Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:191 619 +7 за сегодня
Комментариев:782
Рекомендаций:4
Читателей:2827
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
 

Глава 10. Тотемы


* * *

На следующее утро в замок приехала Амелия Боунс с двумя личными помощниками и небольшой командой, выделенной министерством для проведения туров. Почти сразу же, едва показавшись на завтраке, они удалились вместе с директорами школ на внеплановое совещание. Меж студентов прошлось несколько вялых шепотков, шуршащие форменные мантии проводили любопытными взглядами, но ажиотаж от появления Боунс с ее людьми быстро поутих. Все-таки, чем ближе было Рождество, тем больше оттягивал на себя внимание Святочный бал и предстоящее разделение по парочкам.

— Массовое помешательство, — прокомментировал Гарри появление во внутреннем дворе сердитой встрепанной Гермионы, за которой надоедливым конвоем плелись, переругиваясь, Невилл и Рон. Эти двое, судя по красноречивым взглядам в сторону Грейнджер, боролись между собой за право пригласить ее на бал, но при этом даже не решались ее нагнать на широкой заснеженной тропинке. Гарри глянул на них со странной смесью сочувствия и насмешки во взгляде, обнял за плечи сидящую рядом Дафну и добавил: — В замке полно девчонок. Почему бы им просто не обратить внимание на тех же сестер Патил?

— Тебе легко говорить, — миролюбиво отозвался Ало, сидящий на каменном борте замерзшего фонтана, и развернул припасенную газету. Накануне вечером он пригласил на бал какую-то рейвенкловку, расстроив планы Петтигрю по сведению его с Еленой, и, похоже, заставив саму Лукас для предотвращения рождественского одиночества сойтись в пару с Фредом Уизли. — Тебе не надо устраивать ритуальные пляски вокруг девчонок, дожидаясь, когда им надоест играть в неприступность.

— И то верно. У меня все схвачено, — усмехнулся Гарри. Дафна поправила отороченный мехом воротник теплой мантии и обратила на Петтигрю взгляд прищуренных светлых глаз:

— Интересно ты рассуждаешь, Петтигрю. А если бы у меня на примете был другой спутник?

— Я бы долго не расстраивался и пригласил Грейнджер, — ответил Гарри, с трудом удерживая на лице выражение серьезности. Дафна фыркнула, закатив глаза, и пробормотала с весьма неубедительной угрозой в тоне:

— Тогда я бы наслала на тебя жуткую порчу, от которой по всему лицу вырастают фурункулы…

— Ну, нет, ты бы не попортила такую красоту! Ваш покорный слуга — продукт многовекового сношения чистокровных засранцев-блондинов с самыми хорошенькими ведьмочками Британии! — возмутился Гарри, пародируя капризные интонации Малфоя и гримасничая. Дафна выскользнула из-под его руки, выхватила из кармана волшебную палочку — «доигрался, Петтигрю!» — и натравила на Гарри несколько зачарованных снежков, которые, вертясь над его головой как маленькие спутники, норовили нырнуть обжигающим холодом за шиворот. Петтигрю в долгу не остался, и вскоре оба, весело отфыркиваясь от снега и наколдовывая все новые и новые снежки, уже бегали вокруг фонтана под беззлобное ворчание Астматика, пытающегося вникнуть в свежую колонку «Ежедневного пророка».

Щеки Дафны раскраснелись на морозе, темные волосы рассыпались по плечам, а выражение неясной тревоги, которое Гарри заметил в ее лице вчера вечером, постепенно рассеялось. Гринграсс заливисто смеялась, когда ее снежки на скорости врезались в Петтигрю, а его снаряды ловко топила тепловыми чарами еще до того, как они успевали подлететь.

— Сдаюсь! — вскрикнул Гарри, когда получил очередным снежком по затылку. Он замотал головой, отряхиваясь от снега, и поймал хохочущую Дафну, прижав к себе. — Веселишься, уделывая меня?

— Еще бы, — улыбнулась она, но тут же поморщилась, прижав пальцы к вискам. — Черт…

— Что? — Гарри мягко взял Гринграсс за плечи, встревожено вглядевшись в ее лицо.

— Кэти, — пробормотала Дафна, расслабившись после секундного импульса боли. — Эта связь иногда слишком резко отзывается в сознании… Кажется, Виктор пригласил Кэти на бал.

— И поэтому она тебя потревожила? — нахмурился Гарри. Вчера он весь вечер, пока не заснул, читал со светом люмоса скопированные монографии про ментальную магию. И строка про то, что связь требует немалых затрат энергии при длительном ее использовании, очень ему не понравилась.

— Мы не всегда это контролируем, — покачала головой Дафна. — Эмоции бывают такими сильными, что переживания их внутри себя становится недостаточно, и нас… Словно выкидывает в чужую голову. Это порой простирается даже дальше сознания, — Гринграсс подняла руку, и Гарри заметил, как дрожат ее тонкие пальцы, будто от сдерживаемого восторга или нетерпения. Дафна улыбнулась, подняв на Гарри сияющие голубые глаза: — Кэти счастлива прямо сейчас. И я чувствую это каждой клеточкой тела.


* * *

— Признаться, меня немного пугает связь Дафны и Кэти, — поделился Гарри с Астматиком, когда они шли на тренировку. Амелия Боунс решила, что вместо Грюма обязанности преподавателя и наставника будет выполнять аврор Роджерс, и что близящееся Рождество не является поводом для безделья. Поэтому на следующее же утро, сняв участников Турнира с занятий, Боунс отправила их на квиддичное поле. — Нет ничего хорошего в том, что они зависимы друг от друга эмоционально и мысленно. Ты выяснил что-нибудь новое?

— Сплошная фигня, не относящаяся к делу, — покачал головой Ало. Ему досталось на изучение «Нарушение границ чужого разума», книга, оказавшаяся не самым легким чтением. — Стоило ли дразнить Грюма проникновением в запретную секцию, если Дафна и Белл узнают больше о своей связи практическим путем? — Ало кинул быстрый осторожный взгляд на хмурого Гарри. — Я имею в виду… Вряд ли они прислушаются, если сказать им, что это жутко опасно, или что можно сойти от этого с ума…

— Что? — переспросил Гарри настороженно.

— Это я так, гипотетически… — торопливо поправился Ало. Он вычитал нечто подобное в книге, но реакция Петтигрю говорила не в пользу откровенных подробностей. Тем более что чокнутая старуха Кассандра и сама навряд ли понимала, о чем пишет, да и девчонки — Асмтатик был в этом уверен — действительно наплевали бы на любые запреты.

— Больше не делай таких гипотетических предположений, — пробормотал Гарри и задумался так глубоко, что не заметил нарисованного рыцаря, который перебегал с портрета в портрет вслед за ними с Ало, то пропадая за позолоченными рамами, то снова появляясь на чужих полотнах и смущая тем самым их обладателей.

Тронсхейм поглядывал на рыцаря с любопытством. Лязгая латами, тот бежал по нарисованными маслом лугам, юрко проскальзывал по помещениям пабов, расталкивал дородных магов в тавернах, врезался в толпы монахов в зданиях протестантских церквей и явно пытался поспеть за Гарри. Маленькие его черные глазки, сильно напоминающие округлые бусины, сверкали яростью и отравленным злобой ехидством.

— Что тебе нужно? — наконец не выдержал Ало на повороте к выходу, устав наблюдать за потугами рыцаря.

— Сейчас ничего, — хмыкнул Гарри. — Хотя я бы лучше доспал свое…

— Да не тебе, — поморщился Ало, схватив Петтигрю за плечо и развернув к картине с изображением живописного озерного берега, на котором остановился рыцарь, уперев коротенькие ручонки в колени и пытаясь отдышаться. — Зачем ты нас преследуешь?

— Не твое дело, чахоточный, — огрызнулся рыцарь.

— Эй, — Гарри подошел ближе к картине, ткнув нарисованного рыцаря в крошечный сверкающий шлем. Тот попятился к плакучей иве, скалясь и молча дразнясь своей портретной неприкосновенностью. — Повежливее, карикатура ты несчастная.

— Воспитанник убийцы! — не остался в долгу рыцарь. Он выхватил из ножен меч размером с зубочистку и стал потрясать им из стороны в сторону, слегка пошатываясь от веса оружия и собственных лат. — Твой опекун — мерзкий убийца и предатель! Трус и убийца!

Гарри дернулся, как если бы ему залепили пощечину, и мертвенно побледнел.

Ало не мог сказать того наверняка, но нечто во взгляде сверкнувших за стеклами очков зеленых глаз подсказало ему, что Петтигрю был больше уязвлен и обескуражен, чем зол.

— Да что ты знаешь о Питере, — пробормотал он неуверенно.

— Уж много чего, — расхохотался рыцарь, приплясывая на месте в попытке удержать равновесие и не грохнуться на влажный грязный песок. — Предатель и перебежчик, спасающий свою крысиную шкурку. Отвергнутый на обеих сторонах, паршивая овца и тут, и там! Когда Темный лорд возродится…

— Он не возродится, — перебил Гарри резко. Повинуясь внезапному порыву, Ало крепко вцепился в его плечо. Петтигрю дрожал всем телом, и теперь это была не уязвленная гордость, а чистая опаляющая ярость. — Кто ты? Кто ты, мать твою, такой?

— Я тот, кто предрекает твою скорую смерть, — теперь рыцарь хохотал практически без остановки, прерываясь лишь для того, чтобы отрывисто пролаять слова. И от этих звуков у Ало кровь стыла в жилах, а пальцы сильнее сжимали напряженное плечо Гарри. — Тебя и твоего опекуна. Вы оба сгинете на поле битвы, и никто не придет к вам на помощь.

Ало перехватил кулак Петтигрю, который тот скинул в попытке разодрать крепким ударом старое полотно картины.

— Гарри! — Астматик с трудом оттащил его в сторону от портрета. Взгляд у Петтигрю был мутный и полный звериной ярости. Пытаясь привести его в чувство, Ало замахнулся и залепил Гарри такую сильную затрещину, что боль ошпарила его собственную ладонь. — Успокойся, Гарри! Это всего лишь картина, успокойся!

Петтигрю схватился рукой за налившуюся красным щеку, тяжело отрывисто дыша. Рыцарь все еще смеялся, по портретным рамам убегая обратно вглубь коридора, и Гарри стоял неподвижно, вслушивался в эхо этого жуткого звука до тех пор, пока он не стих в отдалении. Лишь тогда, подняв на Ало мрачный разбитый взгляд, Петтигрю тихо и уже гораздо спокойнее сказал:

— Спасибо.

— Прости за этот удар, — виновато отозвался Ало.

— А ты ведь можешь бить, когда хочешь, — в Гарри не нашлось сил даже на то, чтобы привычно усмехнуться. Похоже было, что слова нарисованного рыцаря выбили его из колеи. Сказанное поразило и Ало.

— Слушай, — протянул Астматик озадаченно. — Почему тот рыцарь кричал, что Питер — твой опекун. Разве он не твой отец? Почему ты его не поправил?

— Спорить с нарисованным человечком? Я и так достаточно слетел с катушек, чтобы броситься на него с кулаками, — вяло попытался съязвить Гарри. Но отблеск страха — необычного для Петтигрю переживания, скрывающего нечто серьезное — совсем не успокоил Ало. — Пойдем, мы опаздываем на тренировку. Не знаю, каков этот Роджерс, но если он, как и Грюм, дает штрафные круги по полю за опоздания, то я не хотел бы задерживаться.

— Погоди, — Ало окликнул Гарри, уже свернувшего, было, к выходу. Тот остановился, не спеша оборачиваться, словно опасался показывать эмоции на собственном лице. — Ты можешь мне верить. Ты можешь сказать мне правду.

Гарри вздохнул, обернувшись на него с улыбкой, полной усталой обреченности. В эту минуту он казался гораздо старше своих лет, и в то же время слишком юным для груза той тайны, что он в себе нес.

Ало чувствовал, что Петтигрю вновь спешно выстраивал защитные бастионы после минутной слабости. Вновь насмешливо усмехался, вновь пытался показать, что ему плевать на все в достаточной мере, чтобы испытывать перманентную скуку.

— Что я должен сделать, чтобы ты мне поверил? — разозлился Ало, теряя тонкую нить связи с тем, настоящим Гарри. — Ты вытащил из адского пламени девушку, которую я люблю. Ты назвался моим братом по оружию, ты научил меня не стыдиться собственной бедности и болезни. Ты взял меня в свою команду, ты избавил меня от чувства одиночества и собственной никчемности. Ты сказал мне, что я важен! Неужели ты думаешь, что после такого я посмею воткнуть тебе нож в спину?

— Я так не думаю, Ало, — произнес Гарри мягко.

— Тогда почему ты не расскажешь мне? — настойчиво спросил тот.

— Потому что если ты будешь знать слишком много, ты сам станешь мишенью, — отчеканил Гарри, поморщившись. — А я не для того позволил себе к кому-то привязаться, чтобы его потерять.

— Это не твое решение, — возразил Ало резко. Он шагнул Гарри навстречу, гордо вздернув подбородок. Преподаватели давно уже были захвачены тревожным предчувствием надвигающейся беды, заголовки прессы пестрили неутешительными заголовками про беглых пожирателей. И Ало сейчас как никогда тосковал по надежным лесам родной Норвегии, глубоким полным спокойной тишины озерам и ласковому прохладному ветру с запахом хвои и ягодной спелости. Ему хотелось рвануть туда, подальше от разъедаемой язвами готовящихся потрясений Британии, забрать с собой всех, кто был ему дорог. Затаиться и не видеть войны, предназначенной не для них. Но пока они были здесь, и отстраненность от происходящего могла навредить куда больше открытого сопротивления. — Если я могу помочь, то к чему мне стоять в стороне?

— Астматик, давай смотреть правде в лицо, — беспомощно заключил Гарри, глядя на него со смесью затаенной благодарности и сожаления. — Ты, как и я, слишком слаб для этого дерьма.

— Тогда, — пожал плечами Астматик, чувствуя, как неуверенно стал звучать отказ Гарри, — мы просто станем сильнее. Скажи мне правду.


* * *

— Вы должны стать сильнее, — сказал Уилл Роджерс, при ходьбе чеканя на податливом мокром снегу глубокие следы. Его плавные неторопливые движения, мягкий внушающий доверие голос, чувствующаяся во всем теле физическая сила и крепость, а также довершающие образ русая встрепанная шевелюра и зеленоватые глаза с неровными пятнышками зрачков делали Роджерса, по мнению Елены, похожим на большого хищного кота. — Того, что есть сейчас, недостаточно. Я видел отчеты о двух предыдущих турах, и они весьма и весьма…

Из-за трибун показались запыхавшиеся от бега Гарри и Ало, с расстегнутыми курками и мокрыми от пота воротниками свитеров. Они подбежали к Елене и встали по обе стороны от нее. На холоде запахи били по обонянию острее: от Ало пахло кровью и полынной горечью зелий, а от Гарри — яблочным пирогом и порохом. Стоя между ними, высокими и широкоплечими, Лукас почувствовала себя непозволительно маленькой и хрупкой.

— …разочаровывающие, — закончил Роджерс, посмотрев на Гарри и Астматика с легкой улыбкой. — Зимой спится крепче, да, юноши?

— Простите за опоздание, сэр, — отозвался Гарри смиренно. — Больше не повторится.

— На первый раз прощаю. С надеждой, что вы сдержите свое слово, Адриан, — сказал Роджерс и отошел к показавшейся на поле Амелии Боунс, чтобы забрать у нее турнирный табель.

Елена тем временем глянула на Петтигрю с удивлением и шепнула:

— С чего это вдруг ты сделался таким покладистым?

Гарри обменялся приветственными кивками с Виктором, кинул на Флер традиционный уничижительный взгляд и так же тихо ответил:

— Коплю негативные эмоции, чтобы знатно подпортить Малфою рождественскую ночь.

Астматик фыркнул:

— Ты же собираешься и ей рассказать, верно? — его голос звучал куда увереннее обычного, да и взгляд, направленный на Гарри, стал несколько иным — прямее и тверже. Если раньше Ало рядом с Петтигрю намеренно становился в неприметную тень, то теперь он явно чувствовал себя с ним на равных. Елена подумала, что это новая манера поведения не была похожа на бахвальство или высокомерие. Она была похожа на полнокровную поддержку, на желание дать дружеский совет, даже если он включал в себя несогласие.

— Я и тебе не собирался рассказывать, — буркнул Гарри с напускным недовольством, а Елена сощурилась:

— О чем рассказывать?

— Все позже, Лена, — сказал Гарри и кивнул на возвращающегося по протоптанной в снегу дорожке Роджерса. Тот подошел, лишь мельком глянув на табель, и сказал:

— Насколько я знаю, профессор Грюм делал упор на тренировку вашей выносливости и навыки борьбы без палочек.

Флер поморщилась, как от резкой зубной боли, и ее красивое лицо исказила гримаса ужаса воспоминаний. Елена прекрасно знала, что последние дни ее мучили кошмары о Седрике и холоде подземных ходов.

— Теперь такого не будет. Туры будут соревнованием в магическом мастерстве, но не играми на выживание, — сказал Роджерс чуть серьезнее прежнего. — Проверим, насколько вы хороши в чарах.

— Флитвик уже проверил меня всеми возможными тестами, — смешливо и тихо фыркнул Гарри Елене на ухо: — Я хорош ровно на «выше ожидаемого».

— Турнир трех волшебников нацелен не на проверку школьных знаний, — улыбнулся Роджерс, прекрасно его расслышав. — Но знания могут помочь в бою.

— Вы же сказали, мы не будем биться, — заметил Виктор хмуро.

— Я и не говорил, что биться будете вы, — Роджерс запустил руку в карман своей утепленной мантии и достал пять деревянных резных статуэток — каждая размером с галлеон. Они изображали животных и похожи были на те фигурки, что отец в детстве вырезал Елене из душистого кипариса.

Лукас пригляделась к ним внимательнее и ахнула:

— Тотемы!

— Что? — не понял Гарри, вытянув шею в попытке разглядеть фигурки.

— Тотемы невероятно редки и дороги, их создают лучшие маги-мастера… — сказала Елена взволнованно. Ей не терпелось взять один себе и опробовать в деле.

— Верно, мисс Лукас. Конкретно эти были завезены из Германии, — Роджерс подбросил один тотем в руке: им был вставший на задние лапы медведь. — Тотемы — это статуэтки, которые обращаются в огромные одухотворенные копии самих себя, для этого они задействуют любой находящийся вокруг материал. Землю, песок…

— Снег, — фыркнула Флер.

— Да, нам чрезвычайно повезло с тем, что материала для тотема зимой предостаточно, — кивнул Роджерс. — Тотемы индивидуальны, они привязываются к магу-носителю и слушаются только его. Требуется время, чтобы сделать свой тотем сильным, быстрым и ловким, научить его растить собственное тело из различных материй. В первый раз он вряд ли станет больше обыкновенного нюхля, но чем больше вы будете его тренировать, тем стремительнее он будет расти... Я видел тотемы размером со взрослого дракона и даже те, чья тень с легкостью накрыла бы половину этого поля.

— Они… Живые? — уточнил Гарри с любопытством.

— Лишь в некотором роде, — сказала Елена. — Насколько я знаю, при создании в них помешают крошечный дух, нечто вроде двигателя. А еще, они, как и волшебные палочки, сами выбирают своего хозяина.

— Очень хорошо, мисс Лукас, — отозвался довольный Роджерс. Он подошел к Елене и протянул ей ладонь с тотемами. — Думаю, вы можете первой найти свой.

Елена взглянула на четыре фигурки и хитро улыбнулась.

— Он в другой вашей руке, — сказала она, чувствуя, что и Роджерс понял это, намеренно не положив ее тотем среди прочих. Тогда Уилл протянул ей фигурку медведя. Елена, глядя на этот тотем, ощутила нечто сродни чувству узнавания, какое уже посещало ее в одиннадцать лет, при покупке волшебной палочки. Вырезанный из дерева зверь принадлежал ей с первого взгляда. С первого касания, когда она взяла его из рук Роджерса и провела большим пальцем по жесткой резной шкуре.

Пока Елена разглядывала фигурку медведя, сверкающего подкрашенными темной охрой прорезями глаз, остальные уже выбрали свои тотемы.

Виктору достался буйвол, готовящийся к броску, Ало — расправивший крылья орел, Флер — замершая в напряженном ожидании пантера, а Гарри — увенчанный тяжеловесными рогами олень.

— Они приходят в действие при помощи простейшего заклятия «воздвигнись», — пояснил Роджерс. — До следующего тура вы будете заниматься их тренировкой и совершенствованием. В ваших интересах вырастить из них первоклассных послушных бойцов.

Елена положила медведя в углубление собственного следа на снегу, достала волшебную палочку и шепнула заклятие. Тотем задрожал, притягивая к себе снег и обрастая им со всех сторон, начиная шевелиться и лениво поводить лапами, как настоящий отряхивающийся от сонного морока зверь. Деревянная фигурка спряталась в самом центре снежного ожившего медведя, который увеличился до размеров кошки и перестал расти. Поглядев на Елену глазами-льдинками, медведь встал на задние лапы и принюхался к краю ее теплой мантии, словно запоминая запах хозяйки.

Лукас обернулась.

Вокруг смеющегося Виктора уже носился, утопая копытами в снегу, буйвол размером с охотничью борзую. Большие тотемы получились и у Флер с Ало. Делакур, красуясь, произнесла «агуаменти», облив водой свою пантеру, и на спине той выросло несколько изящных ледяных шипов. Орел же Астматика неуклюже взлетел, опробовав мощные крылья в деле, и грузно приземлился ему на плечи, ласково ткнув хозяина в вихрастую макушку и осыпав его куртку снегом.

— Бестолочь рогатая! — попенял Гарри своему оленю, который, как и тотем Елены, не пожелал расти дальше. Рога у оленя оказались настолько тяжелыми, что он водил ими по мокрому снегу, не в силах поднять голову. Петтигрю усмехнулся, когда олень чихнул снегом, раздосадовано и сердито топча копытцами его ботинок.

— Посмотрим, будешь ли ты смеяться, когда он станет крупнее лошади и сможет дать сдачи, — ехидно заметила Елена, подобрав своего медведя и поставив его себе не плечо. Тот вцепился снежными когтями в воротник ее мантии и настороженно замер, зарывшись мордой в ее светлые распущенные волосы.

— Ты думаешь, эта мелочь вырастет? — Гарри с нескрываемой завистью и сожалением посмотрел на носящегося между балками трибун буйвола, под мощным корпусом которого взметались белые вихри, затем перевел взгляд на летающего вокруг Астматика орла. — Их тотемы уже способны вышибать дух. А ведь это лишь первая попытка.

— Они старше, — тихо произнесла Елена, рассеянно почесав снежное ухо медведя. — За их плечами шестой курс, углубленные трансфигурация и чары. Естественно, у них есть фора.

— Тогда что делать нам? — спросил Гарри, хотя Лукас была уверена — сейчас он думал о том же, о чем и она.

— Нам надо тренировать и растить тотемы до тех пор, — сказала Елена, посмотрев на оленя, с трудом поднявшего голову и боднувшего Гарри в голень в попытке привлечь внимание к своему успеху, — пока их тень не закроет половину этого поля.

Глава опубликована: 05.07.2017
И это еще не конец...


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 782 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх