Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:195 841 +2 за сегодня
Комментариев:785
Рекомендаций:4
Читателей:2874
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Часть вторая. Пролог

— Я принесла тебе пирог, немного тыквенного сока и сливочное пиво из "Трех метел", — бодро сообщила Дафна, доставая все перечисленное и устанавливая на больничной тумбе. Когда она наклонилась над койкой, чтобы забрать с подоконника стопку нетронутых учебников, Гарри перехватил ее за запястье, заставив замереть в непосредственной близости от себя.

— С кем ходила в Хогсмид? — с подозрением спросил он, сощурившись, на что Дафна лишь насмешливо вздернула брови:

— С Тео и Астматиком. К кому из них ревнуешь меня больше?

— К Астматику, — сказал Гарри со смешком и расслабленно откинулся на подушку, все еще не отпуская руки Дафны и продолжая водить большим пальцем по ее раскрытой ладони. — Он тот еще обворожительный хрен.

— Да ладно, — Дафна усмехнулась, присев на край его койки и откинув растрепавшуюся косу темных волос через плечо. — Хочешь сказать, к тебе не забегала Белл, пока я говорила с Бинсом про мой дополнительный реферат по истории магии?

Гарри закатил глаза с таким надменным видом, какой Гринграсс не могла бы повторить при всем желании и даже наличии тренировок.

— Во-первых, это нечестный прием, — заметил Петтигрю снобистским тоном. — Ты прекрасно знаешь, что Белл никуда не забегала, и мы с ней просто хорошие друзья. Может даже плохие, учитывая, что мы только здороваемся при встречах. Во-вторых, реферат по истории магии это невероятно скучно. В-третьих, ты недооцениваешь Астматика, если думаешь, что я несерьезен в своих подозрениях. Идет второй день после первого испытания, а он уже вовсю бегает, даже не жалуется на кашель и гуляет с моей девушкой.

— Твоя девушка? Ну надо же, — Дафна чуть заметно улыбнулась, наклонилась и быстро поцеловала опешившего Гарри, едва соприкоснувшись с ним губами.

— Это не так? — спросил он, хмыкнув и попытавшись притянуть к себе Гринграсс для нового поцелуя, но та проворно отодвинулась к изножью больничной кровати, закусив нижнюю губу.

— Кстати о том, что Астматик уже бегает, а ты все еще тут, — протянула она задумчиво, а Гарри разочарованно закатил глаза, буркнув "конечно же, сделай вид, что тут ничего не происходит", и откинул одеяло, подбирая под себя ноги. За окном пошел мелкий мокрый снег, оседая на опавшую пеструю листву и тут же обращаясь на ней в матовую влажную пленку: осень приближалась к концу. — Ты сильно пострадал в Адском огне. Как и Елена, — Дафна обернулась к соседнему ряду коек, где в дальнем конце мирно спала Лукас, сложив руки на груди, как средневековая королева, приготовленная к ритуалу отправления в мир иной. Она была такой бледной и так тихо дышала, что со стороны действительно могло показаться, будто жизнь оставила ее тело. Гринграсс нахмурилась. — Мой отец уже устроил целый скандал для Крауча. Состязания не должны походить на гладиаторские бои, да и такие средства не являются законными.

— Что такое гладиаторские бои? — не понял Гарри, а Дафна отмахнулась:

— Это из моего исследования по истории.

— И это имеет отношение к магам? — вздернул брови Петтигрю. — Почти точно уверен, что ничего подобного даже краем уха не слышал.

— К миру магов относится больше событий, чем ты думаешь, — заметила Дафна серьезно. — То, что рассказывают магглам, опуская детали, связанные с колдовством, это всего лишь отрывки настоящей истории.

— Ладно. Погоди, — Гарри на пару секунд замолк, проводив взглядом двух девушек в теплых мантиях с нашивками в виде герба Шармбатона, прошедших к койке Елены и оставивших на ее тумбе бумажный пакет. Негромко споря на французском, обе ненадолго задержались в больничном крыле, тут же направившись к выходу и ни разу не взглянув в сторону Гринграсс и Петтигрю. — С чего бы твоему отцу беспокоиться о безопасности каких-то участников турнира?

— Очнись. Ты — мой парень, — Дафна щелкнула пальцами перед его носом.

— Мерлин, только не говори, что уже просветила своего отца, пока я валялся здесь без сознания, — простонал Гарри, опуская ноги на холодный кафельный пол и пытаясь унять кружение в голове, решившей за Петтигрю, что вставать ему не стоит.

— А что такого? — фыркнула Дафна, схватив Гарри за локоть так крепко, будто он уже пытался сбежать, хотя на самом деле тот едва ли был способен стоять ровно. — Рано или поздно мне пришлось бы познакомить тебя с родителями.

— Это еще зачем? — спросил Гарри, хмурясь и явно пытаясь сообразить, к чему же его обязывает официальный статус чьего-то парня.

— Потому что планы поменялись. Моим женихом должен был стать Драко Малфой, — пояснила Дафна терпеливо.

— Это еще с какого перепуга? — вскинулся Гарри чуть громче, чем сам того хотел, ощущая вполне закономерное желание врезать по самодовольной холеной роже "слизеринского отстоя", на время избавив его от необходимости обозревать окружающий мир одновременно обоими глазами. — Даф, это же тихий кошмар. Ты только представь — просыпаешься ты утром, вся из себя "хм. Я чья-то жена", поворачиваешься, а рядом лежит он. Драко, мать мою, Малфой. И ты миссис Малфой. Черт. Не дай Мерлин такое приснится ночью.

— Это было не мое решение, дурак, — вздохнула Гринграсс, не выдержав и рассмеявшись над ворчливым негодованием Гарри. — Прекрати на меня так смотреть, будто я добровольно отдавалась в его руки! В чистокровных семьях принято заключать разного рода брачные контракты.

Гарри неопределенно хмыкнул.

— И что, ты пришла к отцу и демонстративно порвала такой контракт? — уточнил он спустя минуту напряженного молчания.

— Ну, все не до такой степени абсурдно, — отозвалась Дафна беспечно. — Мой отец адекватный человек, а не монстр. Когда он увидит, что ты гораздо лучше какого-то там Малфоя, он непременно даст мне свое отеческое благословление.

— В этом месте подробнее. Когда это он должен увидеть мою неподражаемую персону?

Дафна выдохнула, прикрыв глаза и неуверенно произнеся:

— Завтра. Завтра у нас не будет уроков, потому что Дамблдор официально объявил три дня после турнира не учебными, и мой отец устраивает в поместье одну из своих скучных светских вечеринок.

— Звучит увлекательно, — кисло отозвался Гарри, теребя обложку учебника по Трансфигурации, который так и не открыл, хотя обещал МакГонагалл, что изучит самостоятельно сегодняшнюю тему и законспектирует для нее два параграфа.

— Да ладно. Там будут и Астматик с Еленой, я их пригласила. Кто-то еще из студентов, принадлежащих чистокровным семьям, — сказала Дафна, проведя пальцами по предплечью Гарри от сгиба локтя к запястью, проследив полоски четко выделившихся под кожей синюшных вен. — Тебе надо хоть иногда отвлекаться. Ты так сосредоточен на порядке своего мира — как бы кто не узнал чего лишнего, как бы не случилось незапланированного, что упускаешь возможность быть... Обыкновенным парнем.

Гарри посмотрел на нее и усмехнулся, хитро прищурив зеленые глаза.

— Часто ли вам удается быть обычной девушкой, мисс Гринграсс? — спросил он, паясничая. — С вашим чистокровным происхождением?

— Гораздо чаще, чем тебе, кажется, — отозвалась Дафна серьезно. Она подалась вперед, поцеловав Гарри чуть дольше, чем в первый раз, и поднялась, когда по больничному крылу эхом прокатился звук гонга. — У меня Зелья сейчас, — она сделала шажок по направлению к выходу, подняв со стула свою школьную сумку и повесив ее на плечо. — А ты подумай над тем, что вовсе не обязан каждый день делать нечто, сродни вытаскиванию бессознательных друзей из Адского пламени.


* * *

Поместья Гринграссов, Флинтов и Селвинов, в отличие от прочих обиталищ английской магической аристократии, располагались недалеко друг от друга, в одном из тихих живописных пригородов графства Суффолк. При большом желании можно было пешком добраться из одного особняка в другой, преодолев защищенные стандартными заклятьями ворота и живые изгороди, гравиевые дорожки, проложенные вдоль ровных кавалькад сосен и раскидистых грабов. Некогда родоначальники трех семейств изменили привычке чистокровной знати селиться поодиночке в самых отдаленных уголках Англии и воздвигли свои особняки в низине, гармонично сочетающей в себе редкие поползновения дикой природы выбраться за пределы близлежащей скалистой гряды и черты городка, до настоящего времени сохранившего черты архитектуры викторианской эпохи.

Впрочем, подобное соседство отнюдь ни к чему не обязывало, и три благородных семейства пересекались разве что на светских раутах, подобных этому. Валентин Гринграсс привык действовать с королевским размахом, и если приемы у Флинтов и Селвинов не выходили за рамки использования пары гостиных комнат, то он велел слугам и двум домашним эльфам убрать три внутренних помещения, привести в порядок зимний сад, и навести на обширные участки парковой территории согревающие чары.

Когда Гарри вышел вслед за Дафной и Питером из камина в просторном помпезном холле первого этажа, машинально отряхиваясь от крох пепла и летучекаминного порошка, он упрямо замкнулся в себе, решив, что для собственного благополучия и спокойствия Дафны не будет отпускать этим вечером саркастических комментариев и подкалывать почтенных аристократов.

— Адриан, сделай лицо попроще, — Питер провел пятерней по пепельно-светлым волосам, кратко улыбнувшись притихшему хмурому Гарри. С момента их прошлой встречи в самом начале учебного года он еще больше исхудал, скулы его заострились, а кожа приобрела бледный оттенок, красноречиво говорящий о том, что за пределы родового поместья старший Петтигрю выбирался не часто. И Гарри был искренне рад тому, что тот не лезет на рожон, хотя и не представлял, какого это: быть официально свободным, но все же находиться в вынужденном заточении.

— Не называй меня Адрианом, это имя уже ничего не значит. И, если ты не забыл, я тут с ответственной миссией, — сказал Гарри, одергивая воротник рубашки. Он кинул краткий взгляд на Дафну, беспокойно приложившую сомкнутые ладони к губам. Темно-синее вечернее платье, оставившее открытыми плечи, выгодно подчеркивало ее фигуру, волосы Гринрасс подобрала золотистой заколкой и теперь походила на обольстительную испуганную нимфу с широко распахнутыми голубыми глазами. — Вряд ли родители Дафны оценят, если я начну отпускать шуточки. Ты знаешь, у меня плохо с юмором, и если обычно я не прочь одаривать окружающих своими специфическими высказываниями, то сегодня явно не тот случай.

Питер тоже взглянул на Дафну, задумчиво склонив голову, а потом вдруг резко приблизился к Гарри, когда та отошла к одному из больших панорамных окон, и шепотом спросил:

— Ты в этом уверен?

— В чем? — переспросил Гарри с нарастающим беспокойством: что-то в тоне опекуна ему не понравилось. Из соседнего зала слышались разговоры, ненавязчивая музыка, перезвон бокалов и чей-то мелодичных смех, создающие звуковую завесу.

— Ну, ты, как никак, пришел знакомиться с родителями девушки, с которой не так долго встречаешься, — Питер усмехнулся, будто бы желая сбавить обороты повисшего между ними напряжения, но взгляд его серых глаз остался максимально серьезным.

— Она не просто девушка, — Гарри поймал взгляд Дафны, неторопливо обходящей холл, и неловко ей улыбнулся. — То есть... Черт, я понимаю, что ты всерьез не воспринимаешь отношения двух подростков, но она действительно понимает меня. Она не знает всего, но почему-то чувствует, что творится у меня на душе.

— Держи друзей близко, а знающих тебя врагов еще ближе? — фыркнул Питер, оглядываясь. Из соседнего коридора послышались чьи-то шаги — хозяин дома шел им навстречу.

— Совсем не так, — прошипел Гарри, потому что Дафна, подобрав подол платья, подошла ближе, как будто собиралась закрыть его и Питера от отца. — Мне не хватает человека, с которым я могу быть открытым.

— Смотри, не переборщи с открытостью, — только и сказал Питер, и, не успел Гарри возмущенно ему возразить, как Валентин Гринграсс, облаченный в строгую официальную мантию сухопарый маг, появился из-за поворота к залу приемов. При первом же взгляде на него у Гарри возникла ассоциация с хищным стервятником — таков был цепкий взгляд его голубых глаз, его манера двигаться, будто украдкой, и его низкий музыкальный голос, несущий в себе интонации угрозы, даже когда он просто здоровался.

— Петтигрю, старый друг, — Валентин шагнул под большую хрустальную люстру, и его седые волосы сверкнули серебром в ее свету. Гринграсс растянул тонкие губы в улыбке, а его взгляд тут же метнулся к сплетенным рукам Гарри и Дафны: они машинально схватились друг за друга, будто кто-то уже хотел развести их по разным углам. — А вот и юный Адриан?

— Гарри, — поправила Дафна, выдержав пристальный буравящий взгляд отца. — Его домашнее имя.

Валентин помолчал, уловив тонкий намек на то, что Гарри является не только гостем, но и по факту названным членом семьи. За те доли секунд, что он не произнес ни слова, выдерживая зрительный контакт со спокойно глядящим в ответ младшим Петтигрю, Валентин, казалось, мысленно для себя что-то отмечал. Затем лишь тихо рассмеялся и сдержано кивнул:

— Гарри. Дафна. Ваши друзья уже ждут вас в соседнем зале, — он обернулся к Питеру, положив ладонь ему на плечо. Старший Петтигрю рядом с ним выглядел совсем низким. — А ты, я думаю, будешь рад пообщаться с Беллами?

— Беллами? — резко переспросила Дафна, Валентин кинул на дочь недовольный взгляд, и она тут же зарделась, опустив взгляд на свои туфли. — Они тоже приехали?

— Виолетта, Эйдан и их дочь, Китти, кажется, — кивнул Валентин медленно, решив пропустить мимо ушей разочарование в тоне Дафны.

— Кэти, — поправил Питер, предусмотрительно избавив от такой необходимости Гарри, и первым проследовал по коридору прочь, ни разу не обернувшись на воспитанника, хотя шагал он при этом неуверенно, будто хотел кинуть на Гарри последний предупреждающий — "не натвори глупостей!" — взгляд.

На пару минут в холле воцарилась тишина, прерываемая лишь эхом далеких шагов и постукиванием по стеклу окон капель крупного ледяного дождя, сменившего собой снежную бурю.

— Идем отсюда, — попросила Дафна, когда Валентин и Питер скрылись за поворотом, а затем наклонилась и, дернув за подол платья на уровне колен, с треском порвала его по едва заметному шву.

— Ты что творишь, — рассмеялся Петтигрю, наблюдая за тем, как хмурая Дафна скатывает остатки подола и запихивает за портьеру. — У тебя, конечно, шикарные ноги, но...

— О, молчи, — Гринграсс не выдержала, рассмеявшись, и поправила платье, которое теперь больше напоминало короткий сарафан. При этом по краям оно вовсе не растрепалось, будто Дафна ("с нее станется" — подумал Гарри) заранее рассчитывала, что распрощается как минимум с половиной его длины. — Там, куда мы идем, будет неудобно в скучном вечернем платье.

— Разве мы не шли в скучный гостевой зал? — на всякий случай уточнил Гарри, заранее предчувствуя, что они вряд ли доберутся до этой части сегодняшней программы.

— Мы же собирались быть обычными парнем и девушкой, — напомнила Дафна, и ее голубые глаза задорно блеснули. В этот момент Гарри ни с того ни с сего подумал, что без памяти в нее влюблен — эту энергичную девчонку себе на уме, которой только и требовалось, что тряхнуть темной шевелюрой и потащить его за собой, чтобы заставить чувствовать себя в ее плену. — Вперед!

— Ведите, капитан, — провозгласил Гарри. Дафна показательно развернулась, широким жестом руки указав на ведущую к выходу дверь, А Петтигрю положил руки ей на талию и, притянув девушку к себе, поцеловал в шею, губами скользнув к уху. — Вперед, или в сторону. Сегодня никаких игр в чертовых героев.


* * *

Они танцевали.

Елена пыталась слиться с грохочущей музыкой, не чувствовать ничего, кроме бешеного сердцебиения и пульсации крови в венах, ритма, в котором двигалась. Буквально несколько часов назад она едва ли могла пошевелиться от боли, но теперь зелья поставили ее на ноги, и она чувствовала себя обновленной, полной сил и более гибкой, чем обычно. Когда она оборачивалась, то видела Гарри во вспышках электрического света: он изредка ловил ее взгляд, чтобы подмигнуть или просто улыбнуться в ответ, но чаще смотрел на Дафну, само воплощение стихии танца. Петтигрю однозначно был пьян. Где он успел отхватить себе огневиски, Елена не знала, но его зеленые глаза, не скрытые стеклами куда-то запропастившихся очков, поблескивали безумным азартом, и голову он запрокидывал чуть резче, чем требовалось. Все в совокупности — его ленивые взгляды из под полуопущенных ресниц, прилипшие к вискам от пота темные волосы, мокрая шея и поблескивающий кадык, раздобытая где-то футболка с эмблемой "Ведьмаков" — привлекало внимание окружающих. Был в Гарри шарм новенького парня, который появляется на вечеринке, о котором никто толком не знает, но о котором шепчутся и с которым хотят знакомиться, общаться. Елена называла такой тип парней "мальчишка из соседнего дома", и сегодня он был именно таким, хотя обычно слишком резко контрастировал с толпой, чтобы теряться на ее фоне.

— Хамелеон, — подсказал кто-то, когда музыка стихла на один едва уловимый миг, и Елена, осторожно убрав мокрые светлые пряди с лица, обернулась на Ало, умудряющегося даже в толпе танцующих стоять совершенно неподвижно и при этом не выглядеть глупо. — Он пьян, он танцует под музыку группы, о которой говорил "маги не могут хорошо петь по определению". И он не обращает внимания на других девушек помимо той, с которой пришел, — Астматик кивнул в сторону Дафны, которая эффектно крутанулась на каблуках, с хохотом упав на подставленные руки Гарри. На ней тоже болталась футболка "Ведьмаков", слишком большая и похожая на балахон, но и в нелепой майке, натянутой поверх сарафана, она не казалась менее привлекательной. — Где-то Невилл Лонгботтом трясется над статьями, в которых на все лады кричат о появлении над домами "черных меток", а Гарри делает то, о чем он Лонгботтом не подумал — прячется у всех на виду.

— А? — Елена прикрыла глаза, не переставая передвигать ноги лишь в ей одной известном закономерном порядке. Даже здесь для нее существовала особая математика: числа перестановок, фигуры, которые она чертила мысками кед, оборачиваясь вокруг своей оси. Количество ударов по барабанным установкам и вибрация струн электрогитары Мирона Вогтейла, который сегодня исполнял не только роль вокалиста "Ведьмаков", но и аккомпанировал себе на музыкальном инструменте, выдавая жаждущей толпе последние хиты голосом, который хотелось раз за разом слышать вновь, чтобы запомнить в совершенстве и воспроизводить в мыслях после. — Продолжай. Я слушаю.

— Я говорю, это умно, — прокричал Ало, перебивая визг какой-то юной колдуньи, взобравшейся на плечи своего приятеля, чтобы лучше видеть происходящее на сцене. — Ты получаешь неприятности, только когда сам идешь им навстречу. А он развлекается.

— Ало, — Елена распахнула глаза, рассмеявшись над преувеличенно серьезным видом друга. Лукас чувствовала себя так, будто выпила не меньше двух бокалов виски со льдом. — Да, он развлекается, посмотри на него. Но он явно не прячется. Утром мы вернемся в поместье Гринграссов, и он будет отвешивать матери Дафны комплименты со своей извечной едкой ухмылочкой. А сейчас он такой, каким мы его видеть будем нечасто. Просто мальчишка, вырвавшийся на свободу.

Елена снова взглянула на Гарри: он осторожно убрал длинные локоны Дафны, упавшие ей на лицо, и страстно поцеловал ее в губы, так что Лукас смутилась, лишь глядя на то, как они прижимаются друг к другу, скользя ладонями по телам и забываясь среди обволакивающей их со всех сторон музыки и едкого табачного дыма.

— Алозиус, — тихо позвала Елена, но он услышал, подступив ближе и недоуменно наклонившись к ней.

— А? — переспросил он, неловко зажав в руке футболку, которую схватил скорее машинально, чем из желания влиться в толпу фанатов, или подобно Гарри и Дафне покривляться вдоволь.

— Ты достаточно пьяный? — спросила Елена напрямую, и Астматик незамедлительно кивнул, поняв ее без лишних слов.

Они целовались так рвано и поспешно, что больно сталкивались скулами после редких глотков воздуха — дышать можно было и целуясь, но на это почему-то не хватало сил. Ало пытался что-то сказать между попытками погладить зардевшуюся Елену по щеке и снова коснуться ее губ своими, но Лукас намеренно тормозила его, качая головой.

— Потом, — весело шепнула она на ухо Тронсхейму, хватая его за локоть, на котором остался шрам от ножа, который Флер загнала слишком глубоко, чтобы след так быстро исчез даже под действием магии. — А теперь надевай эту чертову футболку и подсади меня.


* * *

Заглавная статья "Ежедневного Пророка" за минувший день, которую Кэти сложила в четверо и сунула под подушку пустующей кровати Гарри в гостевой спальне поместье Гринграссов, гласила:

"Побег из Азкабана: Сириус Блэк вновь на свободе"

Белл подумала, что этого будет достаточно, когда прикрывала за собой дверь, выходя в коридор. В конце концов, о том, что брачный контракт с Малфоям для Дафны все еще остается в силе, Гарри мог бы узнать позже и совершенно от других людей.

Кэти не любила разочаровывать, ровно как и без оснований чувствовать себя причастной к чужим несчастьям.

Глава опубликована: 18.10.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 785 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх