишь, и конфеты, которые щекочут тебя изнутри, и куча других сладостей, от которых отрастают или клыки, или бивни, или ослиные уши, или козлиные рога, или шея, как у жирафа, а иногда все сразу.

Был напиток, смахивающий на сливочное пиво, но от него все сразу начинают плеваться, как верблюды.

Были и шоколадки, от которых глаза становятся, как у Грюма, и все окружающие смотрятся скелетами в нижнем белье.

Правда, там были и полезные вещи. Летающие мушки, действующие на подобии маггловсикх жучков. Промокашки, с помощью которых можно вывести любой текст. Одноразовые фонарики, которые делают невидимыми тех, кто их несёт. Серебристые снитчи, которые помогают найти кого угодно, и многое другое.

Все выбрали себе что-то. Рон и Луна набрали сладостей. Гермиона взяла летающих мушек. Джинни — промокашек. А Гарри — одноразовых фонариков и серебристый снитч.

Попрощавшись с близнецами, друзья вышли на улицу и направились в кафе.

— А что вы делали летом? — спросила Луна, садясь за столик.

— Я была в Болгарии, — сказала Гермиона, и стала рассказывать какие памятники она видела, и что нового узнала.

Когда каждый уже съел по порции мороженого, Гарри пошёл заказать ещё, и тут увидел тень. Он решил, что ему показалось. Но вернувшись к столику, юноша заметил, что она никуда не делась.

Парень не обратил бы своего внимания на тень, если бы видел, что её отбрасывает хоть что-то. Но тень была сама по себе, и даже иногда перемещалась.

По истечению получаса, пришёл Дамблдор. У Гари появилась идея, попробовать передать свою мысль, как любят говорить в заумных книгах магглы, телепатически.

Он посмотрел в глаза Дамблдору и подумал — *возле нашего стола есть тень, её ничто не отбрасывает, и она иногда двигается.* Дамблдор улыбнулся в бороду и отвёл взгляд.

*Я уже заметил, Гарри. Она давно здесь?* — парень вздрогнул. Директор говорил у него в голове.

*Да. С того момента, как мы сюда пришли.* — Рискнул Гарри. Он ведь не знал, услышит его Дамблдор или нет, он не смотрел ему в глаза. Видимо услышал, так как последовал ответ.

*Точно? Раньше её возле вас не было?*

Гарри попробовал вспомнить. Обратил внимание он на неё только в кафе, это точно. Но, кажется, что-то мелькало и раньше.

*Кажется, была, но заметил её я только здесь.*

*Хорошо.*

*А что это может быть, профессор?*

*У мантии-невидимки есть один дефект. Она скрывает человека, но тень остаётся.*

*Что делать?*

*Мы направляемся в Дырявый Котёл. Не спускай взгляд с этой тени. Я могу что-то пропустить. Будет лучше, если этот кто-то будет под двойным присмотром.*

*Профессор, но ведь вы можете видеть сквозь мантии невидимки!*

*Да Гарри, но этот кто-то наложил на себя заклинание Хамелеона. Я не могу понять кто это. Он внутри серебристый, как мантия. Всё, пойдём.*

Попрощавшись с Луной, они пошли к Дырявому Котлу. Тень неотрывно следовала за ними. Оказавшись в пабе, тень уже не была видна для Гарри, но по внимательному взгляду Дамблдора, можно было понять, что этот некий ещё здесь. Директор достал уже знакомую чашку и шепнул :

— Быстро, на счёт три. Раз , два, три!

Знакомый рывок в районе живота, и они уже в доме. Что-то вспыхнуло. Потом раздался стук упавшего тела.

Дамблдор стоял с вытащенной волшебной палочкой, а возле стены кто-то лежал.

— Так, кто это, профессор? — спросил Гарри. Он уже заметил мантию-невидимку возле ног директора.

— Сейчас посмотрим, — сказал он и прошептал заклинание. Силуэт, по цвету совпадавший со стеной, стал приобретать свои окраски. Через минуту…

— Макнаер! — охнула Гермиона.

— Как он тут оказался?! — воскликнул шокированный Рон.

Джинни же, просто испуганно прижалась к Гарри. Парень аккуратно её отстранил и подошёл к Пожирателю, присев возле Дамблдора.

— Он успел дотронуться до портала? — спросил он.

— Да. Я хотел сделать это быстро, но он оказался проворней. Мне надо в министерство. Я беру его с собой, — директор говорил и накладывал на Макнаера антитрансгрессионные нити. — Возьми вот эту книгу. Там есть много полезных заклинаний. Она, кстати, тебе поможет научиться видеть сквозь мантии-невидимки. Всё-таки, полезная вещь. До встречи.

И он исчез вместе с Пожирателем.

Глава 5. Занятие.

— Так что произошло? — ребята сидели в комнате и разбирали покупки.

— Когда мы были в кафе, я заметил необычную тень. Её ничто не отбрасывало. Мне показалось это странным, поэтому, когда пришёл Дамблдор я …

И Гарри всё рассказал друзьям.

— Ты научишься видеть сквозь мантию-невидимку? Классно! — У Гермионы даже загорелись глаза от предвкушения. — Дашь книгу почитать?

— Дам, конечно. Я думаю, всем нам будет полезно научиться этому. Ну, видеть сквозь мантии и всё такое.

— Постой, а как это ты с Дамблдором говорил? Мы были рядом, но ничего не слышали. — Джинни хмуро взглянула на Поттера.

— Я говорил телепатически.

— Как? — хором спросили оба Уизли.

— Ну… мысленно.

— А что это за слово теле— чего-то там дальше? — поинтересовался Рон.

— Это маггловское слово. Телепатическое общение — мысленное общение, и всё такое в том же духе. — Объяснила Гермиона.

— Аааа. Ясно. Это же можно так кого угодно обсуждать, и никто не услышит!

— Да. Полезная вещь. Это, наверно, как-то связанно оклюменцией и легилименцией.

Дверь скрипнула. За ней, как и две недели назад, стоял Грюм.

— Поттер, мы начинаем заниматься сегодня. Иди за мной.

Парень встал и, улыбнувшись друзьям, пошёл за Грозным Глазом. Они спустились на первый этаж и подошли к двери, которую Гарри раньше не замечал, если она вообще была раньше…

За дверью оказалась лестница. Спустившись по ней, они оказались в небольшом помещении. Там было две двери. Одна чуть крупнее и, видимо, дубовая. Вторая — из какого-то светлого дерева. В неё они и зашли.

Там оказался целый зал. В дальнем конце было несколько сломанных стульев и какой-то покосившийся стол. Грюм немного нахмурился и взмахнул палочкой. Стулья и стол стали как новые.

Ещё один взмах, и возле стены появилась пара манекенов пожирателей, несколько мишеней и ещё какие-то штуки.

После очередного взмаха появился небольшой шкафчик с книгами.

Взглянув на корешки, Гарри сразу понял, что это книги по боевой и высшей магии. И были там книги не только по светлой …

Грюм прохромал к столу.

— Садись, Поттер.

Гарри подошёл и сел на свободный стул. Грозный Глаз достал какую-то книгу и положил на стол.

— Значит так. Сейчас ты покажешь, что ты можешь. Я наложу временное оживляющее заклинание на этих манекенов. Не давай им до тебя дотронуться. — Прохрипел он. — Стань в центр зала.

Гарри прошёл, куда сказали. Грюм в очередной раз взмахнул палочкой, и манекенов стало раз в пять больше. Ещё взмах, и все они стали подходить к парню.

— Начали.

Гарри, разогреваясь, пустил пару оглушающих заклинаний. Потом — усыпляющих, обездвиживающих и вошёл во вкус. Он заметил, что когда падали поражённые манекены, появлялись новые и новые. Гарри радовался, что пока ему не надо ставить щиты и уклоняться от чужих заклинаний, потому что через некоторое время уже начал уставать.

Когда новые манекены перестали появляться, старых было ещё штук тридцать, Гарри вдруг заметил, что одно его заклинание срикошетило в него самого.

Он еле успел уклониться. Потом срикошетило следующее, уже от другого манекена. Так, наверно Грюм наложил щиты на манекены. Но их надо обновлять после каждого отбитого заклинания.

Гарри немного изменил стратегию. Он пускал сразу по два заклинания подряд и отскакивал. Первое отражалось и летело обратно, а второе попадало в цель.

Потом парень ещё больше упростил себе работу. Первое срикошетившее заклинание пролетало мимо него и иногда попадало в следующего манекена. Туда Гарри пускал только одно заклинание. Дважды срикошетившее заклинание летело дальше, и опять отскакивало. Поэтому парень просто опустился на колено и, следя за «летающим» заклинанием, пускал следующее ему в след.

Через пять минут не осталось ни одного манекена. Видимо, после попадания в них, они самоуничтожались.

Парень повернулся к Грюму. Тот указал рукой на стул перед собой.

Гарри сел.

— Неплохо. Под конец ты вообще разленился. Правда, в бою это не пригодится, так как отдыхать тебе не дадут. Кроме срикошетившего заклинания, к тебе будет нестись ещё парочка. И все с разных сторон. Да и противники будут двигаться малость попроворней. Так что отдыхать тебе там не придется. ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! — Грюм откашлялся и продолжил. — Сколько разновидностей щитов ты знаешь?

— Ну, штук пять или шесть. Применял только четыре.

— Мало. Очень мало. Всего щитов очень много. Они разделены по группам. Всего этих групп семь, хотя некоторые насчитывают больше. Но это — главные. На заклинания, как я помню, память у тебя хорошая, поэтому обойдёмся без записей и конспектов. Это только трата времени.

И так, щиты бывают отражающие и поглощающие, бывают притупляющие. Большинство щитов одноразовые, то есть после попадания в них заклинания они исчезают. Поглощающие шиты — многоразовые. Их название частично отвечает за их свойство.

Когда в них попадает заклятие, они поглощают его энергию и становятся сильнее. Но эти щиты очень трудно наколдовать, они отнимают много сил, да и у них есть свои отрицательные моменты. Такие щиты можно разбить определёнными заклинаниями.

Самый сильный щит — зеркальный. Если в него вложить очень много энергии и сил, то он сможет отразить даже Авада Кедавру. Но в истории таких случаев мало, да и то они не доказаны, потому что те люди умирали от той же Авады и не только, но уже из-за того, что потратили очень много сил на построение зеркального щита, и на бой оставшихся уже не хватало.

Мне предстоит научить тебя делать зеркальный щит и основные поглощающие, ну и отточить твоё мастерство во всех сферах защиты и нападения…

— Нападения? — удивился Гарри.

— Конечно! А ты как думал? Иногда лучше нападать в ответ, чем всё время защищаться, — хмыкнул Грюм. — Пока ты отбивался от лже-пожирателей, я сделал свои выводы. Так как ты занимаешься квиддичем, у тебя неплохая реакция…

— Я не летал на метле аж с прошлой осени, — уныло сказал Гарри.

Грюм задумчиво посмотрел на парня своим нормальным глазом.

— Я поговорю с Дамблдором…

— На счёт чего? — не понял Гарри.

— Увидишь. Так! Мы отвлеклись. Слушай сюда. Зеркальный щит накладывается…

Через сорок минут, уставший, но довольный, Гарри вошёл в свою с Роном комнату. Но там никого не было. Он глянул на часы и понял, что все на кухне — ужинают.

Немного рассердившись, что зря поднимался по лестнице, потратив часть своих истощённых сил, он поплёлся обратно. Добравшись до кухни, парень устало толкнул дверь. Но и там не было никого, кроме миссис Уизли, хлопотавшей у плиты.

— О, Гарри, милый! Садись, поужинай. Я оставила тебе порцию.

— Спасибо, миссис Уизли. А где все?

— Кажется, пошли проведать гиппогрифа.

— Ясно.

Быстро поев, Гарри почувствовал, что сил прибавилось. И он, поблагодарив миссис Уизли, направился к Клювокрылу. Но и там друзей не оказалось.

Куда же они могли деться? — подумал парень.

Он решил отправиться в комнату Гермионы и Джинни, и на этот раз ему повезло.

Все трое сидели возле стола над книгами.

— Ух ты! Рон, на каникулах, над книгами? Впервые вижу!

— Да ладно тебе! Я сам удивляюсь…

— А что вы делаете?

— Как что? Готовим список нужных заклинаний, — откликнулась Гермиона, не отрываясь от книги.

— Как прошло занятие с Грюмом? — поинтересовалась Джинни, отодвигая книгу.

— О, классно. Правда, я жутко вымотался. Даже больше чем на тренировках по квиддичу.

— А что вы делали?

— Сначала Грюм проверял мою реакцию, а потом учил меня ставить разные щиты. Их, оказывается, куча. А я знал только шесть…

— Хватит вам языками трепать! — возмутился чего-то Рон. — Лучше садитесь и помогайте.

— Та хорошо, хорошо. — Хихикнула Джинни.

— Уже начинаем медленно помогать, — улыбнулся Гарри, встретившись глазами с Джинни. Та немного порозовела, но взгляд не отвела.

А она похорошела, подумал Гарри, ну просто красавица! Я бы даже сказал, с изюминкой…

Но его размышления были прерваны сердитым голосом Гермионы.

— Ты помогай! И не медленно, а быстро. Это как ни как в твоих интересах.

— Ты чего злишься, Герми? — удивился Гарри.

— И не называй меня Герми! Работай! — вскипела Грейнджер.

Гарри растеряно посмотрел на Джинни. Та улыбнулась, многозначительно пожав плечами, как будто говоря: ты что, Рона с Гермионой не знаешь? Но потом всё же кивнула, имея в виду, что всё потом расскажет, а сейчас лучше не злить грозную старосту.

Гарри покорно взял книгу и углубился в чтение.

Глава 6. Загадка.

— Посмотри на него!

— Ооо, какие формы…

— А какой запах…

— Ммм, божественный аромат…

Гарри и Рон стояли в коридоре и наблюдали влюблёнными взглядами за горным троллем.

— Смотри, он хочет зайти в ту дверь!

— Может закроем её, чтобы он от нас никуда не сбежал?

— А что, давай!

Они прокрались к двери и закрыли её на ключ. Торжественно улыбнувшись, они пошли обратно вальяжной походкой. Вдруг парни услышали чьи-то женские охи.

— Это же был женский туалет!

— Блин, и почему Гермионе всегда так везёт?!

Друзья бросились обратно. У Гарри от нетерпения дрожали руки.

Наконец ворвавшись внутрь, они увидели, как тролль пятится к стене, а Гермиона наступает на него с восхищённым видом.

— Какая лапочка! Пупсик ты мой!..

— Уууу…

— Красавец…

— Ээээ…

— Мечта моя…

— Аааа…

— Гермиона, лучше отойди от него! — не выдержал Рон.

— Не хочу! Он мой.

— Нет мой!

— Да что вы говорите! Конечно, он мой! — вклинился Гарри.

От громких возгласов и большого количества флюид, которыми трое ребят бомбардировали «красавца», тролль не выдержал и с жутким грохотом рухнул на пол.

Тут же распахнулась дверь, и в туалет ворвались учителя.

— Да как вам не стыдно?!

— Что вы натворили?!

— Бедный троллик!

— Мисс Грэйнджер! Как вы посмели заманить его сюда? — разозлилась МакГонагалл.

— Я…

— 10 баллов с Гриффиндора!

— Бедный троллик!!

— А вы Поттер, Уизли! Что вы тут делаете? — продолжала бушевать профессор.

— Эээ, профессор МакГонагалл. Они пришли сюда, чтобы помешать мне!

— Бедный троллик!!!

— Это правда, Поттер?

— Эээ…

— Я не слышу! Уизли?

— Нууу…

— Так, ясно. По 10 баллов каждому, — внезапно улыбнулась профессор.

— Что? — хором воскликнули ребята.

— Бедный троллик!!!...

— Просыпайся!

— Нууу, мууу, неее… — мычал Гарри.

— Что значит, нет?! — рассмеялся кто-то.

— Нууу, со такое?

— Ничего такого. — Чей-то приятный голос ласкал слух. — Просто ты проспал завтрак.

— Ну и со. Мане усё завно. — зевал Гарри.

— Ничего себе заявленнице! Вставай, соня!

— Нихацу! — парень наотрез не хотел просыпаться. Но тот, кто его будил, был очень настырен, и ему пришлось разлепить глаза.

Всё расплывалось, и он не мог понять, кто перед ним. Гарри нашарил очки и надел их.

— Джинни?!

— Ты только понял, что это я? — улыбнулась она.

— Ага. А где Рон?

— Мирится с Гермионой.

— Я так и не понял, что между ними произошло.

— Если честно, то я и сама не поняла. Они ничего не говорят. Может, тебе у Рона удастся выяснить.

— Не. Я пробовал, не вышло. Ладно, не хотят говорить, не надо.

— Ты прав. Если не давить, сами расскажут.

— А что ты тут делаешь?

— Как что? — опять рассмеялась Джинни. — Тебя бужу!

— А, ну да.

— Ладно, одевайся и спускайся вниз. Я тебе пару тостов с джемом оставила.

— Спасибо. А чего меня Рон не разбудил к завтраку?

— Ты меня спрашиваешь? Мне-то откуда знать. Хотя, может, он решил поговорить с Гермионой без свидетелей, всё продумав, чтобы отправить меня тебя будить.

— Вряд ли он такие грандиозные планы строил. Это не по его натуре.

— И то верно. Так, одевайся и спускайся на кухню.

— Хорошо, — послушно отозвался Гарри.

Джинни пошла к двери, но на полдороге обернулась.

— С тобой, кстати, Дамблдор хочет поговорить, но это не срочно, по его словам. Но ты всё равно поторопись. Тосты вечно лежать не будут, — и она вышла из комнаты.

Гарри быстро оделся, гадая, что же произошло между Роном и Гермионой. Но так и не озарился ни единой идеей. Потом его мысли перекинулись на Дамблдора.

О чём же он хочет поговорить, думал парень, не случилось ли чего…

В таких размышлениях он добрёл до кухни и открыл дверь.

Там никого не было. На столе стояла одинокая тарелка с тостами и джемом, а так же стакан молока.

Гарри сел и стал медленно жевать еду, думая…

На этот раз он думал про Джинни, но его раздумья были прерваны появлением той, о ком он думал.

— Приятного аппетита.

— Угу, спасибо, — пробормотал Гарри. — А ты не знаешь, о чём со мной хочет поговорить Дамблдор?

— Если честно, не знаю.

— Совсем?

— Ну… — замялась Джинни. По её виду было видно, что она что-то знает.

— Так, выкладывай всё, что знаешь.

— Я слышала, что Дамблдор говорил что-то про Трелони. И что это как-то связанно с тобой.

— О нет. Только не очередное предсказание!

Дверь открылась, и появился Дамблдор.

— Доброе утро. Гарри, ты уже поел?

— Почти. А о чём вы хотите поговорить?

— Сейчас узнаешь. Джинни, можешь нас оставить?

— Конечно.

И девушка удалилась, прикрыв за собой дверь. Дамблдор молчал.

— Так о чём вы хотите со мной поговорить?

Дамблдор вынырнул из раздумий и посмотрел на Гарри.

— Вчера вечером Сивилла Трелони сделала новое предсказание…

Дамблдор вновь замолчал.

— И что в нём?

— В том то и дело, не понятно. Это была загадка… Я поручаю тебе её разгадать, — и он протянул Гарри лист бумаги с текстом. — Чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше.

— А почему вы не смогли?

— Видимо, это магическое предсказание-загадка. Я про такие слышал, но не сталкивался раньше. Эту загадку может разгадать только тот, про кого идётся речь.

— То есть, там идёт речь обо мне?

— Я одновременно надеюсь и на то, что там говорится о тебе, и на то, чтобы там про тебя ничего не было.

— Ясно. — Сказал Гарри, хотя ему ничегоясно не было.

— Я приеду вечером, проверю, как продвинулась работа с разгадкой.

— Хорошо.

— До вечера, Гарри.

— До свидания.

И Дамблдор вышел из кухни. Гарри развернул лист и стал читать.

Скрестятся два ума, и приоткроется окно туда, откуда нет пути. Но великой жертвой одного и силой неизведанной другого, будет приоткрыта дверь. И будет третий, силой неизведанной и умом которого, скрестившегося с даром второго, свершится невозможное. И явится путь оттуда, сокрытый от первого, чья жертва послужила его началу.

Раз десять прочитав текст, Гарри так и не понял его смысла. Тогда он прикрыл глаза и постарался очистить голову от всех посторонних мыслей. Раза с третьего у него получилось. После этого парень ещё раз прочитал пророчество.

Значит так, думал он, тут замешаны три человека. Два первых что-то должны сделать, что бы что-то произошло. Но что? Что за окно? И что за жертва? И при чём тут дверь? Потом ни с того ни сего появляется третий и что-то делает с одним из первых двух. Стоп. А куда делся второй?

В таких размышлениях Гарри просидел около часа, пока не пришла Джиини.

— О чём вы говорили? — спросила она после недолгого молчания.

— О пророчестве.

— И что там?

Гарри протянул ей лист. Джинни пробежала его глазами и задумчиво протянула.

— Какой-то бред.

— Абсолютно с тобой согласен.

— И что тебе с этим надо делать?

— Понять.

Джинни заинтересованно закусила губу.

— Давай помогу.

— Вряд ли у тебя выйдет.

— Почему ты так думаешь? — нахмурилась она.

— Это пророчество-загадка. Его сможет понять только тот, про кого там идёт речь.

— А вдруг там идёт речь про меня?

— Тогда проверим.

Они присели рядом и стали рассуждать.

— Откуда может не быть пути? — задумчиво, раз в пятый, повторяла Джинни.

— Из мира мёртвых! — вдруг воскликнул Гарри и смущённо порозовел, когда девушка, улыбнувшись, сказала:

— Ты просто гений! Значит, — сразу перешла она на деловой тон, — окно, дверь и путь относятся к миру мёртвых. Так?

— Так.

Они задумчиво уставились друг на друга.

— У тебя красивые глаза, — как-то не в тему ляпнул Гарри.

В следующий миг дверь кухни распахнулась.

— О! Интимный момент! — воскликнул появившийся Рон.

— Заткнись! — не выдержала Джинни и отчаянно покраснела.

— Рон. — осуждающе сказал Гарри. — мы думаем над задачей, которую нам задал Дамблдор.

— Аааа… — разочаровано протянул парень.

— А что за задача? — поинтересовалась Гермиона, выходя из-за спины Рона.

— Да, очередное предсказание.

— Помощь не нужна?

— Разве что, если ты знаешь, что такое неизведанная сила.

Гермиона в задумчивости запустила руку в свою шевелюру.

— Ты представляешь, я не знаю, — удручённо пробормотала она через некоторое время. — Я только помню, что об этом говорил Дамблдор. Да и то, не лично мне, а тебе. Вспомни. Ты нам летом говорил после, — она замялась, — того, что случилось в министерстве.

Гарри задумался — да, было такое. Надо будет спросить у Дамблдора, когда он придёт.

— А который час? — поинтересовался парень.

— Да уже ужинать пора. — Воскликнула Джинни.

— Как-то быстро время прошло, — задумчиво пробормотал Гарри.

В очередной раз открылась дверь, и вошёл Дамблдор.

— Ну, как пророчество? — устало поинтересовался он.

— Средне. Я хотел спросить, профессор, про что вы мне говорили в начале лета. Про какую-то силу, она не разгадана и как-то связана с министерством. Вы мне это говорили, когда вернулись от Фаджа.

— Дай-ка подумать, — задумчиво проговорил он. — Да, я тебе говорил, что в Отделе Тайн есть комната, которая всегда закрыта. В ней находится сила, самая прекрасная и самая ужасная одновременно. И эта сила — самое загадочное, что находится в этом департаменте. В тебе очень много этой силы в отличие от Волан-де-морта, у которого её нет вообще. Эта сила тогда заставила тебя отправиться спасать Сириуса. И она же спасла тебя пятнадцать лет назад.

— Так, что это за сила? — непонимающе спросил Рон.

— Сила любви, — тихо сказал Гарри.

Повисло молчание. Девушки смотрели на зеленоглазого парня, чей немигающий взгляд был устремлён в пустоту.

— А чем может являться великая жертва? — первой очнулась Джинни.

— Для каждого эта жертва различна, — тихо ответил Дамблдор. — Для кого-то это любимый человек. Для другого — друзья. Для третьего — семья. Всё зависит от самого человека. От того, что он ценит больше всего.

Рон, всё ещё не понимая, переводил взгляд с одного на другого, из всех присутствующих на кухне.

— Волан-де-морт боится смерти, — еле слышно сказал Гарри. — Значит для него великая жертва — это его жизнь.

— То есть, это может означать, что он умрёт? — прерывающимся голосом спросила Джинни.

— Скорее всего, — сказал директор, заинтересованно посмотрев на девушку. — А что именно ты поняла из пророчества?

— Я… — замялась она. — Да почти ничего… Ну разве что… Окно, дверь и путь имеют отношение к миру мёртвых… Хотя это сказал Гарри…

— Нет. Это сказала ты. — Перебил её парень. — Я лишь сказал, что место, откуда нет пути — загробный мир.

— Эээ… Наверно.

— Если я правильно поняла, — заговорила Гермиона, — то первые двое — это Гарри и Волан-де-морт. Так? И то, что Волан-де-морт умрёт?

— Надеюсь, — невесело усмехнулся Гарри.

— И это значит, что Гарри встретит кого-то третьего, у которого тоже есть сила Любви.

— А не значит ли это, что третий — это Гаррина любовь? — тихо спросила Джинни.

— Скорее всего ты права, — так же тихо ответил Дамблдор.

— И почему вы так уверены, что речь идёт именно про меня и Волан-де-морта? — постарался перевести разговор на другую тему Гарри.

— А ты разве не понял? — спросил директор.

— Что не понял?

— А то, что ты почти разгадал пророчество. И значит там идёт речь о тебе.

Опять скрипнула дверь, и появился Снейп.

— Директор, нам пора.

— Хорошо, Северус. Я иду. — Дамблдор развернулся и пошёл к зельевару. Возле выхода он обернулся, взмахнув палочкой. На столе появилась тарелка с сэндвичами и четыре стакана молока. — Поешьте и отправляйтесь спать. Молли скоро вернётся. Постарайтесь к тому моменту быть в своих комнатах. — И он закрыл за собой дверь.

Молча поужинав, все отправились спать. И никто не обратил внимания на слова директора о том, что миссис Уизли нет дома. Да и на то, что её не было с самого утра — тоже.

Глава 7. Предок наследника и змееусты.

— Добро пожаловать во мрак! — зловеще прошипел мистер Филч. Его нос отбрасывал двусмысленную тень от света маленького фонарика.

— Что в-вы им-меете в в-виду? — прозаикался Малфой то, синея, то бледнея, то зеленея.

— Ооо… Наслаждайся пока последними минутами жизни! Я предвижу, что в очень скором времени один из вас, а точнее какой-то белобрысый сопляк, превратится в очень милого трупика! Синего цвета, с выпученными глазами, вывалившимся разбухшим языком и с такой пикантной сквозной дырочкой в голове… И с надкушенной по пояс ногой, видимо, ты не вкусный, а то от тебя остался бы только скелет в розовых семейках с салатовыми сердечками.

Драко покраснел, потом пожелтел, а после этого покрылся фиолетовыми пятнами.

— И не забудь снять лифчик, тебе ведь только одиннадцать лет! — просипел Филч и, подмигнув Гарри, ухромал в замок.

Повисла зловещая тишина. Как вдруг раздался хрюкающий звук — Невилл чихнул. Малфой пискнул от ужаса и рухнул, как подкошенный.

— Обморок. — Деловым тоном сказала Гермиона и что-то внесла в свой блокнотик, который появился у неё в руках секундой раньше.

Послышались чьи-то шаги. Это был Хагрид. Заметив Малфоя, валяющегося у него под ногами, лесник вытащил свой одеколон. Открыв флакон, он поднёс его к носу парня и тот, уже почти пришедший в себя, опять отключился от «приятного» аромата.

Через полчаса Драко наконец-то встал и, как зомби направился в лес. Все пошли за ним, удивляясь резким переменам. Вскоре, когда они добрались до леса, что-то засеребрилось на земле.

— Кровь единорога… — начал было Хагрид, но вдруг…

— Ааааа!!!....

Гарри резко встал. Было темно, и он не сразу нашарил очки. Кто-то всё ещё кричал.

— Аааа… — голос раздавался с кровати Рона. — Прочь! Уйди! Помогите! Ааа…

Гарри вскочил и побежал к другу, но на полдороге остановился как вкопанный. Он слышал странное шипение, но одновременно понимал, что оно значит. Змея!

— Шшш, ссдессь, хассяин сскассал — ссдессь. Но этот мешшшает. Укуссить…

— Стой! — сказал Гарри. Он не был уверен, что говорил на змеином языке, но вдруг услышал:

— Хассяин?

— Да. Не двигайся.

— Сслушшаюссь.

Парень подошёл к Рону и вытащил змею из его кровати, которая едва серебрилась в лунном свете, льющемся из окна. В этот же момент вспыхнул свет — в дверях стоял Грюм. Быстро оценив обстановку, он прохромал к Гарри.

— Положи змею на пол. Я её уничтожу.

— Подождите. Она здесь что-то искала. Может расспросить, что именно?

— Попробуй. Но всё равно положи её на пол. Змею надо оглушить.

Парень поступил, как было сказано. Змея немного щурилась от света и пока не узнала, что Гарри не «хассяин». Грозный Глаз взмахнул палочкой, проверил состояние «гостя» и обратился к Рону.

— С тобой всё нормально?

— Да… — проскулил парень. — А что ЭТО тут делало?

— Мы попытаемся выяснить, — сказал Грюм. Он опять взмахнул палочкой, поднимая змею в воздух, и взял Гарри за плечо.

— Пойдём.

Они вышли из комнаты и направились на кухню. Положив змею на стол, Грозный Глаз подошёл к камину и кинул туда немного серебристого порошка.

— Альбус, срочное дело.

Потом развернулся, сел на стул и стал ждать. Через пару минут, прошедших в полном молчании, в камине прорисовался силуэт Дамблдора, после чего его обладатель шагнул на кухню.

— Что произошло? — обратился он к Грюму, посмотрев на лежащую на столе змею. Тот кивнул на Гарри, мол, он расскажет.

Пересказав, всё что помнил, парень замолчал.

— Сходи за Роном, Гарри. Я думаю он тоже может нам что-то рассказать из того, что ты не знаешь, — сказал директор.

Гарри вышел и направился вверх по лестнице. Рон всё ещё не спал.

— Как ты?

— Нормально. — Простучал зубами парень.

— С тобой хочет поговорить Дамблдор. Пойдём на кухню.

— Сейчас, — сказал Рон, дрожа всем телом.

Через пять минут они уже были внизу. Кроме Дамблдора и Грюма на кухне появилась миссис Уизли. Как только дверь открылась, она тут же бросилась обнимать Рона, как будто не видела его около года.

— Я проснулся от того, что что-то холодное коснулось моей ноги, — начал рассказывать парень по просьбе Дамблдора. — Я не сразу понял что это. Но когда это что-то стало по мне ползти и шипеть, сообразил, что это змея. Я жутко перепугался и, кажется, закричал. Потом змея меня начала обвивать. Я пытался освободиться, но ничего не вышло. Вдруг я услышал ещё одно шипение, в смысле с другой стороны, и змея остановилась. Ну, а потом зажегся свет, и Гарри вытащил змею. Всё.

Повисло молчание. Гарри первый его нарушил.

— А сыворотка правды действует на змей?

Все повернулись к нему.

— Раньше это зелье применяли только к людям, так как змееустов мало, как ты знаешь. Так что нет гарантии, что оно подействует. Но запомни, если змея находится рядом со змееустом, она считает его своим хозяином. И по идее, должна его слушаться. Так что можешь её допросить и без зелья, если оно не подействует, — ответил Дамблдор, доставая маленький флакончик с прозрачной жидкостью и давая его Гарри.

Парень подошёл к змее, прикидывая, как бы залить ей зелье. Приловчившись, он накапал ей в пасть четыре капли и попросил Дамблдора, чтобы её привели в себя. Очнувшись, змея находилась в каком-то трансе. Гарри решил, что зелье всё-таки подействовало, и решил действовать. И он не ошибся.

— Почему ты здесь? — спросил он. Миссис Уизли побледнела, услышав как Гарри разговаривает на парселтанге. Как ни как, не часто у людей раздаётся вместо слов шипение.

— Меня послал хассяин, — покорно отвечала змея.

— Твой хозяин — Волан-де-морт?

— Да.

— Что ты должна была сделать здесь? — продолжал допрос парень.

— Я долшшна была пробратсса в потайную комнату.

— Что за потайная комната? Рассказывай всё, что ты знаешь! — продолжал Гарри, чувствуя какой-то необъяснимый азарт.

— Хассяин где-то усснал, что его предок в четвёртом колене был как-то ссвяссан сс родом Блеков. И этот предок нашшел одну вещщь, пренадлешшащщую великому Сслиссерину и спрятал её в этом доме. Он усснал про Тайную Комнату, находящщуюся в Хогвартссе, когда покинул школу. А вернуться ушше не мог. И поэтому он ссоссдал подобную комнатку ссдессь.

— А что это за вещь? — резко спросил парень.

— Я не сснаю.

— Хорошо. А где эта комната? Точнее, где вход в неё?

— Там, где меня нашшли.

— И что ты должна была там сделать, в комнате?

— Я долшшна была туда пробратьсся и осстатьсся там.

— Зачем?

— Поффелитель меня ссаколдовал. Я долшшна буду ссработать как портал и налошшить ссвяссь мешшду той комнаткой и тем местом, где обитает поффелитель.

— Когда? — нервно спросил Гарри.

— Ровно в два часа ночи, — безжизненно ответила змея.

Гарри посмотрел на часы. Как на зло, на них было 1.59. Парень, как в кошмаре, наблюдал за стрелкой, медленно ползущей свой последний круг до двух часов. Резко повернувшись, парень воскликнул.

— Уничтожьте её! Быстрее!

Все недоумённо на него посмотрели.

— Гарри, — дрожащим голосом сказал Рон. — Ты говоришь на змеином.

Парень закрыл глаза и попытался переключиться на человеческий язык.

— Уничтожьте её! — повторил он. — И не задавайте вопросов, пожалуйста!!!

Грюм взмахнул палочкой, и змея, с негромким треском исчезла. Через секунду старинные чесы пробили два часа.

— Успели… — облегчённо вздохнул Гарри.

— Что успели, Гарри? — спросил Дамблдор. — Что ты узнал?

Гарри пересказал всё, что узнал от змеи. Под конец рассказа, директор стал очень хмурым.

— Гарри, завтра ты попробуешь найти комнатку. Хорошо?

— Да, профессор.

— А теперь идите спать. Вряд ли Волан-де-морт сейчас отправит ещё одну змею. Но на всякий случай Аластор будет дежурить возле вашей комнаты.

И ребята безропотно удалились в свою комнату в сопровождении Грюма.

Лёжа на кровати, Гарри долго не мог уснуть. Он думал об услышанном, о Волан-де-морте и Салазаре. Его взгляд бессмысленно блуждал по книжным полкам, висящим на стене. Вдруг его внимание привлёк один старый фолиант, на который падал яркий свет луны. Парень встал и снял его с полки. Книга была в серебристом переплёте с изумрудным напылением по краям. «Змееусты и их возможности» — прочёл Гарри название книги.

Пребывая в каком-то странном состоянии, парень открыл книгу и начал читать.

Всю ночь Гарри читал этот старинный фолиант. На некоторых страницах были бурые пятна крови, похожие на тёмные провалы в лунном свете, другие в нескольких местах были покрыты плесенью. Встречались и иллюстрации, которые могли отбить у слабонервных аппетит на всю неделю.

С каждым часом парень узнавал всё новые и новые вещи. Он читал и не замечал ничего вокруг.

Вскоре начало светлеть. И тут Гарри наткнулся на то, что его очень заинтересовало.

Каждый змееязычный волшебник обладает способностью не только повелевать змеями, но и вселяться в них. Но если нет поблизости змеи, то он может и сам превратиться в неё. По велению мысли и сказанного слова змееязыкий принимает облик змея…

Дальше страница было оборвана. Парень перевернул её, но там шла речь уже о другом.

С пятнадцати лет змееязыкий может повелевать королём всех змей, что даёт ему огромную власть…

Так вот почему Реддл открыл комнату только в пятнадцать лет, подумал Гарри. Но тут же переключился на то, что может превратиться в змею. Но как?

Парень быстро пролистал странички и хотел закрыть книгу, как увидел на внутренней стороне обложки надпись. Она была написана странными символами. Гарри решил, что это надпись на змеином языке, а когда перевёл взгляд на последнюю страницу, то просто опешил. Весь текст был написан такими же символами.

Гарри перелистал всю книгу, и везде были эти символы. Но ведь он только что читал её и всё было нормально. Парень посмотрел на обложку — те же символы. Он в изнеможении прикрыл глаза, а когда открыл их вновь, то обнаружил, что книга вновь написана на нормальном языке.

Наверно я сбился на человеческий язык, решил он и опять открыл конец книги. Гарри нашёл ту надпись и, на этот раз, смог её прочитать. Там было написано — « О п х и о л а т р и ».

Глава 8. Новые лица

Гарри открыл глаза. Было уже очень светло.

Наверно, я задремал, подумал он. Взглянув на часы, парень ужаснулся — Три часа дня!

— И чего меня никто не разбудил? — пробурчал он.

Гарри встал, оделся и спустился на кухню. Когда он зашёл, головы всех присутствующих повернулись к нему.

— Ну, наконец-то.

— Как спалось? — приветственно улыбнулась Джинни.

— Нормально. А чего вы меня не разбудили? — спросил юноша, садясь за стол.

— Мы решили тебя не беспокоить, — ответила миссис Уизли, ставя перед Гарри тарелку с сандвичами и чашку чая.

— А где Дамблдор?

— Он обещал быть уже примерно через час.

Пока Гарри ел, они говорили о какой-то ерунде и о том, как будут добираться до платформы 9 и ¾. И как он мог забыть? Ведь завтра первое сентября!

Через полчаса пришёл Дамблдор. Он о чём-то тихо переговорил с миссис Уизли и обратился к Гарри.

— Ты можешь найти ту комнату? — спросил он, и присутствующие на кухне замолчали.

— Ну, я попробую, — задумчиво ответил парень.

Все встали и поднялись в комнату. Гарри в раздумьях остановился возле кровати Рона. Потом нагнулся и отодвинул её, но за ней ничего примечательного не обнаружилось. Парень огляделся. По всему периметру, над полом, шёл узор из змей. Удивительно, что он заметил это только сейчас.

Внезапно что-то блеснуло в одном углу. Гарри резко развернулся, подошёл к тому месту и присел. У одной змейки вместо глаз были маленькие изумруды.

— Откройся, — из уст парня вырвалось тихое шипение. Что-то щёлкнуло, и от змейки в разные стороны поползли искры. Через минуту на том месте образовался маленький проход. В него смогла бы влезть только голова.

Сзади раздались шаги, и возле Гарри присел Дамблдор.

— Умно сделано. — Тихо сказал он.

— Что вы имеете в виду, профессор? — спросил юноша.

— В эту комнатку можно попасть, только будучи змеёй.

Повисло молчание. Гарри думал, говорить ли Дамблдору о том, что он прочёл в книге про змееустов, или нет. И решил пока ничего не рассказывать.

— Нам остается только охранять это место, — заговорил вновь директор. — Подробнее мы обсудим это на сегодняшнем собрании. Ребята, советую вам сейчас собрать свои вещи. Завтра на это времени не хватит.

Спорить никто не стал, и вскоре все разошлись по своим комнатам.

— Закрой лучше этот проход, а то мурашки по коже бегают, — сказал Рон, доставая свой чемодан.

Гарри подошёл к стене и прошептал: «Закройся». С негромким шипением всё исчезло.

Вечером, когда вещи уже были сложены, все сидели в кухне за столом. Ужин был почти праздничный, так как дети уезжали в школу. Ничего важного не обсуждали, и везде царило хорошее настроение.

Утром первого сентября, на удивление, все собрались быстро. На этот раз, Дамблдор сотворил портал до станции, чтобы обеспечить полную безопасность. Так что ребята добрались совершенно без приключений.

Возле поезда они были уже в половину одиннадцатого.

— Как-то рано в этот раз, — пробурчал Рон, пытаясь заткнуть Сычика. Тот верещал, как неугомонный, приветствуя других сов. Букля только нахохлилась.

— Всем привет. — Раздался рядом голос. Рон обернулся первым и немного порозовел. Это была Луна.

— П-привет. — немного смущаясь, сказал он.

Ребята занесли вещи в свободное купе и вернулись обратно, чтобы поговорить на прощание с родителями и друзьями. Подходя к своим, они заметили, что миссис Уизли и Грюм разговаривают с какой-то женщиной. Возле неё стояла довольно симпатичная девушка. Когда друзья были уже очень близко, женщина повернулась к ним и улыбнулась.

— Ребята, познакомьтесь. Это Камелия Киотто, — указала мама Рона на женщину. — А это — Николь Киотто.

— Приятно познакомиться. — дружно ответили подошедшие.

Тут раздался свист, и все поспешили занять свои купе.

— До встречи, — говорила миссис Уизли, обнимая всех по очереди. — Ведите себя хорошо! Берегите себя! — все продолжала она, когда дети свесились из окна и махали ей. Поезд вильнул, и платформа исчезла.

Ребята вместе с Камелией и Николь прошли в их купе.

— Вы будете преподавать нам в этом году ЗОТИ? — спросила Гермиона.

— Да, — приветливо улыбнулась миссис Киотто. — А Николь будет здесь учиться, по обмену. — Пояснила она.

— А на какой курс ты будешь поступать? — спросила Джинни.

— На шестой, — улыбнулась девушка.

— Будет классно, если ты поступишь в Гриффиндор. — сказал Рон. — тогда мы будем на одном факультете.

— А откуда вы? — спросила Джинни.

— Мы из Франции. — Ответила Камелия. И у неё завязался разговор с Гермионой, которая три года назад провела там лето.

Все весело болтали на разные темы. Оказалось, что Николь очень хорошо разбирается в квиддиче, но почему-то не входила в состав команды у себя в Шармбатоне. Потом они говорили про турнир трёх волшебников. Николь хорошо знала Флер и рассказала много чего интересного из её жизни в школе. Когда к ним в купе заглянула ведьмочка, развозящая еду, Гарри купил у неё большую упаковку печенья в виде котлов и угостил всех.

Вдруг, совершенно внезапно, начался сильный ливень. Все в купе притихли, лишь капли громко барабанили по стеклу.

— Эта гроза магического происхождения, — тихо сказала миссис Киотто.

— Вы так считаете? — спросил Гарри.

Тут сверкнула ослепительная вспышка молнии и поезд, дёрнувшись, остановился.

— Не волнуйтесь. В каждом вагоне находится по три мракоборца. Оставайтесь на своих местах, что бы вам ни показалось. — Постаралась успокоить всех Камелия, после того как погас свет.

Студенты кивнули и на всякий случай вытащили палочки. За плотной пеленой дождя на улице ничего не было видно. Но никто и не смотрел наружу, так как в коридоре послышался шум.

Что-то треснуло, раздался чей-то крик, но он был заглушён громким стуком. В следующий миг дверь купе открылась. На пороге стоял кто-то в чёрной мантии, в глубине капюшона которой белела маска.

Не раздумывая, Гарри запустил в пришедшего Экспелиармусом. Вышло на удивление очень сильно. Незнакомец со свистом вылетел из вагона, разбив спиной стекло напротив купе. На том месте, где он стоял минуту назад, осталась только палочка.

— Класс! — сдавленно воскликнула Николь.

Гарри выглянул в коридор и, заметив ещё двух пожирателей, запустил в них обездвиживающим заклинанием. Рядом появилась Камелия, оглушив второго.

— Ты молодец, Гарри. В обиду себя не дашь.

Парень только хмыкнул. В коридоре раздались шаги — к ним приближались мракоборцы.

— У вас всё в порядке? — спросил один из них.

— Вроде, — ответила миссис Киотто. — Вот только с нашими гостями не очень. И с вашими сотрудниками из этого вагона — тоже.

— Мы разберёмся. Займите свои места. Скоро поезд продолжит свой путь, — сказал другой и подошёл к тёмным силуэтам на полу.

Гарри и Камелия вернулись в купе. Через пару минут зажёгся свет, а ещё через некоторое время — тронулся поезд.

— Как-то всё быстро случилось.

— Угу… — пробурчал Рон. — Кстати, мы Малфоя ещё не видели. К чему бы это?..

Спустя полчаса поезд прибыл на станцию в Хогсмиде. Тут дождя не было, зато дул сильный ветер.

— Первокурсники! Ко мне! — раздался звучный голос Хагрида.

Значит, он на месте, и всё будет не сильно плохо, подумал Гарри.

Все, кто был в купе, заняли одну карету. Пока все залазили в неё, парень успел погладить тестрала. Ему показалось, что он именно на нём летал в Министерство магии в прошлом году. Тестрал посмотрел на него умными глазами и почему-то лизнул ему руку.

В задумчивости юноша занял своё место в карете. Минут через пять она тронулась, а спустя ещё пятнадцать, Гарри вместе с толпой оказался возле входа в Большой Зал.

Как-то всё смыто, прорезалась мысль в голове Поттера, может, я сплю на ходу?

Сев за гриффиндорский стол, он только тогда заметил, что Камелия и Николь стоят возле стола преподавателей и разговаривают с директором. Рон непонятно что мурлыкал себе под нос, а Гермиона что-то обсуждала с Джинни. Через некоторое время к ним присоединились Лаванда и Парвати.

— Привет, Гарри, — сказал кто-то.

— А, привет, Невилл, — повернувшись, ответил Гарри. Парень был удивлён. Всегда неуклюжий и полный, сейчас Долгопупс выглядел очень хорошо. Он похудел, вытянулся и как-то похорошел или, вероятнее, возмужал.

Тут в зал вошли первокурсники. Их было больше, чем обычно, но выглядели они также напугано, как и все их предшественники. МакГонагалл выстроила их перед учительским столом…

Гарри просто засыпал. Он не мог понять почему. Вроде выспался, снотворного не пил, не болеет, да и слабости нет. Но спать-то как хочется!

Короче, парень проспал у Рона на плече всё то время, пока шляпа пела свою новую песню, и половину распределения. Он спал бы и дальше, но друг растолкал его.

— Да проснись же ты! Уже до буквы К добрались. Тебе что, не интересно куда отправят Ники?

— Интересно, — пробурчал Гарри, потирая глаза. Рон разбудил его вовремя, потому что …

— Киотто, Николь. — раздался строгий голос профессора МакГонагал.

Николь выступила вперёд, и к ней сразу приковалось много взглядов. Во-первых, она была довольно мила, а во-вторых, не часто видишь в рядах первокурсников взрослую девушку.

— Николь приехала к нам по обмену из Шармбатона, — решил объяснить Дамблдор. — Но она в Хогвартсе не училась, и поэтому ей надо пройти распределение. Надеюсь вы примете её радушно и поможете влиться в коллектив как можно скорее!

Ники села на стул и Минерва МакГонагалл надела ей шляпу. В зале воцарилась тишина.

Было видно, как от волнения у девушки побледнело лицо. А в следующий миг…

— Пуффендуй! — воскликнула шляпа.

Соответствующий стол взорвался рукоплесканиями. Киотто, улыбнувшись, направилась к своему столу. Сьюзен Боунс и Эрни МакМилан сразу завели с ней разговор, как старосты они восприняли слова директора самым серьёзным образом и решили привести в исполнение сразу.

Через десять минут распределение закончилось.

— Ешьте, — сказал Дамблдор. И столы сразу начали ломиться от еды.

Поглощая пищу, Гарри понемногу стал приходить в себя, просыпаясь, но к концу опять начал засыпать.

— И так. — Начал Дамблдор, встав со своего места. — Добро пожаловать обратно в Хогвартс! Я хочу представить вам нового учителя по ЗОТИ. В этом году это Камелия Киотто. Удачи, профессор!

Как всегда громче всех аплодировал гриффиндорский стол, но и пуффендуйский не отставал, ведь Николь была на их факультете.

— Надеюсь, вы поняли, что раз Николь прибыла к нам по обмену, то кто-то должен был отправиться в Шармбатон. Думаю, некоторые заметили отсутствие мистера Малфоя…

Вот тут Гарри окончательно проснулся. Малфой больше не будет мозолить ему глаза в школе! Какое счастье!!!

Вскоре все гриффиндорцы вместе с Гарри поднимались в их гостиную. Рон весело болтал по поводу Малфоя и Ники.

Переодевшись, Гарри лёг на кровать и задёрнул полог. Рон ещё что-то спрашивал, но мысли парня были далеко. Когда же его голова коснулась подушки — он моментально отключился.

Глава 9. Гринси и Ниарх

Следующий зал поприветствовал их темнотой и затхлостью.

— Фу… — не сдержалась Гермиона.

Внезапно зажёгся свет.

— Ёксель-моксель, — пробормотал Рон. — Надеюсь, это шахматы, а не чапаева. Если это шашки — тоже не плохо, — в его бурной фантазии он уже перелетал на другую сторону доски, с громким воплем. Так как перед ними было не что иное, как доска с чёрными и белыми квадратами.

Они подошли ближе. Черные кляксы с одной стороны и белые с другой преобразовались в полуобнажённых девушек. У Гарри и Рона отвисли челюсти, а Гермиона только печально вздохнула.

— Значит шахматы, — сказала она.

Гарри кашлянул, привлекая внимание Рона. Тот явно был в астрале. Или в экстазе…

— Эээ, ну да, — наконец-то очнулся он. — Мы, типа, должны занять места трёх из вас? — обратился он к крайней из «моделей».

Та кивнула.

— Я надеюсь, мы не должны будем играть в таком же виде? — нервно поинтересовалась Гермиона.

Девушка лишь саркастически ухмыльнулась, но всем и так стало всё ясно.

Рон, нагло взяв на себя роль командующего, отослал трёх самых некрасивых, по его мнению, девушек. Быстро раздевшись, троица заняла пустые клетки. Белые, как всегда, ходили первыми.

Первое разочарование мужская часть испытала тогда, когда поверженная фигура … одевалась. Интерес побеждать сразу развеялся.

Уже под конец игры, Рону удалось подставиться под удар девушки представляющей ферзя.

— Рон! — возмущённо крикнул Гарри. Его не прельщала перспектива оставаться голым без друга. Тот лишь соболезнующе усмехнулся.

— Твой ход, Гарри, — напомнил он.

Гермиона разочарованно посмотрела на одевающегося Рона и вздохнула. Гарри не менее разочарованно посмотрел на подругу, прикрытую магической цензурой. После этого он сделал пару шагов к королеве, но не спешил объявлять мат. Только налюбовавшись вдоволь, он сказал

— Шах и мат.

Королева, вопреки ожиданиям, стала медленно снимать с себя остатки одежды. И тут Гарри постигло ещё большее разочарование — королева оказалась королём.

— Аааааах… — воскликнула Гермиона и свалилась без чувств…

— Апчхи!

Гарри проснулся.

— Апчхи!

Гарри с трудом разлепил глаза.

— Апчхи!

Гарри нашёл очки.

— Апчхи!

Гарри надел их (очки).

— Апчхи!

— Да будь здоров, блин! — окончательно проснулся Гарри.

— Апчхи!

— Я сказал, будь здоров!!! — начал злиться парень.

— Апчхи!

— Заткнись! — заорал юноша.

— Апчхи!

— Гарри, успокойся. Это будильник, — пробормотал кто-то.

— И кого угораздило купить такое?

— Мою маму.

Через некоторое время выяснилось, что будильник принадлежит Симусу. И то, что его можно выключить только своим чихом.

Через пятнадцать минут четверо гриффинодорцев-шестикурсников сидело за столом в большом зале. Рона отлучился за тем, чтобы раздать расписание.

— Так, у нас сегодня парное ЗОТИ, потом Гербология, и после обеда опять ЗОТИ. Как-то слишком много…

— У нас оставили предметы нашей специальности, — сказала пришедшая Гермиона.

— Тогда откуда Гербология?

— Ну, ЗОТИ, Гербология и Уход За Магическими Существами нам в любом случае пригодятся в жизни. Так что к Хагриду мы будем ходить и в этом году.

— Хорошо, что Трелони не будет. — Подал голос Гарри.

— Ага, — улыбнулся Рон.

— Постой. А какая у тебя специализация, если у нас одинаковые предметы? — поинтересовался парень.

— Ну, — замялся друг, — я бы хотел стать мракоборцем. — совсем смутившись, выпалил он.

— Так это классно! — подбодрил его Гарри. — А ты, Гермиона?

— Ну, я ещё не решила. Так что у меня подходит две специальности. У меня такие же предметы, как и у вас, плюс Древние Руны.

— Ну, это просто супер! — приободрился Рон. — Как всегда вместе!

— Только давайте поторопимся. Вы же не хотите опоздать на первый урок в году?

И троица поспешила на занятие. Перед звонком к ним присоединились остальные гриффиндорцы и пуффендуйцы.

— Привет, Николь, — поприветствовали ребята девушку.

— Привет-привет.

Дверь открылась, и все зашли в кабинет. Николь села вместе с ребятами в первом ряду.

Профессор Китто улыбнулась своим ученикам и начала урок.

— Сегодня мы изучим одно очень милое животное, — сказала она, подходя к столу и доставая средних размеров коробку. — Его называют Гринси.

При этих словах она откинула крышку, и на стол вылезло существо меньше всего соответствующее характеристике «милое».

Оно было серо-чёрное с длинными костистыми лапами, увенчанными длинными когтями, с кожистыми крыльями и с длинными зубами.

Милыми у Гринси были только глаза. Большие, василькового цвета, с длинными, чёрными ресницами, они просто притягивали взгляд.

— Самое главное, не смотрите ему в глаза.

Лаванда вдруг чего-то захихикала.

— Отведите взгляд, мисс Браун.

— Н-не могу… — сквозь смех выговорила девушка.

— Старайся. Вызовите в себе грустное воспоминание.

— С-сложно. — С большим трудом сказала Лаванда.

— Вспомни что-то печальное, окунись в воспоминания. Когда мозг прояснится, произнеси заклинание — Ритард.

Девушка уже не могла смеяться, она только задыхалась, периодически всхлипывая. Через некоторое время из её глаз брызнули слёзы.

— Ритард! — воскликнула гриффиндорка и разрыдалась, уткнувшись лицом в плечо Парвати.

Гринси дёрнулся и заморгал глазами, наполнившимися слезами. Это вызвало бы умиление, если бы в это время Гринси не издал ужасный гортанный клекот.

— И так, — продолжила объяснять профессор, после того как Лаванда успокоилась. — Гринси вызывает приступ веселья, и смехом обезоруживает вас. Если вовремя не совладать с собой, то можно потерять рассудок. Как вы уже убедились на примере, бороться с ним можно заклинанием Ритард. Но если вы встретились с ним взглядом, то сразу вспоминайте что-то плохое.

В основном, Гринси обитают на болтах или возле озёр. Реже — возле рек. Питаются рыбой, но и не откажутся от кожи человека. Но они не нападают на живого. Для начала они его обезвреживают смехом. Когда же человек теряет рассудок, то прожить долго является для него затруднительно…

Класс записывал всё, что диктовала профессор Киотто. Иногда кто-то отрывался от тетради, но тут же поспешно возвращался обратно, так как Гринси пытался поймать взгляд хоть кого-то.

— Сейчас будет немного практики. Начнём с тех, кто не приходит ко мне после обеда.

Таких оказалось довольно много. На местах остались сидеть только Гарри, Рон, Гермиона, Невилл, Николь, Сьюзан и Эрни.

Лаванда тоже осталась сидеть, так как она уже попрактиковалась. Все с разной степенью успеха справились с Гринси, а тот всё пытался встретиться взглядом с Гарри. Парню показалось это странным, но он решил, что так кажется всем.

В конце второго урока Киотто обратилась к тем, у кого был сегодня третий урок.

— Прочтите параграф в книге про Гринси. Я уверена, что после обеда вы не будете ничего помнить, так что лучше освежите память — повторите.

Ребята вышли, бурно обсуждая урок и новую учительницу.

— Твоя мама просто супер! — сказал Рон.

— Спасибо, — сдержанно улыбнулась Николь.

Гербология была опять у гриффиндорцев вместе с пуффендуйцами. Так что, не переставая разговаривать, они все добрались до теплиц.

— Проходите в теплицу номер восемь, — обратилась к ним профессор Стебель.

— Класс! — возбуждённо сказал Невилл. — там находятся довольно опасные растения!

Стебель разбила всех на небольшие группки. Как-то так получилось, что Гарри, Рон и Гермиона оказались вместе с Невиллом, Николь, Сьюзан и Эрни.

— Слушаете сюда. — старалась перекрикнуть гул голосов профессор гербологии. —Сегодня вы ознакомитесь с растением, которое называется Ниарх. Как вы видите — это вьющееся высокое растение. На нём имеются маленькие голубые цветочки и большие розовые. Пыльца тех самых розовых цветов может ввести вас в транс. Так что ни в коем случае не нюхайте их! А голубые цветочки при прикосновении к ним выпускают небольшие щупальца. В них находится яд. Этот яд попадает в организм путём прикосновения щупалец к обнажённой части тела. Через сутки человек постепенно начинает терять память, а ещё через двое — умирает.

Ребята опасливо отодвинулись от привлекательных цветов.

— Ваша сегодняшняя задача заключается в том, чтобы собрать пыльцу вот в эти ёмкости. Чтобы по ходу работы эта пыльца не навредила вам, оденьте вот это. — Стебель указала на что-то лежащее возле неё. — А чтобы обезвредить голубые цветы — вам достаточно аккуратно всыпать щепотку пыльцы в центр цветочка…

Спустя час, мокрые и уставшие шестикурсники вывалились на свежий воздух.

Приняв душ, они направились в Большой Зал. Те, у кого было ЗОТИ после обеда, ещё заскочили в библиотеку и, читая нужный параграф, присоединились к остальным.

— Гарри, твоя очередь, — парень сидел на первой парте и наблюдал, как Гермиона справляется с Гринси.

— Да, профессор.

Он встал, подошёл к «милому» существу и, наконец-то, встретился с ним взглядом. В этот самый миг что-то произошло. Изнутри его стала наполнять необъяснимая радость, как от веселящих чар. Но вдруг что-то внутри него щёлкнуло.

Откуда такая радость, забилось в голове у парня. Если бы жизнь была действительно радостной, был бы я таким?

Что-то пискнуло, и Гарри с удивлением обнаружил, что он всё ещё находится в классе, и что на него с удивлением смотрят все присутствующие.

— Гарри, Гринси просто убежал от тебя, хотя ты и не произносил заклинания. Видимо, у тебя очень сильное внутреннее Я. — сказала профессор Киотто. — не удивлюсь, если ты можешь сопротивляться и Империо. Это так?

— Да, — пробормотал удивлённый Гарри. Сильное внутреннее Я? Подумал он, это не про меня…

— Всё! Я так устал, что уроки делать не буду.

Рон развалился на диване возле камина.

— Но нам же только ЗОТИ задали! — возмутилась Гермиона.

— Ну и что? — заступился за друга Гарри, — можно сделать и завтра.

— Ну, как хотите! — сказала девушка. И помолчав, добавила. — Я тогда тоже ничего делать не буду.

— Прекрасно! — оживились друзья.

— Не хотите сыграть в карты? — предложила, невесть откуда взявшаяся Джинни.

— Хотим! — хором ответила троица.

Вскоре к ним присоединились Невилл, Симус и Дин.

А Гермиона изменилась, подумал Гарри, ложась спать. Раньше она бы в жизни не села играть в карты, зная, что задание на дом не сделано. И Джинни изменилась. В лучшую сторону…

Глава 10. Новости.

— Ух ты, какие баночки! — воскликнула Гермиона и, не читая текст на подозрительном пергаменте, схватила крайнюю ёмкость и глотнула.

— Мммм… — протянула она. — Это Граппа! А это, — она взяла следующую и опять глотнула. — Коньяк!

— Эй! Ты сейчас сама всё выпьешь! — возмутился Гарри и потянулся за бутылочкой.

— Стой! — девушка взяла из рук парня бутылочку и сама выпила. — Оооо, Абсент!

— Ну, это просто наглость! — продолжал возмущаться Гарри, пока девушка восклицала « Вино! Шампанское! Самогон! ... »

— Так, всё! — крикнул парень и, выхватив у Гермионы из рук бутыль, опустошил её.

В глазах потемнело. Потом огонь, вспыхнувший при их приходе в дверном проёме, побледнел.

И так всегда, подумал Гарри, не везёт мне.

— Это всё! — разочаровано пробормотала порозовевшая девушка, оглядывая кучу пустых бутылок

— Мне пора, — сказал парень, глядя на пьяную подругу.

— Ну, Гаррик! — надула губы девушка. — У нас впереди целая ночь!

Парень шарахнулся, глядя на одиннадцатилетнюю подругу, и, как ошпаренный, рванулся в следующую комнату.

— Позаботься о Роне!

— Я не некрофилка! — крикнула ему в след Гермиона.

Гарри влетел в следующую залу и замер. Там кто-то стоял, повернувшись к нему задом.

Этот кто-то обладал накаченной спиной, видимой за полупрозрачной кофтой.

— Аааа, Гарри! — страстный голос Квирела нарушил тишину…

— Не спать! 20 баллов с Гриффиндора! — прорычал профессор Снейп.

— За что? — Гарри вскочил, как ужаленный.

— Не спать! Ещё 20 баллов с Гриффиндора! — продолжал бушевать Снейп.

— Но профессор!

— Не спать! Ещё 20 баллов с Гриффиндора! — продолжал раздаваться голос Снейпа.

— Симус!!! Выключи свой будильник! — взбесился Гарри, до которого только сейчас дошло, что профессора зельеварения в спальне нет.

Через полчаса хмурый Гарри сидел за столом и завтракал. Симус с Дином и Рон всю дорогу его подкалывали, как он оправдывался перед будильником. И теперь у него настроение было на уровне плинтуса.

— У нас сегодня сдвоенные Чары, Зельеварение и опять Чары после обеда, — сказала Гермиона, раздающая расписание.

— Уууу, Зелья! Какой ужас! — простонал Рон.

— У вас только один урок зелий, — Джинни возмущённо уставилась на брата. — А у нас два! Так что успокойся.

— Оооо, как я тебе сочувствую.

После завтрака гриффиндорцы и когтевранцы пошли на занятия к Флитвику.

Урок выдался, как всегда, интересным. Они учились выращивать крылышки у различных вещей, заставляя их взлететь. Тренировались на ключах.

Гарри, Рон и Гермиона как обычно стояли в последнем ряду и вспоминали конец первого года обучения, когда они летали в подземелье на мётлах, ловя нужный крылатый ключ.

У Гермионы, как всегда, получалось всё сразу. Поэтому вокруг неё парило около десятка разномастных ключей.

У Гарри на удивление тоже всё получилось, вот только со второго раза. А вот у Рона вместо крыльев появлялись пучки соломы. Ключ, пытаясь взлететь, терял всю солому и со звоном падал вниз. Но под конец первого урока у него уже получилось вызвать более-менее терпимые крылышки.

На втором уроке они учились оживлять перья. У Гермионы они получились такими резвыми, что постоянно расползались. У Гарри — очень лениво переползали ближе к солнышку, а у Рона только шевелили кончиком, будто говоря: «Отвали, настырный! Спать охота».

Насмеявшись вдоволь, они отправились на Зельеварение. На удивление они были вместе с пуффендуйцами.

Урок прошёл относительно нормально, если так можно говорить про уроки профессора Снейпа. Он не вычитал баллы, так как не мог решить, какой факультет наказать в первую очередь. Гриффиндор и Пуффендуй он не любил больше, чем Когтевран. Да и что уж тут говорить про Слизерин…

Он ходил вокруг котлов, зловеще нависал над учениками, как обычно придрался к Невиллу, но не нашёл в его работе ошибок. Невилл, почему-то, делал всё правильно. Да и вообще, с Долгопупсом произошли значительные изменения. Не столько внешние, сколько внутренние. Он стал спокойней, у него прорезалось чувство юмора, и он перестал всё забывать…

Во время обеда к Гарри подошла Джинни.

— МакГоногалл попросила, чтобы ты к ней зашёл после уроков. По её словам, это важно.

— А ты не знаешь, про что она хочет поговорить?

— Даже не представляю, — улыбнулась девушка.

На третьем уроке Чар, «избранные» проходили временную невидимость, её длительность зависела от силы наложения. Это заклинание было довольно сложное. У Гермионы оно не получалось, а вот у Гарри с первого раза, да и на пять минут сразу! Флитвик в приливе эмоций дал Гриффиндору 25 баллов. Следующим, у кого получилось, оказался Невилл. Его никто не видел около двух минут. В конце урока Гермионе всё-таки удалось исчезнуть на полторы минуты. Но она всё равно была не довольна. Как ни как, она всегда первой справлялась с заданием, а тут её даже Невилл переплюнул…

После урока, Гарри подошёл к кабинету своего декана, и постучал. Дверь тут же открылась.

— Проходи, Поттер. — сказала МакГонагалл.

Гарри зашёл и сел на стул, на который указала профессор.

— Летом, в школе, была небольшая суматоха. Поэтому тебе забыли отослать вот это, — она указала на конверт, лежащий на столе. — Прочти.

Парень взял письмо, разорвал его и стал читать. По мере прочтения, его лицо немного вытянулось.

— Вы хотите, чтобы я стал капитаном команды по квиддичу?

— Да, Поттер. В команде Вы самый опытный из старших.

— Но ведь я был дисквалифицирован в прошлом году! — воскликнул Гарри. — И у меня нет метлы.

— Вас дисквалифицировали ни за что, — строго сказала МакГонагал, подходя к своему столу. — А метла ваша у меня, — сказала она и, улыбнувшись, протянула парню Молнию.

— Спасибо, — улыбнулся в ответ парень. Как давно он не держал свою метлу! А как он по ней соскучился! Как за лучшим другом…

— Не за что, Поттер. Я понимаю, на ваши плечи легла сложная задача. От вашей команды остались только Вы и мистер Уизли. Мне совершенно не нравится, как играли Кирк и Слоупер. Я бы посоветовала их заменить.

— Ещё Джинни. Она всегда хотела быть охотником. Да и Слоупер с Кирком мне тоже не нравились.

— Хорошо. Тогда вас трое. Осталось только два загонщика и два охотника. Попросите мистера и мисс Уизли, чтобы они вам помогли.

— Обязательно, профессор.

— Я на вас рассчитываю. Мне бы очень хотелось, что бы кубок по квиддичу был наш и в этом году.

— Я сделаю всё возможное. — серьёзно сказал Гарри.

— Спасибо, — опять улыбнулась профессор МакГонагал.

Идя себе в гостиную, Гарри не мог отойти от впечатления. Их декан два раза за пятнадцать минут тепло ему улыбнулась! Просто удивительно. И он тут же решил во что бы это ему не стало, выполнить обещание.

— Шутка, — сказал он пароль Полной Даме и прошёл в гостиную.

Посмотрев по сторонам, Гари не увидел Рона с Гермионой. Он заметил только Джинни, сидящую возле камина.

— Привет.

— А, привет, Гарри. — оторвалась от чтения девушка.

— У меня есть разговор.

Джинни удивленно на него посмотрела и кивнула, показывая, что готова слушать.

— Меня сделали капитаном команды по квиддичу…

— Поздравляю! — воскликнула девушка.

— Подожди. Так вот, от команды остались только ты и Рон, Кирк и Слоупер. Но МакГонагалл попросила, чтобы загонщиков заменили. И остаются ещё охотники…

— Гарри, с тобой нам даже со Слоупером и Корком можно выиграть! Я буду охотником, ты — ловец, Рон — вратарь…

— Всё равно надо двух охотников и двух загонщиков. У тебя есть кто-то на примете?

— Ну, Колин и Денис. Они довольно ловкие и неплохо летают.

— Их можно взять в охотники. А для загонщиков?

— Ну, для одного может подойти Прокс. Ты его, наверно, не знаешь. Прокси Нэил, учится на четвёртом курсе. Сильный и ловкий. Но вот, как летает, не видела…

— Ничего, я думаю можно устроить конкурс в эту субботу. И пригласим не только Колина, Дениса и Прокси, но и всех желающих. Выбрать надо лучших. Я пообещал МакГонагалл, что кубок будет наш и в этом году.

— Хорошо, Гарри. Я помогу тебе в этом. И объяви о наборе новых игроков сейчас. Может, кто-то будет немного готовиться или запланирует что-то на субботу.

— Ты права.

Гарри встал и повернулся лицом ко всем находящимся в гостиной.

— Одну минуточку внимания! — крикнул он и покраснел, когда все взгляды устремились к нему. — Ээээ, в эту субботу пройдёт отбор в команду для квиддича на места загонщиков и охотников. Всех желающих прошу собраться на поле в 10.00. Спасибо.

Парень сел, и вся гостиная зашумела в два раза громче, обсуждая новость.

— Джинни, ты сможешь поговорить с Колином, Денисом и Прокси?

— Обязательно поговорю. Не волнуйся.

— Спасибо тебе огромное! Я тебя просто обожаю!

Девушка залилась предательской краской и Гарри не смог не отметить, что она очень привлекательна, особенно, когда краснеет.

К ним пробился Рон с Гермионой.

— Где вы были? — спросил у них друг.

— Выполняли обязанности старост, — устало пояснила Гермиона.

— А чего тут такой шум? — поинтересовался Рон, падая в кресло.

— Гарри сделал объявление. — Пояснила Джинни, спихивая ногу брата, нагло возложенную ей на колени.

— Какое?

— Насчёт набора в команду по квиддичу. — сказал подошедший Невилл.

— Набора в команду? — не понял Рон.

— Да, насчёт набора в команду по квиддичу, — раздражённо пояснила Джинни. — Гарри назначили капитаном команды.

— Поздравляю, друг! — воскликнул Рон.

— Спасибо, — пробормотал парень, и обратился к Невиллу. — А ты не хочешь стать загонщиком?

— Я? — порозовел Долгопупс. — Ну, я даже не знаю. Я учился нормально летать этим летом, и у меня вроде неплохо получалось. Ну, я приду в субботу. Даже если не пройду, посмотрю на других. — И он ушёл.

Рон и Джинни долго обсуждали всё связанное с квиддичем. И были прерваны Гермионой, которой это всё порядком надоело.

— Лучше сделайте хоть что-то из уроков!

Все только сейчас обратили внимание, что Гарри уже давно пишет сочинение по зельеварению.

— Друг! С тобой всё в порядке? — изумился Рон.

— С ним всё отлично! — вступилась за Гарри Гермиона. — он просто более ответственный, чем ты!

— Нет, Герми. Просто я хочу завтра немного полетать, а в четверг у нас вроде опять зельеварение.

— Опять?! — поразился Рон. — Какой ужас!

— А откуда ты знаешь? — спросила Гермиона.

— У МакГонагалл на столе лежало наше расписание.

— А что у нас завтра?

— Две Трансфигурации, Уход за Магическими существами и опять Трансфигурация.

— Как вам везёт, — грустно сказала Джинни. — У вас по четыре урока каждый день…

— Ничего. У вас в следующем году точно так же будет, — сказала Гермиона.

Гарри закрыл книгу и проверил длину своего пергамента.

— Ух ты! У меня даже длиннее, чем Снейп просил! — поражённо сказал он. — Герми, спасибо за книгу. В ней много интересной информации, и с её помощью легче писать сочинения.

— Не за что, Гарри, — улыбнулась довольная Гермиона.

— Ладно, я иду спать. До завтра. — И парень отправился к себе в спальню.

Юноша поднялся по лестнице и зашёл в комнату. Спать ему не хотелось. Он просто хотел посидеть в тишине. Он отодвинул полог свое кровати и увидел письмо.

Аккуратный подчерк, серебряные чернила… Письмо от Дамблдора.

Гарри,

В пятницу, после обеда, у тебя будут занятия с Люпином. Аластор Грюм приехать не сможет, а Римуса я беру на работу. Он будет преподавать у вас Высшую Магию. Будете заниматься боевой магией в классе Высшей Магии. А в воскресенье вечером, придешь ко мне в кабинет. Начнём изучать составление заклинаний.

И присмотрись к ребятам, набери кого-то в АД. Но ты должен быть уверен на 100% , что им можно доверять! На всякий случай, скажешь мне в воскресенье, кого ты выбрал.

А. Дамблдор.

Гарри два раза перечитал письмо. Про занятия со Снейпом директор ничего не сказал, может их не будет? Очень на это надеюсь.

В таких раздумьях Гарри заснул, хотя вначале ему этого совсем не хотелось.

Глава 11. Севви.

Среда проскочила как-то почти незаметно. Трансфигурация прошла как обычно. Уход за магическими существами — тоже. В основном, из-за того, что не было жертв.

Хагрид продемонстрировал Гринкаков. Это были средних размеров существа, отдалённо напоминающие кошек. Вот только их покрывала кожа, переливающаяся на солнце.

Уши и глаза делали внешний вид животного очень милым. Но вот зубы были тонкие, довольно длинные и очень острые, что сразу говорило об умении защищаться. На задних лапах имелись перепонки, что позволяло Гринкакам очень быстро плавать.

Хагрид сказал, что эти существа очень отзывчивые и умные. Они не нападают на людей и могут только защищаться от них, в случае крайней необходимости.

Вечером того же дня Гарри отправился на поле для квиддича. Взлетев, он почувствовал огромное облегчение. Все плохие воспоминания и ощущения, накопившиеся за последние месяцы, как ветром сдуло.

Парень долго кружил над полем, потом стал вспоминать все свои тактические манёвры. Он решил повторить всё.

Когда юноша закончил финт Вронского, он заметил идущую к нему Джинни.

— Да ты вообще ничего не забыл! — улыбалась девушка. — Такое чувство, что тренировался каждый день по пять часов минимум.

— Да ладно тебе, — смутился Гарри.

— Так, я решила последовать примеру капитана и тоже сегодня потренироваться.

— Молодчина!

Они притащили квоффл и стали им перекидываться, а потом просто летали наперегонки. Гарри показал Джинни пару отвлекающих манёвров. К слову, они у неё получались очень хорошо.

Ушли они только тогда, когда стало совсем темно.

— Ты летаешь просто супер! — уже в который раз говорил Гарри.

— Чтобы ты не говорил, но ты летаешь лучше, — упрямо говорила девушка.

— Это ещё с какой стороны посмотреть!

— Да с любой! — стала размахивать руками Джинни и споткнулась.

— Осторожно! — воскликнул парень, поймав падающую.

— Ай! — девушка схватила юношу за шею. — Спасибо…

Её лицо было близко… очень близко… очень…

— Где вы были? — сердито спросил Рон.

— Мы тренировались. — Улыбающаяся Джинни, показала брату метлу.

— Ладно, — более миролюбиво хмыкнул парень.

Гарри сел на кресло возле камина. В отличие от Джинни, которая всё время улыбалась, он находился в какой-то прострации.

— Гарри, что с тобой? — обратилась к нему Гермиона.

Парень оглянулся на Рона, потом на Джинни, а потом уставился на огонь и медленно покачал головой.

— Джинни лучше, чем Чжоу, — произнесла Гермиона. Она как будто читала мысли.

— Я тебя слишком хорошо знаю, чтобы не догадаться, что случилось, — правильно истолковала молчание Гарри девушка.

— Герми. — помолчав, заговорил парень. — Что мне делать в данном случае?

— Действовать.

— Как? — устало спросил юноша. — И как к этому отнесётся Рон?

— Ну, Гарри, ты даёшь! — улыбнулась Гермиона. — Ты что, ничего не замечаешь?

— Что не замечаю? — не понял парень.

— Рон уже давно пытается вас свести! И он плохо относился к прошлогоднему парню Джинни. И вспомни, как он отреагировал на её заявление в прошлом году, когда мы возвращались домой на Хогвартс-экспрессе о том, что она запланировала закадрить Дина! Он просто взбесился, а потом всю дорогу с надеждой на тебя поглядывал!

— Я такого не помню.

— Ещё бы! Ты всё время таращился в окно и не обращал ни на что внимания! Надо больше смотреть на окружающих и вслушиваться в разговоры, — назидательно говорила Гермиона.

— Ладно, Герм. Я пойду спать, — зевая, сказал Гарри.

— Так быстро? — огорчилась девушка, но взглянув на друга, добавила. — Ладно, иди. Спокойной ночи.

— Спокойной.

Парень встал и отправился к себе в спальню. Даже засыпая, он не переставал думать о Джинни…

Что это за ушастый бред, размышлял Гарри, рассматривая что-то не понятное, сидящее у него на кровати.

— Эй, ты! Ошибка природы! Что ты тут делаешь?

— Я Д-д-д-добби, сэр. Д-д-д-домовой эльф, — прозаикалось существо.

— Так что ты тут забыл? — вопрошал парень.

Добби ничего не ответил. Он шатался как пьяный и кивал головой, как японский болванчик. Изредка он стучался головой о стенку и грыз ногти на ногах.

— Эй, лопоухий ужас! Объясни цель своего визита! Я раздаю автографы только с 23.59 до 00.00, по пятым четвергам тринадцатого месяца, високосного года. Или ты пришёл меня доставать?!

— Никак нет-д-д-д… — простучал зубами домовик и, стукнувшись головой о стенку, проломил её.

— Хватит портить чужое имущество!..

Гарри проснулся с явным ощущением чего-то плохого. Тут же раздалось:

— Не спать! 20 баллов с Гриффиндора!

Вот что! Сегодня же у них двойное зельеверание!

— Не спать! Ещё 20 баллов с Гриффиндора!

Заткнув будильник, ребята стали собираться на завтрак.

Спустя час они уже сидели в подземельях. В этот раз они были вместе с слизеринцами.

Снейп ходил между котлов, нависал над гриффиндорцами, делал замечания, вычитал баллы. Короче, всё как обычно. Но нет…

Внезапно Снейп повернулся к Гарри. Парень посмотрел в глаза профессору… Они притягивали, его сознание стало затягивать в водоворот мыслей зельевара, и он не мог сопротивляться. Юноша понимал, что если сейчас же не прервёт зрительный контакт, то может лишиться разума…

Гарри изо всех сил собрал волю в кулак, напрягся, дёрнулся и …

В следующий миг парень обнаружил, что урок продолжается, а он сам стоит возле котла, склонившись над ним, и продолжает исподлобья смотреть в глаза Снейпу.

Профессор хмыкнул и обратился к нему.

— Останетесь после урока, Поттер.

— Но ведь он ничего не сделал! — возмутился Рон. Он подумал, что друга ждёт наказание. — За что?

— Не вашего ума дело, — повернулся к нему Снейп.

Слизеринцы осклабились. Видимо, они тоже решили, что грффиндорца накажут.

После урока, Гарри собрал вещи и, подождав, пока все выйдут, направился к столу профессора.

— Что вы со мной сделали? — спросил он сразу.

— Во-первых, вы забыли сказать сэр, а во-вторых — это было Порабощение Воли. Вам удалось воспротивиться, хоть и не сразу…

— Зачем вы это сделали? — продолжал злиться Гарри, но всё-таки добавил. — Сэр?

— Директор попросил меня проверить, можете ли вы сопротивляться Порабощению, и на сколько. Я вижу, что вы сопротивляетесь несильно. Тёмный Лорд, поработил бы вас с лёгкостью. У меня есть распоряжение от директора, чтобы в случае необходимости продолжить с вами заниматься блокологией.

— Разве Порабощение тоже сюда относится?

— Как видите, да. Хотя вряд ли вы видите. В ином случае вы не задавали бы столь тупой вопрос.

Гарри только гневно на него взглянул.

— Жду вас в понедельник, в семь вечера, — ухмыляясь, сказал зельевар.

— Да, сэр.

— Вы можете идти.

Парень взял свои вещи и отправился в кабинет Чар.

На уроке, стоя вместе с Роном и Гермионой в конце класса, он пересказал им всё, что произошло между ним и Снейпом.

— Не повезло тебе, — посочувствовал Рон.

— И почему именно Снейп?!

— Он очень хороший блоколог. — сказала Гермиона.

— Но ведь Дамблдор тоже может меня этому учить. Я понимаю, в прошлом году он не хотел смотреть мне в глаза, опасаясь того, что Волан-де-морт, типа, вселится. Но в этом что?

Никто ничего на это не сказали, и они продолжили пробовать менять размеры живых существ.

— А может… — начала Гермиона.

— Что?

— Может, он хочет, чтобы ты научился сопротивляться тому, кого ты не любишь. Он же знает, как ты относишься к Снейпу. Ты его не переносишь. И Волан-де-морт не вызывает у тебя положительных эмоций.

— И что? — не понял Гарри.

— Ну, Дамблдора ты не ненавидишь?

— Да.

— Что не скажешь о Снейпе или Волан-де-морте. Так?

— Так.

— Что тебе мешало блокировать попытки Снейпа влезть в твои мысли? Твоё отношение к нему. Верно?

— Верно.

— Ну, а если ты научишься блокироваться от того человека, к которому ты относишься нормально, то это совсем не будет значить, что ты сможешь блокироваться от тех людей, к которым ты относишься не нормально.

— Ндаммм… — протянул Гарри. — Ты, как всегда, права, Герми.

После обеда ребята сразу пошли искать класс Высшей Магии.

— Вы не заблудились? — раздался чей-то весёлый голос.

— Профессор Люпин! — хором воскликнули ребята.

— Привет, всем. — улыбнулся тот.

— Здравствуйте.

— Давайте я вас проведу до кабинета. Мне ведь всё равно туда же.

Добравшись до класса, они обнаружили возле него Невилла.

— Здравствуйте, профессор! — улыбнулся он.

— Привет, Невилл.

Прозвенел звонок, и остальные шестикурсники-гриффиндорцы быстро заполнили класс.

Урок был очень интересным. Он напоминал смесь Чар и Защиты от Тёмных Искусств.

Они изучили заклинание, которое прошлым летом к Гарри применил Грозный-Глаз Грюм. Получилось не у всех, но те, у кого вышло, вдоволь навеселились, незаметно друг к другу подкрадываясь и пугая.

Сидя вечером в креслах возле камина, ребята делали домашнее задание и обсуждали прошедший день.

— Самое плохая новость за сегодня — это то, что мне придётся заниматься со Снейпом, — говорил Гарри, пытаясь превратить чернильницу в барашка.

— Это точно. — Согласился Рон.

Гермиона промолчала. Она уже сделала всю домашнюю работу и сейчас наблюдала, как Гарри и Рон пытаются превращать маленькие предметы в больших животных.

В гостиную зашла Джинни. Повертев головой, она направилась к камину.

— Привет, — весело улыбнувшись, она чмокнула Гарри в щёку.

Тот сконфузился и жутко покраснел. Гермиона таинственно улыбнулась, а Рон удивлённо уставился на сестру, а потом ещё более удивлённо на друга, который чересчур резко взмахнул палочкой и уронил чернильницу на пол.

Наклонившись, Гарри хотел поднять то, что уронил, но его что-то боднуло в лоб. Перед ним стоял иссиня-чёрный, довольно крупный барашек. Парень выскочил из-под стола, потирая лоб. Барашек за ним. Юноша отскочил и стал пятиться. Но животное, наверно, поставило цель — забодать Гарри. Оно преследовало его, наскакивало, вертело головой, пытаясь достать…

Все присутствующие в гостиной со смехом наблюдали эту сцену. Гарри улепётывал от барана, которого сам создал. Вскоре тот повалил парня на пол и стал игриво тыкаться в него головой.

Поняв, что на него в серьёз никто не нападал, юноша успокоился и встал на ноги. Барашек продолжал весело прыгать возле него.

— Даже жаль, что придётся вернуть его в первоначальный вид, — сказал парень, радуясь, что такое нелепое происшествие отвлекло внимание от инцидента с Джинни.

— Так и не превращай обратно. Пусть живёт, — улыбнулась девушка. — Заодно проверим на сколько ты у нас сильный маг.

Овечка весело носилась по всей гостиной, сбивая с ног замешкавшихся гриффиндорцев.

— Последую твоему совету. — Тоже улыбнулся парень. — Ладно. Я иду спать. Всем спокойной ночи!

— Ага, тебе того же, — рассеяно сказал Рон. Девушки лишь улыбнулись. — А как вы определите силу?

Гермиона притворно тяжко вздохнула.

— Чем дольше продержутся чары — тем сильнее маг. Нам об этом рассказывала МакГонагал, Рон! — и она тоже направилась в сторону спален.

Глава 12. Талисман.

Пятница прошла быстро и незаметно. Защита от Тёмных Искусств, Трансфигурация, Высшая Магия, обед. Потом ребята разделились. Гермиона пошла на Древние Руны, а Гарри с Роном в гостиную. У них сегодня больше не было уроков.

Вместе с Невиллом они сыграли в карты. Ребята поспорили, что если выигрывает Гарри — они идут играть в квиддич. Если Рон — играют в шахматы на вылет. Если Невилл — в плюй-камни.

Пока они играли, чёрненький барашек всё время крутился возле них. Ради прикола его решили назвать Севви. Вроде, как в честь Северуса Снейпа. На удивление он сразу стал откликаться.

Иногда Севви бодал парней. Потом он бегал по гостиной, изредка облизывая Невилла. В конце-концов он свернулся калачиком на одном из кресел и заснул.

Выиграл Гарри.

Ребята взяли мётлы и пошли на улицу. Погода была хорошая, осеннее солнце не припекало, дул небольшой ветерок… В общем, прекрасное время для квиддича.

Гарри первый вскочил на метлу и воспарил над землёй. Поначалу он просто наслаждался полётом, а потом стал выписывать разные пируэты. Рон тоже вначале просто летал, после чего стал тренировать резкие обманчивые перемещения.

Гарри посмотрел на Невилла. Тот действительно стал летать намного лучше. Он перестал бояться высоты и пытался делать какие-то манёвры довольно высоко от земли. Парень подлетел к нему и стал исправлять некоторые ошибки и давать советы. Через час Невилл стал летать лучше, хотя и перед этим был не очень плох.

Вечером в гостиной было очень шумно. Все обсуждали, насколько хорошим будет состав квиддичной команды, после отбора. Ведь капитану предстояла действительно сложная задача!

Не хватало двух охотников и двух загонщиков. Да и Джинни была несильно опытна, в роли охотника. И сможет ли новый капитан хорошо подготовить почти новую команду?

Ведь первый матч не за горами. Всего-то в конце октября, да ещё и со Слизерином.

И кого слизеринцы поставят на место ловца? Малфой ведь в Шармбатоне.

— Предвижу сложный завтрашний день,— хмуро сказал Гарри, вперив взгляд в окно.

— О, да, мой прорицатель! Отбор будет длиться долго, — cказал Рон, жуя шоколадную лягушку.

— И как его проводить? С вратарём и ловцом — легко. А как быть с охотниками и загонщиками? — сокрушался парень. — Как вы выбирали Кирка и Слоупера в прошлом году?

— Ну, мы заставили всех претендентов по очереди нападать на охотников, пытаясь блайджерами их сбить с мётел. А потом наоборот защищать.

— А охотники? Если в них попал блайджер, то они могли заработать травму!

— Ну, Анджелина наколдовала что-то такое, что уменьшало силу удара при попадании.

— Хорошо. Можно спросить Гермиону насчёт этого. Уверен, она знает что-то такое… — кивнул Гарри. — Ну, а что делать с охотниками?

— Ну, можно заставить их кидать квоффл в ворота. Я буду их рьяно защищать, так что это будет сложно.

— Этого мало. Может ещё покидать квоффл в них, чтобы они попробовали их ловить? Ведь если пас взять не можешь, то до ворот и не доберёшься.

— Ты прав, Гарри, — к ним подсела Джинни, — Надо бросать мяч, кто поймал — тот летит к воротам и пытается забить. Забил — молодец, нет — гуляй.

Парень задумчиво посмотрел на сестру друга, чесавшую Севви за ухом. Та улыбнулась и вопросительно посмотрела на него.

— Я так и сделаю, — юноша глянул на часы и перевёл взгляд на друзей. — Лучше пойдёмте спать. Надо выспаться, а то сонными на отборе летать не получится.

Ребята кивнули и разошлись по своим спальням.

В субботу, в 10.00 на поле для квиддича собралось довольно много народа.

Кроме троих из команды, было ещё около тридцати желающих в неё попасть.

— Сначала мы отберём охотников, — начал Гарри. — Так что, все, кто пришёл на отбор в загонщики, может пока отдохнуть или потренироваться в другой части поля…

В течение двух часов были отобраны охотники. А ещё через час — загонщики.

Когда всё закончилось, Гарри решил немного потренировать команду в полном её составе.

Гарри — ловец и капитан, Рон — вратарь, Джинни, Прокси и Колин — охотники и Невилл с Петри Сенданом — загонщики.

Петри был однокурсником Джинни. Довольно крупный и сильный. Но, по словам Джинни — не очень надёжный.

Гарри бросил квоффл Джинни, выпустил блайджеры, которые были заперты по окончанию отбора, и достал снитч.

Все сразу занялись своим делом. Рон мастерски отбивал все мячи, защищая ворота. Остальные уворачивались от бладжеров. Капитан отпустил снитч и тот сразу взмыл в воздух . Парень вскочил на метлу и помчался за ним.

В этот раз, снитч оказался каким-то резвым. Он быстро летал, сверкая золотыми отблесками в отдалённых уголках стадиона. Когда Гарри почти настиг его, тот резко дёрнулся и вылетел за территорию поля.

Парень побоялся потерять снитч, поэтому рванул за ним. Тот целеустремлённо приближался к Хогвартсу, изредка петляя, чтобы Гарри не смог его нагнать.

После десяти минут гонки, снитч влетел в какую-то арку на самом верху одной из башен. Гарри, недолго думая, влетел за ним. Парень оказался в каком-то странном, очень маленьком помещении. Там было довольно темно, но он заметил золотой снитч и, загнав его в угол, схватил.

Идя обратно к метле, юноша зацепил что-то, лежащее на полу. Это был камень. Гарри поднял его и, стряхнув с него пыль, вынес на солнечный свет. Камень засверкал. Это оказался рубин, но очень необычный. Он был бледнее обычного и наполовину прозрачный. Внутри него парень разглядел маленькое золотое перо феникса, а сбоку — выгравированную букву Г.

В его руках камень нагрелся и засверкал ещё больше, как будто приветствуя. Гарри засунул его в карман, сел на метлу и вернулся на поле. Там его отсутствия даже не заметили.

Глянув на часы, парень обнаружил, что обед уже начался. Он свистнул, что тренировка заканчивается.

Вечером Гарри с Роном и Гермионой составляли список тех, кого можно взять в АД.

Позже к ним присоединилась Джинни и Невилл. Вместе они составили, потом пересоставили список возможных претендентов. Гарри был уверен, что после просмотра Дамблдора, список сократится вдовое.

Прискакал Севви. Облизав Гарри, он стал подлизываться к Джинни, чтобы она его почесала за ухом. Та, со смехом, выполнила требования овечки.

В общем, у всех было хорошее настроение, и никто не думал про уроки. Даже Гермиона…

В воскресенье так же не было ничего интересного. Конечно, кроме урока с профессором Дамблдором. Но самое интересное случилось в самом конце занятия…

Гарри пришёл в кабинет директора ровно в назначенное время. Фоукс, ярко вспыхнув, поприветствовал его. При этом Дамблдор украдкой улыбнулся в бороду.

— Он чувствует в тебе сильного мага, Гарри.

— Вот только я сам в себе этого не чувствую…

— Ладно. Начнём.

Для составления заклинаний нужно было знать некоторые вещи из нумерологии и древних рун. И, как ни странно, маггловскую геометрию…

Парень не заметил, как прошло два часа, после его прихода. А продвинулся он в изучении этого тонкого дела совсем чуть-чуть.

Потом Гарри показал Дамблдору список тех, кого можно было бы принять в АД. Тот прочитал его очень внимательно, сразу убрал нескольких людей, и сказал, что понаблюдает за остальными. Парень уже собрался уходить, но тут вспомнил про камень.

— Профессор Дамблдор!

— Да, Гарри.

— Вчера, во время тренировки по квиддичу, снитч повёл себя очень странно…

— И?

— Он залетел на чердак какой-то башни. А там я нашёл вот это.

Гарри вытащил из кармана камень и протянул его директору. Тот взял его очень осторожно.

— Ты знаешь что это? — спросил он, рассматривая находку.

— Нет, — честно ответил парень.

— Это — что-то вроде амулета, — вымолвил Дамблдор, после паузы. — Перо феникса в рубине… Такой амулет нагревается при использовании кем-то тёмной магии. И вдобавок, это необычный рубин…

— Почему?

— Видишь, он бледнее и немного прозрачнее, чем обыкновенный? — директор указал на один из своих странных предметов со встроенным в него рубином.

— Вижу. Но с чем это может быть связанно?

— Такие рубины, как этот, существовали очень давно. Сейчас можно найти только очень яркие и непрозрачные.

Юноша задумчиво посмотрел на профессора.

— Ладно, Гарри, — вздохнул Дамблдор. — думаю, друзья тебя уже заждались.

Поняв намёк, парень взял из рук директора камень и направился к двери. Уже возле самого выхода он обернулся и взглянул на меч Годрика Гриффиндора, лежащего под стеклом. В этот миг, камень в его руке немного нагрелся и потяжелел.

Гарри перевёл на него взгляд и заметил, что буква Г, выгравированная на камне, вспыхнула.

Парень опять перевёл взгляд на меч, и ему в глаза бросилось отверстие между драгоценными камнями на рукояти.

Под удивлённым взглядом Дамблдора, Гарри подошёл к стойке, аккуратно снял стеклянный колпак и взял меч. Потом так же аккуратно вставил в отверстие камень.

Меч очень ярко вспыхнул, нагрелся и исчез.

Гарри удивлённо заморгал, посмотрел на руку и обнаружил в ней кулон. Он был невесомый, поэтому сразу парень его не обнаружил. Формой он был похож на меч, но сделанный цельно из рубина. Внутри золотилось перо феникса.

— Амулет Годрика Гриффиндора, — тихо сказал Дамблдор. Потом обратился к Гарри. — Эта вещь считалась утерянной. Она бесценна. По легенде, этот амулет не только выявляет использование тёмной магии, но и может защитить от некоторых её проявлений того, кто им обладает. Но только в том случае, если в жилах этого человека течёт кровь самого Годрика…

Глава 13. Нападение.

— Красавчик, ты не потерялся? — к Гарри обратилась жутко страшная ведьма. Она попыталась сексуально выпятить грудь нулевого размера, но это не увенчалось успехом. Поэтому она улыбнулась отсутствующими зубами, тряхнув жирными патлами, с которых посыпалась перхоть…

— Только не для ВАС, — пробурчал парень, отряхиваясь от «снега».

— Ммммм… Ты уверен, пупсик? — колдунья стала кокетливо перебирать на подносе глазные яблоки с червями.

— А вы как думаете? — с отвращением протянул юноша. — И не называйте меня «пупсик»!

— А как, лапочка, тебя, моя киска, называть? А, голубчик?

— Гарри! — гаркнул Хагрид. — Ты чего здесь шляешься?!

— Сам не знаю, — сказал парень. — Выведи меня отсюда.

— Идём, — строго приказал лесничий.

Они прошли метров сто, потом свернули направо, потом налево, потом опять направо… Короче, Гарри даже не смог запомнить дорогу, так они петляли.

Через полчаса они были в хрен-знает-где. Вокруг не было ни души, ни тела.

— Хагрид, где мы? — спросил Гарри.

Лесничий медленно повернулся. В его глазах горел огонь страсти. Он облизал ОЧЕНЬ страстно губы и сказал:

— Я хочу тебя…

— Апчхи!

— Аааа… Заткните будильник!

— Апчхи!

— Я же попросил!

— Апчхи! Гарри, это не будильник… Апчхи! Это я … Апчхи! Чихаю…

— А, ну тогда будь здоров, Невилл.

— Спасибо.

Гарри посмотрел на часы. 8.15 утра. Как рано! Сегодня же суббота!

Прошедшие две недели был никакими. Не считая понедельников и пятниц.

В эти дни у парня были занятия по блокологии и боевой магии.

Ну, ещё вторник и четверг. Тогда были тренировки по квиддичу. Это было довольно сложно, так как команда была совершенно новая, да и капитан тоже…

В общем, все пытались упростить работу новоиспечённому капитану, но только усложняли её…

Сегодня в десять часов должна была быть очередная тренировка. Надо придумать какую-то тактику, решил Гарри, вставая с кровати. Спать всё равно уже не хотелось.

Одевшись, парень спустился в гостиную и сел в одно из кресел, с пергаментом. Было очень тихо. Видимо, все ещё спали.

Просидев так около получаса, юноша нарисовал что-то примитивное, отдалённо напоминающее схему. Вскоре сверху, из спален, стала доноситься возня.

Первой спустилась Джинни. Она немного удивлённо посмотрела на Гарри, типа, чего ты встал в такую рань.

Парень недопонимал сложившуюся ситуацию между ним и ей. Лично он не сильно хотел начинать новые отношения с кем-либо. Но Гермиона вбила ему в голову, что они будут хорошей парой, и заставила его пригласить Джинни в Хогсмид, на прошлые выходные.

Шести— и семикурсникам было разрешено ходить в эту деревню каждые вторые выходные. В общем, они мило провели прошлую субботу там. Позже Гарри даже заметил, что Рон очень доволен…

Вдвоём они спустились в Большой Зал на завтрак. Первым там они обнаружили Драко Малфоя. Тот вначале поражённо на них посмотрел, а потом дико ухмыльнулся. Джинни только хмыкнула и потащила Гарри дальше. Тот не сопротивлялся, так как находился в недоумении.

Что тут делает Малфой?! Он что, вернулся??? На фиг? Это всё… Конец спокойной жизни!.. — всё это было просто написано на лице парня.

— Эй, очнись! — Джинни чмокнула Гарри в щёчку, чем и смогла вывести его из состояния ступора.

Через некоторое время появились остальные члены гриффиндорской команды по квиддичу. Каждый, хоть раз недоумённо взглянул на одиноко сидящего Малфоя.

А у Рона было такое выражение, как будто он увидел что-то очень-очень противное.

— Что он тут делает? — спросил он у друга.

— А хрен его знает! — ответил Гарри. — Так, ешьте быстрее. Я придумал несложную тактику, так что давайте быстрее попробуем её воплотить в жизнь…

Сегодня же вечером прошло первое собрание АД. Было решено оставить только тех, кому можно было доверять, и на кого можно было положиться.

Людей осталось не меньше и не больше чем тринадцать: Гарри, Рон, Гермиона, Джинни, Николь, Невилл, Луна, Дин, Симус, Колин, Эрни, Хана и Чжоу.

Поттер сомневался на счёт последней, но ничего не поделаешь. Дамблдор сказал, чтобы её взяли. Да и в прошлом году она делала кое-какие успехи.

Сначала, Гарри держал небольшую речь. Потом разбил всех на пары и сказал, чтобы повторяли всё, что изучали в прошлом году на собраниях. Сам же ходил между ними и исправлял ошибки, давал советы.

Убедившись, что никто ничего не забыл, парень кратко рассказал план их занятий и раздал всем кулончики с подвеской в виде силуэта феникса. Как и в прошлом году галлеоны, эти кулоны были продублированы таким образом, что нагревались при изменении даты нового собрания. И в экстренных случаях, когда срочно надо было где-то быть, фениксы нагревались ещё сильнее, и от них отделялась искра, видимая только владельцу кулона. Эта искорка показывала путь к нужному месту…

Спустя три недели, за семь дней до матча, в субботу, гриффиндорская сборная проводила свою обыкновенную тренировку.

Гаррина новая тактика пошла на ура. Где-то в середине тренировки, Джинни отлучилась по своим делам. Никто не обратил на это внимания, даже через полчаса. Тут на поле появился Севви. Он нервно скакал, привлекая внимание к себе. Всем было очень смешно наблюдать, как барашек скачет, приседает и бегает, при этом громко бекая.

Гарри не обратил бы на это всё внимание, если бы не заметил, что в глазах овечки блестят слёзы. Он резко сделал пике, чем вызвал вскрик Гермионы, наблюдавшей за тренировкой, и спрыгнул возле Севви. Тот схватил зубами его за мантию и куда-то потащил.

Остальная команда продолжила тренировку.

Севви тащил Гарри в сторону леса. Парень ничего не понимал, но следовал за баранчиком.

В одной руке метла, в другой — палочка, а самого юношу тащит за собой овца. Со стороны зрелище не очень впечатляющее…

Вскоре Гарри увидел вспышку заклинания. Они были уже в лесу, и поэтому всё было видно довольно чётко. Далее последовал звук падения тела. В следующий момент парень оказался на поляне. В её центре лежала Джинни. Гарри сразу направил палочку на склонившийся над девушкой силуэт.

— Отойди от неё! — сказал он.

Человек поднялся. Это оказалась Беллатрикс Лестрейндж.

— Ооо, Поттер! Какая встреча! Уси-пуси … Скучаешь по своему крёстному-неудачнику?

Эта фраза просто взбесила Гарри. Он был готов убить эту женщину на месте.

— Я вижу, ты не очень-то изменилась, — собрав в себе все силы, спокойно сказал парень. Он хотел добавить ещё что-то оскорбительное, но Лестрейндж его перебила.

— Вижу, мне суждено делать тебе больно через дорогих тебе людей, — она показала на Джинни.

— Не выйдет. — Гарри стал терять терпение.

— И чего это ты так в этом уверен?

Парень не стал дожидаться конца фразы и послал в Беллу оглушитель. Та уклонилась и послала обезоруживающее в ответ. Выставив зеркальный щит, юноша послал сразу два боевых заклинания, которые выучил с Люпином. Одно из них срикошетило, так как Пожирательница тоже была не промах и поставила щит. Второе пролетело мимо. А её собственное она отразила Протего.

Своё боевое заклинание, Гарри отразил оставшимся зеркальным щитом, который после этого «треснул». А от следующего просто уклонился. Пару раз в Гарри попадали ослабленные заклинания, не причиняя большого вреда, но и приятного в этом было мало.

Вспышки заклинаний сверкали каждую секунду, палочек вообще не было видно — так ими быстро взмахивали.

Через десять минут Гарри стал уставать. Белатрикс, видимо, тоже. На её лице написалось желание уйти. В один из моментов, когда парень замешкался, она превратилась в коршуна и резко взмыла вверх. Юноша пустил ей вслед пару заклинаний, но промахнулся.

Беллатрикс Лестрейндж скрылась…

— Джинни! — Гарри встряхнул подругу. — Очнись!

Девушка не шевелилась. Её лицо было мертвенно бледным. Парню вспомнился второй курс. Тогда он нашёл Джинни в Тайной Комнате, в предсмертном состоянии. В тот раз ей удалось спастись… Но получится ли в этот раз?

— Мистер Поттер! Что произошло? — при виде бледной, бесчувственной Джинни на руках у Гарри, мадам Помфри сразу засуетилась, не забыв при этом устроить допрос.

Парень в нескольких словах описал случившееся. Вдаваться в подробности у него не было ни времени, ни желания. Сейчас его интересовало только то, будет ли с Джинни всё в порядке…

Удостоверившись, что с ней не случилось ничего сильно плохого, Гарри пошёл к директору. Подойдя к горгулье, парень вспомнил, что не знает пароля.

— Вот блин… — разочарованно протянул он. Горгулья резво отпрыгнула.

— Что? Пароль — блин??? — поразился юноша. — Ну, Дамблдор даёт!

Поднявшись по лестнице, Гарри постучался в дверь. Та сразу открылась.

— Что случилось? — сразу спросил Дамблдор, увидев парня. Тот только сейчас задумался о своём внешнем виде: спортивная мантия вся в грязи, в некоторых местах порвана. В волосах застряло куча листиков, лицо поцарапано, а на лбу запеклась кровь.

Гарри опять пересказал всё, что случилось. По ходу дела он глянул на амулет Гриффиндора. Тот опять засветился. Он чего-то всегда так делал, когда парень на него смотрел…

— Теперь мы точно знаем, что анимагическая формула коршуна среди пожирателей принадлежит Лестрейндж.

Гарри вышел из кабинета директора и сразу направился в библиотеку. В это время там было только несколько семи— и пятикурсников.

Парень прошёл в раздел трансфигурации и достал нужную ему книгу…

Сегодня он точно решил, что станет анимагом…

Глава 14. Мир другими глазами

Вся следующая неделя прошла слишком быстро. Матч для новичков в команде, надвигался с ужасной скоростью.

Для Гарри теперь почти не было свободного времени. Кроме занятий со Снейпом, Люпином, Дамблдором, и тренировок по квиддичу, он учился превращаться в животное.

Никто этого не знал. Он решил делать это тайно, но сейчас ему мешало то, что в субботу будет матч.

Он тренировал команду дольше, чем обычно. А перед тренировками ходил проведывать Джинни.

Девушка выглядела уже лучше, но по её лицу было видно, что она слаба. Никто так и не узнал, что к ней применила Лестрейндж.

Мадам Помфри была против того, чтобы Джинни участвовала в матче. Но девушка упорно утверждала, что с ней всё хорошо и она будет участвовать и отстаивать честь гриффиндора.

Медсестра ничего не могла поделать не смотря на всю её грозность. Поэтому Джинни вышла в четверг и сразу отправилась на тренировку. Гарри лично следил, чтобы она сильно не напрягалась.

В пятницу вечером, перед матчем, парень решил отвлечься от мыслей о предстоящем соревновании. Он взял книгу про анимагию и, поудобней устроившись в самом дальнем кресле, углубился в чтение. Читал юноша долго, изредка делая пометки и записывая что-то на кусочек пергамента.

— Ты решил стать анимагом? — чей-то удивлённый голос отвлёк Гарри.

Парень обернулся. Над ним склонилась Джинни.

— Ээээ… — замялся юноша.

— Ты от меня что-то скрываешь? — серьёзно спросила девушка.

— Нет, что ты… — и помолчав, добавил. — Да, я хотел бы стать анимагом. Это очень полезная вещь…

— Гарри! Давай попробуем вместе! — воскликнула Джинни. — Представь, сколько откроется возможностей перед нами!..

— Это, если получится. В чём я сомневаюсь…

— Можно будет гулять под луной!..

— Ага, особенно, если будешь превращаться в червя…

— Или быстро и незаметно скрываться от Филча!

— Если будешь превращаться в слона…

— Это же так романтично! — девушка как будто не слушала парня, она аккуратно села ему на колено и положила на плечо голову.

— В первую очередь это должно быть практично! — упрямо возразил Гарри.

Джинни только вздохнула. Туманно посмотрев на парня, она пересела в соседнее кресло.

— Только об этом никто не должен знать. Хорошо? — сказал Гарри, наблюдая, как девушка берёт одну из книг по анимагии.

— Что никто не должен знать? — послышался сердитый голос Рона сзади.

Гарри немного смущённо посмотрел на друга. В его планы не входило то, что бы хоть кто-то вообще знал о его планах.

— Так что никто не должен знать? — напирал парень. Из-за его спины выглянула Гермиона. Увидев книги на столе, она нахмурилась.

— Вы что, решили стать анимагами?

Гарри и Джинни переглянулись. Отпираться не было смысла.

— Да, — в итоге сказал парень. — Точнее, хотел я. Джинни только что присоединилась.

— Ты что, серьёзно? — не поверил Рон.

— Мы с вами, — без обиняков сказала Гермиона.

— Ваше право, — вздохнул Гарри. — Но сейчас лучше идти спать. Завтра, как ни как, матч, — и он крикнул на всю гостиную. — Команда, отбой!

Утром Гарри чувствовал себя неважно. Но встал, оделся и первым спустился в гостиную, не забыв сразу захватить собой метлу.

Где-то с полчаса он ждал всю команду и потом отправился в Большой Зал.

В это время в зале не было никого, кроме Малфоя. Он в последнее время очень часто ходил один. И это было очень странно…

Позже, почти одновременно появились Гермиона с Николь и остальная слизеринская команда по квиддичу. Она обменялась с гриффиндорской наглыми взглядами и села возле Малфоя.

Вскоре весь зал стал заполняться учениками. Они шумели в ожидании зрелища. Ведь встречалась фактически новая команда Гриффиндора и устоявшаяся команда Слизерина. Бой предстоял не из лёгких. В основном для львов…

Гарри вывел свою команду намного раньше, чем вышел кто-либо из учеников.

Когда все переоделись и повторили все основные манёвры, ну, и просто убедились, что всё со всеми в порядке, в раздевалку зашли Гермиона и Николь.

— Гарри, можно тебя на минутку? — обратилась одна из них.

— Конечно, — парень вышел вместе с девушками. — Что случилось?

— Я тоже буду с вами тренироваться на анимага, — без предисловия сказал Николь.

Парень сначала удивлённо посмотрел на неё, а потом сердито воззрился на Гермиону. Та виновато пожала плечами.

— Ну, хорошо, — наконец сказал юноша. — Только поговорим об этом после матча.

И он, развернувшись, ушёл.

Когда гриффиндорцы вышли на поле, весь стадион разразился аплодисментами. Как всегда за них болело три четвёртых школы.

Команды выстроились друг против друга. В этом году капитаном стал почему-то Малфой, хотя он не был самым старшим в команде. Наверно, Снейп подсуетился, решил Гарри.

— Капитаны, пожмите друг другу руки, — строго скомандовала мадам Хуч, как всегда судившая матч.

Как-то слишком спокойно два школьных врага выполнили просьбу. Никто никому не выкручивал пальцы, не пытался вывернуть или сломать руку…

И так, матч начался.

— Команда Гриффиндора выступает почти в новом составе! Смог ли легендарный Гарри Поттер, нынешний капитан команды, хорошо натренировать команду? Достанется ли победа львам? — надрывался Денис Криви. Он недавно выпросил у МакГонагалл должность комментатора.

— И так, Джинни Уизли первая завладевает мячом. В прошлом году она хорошо справлялась с обязанностями ловца, а в этом решила попробовать себя в роли охотника.

Уизли направляется к воротам соперника. Петри Сендан точным ударом бладжера отгоняет от неё одного из слизеринских охотников. Иии… Да! Она забила! — крикнул Денис. — Как-то странно вяло себя ведут слизеринцы…

Гарри кружил над полем, ища снитч, и параллельно наблюдая за своей командой и Малфоем, летающим в другой части поля. Когда Петри защитил Джинни, у парня даже поднялось настроение, что он не ошибся в выборе. Сендан бил точно и сильно.

В это время, с другой стороны поля, Гойл со всей дури лупанул по бладжеру в сторону Рона. Тот не заметил мяча, и в следующую минуту получил тем самым мячом в живот.

Когда вратарь свалился с метлы, слизеринские охотники сразу завладели квоффлом.

Один из охотников залетел за ворота, а другие два, перебрасывая друг-другу мяч, долетели до ворот.

Один из них метко кинул мяч в среднее кольцо, охотник, находящийся сзади поймал квоффл и перекинул его второму. Тот отбил его в верхнее кольцо.

— Слизерин продемонстрировал свой технический манёвр. И таким образом, получает двадцать очков, — кричал Криви под шум бушующих болельщиков в зелёных одеждах.

Гарри понял, что со слизеринцами надо заканчивать. Он кивнул Джинни. Та в свою очередь подала знак Колину и Прокси.

Прокс быстро завладел мячом и тут же перебросил его Джинни. Девушка сразу устремилась к воротам соперника. Колин, не спеша, устремился за ней, как будто подстраховывая.

Оказавшись возле ворот, и, заметив устремившегося к ней вратаря, Джинни резко перебросила квоффл назад. Криви схватил его и стремглав полетел к свободным кольцам…

— Урра! — заорал Денис. — Только что мы увидели восхитительный манёвр гриффиндорсой сборной! И так, счёт 20-20.

Квоффлом опять завладела Джинни. Она дала пас Прокси. Тот, отвлекая, устремился к нижнему кольцу, но в последний момент развернулся и закинул мяч в среднее. Слизеринский вратарь не ожидал подвоха у новичка, поэтому не успел среагировать. Счёт стал 30-20.

И в этот момент весь стадион устремил взгляды на ловцов. Оба, на огромных скоростях устремились за снитчем. Тот парил высоко в небе, сверкая в лучах последнего, осеннего солнца.

Мячик находился на одинаковом расстоянии от Гарри и Драко. Если бы Малфой недавно не приобрёл себе Молнию, то можно было бы точно сказать, что победа в кармане у Гриффиндора…

Два соперника неслись к маленькому снитчу, который, не двигаясь, висел на фоне голубого неба.

— Кто же первым схватит снитч? — нарушил взволнованный голос Дениса, образовавшуюся тишину на поле.

Бамс!

Малфой нырнул в воздушную яму, так как в него врезался бладжер. А секундой позже Гарри схватил снитч.

— Ура! Ура! Ура! — надрывалась вся красно-золотая часть стадиона. — Победа!!!

Гриффиндорская команда в обнимку спустилась возле ворот. Там на песке сидел Рон. Несмотря на своё состояние, он весело улыбался.

— Молодцы! И ты, Невилл! Просто супер! — заговорил он. — Сразу сориентировался и пустил в Малфоя мячом! Не глазел по сторонам, как остальные!

Все повернулись к Долгопупсу. Действительно, все смотрели на ловцов, и никто не заметил, кто именно пустил бладжер.

В следующую минуту ребята бросились обнимать Невилла…

Празднование победы затянулось на все выходные. Про уроки вспомнили только в воскресенье вечером. Тогда в гостиной воцарилась тишина…

Последняя неделя октября прошла незаметно. Малфой ходил подавленный и не возникал по пустякам. В пятницу, за завтраком, все оживились.

Завтра должен был быть Хеллоуин, и об этом всем напомнил Дамблдор. Так что день перед праздником прошёл в ожидании чего-то, так как директор намекнул, что будет что-то интересное.

В субботу Гарри проснулся последним. Почему-то у него было ужасное настроение, и он решил не идти на завтрак.

Сегодня ему снились родители и Сириус. Парню захотелось взглянуть на них и он стал искать альбом с фотографиями.

Одежда, мантия-невидимка, книги по анимагии, Карта Мародёров… Где же альбом?

Но тут Гарри наткнулся на ту самую книгу про змееустов.

— Откуда она тут взялась? — сам себя спросил парень.

Интуитивно он открыл её на последней страничке.

— Опхиолатри, — прочитал он вслух, параллельно подумав о том, что он не отказался бы превращаться в змею.

В следующий момент с ним стало происходить что-то странное. Он стал стремительно уменьшаться в размерах. Тело стало тонким, но длинным.

Гарри заметил возле себя длинный хвост. Проследив, где он начинается, парень обнаружил, что хвост принадлежит ему, а сам он — змея.

Дверь открылась.

— Гарри! Ты где? — на пороге стоял Рон. С минуту он смотрел на Гарри, потом на его лице появилось странное выражение.

— Ну всё! — воскликнул он, выхватывая палочку. С некоторых пор Рон стал ненавидеть всех змей и сейчас был готов уничтожить Гарри, не ведая, что это его лучший друг. — Диффиндио! — воскликнул парень заклинание, которым можно было уничтожить змею…

Глава 15. Тайна.

От первого заклинания Гарри успел увернуться. Он не знал, что делать. А как вернуть себе прежний облик, просто не имел понятия.

А как показать Рону, что это он — Гарри?

Заклинания один за другим летели в «змею», но каждый раз, каким-то чудом парню удавалось увернуться.

Неумело обращаясь со змеиным телом, он скользнул к краю кровати, случайно столкнув на пол какую-то вещь. Это оказалась Карта Мародёров.

Рон мельком взглянул на упавшую вещь, ещё раз произнося заклинание. И тут его рука дрогнула. Это и спасло Гарри от неминуемой смерти, так как он устал и не смог бы увернуться и в этот раз. Заклинание пролетело мимо.

На том месте, где находилась змея, на карте было написано «Гарри Поттер».

— Гарри! Это ты? — прошептал Рон, поражённо уставившись на друга.

Тот попробовал кивнуть, это у него получилось очень отдалённо, но Рон понял. Он так и застыл на месте, не двигаясь. Парень не мог понять, каким образом его друг превратился в змею. И почему не может превратиться обратно? Или может, на него кто-то напал?

Дверь открылась.

— Так ты нашёл Гарри? — в дверях стояла Гермиона и смотрела на Рона.

Тот молча указал на змею, лежащую на кровати друга.

— Это что, Гарри? — недоуменно уставилась она на парня. Тот только кивнул.

Взгляд девушки из недоуменного превратился в серьёзный. Недолго думая, она взяла змею и понесла её к Дамблдору.

Через полчаса Гарри вернули его нормальный облик. И он рассказал, что и как было.

— Знаешь что, Гарри, — через некоторое время обратился к нему директор. — Теперь у тебя есть козырь, про который не знает Волан-де-морт. И ты можешь попасть в ту тайную комнату, на площади Гримо.

Гарри кивнул.

— Но сначала, потренируйся немного превращаться.

— Вот только я не знаю, как превращаться обратно, — уныло сказал парень. — Да и в змею я превратился случайно.

— Плохо, — сказал Дамблдлор. — Ну, а что ты делал или думал, или говорил, перед тем, как превратился?

— Эээ… Ну, я, кажется, нашёл книгу про змееустов, я про неё уже рассказал. Потом я почему-то открыл её на последней странице и произнёс написанное там слово. В тот момент я, кажется, подумал, что хорошо бы превращаться в змею…

Гарри запнулся. Ведь почти так было написано в самой книге!

— Я… Там было написано… — сбивчиво заговорил он. Он опустил взгляд в поисках помощи и только сейчас заметил, что держит книгу в руках. Наверно, когда превращаешься в змею, те вещи, которые у тебя в руках, там и остаются после перевоплощения.

Видимо, кроме Гарри книгу никто не видел, так как, когда он открыл её, на него все уставились с большим недоумением. Типа, что это он делает руками…

Парень нашёл нужную страничку и прочёл вслух то, что там было написано.

Каждый змееязычный волшебник обладает способностью не только повелевать змеями, но и вселяться в них. Но если нет поблизости змеи, то он может и сам превратиться в неё. По велению мысли и сказанного слова змееязыкий принимает облик змея…

— Вот. Я подумал о том, что хорошо бы превращаться в змею, и сказал слово, написанное на обложке. Видимо, это именно то слово, с помощью которого можно превращаться…

— Гарри, — запинаясь, начал Рон. — У тебя в руках книга?

Парень кивнул.

— А почему мы её не видим? — спросила Гермиона.

— Возможно потому, что её могут видеть и читать только змееусты, — ответил за Гарри Дамблдор. Потом повернулся к парню. — Зато теперь ты точно знаешь, как превращаться.

— А обратно? — спросил юноша.

— А ты попробуй сейчас. Возможно, это будет так же, как само превращение…

Гарри попробовал подумать о том, что хочет стать змеёй, и произнёс то самое слово…

И опять испытал ощущение уменьшения. В этот раз он постарался проползти. Сначала у него получалось плохо, а потом… Как будто кто-то стал управлять им. Он сразу почувствовал, что и как надо делать.

Через пару минут ползания, Гарри остановился.

— Опхиолатри, — прошипел он, подумав в этот раз о том, что хочет стать человеком, но ничего не случилось. — Опхиолатри. — Повторил он. На этот раз, ни о чём не думая…

… и стал медленно расти в размерах, через пару секунд приняв свой истинный облик.

— Отлично! — обрадовано воскликнул Дамблдор. — Я считаю, что лучше не терять время. Мы отправляемся на площадь Гриммо.

Ребята удивлённо воззрились на директора.

Тот, поймав их взгляды, пояснил.

— Мне кажется, что там находится что-то очень важное. И это подтверждается тем, что Волан-де-морт ещё три раза каким-то образом доставлял в дом змей…

При этих словах Рона передёрнуло.

— Хорошо, — наконец сказал Гарри. — Мы отправляемся прямо сейчас?

— Да. — Коротко ответил Дамблдор, доставая палочку.

Он превратил какую-то вещь в портал и посмотрел на ребят в ожидании, когда они подойдут. Те немного замешкались…

Через несколько минут они уже были в доме Блэков. С того времени, как они уехали в школу, тут ничего не изменилось.

— Что случилось? — похудевшим колобком, выкатилась миссис Уизли.

— Всё хорошо, Молли, — ответил ей Дамблдор. — Больше не было непрошеных гостей?

— Нет.

— Тоже хорошо.

Он развернулся и стал подниматься по лестнице. Гарри и Гермиона за ним.

Рон же предпочёл остаться внизу и поговорить с матерью.

Когда они вошли в комнату, то сразу увидели мистера Уизли, сидящего на кровати сына и читающего какую-то книгу. При их появлении он оторвался от чтения и уставился на прибывших.

— Что-то случилось? — спросил он.

— Нет, Артур. Всё в порядке, — ответил директор. — И даже лучше.

Мужчина в недоумении уставился на него.

Дамблдор оглянулся.

*Давай, Гарри. Чего ты ждешь?*

*А я смогу вернуться?*

*Я думаю, да*

*И всё же…*

*Хорошо. Мы воспользуемся маггловским способом, то есть верёвкой.*

*И чем мне это поможет?*

*Мы её к тебе привяжем, или возьмёшь один конец в зубы. Если возникнут проблемы, пошлёшь мне телепатически просьбу, что тебя надо вытащить.*

*Хорошо.*

Парень подошёл к стене, где находилась змейка с изумрудными глазами, и прошипел.

— Откройся.

Как и два месяца назад, что-то щёлкнуло, и от змейки в разные стороны поползли искры. Через минуту на том месте образовался маленький проход.

Гарри оглянулся на директора. Тот взмахнул палочкой и возле него появился довольно большой моток тонкой верёвки.

— Опхиолатри, — все услышали только шипение, а в следующий момент на месте зеленоглазого юноши появилась змея. Гарри отметил, что с каждым разом преобразовывается быстрее.

Он подполз к мотку верёвки и взял зубами один её конец. Перед тем, как нырнуть в проход, парень оглянулся.

Поражённое лицо мистера Уизли, хмурая Гермиона и задумчивый Дамблдор. Увидит ли он их ещё? Что ожидает его там, в тайной комнатке? Или это будет то же самое, что Тайная Комната в Хогвартсе?..

Гарри быстро скользнул в проход, решив, что если помедлит ещё минуту, то просто не пойдёт туда.

Когда его хвост скрылся, что-то произошло. Верёвка лопнула, и проход с тихим шипением закрылся.

Гермиона в ужасе уставилась на голую стену. А потом перевела взгляд на Дамблдора.

— Мы ничего не можем сделать, — ответил девушке тот. — Нам остается только ждать.

Верёвка в зубах Гарри дёрнулась, а в следующий момент он понял, что держит только её обрывок.

Выплюнув ненужную вещь, он заскользил дальше. Ход был узкий, темный и видимо, очень длинный.

Довольно часто он резко поворачивал и постоянно полого уходил вниз. Парень даже порадовался, что не страдает клаустрофобией, так тут было тесно и темно.

Полз он долго. Интерьер не менялся. Всё та же темнота, тот же узкий туннель…

Примерно через двадцать минут проход стал расширяться, и Гарри оказался в небольшом зале. Он не имел ничего общего с остальным домом, в котором находился. Но и на Хогвартскую Тайную Комнату он тоже не был слишком похож.

Об их родстве напоминало только большое количество вылепленных змей с изумрудными глазами и мраморный пол. Из глазниц статуй лился зеленоватый свет, и всё вокруг казалось жутко зловещим…

В середине зала находилось возвышение, на котором что-то стояло. Гарри преобразовался в своё истинное обличие и подошёл к центру.

На возвышении стояло нечто знакомое… Омут памяти! Вот только он отличался от того, который принадлежал Дамблдору. Этот был крупнее, с множеством узоров из змей и, прикрытый чем-то на подобие «крышки».

Парень протянул руку, желая дотронуться до омута, но почему-то помедлил. В следующий миг буквы СС из изумрудов на «крышке» ожили, превратившись в серебристую змейку, которая угрожающе зашипела на юношу…

Глава 16. Прошлое.

— Его нет уже около часа! — воскликнула Гермиона, уставившись на Дамблдора.

Тот лишь грустно посмотрел на девушку.

— Мы ничего не можем сделать, — в очередной раз повторил он.

— Но этого просто не может быть! — из глаз Гермионы покатились слёзы. — Вы же великий волшебник. Вы должны сделать хоть что-то! Вы ведь можете!

— Не могу, Гермиона. Не могу. — Тихо сказал Дамблдор. — И в мире есть волшебники намного сильнее меня…

— Я пришёл забрать нужную мне вещь, — из уст парня вырвалось тихое шипение.

— Пошшшему я долшшна тебе верить? — продолжала шипеть змейка. — У меня есссть миссссия и долшшна её исссполнить …

— Я говорю на твоём языке, — замешкавшись, ответил Гарри. — Это тебе ни о чём не говорит?

На удивление, змея тут же исчезла, превратившись обратно в изумрудный узор. Юноша дотронулся до Омута. Ничего не произошло. Тогда он поднял его, раздумывая, что с ним сделать.

Открыть омут у него не получилось, поэтому парень решил доставить его наверх, то есть в сам дом Блэков.

— Опхиолатри, — в который раз за сегодня произнёс Гарри, думая о перевоплощении в змею, но ничего не произошло.

Он поставил Омут памяти на пол. И опять попробовал перевоплотиться, но у него опять ничего не вышло. Тогда парень огляделся и обнаружил, что проход, по которому он попал сюда, исчез.

— Что же мне делать? — вслух произнёс он.

Что-то вспыхнуло в центре, почти в том месте, где Гарри взял Омут.

Там засветился круг, как будто приглашая в него стать. Не думая, что он делает, Парень взял Омут и шагнул в горящую окружность…

— Профессор! Мы обязаны что-то сделать! — почти рыдала Гермиона. — Его нет уже очень долго! А если с ним что-то случилось? Вдруг он умрёт?

— Кто? — не понял только что вошедший Рон. — Кто умрёт, Герми? А где Гарри?

На эти слова девушка зарыдала ещё громче.

Вдруг всех ослепила ярчайшая вспышка.

— Гарри! — воскликнула Гермиона, которую миновала эта участь, так как она закрыла глаза руками. В следующий миг девушка повисла на шее у друга.

— Осторожно, Герми, — тихо сказал парень.

Он отодвинул подругу, подошёл к пустой кровати и поставил там Омут Памяти.

Дамблдор подошёл и остановился возле Гарри.

— Это то, что там хранилось? — спросил он.

— Да, — кивнул парень. — Только я не знаю, как это открыть.

— Я читала легенду о чём-то, что принадлежит Салазару Слизерину, — всхлипывая и одновременно смотря на буквы, изображённые на верхней части Омута, сказала Гермиона.

— И что там? — спросил Гарри, выжидательно уставившись на подругу.

— Там было сказано, что открыть сможет только его наследник, сказав то же самое, что надо для открытия чего-то в тайной комнате, — запутанно сказала девушка и замолчала.

Но для Гарри этого было достаточно. Он вспомнил фразу, которую Том Реддл говорил почти четыре года назад. И парень рискнул.

— Говори со мной, Салазар Слизерин, самый великий из Хогвартской четвёрки, — повернувшись к Омуту Памяти, прошипел он.

Всё залилось мертвенным светом и «крышка» просто-напросто растаяла. Всех, кроме Гарри, откинуло на пару шагов от Омута. И никто не мог подойти к нему ближе, чем на два шага.

— А как можно вернуться оттуда? — спросил парень перед тем, как попасть в воспоминания Слизерина. Он только сейчас понял, что не умеет этого делать. Раньше его вытаскивали оттуда.

— Тебе просто надо оттолкнуться от земли.

Узнав всё, что ему было нужно, юноша быстро нырнул в водоворот мыслей.

Гарри оказался в очень далёком прошлом. Это он сразу понял по всему, что его окружало. Да и как в этом можно было сомневаться, ведь Слизерин жил тысячу лет назад.

Всё происходило в помещении, чем-то напоминающем нынешний кабинет директора. Выглянув в окно, парень убедился, что находится в Хогвартсе, только в то время, когда его только построили.

Дверь открылась, и появилось четыре человека. Гарри сразу понял, что это Годрик Гриффиндор, Кандида Когтевран, Пенелопа Пуффендуй и Салазар Слизерин.

— Мне сделали предсказание, — заговорила грудным голосом Кандида. Она напоминала кого-то очень знакомого, но парень не мог понять, кого именно. — Оно звучало так.

Женщина взмахнула изящной палочкой, и перед всеми появился силуэт человека, который через минуту заговорил.

Через тысячу лет силы великой четвёрки проснутся в их наследниках. При их встрече решится судьба мира...

— И что это может значить? — спросила Пенелопа, которая тоже кого-то очень сильно напоминала.

— Время покажет, — серьёзно ответил Годрик.

Вокруг всё стало темнеть, и через минуту Гарри нашёл себя в другом помещении. Оно было тёмным, без окон. Только посередине стояло подобие дубового стола, на котором стояла горящая свеча.

Скрипнула дверь, и вошёл сутулый человек. Он подошёл и склонился над столом. Через минуту в комнате появилась великая четвёрка.

— Ты нас звал Сиберион? — обратился к нему Гриффиндор.

— Да, — хрипло ответил тот.

— Зачем? — недовольно спросил Слизерин.

— Я чувствую, что произведу пророчество. И оно будет касаться вас и … — он не договорил, так как в следующий момент его глаза засветились, и он заговорил другим голосом. Голосом очень похожим на тот, которым говорила Трелони, когда делала настоящие предсказания.

Наследник змееуста великой четвёрки станет причиной зла на исходе этого тысячелетия. Но трое, в чьих жилах течёт кровь трёх других великих магов, воспротивятся ему...

Глаза предсказателя стали потухать. Остальные воззрились на Салазара. Через минуту Годрик стремительно вышел из помещения. За ним последовали Кандида и Пенелопа. И вдруг глаза Сибериона запылали с новой силой.

Скоро грянет битва, и через тысячу лет она повторится вновь. Исходом той будет смерть одной из сторон. Победивший, получит силу поверженной…

Произнеся это пророк упал без чувств.

Всё вокруг опять стало темнеть. В следующий миг Гарри уже стоял на освещённой солнцем дороге. Ему на встречу шла красивая женщина. За ней, на довольно большом расстоянии следовал Годрик Гриффиндор с каким-то парнем. Гарри с удивлением обнаружил, что последний — почти его точная копия.

Вдруг перед ним что-то вспыхнуло. Это оказался Салазар Слизерин.

В следующий момент женщина упала на колени и произнесла одеревеневшим голосом.

Никто не сможет убить ни одного наследника великой четвёрки, кроме них самих...

Годрик и Салазар взглянули на неё, а потом с ненавистью уставились друг на друга.

— Я предупреждал, если встречу тебя ещё хоть раз… — начал Гриффиндор.

— Отец, не надо, — перебил его парень.

— Сын заступается за врага отца, — ухмыльнулся Слизерин. — А знаешь ли ты, что именно из-за вас, наследников, мы, мягко говоря, поссорились?

В следующий момент он схватил на руки женщину и исчез в зелёных искрах.

В очередной раз вокруг всё заволокло темнотой. А через секунду Гарри увидел тускло освещённую комнату. Там находилась кровать, на которой лежала та самая женщина. На вид, она была старше где-то лет на пятнадцать-семнадцать, чем в прошлый раз. И выглядела она очень болезненно.

Сзади послышались шаги, и рядом появился Слизерин с юношей.

Гарри втянул воздух. Пришедший был вылитым Томом Реддлом. Именно таким, каким он его видел на втором курсе.

— Мама… — Тихо прошептал парень.

Женщина слабо улыбнулась. Салазар подошёл и взял её за руку.

— Салли, — обратилась к нему женщина.— Ты знаешь, что этого не избежать. Ты ничего не сможешь сделать.

Тот только покачал головой. «Том» же стал на колени перед матерью.

— Сын, — обратилась она к нему. — Не делай ошибок на своём пути, слушайся отца, но не повторяй его ошибок…

Глаза женщины закатились, и из уст вырвался тихий стон. Потом её глаза вспыхнули зелёным огнём, она немного приподнялась и резко произнесла:

Наследник отважнейшего из великой четвёрки не раз пересечётся с наследником хитрейшего. Но они не смогут повергнуть друг друга. Уязвимыми они станут только тогда, когда великая четвёрка наследников воссоединится...

После этого женщина упала обратно, её глаза потухли и закрылись. Грудь постепенно перестала вздыматься от её дыхания…

Слизерин стоял, не двигаясь. «Том» продолжая стоять на коленях, опять взял руку матери. С минуту оба не шевелились. Потом парень не выдержал. По его щекам градом покатились слёзы. Он вскочил и быстро выбежал из комнаты.

Салазар не двигался. Он долго стоял над любимой, смотря на неё и, как будто, ожидая чего-то. Через некоторое время что-то светящееся отделилось от тела.

— Прощай, — тихо произнёс мужчина. По его щеке скатилась одна единственная слеза…

Глава 17. Истинные наследники.

Гарри ощутил резкий толчок в области живота и в следующий миг, пролетев пару метров в воздухе, упал у ног Гермионы.

— Что случилось? — спросила девушка, взглянув на парня. Тот провёл рукой по лицу и только сейчас обнаружил, что по щекам текут слёзы.

— Н-ничего, — тяжело дыша, ответил юноша.

— Гарри, что случилось? Что ты видел? — вмешался Дамблдор. По ощущениям парня, тот попытался прочитать его мысли. Но юноша дал ему довольно сильный отпор, заблокировав своё сознание так, как никогда ещё не блокировался со Снейпом.

— Отлично, — пробормотал директор. — И всё же. Что ты видел?

Гарри медленно покачал головой. По его лицу продолжали катиться слёзы. Каким бы Салазар Слизерин ни был, он в данный момент сочувствовал ему.

Потом мысли парня перекинулись на сына Гриффиндора. Они были похожи, почти как две капли воды. Вот только у него был шрам и очки. Ну и волосы короче, и торчали ещё больше в разные стороны…

Неужели я наследник Годрика Гриффиндора, подумал парень, и тут же понял, что его мысли прочитаны, так как он ослабил блок.

*Почему ты так думаешь?* — раздался в его голове голос Дамблдора.

*Я — вылитый сын Гриффиндора *

*И это так тебя растрогало?*

*Нет. Не это.*

Ответил Гарри, вставая, и опять поставил сильный блок.

— Друг, что с тобой? — нарушил тишину Рон.

— Предсказания. — Тихо сказал парень и без сил опустился на ближайшую кровать.

— Какие? — прошептала Гермиона.

— Которым уже тысяча лет, — помолчав, ответил Поттер. — И свершатся они очень скоро…

— Гарри, — тихо обратился к нему Дамблдор. — Перескажи эти предсказания. И, — он замолк, и через минуту продолжил, — почему ты в таком состоянии? Что ещё ты там видел?

— Я видел, как умирала жена Слизерина, — безжизненным голосом ответил парень. — А предсказания… Лучше их написать…

Через пару минут перед парнем появился кусок пергамента и перо. Гарри быстро написал.

Через тысячу лет силы великой четвёрки проснутся в их наследниках. При их встрече решится судьба мира...

Наследник змееуста великой четвёрки станет причиной зла на исходе этого тысячелетия. Но трое, в чьих жилах течёт кровь трёх других великих магов, воспротивятся ему... Скоро грянет битва, и через тысячу лет она повторится вновь. Исходом той будет смерть одной из сторон. Победивший получит силу поверженной…

Никто не сможет убить ни одного наследника великой четвёрки, кроме них самих...

Наследник отважнейшего из великой четвёрки не раз пересечётся с наследником хитрейшего. Но они не смогут повергнуть друг друга. Уязвимыми они станут только тогда, когда великая четвёрка наследников воссоединится...

Отдав пергамент директору, парень стал наблюдать за ним. По мере прочтения, Дамблдор всё больше хмурился.

— Вот тебе одно из доказательств Гарри, что ты наследник, — дочитав, сказал он.

— Но ведь Волан-де-морт встречался и с вами. Наследником можете быть и вы. — Возразил парень.

— Согласен. Но…

— Так что там, в предсказаниях? — перебил нетактично Рон.

Гермиона сердито на него посмотрела, а потом перевела заинтересованный взгляд на Дамблдора.

— Тут идётся речь о наследниках великой четвёрки.

— Это кого? — не понял Рон.

— Основателей школы, — сердито пояснила Гермиона, презрительно взглянув на друга.

— Как вы знаете, эти маги существовали тысячу лет назад, — продолжал директор. — Тогда же, как я понял, были сделаны эти предсказания. Так, Гарри?

— Да.

— Ты можешь рассказать подробнее?

— Попробую,— вздохнул парень.

В течение пятнадцати минут парень рассказывал про то, что увидел в Омуте. Когда он закончил, в комнате воцарилась тишина.

— То есть сейчас, в наше время, уже существует четыре наследника четырёх самых великих магов?

— Да, — спокойно ответил Дамблдор.

— И один из них точно Волан-де-морт?

— Да, — на этот раз ответил Гарри.

— А остальные? — спросил Рон.

— Это нам предстоит узнать.

— И это будет нелегко. — Тихо добавил Гарри.

И тут парень вспомнил, что Кандида и Пенелопа кого-то ему очень сильно напомнили.

— Профессор, — обратился он директору. — Посмотрите в моих воспоминаниях на Когтевран и Пуффендуй. Они мне кого-то напоминают, но кого… Я не могу точно понять…

Дамблдор посмотрел в глаза парня. Он не применял палочку, но перед Гарри всё поплыло…

…В открытую дверь входили Годрик Гриффиндор, Кандида Когтевран, Пенелопа Пуффендуй и Салазар Слизерин.

— Мне сделали предсказание, — заговорила Кандида. — Оно звучало так.

Женщина взмахнула изящной палочкой…

— Да, Гарри, — сказал задумчиво директор, когда юноша смог сфокусировать на нём свой взгляд. — Лица знакомые…

— Вы ведь можете сказать, кто это?

— Я сомневаюсь...

— Ну а если вы не можете точно определить наследников Пуффендуй и Когтевран, то может лучше определить наследника Гриффиндора? — в очередной раз перебил Рон.

— Это скорей всего, Гарри, — сказал Дамблдор.

Гермиона и Рон воззрились на парня.

— Или вы, — добавил тот, избегая взглядов друзей.

— Это можно проверить.

— Как?

Через десять минут, Дамблдор и вся троица были уже в Хогвартсе.

— Возьми это. — Директор аккуратно протянул Гарри амулет Годрика.

— И что я должен сделать?

— По легенде, истинный наследник сам это поймёт…

Слова директора были прерваны стуком в дверь, которая после этого открылась.

— Извините, я хотела бы…

— Николь! — в один голос сказал Гарри и Дамблдор.

Рон с Гермионой и Киотто уставились на них с огромным удивлением.

— Это она, — тихо сказал директор.

— Да. — Так же тихо сказал Гарри, смотря на красивую, белокурую девушку пристальным взглядом.

— Что я? — не поняла та, порозовев.

Никто не сказал ни слова. Гермиона стала о чём-то догадываться и пристально и внимательно стала следить за другом.

— Ты наследница, — помолчав, и решив сказать всё сразу, начал Дамблдор.

— Какая наследница?

— Наследница Пенелопы Пуффендуй, — сказал Гарри.

— Я? — девушка вытаращилась на зеленоглазого парня. — Это шутка?

— Нет.

— Но как я могу ею быть?

Через полчаса, когда девушка уверилась в том, что она всё-таки наследница, Гарри почувствовал тепло в руке. Опустив взгляд, он обнаружил, что до сих пор держит в руках талисман Гриффиндора.

Повинуясь какому-то внутреннему голосу, парень, как бы впустил через руку энергию в талисман. Тот ярко вспыхнул и превратился в меч.

Все присутствующие обернулись к нему.

Ещё раз ярко вспыхнув, меч превратился обратно в талисман, взмыл в воздух и каким-то образом наделся парню на шею, плавно опустившись на груди.

— Я же сказал, что наследник ты, — тихо молвил Дамблдор.

Глава 18. Дом разбитых сердец.

— И так, сейчас сюда выйдут два самых красивых парня этой школы, — заговорил Локонс. — им до меня, правда, далеко... Размеры ещё не те, да и молоды, зелены, и всё такое,... Но поприветствуем их!!!

Сквозь толпу проперлись Гарри и Драко. Последний был зелёный от ужаса и смущённо смотрел на противника. Поттер же... сжавшись в комочек и мелко подрагивая... Нет, это точно не про него.

Парень нёс себя достойно с выражением лёгкой брезгливости на лице. Попутно он ущипнул какую-то симпатичную девушку, чуть ниже спины. Та только благоговейно на него воззрилась...

Когда все приглашённые стояли на своих местах, Снейп соблазнительно поправил свою жирную прядь и глянул на Златопуста.

— Начнём?

— Конечно. Поттерчик и Малфойчик, прошу стать напротив друга и попробовать популять друг в друга заклинаниями, — говорил Локонс голосом лечащего из психбольницы, обращающегося к своим пациентам.

Соперники стали на положенные места и уставились друг на друга. Драко в который раз покраснел, что странно сочеталось с зелёным цветом его лица.

Неспроста, подумал Гарри, ухмыляясь.

Пару минут они стояли, перемигиваясь и посылая многозначительные взгляды. Потом им это надоело, и Драко, кокетничая выкрикнул

— Серпенсортия!

Через миг на подиуме появилась змея.

— А ты ничего, — обратился Гарри к Малфою, который был в полнейшем шоке от того, что сотворил. — Ты мне нравишься...

Змея повернула голову в сторону парня.

— О... ссспасссибо... вффы мне тожшше очшшень нравффитесссь...

Гарри просто опешил от такой наглости. Какая-то змея обратилась к нему, посчитав, что он обратился к ней...

— Диффиндио, — услышал Гарри чей-то дрожащий голос у себя за спиной.

Он обернулся и увидел Снейпа. Того телепало не по-детски.

В это время змея съежилась и исчезла.

Драко заворожено наблюдал за зеленоглазым брюнетом и очень ревниво уставился на Рона и Гермиону, когда те потащили предмет его созерцания за собой.

— Гарри... — только и смог вымолвить он…

— Гарри! Проснись!

— Уууу… — промычал парень.

— Просыпайся! Завтрак ты всё равно пропустил…

— Уууу… — Гарри в упор не хотел открывать глаза.

Он перевернулся на бок, натянув до ушей одеяло. Вдруг парень почувствовал какое-то легкое и приятное прикосновение к тому самому уху. Ему стало щекотно, и он перевернулся на другой бок. Через минуту всё повторилось с его вторым ухом. Недолго думая, он перевернулся на спину. И тут почувствовал поцелуй на своих губах.

Не уж то Рон расшалился, тормознуто подумал Гарри, открывая глаза. Длинные рыжие волосы… Разве у Рона такие? Да и целовал бы он меня???

— Джинни?! — наконец до парня дошло, что к чему. — Что ты здесь делаешь?!

— Тебя бужу, конечно, — улыбнулась та, одевая на Гарри очки.

Всё стало сразу чётким.

— Хорошо выглядишь, — банально сказал юноша, не подумав. На девушке была маггловская одежда, а в руках она держала школьный плащ. — Ты куда-то собралась?

— Уууу.. Как всё запущенно… — надула губы Джинни. — Мы же сегодня вместе идём в Хогсмид. Не забыл? Хотя по твоему выражению лица видно, что забыл…

— А который час? — зевая и одновременно пытаясь сменить тему, спросил парень.

— Ну, завтрак ты уже проспал, и, если не поторопишься, то нас не выпустят в Хогсмид.

— Да, да, — плохо соображая, пробормотал Гарри. — Жди меня внизу.

Кое-как одевшись, парень захватил с собой деньги и зачем-то Карту Мародёров, и спустился в гостиную.

Через двадцать минут парочка уже подходила к Хогсмиду. Погода была превосходная. Не было ни одной тучки, солнце ярко светило, но не припекало. Лёгкий ветерок нежно поправлял причёски.

— Отличная погода для квиддича, — сказала Джинни.

— Ага, — всецело и многословно согласился с ней Гарри.

— А как проходят ваши занятия с Дамблдором? — вдруг спросила девушка.

Гарри вспомнил кусок вчерашнего урока.

Прошло где-то около часа. Парень упорно бился над формулами заклинания, но они у него никак не получались. Кропотливая, тонкая робота, все равно, что решать сложные задачки по алгебре.

Гарри краем уха услышал, что Дамблдора куда-то позвала МакГонагалл — вроде что-то Филч нашел. А парень продолжал выводить замысловатые формулы, но ему уже было все легче, и легче. Волшебные значки из-под его пера стали вылетать с бешеной скоростью, от них чуть искры не летели. И тут символы ярко вспыхнули, и на пергаменте проступил какой-то узор, гипнотизирующий взгляд.

Вдруг дверь открылась, и в кабинет вернулся директор. Повинуясь неизвестному порыву, Гарри быстро скомкал листик и спрятал его в карман, так, чтобы не заметил Дамблдор. Поттер и сам не понял, зачем так сделал.

-Что-то случилось, Гарри?

-Нет-нет, профессор. Всё хорошо, — ответил парень. — Точнее плохо. Ничего не выходит.

— Я думаю, на сегодня хватит, — устало ответил директор.

Вечером Гарри, оставшись один в комнате, разгладил лист перед собой. На нём проявилась надпись — Экзистенс.

С недавних пор, Гарри решил ничего не скрывать от Джинни. Но в данном случае, он чего-то умолчал. Парень не мог понять, что его удержало, но он ничего ей не рассказал про придуманное им заклинание.

И разговор плавно перешёл на совершенно пустяковые темы.

— Куда отправимся? — спросила девушка.

— Только не к мадам Паддифут, — взмолился парень.

Об этом кафе у него сложилось не очень хорошее впечатление. То есть, кафе было хорошим, но воспоминания о нём…

— Ладно. Тогда можно зайти в Три Метлы. Там перекусим, ты ведь не завтракал…

Так они и сделали. В пабе они встретили Рона с Луной и по желанию девушек сели вместе. Они долго болтали на разные темы, начиная квиддичем и заканчивая школой.

Через некоторое время к ним подошла Гермиона.

— Вы не против, если мы к вам присоединимся? — спросила она.

— Конечно, нет, Герми. — ответил Гарри.

— А почему «мы»? Ты вроде одна. Или теперь к тебе надо обращаться во множественном лице? — фыркнул Рон. У того ощутимо испортилось настроение, когда к нему с Луной подсели Гарри и Джинни. А когда подошла ещё и Гермиона, он не смог сдержаться.

— Я не одна, — сердито оборвала его подруга, кивая в сторону своего спутника.

Тот стоял возле прилавка спиной к ребятам. Но когда он повернулся, Рона передёрнуло. Это был Крам.

Странно, что к нему не бегут брать автографы, подумал Гарри.

Виктор без препятствий добрался до их столика и сел рядом с Гермионой, поздоровавшись со всеми присутствующими.

Разговор как-то не вязался, хотя девушки очень сильно пытались его поддерживать. По истечению часа, Джинни предложила пройтись и насладиться последними лучами осеннего солнца. Все её поддержали.

В общем, вся компания выбралась на улицу. Бредя по дороге, они попали в какой-то странный закоулок. Там, кроме них, никого не было.

— Что-то тут не так, — запоздало сказал Рон.

Ребята подошли к краю улицы, на лужайку. И тут, внезапно, их ослепила ярчайшая вспышка. Все сразу стали тереть глаза.

— Где это мы? — прошептала Джинни, первая обретшая зрение.

— Это какой-то дом, — ответил ей брат.

— Ну это и без тебя видно. — Пробормотала Гермиона. Девушка напряжённо оглядывалась.

— Герм, ты ведь знаешь, что это? — спросил её Гарри. Он давно запомнил, если у подруги такое выражение лица, значит, она что-то такое знает.

— Если я не ошибаюсь, то это «Дом Разбитых Сердец», — тихо ответила та.

— И что это может значить? Как мы здесь оказались?

Девушка молчала, что-то лихорадочно соображая.

— Этот дом появляется каждые пятьдесят лет, — наконец заговорила она. — Но точное его существование не доказано. Те, кто побывали здесь, не могут полюбить больше. Но и в них никто не может влюбиться тоже. И сюда можно попасть только парой…

— Нет, — раздался сзади тихий голос. — Не только.

Все резко обернулись.

— Волан-де-морт! — прошипел Гарри.

— Да, это я. — ответил пришедший. — Вижу ты не рад меня видеть? Жаль… А вот я — очень рад.

Реддл ухмыльнулся. И тут Поттер почувствовал, что что-то стекает у него со лба. Кровь…

Боли не было, только кровь…

Недолго думая, он выхватил волшебную палочку и направил её на Тёмного Лорда.

— Что тебе надо?

— Какой глупый вопрос, — хмыкнул тот. — Ты, конечно. А точнее, твоя жизнь.

В комнате воцарилась тишина.

— Молчишь, Поттер? Ну ладно. Посмотрим, что заговорят твои друзья, когда я тебя убью. Но с начала я использую на тебе своё новое заклинание…

Гарри мгновенно выставил щит, но Тёмный Лорд что-то пробормотал, и в парня понеслось сразу несколько разноцветных лучей. Два из них отскочили, после чего щит рассыпался. Третье пролетело мимо, а от двух других парню пришлось уворачиваться.

Заклинания мелькали с умопомрачительной скоростью, в основном из-за того, что Гарри надоело оставаться только в защите, и он стал постепенно переходить в нападение.

Джинни и остальные вжались в стену, зная, что лучше не вмешиваться в бой старых врагов. Рон, правда, пару раз порывался помочь, но был вовремя остановлен Гермионой.

Гарри, уже не задумываясь, ставил все щиты подряд и по несколько одновременно, параллельно посылая боевые заклинания. Волан-де-морт видимо использовал очень сильный поглощающий щит, поэтому тратил силы только на нападение и почти не двигался, и нагло забавлялся.

Каким же заклинанием можно разбить такой щит, пронеслось в голове у парня.

Он уже не замечал, что перешёл на использование высшей боевой магии, которую знал, и продолжал посылать сдвоенные и строенные заклинания.

И тут он вспомнил…

— Фрактуре! — воскликнул он.

Щит Тёмного Лорда разлетелся вдребезги, а в следующую секунду ему пришлось резко поменять своё местоположение, так как Гарри послал в него сразу несколько оглушителей высших уровней.

— Всё Поттер, — зло прошипел Реддл. — Ты меня достал.

Каким-то образом он переместился в совершенно другую часть комнаты и…

— Авада Кедавра! — неминуемый смертельный луч полетел прямо в Гарри Поттера…

Глава 19. Занавес приоткрыт.

Парень видел несущийся в него зелёный луч. Вокруг всё как будто замерло. В голове пронеслась целая куча мыслей, воспоминаний, желаний… В данный момент Гарри испытывал целую бурю эмоций и чувств.

Как вдруг что-то обожгло его в районе груди. Талисман…

И тут среди той всей какофонии, творящейся в душе у парня, очень чётко проступили слова: Не умирать!

В последнюю секунду Поттер вскинул палочку.

— Экспеллиармус! — воскликнул он.

И как на четвёртом курсе, зелёный и красный лучи скрестились, и появился золотой, соединяющий палочки двух врагов. Тут же по всему дому разлилась песня феникса, и сражающихся отделило от внешнего мира сверкающим куполом, сплетённым из тончайших золотых нитей.

Гарри не представлял, что ему делать, когда связь прервётся. И совсем не обязательно, что ему опять удастся получить совет отца… Отец…

Из палочки Тёмного Лорда уже стали появляться тени погибших. Их было много. Но вот появился Френк Брайс… вот уже Седрик… Мать… Отец…

— Рви связь… — услышал он шепот последнего.

Парень резко дёрнул палочкой, и луч оборвался, купол рассыпался золотыми звёздами. Последней стихла песня феникса.

— Экспеллиармус! — тут же раздался холодный голос Тома Реддла. — Неплохо, Гарри, совсем неплохо, — сказал он, поймав палочку парня и отмахиваясь от теней погибших. — Вот теперь я поэкспериментирую своё смертельное заклинание. Первыми были мои слуги, которые не справились с заданием. А вот теперь будешь ты. Облитаретбе!

В парня полетел иссиня чёрный луч. Вдруг что-то вспыхнуло у него в руке. Талисман!

— Экзистенс! — интуитивно воскликнул Гарри, и только после этого сообразил, что у него нет палочки. Но талисман, неведомым образом оказавшись в его руке, раскалился, и из него ударила ослепительная белая молния.

Молния скрестилась с чёрным лучом… И тут раздался взрыв…

Экзисретбе… экзисретбе… экзисретбе…

Бесконечно раздавалось в голове у Гарри. Перед глазами была темнота. Всё тело было налито свинцовой тяжестью. Шрам просто жёг лоб…

Но постепенно боль стала стихать. Парень стал даже различать какие-то звуки. Он открыл глаза, но всё расплывалось. Гарри попробовал приподняться, чтобы одеть очки. Тело отозвалось жуткой болью, и парень не смог сдержать тихий стон.

— Гарри! — вскричало сразу несколько голосов.

Ему всё-таки удалось дотянуться до своих очков и надеть их на себя.

Перед ним тут же предстали лица друзей. Джинни, заплаканная, с выражением верхней степени волнения медленно переходящего в истерику. Гермиона, тоже в слезах, но с более спокойным видом, если так можно было сказать. Рон, пытающийся не поддаваться панике и успокаивающий всхлипывающую Луну.

— Что произошло? — тихо пробормотал Гарри, только сейчас осознавший, что находится в больничном крыле.

— Ты н-ничего не помнишь? — заикаясь, спросила подруга.

И тут парня, как прорвало. В его голову потоком хлынули воспоминания последнего года. С новой силой он пережил бой в Министерстве, потерю Сириуса, навалившиеся на него проблемы, предсказания, последняя встреча с Волан-де-мортом…

— Что случилось после взрыва? — придя в себя, поправился Гарри. — И куда делся Крам?

— Виктора забрали сразу после происшествия, — сказала Гермиона. Она-то и взвалила на себя обязанность всё поведать другу. Получилось следующее.

Когда заклинания Гарри и Реддла скрестились, взрывной волной всех раскидало в разные стороны. «Дом Разбитых Сердец» был полностью разрушен и потерял всю свою магию, так что никому не грозит полный проигрыш на любовном поприще. Через некоторое время на место происшествия прибыл почти весь состав Ордена. Оклемавшиеся ребята рассказали всё, что произошло.

Сами они были оглушены, поначалу. Так что не могли точно сказать, куда делся Волан-де-морт. Но было точно ясно, что он жив и успел скрыться.

Палочка Гарри каким-то чудом не пострадала, что не скажешь о её владельце. Начиная с того самого момента, как раздался взрыв, он находился в бессознательном состоянии. И всё это время его шрам постоянно кровоточил. Это прекратилось только сейчас, когда парень пришёл в сознание.

Как выяснилось позже, прибывшие мракоборцы сопроводили Виктора Крама обратно домой. А появившийся в числе первых Дамблдор, левитировал Гарри в больничное крыло. И с того времени прошло около четырёх часов.

Раздался скрип двери и в больничном крыле появился сам директор.

— Гарри! Как хорошо, что ты очнулся, — сразу заговорил он. — Если вы не против, я бы хотел поговорить с Гарри наедине, — обратился он к остальным.

Никто не стал спорить с директором, и все тихо покинули больничное крыло.

— Профессор, вы можете мне хоть что-то объяснить?

— Я то же самое хотел спросить у тебя. Что за заклинание ты использовал? И запомнил ли ты заклинание, которое использовал Том?

— Да, — помолчав, сказал парень. Он знал, что не получит от директора информации, пока тот не получит свою. — Я использовал своё собственное заклинание — Экзистенс. Я его составил на последнем нашем занятии, но какая-то сила меня удержала, и я не сказал Вам. А Волан-де-морт использовал Облитаретбе. По его словам это смертельное заклинание.

Дамблдор сидел довольно долго, не меняя положения.

— Я не ожидал, что у тебя получится так быстро. И тем более, так сильно…

— Так что точно произошло? Где Волан-де-морт? — нарушил тишину Гарри.

— Мисс Грейнджер всё тебе рассказала. Добавлю только то, что мы так и не выяснили, как Том появился в том доме и где он сейчас. И ещё, как ты воспроизвёл заклинание, если твоя палочка была в тот момент у Реддла?

Гарри попробовал восстановить в памяти тот момент.

— Ну… Мне помог талисман. Он каким-то образом оказался у меня в руках. Тогда я воскликнул заклинание, и оно сработало. В тот момент роль палочки сыграл сам талисман…

В следующий миг в палату ворвалась Мадам Помфри.

— Директор!!! Я настаиваю на том, чтобы вы оставили Поттера в покое, — возопила она, не подлежащим возражениям голосом.

Дамблдор не стал спорить и сделал то, что можно было сделать в данный момент — покинуть больничное крыло. И Гарри остался на полное попечение медсестры.

Из больничного крыла вышел парень только в среду вечером. По дороге к своей гостиной он встретил Малфоя. Но тот почему-то не стал задираться, а только скользнул в отходящий коридор. Несильно обращая внимание на странное поведение слизеринца, Поттер продолжил путь к портрету.

— Гарри! — парень переступил порог гостиной, и на его шее тут же повисла Джинни.

— Как ты, друг? — обратился к нему Рон.

— Нормально, — улыбнулся тот.

— Боже, как я соскучилась! — не отпускала его девушка.

— Но вы же виделись каждый день! — резонно сказал её брат.

— Рональд! Мы виделись в больничном крыле, и всегда присутствовал кто-то рядом.

Просидев с друзьями почти весь вечер, поиграв с ними в карты и лично с Роном в шахматы, парень решил, что с него хватит. Сказав, что устал, он отправился в спальню. Там сейчас никого не было.

Гарри подошёл к окну и сел на стоящий там стол.

Какое может иметь к нему отношение то заклинание — Экзисретбе? В том, что это заклинание, он не сомневался. Как же тогда объяснить, что первая часть — часть его заклинания, а вторая — Волан-де-морта?

Гарри посмотрел в зеркало, висящее перед ним. В нём отразился зеленоглазый юноша приятной наружности с растрепанными чёрными волосами. Таким он уже привык себя видеть. А ведь раньше он был совершенно не примечателен. Маленький, худой, вечно лохматый и загнанный дружками Дадли. А теперь?...

— Что же это может значить? — обратился он к своему отражению. — К чему это? Что такое Экзисретбе?

И тут талисман Гриффиндора нагрелся, выпуская голубоватую искру, скользнувшую к зеркалу. То осветилось потусторонним, синим светом. Его гладь затянулась чёрной паутиной так, что ничего не было видно. Через минуту там стал проявляться чей-то силуэт. Он становился всё чётче и чётче… Сириус!

Он что-то говорил, обращаясь к кому-то. Его собеседник сделал шаг… Седрик!

Дверь открылась. Изображение, дрогнув, исчезло.

— Гарри, ты чего пялишься в зеркало? — изумился Рон.

Парень медленно повернулся и туманно посмотрел на друга.

— Пророчество…

Тот недоуменно уставился на брюнета.

— К-какое пророчество?

— То…

— Гарри, очнись. — Рон не на шутку заволновался, так как у парня было очень странное и пугающее выражение лица.

— Скрестятся два ума, и приоткроется окно туда, откуда нет пути… — пространственно ответил Поттер. — Пророчество начало сбываться…

Глава 20. Время.

— Вау, этот запах…

— Ну ты допетлила!

— Вау, этот запах…

Гарри и Рон завалились в женский туалет.

— О! Класс. Валите сюда! Миртл нет.

— Какое счастье!

— Вау, этот запах…

— Рон, смени пластинку!

— Вау, этот запах…

— Заткнись, придурок!

— Герми, посочувствуй ему. Он переел…

— Вау, этот запах…

— … Он перепутал палочки для ушей с соломкой в глазури.

— Ну, ничего! Я такое сотворила!

— Я же говорю: Вау, этот запах!

— Так что ты такое сделала? — взглянув на Рона, спросил зеленоглазый красавец.

— Ооо… Я такой отварчик надыбала. Ща налижемся зелья, Снейп закачается…

— Ну, ты допетлила!... (кусочек из жизни, последнее слово — ну, ты допетрила, т.е. додумалась — прим. автора)

— Не спать! 20 баллов с Гриффинддора!!!

— Симус! Заткни свой будильник! Забодал уже!!! — сквозь сон пробормотал Гарри.

— Поттер! Что это Вы себе думаете?!

— Симус, ты поменял запись в будильнике? Я тебя убью! Я только привык к постоянному тупому вычитанию баллов, а тут ты как-то умудрился записать ещё больший маразм…

— Поттер!!! Вы хотите лишиться всех баллов, которые имеет Гриффиндор?

Тут только до Гарри стало доходить, что он действительно на уроке зелий. Он встрепенулся и в ужасе уставился в глаза Снейпу.

— П-п-простите, сэр…

Урок потёк своим чередом. Парень никак не мог понять, как его угораздило заснуть на зельях…

В конце второго урока Гарри сидел за партой, задумчиво глядя на огонёк под котлом. Его мысли витали где-то далеко от кабинета зелий. Столько всего произошло за последнее время! И во всем этом нужно разобраться...и в самом себе...Парень перевел взгляд на сам котел, в котором кипело очередное зелье. Жидкость замысловато переливалась, а пузырьки на ее поверхности играли всеми цветами радуги.

Но тут такой же, только намного больше, пузырь лопнул в голове у самого Гарри. Ощущение было невыносимым, Гарри даже потерял слух на несколько мгновений, но когда снова обрел эту способность — услышал зловещий голос позади себя, который говорил нарочито тихо, чтоб его слова услышал только гриффиндорец:

-Это чтоб вы не отвлекались на ... посторонние мысли, — голос сделал особое ударение на последнем слове.

Гарри резко обернулся и наткнулся на холодные глаза Снейпа. А тот уже добавил громким голосом:

-Минус двадцать баллов с Гриффиндора! Следите за зельем, Поттер!

Урок продолжился. А этот самый Поттер думал о том, что Снейп прочитал его мысли. А он даже не заметил!

После урока парень задержался и почти опоздал на Чары. По дороге он налетел на Чжоу.

— Привет, Гарри, — сказала девушка, улыбаясь. Но парень успел отметить, что она это сделала без кокетства, как раньше. Да и вообще, она очень изменилась за последнее время. — На этой неделе будет собрание?

— Конечно.

На этом разговор закончился, так как прозвенел звонок.

На Чарах ребята сегодня изучали заклинание невесомости. Гарри точно не мог представить, где это может пригодиться. Как ни странно, у него получилось сразу, что привело Гермиону в расстроенные чувства…

Обед… Высшая магия… Тренировка по квиддичу… Ужин…

Как быстро иногда идёт время, размышлял Гарри, лёжа в кровати. А иногда минуты тянутся, как жевательная резинка… Странная вещь — время. Часто возникает такое ощущение, что кто-то сверху руководит им, растягивая плохие моменты до невозможности и сокращая приятные…

— Белла, ты точно в этом уверена? — холодно спрашивал Гарри.

— Да, милорд.

— Хорошо, позови Малфоя. У меня к нему разговор.

— Слушаюсь. — Беллатрикс быстро вышла из комнаты. Через минуту в дверях показался Люциус.

— Вы хотели меня видеть, милорд?

— Да. Ты достал то, что мне нужно?

— Мне помешали…

— Круцио! — жестоко приказал Гарри.

Мужчина упал на пол, крича и извиваясь.

— Ты мне это говоришь не в первый раз, Люциус. — Гарри убрал палочку и с отвращением смотрел на еле дышащего Малфоя. — Время. Запомни — время!

— Да, милорд…

— Тебе постоянно кто-то мешает. А время идёт. И эта вещь связана с тем самым временем… Если завтра ты не достанешь то, что мне нужно, то сам знаешь, что будет.

При этих словах Гарри развернулся и взглянул в зеркало. Белое змеиное лицо, узкие щёлки глаз… Вот только они были не красные, а зелёные.

— Поттер! — взревел Гарри.

И в следующую секунду парень проснулся с ужасной болью в шраме. Тяжело дыша, он поднялся и приложил ко лбу холодный кувшин с водой. Потом не удержался и вылил его на себя. Стало легче.

Он знал, что сейчас не заснёт и решил пройтись по ночному Хогвартсу. Одевшись и прихватив мантию невидимку, Гарри спустился в гостиную.

Он был очень удивлён, обнаружив там Джинни. Девушка спала, уткнувшись носом в Севви, свернувшегося калачиком. Эта картина вызвала умиление у парня, и он решил не будить никого из них и тихо вышел.

Пустынные коридоры, холодное пламя факелов, тихое эхо шагов и тишина, лунный свет, пробивающийся сквозь окна… На сколько этот замок оживлён днём, на столько мёртв ночью… И опять вспоминается время. Иногда дни мелькают очень быстро, а ночи ещё быстрее. А иногда тянутся, растягиваются… и ночи… Как сейчас.

Гарри не знал, сколько бродил по школе. Очнулся он только тогда, когда услышал голоса.

— О Ремус…

— Но ведь я оборотень…

— Ну и что! Это не главное…

— Но это огромная проблема…

— Живи настоящим, не думай о том, что будет когда-то потом…

— Как ты можешь так говорить?

— Как видишь, могу.

— Но…

Реплика Люпина была прервана звуком поцелуя.

— Чжоу…

Гарри опешил. Люпин и Чжоу ?!

— Уже поздно, — продолжал профессор Высшей Магии. — Нам лучше разойтись. Я тебя провожу.

Гарри вжался в стену. Мимо него прошествовала говорящая пара и скрылась за поворотом.

В шоковом состоянии парень побрёл непонятно куда. И снова потянулись унылые коридоры, посапывающие портреты, двери…

— Гарри! — раздался сзади шепот.

Парень замер.

— Гарри! Это я — Джинни.

Парень молчал, не зная, верить или нет.

— Я взяла твою Карту Мародёров.

— Почему я тебя не вижу? И что ты здесь делаешь? — решился юноша.

— Я искала тебя. — Последовал ответ. — Я взяла фонарик-невидимку. Ну, ты же помнишь — изобретение Фреда и Джорджа.

Что-то слабо вспыхнуло, и перед Гарри предстала девушка с картой в одной руке и лампочкой в другой.

— Чёрт, слишком быстро выдохлось, — прошептала она, взглянув на карту. — Ой! Сюда идёт миссис Норис.

Парень моментально набросил мантию и на Джинни. Юная волшебница прижалась к нему, и в следующую секунду из-за угла появилась кошка завхоза. Она злобно глядела по сторонам. Её хвост изредка подрагивал, что говорило о том, что она их учуяла.

— Что-то случилось, моя прелесть? — послышалось в конце коридора громкое кряхтение Филча.

Джинни вздрогнула. Они находились между двух огней: с одной стороны — злобный завхоз, а с другой — не менее злобная кошка.

Недолго думая, Гарри прошептал заклинание невесомости, после чего, с помощью Вингардиум Левиоса перенёс их в безопасное место. Через пару минут спонтанных перемещений, они оказались в безопасной зоне.

— Гарри! Ты просто супер! Я тебя обожаю! — расцеловала Джинни парня.

Только ради этого можно почаще рисковать попасться Филчу, подумал тот.

Глава 21. Рефлексы.

Ноябрь прошёл в уроках, тренировках, дополнительных занятиях для Гарри и встречах АД. Но ко всему этому присоединилась ещё анимагия. Почти каждый день Гарри, Джинни, Рон, Гермиона и Николь тратили кучу времени на это.

— Боже! Как же это сложно… — уже в который раз сокрушённо вздыхала Джинни.

— Ничего. Читай всё, что тут есть и у тебя получится, — отвечала ей Гермиона. Она до сих пор была уверена, что с помощью книги можно сделать всё. Почти всё…

— Рррр… — у Рона тоже мало что получалось, что, впрочем, не удивляло.

— И что вы себе возомнили? — вдруг резко спросил Гарри. — Мой отец потратил на это почти пять лет!

— Ну, начал он в одиннадцать, — резонно возразила Гермиона. — А нам уже по шестнадцать. Да и материалов с информацией у нас больше.

— Ну и что? — продолжал возмущаться парень. — Прошло только два месяца!

— Гарри, — вмешалась Николь. — Нам просто не терпится преобразоваться. Да и в кого мы будем превращаться? Это же интригует!

Юноша хотел ещё как-то возразить, но Джинни чмокнула его в щёку, и он успокоился, пробурчав что-то невразумительное.

— Всё. Я больше не могу. — На удивление Гермиона первая отложила книгу. Все подняли на неё глаза, а точнее, Гарри и Джинни, так как Рон, недавно бросил попытки закадрить Луну, вроде как из-за её холодности, играл в переглядки с Николь.

У Киотто, почему-то до сих пор не было парня. Всех претендентов она быстро отшивала. А вот на заигрывания Рона ответила взаимностью.

Гермиона достала из сумки пергамент и, перечитав написанное там, стала что-то дописывать. Только тогда Рон оторвался от своего занимательного «переглядывания».

— Что ты делаешь?

— Пишу, как видишь, — не отрываясь, сказала девушка.

— Что?

— Письмо.

— Кому?

— Это что, допрос? — возмутилась гриффиндорка. — Виктору, если тебе так интересно.

— Ооо… Викки. — Рон демонстративно отвернулся.

Гарри и Джинни переглянулись, с трудом сдерживая улыбки.

— Народ, давайте лучше уберём. Скоро восемь, а наши члены АД довольно пунктуальны, — через некоторое время сказал зеленоглазый брюнет.

Все с ним согласились. И когда в помещении уже ничего не говорило об их занятии, появился Невилл.

— Всем привет, — улыбнулся он.

После него появилась Луна и все пуффендуйцы с гриффиндорцами. Последней вбежала Чжоу.

— Сегодня мы будем учиться ставить поглощающий щит, — начал Гарри, оглядывая присутствующих. — Запомните, сила щита зависит от силы желания его наложения. Иногда, правда, достаточно и магической силы, но тогда щит легче разбить.

Если щит наложен правильно, и он достаточно сильный, то он будет впитывать магическую энергию тех заклинаний, которые в него попали. Щит пропускает только три известных вам запретных заклинания. Разбить такой щит можно тремя заклинаниями. Одно из них — Фрактуре. Для наложения щита — Баклер. Преступайте.

Все разбились на пары. Гарри прохаживался между ними, давая советы, и поправляя ошибки. Все справились с заданием довольно быстро. Тогда Поттер решил сделать, что-то вроде проверочной.

Каждый должен был с ним сразиться. Началось всё с Луны. С ней Гарри расправился довольно быстро, даже не используя всю свою силу.

Закончилось всё «дуэлью» с Гермионой. Парень признал, что с ней было довольно сложно сражаться, хоть он и победил. Но не зря же он тренировался летом с Грюмом, а сейчас с Люпином.

Если выстраивать всех по совершенности, то можно было бы сказать так:

Гермиона — 1, Николь — 2, Рон — 3, Джинни — 4, Невилл — 5, Чжоу — 6, и т.д.

На это ушло довольно много времени, и когда парень взглянул на часы, то ужаснулся. На них было почти половина двенадцатого. Гарри взял карту, и стал всех выпускать по парам, начиная с пуффендуйцев. Он старался следить за каждым, включая Снейпа, Филча и миссис Норис. Он заметил, что почти возле самого входа в свою гостиную, Чжоу развернулась и пошла в другом направлении. Парень догадался, что она направилась к Люпину.

— Гарри, — окликнула его Джинни.

Они остались только вдвоём. Парню вспомнился прошлый год, а точнее собрание АД перед Рождеством, но он отогнал эти воспоминания.

— Давай пройдёмся по ночному Хогвартсу? — предложил он.

— Но у нас нет мантии-невидимки, — взглянула на него девушка.

— Ооо… Она нам не понадобится. — В глазах парня вспыхнули озорные искорки. Он достал палочку и, по очереди прикоснувшись, к голове девушки и своей, применил чары Хамелеона.

— Ты гений, — послышался голос Джинни. В следующий миг Гарри почувствовал, что она ткнулась носом в его ухо.

— Ой! Куда я попала? — тихо рассмеялась девушка. — Это кажется не щека…

Парень в ответ только расхохотался. Обняв гриффиндорку за талию, он вывел её из комнаты.

Бродили они около часа, тихо переговариваясь и изредка поглядывая на карту, чтобы ни с кем не столкнуться. Как вдруг из-за угла кто-то бесшумно выскочил и врезался в них. Как и предполагалось, все трое упали.

— Кто тут? — раздался взволнованный голос Чжоу.

Гарри быстро вернул себе и Джинни обычный вид.

— О… Это вы, — облегчённо выдохнула девушка.

— Что случилось? — спросил парень. Он только сейчас заметил, что когтевранка вся в слезах.

— После собрания я отправилась к… — она запнулась, со странным выражением взглянув на Гарри.

— К Люпину, — бесцеремонно закончил тот. — Дальше.

— Ну… Мы сидели в одном классе. — Девушка поражённо смотрела на парня, продолжая рассказ. — И тут ворвался Снейп. Он что-то прошипел Ремусу. Потом они начали орать друг на друга. Я была в шоке, и ничего не поняла. Очнулась только тогда, когда Рем крикнул, чтобы я шла к себе. Ну, и тут я наткнулась на вас.

С минуту Гарри переваривал информацию.

— Веди нас в тот класс, — сказал он.

Чжоу взволновано на него посмотрела и выполнила просьбу. Хотя нельзя было сказать, что это была именно просьба, таким тоном она была сказана…

Через пять минут ходьбы, они услышали голоса. Гарри облегчённо вздохнул — никто не произносил заклинания.

— Что здесь происходит? — гаркнул он, ворвавшись в приоткрытую дверь класса.

И Люпин, и Снейп замерли друг напротив друга, с поднятыми палочками и перекошенными лицами. Парень понял, что успел вовремя.

— Валите отсюда, Поттер. — прошипел зельевар.

— И не подумаю. Так что здесь происходит? — в тон профессору ответил Гарри.

Тот отвернулся от него. На удивление, Люпин последовал его примеру.

И парень не выдержал. Он подошёл ближе, направляя ладони своих рук в стороны двух мужчин.

— Перва! — прошипел он на змеином. Джинни, стоящая ближе всех, заметила, что его ладони окутались слабым зелёным светом.

В следующий миг палочки противников, превратившись в змей, упали на пол и поползли к Гарри.

— Какого чёрта… — профессор Снейп впервые в жизни удивился.

— Гарри, что ты сделал? — не менее удивлённо, спросил Люпин.

— Как? — не успокаивался зельевар.

— Книга змееустов — полезная вещь, — зловеще ухмыльнулся парень. — Так что произошло?

— Не вашего ума дело! — зло прошипел Снейп. — Верните палочку, Поттер!

— Ага, щас. — проговорил Гарри тоном, которому позавидовал бы и сам Ужас Подземелий, если бы не находился в столь раздражённом состоянии. — Я не получил ответ, на заданный вопрос.

— Гарри, не сейчас, — устало произнёс Люпин. Его взгляд говорил, что он всё расскажет, но только чтобы парень сейчас не нарывался.

— Палочку! — прорычал Снейп.

— Только при одном условии, — не унимался Поттер. Он приподнял обе руки, ладонями вверх. На каждой, свернувшись кольцами, лежали змейки. — Вы не скажете впредь ни одного плохого слова друг другу, и не примените магию, конечно. Ну?

Старые враги переглянулись и, помедлив, кивнули. У обоих был такой вид, как будто их заставляют поцеловать соплохвоста в засос. Змейки в руках у парня вспыхнули, превратившись в палочки. Парень отдал их хозяевам и, взяв Джинни за руку, направился к двери, не говоря ни слова.

— Сделай лицо по проще, — пробормотало зеркало, мимо которого проходил Гарри. Никто не обратил на это внимания, кроме самого юноши. Он замер и медленно повернулся к зеркалу, о чём-то думая.

Ведь у них в спальне висело обыкновенное зеркало, не говорящее. И может, именно поэтому не было звука, когда на нём появился Сирисус…

Парень взмахнул палочкой, уменьшая висящее перед ним зеркало, и положил его в карман. В образовавшейся гробовой тишине он покинул помещение, немного подталкивая шокированную Джинни.

Через пару дней, Гарри сидел в пустом классе и разглядывал то самое зеркало. Почему оно не сработало вчера, когда он вместе с Роном пытался открыть «окно»?

— Экзисретбе, — наудачу сказал он. И сейчас оно сработало. Окуталось синим сиянием…

Через минуту на нём появилось расплывчатое изображение Сириуса. Тот сидел возле кромки воды, смотря вдаль.

— Сириус! — срывающимся голосом сказал парень.

Тот повернул голову, ища источник звука. Наконец он поднял взгляд наверх.

— Гарри?!

— Да, это я! — воскликнул юноша. У него очень часто забилось сердце. Получилось!!!

— Как??? — у крёстного не было слов.

— У меня получилось какое-то заклинание… — сбивчиво начала парень. — Но об этом потом. Как ты там? Что там? Говори всё! Папа и мама с тобой?

— Да, — улыбнулся Сириус. — Они тут. — Он посерьёзнел. — Я не знаю, как у тебя это получилось, но я должен тебе сказать очень важную вещь.

— Какую?

— Я встретил здесь брата. Волан-де-морт его убил не из-за трусости. Регалус знал, как убить…

Раздался скрип двери, и изображение, поплыв, исчезло.

— Так, так, так… Поттер! — протянул Малфой.

Гарри резко развернулся.

— Что тебе надо?

— Ооо… Как грубо! — ухмыльнулся тот. Потом достал что-то из-за пазухи. — Лови! — и кинул это что-то.

Не задумываясь, что он делает, Поттер рефлекторно поймал летящий предмет. А в следующий миг почувствовал знакомый рывок в области живота.

Глава 22. «Веселье».

Портал… Какого чёрта он поймал его?

Гарри успел до такой степени разозлиться на самого себя, что не заметил, когда мельтешение красок закончилось. И тут его шрам взорвался обжигающей болью так, что парень выронил портал. Тот откатился к стене.

— Поттер, — произнёс кто-то. — Ты вовремя.

Гарри поднял голову и встретился глазами с Волан-де-мортом, сидящем в кресле.

— Реддл. — Парень постарался понахальнее ухмыльнуться. — Рад встрече.

Того передёрнуло. Только Дамблдор называл его маггловским именем. А теперь и этот сосунок…

— У меня к тебе вопрос, — спокойно продолжил он, вставая. — Куда делся Омут Памяти моего предка? Великого Салазара Слизерина?

— Омут? — притворно округлил глаза юноша.

— Да, Поттер, Омут. Я уверен, что ты знаешь, где он.

— Ты головой об дверной проём не стучался? — нагло поинтересовался Гарри. Его тон совершенно не соответствовал тем чувствами, которые бушевали внутри.

— Дерзишь? — прошипел убийца, молниеносно вытаскивая палочку. — Сейчас на одного наследника станет меньше, и я доберусь до маховика…

Гарри не стал дослушивать до конца. Он быстро упал, перекатившись на спину. Решив, что для сражения он сейчас не готов, Гарри превратился в змею и скользнул к порталу. Последним что он увидел, перед тем как портал отнёс его обратно в Хогвартс, это очень удивлённое лицо Волан-де-морта. Видимо он это делал впервые (удивлялся).

Странно, — подумал Гарри, шлёпнувшись на пол в классе, из которого его бесцеремонно переместили некоторое время назад. Как-то быстро прошла наша встреча. Или может это всё по планам Волан-де-морта? И что за маховик, который тот упомянул?..

— Поттер? — тишину нарушил чей-то нервный голос, после того как Гарри преобразовался.

— Малфой?!

— Где ты был?

— И чего это я должен перед тобой отчитываться? — ухмыльнулся парень и тут же зло добавил. — Да и тебе лучше знать. Ведь это ты в меня кинул портал.

— Я н-не знал, что это портал… — проблеял слизеринец.

— Да? Тогда каким образом он у тебя оказался и зачем нужно было кидать его мне? — грозно продолжал Гарри, одновременно удивляясь тону Малфоя. Тот ещё никогда так не говорил.

— Мне прислали его… — блондин стал понемногу приходить в себя, хотя выражение лица оставалось тем же. Оно было и напряжённое, и удивлённое, и растерянное, и ко всему этому напуганное. Ндаммм… Что-то с парнем не то…

— И? — Гарри продолжал допрос.

— Там было сказано, что бы я отдал это тебе.

— А о последствиях и причинах ты не задумывался?

— Нннет…

— А зря, — прошипел парень. — Ты меня отправил к моему хорошему другу. Спасибо.

— А как же Уизли? — недогадливость Малфоя просто кричала о себе.

— Ты идиот? Я имел в виду Волан-де-морта.

От этого имени слизеринца передёрнуло, что было ещё более странно. Раньше он сделал бы вид, что ничего не слышит. Да и вообще, весь он был какой-то странный.

— Что здесь происходит? — раздался голос Дамблдора.

*Привет от Тома Реддла.* — мысленно обратился к нему Гарри.

*Что ты имеешь в виду?* — лицо директора даже не дрогнуло.

*Я только что от него. Этот …* — парень сделал паузу, — *… кинул в меня порталом.*

— Мистер Малфой, объясните мне, пожалуйста, всё, — строго сказал Дамблдор.

Тот дёрнулся, как от разряда тока. Он и не подозревал о телепатическом разговоре, произошедшем между директором и учеником.

Через некоторое время, из сбивчивого рассказа слизеринца вышло, что тот получил посылку. Он решил, что она от отца. Так же там прилагалось письмо, в котором говорилось приблизительно следующее:

« Дай это Поттеру. Повеселись.»

Парень решил, что это полный абсурд. Но некоторое время назад, его что-то прям толкнуло. Он взял портал и отправился на поиски гриффиндорца.

— Дальше я, — перебил блондина Гарри.

Кратко пересказав то, что произошло с ним, парень выжидательно уставился на директора, искоса взглянув на Малфоя. Тот ещё больше съёжился.

В общем, день окончился сумбурно. К разочарованию Поттера, слизеринца не наказали. Так как Дамблдор решил провести небольшое расследование…

Да и Гарри не пришлось долго об этом думать. Как недавно сказал Дамблдор, в Рождественскую ночь будет бал по случаю тысячелетия Хогвартса.

Празднество должно быть проведено по всем старинным традициям.

Вначале будет небольшое дуэльное соревнование, праздничный ужин и, наконец, бал-маскарад.

В чём должен заключаться маскарад, Гарри не понимал, да и это его не совсем волновало. Он сразу пригласил Джинни и был полностью спокоен, в отличие от его первого бального опыта на четвёртом курсе.

— Гарри, ты слишком требователен к самому себе, — уже в который раз говорил ему Люпин. Дело было на занятии Боевой Магии, перед самыми зимними каникулами. — Я, конечно, всё понимаю, но зачем так выматываться?

— Уверен, следующая встреча с Волан-де-мортом не будет легкой, — пропыхтел парень.

Гарри до сих пор не мог понять, почему тогда всё было так быстро и просто…

— Хорошо. — Смилостивился Люпин. — Но давай лучше я покажу тебе ещё пару заклинаний, которые тебе могут пригодиться. Не столь с Волан-де-мортом, но с пожирателями точно.

Профессор подошёл к парню и стал показывать, как применять чары страха.

— С помощью заклинания Перилле ты можешь внушить человеку, что-то очень пугающее. Он начинает бояться, теряться и, в конце концов, становится неопасным. От силы, с которой ты накладываешь эти чары, зависит количество людей, попадающих под его действие. Если твоё заклинание будет достаточно сильным, то можно напугать около пятидесяти человек и больше. Ну, а если ты применишь его с такой же силой только к одной персоне, то этот кто-то может даже сойти с ума.

— А этому заклинанию можно сопротивляться? — поинтересовался Гарри.

— Да. Его действие схоже Империусом. — ответил Люпин. — Давай попробуем?

Парень кивнул.

— Перилле!

С начала Гарри ничего не почувствовал. Но внезапно на него стало накатывать ощущение безысходности. Всё, всё кончено. В чём смысл жизни? Волн-де-морт начнёт убивать всех твоих друзей и у тебя никого не будет.

Ты не сможешь его убить. Дамблдор зря ставит перед тобой иллюзии того, что убить можешь ты, а не тебя. Как можно сравнивать себя и величайшего тёмного мага современности? На счету того тысячи убийств, он не остановится ни перед чем. А тебя спасла случайность…

Теперь в нём твоя кровь. Кровь твой матери… Его никто не может убить… Даже ты… А он может… Да и нужна ли тебе такая жизнь?

Да, нужна, — заговорил внутри Гарри слабый голосок. — Ради друзей, пока они живы. Ради всего остального мира. Да даже ради мести!

И тут юношу стали окутывать волны липкого страха с новой. А сможешь ли ты переступить грань и стать убийцей? Хватит ли у тебя на это сил? А если Волан-де-морт убьёт, всё-таки, тебя? Весь мир будет у его ног, ничто не сможет его остановить…

Вот именно, — голос внутри парня окреп. Пока я есть, у мира есть надежда. Я должен жить, чтобы жили другие. И я не остановлюсь ни перед чем, пока не отомщу…

Пока внутри Гарри вёлся весь этот разговор, внешне не происходило никаких изменений. Разве что глаза…

Сначала их заволокло дымкой, потом взгляд стал живым, потом «умер», ожил…

Парень встряхнул головой.

— Зачем Вы убрали заклинание? — спросил он у Люпина.

— Я не убирал. — улыбнулся тот. — Ты его поборол. Думаю, в следующий раз у тебя это не займёт много времени.

— Может ещё раз?

— Нет, Гарри. Лучше ты на мне. Тебе же надо не только научиться бороться с ним, но и использовать его.

— Хорошо, — ответил парень. Думая о своём, он воскликнул. — Перилле!

Ничего не произошло.

— Попробуй ещё раз, — сказал Люпин.

— Перилле! — сосредоточившись, произнёс парень.

Получилось!

Со стороны, оказывается, действие этого заклинание смотрится забавно. Люпин выглядел растерянным с затуманенным взглядом. Иногда он становился более осмысленным, но потом, почти сразу, опять заволакивался «вуалью».

Через десять минут, парню стало казаться, что что-то пошло не так.

— Фините. — Произнёс он.

С минуту Люпин стоял, не двигаясь.

— Это было так, как никогда раньше, — пробормотал оживший профессор. — Так сильно ко мне ещё никто не применял это заклинание.

Гарри стоял, растерянно хлопая глазами.

— Ты применял это заклинание раньше?

— Нет, — честно ответил Гарри.

— Значит ты действительно очень сильный маг… — пробормотал Люпин. — Я конечно в этом не сомневался… Но я даже не могу представить, насколько ты будешь силён, когда вся мощь Гриффиндора проснётся в тебе, — и тут же добавил, поймав удивлённый взгляд парня. — Дамблдор мне всё рассказал.

Поговорив ещё немного, Люпин погнал Гарри спать.

— Друг! Чего так долго? — спросил Рон, который зевал не переставая.

— Кто бы говорил! — пробормотала недавно дремавшая Джинни.

— А что такое? — не понял Гарри.

— Он пришёл пять минут назад, — пояснила девушка.

— Откуда?

— У него было свидание с Ники, — ухмыльнулась гриффиндорка.

— А ты чего не спишь? — нахмурился Гарри.

— Хе хе, тебя жду. Не рад? — надула губы девушка.

— Рад, конечно! — поспешно согласился парень, чмокнув Джинни в надутые губы.

— Бррр… Я пошёл спать, — хмыкнул Рон, и оставил парочку наедине.

— Чего ты такой напряжённый? — поинтересовалась рыжая красавица, облокачиваясь на севшего рядом парня.

— Да так, — пробормотал Гарри.

— Что?

— Перезанимался… А который вообще час? — парень только сейчас обратил внимание, что в гостиной никого нет.

— Уже поздно. — Зевнула девушка.

— Не очень… Зато скоро каникулы, а потом Рождество! — потянулся парень.

— И поход в Хогсмид, последний в этом году. И бал!!! — улыбнулась Джинни в предвкушении.

— Красота!

— Ага, — зевнула девушка. — Но спать хочется…

— Мдя… Я бы тебя проводил до спальни, если бы это было возможно, — хмыкнул парень.

— Да ладно. — Улыбнулась Джинни. — Сама дойду…

Поцелуй… ещё один… ещё…

— Так, — хихикнула девушка, отстраняясь. — Спокойной ночи.

— Спокойной. — Вздохнул Гарри, поднимаясь и направляясь в сторону своей спальни.

Глава 23. Рождество.

— Поттер, просыпайся!

— Нууу, муууу…

— Я твой Рождественский подарок.

Гарри открыл глаза в предвкушении чего-то, что должно было быть его подарком. Перед глазами всё расплывалось.

— Мой сладенький… — промурлыкал кто-то, надевая на него очки.

Это была голая МакГонагал. Она возлежала на кровати гриффиндорца, одной рукой теребя его волосы и положив вторую на бедро парню.

— Ой! — только и выдавил из себя тот…

— Гарри, проснись!

Парень не желал открывать глаза, ожидая увидеть ещё что-то более ужасное.

— Киска, ну давай!

Гарри приоткрыл один глаз, потом второй, потом водрузил на нос очки.

— Фух… — облегчённо выдохнул он, увидев Гермиону.

— С Рождеством, лапочка! Зелье готово. Последствий можно не опасаться, — страстно выдохнула та, придвигаясь к парню. — Я твой подарочек…

Только сейчас парень обнаружил, что его подруга находится в полуобнажённом виде.

— Ааааа…

— Эй, что с тобой?

Гарри резко сел, проводя грань между сном и реальностью.

— Что случилось, Гарри?

Перед ним сидела Джинни. Парень оглядел её с ног до головы и успокоился. Девушка была одета.

Конечно, с ней бы он не отказался… Но с Гермионой! Она ведь только друг… А МакГоногал??? О, ужас…

— Всё нормально, — быстро ответил Гарри. — Плохой сон.

— Ааа, ну ладно, — ответила Джинни, и тут же добавила. — С Рождеством!

— И тебя тоже! — улыбнулся парень. — А где Рон? Не помню, что бы он рано вставал по праздникам…

Девушка только улыбнулась.

— Это тебе, — протянула она ему подарок.

— Спасибо! — весело улыбнувшись, поблагодарил он Джинни. Это оказалось серебряная статуэтка змеи с маленькими изумрудными глазками.

— Мне сказали, что её можно оживить. А среди магических свойств у неё есть способность запоминать и воспроизводить разговоры. Я решила, что тебе понравится. Да и пригодиться должно.

— Огромное спасибо! — парень поцеловал девушку и полез искать свой подарок. — А это тебе.

Джинни открыла протянутую коробочку и ахнула. Там находился флакон с духами. Маленький, весь оплетённый золотой паутиной с мелкой россыпью блестящих камушков, а вместо пробочки был горный хрусталь. Даже в закрытом состоянии он распространял нежный аромат ландыша и вообще, он напоминал больше амулет.

— Спасибо!!! — Джинни крепко обняла парня и расцеловала его. — Ладно. Ты собирайся. Как ни как, мы идём в Хогсмид, а завтрак ты опять проспал.

Гарри стал одеваться, попутно рассматривая остальные подарки. Новый свитер от миссис Уизли, на этот раз строгого серого цвета с золотыми полосами. Ну и, конечно, пирог с патокой. Коробка различных приколов от близнецов. Книга полнейшей истории Хогвартса и всё о её создателях от Гермионы. Очередной набор для квиддича от Рона. Базовая книга тёмной магии и защиты от неё от Люпина. И как ни странно, подарок от Дамблдора.

Конечно, что тут странного, ведь Гарри тоже послал ему презент.

Парень вспомнил, что на его первом курсе, директор то ли в шутку, то ли в серьёз сказал, что мечтает о носках. Так что юноша отправил Дамблдору пару очень тёплых, с узором из звёзд, носков, не требующих стирки. И вложил открытку:

Как-то вы обмолвились, что прошло очередное Рождество, а вам подарили только книги. И добавили, что вы бы хотели получить носки.

С Рождеством!

Гарри Поттер.

Парень понимал, что это звучит немного нагловато, но хорошее настроение всё это заглушило. И вот пришло ответное поздравление.

Дорогой Гарри,

Спасибо, что развеселил на старости лет. Ты действительно первый, кто подарил мне не книгу. Было очень приятно.

Поздравляю тебя с Рождеством! Надеюсь, ты с лёгкостью будешь решать все проблемы, которые предстанут пред тобой. Но искренне надеюсь, что их вообще не будет.

Всего наилучшего!

Альбус Дамблдор.

К письму прилагалась книга по Высшей Белой Магии.

— Ух ты! — воскликнул кто-то.

Гарри поднял голову и увидел в дверях Гермиону.

— Откуда у тебя эта книга?

— Эммм… — растерялся парень. Он не мог понять, почему это вызвало такое удивление. — Дамблдор подарил. А что?

— Эту книгу очень тяжело достать. Она сделана всего в нескольких экземплярах. В косом переулке её и в помине нет!

Гарри посмотрел на незаурядный с виду том. С одной стороны страницы были позолочены. Так делали только в старину, вспомнил парень.

— Кстати, с Рождеством, — опомнилась девушка.

— И тебя тоже!

— Ладно. Ты спускайся, а то не попадёшь в Хогсмид. Филч никого ждать не будет, — сказала Гермиона и вышла.

Гарри опять посмотрел на бесценный подарок… По сравнению с его носками… Мдяяя…

Сложив все подарки на тумбочке, парень захватил с собой деньги и тёплую мантию, и спустился в гостиную.

Хогсмид выглядел сказочно. Маленькие домики, полностью покрытые снегом, Рождественские украшения, весёлые волшебники, чаще всего ходящие парами…

Джинни как-то удалось затащить Гарри в кафе мадам Падифут. Наверно, после этого у него немного изменилось отношение к этому заведению. В лучшую сторону…

В четыре часа девушка потащила парня обратно в Хогвартс.

— Почему так рано? — возмущался по дороге Гарри.

— Надо готовиться к балу.

— Ну что там готовиться?!

— Как что??? — в ответ возмутилась Джинни. — Да и тебе надо подготовиться!

— Зачем? — удивился парень.

— Что значит зачем?! Я хочу, чтобы на дуэлях победил ты!

— А чего ты решила, что я буду участвовать?

— А ты не хочешь сделать мне приятно? — девушка сделала вид, что обиделась.

— Да это даже не от меня зависит, — стал быстро говорить Гарри. — На доске объявлений сказано, что от каждого курса по одному человеку. То есть, не обязательно, что выберут именно меня. Потом, участвуют только пятый, шестой и седьмой курсы. Факультетов — четыре. Всего участников — двенадцать. Если меня всё-таки выберут, мне придётся сражаться, скорее всего, с одиннадцатью людьми. Представь, в каком состоянии я буду после этого!

— Во-первых, не обязательно, что со всеми одиннадцатью людьми тебе придется сражаться. Во-вторых, если тебя выберут, то ты должен будешь пойти. А тебя точно выберут, ведь ты у нас лучший! И наконец, в-третьих. Ты же мне не откажешь?

Парень несчастным взором смотрел на Джинни.

— Свиной пятачок, — сказала она.

Парень удивлённо уставился на портрет Полной Дамы. Он и не заметил, как они пришли сюда.

— Правильно. — Раздалось в ответ, и проход в гостиную открылся.

Тут же их оглушило громким гомоном. Было очень странно смотреть на гостиную, наполненную только мужской половиной гриффиндора. Её представители стояли, сидели, лежали… И все громко что-то обсуждали.

Когда Гарри и Джинни переступили порог, в гостиной на мгновение стало тихо. Одна половина присутствующих смотрела на девушку, вторая на парня.

— Гарри! Давай сюда иди! — крикнул Рон, сидящий возле стола.

Джинни чмокнув его в щёку, убежала в свою спальню. Юноша подошёл к другу.

— Что такое?

— Мы тебя записали на дуэли от шестого курса, Гриффиндор. Тебе надо тут расписаться.

Гарри возмущённо, и одновременно, несчастно уставился друга.

— Почему именно меня? Почему не тебя, например?

— Ну, мы все единогласно решили, что идти должен ты.

Гарри только обречённо вздохнул.

— Хорошо, а кто от других курсов?

— Вот это мы ещё не решили. Тебя ждём. Ты нам в этом поможешь.

— Ладно, — согласился парень — Кто на примете?

— Ну, с пятого я бы взял Колина. — сказал Рон, и тут же тихо добавил. — Он, как ни как, в АД.

— Согласен. А с седьмого?

— Может провести мини-соревнование?

— А что, не плохая идея! — улыбнулся брюнет.

Через полчаса было решено, что от седьмого курса пойдёт некий Мэтрэк Штрозер. Высокий, весьма симпатичный шатен. Как выяснилось позже, именно он пригласил на бал Гермиону. Так вот, Мэтрэк победил всех своих однокурсников, хотя у Гарри было чувство, что тому просто повезло.

В пять часов все присутствующие в гостиной, разошлись по своим спальням, готовиться. Так как на бал нужно было прийти в костюме, то именно его всем им предстояло придумать и соорудить с помощью магии за оставшееся время.

Гарри было легче. Он был участником дуэлей, а они должны были прийти в чёрных мантиях в золотую полоску. Быстро переделав свою чёрную парадную мантию в требующуюся, парень одел её и покинул спальню.

Через пару минут в пустой гостиной к нему присоединились Колин и Мэтрэк.

Вскоре в гостиной опять стоял шум и гам. Приутих он только тогда, когда из своих спален стали появляться первые гриффиндорки.

Выглядели они очень, и очень…

Без пятнадцати шесть все уже были внизу.

— Ты выглядишь потрясающе! — восхитился Гарри, когда к нему подошла Джинни. Она действительно выглядела обворожительно. На ней был восточный костюм — полупрозрачные широкие штаны, красный топ, красиво уложенные рыжие волосы, отливающие золотом, а на шее висели те самые духи, которые Гарри ей подарил. Лицо было прикрыто чем-то на подобии прозрачной чадры так, что были видны только красивые глаза — немного раскосые, нежно-зелёного оттенка с тёмным ободком.

— Лилеус! — тихо сказал Гарри. И у него в руке появилась средних размеров белая лилия, которую он вставил в волосы Джинни.

Без пяти шесть вся школа толпилась возле входа в Большой Зал. Некоторые ещё искали свою пару.

Ровно в шесть Двери с негромким скрипом распахнулись.

Глава 24. Дуэли.

Вся толпа сразу ломанулась в Зал. С помощью магии сделали так, что половина зала, как бы прогибалась, образуя что-то на подобии амфитеатра. Посередине находилось что-то вроде сцены.

— Прошу участников турнира подойти ко мне, — над залом пронёсся голос профессора МакГонагал, появившейся на помосте.

Чмокнув Джинни «на удачу», Гарри подошёл к декану своего факультета. Через минуту к нему присоединились Колин и Мэтрэк, и остальные участники с других факультетов.

— Кратко расскажу правила, и как всё будет проходить, — начала МакГонагал. — С начала вас делят на две группы. В них на две подгруппы, в которых все сразятся между собой. Потом двое в каждой группе, которые победят в своих подгруппах, будут соревноваться между собой. В финале остаётся два человека, то есть по одному от каждой группы.

— А как нас будут делить? — поинтересовался Малфой, который почти ничего не понял.

— Сейчас мне принесут список. Там всё написано, — и, действительно, через минуту староста школы принёс заместителю директора лист пергамента. — Значит так в группе №1: пятый курс Когтеврана и Пуффендуя, шестой — Гриффиндора и Пуффендуя и седьмой — Слизерина и Когтеврана. В группе №2 все остальные. Начинаем с первой группы. В первой подгруппе пятикурсники и шестой курс Пуффендуя. Во второй — оставшиеся. Вас будут вызывать. Те, кто не соревнуются, сидите вон там.

Первыми были пятикурсники. Их дуэль прошла довольно быстро и вяло. Далее каждый сразился с Эрни МакМиланом, который представлял Пуффендуй. Как и предполагалось, он и вышел победителем из свой подгруппы. Хотя Гарри бы ещё засомневался, выиграл бы тот. Пятикурсник Когтевранец показал себя очень хорошо, когда сражался с Эрни. И если бы последний не ходил на собрания АД, то маловероятно, что он победил бы.

Далее сражалась Гаррина подгруппа. Семикурсники перестреливались довольно долго и без особого энтузиазма, рассчитывая на осечку соперника. Вскоре им это надоело и они стали сражаться более рьяно. Они применяли как белую, так и тёмную магию. Последняя была запрещена правилами частично, а точнее — можно было использовать только первый и некоторые заклинания второго уровня. В конце концов, бедный когтевранец запутался в полах своей мантии и схлопотал от слизеринца банальный оглушитель.

Настала очередь Гарри. С когтевранцем, который ещё не совсем очухался от оглушителя, он справился довольно быстро. А вот со слизеринцом немного помучался. Тот, зная, что Гарри Поттер не простая штучка, использовал только тёмную магию, посылая за раз не малое её количество. Гарри тоже не отставал, отвечая длинными очередями различных заклинаний.

Для него это было, как разминка. После всего, что с ним приключилось, парень натренировался на столько, что заранее мог предположить куда «стрельнет» противник.

Через некоторое время, довольно с большим перевесом, он одолел слизеринца. Тот от злости, что какой-то шестикурсник гриффиндорец, ну и пусть, что Гарри Поттер, одолел его, семикуруника слизеринца, чуть не заавадил всех окружающих. Хотя вряд ли у него получилось бы…

Дальше Поттеру предстояло сразиться с МакМиланом.

— Гарри, — тихо обратился к нему Эрни. — Давай я тебе быстро проиграю. Ведь ты и так выиграешь, а тебе ещё силы нужны для финального сражения.

— Эрн, — строго перебил его парень. — Ты будешь сражаться во всю силу. Во-первых, это очень хорошая тренировка. А во-вторых, ты должен знать, на что ты способен. Так что используй все свои силы и покажи себя.

— Ладно, — грустно вздохнул тот. — Как скажешь. Но зачем это всё?

— У меня есть предчувствие, что сегодня что-то будет…

— Молодые люди, — раздался рядом голос МакГонагал. — Вы нас задерживаете.

Полуфинальная дуэль в первой группе прошла относительно быстро, но эффектно. Как и просил Гарри, Эрни показал себя с лучшей стороны, от чего парень был ужасно горд за своего ученика.

Далее соревновалась вторая группа. Пятикурсники и Малфой вместе смотрелись немного комично. Но что поделаешь, именно они были в первой подгруппе.

Колин Криви очень быстро справился с пятикурсником слизеринцем и очень удивил Малфоя своей прыткостью и знаниями. Гриффиндорца подвело незнание тех тёмномагических заклинаний, которые использовал слизеринец.

Из второй подгруппы вышел Мэтрэк. Он буквально порвал шестикурсника когтевранца и, уже поубавив пыл, спокойно выиграл у семикурсника пуффендуйца.

Так что в полуфинальном сражении второй группы сошлись Штрозер и Малфой.

Разгорячившийся гриффиндорец очень достойно отвечал на холодные атаки слизеринца. Через некоторое время в ход пошли некоторые заклинания высшей светлой магии.

Гарри заметил, что ещё никто не использовал щиты. Все предпочитали уклоняться и менять местоположение.

— Фризе! — выкрикнул Малфой.

Так, пронеслось в голове у Гарри, в дело пошли свои заклинания. Как ни странно, они не были запрещены…

— Протего! Синк! — среагировал Мэтрэк. Малфой просто уклонился.

О, и Штрозер тоже умеет придумывать заклинания…

— Транталлегра! — раздалось одновременно.

И один, и второй, наверно, решили отвлекающе воспользоваться простым заклинанием. Как ни странно, их заклинания достигли цели и оба зашлись в бесконечном танце. Теперь всё зависело от того, кто первый сможет снять заклинание.

На удивление, Гарри болел за Малфоя. Он совершенно не хотел соревноваться с гриффиндорцем, а вот со слизеринцом совсем наоборот.

— Фините! — прохрипел наконец-то Малфой. Через секунду то же самое сделал и Мэтрэк. Но победа уже досталась слизеринцу, так что возмущение гриффиндорца было напрасным.

— И так, — раздался голос МакГонагал. — Через пять минут состоится финал. Соревнуются Гарри Поттер, Гриффиндор, шестой курс, и Драко Малфой, Слизерин, шестой курс. Хочу заметить, что в финальном поединке правила турнира немного меняются, — после этих слов зал немного притих. — Участникам разрешено использовать заклинания тёмной магии до третьего уровня включительно. Однако все необратимые заклинания, попадающие в этот диапазон, остаются запрещёнными. Как вы обратили внимание, — продолжала заместитель директора, — в последнем поединке были использованы свои заклинания. Это было бы нарушением, если бы один из оппонентов не владел бы этим искусством. В финале же, это ограничение всецело снимается.

По залу прошёл шепот. Видимо, не все обратили внимание на используемые заклинания

— И так, начнём.

Гарри и Драко вышли на «подиум». Строгое приветствие и вежливый полупоклон. Дуэль началась.

Вначале противники разогревались простыми заклинаниями. Далее пошли более сложные. Со стороны это выглядело так, как будто соперники пробовали друг друга на зуб.

— Ступефай! — разошелся Малфой.

— Протего! — отреагировал Гарри. И тут же ответил составленным недавно закклинанием. — Фалтер!

— Шетер! — слизеринец поставил щит и вновь блеснул своим умением составления заклинаний. — Батчер!

— Санктари! — гриффиндорец выставил сильный поглощающий, и стал отвечать только своими заклинаниями. — Гриппе!

— Протего! Плак!

Заклинание почему-то прошло сквозь щит. И тут Гарри почувствовал боль в том месте, где это заклинание соприкоснулось с телом. Мимолётно взглянув туда, парень увидел несколько порезов, из которых стала капать кровь.

— Хаммери!

Малфой увернулся и послал заклинание, которым можно разбить поглощающий щит. С первого раза у него не получилось, но второй был успешным. Так что Гарри пришлось быстро выставлять новый.

— Дистормире! — парень решил выставить зеркальный щит. — Строк! Фалтер!

— Протего! Мортал! — воскликнул слизеринец. А в следующую минуту тому пришлось уворачиваться и от своего заклинания, и от того, которое послал Гарри.

— Лавеферос!

— Плак!

Два заклинания срикошетили. Одно заклинание вылетело в открытое окно, а второе врезалось в стену, от чего та частично осыпалась в месте удара.

— Серпенсортия! — воскликнул Гарри.

Те из зрителей, кто ещё оставался вблизи помоста, отшатнулись. Между двумя противниками появилась большая серебристая змея.

— Отвлеки его, — прошипел зеленоглазый брюнет.

Змея послушно скользнула к замершему в ужасе слизеринцу. Тому почудилось, что его старый школьный враг решил окончательно с ним покончить.

— Диффиндио! — воскликнул очнувшийся Малфой и направил палочку в грудь гриффиндорцу. Но было поздно.

Гарри хватило той непродолжительной заминки, чтобы хорошо сосредоточиться и применить придуманное им заклинание мёртвого сна.

— Сламбер!

На миг в воздухе прорисовался силуэт феникса. Он как бы охватил блондина крыльями и впитался в него. Тот медленно осел на пол и, подложив руки под щёку, свернулся калачиком.

В зале воцарилась гробовая тишина. Похрапывание спящего слизеринца-аристократа казалось просто громовым.

— Победа присуждается Гарри Поттеру. — раздался немного дрожащий голос МакГонагал.

Глава 25. Бал.

Дамблдор встал со своего места и зааплодировал. Через минуту весь зал сотрясался от оваций.

— Поттер, что вы применили к мистеру Малфою? — к парню подошла МакГонагал. На её строгом лице просматривалось удивление. — Мы не можем привести его в нормальное состояние.

Юноша подошёл к поверженному врагу.

— Сафис! — пробормотал он. — Я создал заклинание, которое можно снять только составленным мной контрзаклинанием.

— Ясно, — сказала профессор, наблюдая как мальчик-который-выжил помогает встать своему школьному врагу. — Идите переоденьтесь, Поттер. Ваша мантия уже немного не соответствует идеалу. И вам требуется помощь мадам Помфри. Поторопитесь. Сейчас начнётся праздничный ужин.

Гарри сухо кивнул и подошёл к медсестре. Та быстро залечила его раны. Они были не опасны, но она всё равно кудахтала на всех и вся за то, что подвергают учеников лишней опасности и всё такое.

Освободившись, парень сразу стал искать Джинни. Девушка нашлась сразу.

— Ты был великолепен!

— Старался ради тебя, — хмыкнул парень.

— А куда ты? — поинтересовалась Джинни, идя за Гарри к выходу.

— По словам МакГонагал, моя мантия не соответствует идеалу. И я должен переодеться.

— Я с тобой, — быстро сказала девушка.

Через пару минут они были уже в гриффиндорской гостиной. Поднявшись в спальню, парень быстро переоделся в обыкновенную чёрную мантию и спустился обратно.

— Что с тобой? — спросил он у Джинни.

Девушка сидела на диване возле камина. Её лицо было немного бледным и встревоженным.

— У меня плохое предчувствие, — подняла она свои чудесные глаза на парня.

— Плохое предчувствие? — переспросил Гарри. Было странно то, что его тоже не покидало такое чувство, что что-то случиться.

— Да, — тихо ответила гриффиндорка, вставая и подходя ближе к камину.

— Забудь, — парень на полпути к камину развернул девушку к себе лицом.

— Как? — слабо улыбнулась та.

— Я тебе помогу. — Юноша прильнул к её губам. — Ну что, помог?

Девушка улыбнулась и ласково толкнула Гарри в грудь. Тот потерял равновесие и стал падать, потянув Джинни за собой, так как всё ещё обнимал её.

Оба упали на диван так, что девушка оказалась сверху. Нежно рассмеявшись, она скатилась с парня и встала.

— Пойдём. А то всё и так уже началось без нас. А ты ведь победитель и тебе неприлично опаздывать, — сказала она, улыбаясь.

Тихо зарычав, Гарри встал и последовал за Джинни. Победитель… Её он, наверно, никогда не победит…

— Чего вы так долго? — нахмурился Рон при виде парочки. — Вы не представляете, как сложно было забить столик на шестерых.

Рядом с ним сидела Николь и Гермиона с Мэтрэком.

— Да ладно тебе, — улыбнулась Герми. — Гарри у нас победитель. Ему всё можно.

Парень только хмыкнул.

Как и на его первом святочном балу, рядом с тарелками лежало меню. Заказав свои любимые блюда, Гарри стал их с аппетитом поглощать. Параллельно он слушал дискуссию на счёт лучшей квиддичной команды между Роном и Мэтрэком.

В девять часов Дамблдор возвестил о начале танцев. Сегодня должны были выступать самые известные магические группы, среди которых были и известные Гарри Ведуньи.

Когда все столы разъехались, образуя свободное пространство, и возле одной из стен появилась сцена, свет в зале стал медленно потухать. Немного светились только столики.

На сцене появились музыкальные инструменты, а вслед за ними и их обладатели. И по залу растеклась приятная мелодия.

Гарри без смущения пригласил Джинни на танец. Его примеру последовал Рон, а потом и Мэтрэк. Но и другие от них не отставали. Так что вскоре по всему залу были видны только танцующие парочки. Из преподавательского состава не танцевал разве что Снейп.

Потом Ведуньи заиграли какой-то быстрый танец, потом опять медленный, и снова быстрый и весёлый. Далее была какая-то группа со странным названием. Её песни были оригинальны и в основном медленные.

Со всех сторон были видны только танцующие пары. Где-то вальсировал Хагрид, кажется с Синистрой. Рядом проплыли Дамблдор и МакГонагалл. Последняя ТАК улыбалась, что вызывало у некоторых шоковое состояние.

— Смотри туда, — прошептал Рон, оказавшись рядом с Гарри.

Парень повернулся в указанном направлении как раз вовремя. Малфой, танцевавший со своей неизменной Пенси Паркинсон был сбит с ног своим подпевалой Креббом, который в свою очередь споткнулся о более неуклюжего Гойла. Все трое с ужасающим грохотом упали в середине зала. Сверху с визгом рухнула Паркинсон.

Хохотала уйма народа, а музыка сразу сменилась на какую-то очень весёлую и шуточную.

Натанцевавшись вдоволь, Гарри и Джинни вышли в наколдованный парк на территории Хогвартса.

Все растения в нём были в цветах, везде растекся приятный запах свежести и каких-то ароматных цветов. Серебристыми звёздочками кружили снежинки. Они не долетали до земли, исчезая в метре от неё.

В парке было ещё немного людей, но казалось, что все лавочки уже заняты парочками. Свернув возле куста похожего на акацию, Гарри заметил свободный тихий уголок.

— Давай сюда, — обратился он к Джинни.

Пару минут они сидели в молчании.

— Меня всё равно не покидает плохое предчувствие, — наконец заговорила девушка.

— Я же сказал, забудь! — нахмурился юноша.

— А ты поможешь? — игриво спросила Джинни.

Парень вместо ответа обнял её, намереваясь привести в исполнение свою «помощь». Но тут раздался шорох. Гарри отпустил девушку и обернулся.

— Рон! — возмущённо воскликнул он при виде появившегося друга.

— Как хорошо, что я тебя быстро нашёл! — взволновано выдохнул тот.

— Что случилось? — чуть более миролюбиво, поинтересовался юноша.

— Когда я выходил из зала, то встретил Тонкс. Она спросила, там ли Дамблдор. Я сказал, что да. Вид у неё было ну уж очень нервный…

— И? Что дальше?

— Я сразу пошёл тебя искать…

— Только что Дамблдор и все взрослые, находящиеся здесь пошли в его кабинет, — сказала, появившаяся Гермиона.

— Директор говорил про что-то, что хранится в Министерстве. И что-то про Волан-де-морта, что он не даёт людям отдохнуть, — добавила Николь.

— А Тонкс ещё сказала про забаррикадированный седьмой этаж.

При этих словах Рон охнул.

— Ты чего? — спросил Гарри.

— Папа говорил, что на седьмом этаже находится помещение, где хранятся очень важные артефакты…

— А раз там Волан-де-морт… — начала Гермиона.

Гарри вскочил.

— Ты куда?

— В Министерство.

— Мы с тобой, — тут же заявила Джинни.

— Нет! В прошлом году я и так подверг вас напрасной опасности!

Все стали громко возмущаться.

— Ладно. Воля ваша, — как-то по старчески ответил Гарри и быстро пошёл в сторону Хогвартса. Остальные не отставали.

Глава 26. Министерство.

Через пару минут ребята были уже возле входа в Большой Зал.

— Что нам делать? — спросил Рон.

— Надо найти кого-то из старших, — пробормотала Гермиона.

— Они в кабинете директора, — сказала Николь. — Все.

— Эй! Тонкс!!! — крикнула Джинни, увидев девушку.

— Я спешу, ребята, — ответила та.

— В Министерство? — без обиняков спросил Гарри.

— Откуда ты знаешь?

— Есть источники…

— Так, только не вздумай отправляться туда!

— Хорошо, — невозмутимо ответил парень.

Рон поражённо уставился на друга.

— Ну смотри мне, — с подозрением сказала Нимфадора, уходя. Уж слишком быстро он согласился…

— Ты чего? — изумлённо спросил Рон.

— Я ничего. А что?

— Ты же сам сказал, что мы должны попасть в Министерство!

— А я и не отказываюсь от своих слов, — спокойно ответил Гарри.

— Но ты же сказал Тонкс, что не отправишься туда, — вмешалась Гермиона.

— А ей не обязательно знать, что мы будем делать на самом деле.

Все удивлённо смотрели на зеленоглазого брюнета. Тот в свою очередь стоял в раздумьях, не обращая внимания ни на что.

— Меня интересует только одно в данный момент: как туда попасть?

— Может на тестралах? — подала голос Джинни, прижавшись к Гарри. — Как в прошлый раз.

— Или на мётлах, — сказала Николь.

— Нет. Это будет долго.

— Может с помощью портала? — предложила Гермиона.

— Вот только никто из нас не умеет его делать, — хмыкнул Рон, обнимающий Ники.

— Можно попробовать, — заупрямилась девушка, беря Джинни за руку с намерением снять её браслет.

— И попасть не понятно куда.

— Но ведь попытка не пытка!

— Так! — резко оборвал дискуссию Гарри. — Перед нами не стоит вопрос о порталах! Нам позарез надо попасть в Министерство!!!

— Не психуй, друг! — сказал Рон, положив руку юноше на плечо.

И тут что-то случилось, талисман на груди парня нагрелся, и всех пятерых окутало слабое свечение, а в следующую секунду они уже неслись сквозь пространство. Когда мельтешение красок закончилось, полупрозрачная сфера, появившаяся вокруг них при перемещении, слабо вспыхнула и исчезла.

Гарри огляделся и понял, что они находятся в Министерстве Магии, возле золотого фонтана. Вокруг царила почти что паника.

— Они заблокировали все входы на седьмой этаж! — кричал какой-то пожилой мракоборец.

— Что им вообще надо? — вопрошала его молоденькая сотрудница.

— Я видел Люциуса Малфоя и Беллатрикс Лестрейндж вместе! — в другой стороне втолковывал какой-то работник министру.

— Люциус не относится к ним! Вы, должно быть, перепутали! — категорично отрицал тот.

— Да этот аристократ просто водит Вас за нос! — возопила стоящая рядом женщина.

Что-то вспыхнуло, и недалеко от ребят появилась группа людей.

— О! Дамблдор! — растерялся Фадж. — Что вы здесь делаете?

— А ты хочешь сказать, что тебе, Корнелиус, не нужна помощь? — невозмутимо спросил тот.

— Я… Мне… — замялся министр.

— ГАРРИ?! — послышался удивлённый голос Люпина. — Что вы здесь делаете???

— Гарри? — обернулся Дамблдор.

— Нам надо на седьмой этаж, — пробормотал парень. Они опять окутались сиянием и через пару секунд были уже там.

Гарри только сейчас обратил внимание, что пока они перемещались, то все держались друг за друга, не прерывая связь.

— Смотри! — прошептал Рон.

Парень оглянулся и увидел чей-то силуэт, мелькнувший в конце коридора.

— Туда, — скомандовал он.

Все стали быстро и осторожно перемещаться в ту сторону. В самом конце находилась дверь.

— Сюда, — сказал Гарри, открывая её. В помещении было темно, и парень остановился в нерешительности.

— Так-так-так, — раздался сзади чей-то знакомый голос. Этот кто-то с силой протолкнул всех ребят внутрь. — Рады видеть.

В помещении зажёгся свет. В следующую секунду шрам Гарри вспыхнул кинжальной болью.

— Очень рады, — на этот раз говорил Волан-де-морт.

Всё пространство было заполнено пожирателями. Лестрейндж, а это была именно она, захлопнула дверь.

— У меня вопрос, — продолжал Реддл. — Как вы сюда попали?

Гарри не отвечал. Он только хмуро искал глазами ненавистного ему человека. Боль в шраме медленно стихала, но общее его состояние оставляло желать лучшего.

— Так как? Не скажешь? Ну и ладно. Тогда я просто вас убью, что бы вы не мешались, — продолжал Волан-де-морт. — Хотя нет. Убью я только тебя, Гарри.

Пока он говорил, пожиратели оттеснили ребят очень далеко от двери. И только сейчас они увидели Тома Реддла.

— Люциус, ты так и не нашёл нужную дверь?

— Нет, милорд.

— Поторопись.

— Фризе Максима! — очнулся Гарри. Он выхватил палочку и направил её в пожирателей. Четыре розоватых луча попали в близстоящих. Те замерли на своих местах, как статуи.

Все заметались, толкая ребят. Так получилось, что Гарри и Джинни отделились от остальных.

*Пробирайтесь к выходу,* — послал им телепатический сигнал парень.

Вокруг пожиратели как бы проснулись. Они стали посылать в ребят заклинания, но те умело от них уворачивались и ставили щиты. Вокруг вспыхивали различные проклятия, которые проносились мимо, рикошетили, впитывались в щиты…

Гарри услышал судорожный вздох Джинни и обернулся. В девушку летело три зелёных луча. Не раздумывая о последствиях, парень бросился им наперерез. Все три смертельных заклинания врезались ему в грудь и срикошетили. Через секунду талисман нагрелся, выпуская невидимую волну энергии. Лучи раздвоились, а спустя мгновение шесть пожирателей упали бездыханными телами.

Кто-то толкнул Гарри в спину. Он обернулся и увидел, что Джинни оттеснили от него. Парень рванулся в её сторону, но кто-то опять его сильно толкнул и он упал на колени прямо перед Волан-де-мортом.

— А я думал, что никогда не дождусь этого момента, — зло ухмыльнулся тот.

— И не дождёшься! — выпалил юноша, вскакивая на ноги.

— О! Мы разогрелись. Предлагаю бой один на один. Без палочек.

Гарри немного удивлённо, но в то же время недоверчиво уставился на Реддла.

— Ты, я помню, в змею умеешь превращаться?

Парень медленно кивнул, что-то лихорадочно соображая.

Тёмный Лорд взмахнул палочкой, отделяя их двоих невысокой перегородкой.

— Прошу, — ещё раз ухмыльнулся он, а через минуту на его месте уже была довольно крупная змея. Недолго думая, юноша тоже перевоплотился. И что тут началось…

Две змеи извивались, быстро перемещались и пытались повредить одна другую. Гарри чувствовал, что его противник намного сильнее. Он был крупнее, его чешуя была прочнее, да и способностей было побольше. Сам парень отличался только юркостью, что и помогало ему уворачиваться от опасных укусов врага.

Когда Гарри уже почти выдохся, Волан-де-морт внезапно перевоплотился обратно в человека, если так о нём можно говорить, и взмахнул палочкой.

Парень тут же попытался вернуться в свой истинный облик, но ничего не получилось. Он попробовал ещё раз, но также безрезультатно.

— Тебе конец! — расхохотался Реддл.

Где-то послышался вскрик Джинни.

Ей нужна помощь, пронеслось у Гарри в голове.

Удрать в виде змеи не было смысла. Во-первых, их всё ещё окружала непроницаемая магическая перегородка, а во-вторых, как он сможет тогда помочь Джинни?

Анимагия! Юноша быстро произнёс формулу перевоплощения, изо всех сил желая, чтобы получилось. И, о да!!! Получилось!!! Змея стала медленно превращаться в … птицу!

Всех ослепила ярчайшая вспышка. Вокруг послышались крики непонимания и злости. А Гарри взмыл вверх и рванулся в сторону, откуда был слышен вскрик девушки. Через мгновение в той стороне из толпы пожирателей взмыла ещё одна птица…

Рыженький фламинго! Красотища! Это был явно магический представитель этого вида. Небольшой, грациозный, можно даже сказать спортивный!

Джинни, промелькнуло в голове у парня.

*К выходу! Лети к выходу!* — мысленно крикнул ей он.

Фламинго развернулся в сторону предполагаемого выхода.

*Рон, Герми, Ники! Где вы?* — ещё раз мысленно крикнул Гарри.

Через минуту впереди, над чёрной массой вспыхнула золотая звездочка. Парень нагнал Джинни и вместе с ней, лавируя между пущенными в них заклинаниями, полетел в сторону друзей.

Сзади был слышен гневный вопль Волан-де-морта.

Долетев до того места, где мгновение назад висела золотая искра, Гарри увидел маленькую пантеру, тигрёнка и средних размеров волчицу. Последняя бросалась на пожирателей. Первые двое придерживали дверь изнутри.

*Вовнутрь,* — телепатически скомандовал парень, пропуская Джинни вперёд.

Волчица последний раз укусила кого-то и юркнула за дверь. Фламинго за ней. Последним был Гарри. Захлопнувшаяся за ними дверь чуть не прищемила ему хвост.

Все стали преобразовываться обратно. Пантерой оказалась Гермиона. Тигрёнком — Рон. Ну, а волчицей — Николь.

— Гарри! — крикнула перевоплотившаяся Джинни. — Твоя анимагическая форма — Феникс!!!

Тот не спешил возвращать себе свой истинный облик, осмысливая услышанное. Тут он заметил глубокий порез на щеке у Гермионы. Парень подлетел к ней и попробовал всплакнуть. Получилось легко.

От двух слезинок, упавших на рану, кожа моментально затянулась. Девушка слабо улыбнулась.

— Спасибо.

Только после этого Гарри перевоплотился и огляделся. Дверь, сквозь которую они сюда попали, исчезла. А в противоположной стороне находилась лестница, ведущая вниз...

Глава 27. Артефакт.

— Нам туда, — нарушил молчание Гарри. — Другого пути нет.

И он двинулся к лестнице.

— Подожди, — остановил его Рон.

— Что?

— Папа говорил, что со всеми помещениями, находящимися на седьмом этаже в особом отделе, а мы именно тут и находимся, шутки плохи.

— А мы и не собираемся шутить.

— Ты не понимаешь! Этот отдел опасней Отдела Тайн! Нам нужно покинуть это место как можно быстрее!!!

Гарри оглядел присутствующих. Те чего-то от него ожидали. Наконец он вытащил свой талисман.

— Возьмитесь все за меня, иначе он не сработает.

Все выполнили просьбу.

— Нам надо в Хогвартс, — отчётливо произнёс парень. Талисман немного нагрелся, но тут же остыл.

— Нам серьёзно надо в Хогвартс!

Талисман ещё немного нагрелся и опять остыл, став очень холодным.

— Он выдохся, — констатировал Гарри. — И нам ничего не остаётся, как двигаться туда.

Он первым стал спускаться по лестнице. За ним пошла Джинни, а потом и все остальные.

Они спускались около десяти минут. Лестница была узкая и тёмная.

Внезапно она оборвалась, и друзья оказались на узкой площадке. Они продолжили путь и тут, нос к носу, столкнулись с огромным соплохвостом. Наученные горьким опытом, ребята бросились в стороны. И как раз вовремя. Животное выстрелило длинной очередью огненных плевков. После этого, пока данный представитель любимцев Хагрида не опустил сопло, Гарри направил в него свою волшебную палочку.

— Замри!

И пока заклинание не перестало действовать, все пятеро быстро пробежали мимо. Площадка закончилась и опять началась лестница. По мере их спуска, становилось всё холоднее и холоднее.

Вдруг перед ними появился уже знакомый Гарри золотистый туман. Парень спокойно двинулся к нему.

— Стой! — одёрнул его Рон. — Как ты можешь идти туда, не зная, что это?!

— А чего ты решил, что я не знаю? — спросил парень. — Это туман иллюзии. Когда ты в нём, то тебе кажется, что висишь вверх ногами. И если оторвёшь ногу от земли, то сорвёшься. Главное идти вперёд и не обращать внимания. Это всё иллюзия!

— Откуда ты знаешь? — удивилась Гермиона. Она не любила, когда кто-то знает больше, чем она.

— В лабиринте, во время третьего тура Турнира Трёх Волшебников, я столкнулся с такой штукой.

— И ты пошёл, не зная, что это? — пробормотал Рон.

— У меня не было другого выхода, — ответил парень. — Тогда я ещё услышал крик Флер и решил ей помочь.

Джинни немного ревниво посмотрела на парня, и первая двинулась сквозь туман. Слабо улыбнувшись, Гарри последовал за ней.

Дальше их путь был однообразен. Наконец перед ними появилась дверь. Гарри открыл её и зашёл в небольшую комнату.

Простенькие деревянные стены без окон, и только два факела, вспыхнувшие при их появлении. В центре находилось подобие стола.

Ребята подошли ближе. На поверхности стола находилась шкатулка. Она была довольно крупная, из красного резного дерева, её бока были опоясаны руническими символами, а на крышке был вырезан герб Хогвартса.

Гарри протянул руку и, не обращая внимания на предостерегающий оклик Рона, взял шкатулку.

Что-то ярко вспыхнуло, ослепив присутствующих, а в следующее мгновение послышался слабый звон.

— Уведомитель, — пробормотал Рон.

— Что? — переспросил Гарри.

— Это что-то вроде маггловской сигнализации, — пояснила Гермиона.

— Слышите? — воскликнула Николь.

И, действительно, сверху, в отдалении был слышен топот десятков ног.

— Это именно та дверь, Люциус? — послышался громкий гневный голос Волан-де-морта.

— Надо срочно отсюда убираться! — нервно сказала Джинни, заглушая ответ Малфоя.

Гарри достал свой амулет. Уже без слов все взялись за него.

— Нам надо в Хогвартс!

Но, как и последний раз, амулет только нагрелся, но ничего не произошло.

— Не выходит! — ужаснулась Гермиона. — Что же делать???

Гарри стал лихорадочно соображать. И тут он вспомнил пятый год обучения, когда жаба Амбридж узнала про АД. Когда они находились в кабинете директора, Дамблдор взялся за хвост Фоукса и исчез. А ведь он, Гарри, может превращаться в феникса!

— Сейчас я преобразуюсь, и вы возьмётесь за мой хвост. Я попробую переместиться, — сказал он. Шаги были слышны совсем близко. — Готовы?

Гарри засунул шкатулку в карман и перевоплотился. Остальные ухватились за его хвост.

До Хогвартса далеко, пронеслось у него в голове. Гарри изо всех сил сосредоточился, — на шестой этаж!

Все ярко вспыхнули, и перед тем как исчезнуть, увидели разъяренное змеиное лицо Волан-де-морта, появившегося в дверном проходе.

— Стоять! — рявкнул он, бросаясь к ребятам, но те уже неслись сквозь пространство на шестой этаж.

— Обалдеть! — только и сказал Рон, когда они все бухнулись на пол шестого этажа, возле лифтов.

Гарри в изнеможении опустился рядом. Собрав все свои силы, он преобразовался обратно.

— Я не думал, что это отнимает так много энергии, — выдохнул он. — Ладно. Нам надо вернуться.

Парень встал и нажал на кнопку, вызывая один из лифтов. Через минуту двери со скрипом открылись. Ребята зашли туда и Гарри, стоящий ближе всех, нажал на нулевой этаж.

— Приёмная, — раздался женский голос через пару минут, и ребята устало вывалились из лифта.

Там царила та же атмосфера паники. Поначалу их никто не заметил, но потом к ним бросилось сразу несколько человек, среди которых были и Люпин.

Все что-то говорили и спрашивали. Но Гарри их не слушал. Он облокотился о стену и тяжело дышал, потихоньку восстанавливая свои силы. Остальные же, молчали. Весь их вид говорил, что они ничего не скажут сами.

— Гарри! — раздался голос Дамблдора. Он не кричал, не ругал их. Он просто смотрел в глаза, пытаясь понять…

— Профессор! — первая заговорила Гермиона. — Гарри нужна медицинская помощь!

— Мне ничего не нужно, — отрезал парень.

— Ты вообще себя видел? — оборвал друга Рон.

— Утром, в зеркале, — саркастически ответил тот.

— Тогда взгляни сейчас, — сказала Николь, взмахивая палочкой. Тут же перед парнем появилось небольшое зеркало. Он взглянул на себя: мантия изрезана, на лице куча ссадин и царапин, очки треснули, а на груди красуются три глубоких пореза. Странно, он совсем не чувствует боли…

— И что?

— Как что?

Гарри достал палочку.

— Цыцатрицатион. — Пробормотал он, делая возле своего лица круговое движение. Все повреждения на лице стали быстро затягиваться, следы остались только от самых глубоких.

— Это очередное, придуманное тобой заклинание? — спросил Дамблдор, зная ответ.

Парень кивнул, продолжая осматривать раны на груди.

— А вот эти я залечить не смогу, — сказал он.

— Почему? — спросил Люпин.

— Они от Авады Кедавры. — дрожащим голосом сказала Джинни и всхлипнула.

Парень повернулся к ней.

— Успокойся. Всё обошлось.

Окружающие с удивлением смотрели на ребят. Мальчик-которы-выжил-не-понятно-в-который-раз спокойно говорит про непонятно какую по счёту минувшую его смерть девушке, одетой в восточный костюм. А рядом стоят ещё две девушки, одна в японском кимоно, а вторая в обтрепавшемся бальном платье. Ну и возвышающийся над всеми рыжий парень в экстравагантной маггловской одежде. Вид потрясающий…

Вдруг Гарри почувствовал сильный призыв о помощи. Каким-то странным образом парень понял, что он исходит из школы.

— Срочно в Хогвартс! — резко сказал он, выпрямляясь.

— Зачем? — не понял какой-то мракоборец.

Но Гарри даже не обратил на него внимания. Он смотрел в глаза Дамблдору.

*Там пожиратели, я чувствую!*

Без лишних слов, директор взмахнул палочкой, и у него в руке появился какой-то длинный предмет. После этого он дотронулся до него кончиком палочки.

— Порткю, — портал был готов. — Держитесь, — скомандовал он.

Ребята и, появившиеся рядом, члены Ордена Феникса с несколькими мракоборцами ухватились за портал.

— Корнелиус, собери людей и пришли в Хогвартс. Думаю, нам понадобится помощь, — сказал он. А в следующий момент они уже неслись в Хогвартс в водовороте красок.

Глава 28. Бой.

В наколдованном парке на территории Хогвартса было безлюдно. Эта тишина была просто волнующей. Сразу стало понятно, что произошло нечто нехорошее.

Гарри первый рванулся в сторону школы.

— Стой! — крикнул ему вдогонку Люпин, но парень уже скрылся за поворотом.

Джинни последовала было за ним, но была остановлена рукой Дамблдора.

Гарри быстро бежал по аллеям наколдованного парка. Вскоре он оказался возле входа. Огромные дубовые двери были закрыты. Парень попытался их открыть, но те, видимо, были прочно заперты.

— Алохомора!

Ничего не произошло. Тогда Гарри применил взрывное заклятие. От переполняющих его чувств, оно получилось слишком сильным и юноше пришлось прикрыть лицо рукой от летящих в него щепок.

В двери образовалась довольно крупная дыра, и парень сразу протиснулся через неё. Быстро добравшись до дверей Большого Зала, он остановился и прислушался.

Там было шумно и, когда Гарри распахнул дверь и ворвался внутрь, то никто не обратил на него внимания.

Половину зала занимали ученики. В первых рядах находились все члены АД.

К ним лицом стояло около двух десятков пожирателей. В центре находился Волан-де-морт.

— Какие отважные, — говорил Реддл. — Небось, Поттер натаскал?

— А тебе-то какое дело? — дерзко отвечал Эрни МакМилан, хотя сам был очень бледен, а глаза расширены от страха.

— Значит, Поттер. — хмыкнул Тёмный Лорд. — Шустрый он, однако. Вот только где ваш спаситель сейчас? Надоели вы ему?

Пожиратели подобострастно рассмеялись в наступившей тишине.

— Я появляюсь неожиданно, — тихо сказал Гарри.

Волан-де-морт резко обернулся. На его лице было написано удивление.

— Ты же должен быть в Министерстве! — не сдержался он.

— А ты думал, что я совсем тупой, Том? — рассмеялся парень, пытаясь заглушить нарастающую боль в шраме.

— Что ты, что ты… — зло ухмыльнулся Реддл.

— Меня интересует, что здесь делаешь ты?

— Ооо… Забавный вопрос. Видишь ли, после того, как ты забрал нужный мне артефакт, я решил отправиться сюда за его недостающей частью. И, о, счастье! Сюда явился ты. Акцио, шкатулка!

— Протего! — отреагировал Гарри. — А фигушки тебе! Фризе Максима!!!

Шесть розоватых лучей вырвалось из палочки парня, но только пять достигло целей. Остались сильнейший тёмный маг современности и около пятнадцати его слуг — весёлая компания.

— Гарри, мы с тобой! — раздался боевой клич Эрни, и ещё один пожиратель был оглушен.

— И мы! — крикнул появившийся Рон. За ним в открытые двери вбежали все, кто прибыл с помощью портала.

Трое мракоборцев и члены Ордена тут же вступили в бой с пожирателями, вскоре к ним присоединились члены АД и некоторые отважные старшекурсники. А Дамблдор и Гарри вступили в поединок с Волан-де-мортом.

Заклинания проносились каждые доли секунд, тут и там вспыхивая всеми цветами радуги.

Дежавю, вдруг пронеслось в голове у Поттера. Три зелёных луча опять неслись Джинни, но в этот раз она их не видела. Парень бросился к девушке и обнял её, прикрывая от смертельных заклинаний, при этом он поднял голову наверх, где под потолком плавала Чёрная Метка. В данный момент, он ненавидел всё связанное с ней всеми фибрами души.

Когда юноша ощутил «прикосновение» смертоносных лучей, то вложил всю силу в ответный удар.

Те, кто стояли вблизи, видели, как три луча впитались в Поттера, а потом молнией ударили в Чёрную Метку, парящую сверху. От неё тут же оторвалось около пятнадцати зелёных шаров. Они неслись к пожирателям и их покровителю.

Волан-де-морт, заметив опасность, выставил несколько своих самых сильных щитов. Но они, ярко вспыхивая, исчезали при соприкосновении с зелёной «кометой». Порядком ослабленное заклинание, попало в Реддла, от чего тот упал на колени. Дамблдор опустил палочку, следуя правилу «лежачего не бьют».

Остальные проклятия в полную силу сработали на пожирателях. В воздухе повис громкий крик поверженных врагов, после чего те упали бездыханными телами. Живым остался лишь Тёмный Лорд.

— Мы ещё встретимся, Поттер! — прохрипел он. — И тогда тебе точно несдобровать! Порткю! — добавил он, прикасаясь палочкой к своей одежде, и в следующий миг исчез.

В зале воцарилась гробовая тишина. Многие шокировано смотрели на трупы пожирателей. Другие слабо улыбались. В основном это были члены АД, но большинство с ужасом неотрывно смотрели на Чёрную метку, как будто ожидая, что она продолжит стрелять смертоносными зелёными шарами.

— Фенистесвите! — отчётливо произнёс Гарри, направив на предмет созерцания палочку. Сколько времени он убил на составление этого заклинания. Как долго и точно высчитывал формулу, чтобы всё получилось в точности по его желанию. И вот только сейчас он видит результат…

Из палочки парня вырвалось огненное пламя, превратившееся в ослепительно-золотого феникса. Птица одним взмахом взмыла ввысь и охватила крыльями зелёный череп. Ярко вспыхнув, этот дуэт превратился в радужные слова: « В ЕДИНСТВЕ СИЛА! ». Повисев в воздухе с минуту, слова рассыпались звёздами, которые ещё долго потом парили под потолком.

После увиденного, все находящиеся в зале будто ожили, разом заговорили, обсуждая происшествие.

— Гарри… — всхлипнула в объятиях парня Джинни. — Ты дважды сегодня спас мне жизнь… О, Гарри…

Девушка разрыдалась у него на плече.

— Всё хорошо, успокойся. Всё хорошо…

Юноша аккуратно обнял девушку и постарался как можно незаметней вывести её из зала.

— Хорошо, что из учеников никто не пострадал, — говорил Гарри, когда Джинни успокоилась. Они вместе сидели в его спальне.

— Кроме тебя, — сердито перебила его девушка. — У тебя на груди и на спине по три очень глубоких кровоточащих пореза, а ты делаешь вид, что даже не чувствуешь боли. И всё это из-за меня, — опять стала всхлипывать она.

— Успокойся. — Гарри обнял Джинни, что довольно быстро подействовало. — И я действительно не чувствую боли…

— Совсем?

— Да…

— Но лучше обратиться за помощью к мадам Помфри! Нельзя ходить всему в крови! — стала настаивать Джинни на помощи.

— Нет. Что она может сделать с ранениями от Авады? Я первый случай, а учебным пособием быть не собираюсь…

— Но ведь у тебя могут быть осложнения!!!

Гарри ничего не ответил. Он повернулся к тумбочке и стал что-то искать.

— Вот, — наконец сказал он, вытаскивая золотистый флакон.

— Что это?

— Это слёзы феникса. Мне Гермиона подарила на день рождения.

— И чем они могут помочь? — удивлённо сказала девушка.

— Когда василиск проткнул мою руку своим ядовитым клыком, и мне оставалось жить считанные минуты, ко мне подлетел Фоукс. — Стал рассказывать Гарри, — Он уронил пару слезинок мне на рану, и та быстро затянулась. И сегодня, в Министерстве, я залечил царапину на щеке у Гермионы. Помнишь?

— Да, — кивнула Джинни. Она уже сообразила, зачем парень достал флакон. — Давай помогу.

Гарри протянул ей ёмкость и снял верхнюю часть одежды.

— Ложись на живот, — скомандовала девушка. Юноша послушно перевернулся.

— Ай…

— Больно? — спросила Джинни.

— Да, — прошипел парень. — И это странно. Слёзы феникса не вызывают боли. Я вообще не должен ничего чувствовать!

— Может, это потому, что у тебя необычные раны? А они должны быстро затягиваться?

— Да. Что-то не так? — занервничал Гарри.

— Да нет. Просто очень медленно… — пробормотала девушка. — Переворачивайся на живот.

— Надеюсь, шрамов не останется, особенно в виде молний, — пошутил парень, переворачиваясь.

— Не шути так! — улыбнулась Джинни, и тут же взволновано добавила, увидев, как поморщился брюнет. — Так больно?

— Будет не так сильно, если поцелуешь! — обнаглел тот.

Девушка рассмеялась и наклонилась к его лицу.

— Что это вы делаете? — раздался возмущённый голос Рона, секундой раньше появившегося в дверном проёме.

— Залечиваем раны, — невозмутимо ответил Гарри, после того, как покрасневшая Джинни отодвинулась и продолжила капать жидкость на раны.

— Ну-ну, — сердито сказал её брат, садясь рядом.

Он не отходил от них, пока девушка не ушла. И только удостоверившись, что его друг лёг спать, Рон последовал его примеру. А ведь, как легко обвести его вокруг пальца…

Услышав, наконец, сопение друга, Гарри встал. Он быстро соображал, как бы ему увидеться с Джинни.

Анимагия!

Тут только до парня стал доходить смысл произошедших сегодня событий. Ведь он и остальные впервые перевоплотились в своего анимагического зверя! И странно, на обучение они потратили только три полных месяца! А его отец убил на это несколько лет…

Гарри сосредоточился и произнёс формулу превращения. Какое странное ощущение… Он только сейчас полноценно его прочувствовал. Тогда, в Министерстве, он не придал этому большого значения.

Парень прошёлся по подушке, перелетел на подоконник и, один раз взмахнув крыльями, вылетел в окно.

Глава 29. Совесть.

Гарри парил над Хогвартсом, наслаждаясь полётом. Почти полная луна холодно освещала всё вокруг. Под этим светом снег сверкал множеством разных цветов и оттенков. Сейчас, даже невозможно было предположить, что несколько часов назад в Министерстве, а потом и здесь, в Хогвартсе, происходили битвы.

Спланировав к Гриффиндорской башне, парень стал искать окно женской спальни пятого курса, что оказалось проблематично…

Я хочу оказаться рядом с Джинни, мысленно сказал Гарри. Слабо вспыхнув, он очутился в полной темноте. Через пару минут его зрение адаптировалось, и он понял, что находится на чей-то кровати. А темно тут, потому что полог задёрнут.

Юноша заставил свои перья светиться. Золотистое сияние осветило красивую девушку, лежащую перед ним. В спящем состоянии Джинни выглядела божественным ангелом. Гарри преобразовался и стал любоваться девушкой, своей девушкой…

— Гарри? — воскликнула Джинни, проснувшись от взгляда парня.

— Джин, я понимаю, что ты без ума от Гарри Поттера, но зачем вспоминать его посреди ночи? — сонно пробормотал кто-то справа.

— Что ты здесь делаешь? — спохватившись, очень тихо прошептала покрасневшая девушка. — Как ты сюда попал?

— Жить без тебя не могу. Полетели со мной, — загадочно улыбнулся гриффиндорец и преобразовался в феникса.

Через пару минут из окна спальни вылетело две птицы. Золотой феникс и рыженький фламинго…

Две переливающиеся в лунном свете птицы, летящие со скоростью ветра и игриво нападающие друг на друга — восхитительное зрелище…

— Это было потрясающе, — сказала Джинни. Они стояли на астрономической башне в наколдованной Гарри тепловой сфере.

— Я знал, что тебе понравится, — улыбнулся парень.

— Красота… Жаль только, что я не в феникса превращаюсь, как ты.

— Я читал про магический вид фламинго… — задумчиво начал парень. — Так вот, у тебя есть ряд магических способностей. Только я не помню каких… Но выглядишь ты великолепно, особенно в полёте! Такая грация… И такое чувство, что летаешь всю жизнь.

Девушка зарделась от удовольствия.

— Давай возвращаться, — сказала она, смотря на тускнеющую луну. — Вроде скоро рассвет.

— Вот мы его и встретим, — обнял Джинни парень.

— Ага, а потом наши соседи по спальням поднимут шум, что нас нет.

— Мда... Ты права. Меня и так Рон чуть не заклевал, после того как ты ушла. Типа совращаю его маленькую сестрёнку…

— Вот-вот, — рассмеялась девушка. — А что он с тобой сделает, если не застанет после этого в постели. И потом кто-то скажет, что меня тоже не было…

— И не говори. Пойдём.

— Нет, — хитро улыбнулась гриффиндорка. — Полетели. И наперегонки.

Она быстро преобразовалась и взмыла ввысь.

Фламинго развил довольно большую скорость и за те секунды, пока парень ещё был в образе человека, вырвался намного вперёд. Гарри применил свой коронный номер мгновенного перемещения и уже нёсся рядом с Джинни. Та разочаровано мотнула головой и щёлкнула клювом, на что феникс только ярче засиял. А через пару минут они уже были в своих спальнях.

Ты убил… Своей силой ты прекратил существование нескольких людей… Ты перешагнул грань… Убийца… Ты обречён… Никто не имеет право отбирать чужую жизнь… Тем более ты… Кто ты вообще?.. Ты такой же, как тысячи других… Ты не вправе командовать жизнью и смертью… Убийца…

— Гарри! Гарри! Что с тобой?

Парень резко сел от чего голова закружилась ещё сильнее. Перед глазами всё ещё стояло изображение Чёрной метки, а в ушах раздавались предсмертные крики пожирателей, заглушаемые словами. Убийца…

— Что с тобой? — повторял кто-то свой вопрос.

Гарри нашарил очки и дрожащими руками водрузил их на нос.

— Не знаю, — наконец ответил он. Юноша чувствовал острую необходимость с кем-то поговорить. Но не с Роном, который сейчас непонимающе на него смотрел, а с кем-то, кто понял бы его…

— Когда я уходил на завтрак, ты ворочался и что-то мычал. Я вернулся, а ты просто уже метался по кровати. Тебя кстати Дамблдор ждёт у себя в кабинете…

Гарри быстро оделся и, невпопад ответив на заданный другом вопрос, вышел.

— Блин, — сказал парень горгулье, и та резво отскочила. Поднявшись по спиральной лестнице, он постучал. Дверь тут же открылась.

— Проходи, Гарри.

Фоукс, приветствуя, очень ярко засиял.

— Вы хотели меня видеть?

— Да. — Дамблдор помолчал. — Меня интересует то, что произошло в Министерстве. Вчера я так этого и не узнал. Будь добр, расскажи всё, что произошло.

Парень собрался с мыслями и коротко поведал про вчерашние события. Не сказал он только про анимагические превращения, всё списав на свой талисман.

— Меня ещё вот что интересует, — после небольшой паузы спросил директор. — Что ты сделал, когда Чёрная метка стала стрелять смертельными заклинаниями и только в пожирателей с Томом?

При этих словах Гарри побледнел, вспоминая свой сон.

— Я взглянул на метку и подумал обо всех, кто с ней связан. А когда принимал удар смертельных заклинаний, то вложил все силы в ответный. Я думаю, что мне опять помог талисман… — юноша замолчал, вспомнив слова: « Ты убил… Своей силой ты прекратил существование нескольких людей…»

— Что-то случилось? — заметив изменения в выражении лица парня, спросил Дамблдор.

Гарри подумал, что директор единственный, кто сможет его понять.

— Да, — сказал он и пересказал сегодняшний сон.

— Это совесть, — после недолгих раздумий, выслушав юношу, произнёс директор. — Какая бы чистая она ни была у человека, который причастен к убийству, совесть заговорит. Но если бы ты не убил тех людей, то они убили бы многих других…

Гарри молчал. Он знал и раньше, что когда-нибудь он должен будет убить. Но думал, что убивать будет только Волан-де-морта. Ну, или ещё Лестрейндж…

А если бы в зале тогда находился Снейп? Он бы тоже умер, ведь имеет метку. Но он же на их стороне…

— Не волнуйся, Гарри. Ты сделал правильно. Ты спас от возможной гибели многих других людей, в том числе и детей. Да, ты ответил ударом на удар. Если бы ты этого не сделал, то юная мисс Уизли не была бы сейчас с нами…

Громкий гортанный клекот, который издал Фоукс, прервал говорящего.

Гарри резко повернул голову в сторону феникса. Тот взмахом крыльев пытался что-то показать. За его спиной, за окном, парень увидел золотистого фламинго и какую-то чёрную птицу.

Парень подорвался с места и бросился к окну. Рыженький фламинго и коршун… Джинни и Лестрейндж…

— Нет! — выдохнул Гарри. Он мгновенно преобразовался и вылетел из окна.

Тем временем коршун делал выпады и пытался клюнуть мини-фламинго. Летящий феникс немного отвлёк его, но через секунду нападения стали более быстрыми, жесткими и целенаправленными — навредить…

Гарри молниеносно напал сверху. Коршун давал сильный отпор и уворачивался от метких клевков. Феникс бил крыльями, вспыхивал, пытаясь ослепить врага, и пытался прижать к земле и вцепиться когтями, хотя и находился довольно высоко в небе.

Резко поменяв местонахождение, он клюнул коршуна в шею. Тот провалился в воздушную яму и, поняв, что бой с раной будет продолжать бессмысленно, набрал скорость и помчался прочь. Гарри, бросился было следом, но заметив, что Джинни с трудом держится в воздухе, подлетел к ней. У фламинго было выдрано пару перьев на шее и как-то странно двигалось крыло… Парень мотнул головой в сторону Хогвартса. И только сейчас обратил внимание, что внизу за ними наблюдает довольно большое количество зевак. Обхватив Джинни крыльями, феникс переместился обратно в кабинет директора.

Быстро преобразовавшись, Гарри помог это сделать девушке.

— Что тебя понесло? — осуждающе обратился он к ней.

— Тебя искала, — всхлипнула та.

— Эммммюэ… — обратил на себя внимание директор школы.

— Да? — невозмутимо повернулся к нему гриффиндорец.

— Вижу вы анимаги. Когда успели? — немного разочаровано спросил Дамблдор. Опять не уследил.

— Вчера было первое превращение, — решил быть честным Гарри.

— А сколько вы занимались.

— Три месяца.

— Сколько? — удивленно приподнял брови директор. — Я, конечно, знаю, что вы одни из самых сильных магов на данный момент среди учеников. Но управиться в такие малые сроки…

— Нас было пятеро, — заговорила Джинни.

— Кто ещё?

— Рон, Гермиона и Николь.

Дамблдор улыбнулся в бороду.

— Если вы все пятеро станете мракоборцами, то это будет огромная радость для Министерства и большое горе для нарушителей закона…

Глава 30. Странности.

— То есть он был удивлён? — спросил Рон.

Ребята сидели возле камина в гриффиндорской гостиной.

— Да. Он не знал, что мы учились стать анимагами. Или очень хорошо сыграл своё удивление, — ответил Гарри.

— И он ещё сказал, что мы самые сильные маги из ныне учащихся, — гордо улыбнулась Джинни.

— Я хотел спросить, под влиянием чего вы смогли превратиться?

— Ну, я услышал, чей-то крик, — сказал Рон. — и бросился на помощь.

— Я тоже, — улыбнулась Гермиона.

— А ты? — спросил Гарри у Джинни.

— Я услышала хохот В-в-волан-де-морта и его слова «Тебе конец!» — призналась девушка. — Я, кажется, вскрикнула и решила преобразоваться. А ты?

— Я услышал тебя…

— А чего В-в.. ну вы поняли, расхохотался? — спросил Рона.

— Хм, мы сначала сражались в облике змей, — стал рассказывать парень. — Потом Реддл вернул себе свой облик и с помощью волшебства поставил блок, чтобы я не смог перевоплотиться. Но он не учёл анимагию. А когда я услышал вскрик, то перестал волноваться за себя. И изо всех сил постарался стать полноценным анимагом. И вот, получилось …

— Да… Феникс — это круто.

— Я читала, что в феникса может превратиться только очень сильный маг, — сказала Гермиона. — Первым, кто в него превращался, был Годрик Гриффиндор.

— Кстати, Герм, ты что-то знаешь про магический вид фламинго? — перевела тему Джинни, увидев, как растерялся Гарри.

— Да, — улыбнулась девушка. — Этот вид птиц очень редкий. Так называемый Авифан. Он может изменять размеры, очень быстро и грациозно передвигаться и менять яркость окраски. От блёкло-коричневого до ярко-оранжевого и золотого. И при некоторых, точно каких не помню, обстоятельствах, может быть невидим. Переносит тяжести и красиво поёт. Кажется, всё.

— Вы друг друга стоите, — ухмыльнулся Рон. — Не то, что мы — тигр и пантера.

— Зато хорошо смотритесь вместе, — улыбнулся парень.

У Рон от этих слов покраснели уши, а Гермиона сделала вид, что не услышала.

— Давайте пойдём спать, — прервала молчание она.

В это время в камине полыхнул огонь, и появилась голова мистера Уизли.

— Папа?

— Привет, ребята, — заговорил тот. — Дамблдор разрешил вас всех забрать на каникулы. Так что завтра вам на завтраке передадут портал. Он сработает ровно в двенадцать. Ждём.

Камин ещё раз вспыхнул, и глава семейства Уизли исчез.

— Что значит, разрешил? — спросил Гарри. — А раньше что, было нельзя?

— Эмм… — переглянулись остальные.

— Нельзя было, — сказала Гермиона. — Для тебя это опасно.

— Почему я всё узнаю последний? Вы знаете, а я нет? Может, я сам буду решать, что для меня опасно, а что нет?! Мерлиновы штаны, это моя жизнь! — взорвался парень. — Я иду спать.

Он вскочил и быстро покинул гостиную.

— Мдя… Мерлиновы штаны? — протянул Рон. — С ним точно что-то творится…

— Я любыми способами выясню, что именно, — твёрдо сказала его сестра.

— Зачем тебе это? — удивился гриффиндорец.

— Это Гарри! Разве тебя не волнует, что с ним может быть? Он ведь и твой друг! При чём, лучший!

— Но ведь он сам сказал, что это его жизнь!

— Ну и что?! А если у него проблемы, и только мы сможем помочь???

— Он сам нам тогда скажет! Он не маленький!

— Ты как будто его совсем не знаешь! Это же Гарри!

— И что?

— Он всё будет делать сам, он не будет просить помощи!

— Нда… Сестрёнка, ты серьёзно влюбилась…

— Балда! — воскликнула та и, вскочив, убежала в сторону спален.

— Да что это с ними? Что я такого сказал? — удивлённо пробормотал Рон.

— Ты просто бесчувственный, и ничегошеньки не понимаешь и не замечаешь! С Гарри действительно что-то творится в последнее время! — выпалила до сих пор молчавшая Гермиона и покинула гостиную.

— Ну и ну… — недолго посидев, Рон тоже отправился спать.

Убийца… Ты убил… Ты совершил непоправимый поступок… Ты нарушил права существования… Убийца…

Гарри сидел на кровати, а в его ушах эхом отдавались слова. Совесть… Что делать? Всё время видеть кошмары и слышать обвинительные слова, это ужасно…

Парень встал и оделся, что получилось у него с трудом. Вместо штанов он пытался натянуть свитер, а мантию надел задом наперёд. Приняв, наконец, надлежащий вид, он спустился в гостиную, надеясь никого там не увидеть. Каким-то чудом его надежды сбылись, хотя всё объяснялось восьмью часами утра на каникулах…

Гарри решил сходить в совятню к Букле, давненько он её не проведывал, а та в свою очередь не летала к нему. По дороге он никого не встретил, разве что мелькнул облезший хвост не менее облезшей мисисс Норис в конце коридора, который парень постарался миновать побыстрее.

Сова встретила его немного обиженно.

— Бук, ну прости. Не мог я зайти.

Та только ухнула и развернулась спиной к гриффиндорцу.

— И ты от меня отдаляешься… Не понимает меня никто… — горестно вздохнул парень. Вздох получился настолько печальным, что сова не выдержала и, перелетев юноше на плечо, примиряющее ущипнула за мочку уха.

На лице Гарри появилась слабая улыбка.

— Ты настоящий друг.

Парень провёл в совятне несколько часов, изливая душу Букле. Огромный плюс был в том, что сова не могла ничего ответить и только выслушивала юношу, изредка подбадривая его ласковыми клевками. Ситуация довольно глупая, но какая есть…

В начале одиннадцатого Гарри всё же решил отправиться на завтрак. Выйдя из совятни, он нос к носу столкнулся с Малфоем. Ни один, ни второй не стали как обычно хамить друг другу. Слизеринец посмотрел на Поттера каким-то грустным тяжёлым взглядом. Гаррин взгляд был точно таким же.

— С добрым утром, — тихо сказал гриффиндорец, нарушая повисшую тишину.

— С добрым, — приподняв брови в небольшом удивлении, ответил Малфой.

Оба печально вздохнули, и каждый продолжил свой путь.

Всю дорогу до Большого Зала, Гарри обдумывал, что же могло так изменить Малфоя? Драко Малфоя…

— Ты где был? — строго спросил Рон, когда парень тихо сел за свободное место не далеко от него.

Джинни очень странно посмотрела на брата, а Гермиона сделала своё коронное выражения лица Рональд-Уизли-ты-тупой.

— Гулял, — коротко ответил Гарри.

— В восемь утра?

— Какая точность, ты за мной следишь?

— А ты не думаешь, что ты переигрываешь?

— А ты не думаешь, что я имею право на свою личную жизнь?

— А тебе не кажется…

— Отстань от него, Уизли. — раздался сзади тихий голос Малфоя.

Все гриффиндорцы, сидевшие вблизи, в удивлении уставились на слизеринца. У Рона вообще отпала нижняя челюсть (и покатилась по столу).

— Можно тебя на пару слов, Поттер? — спокойно продолжил блондин.

Коротко кивнув, Гарри встал и под поражённые взгляды уже всего гриффиндорского стола, покинул зал вместе с Малфоем.

— Я же говорила, что с ним что-то не то! — чуть ли не всхлипнула Джинни.

— А ты! — зашипела на Рона Гермиона.

— Что я?

— Ты что не мог не спрашивать его ни о чём? Где ты был… Кто тебя тянул? Ещё вчера Гарри сказал, что не хочет, чтобы за ним следили! И откуда ты знаешь, что он ушёл в восемь?

— Да я от фонаря сказал!

— Зато попал в точку.

— Да хватит вам! — рассердилась Джинни. — Вы тут разглагольствуете, а перед нами остаётся вопрос: что делать?!

— И что это себе Малфой возомнил? — помолчав, зашипел Рон. — Можно тебя на пару слов… Да кому он нужен?! И чего это Гарри пошёл вместе с ним?

— Это первый вопрос, — серьёзно начала Грейнджер. — С Гарри и Малфоем в последнее время что-то творится.

— И это надо выяснить, — подвела итог Джинни.

Глава 31. Проблемы Министерства.

Никто так и не узнал, о чём говорили Поттер и Малфой, и где вообще они были и почему так долго. Но за пять минут до активизации портала, Гарри был полностью готов и первым спустился в гостиную. Рон, после жесткого разговора с девушками, не задавал лишних вопросов, а точнее, просто молчал, изредка поглядывая на друга с непонятным выражением лица.

Гарри видел переглядки друзей, понимая, что перед этим у них был разговор по теме, непосредственно касающейся его самого.

— Через полминуты сработает портал, — сказал, наконец, Рон, вставая.

Ребята подошли к незаурядной на вид книге, одной рукой прикоснувшись к ней, а другой взяв вещи.

— Три… два… один…

Рывок в области живота, и вот они несутся сквозь пространство. Резкий удар в ноги и все четверо с грохотом упали на пол.

— Ну, наконец-то! — раздался голос миссис Уизли.

В следующий момент у всех прибывших отвисла челюсть.

Молли Уизли было не узнать. Женщина очень похудела, её волосы стали длиннее, и как оказалось, забавно вьются. И маггловская одежда, в которую была почему-то одета она, очень ей шла.

— Здравствуйте миссис Уизли, — первой пришла в себя Гермиона.

— С прошедшим Рождеством. — Улыбнулся Гарри.

Джинни и Рон продолжали стоять с открытыми ртами. Не выдержав, Гарри ткнул в рёбра другу.

— Мама? — очнулся тот.

— О! Наши ребята! — раздался весёлый голос Тонкс, а в следующий момент к ним подплыла, виляя бёдрами, высокая блондинка с огромными васильковыми глазами и очень пухлыми губами. — Давно не виделись! Как дела, Гарри, милый?

Джинни ревниво уставилась на Нимфадору.

— Всё отлично, спасибо, — сдержано ответил парень.

— Ну, вы нас и напугали, когда без спросу отправились в Министерство. А я ведь сказала, чтобы вы не ходили!

— Ну что с них взять? Дети! — сказал, появившийся мистер Уизли. — Идите, отнесите вещи и спускайтесь на кухню. Ждём.

Перебросившись заинтересованными взглядами, ребята пошли в свои комнаты, таща за собой чемоданы. Гарри хоть и чувствовал отдаление от друзей, но пытался не показывать это очень сильно. Хотя те, в свою очередь и делали то же самое, со стороны это было заметно.

— Какая кошка между ними пробежала? — пробормотала догадливая Тонкс.

— Ты что-то сказала?

— Нет-нет. Я просто рада их всех видеть, — сделала глупое выражение лица девушка, возвращая себе привычный облик.

Через пятнадцать минут ребята были на кухне. Там на удивление было много людей.

— У нас почти каждый день собрание. А вы — неотъемлемая часть сегодняшнего, — рыкнул Грюм. — Быстро садитесь.

Ребята решили не спорить. Сев на свободные места, они стали слушать разговор старших. А точнее спор. Тот, видимо, вёлся уже давно.

— Я говорю, на Фаджа кто-то давит! — возмущённо говорила Тонкс.

— Да он и так по жизни тупой! — прорычал в ответ Грюм.

— Что правда, то правда. Но что тогда у него в кабинете делал Малфой? — вмешался Кингсли.

— Вот именно! Он мог спокойно повлиять на него магически, если он это делал так просто психологически или финансово! — резко сказал мистер Уизли.

— Но зачем ему это? — спросила какая-то ведьма, которую Гарри раньше не видел.

— Как зачем? Малфой верный слуга Сами-Знаете-Кого! А лишнее влияние на верхние чины в Министерстве ему не повредит! — ответил ей сосед.

— Я одно не пойму, как он может до сих пор доверять Люциусу Малфою?

— Ну, тот в своё время постарался, а Фадж в свою очередь, не хочет терять его тугой кошелёк…

— Но ведь его видели вместе с Белатрикс Лестрейндж! Разве этого не достаточно?!

— Пока Фадж не увидит что-то своими собственными глазами, он не поверит. И это было ярко показано в июне, на таком учебном пособии, как Волан-де-морт, — сказал Гарри.

Несмотря на то, что он говорил очень тихо, его услышали все. На некоторое время в кухне воцарилась тишина. Кажется, только сейчас взрослые вспомнили про детей, что в пылу спора вылетело у них из голов.

— Ээээ… Мы хотели услышать от вас, что произошло на седьмом этаже, — опомнилась Тонкс.

— Вы ведь единственные «счастливцы», кому удалось попасть туда, — зловеще прорычал Грюм.

«Счастливцы» переглянулись. По взглядам друзей, Гарри понял, что обязанность рассказчика ложится на его всё ещё хрупкие плечи.

Парень начал рассказывать с того момента, когда они встретили Тонкс. Описав несколько раз подряд их перемещение с помощью талисмана Годрика Гриффиндора, по просьбе какого-то неприметного колдуна в тёмных одеждах, юноша уже начинал немного злиться. Он и так в последнее время был немного на взводе, а когда тебя по несколько раз подряд требуют повторять одно и то же, это очень сильно действует на нервы.

Потом он перешёл на тот момент, когда они попали всё-таки на седьмой этаж, а после этого сразу к Волан-де-морту.

— Постой, — прервал его Грюм. — С этого момента помедленней и поподробней.

Стараясь, как только можно, юный волшебник, постоянно перебиваемый Грюмом и некоторыми другими членами Ордена, всё-таки рассказал всё, что помнил. Вскоре он дошёл до сражения между ним и Тёмным Лордом в облике змей.

Этот эпизод Гарри пришлось повторить раз пять. Слушателей, видимо, совсем не тревожил тот факт, что ему неприятно вспоминать некоторые моменты. Когда же его оставили в покое, и он собрался продолжать рассказ, дверь кухни открылась, и появился Дамблдор.

Все взгляды присутствующих сразу обратились к нему.

— Ну что? — спросил Грозный Глаз.

Директор устало покачал головой.

— А имеются какие-нибудь предположения? — спросила Молли, как будто продолжая старый разговор.

— Пока еще ничего точно неизвестно, — помолчав, ответил Дамблдор. — Министерство в замешательстве! Все возможные следы утеряны.

— Эх, если бы знать у кого теперь шка...

— Ну, я думаю, Артур, что нам не зачем обсуждать проблемы министерства сейчас, — директор прервал Мистера Уизли, как-то особенно настойчиво. — Ребята, наверно, очень устали.

Директор Хогвартса загадочно блеснул очками. Ребята удивленно переглянулись.

— Да-да, — спохватилась миссис Уизли. — Идите спать!

— А праздничный ужин? — возмущённо спросил Ран.

— Переносится на завтра! Спать!

И ребята покорно побрели вон из кухни, так и не закончив рассказ об их «приключениях» в Министерстве.

Глава 32. Надёжность.

Гарри с бессонницей лежал на своей кровати в их с Роном общей комнате. В голове металась целая куча мыслей, но ни одна не проступала на фоне остальных. Это выглядело, как осиный рой: с одной стороны огромный, целостный, жужжащий… А с другой — состоящий из множества отдельных особей тех самых ос…

С соседней кровати уже давно доносилось сопение. Да и весь дом был погружён в сон. Не спал лишь он, Гарри.

Юноша чувствовал себя одиноким, потерянным, лишённым понимания и в какой-то степени униженным. Но ведь он — Гарри Поттер! Всемирно известный маг, от которого зависят жизни многих, единственный, кто выжил от смертельного заклинания и не раз ушедшего от сильнейшего тёмного мага, наследник Гриффиндора на которого возложены надежды всего магического мира.

Но в одночасье он оставался обыкновенным парнем, мечтающем о спокойной жизни без мирских хлопот, обязанностей и зависимости.

Но нет. Ещё за год до рождения его нарекли тем, кто низвергнет Тёмного Лорда. Ещё тогда, тот самый Темный Лорд обрёк его семью на смерть. И через два года, без его желания, он стал всемирно известным…

Странная штука — жизнь. Одни без желания получают то, к чему всю жизнь стремятся другие. Они готовы отдать всё, что бы уйти от этого, а другие — чтобы получить…

Гарри встал и подошёл к окну. Мелкие снежинки серебрились в свете полной луны, падая на землю. Эта картина вызывала умиротворение, которого очень не хватало в этот момент юному волшебнику. А кому-то в это время было совсем не до этого. Полнолуние… Бедный Люпин…

У гриффиндорца возникло желание выйти на улицу. Постепенно окрепнув, оно пересилило подозрительность и заставило парня одеться и тихо спуститься в прихожую. Пройдя к двери, он открыл её и остановился на пороге.

Гарри стоял, жадно вдыхая прохладный свежий воздух. Мелкие снежинки падали ему на запрокинутое лицо и таяли…

Надышавшись, юноша огляделся. Его взгляд зацепился за маленькую пристройку, которую раньше не замечал. Он добрался туда и залез в неё. Внутри было немного теплее и комфортнее.

Гарри сел на скамью и облокотился на резную спинку. Постепенно им овладел сон…

— Ты точно знаешь, куда идти? — спросил Гарри у Рона.

— Да.

— Тогда чего ты постоянно останавливаешься и думаешь, туда ли свернул?

Рыжий хотел что-то ответить, но тут из-за поворота выплыл Малфой.

— О! Вот вы где, мальчики! — пропел он. — А я вас ищу! Где вас носит? Мы уже опаздываем!

Гарри-Гойл и Рон-Креб переглянулись.

— Ну что вы стоите? Пойдём!

Друзьям ничего не оставалось делать, как последовать за слизеринцем. Тот уводил их вглубь подземелий.

Через некоторое время недалеко послышалась музыка и из-за поворота показалась табличка «Клуб Голубой Соплохвост».

— Мальчонка, — сказал Малфой, а в следующую секунду часть стены отъехала, открывая проход в какое-то помещение. — Прошу. — Галантно опустив голову, сказал он.

Два гриффиндорца в недоумении прошли внутрь. Помещение оказалось довольно большим залом, заполненным танцующими парами мужской части слизеринцев.

— Вот ты где, Гойл! — послышался бархатный голос Флинта. — А я уже заждался!

Капитан слизеринской команды по квиддичу подошёл к Гарри и обхватил его за талию.

— Сегодня он мой! — внезапно послышался настойчивый голос Креба-Рона. Оттолкнув Флинта, он крепко обнял Гарри-Гойла. — Я давно уже хотел признаться… — зашептал он.

Гарри в ужасе попятился и, зацепившись за что-то ногами, рухнул на пол. На него свалился Рон.

— А Я?! — послышался возмущённый голос Малфоя, а через секунду тот упал сверху.

— Пупсики! А про меня не забыли? — совсем близко послышался страстный, противный, гундосый голос Филча.

— Аааааа…

Гарри проснулся с таким ощущением, как будто его стукнули обухом по голове. Еле угадывался рассвет, и юноша решил побыстрее вернуться в дом.

По дороге ему захотелось выпить стакан воды, и он свернул на кухню. Там кто-то уже был.

На стуле, склонив голову на руки, сидела рыжеволосая девушка. Джинни, пронеслось в голове у парня, мне надо с ней поговорить. Раньше было никак… Хотя нужно было сделать это сразу. Такие вещи не терпят отлагательств.

— Нам надо поговорить, — сказал он вслух.

— О чём? — в ответ ему раздался голос, совсем не принадлежащий Джинни. А в следующий момент он понял, что перед ним Тонкс.

— Эммм…

— Так о чём ты хотел поговорить, Гарри?

— Да нет, ни о чём…

— Ну как хочешь. Один вопрос только.

— Да?

— Что между вами произошло?

— Между кем? — притворно удивился парень.

— Ну, между тобой, Роном, Гермионой и Джинни. Что случилось? Я ведь вижу! Говори, давай.

Немного помявшись, Гарри решил всё рассказать. Не всё, но, по крайней мере, некоторые моменты…

— То есть ты именно про это и хотел с ней поговорить? — наконец сказала Нимфадора.

— Да.

— Знаешь, я думаю, что со временем всё выяснится само. Подожди.

— Но что ждать?

— Время — странная вещь. Со временем приходит понимание. И на счёт совести, не волнуйся. Опять-таки, тебе нужно время.

Гарри лежал на кровати и обдумывал разговор между ним и Тонкс. Если нужно время, значит, он будет ждать. Незаметно для себя он задремал.

Проснулся уже тогда, когда в комнате никого не было и неяркое зимнее солнце заливало своим светом комнату.

Он оделся и спустился на кухню. Как ни странно, там была только Тонкс и миссис Уизли.

— Гарри, милый, доброе утро!

— Доброе утро.

— Гарри, у меня есть предложение, — сказала Нимфадора, когда Молли ненадолго вышла из кухни. — Ты не против попрактиковаться в некоторых мракоборских заклинаниях в том зале, в котором занимался летом с Грюмом? Аластор тогда тебе не показывал мракоборские уловки.

— Я не против! — воодушевился юноша, и продолжил поглощать завтрак менее уныло.

Все каникулы Гарри общался исключительно с Тонкс и совершенно об этом не жалел. Она его понимала и доверяла ему, была надёжным другом, и разница в возрасте между ними совсем не чувствовалась.

Проводить с ней время было приятно и интересно. А на занятиях, юноша выучил довольно много интересных вещей, которые Грозный Глаз ему даже не показывал. Вместе с Нимфадорой он даже составил приблизительный план для АД. Но всему хорошему всегда приходит конец и каникулы не стали исключением.

— Гарри, запомни одну вещь, — говорила Тонкс. Дело было перед отъездом. — Всё наладится. Я думаю, что на самом деле всё не так, как ты себе представил.

— Но ведь он сказал…

— Главное не то, кто и что сказал. Главное то, что ты чувствуешь!

— Но…

— Гарри! Как ты можешь сомневаться?

— Как-то могу…

— Ладно. Иди, собирайся, — смилостивилась над юношей Тонкс. — Но подумай над моими словами.

— Хорошо.

Парень уныло поплёлся к себе в комнату. Быстро побросав свои вещи, он спустился обратно на кухню, в которой был только Люпин.

— Чего ты такой кислый? — спросил он.

— Так, ничего.

— У Джеймса был такой вид только тогда, когда у него были проблемы с Лили.

Гарри поднял взгляд на Ремуса. Сейчас, смотря на него, было очень трудно сказать, что когда-то, он вместе со своими друзьями-мародёрами доводил учителей и нарушал правила. Такой спокойный…

— Я ничего про них не знаю, — почему-то сказал гриффиндорец.

— Да, — помолчав, ответил Люпин. — Это несправедливо. Я знаю их намного лучше тебя. Хотя, может, это и к лучшему…

Дверь кухни распахнулась, прерывая его слова .

— Гарри! Ты всё ещё здесь? Нам уже пора! — заговорила появившаяся Гермиона. — портал вот-вот сработает.

Парень грустно взглянул на Ремуса, взял свои вещи и, попрощавшись, вышел.

Через пару минут он уже нёсся сквозь мельтешение красок в Хогвартс.

Глава 33. Обвинение.

Прибыв в школу, Гарри от нечего делать, взялся читать ту книгу, которую ему подарил Дамблдор. «Высшая Светлая Магия» оказалась очень интересной. И сейчас юноша так углубился в чтение, что не сразу понял, что кто-то его зовёт.

— Гарри! Ты что, сделал домашнее задание? — спрашивала Гермиона.

— Да, — кивнул парень и перевернул страницу.

— Всё? — недоумённо спросил Рон.

— Да.

Удивлённо переглянувшись, ребята оставили его в покое. Заканчивался последний вечер каникул, а завтра снова начнётся школьная жизнь, полная хлопот и дел. И все хотели побыстрее закончить свои уроки…

Утром Гарри собирался бодрее всех. В отличие от своих соседей по спальне, он на каникулах вставал на много раньше их. Тонкс говорила, что для тренировки надо вставать рано. По крайней мере, так лучше… Вот он и привык.

Заспанные, не проснувшиеся ребята с завистью смотрели на относительно бодрого Гарри, когда тот выходил из спальни уже полностью одетый.

Юноша сидел в Большом Зале и поглощал завтрак. Сразу после того, как пришли Гермиона с Джинни, последняя не сводила с него тревожного взора, прибыла утренняя почта. Гарри не ждал ни от кого писем и был очень удивлён, когда перед ним бухнулась огромная коричневая ушастая сова. Она важно распушила крылья, с которых посыпался недотаявший снег, и бросила перед парнем официального вида письмо. Нагло схватив недоеденную гренку, сова взмыла вверх и покинула Большой Зал.

Юный волшебник под взглядами многих гриффиндорцев разорвал конверт. Письмо было из Министерства.

Уважаемый мистер Поттер.

По личному указанию Министра Магии, Вы должны присутствовать на слушании, которое состоится 15 января в Хогвартсе, в связи нефункциональным состоянием Министерства Магии. Вы обвиняетесь в смерти двадцати магов. По законам, Вы имели право только их задержать…

Гарри прервал чтение и в полной прострации взглянул на преподавательский стол. Его взгляд встретился с взглядом директора.

*Что-то случилось, Гарри?*

*Да. Мне пришло письмо…*

*Лучше поговорим нормально. Через пять минут жду тебя в моём кабинете.*

*А как же уроки?*

*По твоему виду, письмо намного важнее.*

На этом телепатический разговор был окончен. К Дамблдору обратилась по какому-то вопросу МакГонагалл, а Гарри в свою очередь получил клевок от Букли, которая прилетела его проведать, а он её не заметил.

Спустя некоторое время Гарри был в кабинете директора. Его обладатель сидел за своим столом и внимательно читал полученное парнем письмо. По мере прочтения, он всё больше хмурился. Фоукс, видя серьёзность на лицах присутствующих, воздержался от слишком горячего приветствия Гарри, только вспыхнул и перелетел на плечо своему хозяину.

— Интересно, — наконец сказал тот.

— Что тут интересного? — недоумённо спросил Гарри. — Вы тогда говорили, что мне ничего не будет! А мне вот пришло обвинительное письмо…

— Вот это и интересно. По законам ты мог их убить, если находился под угрозой смерти. Такое было? Да. Значит, тебя можно оправдать. Тем более что ты лично никаких заклятий не использовал. Хотя меня больше интересует то, почему Корнелиус стал мутить воду…

— Ну, может, он опять не поверил, что Волан-де-морт был тут, в Хогвартсе? — предположил юноша.

— Было слишком много свидетелей. Он не мог не поверить…

— Но что тогда?

Директор молчал. Неяркий солнечный свет освещал его многочисленные морщины, от чего он казался неимоверно старым.

— Его что-то толкает, — изрёк Дамблдор. — Не побоюсь даже сказать, что вынуждает… Но что?

— Может Тонкс права? — помолчав, спросил юноша.

— В чём?

— Ну… Она говорила, что у Фаджа был Малфой. Может, он что-то такое сделал?

— Это, конечно, может быть, но на кабинет Корнелиуса наложены довольно сильные чары, блокирующие сильную магию…

Гарри молчал. В его голову закрадывались сомнения на своих длинных цепких ножках…

— Я опять буду твоим защитником, — сказал директор. — И запомни: ты не виновен. Ты защищал не только свою жизнь, но и тех многих, кто находился в тот момент в Хогвартсе…

Гарри в задумчивости шагал на второй урок Защиты от Тёмных Искусств. Он проходил мимо закрытых дверей разных классов, из-за которых слышались голоса учителей или учеников.

Вот МакГонагалл, как всегда кого-то отчитывает, даже можно сказать, орёт на кого-то. Интересно за что? А, какой-то парень хотел превратить её стул в ежа, но не успел довести своё коварное дело до конца. В результате, преподавательский стул был покрыт мелкими колючками и пытался переползти под стол.

Вот Люпин смеётся вместе с классом непонятно над чем. Вот профессор Вектор втолковывает что-то какому-то непонятливому ученику. Тот только мычит, соглашаясь…

Школьная жизнь… Нет в ней изменений. Все учатся, или валяют дурака на уроках. И никому нет дела, что Гарри Поттера нарекли убийцей. Хотя это только пока…

Гарри наконец-то добрёл до кабинета ЗОТИ. За дверью был слышен голос профессора Киотто.

— Сопротивляйся, Парвати! Не давай ему дотрагиваться до тебя! Говори заклинание чётче! Ну!

Гарри бесшумно открыл дверь и зашёл внутрь. Прямо перед ним находилось странное существо. Длинное, нескладное в каком-то коротком плаще, оно надвигалось на Парвати, протягивая к ней свои длинные руки с не менее длинными когтями. Девушка пятилась, выставив перед собой волшебную палочку. Выглядела она не очень хорошо, хотя её лицо было прикрыто растрепавшимися волосами, цвет которых был почему-то довольно блёклый.

Гарри сделал шаг вперёд, и существо мгновенно повернулось к нему, услышав шорох мантии. Это был Ренар. Юноша от всей души поблагодарил в данный момент Тонкс. Как хорошо, что она рассказывала ему ещё и про некоторых опасных магических существ, которых использовали в своих делишках тёмные маги.

Про Ренаров парень узнал довольно много. Это существа, обитающие чаще всего в лесах или лесостепной зоне. При прикосновении их когтей, человек начинает быстро стареть. Избавиться от них можно с помощью заклинания Пенте. Но также вы можете победить Ренара и без магии, а точнее с помощью дуэли взглядов. Чем сильнее ваше внутреннее Я, которое очень ярко выражено в вашем взгляде, тем больше шансов на победу. Но если вы проиграли дуэль…

Не задумываясь, Гарри устремил свой взгляд в глаза Ренару. Их цвет был ярко фиолетовым, что свидетельствовало о крайней степени взбешенности.

Тут же, юноша ощутил довольно сильный удар, на подсознательном уровне. Сообразив, что это может быть, он вложил много сил в ответный.

Парень не знал, сколько прошло времени, но вскоре он заметил, что глаза Ренара стали медленно менять свой цвет. Из фиолетовых они превратились в бирюзовые, а потом в жёлтые. Гарри понял, что победил.

Существо сгорбилось и сразу стало очень маленьким. Изначально оно было даже выше Рона, а сейчас едва доставало колен. Плащ, ранее бывший очень коротким, был теперь впору.

Ренар набросил капюшон, который полностью скрыл его костистое лицо, и отвесил Гарри низкий поклон. Если бы он этого не сделал, то юный волшебник имел бы полное право его убить. Теперь же Поттер являлся как бы его повелителем. Подробностей Гарри не знал, так как Тонкс несильно углублялась, когда рассказывала про что-то.

Гриффиндорец помотал головой. Только сейчас до него дошёл смысл того, что он сделал. Победить Ренара в такой дуэли чрезвычайно сложно. Даже, можно сказать, почти нереально. А он смог… Правда, на протяжении того времени он ощущал некоторое жжение в районе талисмана. Наверняка не обошлось без помощи творения Годрика Гриффиндора…

— Гарри, — послышался голос Камелии. — С тобой всё в порядке?

— Да-да, — очнулся тот от своих мыслей.

— Ты знаешь, что ты только что сделал?

— Одолел Ренара в дуэли взглядов.

— А ты знаешь, что бы было, в ином случае?

Парень покачал головой. Тонкс ему это не говорила, ловко уйдя от ответа.

— Ренар поработил бы твоё тело…

Оставшийся урок прошёл в практике для остальных учеников. Справились с Ренером только Гермиона и Николь. Остальные же быстро состарились. Было довольно забавно смотреть на Рона. Его шевелюра оставалась такой же рыжей, на фоне седых однокурсников. Хоть их лица были сморщены как печеное яблоко, гриффиндорцы и пуффендуйцы, смеясь, шли в больничное крыло для снятия их имитированного старения. Замыкали шествие Профессор, Гарри, Гермиона и Николь — единственные, кого не затронула магия Ренара.

— Отличный урок! — говорила гриффиндорка. — Почаще бы такие!

— Ну, я думаю, следующий вам тоже должен понравиться, — улыбнулась Камелия.

Глава 34. Слушание.

Неделя прошла довольно быстро. По какой-то причине, все уроки были теоретическими. Только в прошедший понедельник ученикам посчастливилось попрактиковаться.

Тренировок по квиддичу тоже не было. Капитан гриффиндорской команды благородно уступил поле когтевранцам и пуффендуйцам. У тех был назначен матч на конец января.

Идти на мир с друзьями Гарри не собирался. Хотя ему очень не хватало их поддержки, особенно перед слушанием.

Дело было в пятницу, четырнадцатого января. Чтобы отвлечься от скорбных мыслей насчёт завтра, юноша читал Высшую Белую Магию. Он так увлёкся, что не заметил, как остался в гостиной один.

Парень уже хотел было закрыть книгу и отправиться спать, но тут его глаза выхватили отрывок их книги:

Наследники Сильных Магов имеют возможность овладеть силой предка. Но они это могут сделать только в возрасте шестнадцати лет. Некоторые события или происшествия, к коим относится смертельная опасность, нервные потрясения и другое, начинают процесс передачи сил. Это происходит постепенно. Если же этот процесс был моментальным, то есть силы переданы сразу целиком, — это может быть губительным для того, кто их получил.

Сила, ум и способности — это то, что Великие Волшебники вправе завещать своим предкам. Они могут поставить временную преграду, чтобы их силы мог получить наследник в определённом колене.

Если по каким-то причинам силы были переданы частично или не были получены вовсе, в возрасте шестнадцати лет, то для окончания или проведения этого процесса будет нужен специальный обряд. Если же среди предков не было Сильных Магов, то обряд может лишить магических сил того, кто его проводит. Из-за этого, такие обряды — огромная редкость.

Описание обряда находится на странице 1879…

Гарри остановился, обдумывая прочитанное. Если его предок — Годрик Гриффиндор, а он, несомненно, великий маг, то он, Гарри, мог уже начать получать его силу. Ведь ему шестнадцать, да и смертельных опасностей с нервными потрясениями в этом году было достаточно… Но если Гриффиндор поставил временную блокировку?.. Нет, вряд ли. Ведь он слышал пророчество…

А чувствую ли я эту силу, подумал юноша, давала ли она о себе знать?

Гарри стал перебирать воспоминания, уставившись взглядом в одну точку... Вот он впервые составил заклинание, вот он насоставлял их целую кучу. Вот он превратился в Феникса, сообразил что-то намного быстрее Гермионы, вот неожиданно его заклинание вышло очень сильным, и Ренара он поборол… А вот он спасает Джинни от смертельных заклинаний, и вскоре во второй раз, и тут же мёртвыми падают пожиратели… Гарри дёрнулся от воспоминаний. Он же завтра должен присутствовать на слушании именно из-за этого!

Парень помотал головой и поднялся с кресла. Севви, лежавший рядом, удивленно приподнял голову и сонно разлепил глаза. С минуту посмотрев на гриффиндорца, он опять уронил голову и засопел.

Поленья в камине слабо тлели, от чего в гостиной было довольно темно. Не оборачиваясь, юноша пошёл в сторону спален. Из дальнего кресла за ним внимательно наблюдали два блестящих зелёных глаза…

В субботу Гарри встал раньше всех. Все ещё спали, а он уже покинул спальню и направился в совятню. Это, наверно, единственное место, где можно полностью углубиться в свои мысли.

Букля встретила своего хозяина радостно. Громко ухнув и клюнув юношу в ухо, она села ему на руку и приготовилась слушать излияния его души. Но Гарри не был на это настроен. Он просто сидел на соломе, насыпанной в углу, и гладил сову.

По совятне ходили сквозняки, и иногда задувало снежные хлопья, от чего тут было довольно холодно и неуютно. Поэтому Гарри вскоре решил просто побродить по замку.

Слушание было назначено на десять часов, то есть сразу после завтрака. И должно было проходить почему-то в большом зале. И ни какой конфиденциальности! Ученики тоже могут присутствовать, как свидетели происшествия. То есть, заявятся все… Ужас!

Гарри бы ещё долго бродил по просыпающемуся Хогвартсу, но голод не акромантул — в Запретный Лес не убежит. Поэтому юноша направился прямиком в Большой Зал. Когда он переступил порог, то пожалел, что вообще пришёл сюда. Возле преподавательского стола был поставлен дополнительный, за которым расположились председатели Визенгамота во главе с министром магии и главой Департамента магического правопорядка. Те ученики, которые пришли раньше, с удивлением таращились на работников Министерства.

Вскоре зал наполнился остальными студентами, да так быстро, как никогда не было в первые выходные после каникул...

Гарри сидел за столом и пытался завтракать, но ему и кусок в горло не лез. Некоторые гриффиндорцы сочувственно на него смотрели. Слухи в этой среде распространяются ну просто в рекордные сроки…

Парень даже не заметил, как до его слушания осталось пятнадцать минут.

— Мистер Поттер, вы должны переодеться в чисто чёрную мантию, — к нему подошла МакГонагал. — Так распорядился министр, не знаю, что ему в голову взбрело. На официальность потянуло, наверно.

Гарри удивлённо взглянул на профессора. Та смотрела на него сочувственно.

Быстро поднявшись в спальню, парень переоделся в свою единственную, не школьную чёрную мантию, в которой он был на Рождество, и быстро спустился вниз. Он пытался не опаздывать, как на своё первое слушание. Зашёл гриффиндорец обратно в Большой Зал без двух минут десять.

В помещении было относительно тихо, но и яблоку было негде упасть. Такое ощущение, что поглазеть на него, Гарри, в роли подсудимого, собралась вся школа.

Когда за ним закрылась дверь, в Зале воцарилась полная тишина.

— Наконец-то, мистер Поттер. — сказал Фадж. — Прошу сюда.

Министр указал на стул, стоящий напротив преподавательского стола, за которым расположился Визенгамот. На месте директора восседал сам министр магии. По правую руку от него расположилась мадам Боунс, а по левую — Перси.

— Ты готов? — обратился Фадж к последнему и, получив утвердительный кивок, продолжил. — Дисциплинарное слушание, за 15 января, по делу нарушения магического законодательства мистером Гарри Джеймсом Поттером, объявляю открытым. Следователь: Корнелиус Освальд Фадж, Министр Магии; Амелия Сьюзан Боунс, глава Департамента Магического Правопорядка; секретарь, Перси Освальд Уизли. И свидетель для защиты, Альбус Персиваль Вулфрик Брайн Дамблдор.

Пока министр говорил, Перси строчил на пергаменте, уткнувшись в него носом.

— Сейчас рассматривается вопрос об убийстве двадцати магов, — продолжал Корнелиус. — Вы, Гарри Джеймс Поттер, проживающий в графстве Сюррей, город Литл Уингинг, дом 4 на Тисовой улице?

— Да, — отвечал юноша.

— Вы знаете про наказание за использование запретных заклинаний?

— Да, но…

— Но вы его использовали?

— Нет.

Фадж замолчал, воззрившись на Гарри.

— Вы хотите сказать, что не использовали 26 декабря пополуночи смертельное заклинание против какого-либо мага?

— Нет, не использовал.

— Как же вы тогда объясните смерть двадцати магов, находящиеся в тот момент в Хогвартсе, и по показаниям свидетелей, погибшие от вашей руки.

— Никак. У меня нет ответа на ваш вопрос.

— И что вы предложите сделать, в данном случае? — ухмыльнулся министр.

— В данном случае, вы имеете право обратиться к помощи свидетелей, — вмешался Дамблдор.

Фадж поражённо уставился на него.

— Ну-ну… Вынужден с Вами согласиться. Кто может свидетельствовать по этому вопросу? — через пару секунд обратился он к залу.

Все, кто в ту ночь были в Хогвартсе, а точнее почти все присутствующие подняли руки.

— Мистер Малфой, прошу вас, — ухмыльнувшись, сказал министр.

Многие стали возмущённо переговариваться, большинством были гриффиндорцы. Они были уверены, что слизеринец повернёт всё так, что Гарри точно получится виноватым. Но не тут-то было. Малфой ничего не коверкал, он рассказал всё, как было. Даже немного приукрасив в конце…

Фадж разочаровано покачал головой.

— Вы приняли на себя смертельные заклинания? — раздался голос мадам Боунс.

— Да.

— Что вы чувствовали в тот момент?

— К сожалению, этого я вам сказать не могу. В тот момент я думал о других вещах и не обратил внимания на ощущения.

— У вас остались шрамы? Ну, как этот… — она указала на лоб Гарри, от чего его передёрнуло.

— Нет.

— Вы не знаете, почему?

— Есть предположение, — подумав, ответил парень.

— Какое?

— Слёзы феникса.

— Прошу прощения? — удивлённо приподняла брови женщина. — Что вы имеете в виду?

— Для заживления повреждений я воспользовался слезами феникса. Возможно, поэтому не осталось следов.

— Хватит, — резко сказал молчавший до этого Фадж. — Слово предоставляется защитнику. Дамблдор, прошу.

Директор Хогвартса кратко, но убедительно отстоял интересы своего подзащитного, Гарри.

— Голосуем, — всё, что и смог выдавить из себя после этого министр. — Кто за то, что мистер Поттер виновен?

В воздух поднялось три руки.

— Кто против? — с безнадёжностью в голосе продолжил он.

На этот раз подняли руки все остальные. Зал наполнился аплодисментами.

— Объявляю мистера Гарри Джеймса Поттера невиновным. Слушание закрыто.

Ученики, преподаватели и члены Визенгамота стали расходиться, так что зал быстро опустел. Но Гарри продолжал сидеть и наблюдать за Фаджем. Минут десять назад, когда почувствовал слабое жжение талисмана, он обратил внимание на то, что слабый розовато-золотистый луч соединяет виски министра и уходит за пределы Хогвартса. Объяснением этого могло быть только одно — Империус.

Когда в Большом Зале оставались он, Дамблдор, разговаривающий с МакГонагалл и, копошащийся в бумагах, Фадж, Гарри, наконец, встал со своего места. И только сейчас присутствующие обратили внимание, что гриффиндрец всё ещё тут.

— Что-то случилось, Гарри? — обратился к нему директор.

Но юноша не ответил. Он молниеносно вытащил палочку и направил её на министра. Действуя чисто интуитивно, парень сказал то заклинание, которое случайно придумал около недели назад, но не знал, для чего оно.

— Пруфф! — из его палочки фонтаном брызнули голубоватые искры. Они быстро образовали светящуюся сферу вокруг Фаджа. С минуту тот стоял неподвижно, не понимая, что происходит. А потом он рухнул на стул и опустил голову на руки.

— Что вы сделали, мистер Поттер? — строго поинтересовалась МакГонагалл.

— Поставил щит от Империуса, — ответил Гарри, наблюдая, как розовато-золотистый луч разбивается о голубоватую преграду.

— П-простите… — министр приподнял голову и уставился на стоящих перед ним людей. — Я не верил в предательство Люциуса. Поэтому он беспрепятственно попал ко мне. Люциус стал требовать слушание по делу Поттера, но я отказался. Тогда он наложил на меня Империус, и вот что получилось… Понятия не имею, зачем был нужен этот самый настоящий фарс! Но теперь я его объявляю официально вне закона…

Через некоторое время Гарри поднимался на астрономическую башню. Ему было просто необходимо побыть наедине со своими мыслями.

Возможно, талисман стал жечь от того, что процесс передачи сил опять возобновился? И в этот раз к нему перешла способность видеть людей под влиянием Империуса? Дамблдор ничего не спросил, наверно, всё знает, ведь именно он подарил книжку, где он, Гарри, всё это прочитал.

Юноша подошёл к краю башни и облокотился на перегородку. Сзади послушались чьи-то шаги. Это был Малфой.

— Ты ведь выиграл слушание, что с тобой? — без перехода начал он.

— Но это слушание подстроил твой отец.

Глаза слизеринца вылезли на лоб.

— Что? Каким образом?

— Он под Империусом заставил Фаджа написать обвинительное письмо и собрать Визенгамот для слушания…

Гарри замолчал. Говоря, он засунул руку в карман и там что-то лежало… Ведь в этой мантии он тогда был в Министерстве! Значит это… шкатулка!

Юноша медленно вытащил её из кармана под удивлённый взгляд Малфоя. Так же медленно он стал её осматривать. Шкатулка была вся покрыта руническими символами, а сверху был изображён герб Хогвартса, но не такой, каким его изображают сейчас, а немного вычурней, древнее…

— Смотри, — сказал присоединившийся к нему слизеринец, указывая на небольшое отверстие возле крышки. Его форма показалась Гарри знакомой. Вытащив из-за пазухи свой талисман, он, помедлив, вставил его в отверстие и повернул. Раздался щелчок, и крышка медленно открылась.

На бархатной поверхности было четыре углубления. Одно было пустое, а в трёх других находились ровные золотые осколки правильного круга. На том кусочке, который лежал слева, находился топаз, на правом — сапфир, а на верхнем — рубин.

Под драгоценными камнями были выгравированы инициалы : под рубином — ГГ, под сапфиром — КК, под топазом — ПП… Не хватало четвертого кусочка с изумрудом и инициалами — СС.

Да, Гиффиндор, Когтевран, Пуффендуй и Слизерин были величайшими магами. И не удивительно, что они создали хотя бы один общий артефакт.

Брюнет провёл пальцем по пустующему углублению и вполоборота взглянул на Малфоя, который в то же время положил руку на плечо гриффиндорца. В следующий момент оба почувствовали странное ощущение внизу живота…

Глава 35. Недостаток и правда.

Да, это был банальный рывок… Через пару секунд два парня рухнули на пол, усыпанный костями мелких животных. Блондин тут же брезгливо вскочил.

— Где мы? — нервно спросил он, наблюдая, как зеленоглазый брюнет, не спеша поднимается на ноги.

Гриффиндорец осмотрел знакомые места и ухмыльнулся.

— Мы где? — переспросил слизеринец.

— Где? Глубже всех подземелий, построенных в Хогвартсе за всё его существование, ниже дна озера, образовавшегося несколько столетий назад, но в месте, таком же древнем, как и сам замок, — запутанно ответил Гарри, закрывая и кладя к себе в карман шкатулку.

Малфой в ужасе уставился на парня.

— Я… я ничего не понял…

— Мы в Тайной Комнате, — повернулся к нему юноша. — Почти в ней. — Безжалостно добавил он.

Слизеринца пробрала дрожь.

— Пойдём, — добавил брюнет и направился по извилистому проходу.

Малфою ничего не оставалось делать, как следовать за ним. Шли они минут пять, пока не наткнулись на завал, тот самый, который случился из-за сломанной палочки Рона.

— И что теперь делать? — поинтересовался блондин, смотря на маленький проход, который тот же Рон проделал четыре года назад. Тогда, двенадцатилетний Гарри спокойно в него пролез, но теперь…

— Никакой магии, — предупредил он слизеринца.

— В смысле? — удивлённо захлопал ресницами тот.

— Ну, ты же не хочешь, чтобы завал повторился? Очень маловероятно, что в этот раз никого не придавит.

— И что ты предлагаешь?

— А руки тебе зачем?

— Как зачем… — начал было Малфой, но тут же заткнулся, поняв, что от него хочет Гарри. — Ты что?! Я же не маггл!

— Я тоже не маггл, — спокойно ответил гриффиндорец.

— Но я никогда не работал руками! — сопротивлялся слизеринец.

— Никогда не поздно начать, — спокойно отвечал брюнет.

— Ооо… никогда не думал, что доживу до такого! — выдохнул Малфой и взялся своими аристократическими руками за крайний небольшой камень.

— Я тоже, — хмыкнул Гарри и взялся за другой.

Примерно через час, или больше, они расчистили проход, так что можно было пройти в полный рост, не сгибаясь. Ну, разве что Рону пришлось бы нагнуть голову.

— Пойдём, — отдышавшись, сказал гриффиндорец.

— Нет. Не могу, — выдохнул Малфой и в изнеможении опустился на стоящий рядом камень. — Сил нет.

— Вот что значит нетренированный человек, — улыбнулся брюнет. — Крепись.

— Ты так говоришь, будто постоянно занимаешься ручной работой.

— Представь себе, да.

— В смысле? — не понял слизеринец. — Ты же маг!

— И что? Ладно, всё. Хватит. Пойдём.

— Ух… — блондин с трудом встал и пошёл следом.

Шли они довольно долго, постоянно останавливаясь, чтобы Малфой отдышался. Да уж… аристократишка…

Через некоторое время они дошли до стены с выгравированными двумя переплетающимися змеями с изумрудными глазами.

— Откройся, — прошипел Гарри, и стена раздвинулась, образуя проход.

Парни зашли внутрь и направились в темноте вперёд. Через пару секунд Малфой стал дёргать носом, а ещё через минуту и сам Гарри почувствовал отвратительный запах разложений.

— Люмос Максима! — сказал он, и свет на конце его палочки, ставший в несколько раз ярче, осветил тушу Василиска. Именно он распространял этот ужасный запах.

Кожа, единственное, что осталось целым, свисала с гниющих останков, обтягивая сверху хребет.

Гарри подошёл ближе к голове мёртвого Короля Змей. Непонятно откуда взявшиеся черви кишели на его языке. Только один оставшийся клык белел во рту.

Отверстия выеденных глаз, чернеющие на зелёной чешуе, уводили вглубь головы узкими туннелями, из которых время от времени выползали отвратительные черви.

Гарри отвернулся от малоприятного зрелища, мимолётно взглянув на зелёное лицо слизеринца, он пошёл дальше.

Вот высохшая лужа чернил, которые полились из дневника, когда он проткнул его клыком Василиска, значит где-то здесь должен быть и сам клык. Ага, вот он. Белеет на чёрном полу. Гарри поднял его и стал рассматривать засохшие на нём чернила вперемешку с кровью, его кровью…

Вдруг он почувствовал чьё-то прикосновение и резко обернулся. Это был Малфой. Он, шатаясь, стоял с выражением страха и отвращения на своём уже синем лице.

— Что это? — невнятно пробормотал он, прикрывая нос и рот белым платочком.

— Клык Василиска, — задумчиво ответил гриффиндорец.

— А что это на нём?

— Чернила и кровь. — Пробормотал тот.

Слизеринца передёрнуло.

— Чья кровь? Откуда ты знаешь? — пересилив себя, спросил он.

— Как я могу не знать, если это моя кровь? — хмыкнул Гарри, наблюдая за выражением лица слизеринца.

— Твоя? А… а что она тут делает?

— Я тут чуть не умер четыре года назад. Эта тварь проткнула меня своим клыком, вот этим. Но я, как видишь, все ещё тут. Хм, и кровь моя тоже…

Он зачем-то положил клык в карман и подошёл к огромной статуе Салазара Слизерина. Ему почему-то показалось, что в логове Василиска что-то есть, возможно, то, что ему надо — четвёртая недостающая часть от артефакта.

Вдруг сзади послышался шлепок. Гарри обернулся и увидел лежащего на полу Малфоя. Тот, видимо, всё-таки не выдержал ужасного запаха и всего увиденного здесь, и лишился чувств.

— Говори со мной, Салазар Слизерин, самый великий из Хогвартской Четвёрки. — Прошипел гриффиндорец.

Рот статуи со скрежетом открылся. Но ничего не появилось оттуда, как в прошлый раз, не вываливалась туша огромного змея, ничего… Да и с чего бы это произошло. Ведь Василиск убит, и никто не создавал другого.

Гарри забрался в образовавшийся проход. Внутри было темно. Гарри понял, что пока он взбирался, то сбился на обыкновенный Люмос.

— Люмос Максима! — сказал он, и логово осветилось ярче.

На полу было много сгнившей соломы и ещё больше косточек различных животных. В углу, огражденном слабо светящейся сферой, находилось возвышение, на котором лежала небольшая шкатулка. Гарри подошёл ближе, но сфера не пропустила его близко. Она была твёрдой как камень, но прозрачной как стекло. Гриффиндорец опять почувствовал жжение талисмана.

— Редукто! — воскликнул он, пришедшее на ум взрывное заклинание. Сфера рассыпалась мелкими осколками, освобождая путь к шкатулке.

Поттер медленно подошёл к ней и взял в руки. Как и другая шкатулка, эта была полностью покрыта руническими символами, лишь сверху была инкрустирована серебристая змейка.

Гарри осмотрел каждый дюйм её поверхности, но не нашёл отверстия ни для ключа, ни для чего-либо другого. И тут его осенило.

— Откройся, — прошипел он, смотря на серебряную змейку. Но ничего не произошло.

Парень хотел было повторить попытку, но тут шкатулка, запоздало щёлкнув, открылась. На серебристом шелке лежал золотой четвёртый кусочек с изумрудом и буквами СС.

Внезапно Гарри почувствовал, как его талисман раскалился. Решив, что это предупреждение, он выскочил из логова, и как раз вовремя. Потолок довольно быстро опустился, уничтожая всё на своём пути. Захрустели кости животных и осколки сферы, и всё стихло. Через пару минут логово вернуло себе первоначальный вид. Лишь на полу лежала пыль от раздавленных вещей и приплюснутая солома.

Гарри быстро спустился вниз. Малфой, так и не пришедший в себя, валялся в высохших чернилах.

Чернила, на то и есть чернила, даже в высохшем состоянии. Поэтому белые волосы слизеринца, уже не были такими белыми. Их цвет больше напоминал нечистую мыльную пену, в которую по случайности налили синьку…

Гриффиндорец опять почувствовал слабое жжение талисмана, а в следующий момент в его голову ворвались обрывки чужих мыслей.

Зачем это было нужно отцу, ведь он… Поттер поражает меня с каждым разом всё больше и больше… Он неплох, хоть и гриффиндорец… Если бы он был в слизерине… Нужно вытащить ту книгу из-под подушки, вдруг кто-то найдёт… О, Джинни… Надо что-то сказать Поттеру такое, чтобы он её возненавидел… Джинни… Она такая…

Гарри дёрнулся, и чужие мысли покинули его голову. Не было сомнений, что они принадлежали Малфою.

Значит, он врал. Странно, но он считает его классными… Но Джинни!!! Это отвратительно.

Гриффиндорцу сразу стало стыдно, что он поверил тому разговору. Малфой тогда позвал его поговорить, перед отъездом на зимние каникулы.

— Мне нужно поговорить с тобой...

— О чем?— устало спросил Гарри.

— Про Джинни, — голос Малфоя был непривычно тихим, он даже не растягивал слова.

— Я не хочу говорить о ней с тобой, — твердо, но, не повышая голоса, сказал Гарри.

— Послушай, Поттер, это действительно важно! Неужели тебя устраивает девушка, которая тебе не доверяет?

— Джинни мне доверяет,— голос Гарри неожиданно дрогнул, что говорило о его неуверенности. Его самым большим страхом было недоверие друзей…

— Да? Тогда почему она себя так странно ведет в последнее время?

Малфой попал в точку. Гарри иногда замечал взгляды, которые на него кидала Джинни. Но он тогда заставлял себя думать, что ему кажется.

— Поттер, она постоянно наблюдает за тобой... Она даже рылась в твоей сумке! На мой вопрос, что она делает, девчонка только покраснела и залепетала что-то неразборчивое. А ты не думал, может, она уже успела побывать и в твоей комнате? Поискать улики...

Гарри не знал, что ему думать, червь сомнения грыз его изнутри.

— Какие улики, Малфой?

— Она подозревает тебя в чем-то... Вспомни, может, уже было что-то такое, а?

Гарри в задумчивости закусил губу. Может, Джинни подозревает, что я во власти Темного Лорда? Но почему? Почему она мне не доверяет?! У меня так мало друзей, которым я могу довериться, а она! Он считал ее опорой, ждал доверия и понимания, а она... не оправдала его надежд, обидела…

После этого разговора он стал отдаляться от неё и Рона с Гермионой. Гарри стал подозревать, что они вместе его в чём-то подозревают… Получить такой удар от друзей… А тут ещё эта совесть, которая мучает его каждую ночь… Всё это надавило на него, гриффиндорец стал замыкаться в себе…

Это и заметила Тонкс. Она его подбодрила и сказала, что со временем всё разрешится. И вот, Гарри всё понял…

Как ему стыдно, что он поверил Малфою… И почему он тогда не поговорил с Джинни? Хотя как бы это звучало?

« Не рылась ли ты в моей сумке, Джинни? »?

Ну, прям как, «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?»…

Гарри в задумчивости взглянул на Малфоя и превратился в феникса. Схватив слизеринца лапами за мантию, гриффиндорец, вспыхнув, исчез.

Глава 36. Маховик.

Появились они в женском туалете, прямо перед раковиной, под которой был вход в Тайную Комнату. Гарри преобразовался, и тут же из последней кабинки выплыла Миртл.

— О, Гарри! — привидение перестало всхлипывать, чем непосредственно занималась перед этим. — Как дела?

— Нормально, — выдохнул гриффиндорец, доставая палочку. — А ты как?

— Хорошо! — расплылась в улыбке Миртл. И тут же добавила. — Точнее, просто ужасно. В меня опять кидали книжкой! Это просто возмутительно!!! Но ты пришёл меня проведать и всё опять прекрасно…

Гарри отделался от Миртл, и, воспользовавшись заклинанием невесомости, упростил себе задачу в использовании левитации. Так как, чем легче ноша, тем меньше сил волшебник тратит на её перемещение.

Но перед этим, гриффиндорец решил кое-что подкорректировать. Недавно он читал про заклинание, которое меняет воспоминания за последние сутки. Им он и воспользовался, стерев всё, что было связано со шкатулкой. Всё вышло так, как будто они непонятно каким образом попали в Тайную Комнату, поговорили, и Малфой потерял сознание из-за отвратительного запаха. Никаких подробностей и зацепок. Всё стерильно.

— Вингардиум Левиосса! — прошептал Гарри и пошёл по направлению к Больничному Крылу.

Там его встретила мадам Помфри.

— Мистер Поттер! Где вы были?

— Что вы имеете в виду? — не понял парень.

— Вас ищет вся школа!!!

— Почему?

— Последний раз вас видели на слушании. Потом вы куда-то ушли и до сих пор нигде не появлялись! И мистер Малфой тоже!

— Вон он, — тихо сказал Гарри, указывая на кровать, на которую погрузил бесчувственного слизеринца.

— Что произошло?!

— Подождите. Какой сейчас день?

— Сейчас воскресенье, ужин …

— Что? Ладно, я к директору.

Гриффиндорец развернулся и направился к выходу из больничного крыла, мимолётно взглянув на ширму, отгораживающую одну из кроватей.

Через несколько минут он уже был возле кабинета директора.

— Блин, — горгулья отъехала в сторону, освобождая проход.

Юноша поднялся по винтовой лестнице и постучал. Дверь распахнулась, но в кабинете никого не было. Ни его обладателя, ни Фоукса.

Гарри вошёл внутрь и опустился на ближайший стул. Только сейчас он понял, насколько устал. Раньше это как-то не ощущалось…

Парень вытащил из кармана две шкатулки. Открыв их, он достал все четыре кусочка и положил на гладь стола таким образом, что они составляли одно целое.

Вдруг их окутало слабое сияние, и на образовавшемся целом круге проявился силуэт песочных часов. Ярко вспыхнув, артефакт приобрёл свой истинный вид. И это был … маховик времени!

Гарри посидел ещё около десяти минут, разглядывая древнейший артефакт. Но, решив быстрее переговорить с директором, парень встал, набросив на шею длинную цепочку, приделанную к маховику, и направился в Большой Зал. Сейчас по идее там проходил ужин.

Подходя к дверям Зала, гриффиндорец обратил внимание, что за ними не так шумно, как обычно.

— Альбус, ну где же он может быть? — спрашивала МакГонагалл у седовласого старца, который и без этого слишком волновался.

— Не знаю, Минерва, не знаю. Я подключил на поиски и Министерство, но пока никаких результатов.

— Может Поттер всё-таки у Того-Кого-Нельзя-Называть? — шепотом предположила профессор Трансфигурации.

— Нет. Если бы это было так, мы бы уже знали. Том смог бы это преподнести со свойственным ему пафосом. Да, и я думаю, Северус об этом знал.

— И странно то, что и мистер Малфой пропал.

— Да-да… Я бы даже сказал, что у них возможно дуэль. Но, во-первых, я знаю Гарри слишком хорошо: он на такое не пойдёт. А во-вторых, мистер Уизли что-то говорил про то, что Гарри сблизился после чего-то с слизеринцем. Да и дуэль не может длиться так долго!

— Ну, разве что они оба одинаково сильны, Альбус.

— Это да. Но Гаррины силы во много раз преобладают над силами мистера Малфоя. Он — наследник Годрика Гриффиндора. И передача сил уже началась…

— Вот он! — перебила МакГонагал говорившего.

Дверь Большого Зала открылись, и лучи заходящего зимнего солнца осветили появившегося черноволосого парня, со шрамом на лбу. Постепенно все разговоры прекратились, и в образовавшейся тишине послышался шорох мантии: директор поднялся со своего места.

Гарри оглядел стихший зал и медленно направился к преподавательскому столу. Навстречу ему поднялся Дамблдор.

— Я думаю, что нам надо поговорить… — начал он.

— У вас в кабинете, — бесцеремонно закончил за него юноша.

Четверть часа спустя они уже были там. Несколько мгновений директор молчал, а потом его как прорвало.

— Где ты был, Гарри? Ты куда-то пропал после слушания, на обеде и ужине тебя не было. Ну, я подумал, с кем не бывает. Но когда после ужина пришла мисс Грейнджер, и сказала, что ты не пришёл на собрание АД! Я уже стал поднимать всех на ноги. Ночью в спальне ты так и не появился… Весь сегодняшний день тоже! Мне пришлось связаться с Министерством и вызвать специальный отряд мракоборцев, чтобы они прочесали территорию запретного леса и вокруг Хогвартса. А мисс Уизли? У неё нервный срыв, и она находится в больничном крыле…

Всё это время Гарри хмурился, и становился более задумчивым, но последние слова вырвали его из такого состояния.

— Что? В больничном крыле?

— Да, но… — начал было Дамблдор.

Но гриффиндорец вскочил и выбежал из кабинета, на ходу крикнув:

— Простите, профессор! Я к вам зайду чуть позже и всё расскажу!

— Нда… — покачал головой директор Хогвартса. — Правила не для него. Но что поделаешь? Наследник Гриффиндора… Надежда всего магического мира…

Гарри бежал по коридорам Хогвартса обратно в больничное крыло. Наконец, попав туда, он стал искать мадам Помфри.

— Что вы шумите, мистер Поттер?

— Я…

— Вы поговорили с директором?

— Да. Я…

— Как вам вообще не стыдно?!...

— Мне… Я…

— … Вся школа на ушах…

— Я…

— Да что там школа! Министерство уже извещено!!!

— Мадам Помфри!!! — взмолился парень. — Помолчите!

Медсестра возмущённо замолкла.

— Где Джинни?

— Мисс Уизли? Она в отдельной палате.

— Где? — поторопил её юноша.

— Что за спешка? Вон там.

Гарри быстро подошёл почти к незаметной двери и пропал внутри.

— Ох, уж эта молодёжь!.. — прокудахтала мадам Помфри и скрылась в своём кабинете.

Гриффиндорец медленно подошёл к единственной кровати. Золотые волосы в беспорядке разметались по подушке. Бледноватое лицо чётко выделялось на их фоне.

Парень опустился на колени у изголовья кровати и аккуратно провёл рукой по одеялу. Он неотрывно смотрел на такое дорогое ему лицо. Как он мог быть таким идиотом, поверить Малфою…

Маленький немного вздёрнутый носик, красные губы, куча веснушек, глаза…

В этот момент опущенные веки с тёмными ресницами дрогнули и приподнялись, открывая зелёные блестящие глаза.

— Прости, — прошептал Гарри.

Глава 37. Прыжок в прошлое.

Гарри просидел возле Джинни полночи. По просьбе девушки, он рассказал всё, что с ним происходило. Повествование получилось грустным.

Около трёх часов, гриффиндорка отправила его спать, видя, какой он замученный и сонный.

Гарри брёл по Хогвартсу, находящемуся в объятиях Морфея. Не было видно даже привидений. Наконец, добравшись до спальни, юноша, не раздеваясь, упал на свою кровать и тут же уснул. Поначалу ему снился всяческий бред.

Сначала Джинни плыла в какой-то лодочке, держа в руках несколько жёлтых роз с бордовыми серединками. От одной она отрывала лепестки и гадала: «Любит, не любит, люблю, не люблю…». Потом девушка медленно превратилась в Волан-де-морта, который делал тоже самое, вот только говорил: «Убьёт, не убьёт, убью, не убью…» .

Гриффиндорец ворочался на кровати, а картины снов быстро менялись перед его внутренним взором.

Вот Василиск из тайной комнаты. Его кожа лопается, и гнилые внутренности вперемешку с червями начинают затапливать всё вокруг. Вот они покрыли весь пол, вот достают до колена, по пояс… А Гарри стоит, не может сдвинутся, потому что на нём висит Малфой, говоря:

— Она тебя предала, брось её… Она не для тебя… Она тебе не доверяет…

Постепенно его голос слабеет, а вокруг всё начинает темнеть.

Ты убийца… ты убил… ты перешагнул грань… Ты…

Такой знакомый уже голос начинает раздаваться в ушах, а перед глазами мёртвые пожиратели встают и начинают танцевать вальс.

Но вдруг всё заволокло чёрной дымкой, и все звуки стихли. Ничего не было видно и слышно. Гарри как будто находился в пустоте, непонятно откуда взявшейся.

Внезапно тьма рассеялась, и парень увидел уже знакомое ему место. Озеро с высунувшимся из него огромным кальмаром, и дерево, под которым он, Рон и Гермиона любили сидеть, и учить уроки или просто разговаривать. Через минуту там стали появляться люди. Незнакомые, но точно ученики. По их виду можно было сказать, что они только что сдали какой-то экзамен или, скорее всего, СОВ. Вдруг Гарри выхватил из толпы, знакомые ему лица. Его отец шёл вместе с Сириусом и Ремусом, а сзади тащился Питтегрю.

Это было, несомненно, воспоминание Снейпа, которое почти год назад, Гарри видел в омуте памяти.

Вот мародёры сели под деревом, разговаривая про только что сданный СОВ по ЗОТИ. Юноша подошёл ближе, как раз в тот момент, когда Сириус сказал, что ему скучно.

— Смотри, — сохатый указал куда-то в сторону.

Гарри даже мог не оборачиваться, он знал, что там идёт Снейп. И тут же его обуяли противоречивые чувства. С одной стороны он продолжал не любить зельевара, но с другой он понимал, что это всё несправедливо, что мародёры перегибают палку.

— Как дела, слюнявиус? — встал на ноги бродяга.

Зная, что после этого будет, у Гарри пронеслось в голове:

— Я должен это прекратить…

В следующий момент он почувствовал, что его как будто сдавливает со всех сторон, и проснулся. Парня окутывало золотистое сияние, в котором его тело стало таять. Через минуту гриффиндорец наблюдал за проносившимися перед ним размытыми яркими пятнами. Через пару секунд, ярко вспыхнув, он очутился на той же поляне, которую видел во сне.

— Как дела, слюнявиус? — повторил его отец.

Гарри ущипнул себя за руку. Получилось больно. Да, он реален сейчас в этом времени, но пока его не заметили. И как это случилось?

Тем временем, Снейп резко вытащил палочку.

— Экспеллиармус! — крикнул Сириус, а Джеймс навёл на свою палочку на обезоруженного врага.

Гарри выскочил наперерез заклинанию и отбил его щитом, мгновенно достав палочку.

Окружающие в шоке замерли.

— Хватит, — нарушил тишину юноша.

— Что хватит? — первым пришёл в себя Джеймс.

— Что он тебе сделал?

— Ну… — впервые растерялся сохатый и тут же сменил тему. — А кто собственно ты?

— Я? — гость из будущего по привычке пригладил волосы в районе шрама. — Я Гарри. Гарри Поттер.

— Поттер? — переспросил Сириус.

— Да.

— Ты… Ты мой родственник? — замявшись спросил Джеймс.

— Я твой сын, — тихо сказал Гарри.

— Это же очевидно, — заулыбался Сириус. — Вы же похожи, как две капли воды! Ну, прям как по оборотному зелью.

После этих слов Люпин насторожился.

— У меня нос короче, глаза другие и есть ещё одна отличительная примета, — тут же сказал Гарри.

Сзади послышался шорох. Это Снейп пришёл в себя и стал медленно передвигаться к палочке.

Никто не обратил на это внимания. Все окружающие попеременно смотрели на двух одинаковых парней.

— Плак! — раздалось сзади.

Гарри моментально выставил огромный поглощающий щит, и заклинание впиталось в него.

— Не надо, — сказал он, повернувшись к Снейпу. Параллельно юноша понял, что где-то уже слышал это заклинание. Да! Его использовал Малфой на их дуэли, на Рождество. Было глупо предположить, что слизеринец придумал его сам, конечно, ему помог декан. — Убери палочку.

Будущий профессор по Зельям медленно опустил руку.

— Что здесь происходит? — раздался голос Лили. — Поттер?

— А что? Я ничего! — взлохматил волосы Джеймс.

— Вас что, уже двое?! О, нет! — возмутилась девушка.

Гарри услышал вскрик и обернулся. В том месте, где он сам появился, лежала рыжеволосая девушка. Окружающие неотрывно наблюдали за ним.

— Джинни?! — он бросился туда и помог подняться своей девушке. — Что ты здесь делаешь?

— А ты что здесь делаешь? Я пришла к тебе, а тебя нет. Только сгусток золотистой энергии на твоей кровати. Ну, я до него и дотронулась…

— О, нет… — простонал юноша.

— Как ты здесь очутился? И… где это здесь? — вновь прибывшая огляделась.

— Мы в Хогвартсе, только двадцать лет назад. Приблизительно. Сейчас идёт сдача СОВ.

— Мне кто-то что-то объяснит? — вмешалась Эванс.

— Ну, это мой сын, — улыбнулся Джеймс, показывая на Гарри. — А это, — он указал на Джинни. — Я не знаю…

— Это Джинни. — Сказал парень со шрамом, тоже улыбаясь. — И я удивлён. Если бы вот так передо мной появился почти что мой двойник и сказал, что он мой сын, я бы не поверил.

— Ага. Ты бы устроил допрос с пристрастием, — пробормотала девушка и, помолчав, добавила. — Нам надо понять, зачем мы здесь и как сюда попали.

— И как вернуться назад, — добавил задумчиво Гарри, обняв Джинни за талию.

Джеймс с завистью посмотрел на сына. За такое он бы от Лили получил по кумполу…

Вдруг сзади кто-то матюкнулся. Все повернулись туда и…

— Рон??? — воскликнули хором Гарри и Джинни.

Рыжий парень поднялся с земли, отряхивая свою пижаму.

— Что происходит? — не замедлил явиться вопрос.

— Стоп. Ты кто? — спросил Джеймс.

— Ээээ… Я же Рон! Ты меня что, забыл, Гарри? И чего это тебя аж две штуки??? — прибывший перевёл взгляд с сохатого на настоящего Гарри. — Тогда кто ты?

Парень подошёл к нему и стал деловито трясти ему руку.

— Я Гарри Поттер. Приятно познакомиться, Рон. А как тебя зовут?

Джинни хихикнула и отвернулась, с трудом сдерживаясь.

Её брат удивлённо взирал на друга. Толпа учеников, включая мародёров и Лили, молча наблюдали за гостями из будущего.

— С тобой там ничего не сделали за прошедшие сутки, которые тебя искал весь Хогвартс и Министерство Магии?

После этих слов окружающие немного ожили, а некоторые даже стали шепотом обсуждать услышанное.

— Нет, Рон. Я в полном порядке, не считая того, что мы каким-то образом очутились здесь. И нам неизвестна ни причина нашего появления здесь, ни способ вернуться назад.

— Эммюэ… А здесь, это где?

— Мы сейчас в Хогвартсе, двадцать лет назад, — ответила Джинни.

— Ты тоже тут? И что за бред, сестрёнка? — хмыкнул юноша.

— Это не бред. Она абсолютно права.

Рон стал оглядываться вокруг, как бы не веря словам. Его взгляд остановился на Сохатом.

— Хорошо. Тогда кто ты?

— Я Джеймс. Джеймс Поттер, — ухмыльнулся тот.

У рыжего парня отвисла челюсть.

— Гарри… Это твой отец?

— Да, Рон.

— А где же твоя мать? Вроде они вместе учились…

— Ну, ты осмотрись. Поищи знакомые глаза. Я могу даже очки снять, чтобы тебе было легче сравнивать.

Парень, странно взглянув на говорившего, стал оглядывать собравшихся. Те почему-то внимательно разглядывали его самого, изредка переводя взгляд то на Гарри, то на Джинни, то на мародёров.

Рон бесцеремонно осмотрел всех девушек. Наконец он дошёл до Лили.

— Эй! — не выдержала девушка столь наглого рассматривания.

Юноша в свою очередь повернулся к другу, вопросительно глядя на него. Тот кивнул, улыбаясь. Рон присвистнул, чем вызвал негодование у Джеймса.

— Эй! — крикнул тот, и вдруг замер, что-то соображая. Потом повернулся к сыну. — Стоп. То есть … она… твоя мать?

Гарри ещё больше заулыбался и кивнул.

— Ура! Ура! Ура! — стал прыгать Сохатый, но, заметив недоумённые взгляды окружающих, остановился и гордо выпрямился. — Я хотел сказать, что очень рад, — как-то слишком спокойно добавил он.

— Да ни за что в жизни! — сказала Лили. — Да я буду…

— … встречаться с большим кальмаром из озера, чем с Джеймсом Поттером, если перед тобой станет такой выбор? — закончил за неё Гарри.

— Да… А откуда ты знаешь, что я хотела сказать? — удивлённо уставилась на него девушка.

— У меня свои источники, — улыбнулся парень. И помолчав, добавил. — Но ты же знаешь, что это не так.

Лили странно улыбнулась.

— Ну, если бы он был таким же, как ты, то я бы с ним, не задумываясь, встречалась.

— Гарри у нас единственный и неповторимый, — гордо сказала Джинни.

— Да ладно тебе, — отмахнулся тот.

— Он — надежда всего магического мира, — продолжала она, хитро прищурив глаза.

— Джин, не надо! — стал сердиться Гарри. Он терпеть не мог, когда его восхваляют.

— Лютый враг Волан-де-морта. — девушка даже произнесла имя, отчего многие вздрогнули, а перешептывания стали громче. Значит, оно уже известно.

— Хватит, — повысил голос зеленоглазый брюнет.

— И ко всему прочему, наследник Гриффиндора! — закончила Джинни, сверкнув глазами.

Гарри не понимал, почему он так сильно взбесился, но от переполняющих его чувств рядом стоящее дерево треснуло, и небольшая часть рухнула к его ногам. К счастью на его пути никто не стоял.

Талисман ужасно раскалился и сильно обжёг юношу. Тот зашипел от боли и прижал руку к груди. Параллельно по его телу как бы прошёл разряд тока, от чего Гарри упал на одно колено.

— Что с тобой? — рядом с ним опустилась Джинни. Выражение её лица менялось очень быстро.

— Не знаю. Талисман… он… обжигает, — с трудом выговорил парень.

Постепенно боль прошла, и он смог встать на ноги и отдышаться. Вокруг все шептались и с ещё большим интересом наблюдали за происходящим.

— Ну, ни фига себе… — выдохнул Джеймс. — Значит, я тоже наследник Гриффиндора?

— По идее, да, — ответил Гарри.

— Но почему я не чувствую сил предка? — деловито поинтересовался он.

— Возможно, потому, что Годрик Гриффиндор поставил временную блокировку. То есть именно я должен получить все его силы…

— Но почему? — обижено поинтересовался Сохатый.

— Да! Что за дискриминация? — вмешался Сириус.

— Просто великой четвёрке было предсказано, что через тысячу лет их наследники встретятся, и свершится битва. А сейчас, ещё двадцать лет до тысячелетия Хогвартса…

— Смотрите! — перебил парня, молчавший перед этим Люпин. Он указал куда-то вглубь треснувшего дерева.

Гарри подошёл ближе и удивлённо замер. За ним остановилась Джинни и Рон. В образовавшееся отверстие было видно подобие гнезда. В нём сидела жаба, а под ней находилось крупное белое куриное яйцо…

— О, нет… — простонал Гарри.

— Что? — пробормотало несколько человек.

— Это же только жаба! — удивился Питтегрю.

— На Амбридж похожа, — вставил, подошедший ближе Рон.

— Она высиживает куриное яйцо.

— И что?

— Как что? Таким образом получаются василиски!!!

— Бррр… — Джинни в отвращении сморщила носик, но всё-таки подошла к дереву.

— Интересно, что тут сейчас? — начал, было, Гарри, повернувшись к друзьям, и чувствуя, что что-то висящее на шее с силой тянет его к земле.

Как вдруг их троих окутало золотистое сияние, и будто бы включилась обратная перемотка кассеты. Всё что с ними произошло тут, прокрутилось назад, потом ярко вспыхнуло, и троица оказалась в Хогвартсе.

— Офигеть! — прошептал Рон.

Глава 38. Предсказание.

— Рон, убери, пожалуйста, руку с моей ноги, — сказала Джинни.

— Опс… Ах, да. Эта честь принадлежит только Гарри, — съязвил тот.

— Заткнись! — взъярилась его сестра.

— Тихо, — прошипел зеленоглазый брюнет, — народ разбудите. Пойдёмте лучше в гостиную.

По требованию Рона, Джинни прошлось сбегать и разбудить Гермиону.

— Ну, что такое? — наконец, спустилась зевающая девушка. — Что такое срочное случилось? О, Гарри!

Парень немного виновато склонил голову.

— Так что случилось? — повторила Грейнджер.

— Ну, мы как-то попали в прошлое. В Хогвартс двадцать лет назад, — начала Джинни.

— Но как?

— Я, кажется, знаю… — пробормотал Гарри.

Все повернулись к нему с одинаковым выражением удивления на лице.

— Как?

Юноша снял с себя цепочку с маховиком и положил на стол. Часики слабо мерцали в темноте.

— Это тот артефакт, про который ты мне рассказал? — помолчав, спросила Джинни.

— Да.

— Но это же всего лишь маховик! — пробормотала Гермиона.

— Раз уж об этом речь, то это самый первый маховик. Его создала Великая Четвёрка. Получается, что он уникален, и я уверен, обладает не только теми свойствами, которые может выполнять любой другой маховик времени.

— Причём тут он?

— Мне кажется, что мы попали в прошлое не без его участия.

— Хорошо. Начнём с того, откуда он у тебя, — заговорила Гермиона.

Гарри, помедлив, достал две шкатулки и положил их на стол.

— Эту, — он указал на ту, на которой был нарисован герб Хогвартса, — мы вместе достали в Министерстве. А эту, — он указал на другую, со змейкой на крышке. — Я достал в Тайной комнате.

— Когда?

— В то время, когда вы меня искали.

— В смысле? — не понял Рон.

— Ну, вы же сказали, что меня искал весь Хогвартс и Министерство…

— Но почему так долго? И какое отношение имеют шкатулки к маховику?

Юноша со шрамом открыл обе шкатулки. Как и ожидалось, они были пусты.

— Но ведь мы не могли открыть эту тогда, — начал было Рон, но Гермиона перебила его.

— Почему они пусты?

— Потому что те кусочки, которые тут находились, составили вот это маховик. Только вот это углубление было пустое. Слизерин запрятал свою часть в этой шкатулке и упрятал в Тайной Комнате…

— Как ты догадался, что он спрятал именно там? И как ты открыл шкатулки?

— Которая из Министерства, с помощью амулета Годрика. А другую — с помощью змеиного языка. Когда положил все кусочки рядом, то они слились в одно целое, а точнее в маховик.

— А почему ты решил, что именно из-за него мы там оказались?

— Ну, мне и раньше снилось то воспоминание, но попал туда только сейчас…

— Воспоминание? — не понял Рон.

— Неважно, — оборвал его Гарри. Он не собирался рассказывать, что это воспоминание Снейпа из Омута Памяти. — Мне надо к Дамблдору.

— Ха! В такое время?

— Ээээ… А который час? — остановился парень.

— Пять утра, — хмыкнула Гермиона.

— Нда. Поход к директору придётся отложить на пару часов.

— Думаю, нам надо хоть немного вздремнуть, а то на уроках нам просто нефиг делать будет, в сонном состоянии, — сказала Джинни, вставая.

— Что да, то да, — согласилась Гермиона. — Только я бы хотела узнать одну вещь.

— Какую? — зевнул Гарри.

— Что с тобой происходило последнее время? Почему ты с Малфоем общался?

Юноша поперхнулся.

— Да! Почему? — поддакнул Рон.

Гарри покачал головой, показывая, что не намерен говорить об этом сейчас.

— Нет уж, ты скажи, — настаивал Рон.

Зеленоглазый брюнет взглянул на Джинни. Та, хоть и тоже хотела услышать ответ на этот вопрос, но, увидев его печальный взгляд, решила прийти на помощь.

— Перенесём этот разговор на завтра, — сказала она тоном своей матери, и её брату сразу перехотелось спорить.

Следующим утром все четверо были жутко заспанными и еле перекидывались короткими репликами. Лучше всех чувствовала себя Гермиона. Она, как ни как спала больше остальных. А вот Гарри был в ужасном состоянии. Он не спал около двух суток, а те пару часов, которые ему удалось вздремнуть, не восполнили недостаток энергии.

Первой парой была, как всегда, Защита От Тёмных Искусств. Можно было даже не мечтать, чтобы на ней отдохнуть, или покемарить. Вот Джинни повезло. У неё первой была История Магии.

— Подъём, — сказала Гермиона, вставая из-за стола.

Гарри и Рон только промычали что-то невразумительное в ответ, скорее всего не цензурное.

— Вставайте! Мы опоздаем на ЗОТИ.

Юноши с трудом оторвались от скамьи и, зевая, побрели за подругой.

Профессор Киотто была, как всегда, в хорошем настроении.

— Сегодня мы будем изучать такое существо, которое называется Бори. Это дух. Он принимает обличие того, кто с ним рядом находится, может говорить и двигаться так же, как этот человек. В общем, становится его копией. Появляется он в сумерках. Кто знает почему?

— Потому что при хорошем освещении он становится немного прозрачным. То есть легче отличить его от того, кого он копирует, — отчеканила Гермиона.

— Правильно, — улыбнулась профессор. — 10 баллов Гриффиндору. Обитает Бори чаще всего в тёмных углах, тёмных комнатах или на чердаках. Для его уничтожения нужно использовать заклинание Дисолв. Но при его применении нужно думать о чём-то хорошем, иначе оно может дать сбой. Сейчас же вам требуется без помощи магии отличить настоящего человека от духа. Задача усложняется тем, что Бори может отвечать так же, как и тот, кого он копирует.

— А чем он опасен? — спросил какой-то пуффендуец.

— Иногда, когда проходили сражения, появлялся Бори. И дерущиеся путали, кого надо убивать. Враг, у которого появлялась копия, получал преимущества в сражении, и чаще всего побеждал.

Урок прошёл быстро и увлекательно. Даже Гарри с Роном проснулись, настолько интересно было угадывать кто из двух одинаковых людей — ненастоящий.

Сложнее всего было определить, где настоящий Рон. Оба с пеной у рта утверждали, что это именно он.

А вот Гарри сразу был «разоблачён». Возможно потому, что он поставил мысленный блок, и Бори растерялся, не зная как ему отвечать на каверзный вопросы отгадывающих.

Троице очень повезло, что они окончательно проснулись, так как на уроке Гербологии они проходили не очень безопасное растение.

— Зирмиг растёт очень быстро и относится к классу вьющихся, — рассказывала профессор Стебель. — Чаще всего его можно встретить на толстых стволах старых деревьев или на стенах древних замков. Но также, он может обвивать лежащие брёвна. Бывали случаи, когда Зирмиг прорастал в том месте, где спал путник. И за ночь он мог обвить человека, после чего тот, чаще всего, не выживал, так как лепестки цветов Зирмига покрыты капельками ядовитого вещества. Когда этот своеобразный яд попадал на кожу, он очень быстро всасывался и оказывался в крови, погружая пострадавшего в глубокий сон. Но если количество яда будет очень большим, то человека ожидает летальный исход. Ваша задача аккуратно собрать вот в эти колбочки ядовитое вещество с лепестков. Те люди, у кого будет больше всего наполненных ёмкостей, получат призовые очки своему факультету. Преступайте.

Зирмиг был очень длинным и обвивал лежащие в теплице брёвна. Его стебель был покрыт листьями, которые были похожи на маггловский укроп, вот только в несколько раз больше. Да и укроп не извивается и не пытается обвить твою ногу или руку. Цветки же напоминали обычные тюльпаны, вот только вряд ли у магглов можно встретить такое чудо селекции синего цвета.

Ученики взяли сразу по несколько колбочек и стали наполнять их. Все весело болтали, считая это очень лёгким заданием, но когда Симус Финиган свалился на пол и захрапел, все поняли, что всё не так-то просто.

Гарри положил в карман очередную набранную ёмкость и обернулся посмотреть, как дела у остальных. На удивление, около пяти человек дрыхло на наколдованных скамьях, остальные же продолжали трудиться.

Когда прозвенел звонок, парень со всеми оставшимися, которых было столько же, сколько и спящих, направился к профессору Стебель. Невилл и Гермиона насобирали пятнадцать колбочек, и получили по двадцать баллов, Гарри наполнил тринадцать с половиной, за что пополнил счёт гриффиндора ещё на пятнадцать баллов. Остальные же набрали и того меньше.

На обеде Рон вспомнил про вчерашний разговор.

— Так ты нам раскроешь тайну вашего общения с Малфоем? — спросил он.

— Почему ты от нас отдалился? — в упор посмотрела на него Гермиона.

Гарри молчал, не зная с чего начать.

— И ведь тогда, ну той ночью, всё было нормально, — подняла Джинни свои красивые глаза на парня.

— Что значит, той ночью?! — резко повернулся к ней брат. — Что это вы делали? — перевёл он свой взгляд на Гарри, который опустил голову. — Ну!

— Мистер Поттер, — к ним подошла МакГонагал. — Директор ждёт вас у себя в кабинете через пять минут.

— Но профессор, у меня же уроки!

— Директор считает, что ваш разговор важнее их, — полным неодобрения тоном ответила ему женщина. — Поторопитесь.

Гарри встал из-за стола, взглянув на разъяренного Рона, задумчивую Гермиону и на смущённую Джинни, и пошёл к директору. По дороге он размышлял, как же выкрутиться из сложившейся ситуации. И решил рассказать ребятам правду, по крайней мере, почти всю.

— Садись Гарри, — сказал ему Дамблдор, когда парень переступил порог кабинета.

Фоукс как всегда засиял, приветствуя наследника Гриффиндора.

— Надеюсь, сейчас ты не будешь убегать, как вчера. Я очень хотел бы услышать, где ты пропадал целые сутки. Скажу только одно, Мадам Помфри очень злилась, когда не обнаружила свою пациентку на месте. Но должен признать, что ты подействовал на мисс Уизли во много раз лучше, чем те лекарства, которые ей давала Поппи. Ну, ладно, я тебя слушаю.

Гарри кратко рассказал про всё, что с ним случилось, начиная с окончания слушания. Умолчал разве что про то, что именно ему удалось прочитать в мыслях Малфоя. Закончил он на возвращении из прошлого.

— Как вы думаете, василиск остался на том же месте? — спросил он, вытаскивая маховик и кладя его на стол директору.

— Надо проверить, — задумчиво ответил Дамблдор.

Тот факт, что кто-то решил создать василиска на территории Хогвартса, вызвало у него удивление, смешанное, как ни странно, с раздражением.

— Эммюэ, а почему ты не сказал, что шкатулка из Министерства у тебя?

— Ну, я про неё забыл, — честно ответил парень, выкладывая ту самую шкатулку перед собой. — Вы, кстати, хотели мне что-то сказать, — добавил он, доставая вторую шкатулку и кладя её рядом с первой.

— Да-да, — очнулся директор. — Трелони предсказала ещё кое-что…

— Опять? — не сдержался Гарри, тут же добавил. — Простите.

— Пророчество звучало так.

Дамблдор достал свой омут памяти, и немного помешав его своей волшебной палочкой, откинулся на спинку кресла. Тут же из ёмкости появилась молочно белая фигура.

Магии искусство превзошло себя. Земля теряет равновесие. И станет известным ключ загадки той, от которой проявляется в существе разумном тьма, зависящая от луны… Произведение падёт, но не каждый сможет увидать его. Лишь тот, у кого есть тёмный дар, в силах осуществить предначертанное, если он обратится к свету…

Глава 39. Вызов.

Гарри сидел в гостиной совершенно один. Все были на ужине, и он решил всё разложить по полочкам пока была такая возможность.

Значит, первое предсказание в этом году:

«Скрестятся два ума, и приоткроется окно туда, откуда нет пути. Но великой жертвой одного и силой неизведанной другого, будет приоткрыта дверь. И будет третий, силой неизведанной и умом которого, скрестившегося с даром второго, свершится невозможное. И явится путь оттуда, сокрытый от первого, чья жертва послужила его началу»

Можно сказать, что первая часть сбылась. Два ума скрестились, а точнее составленные заклинания Гарри и Волан-де-морта: Экзистенс + Облитаретбе = Экзисретбе. И приоткрылось окно — Гарри открыл его в зеркале с помощью получившегося заклинания. И даже смог поговорить с Сириусом…

В голове Гарри как будто ток пропустили. Ведь он мог ещё раз связаться и поговорить с крёстным. И не только с ним! Ведь родители тоже там… Да и Сириус хотел что-то сказать, но Малфой помешал. Малфой…

Юноша отбросил мысли о слизеринце и продолжил подводить итоги.

Будучи в омуте памяти Салазара Слизерина он слушал ещё предсказания:

Через тысячу лет, силы великой четвёрки проснутся в их наследниках. При их встрече решится судьба мира...

Наследник змееуста великой четвёрки станет причиной зла на исходе этого тысячелетия. Но трое, в чьих жилах течёт кровь трёх других великих магов, воспротивятся ему...

Скоро грянет битва, и через тысячу лет она повторится вновь. Исходом той будет смерть одной из сторон. Победивший получит силу поверженной…

Никто не сможет убить ни одного наследника великой четвёрки, кроме них самих...

Наследник отважнейшего из великой четвёрки не раз пересечётся с наследником хитрейшего. Но они не смогут повергнуть друг друга. Уязвимыми они станут лишь тогда, когда великая четвёрка наследников воссоединится...

На сто процентов известно, что наследник Слизерина — Волан-де-морт, Гриффиндора — он, Гарри, а наследница Пуффендуй — Николь Киотто. Но кто тогда наследник или наследница Когтевран?

Так, ладно. Сегодня он узнал что? То, что василиска на месте не оказалось, и то, что Первый Маховик Времени действительно необыкновенный. Как юноша уже убедился, маховик может сам перемещать мага во времени, вне зависимости от желаний оного. Так же он может останавливать время и работать, как обыкновенный маховик. Но Гарри заметил, что Дамблдор ещё о чём-то умолчал.

И ещё, он так и не поговорил с друзьями, но интуиция подсказывала, что после разговора, всё будет не так радужно.

Размышляя, парень не заметил, что ученики стали возвращаться с ужина.

— Гарри! — вырвал его из раздумий чей-то голос. Это оказался Пэтри Сендан. — У нас ведь скоро матч с Пуффендуем. Когда будут тренировки?

— Или ты занят? А? — хитро улыбнувшись, спросил подошедший Прокси Нэил.

— Нет-нет, ребят. Тренировка будет. Завтра в шесть.

Узнав нужную информацию, парни удалились.

— Ага! Вот ты где! Ну теперь то ты от нас не отвертишься, — негромко сказал подошедший Рон. За ним стояли Гермиона и Джинни.

— Для начала расскажи то, что ты узнал от Дамблдора, — сказала Гермиона, садясь на диван.

Гарри рассказывал долго, оттягивая момент разговора на скользкую тему. Но бесконечно делать это он не мог.

— Так, с этим ясно… — начал Рон.

— Нет. У меня вопрос. Как ты и Джинни попали ко мне? Ну, туда, — предпринял последнюю попытку Гарри.

— Я заглянула за полог и увидела на кровати сгусток золотой энергии. Зачем-то до него дотронулась и очутилась там, — ответила девушка.

— Аналогично, — сказал её брат. — Теперь не увиливай.

Помолчав, Гарри рассказал всё. Почти всё. Он немного изменил его разговор с Малфоем, но смысл остался тем же. На секунду он замолчал, но Джинни, глаза которой уже блестели от слёз, расценила это, как конец исповеди.

— Ты… ты… — и, не договорив, она выбежала из уже пустой гостиной.

— Мы ещё поговорим, — бросил Рон, и направился следом за сестрой.

Одна Гермиона осталась сидеть, наблюдая за неподвижно сидящим парнем.

— Ты ведь не договорил, — нарушила она молчание. — Почему ты так поступил?

Гарри поднял на девушку взгляд затравленного волка.

— Совесть…

— Что? — не поняла гриффиндорка.

— После того, как я, можно сказать, убил тех пожирателей, я не мог спать ночью. Каждый раз я слышал голос, который твердил: Ты убил… Ты перешагнул грань… Убийца… Ты обречён… Ты нарушил права существования… И всё в том же духе…

Парень замолчал.

— И? — прошептала Гермиона.

— Дамблдор сказал, что это совесть. Я не знал, как себя вести. Я не мог сам себя понять. Я даже почти перестал доверять сам себе, не говорю уже об окружающих…

Гарри судорожно вздохнул.

— А потом, когда я прочитал мысли Малфоя, то понял, какой я идиот.

— Ты смог прочитать его мысли? И что там такое было?

— Он влюблён в Джинни, — невесело улыбнулся юноша. — И пытался разорвать наши отношения. Смею признать, что он выбрал очень подходящий для этого момент… Я даже не думал, что могу быть таким дебилом.

— Ладно. Хватит,— прервала его Гермиона. — Я помогу тебе.

Гарри поднял на девушку свои зелёные глаза.

— Спасибо за то, что ты есть, Герми, — тихо сказал он. — Ты единственная меня понимаешь…

Девушка обняла гриффиндорца.

— Если бы не было тебя, вряд ли я стала бы такой, — прошептала она. — Иди спать, — уже не так тихо сказала Гермиона. — Я поговорю с Роном.

Гарри решил не спорить. И через десять минут, лежа на своей кровати, он забылся беспокойным сном.

Поттер шёл по коридору Хогвартса, заполненного учениками, а за ним тащился Рон. Вдруг кто-то попытался остановить парня. Но тот воспротивился. Завязалась молчаливая схватка, в которую вклинились почти все присутствующие. Изредка слышались тихие вскрики и удары. Вскоре Гарри был повален на холодный каменный пол. Сверху на него уселся «купидон», расположив свой жирный зад в опасной близости с носом гриффиндорца.

— У меня к тебе послание, — прогундосил он. Из его рта вырвалось вонючее облачко. В результате этого некоторым людям отшибло аппетит на несколько суток.

Почти в этот момент Поттер от всей души порадовался, что Златопуст Локонс придумал отпраздновать день всех влюблённых.

— Слушай, — забрынькал «амур» на балалайке. —

Я днями хожу за тобой по пятам.

Я совесть, что мучает тебя по ночам.

Я кошмар, преследующий вечно тебя.

Я — твоя смертоносная судьба!..

В коридоре воцарилась тишина. Вдруг кто-то грохнулся в обморок. Это оказался Малфой. Внезапно он забормотал:

— Главное, что бы он не узнал, что это я… главное… что бы не узнал… что это… я… — внезапное его голос изменился. — Убийца… ты убийца… ты будешь наказан… ты заслужил это…

— Уй! — Гарри, ворочаясь на кровати, стукнулся головой о тумбочку, стоящую у изголовья.

Он встал и налил себе стакан воды. Шесть утра. Ещё рано, но заснуть уже невозможно. Одевшись, парень стал размышлять, как скоротать время. Летать… Одна мысль, и вот уже он в виде феникса вылетел в окно.

Паря над спящим Хогвартсом, встречая рассвет, Гарри вспомнил, как летал тут с Джинни. Рыженький фламинго… Вдруг ему вспомнилась маггловская песня и тут же в голове созрела идея шага на примирение с девушкой. Конечно, если у Гермионы ничего не получилось…

Гарри первый спустился на завтрак, как и ожидалось, зал был пуст. Только сидела пара преподавателей за своим столом. Быстро поев, парень вышел из зала. Как раз в это время стали появляться ранние пташки, в основном почему-то из Когтеврана.

Спешил Гарри в совятню. Поднявшись туда, парень сразу нашёл свою сову. Букля радостно клюнула хозяина в руку и подставила лапу для письма.

Привязав заказ на кое-что, не забыв сразу засунуть в конверт деньги и послание, юноша выпустил сову в окно и направился в гриффиндорскую башню за вещами.

Первой парой были Чары. На уроке они изучали заклинание, помогающее против мелких травм, к которым относились несильные ожоги, обморожения, опухали и вывихи. Тренировались в парах. Флитвик умело имитировал у всех различные виды перечисленных травм.

Гарри упражнялся вместе с Гермионой.

— Я поговорила с Джинни, — в перерыве между пробами сказала ему девушка.

Гриффиндорец вопросительно на неё посмотрел.

— Я ещё с Роном и Николь поговорила. Они в свою очередь тоже должны с ней «пообщаться». Но у меня не получилось…

Гарри покачал головой. Он чувствовал, что не всё так просто.

Следующим уроком были Зелья. Он проходил, как обычно. Все трудились над зельем Честности. Тот, кто его употребил, на час лишался возможности врать. Слизеринцы, как всегда, пытались вызвать гриффиндорцев на рожон. Снейп снимал баллы… Гарри вяло помешивал свое зелье, за что заслужил укоризненные взгляды Гермионы. Но тут в аудиторию робко зашел какой-то первокурсник.

— П-профессор Снейп, вас директор просит зайти к нему в кабинет…

Злобно взглянув на класс, зельвар вышел из помещения вслед за мальчишкой.

Тут же студенты враждующих факультетов пришли в движение. Слизеринцы воспользовались возможностью поиздеваться над гриффиндорцамими. Посыпались колкие шуточки, едкие замечания…все в слизеринском духе. Естественно, их оппоненты тоже завелись, и вскоре весь класс уже кипел.

— Мерзкие грязнокровки!

— Тупые валенки!

— Неумехи и слабаки, не видать вам кубка!

— А это мы еще посмотрим кто кого!

Гвалт стоял такой, что было слышно на все подземелья. Дело могло б дойти и до маггловской драки, но в аудиторию ворвался Снейп. Казалось, у него настроение было еще хуже, чем до ухода.

— Что вы себе позволяете?! По местам, чтоб вас слышно не было! Минус 20 баллов Гриффиндору! Благодарите за это мисс Грейнджер, которая вместо того, чтобы варить зелье, находится, черт знает где.

— Да она же просто рядом с партой стояла! — решил заступиться за подругу Гарри.

— Ааа, Поттер, — глаза Снейпа еще больше сузились. — Еще минус 20 баллов Гриффиндору за непочтительное отношение к преподавателю!

— Но…

— Что-то вам сильно нравится совать свой нос в чужие дела, мистер Поттер. Как бы вам его не лишиться…

— Я не лезу не в свои дела! — Гарри не нравился тон профессора.

— Еще как лезете, — перебил его Снейп. — очень далеко лезете…аж на двадцать лет назад…

— Ах, вот оно что! — пробормотал про себя Гарри, до него теперь начало доходить, почему Снейпа вызвали к Дамблдору и почему он стал вдруг таким злым. Хоть это и не шло в сравнение с тем состоянием злобного зельевара, в котором он находился в прошлом году, после того, как вытащил его, Гарри из омута памяти.

— Поттер, вы ничего не понимаете! Вы просто сопливый мальчишка, который вмешивается в вещи, в которых он совершенно ничего не смыслит! О, как вы похожи на своего отца! Как он и его друзья любили совать свои носы туда, куда не следует!..

— Замолчите, — тихо сказал Гарри.

— Что вы сказали?

— Я сказал, чтобы Вы закрыли свой рот.

— Да! Каков отец, таков и сын! Наглость у вас в крови…

— Заткнитесь! — парень был просто в ярости. — Хоть я и не одобряю некоторые действия своего отца, но вы не имеете права так о нём говорить!

— Да? И что вы сделаете? — злорадно ухмыльнулся Снейп.

— Вызову вас на дуэль, — в полной тишине ответил Гарри.

Глава 40. Рыженький фламинго...

Джинни сидела на уроке истории магии и ждала, когда же, наконец-то, прозвенит звонок, и можно будет со спокойной душой отправиться на обед. Как вдруг раздался стук в окно, возле которого она сидела. С её места было видно только голову серой сипухи, которая смотрела на девушку. Взглянув на профессора Бинса, который, не обращая внимания ни на что, продолжал скрипеть что-то про непонятно кого, гриффиндорка под заинтересованные взгляды однокурсников тихо открыла окно.

В аудиторию вместе с прохладным ветерком влетела сова. Она держала корзину с огромным букетом жёлтых роз с бордовыми серединками. Оставив цветы на парте Джинни, птица улетела.

Все девушки, находящиеся в классе, с завистью смотрели на гриффиндорку. Парни же, с любопытством. Переставив цветы на свободный стул, она вытащила конверт, находящийся в букете.

— От кого это? — послышался любопытный шепот Колина Криви, который сидел ближе всехо.

Джинни пожала плечами и с замиранием сердца разорвала конверт. Достав кусочек пергамента, она стала читать.

Рыженький фламинго,

Звезда заката.

Рыженький фламинго,

Был мой когда-то…

Не дочитав до конца, девушка прижала листок к груди и закрыла заблестевшие глаза. Подписи не было, но она и так знала, от кого…

Да, с ней сегодня говорили и Гермиона, и Николь, и, как ни странно, Рон. Но она ломалась, хотя, скорее всего из принципа.

Но вот, Гарри сделал шаг сам. Действенный шаг… и откуда он узнал, что именно жёлтые розы с бордовыми серединками, её любимые?..

— Зачем ты это сделал? — спрашивал Рон у Гарри, не понятно уже в который раз.

— Он оскорбил моего отца, — отвечал тот.

— Но зачем нужно было вызывать на дуэль? — не понимал Уизли.

— Ладно, хватит, — прервала баталии Гермиона. — Что сделано, то сделано.

— Но…

— Всё.

— Но…

— Всё, я сказала!

— Гарри! — раздался крик Джинни, почти возле самого входа в Большой Зал.

Троица остановилась и через секунду рыжеволосая красавица повисла на шее гриффиндорского льва.

— Спасибо.

— Тебе понравилось? — тихо спросил Поттер.

— Да! — выдохнула девушка.

Сквозь толпу прорвался Колин, который услужливо согласился нести цветы. Рон и Гермиона, как и все окружающие, перевели недоумённые взгляды на букет.

— Прости, — прошептала Джинни на ухо парню.

— Нет. Это ты меня прости.

Через пять минут друзья зашли в Большой Зал. С каждой секундой на них смотрело всё больше и больше людей. Что-что, а слухи в Хогвартсе распространялись, как электричество в воде.

— Слушайте, — во время еды заговорил Рон. — может, вы мне всё-таки расскажите, что было «той ночью»?

Гарри и Джинни, переглянувшись, рассмеялись. Всё таки смешно было смотреть на строгое лицо брата последней.

— Да ничего, — отсмеявшись сказал зеленоглазый брюнет, — мы просто летали полночи над Хогвартсом.

— И всё? — удивлённо приподнял брови парень.

— Да! А ты что подумал? — спросила его сестра.

— Я…

— Каждый думает в меру своей распущенности, — ответила за него Гермиона.

— Ай, совсем забыл! — очнулся Гарри. — Сегодня в шесть тренировка. Надо ещё сказать Невиллу и Колину.

— Далеко ходить не придётся, — раздался голос Долгопупса. — Я передам Криви. А когда матч?

— В феврале. Перед днём всех влюблённых, — сказала Джинни.

Упоминание про надвигающийся праздник сразу стало темой для разговора. Сидящий недалеко Метрэк Штрозер, который постоянно всё планировал на перёд, сразу пригласил Гермиону на свидание. После чего Рон, с демонстративным видом стал высматривать Николь.

Спустя пару дней, Гарри и думать забыл про дуэль со Снейпом. Но вызвавший к себе Дамблдор, напомнил ему об этом.

— Я совершенно не одобряю твои действия, Гарри. Но, к сожалению, дуэль — есть дуэль. Северус принял вызов, а значит, вы заключили нечто вроде магической договорённости. Хотя в этом есть и свои плюсы. Ты можешь попробовать свои силы в честном бою.

— Вы думаете, что он будет честным?

— Я в этом уверен, — сказал директор, и, помолчав, добавил. — Ведь я буду присутствовать.

— Зачем? — не понял парень.

— Я буду исполнять роль судьи. Так же рядом будет находиться мадам Помфри и пара секундантов. Есть правила магических дуэлей…

— Но почему про них нам не рассказывали на моём втором курсе, когда был устроен клуб дуэлей?

— Рассказывали. Просто тогда, ты уже не ходил на занятия. Слушай правила.

Дуэль начинается по сигналу судьи, когда обе стороны готовы. Длится не более двенадцати часов, или до поражения одной или обеих сторон. Поверженным считается тот, кто обезоружен, обездвижен, ранен или убит. Хотя в данном случае, до смертоубийства дело не дойдёт.

Ничья объявляется в том случае, если обе стороны повержены или по их обоюдному согласию. Непростительные заклинания запрещены. Зелья неуязвимости или повышенной удачливости тоже. Вроде всё.

— А … — начал Гарри.

— Дуэль назначена на тринадцатое февраля. Пятница…

— Весело, — уныло сказал парень.

— И ещё. Точная дата матча — седьмое февраля.

— Спасибо, профессор.

— Подожди, Гарри. Я хотел тебя попросить об одном…

Вечером Поттер сидел в кресле и обдумывал просьбу директора. Ему не сильно хотелось её исполнять. Тем более предлагать её самому. Вот если бы это сделал кто-то другой…

— Гарри! Чего ты такой кислый?

Да и Джинни вряд ли согласится. Хотя…

— Всё нормально, солнце. Я просто задумался.

— Ну, тогда не надо сидеть с таким выражения лица, будто тебе объявили, что ты будешь казнён через неделю.

— Почти, — пробормотал Гарри.

— Что почти? — удивлённо взглянула на него девушка.

— Седьмого февраля — матч, тринадцатого — дуэль.

— Ну, матч, это ничего. Но дуэль… Зачем тебе это вообще было нужно?!

— Джин! Не надо! Я тебя прошу!

Девушка неодобрительно глянула на парня, а потом взяла из сумки пергамент и книгу по истории магии. Через пять минут она уже строчила сочинение.

Гарри мимолётом взглянул на каминную полку, там стояло пару свечей и ничего более интересного, поэтому он уставился невидящим взглядом в огонь.

Жизнь, как свеча. В тихие моменты она разгорается всё сильнее и ярче, но во времена порывов ветра — норовит потухнуть. Близких к ней людей она согревает своим теплом, а те, кто далеки — никогда не почувствуют этого, и возможно даже не узнают о её существовании.

Свеча тает, и воск слезами стекает вниз, образуя никому не интересную лужицу. А огонь продолжает гореть, обжигая тех, кто хочет его загасить.

Иногда, порыв наглого сквозняка заставляет пламя плясать, от чего вокруг начинают танцевать тени, делая мир нереальным.

Случается, сорвётся откуда-то сверху капля, упадёт на фитилёк, и всё, — погасла свеча, и не зажжёшь её ничём. А иногда, хватает одной малой искорки, и огонь пылает вновь…

Так и жизнь…

— Гарри! Гарри!!! Ты меня слышишь?

— А? Что? — парень так же неподвижно просидел весь вечер. От постоянного смотрения на огонь камина, в глазах бегали мушки, и сразу не было понятно, кто перед ним.

— Гарри! Что с тобой?

— Гермиона, это ты?

— Да.

— Со мной всё нормально. Не смотри на меня так!

— Ты как будто хандришь… Ладно. Иди спать. Если не ошибаюсь, завтра тренировка, и ещё собрание АД вечером. Так что иди, давай, высыпайся…

Сил спорить не было, да и не сильно хотелось. Так что через десять минут Гарри сопел у себя в кровати. На удивление заснул он быстро…

— Ну, кто так летает?! Прям как курица гриль на вертеле!

— Гарри! Ну, хватит! Мы уже летаем несколько часов! И холодно очень! А ты!!! Да и матч всего лишь с пуффендуйцами…

— Всё равно, расслабляться не следует!!!

— Кажется в него вселился дух Оливера Вуда, — пробормотал Невилл, пролетая мимо Рона.

— И не говори… — хмыкнул парень, пытаясь отбить летящий в него квоффл.

Где-то через час, Гарри смилостивился и распустил команду.

— Что с тобой происходит, — кроме него, на поле осталась Джинни.

— Не знаю, — слишком резко ответил парень. — Извини…

— Не важно. Давай пройдёмся, — и, не дожидаясь ответа, девушка взяла Гарри за руку и повела куда-то к лесу.

Снег уже подтаивал, и создавалось впечатление, что вся природа пробуждается от глубокого сна. Почек не было, но предвестие весны уже витало в воздухе…

Они вернулись только перед самым обедом.

Глава 41. Экскурсия.

После ужина гриффиндорцы по обыкновению вместе отправились в Комнату По Желанию. Через пару минут должно было начаться собрание АД.

— Слушайте, — заговорил Гарри, когда все собрались. — У Дамблдора была просьба, насчёт Тайной Комнаты.

Парень замолчал, украдкой наблюдая за реакцией Джинни. Та была спокойна. Или мастерски скрыла реакцию под маской безразличия.

— Тайная Комната??? — первой очнулась Чжоу.

— Он хочет, чтобы мы туда пошли? — спросил Невилл, на что получил кивок Гарри.

— Круто!!! — воскликнуло сразу несколько человек.

Поттер продолжал задумчиво смотреть на Джинни. Та, помедлив, подняла на него свои глаза. В них читался упрёк.

Почему он не сказал? Ведь он, кажется, знал это ещё вчера! Почему не предупредил?! — Гарри опять неосознанно влез в чужие мысли, которые принадлежали Джинни.

*Потому что пытался понять, как к этому отнесёшься ты, и остальные в частности,* — мысленно обратился к ней парень.

Девушка вздрогнула, но взгляд не отвела. Через минуту она кивнула, соглашаясь на экскурсию.

— Мы идём через пару минут. Но сразу предупрежу. Запах там не ахти, так что потренируйтесь сейчас создавать воздушные пузыри. Они нам очень помогут.

— Какие пузыри? — не понял Денис Криви.

— Те, которыми воспользовались Флер и … — мимолётный взгляд на Чжоу. — … и Седрик на Турнире Трёх Волшебников во втором туре. Заклинание…

В течение десяти минут они разучивали нужное заклинание, так что до туалета Миртл они добрались ближе к восьми.

Привидение было на месте.

— Гарри? Как я рада тебя видеть. Почему ты ко мне не заходил?

— Извини Миртл, много дел.

— Последний раз виделись месяц назад! А нормально говорили два года назад, в ванной старост! Ты про меня совсем забыл, — привидение стало всхлипывать.

— Как я мог про тебя забыть?! Ты же мне очень помогла! Кого-кого, но тебя я точно не забуду.

Миртл перестала всхлипывать, и, кокетливо замерцав, нырнула в унитаз.

Джинни ревниво уставилась на Гарри.

— Что это вы делали в ванной старост?

— Джин! Что можно делать с призраком?

— Вот и я о том же! С призраком, девушкой, да ещё и в ванной! Что?

— О боже! Разгадывать загадку яйца, я тогда готовился ко второму туру, — хмыкнул парень, потом тихо добавил. — Я и не думал, что ты такая ревнивая.

Джинни только ткнула его кулаком в живот.

— Ну что, — улыбнулся Гарри, притягивая девушку к себя, обвив её талию рукой, — поехали. Значит так, народ! По очереди спускаемся вниз, но не расходимся!

Гарри подошёл к раковине и присёл рядом. Немного прокрутив кран, он нашёл змейку.

— Откройся, — в полной тишине раздалось зловещее шипение.

Раковина со зловещим скрежетом отъехала в сторону.

— Рон, ты первый.

— Почему я? — позеленел парень.

— Ты там уже был. Давай. За тобой Гермиона, потом все остальные. Мы замыкаем. Через несколько минут туалет опустел.

— Ну, давай! — Гарри легонько подтолкнул Джинни. — Что такое?

— Я не уверена, что хочу туда идти.

Парень понимающе обнял гриффиндорку.

— Всё прошло. Там нет ничего страшного. Ни Волан-де-морта, ни дневника, ни Василиска. Точнее он есть, но не живой. Иди.

Джинни как-то жалобно взглянула на юношу. Через минуту, он, обхватив её, взял на руки. Не дожидаясь, когда девушка начнёт сопротивляться, гриффиндорец вместе с ней прыгнул в дыру. Через мгновение раковина с тихим шипением стала на место.

Полёт длился недолго. Но в течение этого времени, Джинни крепко обнимала парня. В неё бушевали противоречивые чувства. С одной стороны, её возмутило это действие, но с другой, ей понравился этот, довольно наглый, поступок. Для приличия, девушка решила, рассердиться. Как раз закончился полёт.

— Тебе не стыдно? — возмущённо обратилась она к Гарри.

— Ээээ… — растерялся тот.

— Ужас!

— Да что случилось? — вмешалась Гермиона.

— Что ты уже такое сделал? — В свете палочки, лицо Рона выглядело как-то зловеще.

Гарри даже растерялся.

— Да что такое? Джин, что я сделал?

— Всё. Хватит, — вклинилась Николь, которой не совсем нравилось, что Рон уделяет ей мало внимания.

— Всё нормально. — Джинни сердито посмотрела на брата. Ей совершенно не нравилось, когда он лез в её дела. Тем более, если они связанны с Гарри.

— Пойдёмте, — сказал парень. — Рон, Герм, вы замыкающие. Если кто-то услышит посторонние звуки, сразу говорите мне.

Процессия из тринадцати человек двинулась вглубь туннеля. Некоторые тихо переговаривались. Вскоре они подошли к проходу, который они вместе с Малфоем увеличили. Тут было расширение, поэтому все опять сбились в кучу, а Рон с Гермионой оказались рядом.

— А чего это проход такой большой? Я маленькую дырочку тогда проделал.

— Вот-вот, маленькую… дырочку. Мы с Малфоем в неё не пролазили, пришлось разгребать камни, и делать ход шире.

Рон захихикал.

— Ты чего?

— Представил Малфоя, таскающего камни вручную…

Дальше шли молча. Дойдя до входа, все с восхищением уставились на стену, где были выбиты две огромные переплетающиеся змеи с большими изумрудными глазами. Камни в свете множества зажженных палочек, переливались, и были словно живые.

— Откройся, — прошипел Гарри, и стена со скрежетом отъехала в сторону. — Заходите.

Помедлив, Джинни первая вошла туда. Поттер за ней, отставая где-то на метр. Дальше шли все остальные.

Внезапно из-за колоны появился чей-то силуэт. Гарри поднял палочку выше. От увиденного Джинни остановилась, как вкопанная. Перед ними стоял Том Реддл, такой же реальный, как и они.

— Том? — раздался дрожащий голос Джинни.

— Да. Это я. — ухмыльнулся тот. — Как ты без меня поживаешь? Старшие братья больше не достают? Ты выбралась из-за их огромной тени?

— Не надо, Том!

— А сбылась ли твоя мечта?..

— Том, я прошу!!!

— … добилась ли ты любви именитого Гарри Поттера?

— Хватит, — вперёд выступил сам гриффиндорец. — Что… — начал было он, как вдруг силуэт Реддла стал зыбким и он превратился в дементора.

Гарри закрыл в облегчении глаза. Это всего лишь богарт… Внезапно, парня обуяла слабость и он почувствовал боль в коленях. Открыв глаза, гриффиндорец обнаружил лишь белый туман. В голове стал раздаваться столь знакомый крик.

— Только не Гарри!...

Это подействовало, как оплеуха. Поттер вскинул палочку, помотав головой.

— Ридикулус!

Дементор осветился из нутрии ярким светом и стал таять. Через минуту он исчез, оставив небольшое облачко. Парень встал с колен, вот почему они так болели, и обернулся. Все стояли не двигаясь. Впереди всех находилась Джинни, закрывающая лицо руками.

— Наколдуйте себе воздушные шары и можете обследовать помещение. Желательно ничего не трогать руками, — не дрогнувшим голосом сказал Гарри, а сам подошёл к девушке и обнял её. Та вздрогнула, хотела отстраниться, но сильные руки парня держали её крепко. Поэтому она только прижалась к нему ещё сильнее.

— То, что он говорил, — начало было она.

— Не надо ничего говорить. Реддл мне ещё тогда почти всё рассказал, так что меня ничего не интересует, — перебил её Гарри. — Успокойся. Я не могу смотреть на тебя, когда ты плачешь.

Девушка перестала всхлипывать и подняла на гриффиндорца свои блестящие зелёные глаза.

— Значит, ты всё знал?

Юноша кивнул.

— Можешь считать, что уже ничего не помню. Меня мало интересуют слова Волан-де-морта.

Джинни слабо улыбнулась и выпуталась из объятий Гарри.

— Тогда расскажи, что здесь произошло, когда я была без сознания, четыре года назад, — сказала она.

В течение часа, группа АД бродила по Тайной комнате. Гарри зачем-то отломал себе второй клык Василиска. Делая это интуитивно, он не смог объяснить зачем.

Но вскоре нужно было возвращаться назад. Когда все уже подошли к трубе, ведущей наверх, в туалет Миртл, Гарри негромко и мелодично свистнул. Через минуту перед ним появился Фоукс. Дамблдор разрешил воспользоваться фениксом, чтобы вернуться обратно в Хогвартс. Разбившись на три группы, все без приключений добрались наверх. Экскурсия закончилась. Благополучно…

Глава 42. Дуэль.

Неимоверно быстро приблизилось седьмое февраля. Матч с Пуффендуем… Почему-то в памяти всплыл третий год обучения в Хогвартсе. Тогда Гарри проиграл, первый раз! Он не поймал снитч, что сделал Седрик, и свалился с метлы… А всё из-за дементоров…

На четвёртом курсе соревнования по квиддичу были отменены, а на пятом Поттера исключили из команды. Так что для него, это первая встреча с пуффендуйцами после трёхлетнего перерыва. И почему-то у ловца гриффиндорской команды было плохое предчувствие.

Гриффиндорцы видели, что с капитаном что-то не то, но старались переубедить себя, что «надежда магического мира» просто волнуется.

Не выдержав нарастающего напряжения и повышенного внимания со стороны более близких друзей, которые в отличие от остальных сокурсников раскусили, что Поттер не просто волнуется, мальчик-который-кучу-раз-выжил скомандовал насчёт отбоя.

И вся команда последовала примеру Гарри, отправившись спать.

Полночи гриффиндорец промучился, пытаясь заснуть под монотонное сопение Невила, и трели храпа Рона. Под утро он забылся в беспокойной дрёме, пробуждение из которой было не самое приятное.

Рон вылил на друга графин холодной воды, как позже выяснилось — случайно. Спустя четверть часа, ребята уже завтракали.

Вчерашние волнения бесследно покинули Гарри, оставив чувство лёгкого азарта, становящегося всё сильнее.

— Пойдёмте, — скомандовал он и вместе с командой в числе первых покинул Большой Зал под громовые аплодисменты гриффиндорцев и многих когтевранцев.

Придя на поле, они стали оценивать условия, при которых нужно будет играть. Прохладно, солнце не слепит, но облаков нет. Земля покрыта ещё не совсем растаявшим снегом, местами конкретно превратившаяся в грязь. Когда стали появляться первые зрители, хогвартские львы направились к раздевалке. Переодевшись, все собрались вместе для последних напутствий капитана.

— Мы победим! — уверено сказал тот, и ни у кого не оставалось сомнений, так убедительно прозвучали эти слова.

Не смущаясь игроков, Гарри поцеловал Джинни и возглавил выход из раздевалки. Девушка покраснела, но твёрдой походкой последовала за капитаном. Рон сердито глянул им вслед, пробормотав что-то себе под нос, но, не отставая, пошел следом. Остальные гриффиндорцы понимающе переглянулись и тоже направились к выходу.

Буря оваций всколыхнула море болельщиков в ало-золотых одеяниях, как только команда вышла на поле. Канареечно-желтые пуффендуйцы уже стояли на поле, ожидая соперников.

После традиционного рукопожатия капитанов и представления команд комментатором, мадам Хуч дунула в свисток и выпустила мячи. Свист потонул в подбадривающих криках болельщиков. Матч начался.

Снитч мелькнул возле ворот соперников, но не покинул поле, как это по обыкновению случалось. Поттер не стал терять свой шанс и рванулся в сторону золотого шарика. Не слушая комментарии преемника Ли Джордана насчёт удачного паса Джинни Колину.

Вот мячик стал уходить от погони, выписывая своеобразные фигуры в воздухе. Кажется, ещё никто не заметил, что Гарри скоро завладеет снитчем, тем более ловец противников.

С каждой секундой скорость Молнии всё увеличивалась, а расстояние между Поттером и главным мячом игры сокращалось. И тут его, наконец, заметили.

— Не прошло и минуты матча, а ловец гриффиндорской сборной преследует снитч! — заорал комментатор.

И в следующую секунду его рука обхватила золотой шарик, мельтешащего крылышками.

— Гарри Поттер приносит победу своей команде на пятидесятой секунде игры! Он ставит новый рекорд! До него снитч был пойман на пятьдесят девятой секунде матча!!! Этот рекорд был поставлен почти двадцать лет назад Джеймсом Поттером, а сейчас был побит его сыном! — надрывался Денис Криви. — Гриффиндор побеждает со счётом 150/0!!!

Гарри поднимался всё выше, сжимая в кулаке золотой шарик, которые трепыхался, не оставляя надежд вырваться. А парня изнутри разрывало счастье. Он побил рекорд, установленный ни кем иным, а его отцом! Наверно, тогда под ним, как сейчас, тоже бушевало ало-золотой океан, выкрикивая «Поттер — Чемпион!!!»…

Эйфория победы растянулась почти на всю неделю. Но Поттеру это мешало. Ведь в пятницу у него дуэль!

Каждую свободную минуту он заучивал новые боевые заклинания, как светлые, так и тёмные. Пополнился и список щитовых чар.

После уроков парень пропадал в комнате по желанию, тренируясь в заклинаниях и ещё больше развивая реакцию. Гарри даже стащил пару тёмнамагических книг из запретной секции и заучивал почти все подряд боевые и защитные заклинания.

Иногда к нему заглядывали друзья, помогая в различных сферах боя и защиты.

Ведь как ни как, Снейп был искусным тёмным магом, мечтающий занять должность Защиты от Тёмных Искусств, и ко всему прочему был Пожирателем Смерти и просто человеком, ненавидевшим Поттера.

Хогвартские студенты разделились на две группы — За Поттера и За Снейпа. Однако активное участие принимали только гриффиндорцы и слизеринцы. Последние открыто были за своего декана. А вот остальная часть школы была за Поттера, так как почти все не любили злобного профессора, но своё отношение на всеобщее обозрение выставлять боялись. Так что, лишь гриффиндорцы открыто болели за своего «кумира».

И вот, наконец, настала долгожданная, а точнее совсем наоборот, пятница тринадцатого. Вся школа была очень разочарована, узнав, что на дуэли могут присутствовать не более семи человек, не считая дуэлянтов. Этими счастливцами были: никто иной, как Альбус Дамблдор, исполняющий роль судьи, Мадам Помфри — медик, МакГонагал и Флитвик, как секунданты, и Рон с Гермионой и Джинни — в виде свидетелей.

Уроки были закончены раньше обычного, Гарри всё сильнее ощущал возрастающее волнение. Через полчаса после обеда, девять человек вышли за пределы замка и направились в сторону квиддичного поля.

Придя туда, Дамблдор пригласил дуэлянтов занять свои места в центре. Потом создал вокруг них довольно большую прозрачную сферу. Затем предоставил всем «зрителям» удобные стулья и завершил приготовления тем, что сотворил ещё одну сферу вокруг всех них, не прозрачную и не звукопроницаемую, в отличии от первой.

— Вы можете начинать, — раздался его голос.

Гарри стоял напротив ненавистного профессора, питающего к нему взаимные чувства, и ждал сигнала директора. Наконец, дождавшись его, оба изобразили полупоклон приветствия, и дуэль началась.

В начале, как всегда, дуэлянты проверяли друг друга слабыми чарами, с каждой минутой входя во вкус. Что ни говори, а это была стихия этих двух людей.

Эта дуэль не начиналась банальным Экспеллиармусом и не должна была закончиться легендарной Авадой Кедаврой. Это не был бой на смерть. И не соперничество за девушку. Не соревнование, для выявления сильнейшего. Это была дуэль чести.

— Редукто! Ректусемпра!

— Протего! Шетер! Плак! — отреагировал Гарри.

Снейп отбил режущее заклинание и послал цепочку своих.

— Санктари! — выставил поглощающий щит гриффиндорец и постарался притормозить действия противника. — Гриппе!

Но зельевар был не простой штучкой. Он выставил щит и на всякий случай просто ушёл в сторону от луча.

С каждой минутой сражение становилось всё жёстче. В ход пошла тёмная магия и свои заклинания.

Гермиона, сидящая рядом с Роном, со всех сил нервно сжала руку парня. Оба сидели как на иголках, сильно вздрагивая, когда заклинание произносилось громче обычного. Джинни не двигаясь, сидела рядом, крепко сжав бока стула, аж костяшки пальцев побелели. Волнение выдавали и глаза, которые напряжённо следили за всем происходящим. Девушка знала, что смертоубийства не будет, но кто знает, что взбредёт на ум Пожирателю Смерти, вошедшего в раж сражения, даже если он на их стороне.

Дамблдор с удивлением, которое он умело скрывал, наблюдал за сражением. Его волновало то, что Гарри где-то выучил море тёмных заклинаний, и все они было достаточно сильны.

МакГонагалл вообще сидела с приоткрытым ртом, так что если кто-нибудь сейчас на неё посмотрел, то не смог бы отделаться от шока в течение долгого времени.

Флитвик в волнении подпрыгивал на своей стопке книг, иногда начиная дёргать себя за бороду, но потом снова начинал подпрыгивать.

Мадам Помфри же, сердито скрестив руки, стояла возле судьи. Ей совершенно не нравилось, что ученик сражается на дуэли с преподавателем, да и ещё оба используют тёмную магию. Когда же первое заклинание частично достигло свое цели, медсестра стала размахивать руками и кудахтать, что бы всё это прекратили.

Прошло уже полчаса, но никто из дуэлянтов не чувствовал усталости. Лишь немного рябило в глазах от постоянных разноцветных и ярких вспышек и лучей.

Следующая вспышка ослепила Поттера на пару секунд, но этого хватило Снейпу, и он послал в противника режущее заклинание.

Гарри заметил его в последний момент, выставить щит не было времени, поэтому он постарался уклониться, что получилось у него частично. В следующий момент он почувствовал боль в левом предплечье, откуда не замедлила появиться кровь.

Парень сделал вид, что теряет равновесие и пошатнулся. Снейп немного опустил палочку.

— Авис! — крикнул гриффиндорец в следующий момент и более тихо добавил. — Плак!

Под оглушительный выстрел из палочки выпорхнула стайка канареек и метнулась к декану Слизерина, тот немного растерялся, и в следующую секунду его правую руку задело следующее заклинание.

После того, как обоих дуэлянтов было ранено, бой ужесточился вдвое.

Гарри составлял цепочки из тёмных заклинаний, вплетая в них светлые. Снейп же теперь использовал лишь тёмную магию разных уровней.

Через пятнадцать минут, действия обоих противников стали немного вялые, как ни как, а кровопотеря была, хоть и не сильно значительная.

— Авада Кедава! — вдруг крикнул Гарри.

Глава 43. День Святого Валентина.

Светло-зелёный луч выстрелил в сторону Северуса Снейпа. Тот шарахнулся, выставил несколько щитов и был ещё больше удивлён, когда пробив первый щит, луч срикошетил от второго и полетел обратно к Поттеру. Тот поймал его голыми руками и превратил в шарик, потом подбросил его и щёлкнул пальцами. Смертельное проклятие исчезло, оставив слабо серебрящуюся зеленоватую дымку, которая через пару секунд тоже пропала.

Зельевар был так поражён (впервые в жизни), что провёл палочкой возле своего лица в горизонтальном состоянии, предлагая ничью. Поттер повторил его действия, соглашаясь.

Когда Дамблдор махнул палочкой, убрав внутреннюю сферу, дуэлянты опустили оружие.

— Поттер, что ты себе позволяешь?! — пришёл в себя Снейп. — Ты меня убить хотел?!

— Нет, профессор. Я же не применял запретных заклинаний, — спокойно ответил гриффиндорец, а потом немного хитро улыбнулся. — Или вас заинтересовало последнее заклинание?

— Авада Кедавра интересует магическое сообщество довольно давно, — резко ответил зельевар.

— Ах, — притворно возмутился Гарри. — Я не применял его. Это была Авада Кедава! Вы ведь должны были заметить отсутствие буквы Р. Ну, или хотя бы обратить внимание, что луч был не тёмно зелёный, а очень светлый.

— И что?

— А то, что это заклинание не убивает человека. Точнее, не убивает его навсегда. Тот к кому применили его, будет казаться мёртвым от одного часа до суток, всё зависит от силы, с которой было применено заклинание. В течение этого времени, к «мёртвому» человеку невозможно применить ни одно заклинание, кроме обезоруживающего и связывающего. — Поттер чувствовал себя странно, объясняя что-либо профессору, и ещё удивительнее было то, что Снейп его слушал, причём крайне внимательно.

— Ты сам придумал это заклинание? — задумчиво спросил декан Слизерина, не замечая, что перешёл на ТЫ с самым нелюбимым учеником.

Парень кивнул. Стоящий рядом Дамблдор зацокал языком.

— Гарри, ты составил больше заклинаний, чем я за последние несколько лет. Причём, только тёмные!

— Нет, профессор. Светлые тоже есть, но они в основном не боевые, — быстро ответил Поттер. — К тому же, конкретно это заклинание я не составлял, а переделал имеющуюся Аваду Кедавру.

Мадам Помфри уже залечивала боевые ранения Снейпа. Оказалось, их было довольно много. Снейп был немного зол, когда обнаружил, что первое режущее заклинание попало точно в Чёрную Метку. Но возле Поттера сейчас крутилась Мадам Помфри, и стоял Дамблдор с остальными, так что декан Слизерина благоразумно ничего не сказал.

До конца сегодняшнего дня, все только и говорили про дуэль. Доходило даже до того, что говорили про то, как Поттер чуть не убил Снейпа, которого спас Дамблдор, чуть ли не прикрыв того грудью. Но ходили и слухи о том, что дуэли вообще не было. Правда, объяснения к этому предположению не прилагались.

К счастью, следующий день было четырнадцатое февраля — день всех влюблённых. Так что про дуэль скоропостижно забыли, планируя день Святого Валентина.

Утро началось с пинка Рона. Как выяснилось, он хотел получить совет Гарри насчёт того, что ему одеть. Разобравшись с делами друга, Поттер оделся и наколдовал букет лилий. Спустился в гостиную как раз вовремя, потому что через минуту появилась Джинни.

Получив цветы от парня, девушка расцеловала его и, оставив букет у себя в спальне, вместе с ним пошла в Большой Зал.

Друзья договорились, что встретятся все вместе в районе обеда. После этого, Гарри с Джинни ушли в Хогсмид одними из первых.

Когда они вышли из замка, разговор прервался как-то сам собой. Взгляд обоих был направлен на поле для квиддича. Поттер вспомнил его первое свидание с Чжоу, как раз ровно год назад. Как всё тогда ужасно получилось…

Джинни тоже вспоминала прошлогоднее четырнадцатое февраля. Тогда она рассорилась с Корнером, из-за того что Алисия назначила тренировку, которая должна была продлиться весь день.

В общем, они вдвоём хотели провести это четырнадцатое февраля, не в сравнение лучше прошлогоднего.

— Куда пойдём для начала? — прервал молчание Гарри.

— Давай заглянем к Фреду и Джорджу. Они совсем недавно открыли здесь свою точку.

— А мне и не похвастались!

Они прошли по главной улице Хогсмида и свернули недалеко от Трёх Мётел.

— Это они так назвали магазин?! — громко возмутилась Джинни.

Перед ними находилась витрина вся в рекламных акциях и ярких рисунках, порой весьма неприличных. Поверх всего этого безобразия крупными зелёными буквами было написано «ШАЛУНИШКА». Почерк был подозрительно похож на завитушки Дамблдора…

— Пойдём, — решительно сказала гриффиндрка и, распахнув дверь, шагнула внутрь. В следующее мгновение на неё вылилось ведро воды, раздался смех и из-за спин присутствующих, несмотря на столь ранний час их тут было много, появились Фред и Джордж. Гарри даже не предполагал, что Джиннин запас нецензурных выражений настолько богат…

В общем, через пятнадцать минут, когда близнецы узнали всё, что о них думает их младшая сестрёнка, появился Рон с Гермионой. Никто и не сомневался, что Уизли вошёл первым. Так что ещё около четверти часа, Фрэд и Джордж выслушивали и его. На удивление, его запас трескучих фраз был меньше, чем у Джинни.

Около получаса спустя Гарри увёл свою девушку из магазина, и они направились в сторону Визжащей Хижины.

— Всё-таки интересно, когда её построили, — сказала гриффиндрка, будто продолжая старый разговор.

— Я так понял, что её строили специально для Люпина, — помолчав, ответил юноша.

— А вдруг её выкупили для него. Не обязательно, что именно строили. Это же хлопотливая работа!

— Наверное, ты права, — согласился Гарри.

Оглянувшись, он заметил Рона с Гермионой, направляющихся к Хижине. Но те, видимо, ещё их не заметили.

— Пойдём, — гриффиндорец схватил Джинни за руку и потянул в строну небольшой рощицы. Обогнув её, они вышли на тропинку, ведущую обратно в центр Хогсмида. Вдруг Джинни остановилась и исподлобья взглянула на парня.

— Ты ведёшь себя как… — начала она, но Гарри прижал её к стенке случайно оказавшегося рядом дома.

— Как кто?

— Как полный идиот!..

Но гриффиндорец не дождался окончания фразы и прервал её поцелуем.

Спустя час они сидели в Трёх Мётлах вместе с Гермионой и Роном. Последний исхитрился купить Огневиски, и его развезло до такой степени, что он не мог сфокусировать свой взгляд ни на чём. Вскоре он захрапел под осуждающие взгляды гриффиндорок.

— А где Николь? — поинтересовался Гарри, после того как к Рону применили чары немоты, уж сильно громко он храпел.

— Да у них какие-то проблемы. То ли он что-то натворил, то ли она… Короче, как будто ты не знаешь Рона! — ответила Гермиона и залпом допила сливочное пиво. — О! Смотрите, Невилл с Луной!

— Хорошо смотрятся, — хмыкнул Гарри.

Джинни махнула им рукой, и вновь прибывшая пара присоединилась к ним.

Разговор, как всегда, шёл о квиддиче и Волан-де-морте. Гарри сильно не вникал, так как эти темы уже были обговорены миллион раз. Вдруг его взгляд упал на происходящее за окном. Там стояли Чжоу и Люпин. Судя по их виду, они спорили. Причём их спор медленно переходил в ссору. Через минуту Чанг развернулась и со скоростью ветра побежала в сторону Хогвартса. Люпин постоял мгновенье, а потом направился в противоположную сторону. Вид у него был явно расстроенный.

Не говоря ни слова. Гарри встал и пошёл за Люпином. Сидящие за столом не заметили этого, потому что были увлечены спором на счёт того, играл ли Тот-Кого-Нельзя-Называть в квиддич, и как бы на него это повлияло, если нет.

Выйдя из Трёх Мётел, гриффиндорец повернул направо и последовал за Лунатиком. Через пару минут, юноша нашёл профессора. Тот, облокотившись на забор, печально смотрел на Визжащую Хижину.

— Профессор Люпин! — позвал его Гарри. Но реакции не было никакой.

Последний мародёр ушёл слишком глубоко в себя и не слышал ничего вокруг.

— Ремус! — Гарри не знал, что его толкнуло. Ведь он никогда прежде не называл Люпина по имени.


— Рэм! Ну, пойдём!

— А если что-то случится… — пытался сопротивляться оборотень.

— Да ничего такого не будет! — настаивал сохатый. — Или тебе надоела наша компания? — хитро улыбнувшись, добавил он.

— Лунатик, глянь-ка, как на тебя Эмилия смотрит! Прям, ух! — заговорщицки сказал Сириус, посвящённый во всё и вся. — Она ещё не знает, какие оборотни страстные! — и он лающе рассмеялся.

— Ох, Бродяга, тише, — прошептал Ремус, заливаясь краской.

— Наверняка ты хочешь поменять нашу мужскую компанию на женскую, — сказал Хвост, и сам рассмеялся..

— Так, Ремус! Хватай лапы в руки и пошли!..

Да, как тогда было хорошо, с друзьями… А Чжоу похожа на Эмилию. Но нет! Она слишком молода, и я оборотень… Вот бы сейчас поговорить с Джеймсом или Сириусом. Стоящего совета конечно от них не получить, но они были свои… друзья…

— Ремус!

Оборотень вздрогнул и перевёл удивлённый взгляд на юношу. С минуту он смотрел на гриффиндорца, не понимая, кто перед ним.

— Гарри?

В его голосе сквозила неприкрытая грусть. Гриффиндорцу захотелось как-то утешить лучшего друга отца, но в то же время, что-то говорило ему молчать.

— Твой голос так похож на голос Джеймса… А вот взгляд, точно от Лили. Сохатый просто не мог смотреть так серьёзно…

Вот опять тот же отсутствующий взгляд.

— Ты вспоминаешь их, да? — опять заговорил Гарри.

— Конечно. Вспоминаю, — он помолчал. — Особенно наши полнолунные прогулки. Мне их не хватает.

— Это можно исправить.

Люпин удивлённо взглянул на гриффиндорца. Да, вот теперь он больше похож на Джеймса — хитрая улыбка, взгляд с озорной искрой и шутливо-серьёзный вид…

— Где ты был? — возмущённо вопрошала Джинни.

— Не успели мы отвлечься, а тебя уже и след простыл! — вторила Гермиона.

— Так что ты скажешь в своё оправдание?

Гарри сидел за столом в Трёх Мётлах и взирал на гриффиндорок. Рон всё ещё спал, а Невилл с Луной удалились по своим делам.

— Ну?!

— Что делал? — в голосе Джинни уже слышались ревнивые нотки.

— Да ничего особенного, — как можно непринужденней ответил Гарри, но в его глазах всё ещё скакали озорные чёртики. — Составлял план на ближайшее полнолуние.

— Что?! — хором воскликнули девушки.

— С кем?

— Зачем?

— А мы?

— И что?

Вопросы сыпались, не переставая. Но гриффиндорец на них не отвечал, только хитро улыбался. Закончилось всё тем, что проснувшийся Рон дал Гарри под рёбра, так как на него никто не обращал внимания, а заклинание немоты сам он снять не мог.

Глава опубликована: 19.01.2010

Глава 44. Луна и жизнь.

Приближались пасхальные каникулы, но перед ними должен был состояться предпоследний матч по квиддичу между Гриффиндором и Когтевраном. В межфакультетской схватке лидировали львы, так что проиграй они этот матч, в финал они всё равно попадают.

Сборная красно-золотого факультета всё равно тренировалась, не покладая рук. Ведь если они выиграют, да ещё и с большим отрывом, то слизеринцам вообще будет нереально победить в чемпионате.

Но помимо всего этого, мысли трёх игроков и ещё двух учеников витали далеко от квиддича…

На горизонте маячило полнолуние. Гарри, Гермиона, Джинни и Рон с помирившейся Николь, планировали провести его с Люпином в запретном лесу.

Но до этого Поттеру пришлось поговорить со старостой Гриффиндора. Она наотрез отказывалась составлять им компанию, но поняв, в чём причина, поломалась для приличия и дала согласие.

Гарри решил, что Люпина надо отвлечь от печальных мыслей, связанных с Чжоу. И лучше всего помогла бы только прогулка под полной луной в компании друзей.

— Поттер! Вы опять отвлекаетесь! — повысила голос МакГонагал.

Гарри уже выполнил работу, заданную на урок и сейчас решил набросать новую тактику для предстоящего матча.

Профессор трансфигурации подошла ближе продолжая возмущаться, но увидев, что именно делал капитан команды по квиддичу, она успокоилась.

— Но так как вы уже выполнили нужную работу, я вам разрешаю немного отдохнуть, — закончила она. Все-таки декан Гриффиндора очень желала победы своей команды.

Гермиона недовольно уставилась на друга. Проигнорировав этот взгляд, Гарри уткнулся в лист бумаги и стал чертить разноцветные линии. К концу урока у него получилась довольно интересная схема. Непросвещенный мог бы потерять рассудок, если бы решил разобраться во всей этой ахинеи. Но Поттер не относился к таковым, так что ему это не грозило.

Собрав после уроков команду, он решил объяснить тактику сегодня, а завтра её опробовать. По ходу дела в схему вносились исправления и добавлялись новые кусочки для улучшения.

— Ну, вроде как всё, — сказал Сендан через час.

— Может тебе и всё, а нам нет. — немного раздражённо сказал Нэил.

Как ни крути, но роль загонщика сложнее отбивалы. Вот Прокси и нервничал.

— Так, ребята, — заговорил Гарри. — Невилл и Петри могут идти. Их роль ясна. Так? — и, получив утвердительный кивок со стороны отбивал, он продолжил. — А вы, Джинни, Прокси и Колин, слушайте сюда, — и Поттер снова стал объяснять, что и как делать.

Через четверть часа, Рон взмолился, что бы всё это прекратили.

Колин и Прокси хором утверждали, что уже всё точно поняли, и сдавшийся капитан отпустил своих подопечных восвояси.

— А теперь вы, — обратился он к Рону, Джинни и Гермионе, сидевшей рядом. — Через три дня полнолуние.

Уизли тут же оживились, а вот староста посерьёзнела.

— Ты всё ещё не передумал?

— НЕТ! — хором ответили ей трое.

— Я же всё объяснил, Герм! — добавил Гарри.

— Ладно-ладно, — сдалась девушка. Просто это всё-таки опасно!

— Ну, Ремус принимает зелье сохраняющее разум, так что ничего уж сильно опасного нет, — возразил ей мальчик-постоянно-влезающий-в-передряги.

Обречённо вздохнув, Гермиона уткнулась в толстенную книгу «для лёгкого чтения», а Рон ушёл «предупредить» Николь.

— Что будем делать? — спросил Гарри у Джинни, когда они остались вдвоём, так как читающая Гермиона — это отсутствующая Гермиона.

У девушки хитро сузились глаза, а на губах заиграла ещё более хитрая улыбка.

Правильно истолковав этот взгляд, гриффиндорский лев встал. Но тут же упал обратно в кресло, так как барашек Севви сделал ему довольно умелую подсечку и парень был просто не в состоянии устоять на ногах.

Джинни захихикала и вскочила на ноги. В следующую секунду её рыжие волосы мелькнули у выхода из гостиной. Отодвинув барана, Гарри бросился вдогонку. А Севви за ним.

Догнал Поттер свою девушку только на астрономической башне. Та ехидно сморщила носик и попыталась скрыться, но не тут-то было. Парень прижал её к стенке и издевательски стал наблюдать за попытками бегства.

Через пару минут Джинни уставилась в самые зрачки больших изумрудных глаз, блестящих за легендарными круглыми очками.

Они были совсем одни на освещённой почти полной луной площадке самой высокой башни…

— Рэм! — крикнул подросток, войдя в апартаменты профессора по высшей магии. С некоторых пор Гарри так привык называть Люпина по имени, что теперь у него вызывали затруднения элементарные правила этикета, которые требовались на уроках, а точнее обращаться к Ремусу так же, как и ко всем другим Профессорам.

Откуда-то слева послышался цокот когтей о каменный пол и из-за двери вышел оборотень.

— Все ждут на улице, — поприветствовав Лунатика, сказал Гарри. — Возьмёшь меня за хвост. Только не сильно слюнявь!

И наследник Гриффиндора преобразовался в феникса под громкое фырканье. Люпин не сильно схватил зубами его за хвост, и в следующую секунду в классе уже никого не было.

Боже! Как это всё-таки здорово! — думал Ремус, когда бежал по таким знакомым улицам Хогсмида. Рядом с ним неслись средних размеров тигр, пантера и волчица, а сверху парили две золотые птицы. — Вот дом, где мы на шестом курсе чуть не врезались в какого-то мага. А тут Бродяга пытался повиснуть на рогах Сохатого. Как же ему тогда досталось! Копытом под зад… А здесь…

Их компания свернула в сторону ущелья и замедлила бег. Момент, и вместо феникса перед ними появилась змея. Фламинго опустился на землю и возмущённо, если так можно сказать про птицу, уставился на пресмыкающееся. С минуту ничего не происходило, а потом, как бы решившись, змея опять превратилась в сверкающего феникса, который взмыл в чёрное небо.

Все задрали головы наверх. Как же это красиво… Золотой силуэт феникс на фоне серебристого диска луны. Они будто соревновались, кто светит ярче…

Спустя час оборотень и компания были в запретном лесу. Ребята будто забыли про то, что Ремус — профессор, а они — ученики. Все вместе они напоминали кучу лап, голов и хвостов, а сверху, весело щебеча, летали две светящиеся птицы…

Возбуждающий холод пробрал до костного мозга и без того холодную душонку зеленоглазого брюнета. А потом из-за чёрной двери чёрного купе почему-то красного Хогвартс-экспресса показался чёрный-чёрный силуэт… То ли Смерть без косы, то ли Волан-де-Морт, вышедший из душа, в чёрном махровом халате, то ли Дамб, вылезший из бочки с дёгтем… Но нет! Никто из них не обладал способность нокаутировать мальчиков-которые-слишком-живучие…

— Аааааааааа…

— Что? Где? Когда? С кем? Сколько? — Поттер пришёл в себя и стал задавать свои любимые вопросы.

— Стоп.

— Хочешь шоколадку? — спросил ново-обретённый профессор Люпин.

— Что произошло? — Гарри остановил свой выбор на одном вопросе.

— Ты ушёл от нас… — трагически начал Рон.

— … в нокаут, — разочаровано закончила Гермиона.

— Съешь шоколадку? — продолжил Люпин.

— И?

— И вернулся… — погрустнел Уизли.

— … к нам, — обречённо вздохнула Грейнджер.

— Я сказал, съешь шоколадку! — не унимался новый профессор.

— А кто это был?

— Та! Наш друж… — улыбнулся Рон.

— Дементор, — коротко ответила девушка с каштановой шевелюрой, предварительно пнув Уизли ногой.

— ЖРИ ШОКОЛАД! — заорал профессор…

— Подъём! — крикнул кто-то в самое ухо парня. Тот подскочил, как ужаленный сонно протирая глаза. А через минуту он гонялся за Дином, которому приспичило так подшутить. Оказалось, что никто не шутил, так как Гарри и Рон умудрились проспать завтрак и их решили всё-таки разбудить. И не удивительно, ведь почти всю ночь они вместе с профессором Люпином гонялись по всей территории Хогвартса…

А тут ещё в памяти всплыло воспоминание трёхдневной давности, когда они с Джинни стояли на астрономической башне, интим, всё тип-топ, и тут раздаётся такое наглое «беее». Ух, он тогда чуть не убил барана Северуса…

— Вставай уже! И Рона помогай будить, а то он вообще, как убитый. Только трупы не храпят вроде…

На завтрак они так и не попали, так что им пришлось голодными идти на ЗОТИ, потом на Трансфигурацию. Высшая Магия была отменена, но это никак не приближало обед… А завтра матч по квиддичу… А потом пасхальные каникулы…

Гермиона тоже не выспалась, но на завтрак как-то умудрилась попасть. Так что самыми несчастными в золотом трио оставались Гарри с Роном.

Глава опубликована: 19.01.2010

Глава 45. Картина и ключ.

На следующий день, Гарри чуть не проспал матч. Но не он один. Рон и Невилл тоже не смогли проснуться вовремя. Было такое ощущение, что кто-то наложил сонные чары именно на мальчишек-шестикурсников, входящих в состав команды по квиддичу.

Симус с Дином с огромным трудом смогли их разбудить. Нервничая и ругаясь, парни на скорую руку оделись и погнали на стадион. Сообразительная Джинни захватила для них троих по бутерброду, поэтому сильно голодать им не пришлось.

— И вот на стадион выходит легендарная команда Гриффиндора под предводительством ещё более легендарного, всеми известного Гарри Поттера!!! — надрывался Денис под рёв ало-золотых трибун. — Перед ними стоит сборная Когтеврана! Чанг и Гарри жмут друг-другу руки, свисток судьи. Мячи в воздухе, матч начался!

С первой секунды Гриффиндор и Когтевран шагали нога в ногу. Джинни забила первый гол, и уже через минуту Рон не успел защитить свои кольца от ответного нападения противника. Счёт стал 10/10. Спустя ещё пару минут было 20/20. Только Гриффиндор забивал гол, как Когтевран отвечал тем же.

А снитч всё не объявлялся.

— Уизли с неимоверным усилием ловит квоффл, который пущен со всей силой когтевранским охотником! — кричал Денис. — Получив пас от вратаря, Нэил перебрасывает его Джинни и… Не могу поверить! Гриффиндорская команда выполняет сложнейший манёвр Гнездо Коршуна!!! Уизли в центре, а остальные два охотника и загонщика на большой скорости летают вокруг неё. Не знаю как им, но у меня уже перед глазами мельтешит!

Вот какой-то когтевранский охотник попытался прорваться за квоффлом в центр стремительно сокращающего расстояния «гнезда». Но тут в его сторону полетел блайджер…

— Наивный! — продолжал кричать Криви. — Внутрь прорваться невозможно! Вот до колец осталось всего десять метров, да! Колин, Прокси, Невилл и Петри разлетаются в разные стороны на огромных скоростях, и Джинни первоклассно забивает гол!!! 30/20 в пользу Гриффиндора!

Гарри гордо оглядел своих игроков. Сколько время они убили на подготовку этого манёвра… Хотя он больше психологический…

Спустя ещё полчаса счёт сравняли. Причём три раза. Так что на табло было 50/50. И вот, наконец-то появился снитч. Гарри тут же рванул за ним. Чжоу следом. И…

Без каких либо препятствий рука гриффиндорца обхватила трепыхающийся золотой шарик — главный мяч игры…

— ГРИФФИНДОР-ЧЕМПИОН!!! — взорвались болельщики, заглушая комментатора.

Вечеринка по поводу победы была прервана только часов в шесть утра, причём не МакГонагалл. В окно влетела Букля и скинула на голову Гарри письмо. В нём говорилось, что он, Рон и Гермиона, завтра едут на площадь Гримо. И миссис Уизли строго-настрого сказала, чтобы Джинни осталась в Хогвартсе и готовилась к сдаче СОВ.

Всё это ужасно испортило настроение девушке, да и Гарри тоже, так как он не хотел расставаться даже на пару дней.

В общем, их компания разошлась по спальням, а без сердцевины, которой непосредственно являлись они, все гриффиндорцы тоже разошлись.

Через день, легендарное трио было готово к отправлению и пыталось хоть как-то подбодрить остававшуюся, но это у них мало получалось. Так что, когда они уже с помощью портала оказались на кухне, то были не в самом хорошем расположении духа.

Но встретившие их близнецы, довольно быстро исправили этот факт. Оказывается, они умудрились изобрести искусственное землетрясение. В зависимости от категории, сила его действия была разной. Сейсмические волны могли задевать как комнату, так и город. Но никаких разрушительных действий не оказывали.

— Аааа… — раздалось сзади, и на парня упала Гермиона.

Это был внезапный эксперимент. Что-то с грохотом упало, и в доме воцарилась тишина.

— Что это было? — спросил Рон.

— Не знаю… Но кажется это на чердаке, — тихо ответил Гарри.

— Пойдёмте, посмотрим?

Так как Фред с Джорджем предусмотрительно скрылись, это нечто, что умудрилось упасть, по-любому пришлось убирать им.

Ребята дошли до небольшой комнатушки на третьем этаже, где вела крутая лестница на чердак. Скрипя ступеньками, первым забрался Гарри. За ним Рон с Гермионой.

Открыв пыльную дверь, парень остановился. Но в отличие от него, следующая за ним пара, прошла вперёд и, сначала Рон, а за ним и Гермиона, споткнулись обо что-то и рухнули на пол. Но самое странное было то, что они лежали не на полу, а висели в нескольких дюймах от земли.

— Что это?! — вскрикнула девушка.

— Что? — не понял Уизли. — Ой! Мы висим!

Тут у Гарри немного поплыло в глазах, а в следующую секунду вместо пустоты под его друзьями появилась огромная картина.

— Слезьте! — командным тоном сказал он.

Рон и Гермиона в кои-то веки, не спрашивая, послушались.

Парень подошёл к произведению искусств и, с трудом подняв его, прислонил к стене. На картине была изображена полная луна на нереально чистом чёрном небе, а внизу лежал серо-чёрный оборотень с огромной серебристо-зелёной змеёй. Они изредка шевелились и лениво наблюдали за пролетающими летучими мышками, тёмные силуэты которых чётко выделялись на фоне светящегося круга луны.

А по краю шли непонятные слабо переливающиеся иероглифы…

Сосредоточившись, Гарри понял, что это змеиный язык, смешанный с латынью и рунами.

Не сильно вникая в суть, парень пробежал текст глазами. Из известных ему рун и пары слов латинского ну, и, конечно, знания змеиного языка, Поттер сообразил, что речь идёт о ликантропии.

— Гарри! — окликнула его Гермиона.

— Что ты видишь? — спросил Рон.

Юноша только сейчас задумался о том, как он выглядит со стороны — тупо таращится в пространство, держа рукой что-то невидимое.

— Тут картина. На ней змеиным языком и латынью с рунами написано что-то.

— Запиши это, — тут же среагировала девушка.

Её глаза при слове руны зажглись.

Быстро набросав текст, Гарри вместе с друзьями вернулся на кухню и стал его разбирать. Гермиона была как будто в своей стихии. Перевод рун вылетал из-под пера параллельно с латынью. Через пятнадцать минут работа была окончена, и трио склонилось над пергаментом, читая полностью переведённый текст.

Это был рецепт зелья… зелья от ликантропии!

— Какие тут ингредиенты… — прошептал Рон. — Ладно, сок Зирмига, его можно с горем пополам достать в теплицах, если получится туда пробраться, но кожа Василиска! Да и мешать зелье надо непосредственно его клыком! Причём левым!!! А волос из хвоста самки Единорога? А слёзы Феникса? Да и ещё какой-то боярышник… Это то что?

— Боярышник — это маггловское, восточноевропейское медицинское растение, — тут же ответила Гермиона. — Меня больше интересует половой орган неполовозрелого самца Саламандры-солнечной.

Рон не сдержался и расхохотался в голос.

— Ну, ты как всегда, — надула губы девушка и отвернулась. — Дурак, — как-то совсем по-детски добавила она.

— Ну ладно тебе, Герми! — тут же посерьёзнел парень.

Бросив на него косой взгляд, отличница вернулась к чтению рецепта.

И тут в памяти Гарри всплыло предсказание.

Магии искусство превзошло себя. Земля теряет равновесие. И станет известным ключ загадки той, от которой проявляется в существе разумном тьма, зависящая от луны… Произведение падёт, но не каждый сможет увидать его. Лишь тот, у кого есть тёмный дар, в силах осуществить предначертанное, если он обратится к свету…

— Эм, Гарри, — тихо окликнула его девушка.

Юноша поднял на неё глаза. По выражению лиц друзей, можно было сказать, что что-то произошло. И тут до Поттера дошло — он сказал всё вслух!

— Я так понял, что тёмный дар — это змееязычество? — в кои-то веки Рон сказал что-то умное и этим рассеял напряжённую обстановку.

— Да, — пробормотал Гарри.

— Тогда «Магии искусство превзошло себя. Земля теряет равновесие» — это искусственное землетрясение, которое придумали Фрэд с Джорджем, — тут же вставила Гермиона.

— Ну, тогда тьма, которая проявляется в существе разумном, и которая зависит от луны — это ликантропия, — добавил Поттер.

Ребята переглянулись. Глаза всех троих горели. В их силах помочь людям! Излечить оборотней! Поменять судьбы многих…

Глава опубликована: 19.01.2010

Глава 46. Змея и письмо.

— Вы же не думали, что мы вас просто так сюда позвали? — лукаво спросил Дамблдор.

Гарри, Рон и Гермиона сидели с такими выражениями лиц, будто их облили ледяной водой. И ведь было от чего.

Совершенно внезапно, Орден Феникса огласил решение, что их принимают в действующую группу.

Но, не смотря ни на что, Поттер чувствовал подвох. И да…

— Вашим заданием будет следить за Малфоем младшим, — сказал мистер Уизли. — Есть подозрение, что он вступил в ряды Сами-Знаете-Кого. Вся эта его деятельность после Рождества… Выступление на твоём слушании…

— Да не вступил он никуда… — разочаровано протянул гриффиндорский лев.

— Почему ты так в этом уверен?

— Ну… У меня иногда непроизвольно получается читать чужие мысли. И… В общем, он ревновал.

Дамблдор поймал взгляд парня.

— Ревновал? — не понял мистер Уизли. — Кого? К кому?

— Нда… — мечтательно протянул директор Хогвартса и лукаво подмигнул Поттеру. — До чего иногда доводит любовь…

— Любовь? — ещё больше запутался Артур.

Внезапно за дверями кухни послышался шум и возмущённый голос миссис Уизли. Потом дверь распахнулась. На пороге стояла Джинни.

— Я же тебе сказала, чтобы ты была в Хогвартсе! Тебе надо готовится к СОВ!!! — кричала Молли.

— Я не маленькая, мама! Я сама разберусь, что и как мне делать! И прекрасно умею распределять время!!!

— А ты вообще подумала о более важных вещах?! — поменяла тему миссис Уизли. — Вдруг на тебя напали бы пожиратели? Как ты вообще сюда добралась???

— Да подумала! Гарри дал мне портал на экстренный случай, — крикнула в ответ девушка. Потом он развернулась и прямиком подошла к Поттеру.

Все неотрывно смотрели на неё. Лишь её мать укоризненно уставилась на парня.

— Случай был чрезвычайно экстренный… Я по тебе соскучилась, — тихо сказала Джинни и чмокнула его где-то в районе уха.

Лицо мистера Уизли удивлённо вытянулось.

Гарри покраснел и потупил свой взгляд. В его планы не входило афишировать свою личную жизнь за стенами Хогвартса. Да и там бы он этого не делал, но это было бы просто не реально…

— Так что ты там прочитал у Малфоя в мыслях? — спросила Тонкс.

— Я уже сказал… — тихо ответил Гарри. Он как-то не хотел говорить на эту тему больше ни с кем.

Ища помощь, он взглянул на Дамблдора. Но тот так лихо подмигнул, что Поттер ещё больше покраснел и отвернулся.

— Подождите… подождите… — на лице мистера Уизли проступила догадка. И выражение шока сменяло выражения принятия того факта, что его дочь встречается с Гарри Поттером. — В Джинни… в мою Джинни влюблён Малфой????

— С чего ты взял, пап? — бросила на мужчину удивлённый взгляд девушка.

Тот продолжал смотреть на Гарри, ища подтверждение своих слов. Но парень неотрывно смотрел в угол кухни, тупо разглядывая немного потертые возле пола обои. А когда там что-то внезапно зашевелилось, он аж вздрогнул и подался назад. Когда же это что-то попало на свет, то оказалось, что это маленькая серебристая змейка. И тут Гарри вспомнил, что оставил рождественский подарок Джинни здесь, а точнее, когда он, экспериментируя, оживил змейку, то она просто-напросто уползла. И вот сейчас, она, как послушная питомица, приползала к нему. Не громко звякнув, она приняла свой первоначальный вид, а точнее стала серебристой статуэткой змеи.

— У тебя получилось её оживить? — прервал тишину, удивлённый голос Джинни.

Поттер кивнул и, достав палочку, коснулся к голове змейки. И тут статуэтка, не меняя формы, стала озвучивать разговоры различной давности. Каждый раз, когда Гарри дотрагивался палочкой до любой её части, он слышал другой разговор. Но прикол был в том, что всё было на змеином языке.

— Работает?

— Да, — парень повернулся к девушке. — Ещё раз огромное спасибо!

— Кстати, кроме как прослушивать разговоры, ты можешь ещё их и просматривать.

— Как? — поражённо спросил Гарри. Даже, как жучок, Джинин подарок был грандиозен, и парень не представлял, сколько он может стоить.

— Вроде ты должен как-то посмотреть через глаза змеи, но я точно не поняла, как…

Юноша поднял на уровень глаз статуэтку и заглянул в маленькие изумрудные глазки, но ничего не увидел.

— Ничего не вижу, может ей надо приказать. Типа покажи… — сказал он. А через мгновение, когда изумруды вспыхнули, понял, что говорил на парселтанге…

И тут у него в голове замелькали образы… знакомые лица… стены, пол, длинный зал. Стоп, нет. Это не зал. Это так коридор выглядит для змеи. Ноги… подставка для зонтов, возле которой лежит Тонкс. Люпин тащит какой-то большой чемодан… опять подставка для зонтов в виде ноги тролля… снова валяющаяся рядом Тонкс… крыса… СТОП! Крыса?! Да ещё и со странно светящейся лапкой??? Хвост!!!

Гарри дёрнулся и, вскочив, стал оглядываться. Крыса была вроде как в кухне, ведь бордовые обои только здесь…

Что-то мелькнуло в том углу, который ещё не так давно разглядывал Гарри.

— Акцио! — молниеносно выхватив палочку и направив её в то место, крикнул он.

С писком, крыса перелетела через полкухни и шмякнулась на стол. В следующую секунду она уже прыгнула на стул, пытаясь сбежать. Ещё один взмах палочкой, голубая вспышка и на стуле сидит Питегрю собственной персоной.

Джинни дёрнулась назад и врезалась спиной в стену, Рон вскочил с выражением отвращения на лице, а Гермиона лишь сдержанно поморщилась.

Питер быстро встал на ноги.

— Экспеллиармус! — внезапно выхватил он палочку. Как и предполагалось, все присутствующие тут же были обезоружены. Но не того напал.

— Перва! — прошипел на змеином Гарри, направляя на него раскрытую ладонь.

Хвост взвизгнул, когда все волшебные палочки, включая его собственную, превратились в змей и, вывернувшись из рук и упав на пол, поползли к Поттеру.

— Гарри, прости! — рухнул на колени Питер, когда парень вооружился.

— Теперь ты прощения просишь??? — вознегодовал юноша.

— Не убивай! — взмолился крысюк.

— Зачем же мне тебя убивать, если ты мне жизнь должен? — спокойно отозвался наследник Гриффиндора.

— Отдам! Когда будет нужно, отдам! — приходя в ужас от своих слов, пролепетал Питегрю.

— Когда будет нужно? — холодно рассмеялся Гарри. — Чего же ты не умер два года назад? А лишь привязал меня к могиле, взял кровь и возродил Волан-де-морта? Тогда не было нужно?

— Он бы тогда меня уничтожил, и всё равно возродился!

— Он? Тогда? Беззащитный комок плоти, брошенный в кипящее зелье, в котором не хватает трёх компонентов, убил бы тебя? Он даже бы не узнал…

— Узнал бы! — уже шептал Хвост. — Увидел бы…

— Да? Этот слепой червь увидел бы сквозь толстые стенки котла, что кто-то «перепутал» компоненты и испортил зелье, тем самым, убив его, Тома Реддла? Ну-ну…

Было такое ощущение, что на кухне больше никого нет. Все молча наблюдали за происходящим, не вмешиваясь ни во что…

— Давайте решим, что с этим… с ним делать, — брезгливо прервал друга Рон.

Через пару минут, было вынесено, что выпускать Питера Петигрю нельзя, так как даже стёртую память Волан-де-морт сможет восстановить, так что надо его оставить, как заложника.

А ещё через минут десять, по очень настоятельной просьбе миссис Уизли, Гарри, Рона, Гермиону и Джинни отправили обратно в Хогвартс.

В школе полным ходом шли подготовки к экзаменам, СОВ, ЖАБА и финалу кубка по квиддичу. Даже наоборот. Приоритет все отдавали квиддичу, потом ЖАБА, СОВ и, наконец, обыкновенным экзаменам. Но без ловца, по совместительству капитана, и вратаря, которые отсутствовали три дня, дела как-то не лепились. Так что при их прибытии, команда сразу стала настаивать на тренировке. И это было странно, ведь раньше это делал всегда капитан, а теперь этого требуют от него.

Почти каждый день, квиддичная команда проводила на поле, тренируя новые тактики и отрабатывая старые. Дело усложнялось тем, что слизеринцы тоже этим занимались. Иногда тренировки совпадали, тогда Гарри просто разминал команду, тренируя каждого игрока на скорость, реакцию и совершенство полёта.

Так что, когда настал день матча, а точнее третья суббота после пасхальных каникул, то гриффиндорская сборная была отлично натренирована и сидела на завтраке с полной уверенностью в победе.

— Рон! Не запихивайся ты так! — возмущённо воскликнул Гарри. — Сколько можно есть?! Ты же лопнешь!

— Да ну тебя. Не умирать же мне с голоду.

— Да ты даже взлететь не сможешь! — вклинилась Джинни.

— Да что вы заладили??? Жрать хочу! — разозлился рыжий. — Лучше почту проверьте, вон совы летят.

И действительно, в зале появилась целая туча пернатых. На их фоне выделялся крупный чёрный ворон, к которому тут же приковалось куча взглядов. Грациозно облетев весь зал, птица опустилась ни к кому иному, как к Гарри Поттеру.

Красный конверт… задымившиеся края… Громовещатель.

БАМС!

Всё заполнилось дымом, и по залу прокатился такой знакомый шипящий голос…

— Поттер, ты вечно лезешь не в свои дела… Ещё и лишаешь меня слуг… Надеюсь, следующая наша встреча будет последней… И я заберу у тебя своё. Берегись! Ты меня уже довёл до крайней точки…

Зловещая тишина опустилась на Большой Зал. Все боялись шелохнуться. Лишь тот, кому адресовалось письмо, невозмутимо наколдовал пергамент и перо.

— Акцио! — он же нарушил тишину, возвращая ворона, который уже почти было улетел.

Быстро накарябав ответ, Гарри привязал свиток к лапе возмущённой птицы и отпустил её. Потом встал и, забрав с собой несопротивляющуюся команду, вышел из зала.

— Что ты ему написал? — спросил очухавшийся Рон уже в раздевалке.

— Ну… Что наша следующая встреча будет последней для него… что его дела — мои дела, и что если он не прекратит свою деятельность, то его слуг будет с каждым разом всё меньше, — спокойно ответил гриффиндорский лев. А потом, повернувшись ко всей команде, громко сказал. — Не раскисайте! Всё прекрасно! Слизеринцы не успели прийти в себя, так что покажем класс и расплющем их, как блин по сковородке! Вперёд, на поле!

— И так, встречаем команду Гриффиндора, которую ведёт не унывающий Гарри Поттер, обещающий нам размазать Сами-Знаете-Кого, как таракана тапком! Надеюсь, слизеринскую команду он сделает так же. Простите, профессор, — да, Криви полностью перенял комментаторские замашки от Ли. — Мячи в воздухе, свисток судьи, матч начался!!! С первых секунд, гриффиндорцы взяли инициативу в свои руки! Джинни Уизли восхитительно обыгрывает вратаря и, ГОЛ! Мяч у слизерина, но Прокси мастерски отбирает его, пас Джинни, ещё один гол!!!

Через пять минут счёт был 40/0. Но тут Гойлу получилось обойти Сендана и шибануть блайджером по Рону. Приятного мало, учитывая, что следующий гол попал уже в ворота Гриффиндора. Но Джинни, мстя за брата, так бросила квоффл, что тот, ударившись о голову слизеринского вратаря, попал прямо в среднее кольцо.

— Счёт стал 50/10 в пользу львов! Так вам и надо, змеюки… — Кричал Криви. Но тут МакГонагалл стала отбирать у него микрофон, так что гриффиндорцу пришлось отбежать подальше и извиняться.

И тут Поттер увидел снитч. Он парил высоко в небе, и если бы парень не крутанул головой, откидывая волосы с лица, то не заметил бы маленький золотой шарик. А тот переливался в лучах весеннего солнца и неподвижно висел в воздухе, лениво махая крылышками. Не медля ни минуты, Гарри рванул наверх, краем глаза замечая, что Малфой даже не смотрит в его сторону.

Ещё пара секунд, и снитч уже у него в руке. Но никто этого не заметил. Все наблюдали, как Колин с Джинни и с Прокси выполняют один из новых манёвров. Дождавшись, когда они забьют гол, гриффиндорец медленно подлетел к комментатору и помахал рукой с зажатым в ней снитчем.

— Гарри Поттер ловит главный мяч игры, но никто этого не заметил! Дайте мне кто-то три подзатыльника за мою невнимательность! Да что же это… Гриффиндор победил!!! Счёт 210/10!!!!!!!!!!

Поттера облепили все игроки его команды и вот в такой куче они облетели всё поле и спустились на помост. Там уже стоял Дамблдор с кубком и рыдающая МакГонагалл, которая как всегда сморкалась в гриффиндорский флаг.

Гарри взял кубок и поднял его высоко над головой, смотря счастливыми глазами на бушующее ало-золотое море.

Эйфория празднования растянулась на неделю, но постепенно сменилась лихорадочным заучиванием материала для экзаменов. Но вот, как говорил Хагрид — чему быть, того не миновать. Экзамены наступили. Тишина накрыла весь Хогвартс.

Но, несмотря ни на что, Гарри со стопроцентной уверенностью мог сказать, что это были самые легкие экзамены. Особенно в сравнении с СОВ.

Самыми сложными были Зельеварение и Высшая Магия. Но для тех шестикурсников, которые были в АД, Высшая магия не была убийственно сложной проверкой. Но Зелья всё-таки ею стали…

Поттер был удивлён, что сделал своё задание правильно, хотя сомнения всё-таки имелись. Он был не уверен, должно ли зелье пахнуть тухлятиной…

Но за неделю до каникул, когда выдали результаты, парень был шокирован.

ЗОТИ — превосходно.

Зельеварение — превосходно.

УЗМС — превосходно.

Высшая Магия — превосходно.

Трансфигурация — превосходно.

Чары — превосходно.

Гербология — превосходно.

Да он отличник!!! И как вообще умудрился по зельям получить превосходно?!

У Рона и то было сверх ожиданий, и не только по Зельям, но и по Высшей Магии.

Уроков не было, так что знаменитая троица вместе с Джинни и Николь все дни проводили на улице, возле озера. Да… как хорошо лежать на солнце в окружении друзей и говорить о всякой белиберде… Но всё хорошее всегда заканчивается, так и сейчас. Настало время каникул…

— Как-то перед каникулами всегда грустно, — сказал Рон, когда они всей компанией ехали в одном купе в Лондон.

— Может потому, что не знаем, встретимся ли мы в новом учебном году, — тихо ответила Гермиона, и всем стало как-то так тоскливо, как ни разу не было ещё до того…

— Так. — Прервал молчание Гарри. — Предлагаю всем встретиться на мой день рождения у меня. Да и существуют совы, и переписку никто не запрещал.

— Конечно! — улыбнулась Николь.

— Ну, а в крайнем случае, можно досрочно к тебе приехать, — положила голову на плечо парню Джинни, игнорируя круглые глаза Рона.

Как раз в этот момент поезд дёрнулся и остановился.

— Пора, — сказала Гермиона и, обняв на прощание каждого, взяла сумку. — Я спешу. Извините.

— Пока. — Хором ответили остальные.

— До встречи, — улыбнулась девушка и быстро вышла из купе.

Рон взял вещи Николь и свои и тоже вышел вместе с девушкой в коридор. Гарри же обнял Джинни и поцеловал её. Было видно, что рыжеволосой красавице совершенно не хотелось расставаться. Пусть даже на два месяца.

Повторив действия Рона, Поттер вместе с девушкой тоже покинул поезд. Он ожидал увидеть многих из членов Ордена Феникса, но встретила его только Тонкс.

— Гарри, я не хочу тебя разочаровывать, но тебе придётся отправиться к Дурслям. — сказала она.

Парень остановился, как вкопанный. Только не к ним…

— Ничего, — услышал он рядом любимый голос. — Я буду писать.

Печально взглянув на Джинни и махнув Рону с Николь на прощание, наследник Гриффиндора отправился к своим любимым родственникам, с которыми ему придётся провести это лето…

Глава опубликована: 19.01.2010

Глава 47. Поездка.

Гарри проснулся с ощущением чего-то нехорошего. Но по обыкновению, он встал, оделся и спустился на завтрак. Дурсли были уже в полном составе.

— Мы сегодня уезжаем, — без приветствия сказал дядя Вернон. — И вынуждены взять тебя с собой. Одного дома тебя не оставим, а миссис Фиг куда-то уехала…

— Но я не могу покинуть этот дом! — перебил Гарри. Хоть ему и надоело сидеть в этом доме, но он помнил наставление Тонкс перед приездом сюда — «что бы ни случилось, оставайся там.»

— Не перебивай меня, маль… — начал злиться Дурсль, но запнулся, взглянув на своего племянника. Сейчас вряд ли можно было назвать его мальчиком, собравшись, он продолжил. — Ты, парень, не смей мне перечить! Я сказал, что берём тебя с собой, значит берём.

— Но вы просто-напросто, подвергаете меня и себя опасности! — решил стоять до конца Поттер.

— Почему?

— Потому что Волан-де-морт ищет любой способ достать меня. И все, кто в момент встречи будут рядом, обязательно пострадают!

— Совсем не обязательно, что вы встретитесь. И даже если это случится, то мы не будем сопротивляться и отдадим тебя как есть, — продолжал злиться Вернон.

— Волан-де-морт это… — начала было Петунья.

— Это тот, кто убил моих родителей, и продолжает убивать всех, кто встанет на его пути, — сказал Гарри.

— И какое отношение к нему имеем мы? — рыкнул дядя.

— Таких как вы, он убивает ради забавы.

Все замолчали.

— Как? — пытаясь унять дрожь в голосе, спросил Дадли.

— Запомни два слова: Авада Кедавра, — помолчав, ответил юноша. — Когда волшебник произносит эти слова, от его палочки отрывается зелёный луч. И тот, в кого он попадёт, умирает.

— И… и всё?

— Да. Но если тебя попытается убить не Волан-де-морт, ты его узнаешь по змеиной роже и красным глазам, то тебе это заклинание не грозит.

— Почему?

— Потому что защита, которую моя мать передала мне, умирая, теперь лежит на тебе и на твоей матери.

— А почему ты думаешь, что убивать их буду не я? — послышалось сзади такое знакомое шипение.

Это был, несомненно, Волан-де-морт собственной персоной.

Гарри вскочил, выхватывая палочку, но его уже ослепила зелёная вспышка под ужасный хохот Тёмного лорда…

Гарри подорвался с кровати весь в поту. После почти полугодовой передышки ему приснился кошмар. Шрам болел нещадно, а голова была готова разлететься на мелкие кусочки. Как и во сне, его мучило плохое предчувствие.

Парень оглядел комнату. Хоть сегодня и был его день рождения, но он не увидел ни одного письмеца или посылочки, как и весь последний месяц. А ведь дата-то какая! Семнадцать лет — совершеннолетие!

Ради такого события, парень даже решил подойти к зеркалу и попробовать привести себя хоть в какой-то порядок. Дело в том, что в течение последнего месяца, он если и смотрел на себя в зеркало, то только когда чистил зубы. А там видно только лицо…

Гарри встал и, открыв дверцу шкафа, взглянул на её внутреннюю сторону, где находилось зеркало. Вместо длинного, нескладного и угловатого парня, Гарри увидел красивого юношу, можно даже сказать, накачанного. В нём поменялось многое, неизменным остались только яркие, живые зелёные глаза, чёрные растрепанные волосы и шрам.

Да, он немного занимался зарядкой по утрам, но произошедшие с ним метаморфозы поразили Гарри. Он даже обернулся, чтобы убедиться, не стоит ли кто-то сзади, и не его ли отражает зеркало.

Сзади никого не оказалось и юноше пришлось смириться со своими изменениями во внешности. Конечно, нельзя сказать, что он был против или не доволен.

Одевшись и, как всегда бесполезно, попытавшись причесаться, Гарри спустился на кухню. Как и во сне, вся чета Дурслей сидела за столом.

— Мы сегодня уезжаем, — сказал дядя Вернон. — И вынуждены взять тебя с собой. Одного дома тебя не оставим, а миссис Фиг куда-то уехала. Так что не рассусоливай тут, быстро ешь и собирайся.

Гарри, зная, что произойдёт, или может произойти, просто кивнул. Все его мышцы были напряжены до предела, а слух улавливал даже жужжание мухи за окном. В любую секунду мог появиться Волан-де-морт. Но ни через десять минут, ни через двадцать, этого не произошло.

— Иди, одевайся. — гаркнул дядя Вернон и вышел из кухни.

Гарри в том же напряженном состоянии направился в свою комнату. Когда он вошёл, то обратил внимание, что на столе лежит конверт официального вида.

Гарри жутко обрадовался. Это было первое письмо за несколько последних долгих недель. Юноша моментально разорвал пергамент и стал читать.

Уважаемый мистер Поттер.

В связи с Вашим совершеннолетием, Вам разрешается применять магию…

Гарри прервал чтение. Хоть что-то приятное за этот день. Быстро пробежав глазами письмо до конца и не найдя там более ничего интересного, парень засунул его в карман. Не понимая, что заставило его это сделать, парень, найдя метлу, уменьшил её и засунул в карман.

— Ты что, застрял? — раздался голос Дадли из-за двери, а в следующую секунду перед взором зеленоглазого брюнета появился и сам его двоюродный братец. — Пошли.

— Куда тебя послать? — на автомате спросил Гарри. К счастью «свин» не услышал и потопал вниз по лестнице.

Гарри быстро натянул приготовленные им нормальные маггловские вещи, которые он купил на экстренный случай в начале этого лета, и спустился вниз.

Дурсли, конечно, обратили внимание на значительные перемены в его облике, но ничего не сказали.

Перемены Гарри для Дурслей, как и для самого парня, открылись только сегодня и состояли не только в новой одежде. Так как Поттер носил бывшую одежду Дадли, которая свисала с него мешком, то изменения в пареньке были полностью прикрыты.

Сейчас перед Дурслями стоял симпатичный юноша, в хорошей и довольно стильной одежде. В данный момент он уже не выглядел младше своего возраста, как это было раньше. Родственнички воздержались от всех расспросов, чему был очень рад Гарри. Ему не хотелось объяснять, откуда у него деньги и как он посмел снять одежду драгоценного Дадлика, которая совсем чуть-чуть растянулась.

В полном молчании все сели в очередную машину дяди Вернона. Теперь это был большой тёмно-зелёный джип. Смотрелся он безвкусно, особенно на фоне своего хозяина.

Выехав из Литлл Уингинга, они поехали в противоположную от Лондона сторону. Мимо мелькали заправочные станции, ночные паркинги для туристов, щиты с различными указателями, проезжали мимо мотоциклисты, что вызвало у дяди Вернона длинную тираду на тему: безголовые байкеры.

— Дорогая, — наконец успокоившись, нормально заговорил он. — Ты хорошо запомнила, как к ней добираться?

— Приблизительно. Я точно помню, что мы должны проехать через какую-то деревушку, но я подзабыла, как она называется. Когда увижу указатель с нужным названием, я тебе скажу.

Оба замолчали, и в течение получаса, в машине было слышно только напряжённое сопение Дадли, изредка прерываемое тихими ругательствами его папочки по поводу цены бензина.

— Вот! Кажется, оно, — вдруг сказала Петунья.

— Странное название, — пробормотал дядя Вернон, сворачивая.

Минут десять они тащились по совершенно пустой дороге. Потом, как-то внезапно, перед глазами появилась табличка.

— Как там это село называется? — ткнул Дадли Гарри под рёбра.

Парень выглянул в окно.

— Лощина Годрика, — прочитал Гарри и запнулся. На его лице появилось очень странное выражение. Сидящий рядом будущий боксёр даже отодвинулся как можно дальше.

— Эй, ты чего? — с испугом уставился он на волшебника.

Тётя Петунья обернулась и тоже замерла. Да, такого выражения на лице своего племянника она ещё не видела.

— Что? — только и смогла она сказать через минуту.

— Тут жили мои родители, — ответил Гарри и посмотрел тёте прямо в расширившиеся глаза.

Глава опубликована: 19.01.2010

Глава 48. Чёрная роза.

— Когда? — после минутной паузы тихо спросила Петунья.

— В тот год, когда Влан-де-морт их убил.

У миссис Дурсль был такой вид, будто её огрели дубинкой по макушке. Она неотрывно смотрела в лицо Поттера, а в её глазах читалась какая-то странная печаль…

Дадли с испуганным выражением лица наблюдал за своей матерью и кузеном. Он не сказал ни слова, лишь вжался в самый дальний угол машины. Дядя Вернон следил за дорогой, которая была вся в ухабах, и поэтому не видел, что происходит рядом.

Гарри перевёл свой взгляд на улицу. С двух сторон шли аккуратненькие загородные домики. Изредка между ними, как в тумане, виднелись ещё строения. Парень понял, что это дома волшебников, и они спрятаны от вездесущих магглов.

Дом Поттеров… Где-то здесь должен быть наш дом… дом моих родителей… — мельтешило в голове у Гарри.

И тут, на полянке окружённой старыми деревьями, стало проявляться ограждение. Узорчатый каменный забор… а за ним… развалины дома…

— Остановите машину, — громко сказал юноша.

От того, что фраза прозвучала внезапно, Дурсль ударил по тормозам и резко остановился. Не медля ни минуты, Гарри распахнул дверцу и выскочил из машины.

Да, это был, несомненно, дом Поттеров… его дом…

Медленно он подошёл к забору, открыл калитку, шагнул внутрь… но что-то упругое толкнуло его в грудь. Ещё шаг, талисман нагрелся и странная сила, которая не пускала парня, уступила. Заброшенный сад, обломки кирпичей, щепки от дверей и битые стёкла… Да, взрыв был огромный…

К горлу подступил предательский комок, глаза защипало. Мимолётно оглянувшись на Дурслей, которые вышли из машины и удивлённо смотрели на дом, медленно проявляющийся из неоткуда, Гарри мелкими шагами подошёл к развалившейся стене. Она была чуть выше его самого, вся в трещинах и покрыта в некоторых местах мхом…

Не сдерживая больше слёз, Поттер подошёл вплотную к устоявшей перегородке и прижался к ней щекой, положив рядом руку. Соленые капли стекали по щекам, оставляя за собой мокрые дорожки…

Дурсли видели, как парня окутало слабое розоватое свечение, а потом… потом по крупинкам дом стал восстанавливаться. Битые кирпичи, как капли воды, стекались воедино и, медленно взлетая, становились на свои места. Но юный Поттер ничего этого не видел.

Юноша неподвижно стоял у стены и беззвучно всхлипывал… Каким бы сильным он ни был, сейчас он даже не пытался сдерживаться.

Что-то задело ногу парня и он, медленно открыв глаза, недоумённо уставился на довольно крупный ползущий кирпич. С минуту он в прострации наблюдал за ним, а ещё через мгновение до него дошёл тот факт, что кирпич ПОЛЗУЩИЙ.

Гарри сделал пару шагов от стены и только сейчас увидел, что дом восстанавливается. Точнее сказать, восстанавливался, так как когда юноша отошёл, всё прекратилось.

Он медленно обернулся и взглянул на родственников. Те просто до неприличия шокировано смотрели на него. Чей-то тёмный силуэт мелькнул возле соседнего дома. Но даже на таком расстоянии Гарри узнал кто это…

— Стой! — крикнул он, молниеносно выхватывая палочку и направляя в сторону Беллатркис. А это была именно она.

Расхохотавшись, женщина вышла на открытую местность.

— Малыш Поттер решил напасть на взрослую тётю. Ну что ж, поиграем.

— Поиграем-поиграем, — полный ненависти взгляд парня скрестился с издевательским взглядом Лестрейндж. — А взрослая тётя не подумала, что малыш Поттер хочет её убить?

— Ох… — притворно закатила глаза Белла, подходя к открытой калитке. — А у малыша хватит мощи, он же собственноручно ещё этого не делал? А малыш не боится, что его заклинание засекут и упрячут в Азкабан, он ведь несовершеннолетний?

Гарри взмахнул палочкой, и калитка за спиной женщины захлопнулась.

— А малыш сегодня стал совершеннолетним, — ухмыльнувшись сказал он, наблюдая как что-то промелькнуло в лице Беллатрикс. — А насчёт, хватит ли мощи… Можно проверить. Хаммери!

— Шетер! Можно-можно. — Хмыкнула Пожирательница, отбивая заклинание потери равновесия. — И, как я поняла, тебя можно поздравить с семнадцатилетием? Хорошо бы было провести этот день с родителями, не так ли?

— Плак! — издевательское напоминание о родителях резануло душу парня, и он решил физически резануть обидчицу.

— Протего! — отбила Лестрейндж. — Ах, ты бы мог сейчас праздновать вот в этом доме. Но мамочку и папочку малыша Потти убили. Как трагично! — она притворно всхлипнула.

— Круцио! — крикнул Гарри, ненависть которого в очередной раз достигла точки кипения. — Если бы не твой двинутый босс, так бы и было. Но нет, он очень любит разрушать семьи, убивать, мучить… Он — навозная крыса, странным стечением обстоятельств, ставшая человеком. А ты, и все остальные его шестёрки, просто отбросы этого мира…

— Да как ты смеешь, сопляк?! — вскрикнула Белла, ушедшая от пыточного заклинания. — Как ты смеешь оскорблять Тёмного Лорда? А меня, его любимую ученицу??? Экспеллиармус! Круцио!!!

— Дистормирре. — Выставил зеркальный щит парень. Лестрейндж стала атаковать, чего он и ждал. Плюс разозлилась, а значит, допустит ошибки. — Транталлегро! Ступефай!

— Протего! — отбила она одно заклинание, а от остальных уклонилась, став посылать какие-то тёмномагические заклинания. Но разумно не использовала Авады.

Гари не оставался в долгу, посылая как тёмные, так и заклинания высшей светлой магии, постепенно переходя на свои.

Он видел, что Пожирательница хочет уйти. Трансгрессировать у неё не получилось, значит на территории его дома этого сделать нельзя… Вот она стала продвигаться к выходу, но кучка кирпичей, недавно «склеившихся», удачно возвышалась на её дороге.

— Экспеллиармус! — воскликнул Поттер, не теряя шанса, так как именно в этот момент Беллатрикс упала. — Говорят, лежачего не бьют, — тихо заговорил он. — Но ты бы так не поступила в отношении меня. Так что, прощай Белла. Авада Кедавра.

Зелёная вспышка, почти неслышимый свист налетающей смерти, тихий шорох опавшего тела и тишина…

Не было даже намёка на угрызения совести, ведь только что он, Гарри Поттер, совершил преднамеренное убийство. Парень поднял свой взгляд на калитку, перед которой закончила свой жизненный путь Беллатрикс Лестрейндж, убийца Сириуса.

Прямо за перегородкой до сих пор стояли все трое Дурслей. Они, приоткрыв рты, неотрывно смотрели на него.

Шаг, ещё шаг, вот рука с зажатой в ней палочкой толкнула калитку, ещё один шаг и юноша остановился перед своими родственниками, смотря на них тяжёлым взглядом.

Дадли, задрожав всеми своими жировыми складками, попятился к машине и, наткнувшись на неё спиной, продолжил неотрывно таращиться на волшебную палочку кузена.

— Ты… только что… убил… человека… — заикался дядя Вернон. — Я… не хочу… тебя… знать… Я… не хочу… быть связанным… с убийцей…

— Я мстил за смерть своего крёстного, — спокойно ответил парень.

— Не смей больше появляться в моём доме! — придя в себя, гаркнул Дурсль.

— Ваше дело, — безразлично бросил Гарри. — Я нашёл свой дом.

Ничего не ответив, дядя Вернон развернулся и быстрым шагом направился к водительском месту. Дадли не слушающимися руками открыл дверцу машины и неуклюже забрался внутрь, захлопнув за собой дверь. Лишь миссис Дурсль, не двигаясь, смотрела на племянника.

— Петунья! — крикнул её муж и бросил брезгливый взгляд с огромной примесью страха на Гарри. — Садись быстрее!

— Вы знаете, где меня найти, — тихо сказал Поттер.

Почти незаметно кивнув, женщина села в машину, которая незамедлительно сорвалась с места.

Парень без сожаления смотрел ей вслед. Потом развернулся и, переступив через Лестрейндж, подошёл к дому. К своему дому…

С минуту он неподвижно стоял и смотрел на наполовину восстановившееся здание.

— Я вернусь, — прошептал он и отвернулся.

Подойдя к телу Пожирательницы, он взглянул на неё и над чем-то задумался. Через минуту он взмахнул волшебной палочкой и вот, на месте мёртвой женщины лежит чёрная роза.

На миг в глазах промелькнула печаль. Отогнав её, юноша взял цветок в руки. Лепесток к лепестку, приятный аромат и даже мелкие капельки воды на поверхности, вот только цвет чёрный…

Положив розу в карман, Гарри вытащил из него Молнию, размером со спичку. Взмах палочкой, и метла приняла свой истинный размер. Ещё один взмах, и слабая прохлада в теле возвестила, что чары Хамелеона применены удачно.

Через мгновение парень взмыл в голубое небо, не отрывая взгляда от того оазиса прошлого, от дома, где жили его родители, от места, куда он непременно вернётся…

Вскоре дворик заволокло дымкой, и он вместе с домом исчез, оставив только маленький скверик.

А парень, выровняв метлу, взял курс на Литлл Уингинг. Через полчаса полёта он уже был на Тисовой улице. Дом стоял так же, как и в тот момент, когда они уехали. Открыв с помощью заклинания дверь, Гарри зашёл внутрь.

Он понимал, что не вернётся сюда никогда, сюда, где прожил почти всю свою жизнь. Какая-то тоска сковала душу. Да, его здесь не любили, не было запоминающихся радостных моментов, приятных детских воспоминаний… Но он здесь жил, здесь вырос…

Сейчас он последний раз поднимался по лестнице, переступая скрипучую четвёртую ступеньку, последний раз заходил в свою комнату, последний час он тут находился.

Он знал, что вернуться сюда его заставят только чрезвычайные обстоятельства…

Медленно собрав вещи в чемодан, опустошив свой тайник под вынимающейся половицей, юноша подошёл к столу. Клетка Букли вот уже три дня как была пуста. Сова должна догадаться, что, не найдя хозяина здесь, она должна лететь на площадь Гриммо.

Взмах палочкой, и клетка уменьшилась. Засунув её в чемодан, Гарри, уменьшив и его тоже, положил в карман. Что-то прохладное задело его пальцы. Чёрная роза…

Пару секунд он смотрел на неё, а потом положил обратно. Взял метлу и вышел из помещения. Последний раз, закрыв дверь комнаты, захлопнув входную дверь, взглянув на клумбу под окном гостиной и на весь дом…

Гарри Поттер сел на метлу и оттолкнулся от земли, взмывая ввысь. Теперь он совершеннолетний… начался новый этап его жизни…

Глава опубликована: 19.01.2010

Глава 49. Дом.

В течение часа он блуждал по небу, которое медленно, но уверено меняло свой окрас. Солнце уже садилось за горизонт. Вот перед глазами мелькнуло знакомое высотное строение, за ним начинался частный сектор. Вот и площадь Гриммо…

Гарри кругами опустился на землю, смотря на промежуток между одиннадцатым и тринадцатым домом. Через минуту стали проявляться стены такого знакомого здания.

Сняв с себя чары Хамелеона, парень поднялся по ступенькам и, помедлив, дёрнул дверную ручку в виде змеиной головы. В коридоре было как всегда темно. А из-за двери, ведущей в кухню, раздавались голоса.

— Но почему сегодня?

— Вот это-то нас и заинтересовало…

— Тот-Кого-Нельзя-Называть был в бешенстве… после того, как ему что-то доложили…

Поттер переступил порог, и тут же в коридоре зажглись все лампы. В следующий момент раздался какой-то странный звон. Дверь на кухню распахнулась, и несколько человек с палочками наготове выскочили наружу.

— Гарри???

— Что ты здесь делаешь?!

— Какого … — прохрипел Грюм.

Лишь Люпин ничего не сказал. Он как-то подозрительно посмотрел прямо в лицо юноше.

Тот медленно вытащил чёрную розу и бросил к ногам перед ним стоящих. Те непонимающе уставились на неё. Тут раздались тихие шаги, и из кухни показался ещё один человек.

— Что вы уже натворили, Поттер? — спросил Снейп.

Ничего не ответив, парень плавно повёл палочкой, и цветок медленно превратился в Беллат