Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:191 304 +8 за сегодня
Комментариев:780
Рекомендаций:4
Читателей:2825
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 4. Страх

Темнота, плотная и пожирающая все мелкие детали желоба канализационной трубы, нагрянула вместе с мертвенной тишиной. Только собственное дыхание отдавалось гулким свистом, и от него — Гарри почувствовал это на коже, когда опустил голову — исходил влажный пар.

Времени на панику, как в первом задании, никто не давал. Петтигрю ощупал карманы и вытащил волшебную палочку, крепко зажав ее в потной ладони. Сомнения завертелись в голове с бешеной скоростью.

«Заклятия не будут искажаться. Синистра не могла врать насчет использования магии. Или могла? Или она бы промолчала?»

Гарри чертыхнулся сквозь зубы и попытался двинуться вперед в темноте, держась свободной от палочки рукой за влажное от слизи и плесени нутро трубы, но на первых десяти метрах дважды оскользнулся и чуть не распластался в зловонной мокрой каше на дне. Пришлось остановиться и все-таки поднять палочку:

Люмос.

Ни взрыва, ни какого-либо иного искажения заклятия, как в первом туре, не произошло. Только бледный свет распространился вокруг Гарри, обозначив трещины плесневых узоров и измельчавший ручеек под ногами. Вода текла вперед медленно, беря начало из восьми меньших по размеру побочных труб по обе стороны от устья основного канализационного канала.

Гарри решил, что именно из этих труб через полчаса хлынет поток, который заполнит всю трубу и понесется ударной набирающей силу волной следом за ним.

Он спешно двинулся дальше, направляя палочку с ровным огнем люмоса вперед и вниз. Под подошвами чавкала дурно воняющая влага, а в шее пульсирующей болью отзывался зачарованный маячок, мешая концентрироваться на хаотично мелькающих мыслях.

«Если канализация была проведена в уже существовавшей на то время сети пещер и ходов добытчиков руды, общего плана движения к центру без карты не определить. Скорее всего, никакой симметрии. Так куда же дальше?»

Гарри оказался на т-образном перекрестке меж двух расходящихся в разные стороны труб. Они все еще были достаточно большими, чтобы Петтигрю свободно стоял в них в полный рост, и обе зияли непроглядной чернотой неизвестности за пределами распространения света люмоса.

«Все время направо. Классика».

Без лишних колебаний, Гарри повернул туда и прибавил ходу, стараясь не думать о том, что будет, если в этой стороне окажется тупик, и он загонит себя в капкан. Тогда уже придется срочно соображать, как продержаться на одном глотке кислорода под водой, и каких существ может принести с собой поток.

Люмос максима, — пробормотал Гарри. Яркий свет хлынул вперед, выделяя из темноты длинный тоннель, уходящий вперед настолько, насколько хватало энергии заклятия, и еще дальше.

С каждым новым пройденным отрезком пути становилось все холоднее. На одежде, как догадался Гарри, лежали согревающие чары, а вот пальцы уже начинали неметь и теряли чувствительность. Мысль о том, что вмешаться в ход событий организаторам будет куда труднее, чем в прошлом этапе, подогревала невольный страх. Мысль о том, чтобы столкнуться на очередной развилке с Виктором и вновь бороться с ним в условиях обоюдной молчаливой неприязни, и вовсе вводила в ступор.

Чертов турнир все перевернул с ног на голову и показал неприглядную изнанку их многолетней дружбы. Почему Крам просто не мог ему поверить? И почему резкий разрыв отношений теперь никоим образом не тяготил самого Петтигрю?

«Опасность сейчас не в том, чтобы встретить какую-нибудь химеру, — кисло подумал Гарри, снова сворачивая направо. — А наткнуться на Виктора. Потому что если водная тварь — мой однозначный враг, то Виктор где-то вне ответов "да" или "нет" на этот вопрос».


* * *

Рита Скитер поставила самопишущее перо на блокнот и недоуменно повернулась к сидящему по правую руку от нее Людо Бэгмену. Тот пил воду, листая схемы подземных ходов, и успевал при этом бодро переговариваться с Барти Краучем, с легким оттенком снисходительности поясняя для него правила нового этапа. Людо не выглядел обеспокоенным, несмотря на то, что три сквозных зеркала все еще показывали непроглядную мглу вместо участников.

Впрочем, сейчас мало кто из зрителей обращал внимание на этот факт, увлекшись наблюдением за короткопалой чешуйчатой гидрой, грузно ползущей навстречу Астматику по его тоннелю.

— Людо, — произнесла Рита, когда поняла, что ненавязчивым покашливанием Бэгмена не привлечь. — Что с тремя остальными?

Бэгмен обернулся, нахмурив кустистые брови, и нехотя обронил:

— Синистра и Грюм пытаются разобраться.

— Это ведь не затянется? — вмешался Крауч, оглядев головы зрителей с пьедестала их импровизированной рубки. Разместившиеся амфитеатром ряды кишели студентами старших курсов, и даже теми нередкими младшими, кто умудрился сбежать с уроков второй половины дня. — Мы не знаем, что с ними. Не видим их. Не можем страховать…

Людо покряхтел, устраиваясь удобнее или же просто занимая себя чем-то, пока судорожно подыскивал ответ.

— Ну… — протянул он неуверенно. — Вмешиваться на этом этапе чревато. Любая техническая заминка может стать одним игрокам отставанием, а другим — преимуществом.

— Но вы найдете способ транслировать происходящее на зеркала с их маячков? — спросила Рита с нажимом и повертела пальцем у самопишущего пера, которое подрагивало над бумагой в нетерпении записать за Бэгменом любую оплошность. Людо уставился на чернильную каплю, сорвавшуюся с его кончика, как на неведомую тварь, натужно сглотнув. Видимо, немедленно сообразил, чего могут стоить его репутации любые осложнения.

— Малфой, — Бэгмен потянулся вперед, схватив вальяжно развалившегося на сидении впереди Драко за плечо. Тот обернулся и немедленно всполошился, натянув на лицо дежурную вежливую улыбку. В его глазах засветилось столько азарта, будто одним лишь обращением Людо посулил ему место в национальной сборной и баснословный гонорар. — Сходите, поторопите профессора Синистру с починкой зеркал.

Малфой тут же поник, потеряв всякий интерес к делу, и стал прокладывать себе путь в сторону выхода с трибун, с ленцой распихивая сокурсников и жестче — робких первокурсников. Рита проследила за его светлым затылком до самого поворота, а затем тихо пробормотала перу:

— Лукас, Делакур и Диггори пока не видно.


* * *

— Я не буду спасать твою шкуру, если сюда хлынет вода, — напомнила Елена, когда поняла, что недовольное сопение Флер за спиной не затихает несколько поворотов кряду. Делакур, прибившаяся к ней в одной из сталактитовых пещер — развилке четырех труб — не собиралась уходить в другую сторону. Она только демонстративно нахмурилась и молча отправилась вслед за Еленой.

— Мне насрать, — огрызнулась Флер. Она бросала брезгливые взгляды на потеки плесени и старалась шагать, широко расставляя ноги, чтобы не наступать в мутный ручеек на самом дне трубы. — У тебя есть мозги, ты меня приведешь куда надо.

— А если я пытаюсь тебя отвести в тупик и бросить там? — отозвалась Елена флегматично. Она в очередной раз наколдовала темпус и отметила с нарастающим беспокойством, что до окончания первой половины часа оставалось всего семь минут. — Ты не думаешь, что если у меня есть мозги, то я могу найти способ дышать под водой?

— Блефуешь, — парировала Флер. Елена, даже не оборачиваясь, поняла, что она сощурилась. — Колдовать наколдуешь, но ты не умеешь плавать. В Шармбатоне ты никогда не ходила в термальные ванны, потому что они слишком глубокие, чтобы можно было достать ногами до дна с твоим коротышечным ростом.

Елена дернулась, но не остановилась. Ничего хорошего в том, что Флер замечала ее раньше в школе, не было. Делакур могла уже давно знать, что возраст Елены был на два года ниже проходного порога Турнира. Лишить Лукас возможности участвовать она не сумела бы из-за магического контракта, которым связал чемпионов кубок огня, но устроить скандал с участием мадам Максим и попечительского совета Шармбатона — вполне.

— Ладно, — произнесла Елена максимально ровным тоном, пытаясь держать маску привычной невозмутимости. — Пусть так.

Флер какое-то время не отвечала, а потом поравнялась с Лукас, глядя на дрожащий огонек люмоса. Ее темная униформа грубого покроя висела мешком в области талии и собиралась складками у локтей и колен.

— У тебя сердце колотится, как у кролика, — заметила Делакур.

Елена снова напряглась. Ей не нравилось пристальное внимание Флер, ее явные подначки и попытки завязать разговор.

— Откуда ты знаешь?

— Считай это частью моей магии, — по лицу Флер невозможно было понять, издевается она или говорит серьезно. — Почему мы встали? Этот барабанный бой в твоей грудной клетке связан с тем, что ты не знаешь, куда нас ведешь?

— У тебя сверхчувствительный слух или что? — Елена крепче сжала палочку, действительно чувствуя участившееся сердцебиение и мурашки нехорошего предчувствия на коже рук. Оставалось четыре минуты: Лукас одновременно хотела подтвердить собственную догадку и боялась оставаться на месте.

— Не совсем, — Флер посмотрела на свои коротко остриженные ногти. — Но если я начинаю концентрировать вейловские чары на человеке, я чувствую его сердечные ритм и некоторые — самые простые — эмоции. Они как цветная дымка или аура, окутывающая тебя с ног до головы, — Флер покрутила пальцем у лица удивленной Елены.

— Ты собиралась использовать на мне свои чары? — насмешливо переспросила Лукас. Мысль показалась ей забавной.

— Только чтобы наверняка проверить, не тащишь ли ты меня в тупик, — огрызнулась Флер. — Ты трусишь, потому что не умеешь плавать. Но ты относительно спокойна в целом, — Елена все еще усмехалась, поэтому Делакур добавила усталым злым тоном: — Нет ничего стыдного в том, чтобы беспокоиться за свою шкуру.

Лукас проверила время еще раз. Оставалось две минуты. Даже мучительно прислушиваясь, она не могла различить гула несущейся по трубам воды, и это странным образом напрягало.

— Ты не только за свою шкуру беспокоишься, — сказала Елена, присела на корточки и склонила голову ниже. Но услышала только шлепки подошв Флер о дно — та мерила пространство трубы нервными шагами. — Ты выиграть пытаешься.

Делакур обернулась на нее.

Елена почувствовала, как неприятно зудит загривок от ее пробирающего холодного взгляда.

— А ты — нет? Я же вижу, что тебе тоже захотелось денег, — Флер сощурилась.

— Я потрачу выигрыш на лечение Астматика, — как только Лукас произнесла это, что-то внутри больно шевельнулось. Флер ни к чему было знать, вообще никто не должен был этого знать, но потребность высказать вслух все то, что мучило Елену с недавних пор, не давало ей покоя. «Ало никогда не признается в том, что жутко беден, что едва может позволить себе новую форму, не то, что лечение в хорошей магической клинике». — Поэтому я собираюсь выиграть, — Елена поднялась, решительным шагом направившись туда, откуда они пришли.

Флер бросилась следом.

— Так вот почему ты отшила мальчишку? — в тоне Делакур появились знакомые нотки превосходства. — Ходит, как побитый щенок. А ты, оказывается, решила сыграть с благородство.

— Заткнись.

Елена свернула, зная, что Флер не отстанет, даже если попытаться броситься бегом. Кровь застучала в висках от раздражения. Ничего она не решала. Как будто Делакур знала, каково это — постоянно поправлять отвороты мантии, чтобы никто не заметил разной ткани. Задыхаться и харкать собственной кровью, делить порции лечебного зелья сначала пополам, а затем на четыре, чтобы протянуть дольше.

— Не слишком ли много патетики для несовершеннолетней девчонки, сбежавшей из Шармбатона из-за того, что у нее нет там друзей и нет ничего, что бы там держало? — голос Флер звенел, набирая силу. — Серенькая коротышка, решившая почувствовать себя значительной.

— Заткнись! — рявкнула Елена, чуть не оскальзываясь на влажном желобе трубы. Она развернулась, толкнув Флер в живот, так что та от неожиданности вскрикнула и оступилась, грохнувшись в лужу.

Ее ладони соскользнули при неудачной попытке выставить их назад, а локоть левой руки выгнулся под неестественным углом.

Послышался смачный хруст.

— Petasse!* — выругалась Делакур, прижимая руку к груди и неловко ее баюкая. Она откинулась на спину, стиснув зубы так, будто как минимум попала под обстрел. Вжалась затылком в дно трубы и издала низкий полный муки стон, от которого у Елены екнуло сердце. Лукас подозревала, что время вышло, совсем уже не следила за тем, где они оказались, и только переводила осоловелый взгляд с палочки в своей руке на кривящуюся Флер. Рукав ее кофты стал алым, яркое пятно стремительно продолжало ползти по ткани, намекая на открытую рану. — Я сломала… руку…

— Господи, — сердце застучало барабанным боем. — Только не сейчас!

Елена обернулась, почувствовав холодок, неприятным касанием прошедшийся по шее. Издалека дохнуло смрадом и послышался тихий свист поднимающегося ветерка. Несколько секунд ничего не происходило, взметнувшиеся волосы вновь опали вдоль лица, а затем по всей трубе нарастающим утробным рыком пронесся звук приближающегося водного потока.

— Идиотка, — сквозь силу выдавила Флер, продолжая корчиться и дрожать от боли. На ее обветрившейся нижней губе остался четкий след от зубов. — Ты нас вытащила на путь воды.

— Не надо было меня злить, — рявкнула Елена, спешно склоняясь над ней и приподнимая за локоть здоровой руки в сидячее положение. Движение получилось слишком резким и грубым. — Вставай.

Вода шумела совсем близко, звук впивался в барабанные перепонки, причиняя почти физический дискомфорт.

— Что? — Флер завопила, когда Лукас удалось усадить ее. Взбрыкнула на последовавшую попытку поднять себя на ноги и заголосила на французском. — Никуда я так не пойду!

— Быстрее! — Елена направила палочку на окровавленную руку Флер и пробормотала заклятье. Кость хрустнула, вставая на место, мышцы и кожа восстановились за доли секунд, и Делакур завопила громче, сыпля проклятьями и угрозами. — Быстрее!

Флер кинула на нее исполненный немой ненависти взгляд, с трудом поднимаясь.

Она была на голову выше и на порядок тяжелее — Елена ощутила ее вес, облокотив себе на плечо и позволив вцепиться в свою форму. Обмякшая от боли, еле волокущая ноги вслед за нетвердыми шагами Елены, она наверняка едва осознавала, куда идет.

Неженка.

Сука.

Тормоз.

«Срочно обратно», — билась в голове Елены отчаянная мысль среди разнообразия ругательств. Добраться до нужной трубы они бы уже не успели, но затаиться в тупиковом побочном желобе — вполне. В большом кармане, полном кислорода, можно будет придумать, куда двигаться дальше. Сейчас же выбор был слишком скуден — рухнуть под наплывом подземных вод или забиться в сухое место, позволив потоку отрезать путь к выходу.

Или же…

Надо было бросить Флер.

Единственное рациональное решение, пришедшее на ум — оставить сходящую с ума от боли девицу прямо на дне трубы и рвануть в сторону спасительного второго сектора, куда не доберется вода. Слишком заманчиво для катастрофической нехватки идей и времени — Елена уже потянулась скинуть руку Флер, которой та вцепилась в ее плечо, когда услышала тихое и почти умоляющее:

Пожалуйста, — и это заставило замешкаться. — Пожалуйста, не оставляй меня одну.

Под подошвами заструилась темная холодная вода, добралась до лодыжек и поползла выше по голеням навязчивым холодом. Флер сильнее вцепилась в ее плечо и встала на ноги тверже. Ее испуганный до смерти взгляд не прибавлял уверенности.

«Вот же дерьмо».

Елена снова потащила ее вперед, загребая ботинками воду. Поток набирал силу, уровень воды стремительно рос, достигнув талии Лукас. Паника захлестнула ее, ноги сделались ватными и чужими, непослушно скользя по дну.

Поворот к тупиковой трубе маячил где-то впереди на периферии обострившегося от страха зрения, вода не заливалась туда, повинуясь отталкивающим чарам, но уже почти скрыла проход из видимости.

— Не успеем, — хриплый шепот Флер обжег ухо. Елена чувствовала воду уже у себя под кофтой, лижущую живот, потом и за шиворотом. Мысками ботинок она касалась дна через раз. — Лукас… Поток слишком быстрый. Нас пронесет мимо.

Елена всхлипнула, против воли увлекаемая вперед, и барахталась на поверхности из последних сил. Флер не отпускала ее плеча, начав слитно двигать ногами, чтобы держать из обеих на плаву.

Вода поднималась выше, ускорялась, пожирая последние дюймы воздушного кармана наверху трубы. Рука с волшебной палочкой оказалась под толщей вод, и свет люмоса поблек, перескакивая с перепуганного лица Елены на застывшее и сосредоточенное лицо Делакур.

— Знаешь заклятие головного пузыря? — Флер перехватила ее за талию, прижимая к себе, чтобы удобнее было удерживаться на поверхности.

— Мы сможем попасть! — прохрипела Елена, барахтаясь в воде изо всех сил, чтобы не тонуть, но на деле лишь мешая Флер. Ее волосы лезли Далукур в рот. — Мы сможем!

Ладонью, выставленной наверх, Елена проехалась по поверхности трубы. Горячая кровь обожгла кожу.

— Заткнись! — взвизгнула Флер, стискивая ее сильнее, чтобы не давать дергаться. — Заткнись и наколдуй эти чертовы пузыри! Мы плывем слишком быстро. Мы убьемся, если попытаемся выбиться из потока.

Елена уже упиралась затылком в верхнюю границу трубы, волосами цепляясь за мелкие выступы. Поток ревел, унося их вперед все быстрее, холодная вода лизала подбородок. Когда мимо пролетел на скорости поворот к побочной трубе, Лукас развернулась, обхватив Флер за шею, и закричала не своим голосом.

Ноги уже не слушались — чувство невесомости вкупе с животным страхом парализовали конечности. Только пальцы, которыми она вцепилась в кофту Флер, сохраняли хоть какую-то чувствительность.

— Колдуй! — Флер зашипела, когда ее швырнуло спиной о желоб, а только что вылеченная рука оказалась на несколько секунд под весом Елены прижатой к стене. Предплечье Делакур проехалось по трубе, стираясь в месиво ткани и порванной кожи. — Колдуй, идиотка, моя палочка во внутреннем кармане!

Елена очнулась от оцепенения.

Они неслись вперед, не останавливаясь, и теперь могли дышать, только задирая головы, а затем снова по глаза уходя в ледяной поток.

Елена приподняла руку с палочкой, так что люмос на миг вынырнул из-под воды, и резкий свет ослепил непривыкшие глаза. Прошептала заклятие она уже на последних крохах плещущегося наверху кислорода.

Течение сомкнулось, охватив собой весь подземный ход.

На пару секунд вода накрыла ее целиком, Елена зажмурилась и рефлекторно отцепилась от Делакур, потеряв последние точки опоры. Руки беспомощно раскинулись в стороны, колени ударились о желоб.

А потом магия образовала вокруг ее головы воздушный пузырь, позволив вдохнуть так жадно и сильно, что защипало в горле.

«Флер».

Елена ударилась головой и плечом, больно отбила бедро при новом мощном броске. Свет люмоса метался следом за движениями ее руки, выделяя лишь сонмы беснующихся пузырьков и темно-серые стены трубы.

«Флер».

Пришлось вжать голову в плечи.

«Где ты?»

Бах! — она врезалась затылком в собственный локоть, влетая на скорости в стену при резком повороте канала. Течение взметнулось вверх и резко ушло влево, заставив ее сделать немыслимый кульбит. От страха расшибиться все внутри похолодело и замерло, даже ток крови, казалось, утих в объявшем организм напряжении.

Поток стал тише только спустя мучительные, отзывающиеся холодом пол сердцем полминуты.

Лукас резко схватили за руку, а потом потянули на себя, и следующей осознанной мыслью стало то, что она вцепилась в плечи Делакур, прижимаясь к ней со спины.

Флер обернулась через плечо — сквозь пелену двух пузырей Елена увидела спокойные сосредоточенные глаза. Потом она коснулась руки Лукас, крепко сжав — «держись», указала пальцем на себя, ткнула им вперед и сделала показательный гребок — «я буду плыть».

Такой силы облегчение захлестнуло Елену, что она решительно закивала, сцепляя руки в замок, и плотнее прижалась к ровной напряженной спине Флер.

Поток стал спокойнее, словно далеко зашедшее вглубь континента цунами.

Они плыли.

Делакур двигалась слитно и размеренно, как профессиональный пловец, а Елена светила ей люмосом, вглядываясь в маячащую темноту впереди. В состоянии доселе неизвестной невесомости стирались границы времени: все, чем Лукас могла отмерять расстояние, преодоленное в ритме с потоком, были собственные вдохи и гребки Флер, старающейся не уступать в скорости движению водных масс.

Когда впереди замаячило их отражение, как чистое чуть пошедшее рябью зеркало, Елена поняла, что они приблизились к границе чар, не пропускающих воду, и уже сама оттолкнулась от Флер.

Их выплюнуло на дно трубы с порядочной силой, из легких Елены от столкновения с твердым дном выбило весь воздух, и она скорчилась от боли. Когда перед глазами унялась пляска темных кругов, Лукас повернулась на бок, посмотрев на тяжело дышащую Флер, распластавшуюся рядом. Светлые волосы той разметались вокруг головы, грудь высоко вздымалась, но на губах играла счастливая чуточку безумная от пережитого ужаса улыбка.

Сосредоточенное напряжение покинуло ее, уступив место расслабленности и спокойствию.

— Выжили, — выдохнула Делакур, нащупав ладонь Елены и крепко ее сжав. В этом жесте было больше искренности, чем во всех ее подначках там, в трубе. Целую тысячу лет назад. — Мы выж…

Раздался гул, заставивший обеих вздрогнуть. Елена перевернулась и села на пятки, настороженно вглядываясь в стену воды в двух метрах от них.

— Что это? — Флер перевернулась на живот и с трудом приподнялась на локтях. Только сейчас Лукас заметила, что рукав ее кофты распороло, и все левое плечо оказалось сплошным алым нарывом.

За водоразделом что-то стремительно неслось навстречу.

— Оно приближается, — Елена подхватила волшебную палочку, выставив ее перед собой. Тень, видимая сквозь толщу воды, приближалась с утробным звуком, вызванным сопротивлением плотности.

Ближе, еще ближе.

Елена различила раскуроченный ботинок и вывернутую под неестественным углом ногу, раскинутые в стороны руки и ореол русых волос вокруг бледного лица.

Плеск, с которым тело разорвало стену воды, и грохот падения заставили Флер передернуться. Она резко побледнела, подползая ближе и склоняясь над телом так низко, что из-за ее волос Елена не сразу разглядела лицо парня.

— Это же…

Лукас нахмурилась, опуская палочку и медленно оглядывая ободранную кожу рук и сломанные пальцы, которыми явно пытались удержаться о стены тоннеля.

— Это Седрик, — закончила Елена глухо, поймав себя на том, что пялится на лужу крови, растущую вокруг Диггори, на собственную поставленную на пол ладонь, о которую мелкими волнами билась алая вода.

Прошло не меньше минуты, прежде чем Флер подняла голову. Концы ее светлых волос, как и дрожащий подбородок, тоже перепачкались в крови. В голубых глазах светилось почти детские непонимание и удивление, когда Делакур произнесла:

— Он мертв.

 

 

 

 

 

 

 

________________

* (фр.) — сучка

Глава опубликована: 16.03.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 780 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх