Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:195 971 +58 за сегодня
Комментариев:785
Рекомендаций:4
Читателей:2876
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 1. Гарри

— Я не буду зашивать тебя, если ты в очередной раз свалишься головой вниз, так и знай! — с напускной строгостью крикнула Никола, когда метла Гарри стремительно пронеслась мимо, набирая высоту. — Ты еще только на прошлой неделе распоролся!

Гарри завис в воздухе и закатал рукав на правой руке, где от кисти до локтя протянулась белая полоска шрама.

— Почти не видно, — сообщил он донельзя довольным тоном, и, прежде чем женщина успела выдать очередную порцию нравоучений, рванул вниз, слетая в опасной близости от острых выступов каменистого обрыва. Целых десять секунд он летел будто бы отдельно от метлы, лишь крепко сжимая ее руками и бедрами. Когда заросли дикого ракитника у земли стали приближаться, Гарри резко потянул древко вверх, в последний миг успев избежать падения в кустарник.

Жесткие ветки щелкнули по лодыжкам, ослепительная вспышка солнечного света на пару мгновений скрыла собой вид береговой линии и морской бухты. Над обрывом звонким эхом прокатился радостный женский смех.

Когда Гарри замер в воздухе, вскинув голову, он увидел стоящую на утесе весело смеющуюся Николу. Что бы миссис Крам ни говорила, она очень любила наблюдать за трюками в исполнении своих мальчиков.

— Ого! Смотри, всего три недели, а скоро будешь выполнять финт Вронского лучше меня, — заметил Виктор, выныривая со стороны песчаных дюн. Его мантия намокла от брызг морской воды, каштановые слегка отросшие за лето волосы развевались на ветру, когда Крам резко лавировал на метле то вправо, то влево.

Гарри восхищался отточенностью его движений, неуловимой грацией, с которой Виктор направлял метлу точно под нужным углом. У старшего друга летать получалось, разумеется, гораздо лучше: недаром его еще в конце учебного года приняли в сборную Болгарии.

— Да. Только пригодится ли мне это в Хогвартсе? — кисло спросил Гарри, все еще не сводя взгляда с обрыва. Там наверху рядом с Николой возникли фигуры двух болгарских авроров. Сколько Гарри себя помнил, они всегда находились где-то поблизости, наблюдая за ним и за Питером.

— Должен же у них быть квиддич, — сказал Виктор. Но, поняв, что дело было не только в спорте, добавил: — Послушай, Гарри. Я знаю, тебе не очень-то хочется покидать Дурмстранг...

— Если бы меня хотя бы заранее предупреждали, — буркнул Гарри, вспоминая вчерашний разговор с Питером, который закончился большим скандалом и руганью.

Виктор кинул взгляд вверх, где двое «ищеек» стояли, делая вид, что мило болтают с Николой, а на самом деле поглядывали вниз, где почти у самой земли парили двое юношей. Крам махнул Гарри рукой, чтобы спускался вслед за ним, и оба пролетели еще ярдов сорок, чтобы опуститься на берег у самой кромки воды.

Виктор положил метлу, уселся на песок и задумчиво побарабанил пальцами по коленям, словно решая, стоит ли говорить, или лучше промолчать. Гарри осторожно опустился рядом, поглядывая на друга и ковыряя какой-то веточкой рыхлый влажный песок.

— Знаешь, мне профессор Каркаров велел пока никому не говорить, — наконец протянул Виктор. — Но ты же все равно никому не разболтаешь.

Гарри усмехнулся. Под словами «никому не разболтаешь» подразумевалось, что Поттер вообще редко кому говорил правду.

— Ну? — поторопил он.

— В этом году я, еще несколько старшекурсников и профессор Каркаров поедем в Хогвартс.

— Врешь! — сказал Гарри, округлив глаза. — Это еще зачем?

— В Англии будет проходить Турнир Трех Волшебников, — пояснил Виктор. — Ну, ты должен знать, что это такое. Профессор Драган только и говорит о том, как сотню лет назад на одном из Турниров ученику Шармбатона откусило голову гигантской крабовой клешней...

— Значит, я буду не один, — оценил ситуацию Гарри. — По крайней мере, на этот год.

— Да успокойся ты, — сказал Виктор, ободряюще хлопнув его по плечу. — Привыкнешь к новой обстановке, заведешь друзей в Англии, а на каникулы будешь приезжать сюда. Главное только, чтобы никто не узнал, кто ты на самом деле.

— С этим уж проблем не будет, — заверил Гарри, отряхивая руки от песка.

Они с Крамом одновременно поднялись на ноги, когда раздался далекий оклик Николы:

— Адриан, Виктор, идите обедать!

— Но с именем однозначно надо что-то делать, — сказал Гарри, перекидывая ногу через метлу. — Я иногда перестаю отзываться на «Адриана». Знаешь ли, немного сложно, когда дома тебя зовут одним именем, а на людях и при ищейках другим.

Друзья резко взлетели вверх, быстро преодолевая расстояние между берегом и краем утеса.

Никола выглядела напряженно, как всегда в присутствии авроров. Гарри по давно сработавшейся привычке перекинулся с ней парой фраз с упоминанием «отца» и своего проекта по защите от темных сил. Участие в проектных работах по подобным предметам всегда поощряется и не вызывает лишних подозрений. А о том, что работа на самом деле посвящена изучению древних проклятий, аврорам Юрайе и Тиберию знать не обязательно.

Все пятеро прошли к дому, щурясь от яркого солнечного света и приставляя ладони козырьком ко лбу. На пороге их уже ждали Димитрий и Питер, оба в деловых костюмах, чинно беседующие о политической обстановке в Англии.

— Приветствую, Тиберий, — обратился к одному из авроров Питер, пожимая его костлявую ладонь и вежливо улыбаясь. Пожалуй, только Гарри знал, что этот взгляд серых глаз выражает на самом деле отвращение, а не легкое удивление встрече. Он и сам часто изображал вежливость, скрывая ей равнодушие или презрение.

— Прошу прощения за неожиданный визит, — произнес Юрайа, обмениваясь рукопожатием с хозяином дома.

«Конечно, неожиданный» — подумал Гарри, заприметив, как дернулись уголки губ Питера. Если бы встреча была непредвиденной, разве была бы эта официальность и фальшь?

— Пройдете в дом? — предложил Димитрий. — Мы как раз собирались обедать.

— Нет, благодарю, — Тиберий переглянулся с Юрайей. — Мы только пришли проведать вас и напомнить, что на днях ожидается ваше перемещение в Англию.

Гарри едва сдержался, чтобы не заскрежетать зубами от злости. Значит, какие-то авроры болгарского министерства знали все заранее, а ему о переезде рассказали только вчера?

— Послезавтра прибудут наши британские коллеги, — продолжил Юрайа. — Полагаю, вы уже знакомы с Эйданом Беллом и Артуром Уизли?

Питер медленно кивнул.

— Мы решили, — подхватил за коллегой Тиберий, — что вас нужно переправлять одновременно началом чемпионата по квиддичу. Вы выдали много Пожирателей министерству Британии в свое время, так что наша обязанность — обеспечивать вашу безопасность в рамках защиты свидетелей.

— Хотите сказать, кто-то из этих ребят все еще гуляет на свободе? — спросил Димитрий прохладно.

— Ни в коем случае, — поспешил заверить Юрайа, нервно переступив с ноги на ногу. Воротник его белой рубашки от пота приобрел желтоватый оттенок. — Но мы не можем знать, вдруг у них есть сообщники за пределами Азкабана.

— В таком случае, мы не преминем воспользоваться вашей помощью, — этой фразой Питер ненавязчиво пересек попытку Димитрия возмущенно что-то сказать.

— Отлично, — Тиберий улыбнулся, и оба работника министерства, откланявшись, аппарировали с порога коттеджа.

— Ненавижу эти постные рожи, — скривился Димитрий, снимая пиджак, перекидывая через перила веранды и в тот же момент о нем забывая.

— К счастью, с ними мучиться осталось недолго, — сказал Питер, ослабляя галстук. — Послезавтра мы будем в Англии, а уж Уизли и Белл никаких проблем не доставят.

Он устало потер переносицу.

— Димитрий, я еще раз говорю, что если денежные средства покроют неудобства...

— Пит, прекрати уже, — мистер Крам поморщился. — Уже тринадцать лет прошло, а ты все никак не успокоишься со своими деньгами.

Виктор на это только закатил глаза, а Гарри подумал, что эти двое составляют поистине удивительный контраст. Бескорыстный, всегда готовый помочь Димитрий и Питер, привыкший к тому, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

— Все живо в дом, — Никола, которой тоже порядком поднадоели подобные разговоры, поспешила перевести всеобщее внимание на гораздо более актуальный вопрос. — Еда остынет.

На обед был запечённый омуль, напомнивший Гарри о кухне Дурмстранга, где трудились, пожалуй, лучшие повара скандинавских стран. Поттер полностью погрузился в свои мысли, уже не в первый раз за сегодняшний день думая о школе так, как если бы ему не предстояло вернуться туда больше никогда в жизни. Хотя, может, оно так и было.

Он отчетливо видел в своих воспоминаниях, как волны плещутся о борта двух гигантских суден, сквозь плотный сентябрьский туман следующих по направлению к островам Свальбарда. Как соленый северный ветер свистит в ушах и глухим эхом отражается от каменистых фьордов; и как на горизонте вырастает силуэт одинокого острова и замка, заключенного в кольцо выступающих из Северного моря скал.

Опомнился Гарри только тогда, когда Никола уже убирала тарелки со стола. Он собирался было уйти на второй этаж и запереться в своей комнате, чтобы написать подробное письмо школьному другу Йохану, но Питер перехватил его за локоть, уводя в сторону гостиной.

— Есть разговор, — сказал Петтигрю, и по тому, как он оглянулся по сторонам, Гарри понял, что эта беседа должна остаться тайной даже для хозяев дома.

— Еще одна неожиданность? — вяло спросил он, садясь на диван и наблюдая за тем, как Питер закрывает дверь и накладывает звукоизоляционные заклятия на комнату. — Надеюсь, на этот раз окажется, что я унаследовал какой-нибудь счет в банке, или что-то вроде того.

— И на что ты бы потратил деньги? — полюбопытствовал Питер, садясь в кресло напротив.

— На новую метлу, — после секундной заминки отозвался Гарри. Петтигрю вздохнул, покачав головой:

— Плохо. Я заметил паузу.

Гарри поджал губы, стараясь не показать, что замечание его задело.

Он лгал с тех самых пор как осознал, что люди вокруг вовсе не так разборчивы в правде, как кажется наивному ребенку. Немного времени ушло и на то, чтобы понять, что Питер не ругает его за ложь, а за особенно правдоподобный вымысел и вовсе поощряет. Гарри видел, как лжет сам Петтигрю — виртуозно, так, будто бы и не подозревал о возможности сказать что-то честно. Когда Гарри исполнилось десять, Питер научил его составлять собственную историю.

«Легенда всегда одна для всех случаев. Это та информация, которую ты можешь сообщить кому угодно, — втолковывал Петтигрю. — Только идиоты каждый раз врут по-разному. По-настоящему опытный человек говорит всегда одно и то же. Важно знать каждый вымышленный факт досконально, чтобы малейшие детали успевали всплыть в подсознании за считанные доли секунд».

Когда у Гарри накопилось столько фактов, что особенно старые стали забываться, он стал вести дневник, регулярно его перечитывая. А меж тем Питер прекрасно знал наизусть каждую его мелкую ложь и в случае прокола всегда указывал подопечному на его ошибку.

Но в этот раз...

"Я бы потратил деньги на то, чтобы уехать как можно дальше и никогда не возвращаться", — пришло на ум. Быть может, именно потому, что эта собственная искренняя мысль так смутила его, Гарри и запнулся на ответе.

— Впрочем, сейчас я хотел поговорить с тобой о грядущем переезде, — произнес Питер, легко меняя тему. — В особенности о том, кем ты по мнению окружающих должен являться.

— Адрианом Петтигрю, — тут же сказал Гарри скучающим тоном человека, которого регулярно переспрашивают, как его зовут. Мало ли, забудет. — Не понимаю, зачем это имя, зачем твоя фамилия, хоть я и не имею ничего против. Вряд ли кто через тринадцать лет вспомнит о самом факте существования моих родителей!

— Вовсе нет, — резко сказал Питер, и в его серых глазах сверкнуло раздражение. — Лили и Джеймс Поттеры были великими волшебниками.

Гарри с интересом взглянул на Питера, подмечая его плотно сжатые побелевшие губы и хмурый взгляд. Петтигрю редко говорил о его настоящих родителях, каждый раз только упоминая, что обязан заботиться о нем, Гарри, потому что их уберечь не смог. Почему именно Питер должен был спасти родителей от гибели, мальчишка не знал. Неужели, даже через столько лет он чувствует вину за то, что был не в силах предотвратить?

— Я просто очень мало о них знаю, — сказал Гарри с явным намеком, но Петтигрю предпочел пропустить эту фразу мимо ушей:

— Я знаю, что ты и без моих наставлений лишнего болтать не будешь, но я все же напомню, что очень важно, чтобы твоя настоящая личность не была раскрыта.

— Зачем? — Гарри почувствовал, как неприятный холодок сомнения и легкого, только зарождающегося страха забрался в грудную клетку. — Что такого связано со мной настоящим?

— Не с тобой, — мягко поправил Питер, поднимаясь из кресла и подходя к окну. Яркий солнечный свет болгарского полуденного солнца сделал его ресницы и пепельные волосы почти прозрачными. — Ты тот, кто ты есть сейчас. Все остальное связанно лишь с твоим именем.

— Питер, ты можешь мне сказа...

— Всему свое время, — отрезал Петтигрю тоном, не терпящим возражений. Гарри знал, что с этого момента с ним бесполезно спорить. — В данный момент нам лучше поговорить непосредственно про твое образование и оценки за три курса, которые профессора Дурмстранга должны внести в табель до того, как мы отправимся в Англию.

Он хлопнул в ладоши, взял с подоконника потрепанный томик «Истории Хогвартса» и кинул его Гарри.

— Добро пожаловать в новую жизнь.


* * *

— Добро пожаловать в новую жизнь!

Именно такое приветствие ожидало Гарри, когда он в пять утра, отчаянно зевая и потирая красные глаза, спустился на первый этаж. Сегодня они должны были при помощи оформленного в британском министерстве портключа переместиться в другую страну. Виктор вместе со сборной были уже там, готовясь к предстоящему матчу, а всем остальным только предстояло направиться вслед за ним.

В холле, который показался из-за поворота широкой винтовой лестницы, стояли Никола, Питер и Димитрий в дорожной одежде, а рядом с ними были двое незнакомых Поттеру мужчин.

Один был долговязым и рыжим — на его голове уже явно виднелись признаки раннего облысения. Одежда на незнакомце была такая, что Гарри вряд ли при встрече в других обстоятельствах заподозрил бы в нем мага. А вот второй вполне соответствовал виду работника министерства магии — в черной официальной мантии с нашивкой, смутно напоминающей нашивки на мантиях Тиберия и Юрайи. Он был несколько приземист, что, впрочем, компенсировалось широтой его плеч.

При появлении Гарри все дружно на него уставились, и тот, смутно осознавая, что что-то забыл, неловко почесал кончик носа.

А вот и он, — сказала Никола, и, поймав на себе ее суровый взгляд, Поттер тут же вспомнил, что именно упустил из вида:

— Эээ... Доброе утро.

Утвердительный кивок миссис Крам означал, что это прозвучало достаточно вежливо.

— Артур Уизли, — жизнерадостным тоном представился колдун с залысиной. В принципе, он Гарри понравился, и даже показался ему забавным со своей неловкой жестикуляцией и располагающим приятным голосом.

Артур был достаточно прост, чтобы Гарри, оценив возможность его одурачить как очень высокую, отнес его в разряд милых людей. Подобные просто не вызывали проблем и не заставляли испытывать мук совести.

— Эйдан Белл, — произнес между тем второй, даже не попытавшись изобразить воодушевление, что показалось Поттеру важным.

Насчет него Гарри предположить ничего не мог: если Уизли казался открытой книгой, то Белл даже старался не совершать без надобности лишних телодвижений.

— Адриан Гарри Петтигрю. Это если официально, — Гарри стоило определенных усилий говорить серьезным тоном. Безумно хотелось закатить глаза. — Но мое домашнее имя Гарри — дань уважения папиным друзьям.

Уизли понимающе промолчал, а Питер отвернулся, поморщившись так, будто услышал что-то неприятное, и сдавленно пробормотал "извините".

Димитрий, Эйдан и Артур стали обсуждать какие-то нюансы возвращения из политической ссылки, а Никола засуетилась, вдруг вспомнив, что забыла упаковать для Гарри чистые полотенца.

— Итак, Гарри, ты готов? — Эйдан взял чемодан, который стащил вниз домовой эльф, и оглядел Поттера с головы до ног. — Сколько тебе лет? Четырнадцать? Пятнадцать?

— Четырнадцать.

— Моя дочь на год старше, а вот кто-то из детей Артура, кажется, как раз твоих лет. Эй, Артур, сколько твоему Рону?

— В этом году его четвертый курс, — отозвался мистер Уизли, устанавливая на журнальном столике кривой ржавый чайник. Как догадался Гарри, это был их персональный портключ. — Я думаю, вы с ним подружитесь, Гарри. Тебе ведь не помешают новые друзья.

Поттер хотел было ответить в достаточно резкой форме, что не прочь будет общаться весь этот год со старшекурсниками Дурмстранга, но вовремя себя одернул. Мистер Уизли был прав — в школе одиночки, как правило, держатся на плаву недолго, а спускаться в самый низ социальной лестницы вовсе не входило в планы Гарри.

— Готовы? — Артур поскорее собрал всех вокруг чайника, почти силой оттащив Николу от шкафов, заставляя прекратить собирать в чемоданы все подряд. — Отправление через минуту.

Гарри почувствовал, как его с двух сторон сжали за плечи, положил руку на шершавую ручку чайника, и через пару мгновений его тело буквально скрутило, как обычно бывало при парной аппарации.

Первое, что увидел Поттер, когда смог вдохнуть полной грудью и, наконец, открыть глаза, было необычное небо. В Болгарии он привык к тому, что оно либо затянуто грозовыми тучами и нещадно извергает из глубин облачных масс дождевую воду, либо абсолютно чисто, что позволяет солнцу светить все время с одинаковой яркостью.

В Англии же небо было подернуто легкой пеленой облаков, и утренний свет из-за этого казался гораздо более тусклым, чем привык видеть Гарри.

Вторым, что предстало еще нечеткому взору, было широкое открытое холмистое пространство, усеянное цветастыми палатками и вывешенными повсюду флагами. В красно-черных тонах угадывались отличительные цвета болгарской сборной, а изумрудная зелень, по-видимому, была ирландской. К слову, болельщики ирландской команды выделялись не столько атрибутикой, сколько шумом, основным источником которого они и являлись.

— Мастер, вы можете отпустить, — пропищал эльф, который должен был переместить багаж в дом Петтигрю. Спохватившись, Гарри разжал пальцы, позволяя домовику забрать чемодан, в который он до того вцепился, как в единственное спасение среди шумной разномастной толпы. Эльф робко улыбнулся, и, зацепившись еще за два чемодана, аппарировал в неизвестном Поттеру направлении.

— Места для палатки мы оплатили заранее! — прокричал Артур, чтобы было слышно сквозь распеваемую с жутким ирландским акцентом песню проходящих мимо болельщиков. — Но она четырехместная, а у вас же еще Виктор, поэтому кому-то придется ночевать с нами.

— Артур, это точно не будет неудобным? — спросила Никола, поглядывая на Гарри как на явного претендента на отдельное проживание во время чемпионата.

— Нет, разумеется, нет.

— Тогда Гарри будет с вами.

— Что? Нет! — тут же заявил Гарри, для верности отступая на шаг.

— Не глупи, — Никола подхватила его под локоть и отвела чуть в сторону, где две ирландки потихоньку от организаторов при помощи магии устанавливали свою палатку. — Это твоя возможность познакомиться с новыми ребятами.

— С каких это пор моя цель — перезнакомиться с наибольшим количеством людей? — едко спросил Гарри, хмурясь и явно не желая уступать.

— Ты же мальчик! — всплеснула руками Никола.

— То есть, для того, чтобы от меня отстали, мне нужно было быть девочкой?

— Я не о том, — поморщилась миссис Крам. — Ты мальчишка, подросток. Самое время бегать и знакомиться со всеми по поводу и без.

— Да? — искренне удивился Гарри. — Докатились, значит. Взрослая женщина советует мне, как правильно быть мальчиком-подростком.

Никола отвесила ему легкий подзатыльник и потрепала по волосам, хотя Гарри и пытался увернуться с недовольным возгласом.

— Ладно, — сказал Поттер, возвращаясь к Артуру, который на пару с Питером перелистывал какие-то документы с печатями министерства магии. — Я буду жить в этой вашей палатке. У вас вроде один сын, да?

— Нет, сыновей у меня шесть, и пятеро из них здесь, — отозвался Уизли беззаботно. — Еще одна дочь. А еще с Роном приехали его друзья, Гермиона и Невилл.

Гарри выпучил глаза от удивления.

— Вы уверены, что вместите в палатку хотя бы половину из перечисленных?

Артур мягко рассмеялся.

— Сам посмотри.

Он указал на одну из стоящих чуть поодаль палаток, причем размер ее явно не дотягивал даже до среднего. Гарри с сомнением хмыкнул, но все же прошел в нужном направлении и чуть-чуть потоптался у порога. Затем оглянулся по сторонам, отодвинул тент в сторону и проскользнул в палатку.

— Ого, — против воли вырвалось у него, когда внутри оказалось в буквальном смысле в тридцать раз больше места, чем представлялось снаружи.

"Похоже на чары, наложенные на зверинец в Дурмстранге" — решил Гарри про себя, вспоминая, как небольшой с виду домик оказывался каждый раз внушительных размеров павильоном для уроков ухода за магическими существами.

Поттер прошел вперед, обнаруживая, что внутри даже не одна комната, и помещение, в котором он оказался, лишь является смежной гостиной. Со стороны небольшой кухоньки доносились чьи-то голоса.

— Бабушка не хотела отпускать меня. Ну... После того случая на первом курсе и событий, связанных с тайной комнатой, она вообще пытается меня максимально от всего оградить. Хорошо еще, прошлый год выдался более-менее спокойным.

— Может, не зря твоя бабушка волнуется, Невилл. Даже мои родители, а они ведь магглы, как будто что-то чувствовали... Недавно в "Ежедневном Пророке" писали про убийство и черную метку над домом умершего мага. Стоило ли рисковать ради Кубка по квиддичу? Когда много людей в одном месте, это более чем опасно...

— Гермиона, перестань, ты говоришь прямо как Перси. "Квиддич это глупо, лучше бы сидели дома и помирали со скуки!", "Не ходи в запретный лес — тебя сожрут пауки!", "Не лезь в люк под трехголовым псом — там сидит тот-кого-нельзя-называть!".

— Если ты не заметил, Рон, то так оно и было.

Двое, кажется, Гермиона и Невилл рассмеялись, а тот, кого назвали Роном, что-то пробурчал в ответ, впрочем, беззлобно.

Гарри сделал пару шагов вперед, набираясь решимости, чтобы выйти и просто поздороваться. В те пару мгновений, что ребята его все еще не видели, он вдруг почувствовал себя так, словно что-то прошло мимо него. Будто он неосторожно натолкнулся на себя другого, живущего где-то в абстрактном мире, а затем снова пошел своей дорогой, разминувшись с тем Гарри, которому не было суждено случиться.

Но потом это странное чувство исчезло, и Поттер вошел на кухню, где сидели за небольшим столом трое друзей.

— Привет, я Гарри, — много позже, даже несколько лет спустя, он думал, размышляя над моментом их встречи, что начал он, все-таки, с правды.

Глава опубликована: 20.12.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 785 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх