Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Колдун из Азкабана (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Даркфик, Драма, Исторический
Размер:
Макси | 1404 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:

Возможен OOС и AU, хотя я стараюсь максимально следовать канону. Гарри Поттер стал сильнее и умнее после года службы в аврорате.
Вы знаете начало этой истории и знаете ее конец.
Тем не менее, 19 лет - очень долгий срок, чтобы оставить его без внимания, а потому предлагаю взглянуть на поствоенную магическую Британию и процесс ее становления.
Вы увидите мир политики, в котором в борьбе за власть схлестнулись традиции и идеалы, мир магии, где за могущество сражаются стихии и демоны, мир открытой войны и тайной борьбы, денег, любви, секретов, лжи, предательства и самопожертвования.

Warning! Автор постепенно редактирует старые главы в отчаянной попытке достичь стилистического совершенства.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава VI. Гамбит. Часть III. Вмешательство в личную жизнь аврора Уизли

16 марта 2000 года, среда.

В половину пятого утра Рон проснулся на удивление бодрым и свежим. Приятные сновидения, навеянные событиями вчерашнего дня, постепенно растворились под воздействием бодрствующего разума, оставив после себя лишь сладкое приятное послевкусие, послужившее залогом для хорошего настроения.

Рядом с ним тихо спала Гермиона тем нежным сном, который столь прекрасен и ценен влюбленному сердцу. Беззащитная, кроткая, милая девушка не издавала и звука, ее каштановые локоны резкими мазками небрежного художника разметались по подушке. Откинутое одеяло оголяло ее плечи и тонкие руки, стройная гладкая ножка покоилась на коленях Рона, отчего ему так не хотелось тревожить сон Гермионы и подниматься с постели, но, вспомнив количество предстоящих дел, он с осторожностью встал и на цыпочках вышел из спальни.

Умывшись, Рон спустился вниз, где быстро позавтракал, оделся и отправился в Министерство. Заспанный дежурный аврор на входе окинул его мрачным недовольным взглядом, затем, видимо, в отместку, нарочито дольше обычного регистрировал его прибытие. Рон беззаботно дождался конца процедуры, не выразив и тени раздражения, чем заслужил еще один озлобленный взгляд от дежурного, которому, в общем-то, вообще не полагалось спать на посту.

Помахав аврору на прощание, Рон отправился в министерскую библиотеку, где, поплутав недолго среди стеллажей, скопировал рецепт оборотного зелья. Заметив в читальном зале своих коллег, а именно Джона Долиша и Алондру Кортес, которые о чем-то тихо, но горячо спорили, Рон подошел к ним, поздоровался и пообщался несколько минут.

После того, как Рон их покинул, Алондра развернулась к Долишу и, раздраженно сверкнув глазами, возбужденно зашептала:

— Джон, какого боггарта мы делаем?! Я не для того пошла в СБ, чтобы следить за своими.

— Успокойся, слышишь? Давай-ка лучше посмотрим, что он здесь искал, — с непроницаемым лицом ответил ее напарник, поднимаясь и увлекая ее за собой.

— То есть тебе до лампочки, что нас втянули в какие-то игры? Как это понимать, Джон, сначала Уизли вылетает из группы Кросса, потом его вводят в СБ, сразу же поднимают до зама, а потом Поттер приказывает нам следить за ним! — сердилась Алондра, все же следуя за напарником. — Тут что-то нечисто, говорю тебе. Это не по понятиям, это низко, в конце концов!

— Алондра, умолкни, — сохраняя абсолютное спокойствие, приказал ей Долиш. — Посмотри лучше сюда. Он скопировал рецепт оборотного зелья. Зачем Рональду Уизли оборотное зелье?

— А зачем людям в принципе оборотное зелье, Джон? Уж явно не для того, чтобы читать его детям вместо сказки на ночь. Особенно учитывая, что у Уизли нет детей.

— Хм… — задумался Долиш, скрестив руки на груди и подперев подбородок. — Мы перестали пользоваться оборотками для расследований лет пять назад.

— Может, оно ему для личных нужд? Ну там, знаешь, решили с Грейнджер разнообразить постельные утехи. Обычное дело среди молодых.

— Ну, спрятаться у них под кроватью мы не можем…

— Джон, ты совсем больной? Нам приказали следить, а не вмешиваться в личную жизнь! В том, что парень скопировал рецепт оборотки, нет ничего подозрительного, — недовольно проворчала Алондра. — Он вообще бы не пришел сюда, если б помнил его и так. Я вот помню, а уже сколько лет прошло.

Джон вдруг нахмурился и уставился на напарницу отсутствующим взглядом, как всегда бывало, когда у него вдруг появлялась идея. В такие моменты Алондре казалось, что даже если рядом с ним из земли вылезет воскресший Темный Лорд верхом на единороге, Джон все равно будет стоять столбом, настолько он сосредотачивался на трансформации эфемерной идеи в практическую теорию, реализуемый проект.

Несмотря на некоторые недостатки Долиша, как бойца, например, его общеизвестную слабость к оглушающему проклятью, следователем он являлся отменным. Великолепное чутье, острый, порой даже гениальный ум вкупе с аналитическими способностями и потрясающей памятью, а также выдающееся хладнокровие, позволяли ему находить связь в, казалось бы, абсолютно независимых делах, а его периодические озарения вообще вызывали у Алондры настоящий восторг.

— Как ты сказала? — переспросил Джон, сжав ладони, будто поймал в них свою идею.

— Что Уизли здесь бы вообще не было…

— Дальше! — нетерпеливо воскликнул Джон, бесцельно блуждая взглядом по книжным полкам.

— Что я помню рецепт оборотки со школы.

— Вот оно! — торжествующе воскликнул Джон. — Алондра, оборотное зелье — одно из самых сложных в школьной программе, а Уизли был тем еще раздолбаем, поэтому неудивительно, что он его не помнит. Зато Грейнджер — круглая отличница, одна из самых умных выпускниц школы за всю историю, а на младших курсах она лично варила это зелье. Так почему Уизли просто не спросил у своей подруги рецепт, а отправился ни свет, ни заря в библиотеку министерства, где в это время никогда не бывает много народу?

— Она вполне могла забыть точную методологию, — неуверенно ответила Алондра. — Да и вообще, Джон, твоя теория притянута. Тебе просто хочется что-нибудь уже раскопать.

— Не-е-е-т, — протянул Джон, тряхнув головой. — Мысли объективно, Алондра, что-то происходит, я чувствую. Вчера эти странные поездки к Малфою, сегодня оборотное. Он что-то задумал. Надо усилить наблюдение, пойдем к Поттеру.

— Джон, поцелуй твой член дементор, а ну стой! — возмущенно воскликнула Алондра, уперев руки в бока и всем своим видом показывая, что никуда не собирается идти. — Это уже ненормально, ты как обычно слишком дотошно воспринял приказ. Уизли — свой, это не по понятиям, Джон!

— Прекрати и двигай за мной, — вскинул брови Долиш и пошел прочь из библиотеки. Алондра, посверлив его спину взглядом, гневно скинула со стеллажа пару книг, и, тихо ругаясь, направилась за напарником.

Гарри они застали спящим в каморке дежурного по отделу. Долиш бесцеремонно растолкал его, пересказал результаты вчерашней слежки и свою догадку насчет утреннего визита Рона в библиотеку. Алондра, демонстрационно скрестив руки на груди, участия в разговоре не принимала. Гарри, внимательно выслушав рассказ Долиша, предложил им отправиться к Малфою, но Джон наотрез отказался.

— Малфой авроров и близко не подпускает к поместью без официальных разрешений. А связываться с его уголовниками я не хочу.

— Вы знаете Шамиз, мистер Поттер? Из отдела экономической безопасности, такая темненькая, высокая? — спросила Алондра, подойдя ближе. Гарри отрицательно покачал головой, и она продолжила. — Она как-то пробовала к нему подойти, размахивая значком. Где-то в Лондоне. Быки Малфоя вывихнули ей руку, даже не посмотрев, что она женщина и аврор. Так что спасибо, но мы откажемся.

Гарри посмотрел на Алондру с усталым раздражением, приказал им ждать его возвращения, а сам нырнул в камин и перенесся напрямую в поместье Малфоя.

— Драко! — крикнул Гарри, выходя из камина и стряхивая с себя пыль.

Продолжая во весь голос звать Малфоя, Гарри поднялся на второй этаж. Разъяренный хозяин поместья выскочил из дальней комнаты в одних трусах и запустил в гостя связку заклинаний, среди которых Гарри различил красный луч парализующего, желтый всполох «бомбарды», синее свечение «экспульсо» и даже неизвестный ему багрово-черный шарик, явно из разряда особо калечащих.

Гарри взмахом палочки отвел от себя «петрификус», погасил «бомбарду» и «экспульсо» и увернулся от неизвестного шарика. Красный от бешенства Драко застыл, держа Поттера на прицеле.

— Твою мать, Драко, тебе что, кошмар приснился? — кисло спросил Гарри, поднимая на всякий случай барьер.

— Выметайся… из… моего… дома! — прорычал Драко и запустил в Поттера какое-то черное облако с электрическими разрядами внутри. Гарри толкнул щит вперед и быстро начертил в воздухе руну. Облако, разорвав щит, достигло зависшей между стенами искрящейся золотом руны, и, печально ухнув, растворилось в пространстве.

— Малфой, сука, тебя оборотни покусали?! — погасив руну, которая забирала у него слишком много энергии, крикнул разозлившийся Гарри. — Это же я! Успокойся!

— Да пошли вы на кентаврский хуй, что ты, что твой рыжий дружок! Вы вконец охренели, я вам что, информационное бюро?!

— Драко, угомонись и прекрати швыряться в меня темной магией! Я по делу!

— Поттер, сука! — взревел Малфой, разгневанно потрясая в воздухе кулаками. — Вы в край дебилы! Оба больные, сука, на всю голову! Обезьяны недоношенные, да я вас в порошок сотру, вашу мать!

— Привет, Гарри, — сонно поздоровалась выглянувшая из комнаты Мари, закутанная в простынь. — Мальчики, что у вас тут происходит?

Драко больше не кидался проклятьями, но продолжал орать, изрыгая ругательства. Гарри давно не видел Малфоя таким взбешенным, а потому не сводил с него настороженного взгляда, пока тот ходил взад-вперед по коридору.

— Второй день подряд! Второй день подряд! Вы два ублюдка, Поттер! Оставьте меня в покое! Я сегодня же, слышишь, сегодня же нахрен закрою камин, чтобы ваши кишки разметало по всему, блять, Лондону, и чтобы бездомные собаки обглодали ваши кости! Сука! Если вы еще раз решитесь вломиться в мой дом в семь утра и разбудить меня своими воплями, клянусь магией, я так и сделаю!

— Творожочек, успокойся, — промурлыкала Мари, обнимая и поглаживая разъяренного Драко.

— Творожочек? — ухмыльнулся Гарри, иронично изогнув брови.

— ЗАТКНИСЬ, СУКА! — заорал багровый Драко и запустил в него парализующее, которое Гарри принял на щит.

Спустя двадцать минут оскорблений, ругательств и криков, Мари, наконец, удалось успокоить Драко, после чего они втроем спустились вниз, где Мари приготовила им всем по кружке кофе.

— Что тебе надо, Поттер? Зачем ты явился по мою душу? — со страдальческим выражением лица простонал Драко.

— Зачем вчера приходил Рон?

— Он хотел стать красивее, — усмехнулась Мари, ответив вместо Драко. — А мы ему помогли.

— Мерлин, Мари, вы же не салон красоты, чтобы делать людей красивее. Будь добра, конкретнее. За чем именно приходил Рон? Что вы ему дали? — настойчиво повторил Гарри, отпивая из кружки.

— Иди, блять, спроси у него! На кой хрен ты к нам-то приперся в такую рань? — огрызнулся Драко.

— Малфой, у меня нет времени. Если бы я мог спросить у него, я бы так и сделал, тебе не кажется?

— Фефе фе кафефя, — передразнил его Драко. — Нет, блять, не кажется!

— Мы отправили его к Эстель, а она дала ему волосы одного нашего знакомого испанца. Очень горячий мужчина, Гермиона будет довольна, — лучезарно улыбаясь, рассказала Мари.

— Зачем они ему, он не объяснял?

— Поттер, вот ответь, почему ты не пошел в Хогвартс на дополнительный год?

— Ты это к чему?

— Это я к тому, что у вас там все такие долбоебы, или ты один компенсируешь переизбыток образования в отделе? Как ты вообще дела расследуешь? Мы же тебе ясным языком сказали — ему нужна была красивая внешность, Эстель дала ему волосы, Уизли сварит оборотное, и пару часов Грейнджер будет наслаждаться двадцати сантиметровым агрегатом, — пожал плечами Драко, прикуривая сигарету.

— Но он тоже торопился, почти как ты, — добавила Мари, соблазнительно потягиваясь на стуле, отчего тонкая шелковая простынь сползла с ее тела, обнажив груди. Гарри, уже привыкший к характеру девушки, спокойно полюбовался ее совершенными формами, затем залпом допил остатки кофе и поднялся.

— Поттер, нам надо обсудить одно мероприятие, — лениво напомнил Драко, намереваясь задержать Гарри.

— Я загляну завтра вечером, сейчас нет времени. Спасибо, Мари, ты как всегда великолепна, — поблагодарил он девушку.

— Я знаю, Гарри. Навести Эстель, она скучает по тебе!

— Обязательно, — пообещал Гарри и, попрощавшись, вошел в камин.

Авроры ждали его в кабинете. Алондра дремала на стуле, Долиш о чем-то размышлял.

— Рон вчера заказывал портал во Францию? — спросил Гарри, опускаясь в свое кресло.

— Нет. Мы бы знали, — ответил Джон.

— Он был во Франции? Значит, он заказал портал до того, как мы установили наблюдение, либо Малфой дал ему свой, — предположила Алондра.

Гарри прикурил сигарету и задумался. Авроры не торопили его, о чем-то тихо совещаясь.

— Рону нужны были волосы красавчика для зелья, — произнес Гарри спустя несколько минут, еле сдерживая улыбку.

— Волосы кого? — вскинул брови Долиш.

— Красавчика, Джон, — повторила для него Алондра. — Красивый мужчина, альфа-самец, бабий магнит. Значит, за этим он ходил к Малфою? Я бы не сказала, что Драко привлекательный. И причем тут портал?

— Я же так и сказал — красавчика, — ухмыльнулся Гарри. — Нет, Рона отправили во Францию, где он получил волосы какого-то испанца. В общем, Джон, вы напали не на тот след. Мы в некотором смысле вторглись в частную жизнь, так что сбавьте немного обороты.

— Мистер Поттер, но почему он не спросил у Грейнджер рецепт зелья? — не желая сдаваться без борьбы, нахмурился Долиш.

— Может, именно потому и не спросил, что это частная жизнь.

— Можно спросить рецепт не оглашая цели!

— Можно. Может он даже и спросил, просто Гермиона точно не помнит рецепт. Из двух вероятностей, ваша, к сожалению, наименьшая. Оставьте эту тему.

— Мистер Поттер, я настаиваю на расширении группы. Я чувствую, что здесь что-то не так, и спальные игры мисс Грейнджер и мистера Уизли не при чем.

— Мистер Долиш, вы что, извращенец? Отставить, продолжайте наблюдение.

Долиш недовольно скривился, но репутация образцового аврора за ним держалась не просто так, а потому Джон смирился и подчинился. Он и Алондра покинули кабинет начальника, Гарри же, оставшись в одиночестве, посмеялся над затеей лучшего друга и принялся за работу.

Рон, тем временем, прошелся по Косому переулку и купил все необходимые для зелья ингредиенты. Пришлось, правда, повозиться со шкурой бумсланга, но в итоге он достал и ее. Закинув покупки домой, он переоделся в форму и отправился на службу, где встретил непривычно веселого Гарри, который то и дело улыбался, стоило им пересечься. В остальном день прошел без неожиданностей, и вечером Рон поспешил домой.

Разложив, рассортировав и нарезав ингредиенты, Рон приступил к процессу приготовления зелья. Когда домой вернулась Гермиона, всю квартиру наполнял едкий, неприятный запах чего-то кислого и протухшего. Окинув своего избранника критическим взглядом, девушка отодвинула его от стола и с сомнением заглянула в котел, внутри которого бурлил мутный бульон. Следующим ее действием стало полное уничтожение всего, что успел приготовить Рон, из-за чего тот негодующе топнул ногой.

— Гермиона! Блин!

— Что — Гермиона? — возмутилась девушка. — Ты варил оборотное или экспериментировал с кулинарией? Не хватало еще картошки и укропа, а так — настоящий суп!

— Мне нужно оборотное к вечеру пятницы, у меня нет времени…

— На что, Рон? На соблюдение инструкций? Ты хоть в курсе, что его надо настаивать несколько часов в первом этапе и минимум сутки во втором?

— Гермиона, у меня ускоренный аврорский рецепт в один этап, — недовольно объявил Рон, помахивая бумажкой. Гермиона выхватила у него страницу и внимательно прочитала, потом повернулась к котлу и начала варку заново.

— Я справлюсь, Гермиона. Иди хотя бы поужинай, — запротестовал Рон, пытаясь оттащить свою девушку от котла, впрочем, безуспешно. Гермиона лишь нетерпеливо ударила его по рукам и всмотрелась в рецепт.

— Рон, тролль понимает в зельеварении больше тебя. И в такой вони невозможно ужинать, открой лучше окна и проветри. И не мешай мне.

Рон с нежеланием подчинился и удрученно пошел выполнять поручение. В целом, он был даже рад, что Гермиона решила ему помочь, ведь сам он небезосновательно сомневался в своем успехе, однако, он чувствовал себя несколько виноватым, что оставил Гермиону без ужина. С другой стороны, зная свою девушку, он предполагал, что ей только в радость заняться чем-то подобным и продемонстрировать свои навыки. И он был прав — Гермиона так увлеклась, что даже не услышала, когда Рон, разогрев ужин, позвал ее подкрепиться. Решив не отвлекать ее лишний раз, Рон развалился на диване и включил визор, за просмотром которого уснул в течение десяти минут.

Гермиона разбудила его глубокой ночью.

— Рон, пойдем наверх. Уже два часа.

— Ты что, только закончила? — часто моргая, Рон ошалевшим взглядом огляделся.

— Нет, я поужинала и сходила в душ. Пойдем в постель, — Гермиона взяла его за руку и потащила к лестнице. В сонном тумане Рон, шатаясь, добрался до кровати и моментально уснул.

Гермиона вновь разбудила его в восемь утра. Четверг, пятница и суббота у Рона по графику стояли выходные, потому что в воскресенье он заступал на дежурство, поэтому Рон, узнав время, лишь закутался поплотнее в одеяло и накрыл голову подушкой, одной рукой пытаясь отбиться от настойчивой Гермионы.

— Рон, скажи хотя бы, где лежат компоненты человека? Волосы, ногти?

Рон пальцем ткнул в направлении висящего на стуле пиджака, в котором он познакомился с Эстель. Гермиона заглянула во внутренний карман и достала фиал с пучком волос внутри. Спустившись вниз, где настаивалось зелье, она бросила последний компонент в зелье и тщательно перемешав, взмахнула палочкой. Теперь зелью предстояло настояться еще четырнадцать часов, поэтому Гермиона с чувством выполненного долга собралась и отправилась на учебу.

Рон проснулся лишь в полдень, когда солнце ярким лучом пощекотало его глаз. Лениво полежав еще около получаса, он все же поднялся, умылся, позавтракал и вернулся обратно в спальню. Открыв шкаф, он через висящую одежду нащупал в задней стенке отверстие, засунул в него руку и достал мобильный телефон. Отправив сообщение, он натянул джинсы, футболку, кофту с капюшоном и кожаную куртку, как учил его Кросс. Затем он спустился вниз, понюхал приятно пахнущее зелье, прошел на кухню и достал из одного из шкафчиков небольшую металлическую коробку, в которой лежал пистолет, магловские фунты и штук десять пустых флаконов. Рон забрал пистолет, отсчитал сотню фунтов, и взял флакон. Приставив к голове палочку, он вытянул серебристую струйку воспоминаний и засунул ее во флакон, после чего надел ботинки и вышел на улицу.

— Джон, Джон! — толкнула дремавшего в машине коллегу Алондра. Быстро выдохнув дым в окно, она выбросила окурок, и, выскочив из машины, они направились вслед за Роном.

Рон долго гулял по северной части Лондона, перехватил пару стаканчиков кофе у уличных торговцев, поел на ходу доннер с сыром и картошкой фри из пластиковой тарелки и в районе шести часов вечера нырнул в подземку. Все это время, то есть на протяжении почти пяти часов, за ним словно неотступные тени следовали авроры, ни на мгновение не теряя его из виду, но ни разу не подставившись, как и следует профессионалам. За десятки лет в Аврорате и у Кортес, и у Долиша навыки слежки были отточены до филигранности.

Даже когда Рон смешался с толпой на входе в метро, его тайный конвой неумолимо последовал за ним, работая, как швейцарский механизм. Находясь в разных концах станции, они незаметно подавали друг другу сигнальные знаки, так что в каждый момент времени Рон находился под наблюдением как минимум одного из двух его сопровождающих.

Рон вышел на станции Аптон парк, не торопясь поднялся наверх и направился в сторону Грин стрит мимо низеньких двухэтажных зданий с разнообразными заведениями на первых этажах, начиная с китайских или пакистанских забегаловок и заканчивая всевозможными розничными магазинчиками. Быстро перебежав на другую сторону, он свернул во дворы на Тудор-роуд и побрел по узенькому тротуару вдоль жилых домов викторианской эпохи, пока не уперся в Редклиф-роуд, на которой повернул направо и, пройдя через тупик Уильяма Морли и Большой парковый центр, вышел на Виктория-авеню.

Продолжая двигаться закоулками, Рон бродил по дворам Лондона еще в течение часа, пока на улице не стемнело. Миновав очередной скверик, он резко свернул в узкую щель между домами и аппарировал. Услышав хлопок трансгрессии, Джон и Алондра, державшиеся до этого на почтительном расстоянии, сорвались с места и побежали к источнику звука.

Достигнув той же щели, Джон на ходу достал палочку и, сняв прицепленный к поясу мешочек, вытряхнул его содержимое. Воздух заполнила мелкая серебристая пыль, а в центре проявился тонкий след аппарации, дрожащий, словно потревоженная пленка воды. Алондра кинула под него снятый с руки браслет, и призрачные отголоски возмущения пространства сформировались в зависшую в воздухе прозрачную сферу.

Джон, сосредоточившись, направил палочку на след трансгрессии и произнес заклинание. Сотканный из воздуха шарик задрожал и, болтаясь из стороны в сторону, начал медленно опускаться к браслету Алондры, словно притягиваемый невидимым лучом. Джон, не отводя палочки, внимательно наблюдал за процессом, периодически корректируя движение сферы.

Спустя минуту, когда шарик опустился на браслет, а металл подернулся голубоватым свечением, Алондра надела его на руку и, прислонившись к стене, закрыла глаза.

— Ну что?

— Центр. Гринвич. Вижу какой-то ночной клуб, название не могу различить, сильная рябь.

— Его нет рядом?

— Нет, можно прыгать.

Джон взял ее за руку, и они, аппарировав вслед за Роном, оказались в темном, вонючем и грязном тупике. Слева через дорогу под неоновой вывеской толкались в шумной очереди явно нетрезвые люди. Джон и Алондра направились к ним, старясь прятаться в зонах, не освещенных уличными фонарями и светодиодами многочисленных рекламных табличек, что было весьма непросто, так как улочка была наполнена забегаловками, обложившими клуб, словно дикие осы опустевший улей.

Держась на противоположной стороне, они внимательно выглядывали в очереди рыжую шевелюру — характерную черту всех Уизли. Пару раз зацепившись взглядом за нужный цвет, они, тем не менее, Рона так и не нашли.

— Он мог уже войти, надо разделиться, — предложила Алондра, настороженно озираясь.

— Иди внутрь, я тут поброжу, — кивнул Джон, все еще рассматривая людей на входе. — И, Алондра, в который раз тебе напоминаю, не забывай про браслет. Если что — зови.

Джон, накинув капюшон, отступил назад, скрывшись в темноте очередного переулка, и проводил напарницу взглядом. Та, засунув руку в карман пальто, подошла к одному из охранников и что-то шепнула ему на ухо. Едва заметная вспышка на мгновение пробилась сквозь ткань пальто, и осоловевший охранник без проблем пропустил ее внутрь.

Джон огляделся, осматривая территорию. Клуб располагался в потрепанном трехэтажном здании на перекрестке двух хорошо освещенных улиц. Справа от него чернел широкий проход, отделявший клуб от близстоящего дома. В глубине прохода что-то поблескивало, и Джон, применив заклинание «кошачьих глаз», присмотревшись, разглядел высокую металлическую решетку с калиткой, ведшей, видимо, на задний двор клуба.

Джон снова осмотрел улицу, не заметил ничего подозрительно, и перебежал на другую сторону. Встав на углу, он еще раз оглядел проход, но в нем было все так же пусто. Джон направился вглубь, держа палочку наготове. Доносившаяся из клуба музыка заботливо прятала звук его шагов. Тихо отворив калитку, он, крадясь вдоль стены, приблизился к углу здания, присел, и осторожно заглянул за поворот.

Этот проход освещался лишь двумя фонарями над выходом из клуба, так что большая часть заднего двора оставалась в темноте. Около дверей стояли человек сорок, в основном разбредшись по зоне охвата фонарей.

Джон обогнул угол и укрылся за мусорными баками, рассматривая людей на улице сквозь зазоры. Кто-то курил, кто-то общался, но среди них не было Рона. Почти отчаявшись, Джон вдруг заметил на дальней от него стороне, на кромке света и темноты, два склонившихся друг к другу силуэта.

Он снова применил заклятье «кошачьих глаз», но точно опознать Уизли среди этих двух фигур не смог, из-за освещения улицы в конце прохода, однако, Джону показалось, что волосы одного человека отдают рыжим оттенком. Внезапно часы на его руке потеплели, и на циферблате появился знак «II», означавший, что Алондра засекла Рона.

Джон прислонился спиной к бакам, послал Алондре ответ, коснулся палочкой часов, затем уха и услышал голос напарницы.

— Джон, он на заднем дворе с барыгой. Я видела, как они вышли вдвоем на улицу.

— Барыгой?

— Да, он при мне продал пакет порошка какому-то торчку.

Джон поднялся и снова посмотрел на место, где стояли предполагаемый Уизли и дилер, но там уже никого не оказалось, лишь одинокий силуэт удалялся в сторону улицы. Выругавшись, Джон поспешил за ним, но тот был слишком далеко. Однако Джону все же повезло — яркие уличные фонари осветили рыжие волосы и одежду, похожую на одежду Рона. Осознав, что он слишком увлекся погоней, Джон дернулся к стене и укрылся в темноте, как раз вовремя, потому что человек на мгновение оглянулся. Джон тихо выругался. Ему удалось четко различить профиль человека, но это был не Рон Уизли.

Аврор снова коснулся палочкой часов и уха.

— Алондра, это не он.

— Это точно он, говорю тебе! — донесся ответ. — Он под легким косметическим, я сначала тоже проморгала, потом всмотрелась.

— Вот сученыш хитрожопый.

— Только не говори, что ты его отпустил, — в голосе Алондры засквозило разочарование.

— Раз ты так просишь, то не скажу, — съязвил Джон, устало прислонившись к стене. — Выходи на задний двор, может, хоть барыгу опознаешь.

Дилера они так и не нашли, поэтому решили дождаться Рона у его дома. Аппарировав напрямую к оставленной машине, они залезли внутрь, и Алондра взмахом палочки разогрела недопитый днем кофе.

Ждать долго не пришлось — Рон появился на крыльце через минут двадцать после их прибытия. Зафиксировав время, авроры сняли наблюдение и отправились на доклад.

— Знаешь, Джон, мне надоело. Уизли — обычный парень, живет своей жизнью, — хмуро произнесла Алондра, пока они шагали по гулким пустынным коридорам Министерства.

— Я думал об этом, Алондра.

— Если бы Уизли не был своим, я бы, может, и промолчала. Но он мало того, что заместитель Поттера, так еще и лучший его друг. Мне кажется, Поттер просто использует свое положение в личных целях. Раскопать какого-нибудь компромата, а потом выдать его Грейнджер.

— Ты считаешь, Поттер ревнует?

— А ты так не считаешь? Согласись, здесь есть зерно истины.

Долиш промолчал, предпочитая лишний раз не обсуждать начальство, особенно в стенах Министерства. Поттера они застали там же, где и утром — начальник отдела собственной безопасности мирно спал на койке дежурного. Выслушав отчет, Гарри отпустил их по домам.

— Мистер Поттер, если бы у нас было больше людей…

— Я только что подумал об этом, мистер Долиш. Вы были правы, завтра возьмите с собой Сэлинджера и пару новеньких в нагрузку, пусть учатся.

Долиш недовольно сжал губы, но кивнул. Алондра, бросив на него разочарованный взгляд, надменно вскинула подбородок.

— Сэр, сколько еще нам этим заниматься?

— Чем — «этим», аврор Кортес? — Гарри с раздражением посмотрел на нее. У него сильно болела голова, и меньше всего ему сейчас хотелось препираться со своевольной женщиной, которая стояла с решительным выражением лица, скрестив руки на груди, всем своим видом демонстрируя непокорность.

— Наблюдением за аврором Уизли, сэр. Другими словами, вмешательством в личную жизнь вашего заместителя, без должных на то оснований, — ледяным тоном, насыщенным ядом и презрением, язвительно процедила Алондра.

— Более точной формулировкой было бы сказать — исполнением прямого приказа, соблюдением своих должностных инструкций, аврор Кортес, — поморщившись от боли, Гарри приложил руку ко лбу и устало посмотрел на женщину. — Мы друг друга поняли?

Алондра жгла начальника злым, строптивым взглядом. Ее глаза лихорадочно блестели в полумраке комнаты, словно два рубина в лучах свечи. Выступивший на щеках румянец, тонкая бледная полоска плотно сжатых губ, хищно раздувшиеся ноздри и тело, застывшее в решительной и мятежной позе, предупреждали о грядущем взрыве непокорного характера.

— Сэр, я прошу прощения, но я солидарен с аврором Кортес, — неожиданно вмешался Долиш, стараясь уберечь напарницу от неосторожной и опрометчивой вспышки. — В сложившейся обстановке нам приходится заниматься обеспечением. Согласитесь, это не совсем подходящее занятие для двух опытных авроров. Но сильнее всего нас беспокоит, что, не объяснив причин, вы приказали нам следить за коллегой. Это противоречит этике братства.

— Сэр, мы переживаем за свою репутацию и причастность к прецеденту. Если у вас с мистером Уизли какие-то личные разногласия, может, вам стоит поговорить с ним? — Алондра, удивленная поддержкой Долиша, немного усмирила свой гнев и уже не напоминала взбешенную фурию.

Гарри сидел некоторое время молча, устало прикрыв глаза, затем пригласил их в свой кабинет, где, покопавшись в бумагах, достал папку и положил ее на стол. Долиш и Алондра с любопытством заглянули внутрь, но практически на всех листах текст был заменен секретными грифами.

— Сэр, но мы не можем ничего прочитать, — в замешательстве произнесла Алондра.

— Разумеется, ведь у вас нет необходимого уровня допуска, — снисходительно согласился Гарри, налив себе стакан воды, чтобы запить таблетку от головной боли.

— В таком случае, зачем вы нам ее дали?

— Чтобы вы не сомневались, что папка существует. Вы выполняете не мой личный каприз, аврор Кортес, а участвуете в комплексе секретных мероприятий. Я не обязан вам ничего объяснять, тем не менее, я предоставил в максимально дозволенных рамках всю информацию. Надеюсь, вы оцените мой жест и продолжите исполнять свои обязанности с тем же усердием и той же результативностью, которые демонстрировали ранее.

Авроры переглянулись, устыдившись своего поведения и недоверия, и, извинившись, покинули кабинет начальника. Оставшись в одиночестве, Гарри долго бездумно смотрел на засекреченные листы. Убрав папку в стол, он накинул мантию, закрыл кабинет и, выйдя из Министерства, аппарировал.

Глава опубликована: 23.08.2018


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 618 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх