Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:199 750 +85 за сегодня
Комментариев:797
Рекомендаций:4
Читателей:2890
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Хогвартс 1992 года

В коридорах второго этажа было, как всегда, холодно и сыро. Впрочем, к привычке Миртл раз в день открывать все краны в своем туалете и ждать, когда вода резво польется через край, все давно привыкли. Не привыкли разве что к холоду, от которого не спасали даже школьные мантии и жарко натопленные камины. Лужи мутными разводами хлюпали под подошвами ботинок, а в отражении тонкой водяной пленки дрожали лица быстро пробегающих мимо учеников — бледные, искаженные страхом. В коридорах в это время редко кто задерживался подолгу, стараясь максимально быстро перебегать с места на место. Иногда казалось, что где-то рядом вдоль стен движется неизвестное существо, скользя мощным телом по... Водопроводным трубам? Или это все плод разыгравшегося не на шутку воображения?

Невилл не знал точно, да и старался не задумываться, потому что ему было чертовски страшно, как и всем в этом замке. Да еще этот отвратительный слушок, пущенный Эрни МакМилланом, дескать семейство Лонгботтомов ввиду своей чистокровности вполне могло восходить корнями к Салазару Слизерину.

Наследник Слизерина, драккл его подери.

Это было не так хотя бы потому, что надпись кровью на стене, уже подсохшая и липкая, если коснуться пальцем, была оставлена не им. И кур у Хагрида перебил не он, и с миссис Норрис, Безголовым Ником и несчастным Колином все вышло без участия Невилла. Он просто оказывался рядом в неподходящее время, а все уже косились на него так, будто он мог накинуться на первого вышедшего навстречу магглорожденного и придушить его собственными руками. Не верили нелепым слухам разве что Гермиона и Рон, да Драко Малфой. Хотя последний, раздуваясь от собственной важности, конечно же, просто завидовал мрачной славе Невилла. А Лонгботтом бы и не сопротивлялся особенно, если бы ее можно было отдать Малфою всю без остатка.

У него, Невилла, и без того было немало проблем. В прошлом году, еще совсем недавно, случилась чертова история с философским камнем, ставшая достойным наказанием за проявленное любопытство. Ну, кто же знал, в самом деле, что из затылка профессора Квиррела торчит Волан-де-морт? Да Темный Лорд еще и считал, что Невилла надо убить так же, как когда-то убили маленького Гарри Поттера, почти никому не известного мальчика, на которого одиннадцать лет назад была объявлена охота. Одного Гарри, видимо, для закрепления успеха было мало — хорошо еще, что Волан-де-морт был слаб, находясь в чужом обличье.

Только вот Дамблдор сказал, что тот исчез явно не навсегда.

А теперь еще угрожающее послание липкой запекшейся кровью на стене: «Тайная комната снова открыта. Враги наследника трепещите».

— Невилл, это бесполезно — увещевал унылый Рон, уткнувшись носом в одну и ту же страницу учебника по защите от темных сил, львиная доля которого описывала скорее шикарного профессора Локхарта, чем непосредственно его похождения с упырями. После того, как обездвиженную Гермиону положили в Больничном Крыле, от Уизли исходила только эта почти ощутимая мрачная скука с нотками тревожного ожидания. — Пауки, дневник Тома Реддла, россказни Миртл... Это все бесполезно.

Бесполезно.

Невилл шатался по пустым коридорам, наплевав или забыв про правила, требующие перемещения вместе с учителями. Рон не помогал ни с чем разобраться, только нужно бубня над ухом про то, что Хогвартс скоро могут закрыть, а потому Лонгботтом большую часть времени был предоставлен сам себе — в конце концов, не многие вынесут подобных рассуждений, повторяющихся изо дня в день.

— Эй, куда ты? — тихий шепот сорвался губ Невилла сам собой, когда он заметил мелькнувший в проходе рыжий хвост и накрахмаленный воротник подержанной и слишком большой для Джинни Уизли рубашки. Он оглянулся по сторонам, заметив, что сокурсники толпятся вокруг профессора МакГонагалл, которая должна была отвести их к кабинету зельеварения. Среди них маячил Драко Малфой, неприязненно косился на него, но, как всегда, в открытую конфронтацию не вступал, успешно делая вид, что болтает с Теодором Ноттом.

— Рон? — Невилл схватил друга за запястье и прежде, чем тот успел среагировать, затащил в соседний проход, где только что была Джинни. — Твоя сестра там.

— Джинни? — на лице Рона отобразилось такое удивление, что Невилл едва не сдержался от саркастического «нет, Перси» в ответ.

— Да, дурень. У тебя что, много сестер? — вздохнул он, скидывая школьную сумку у тихо лязгнувших рыцарских доспехов и спешным шагом направляясь по коридору в ту сторону, где по его предположениям скрылась Джинни. Рон, как и предполагалось, бросился следом, шумно дыша ему в затылок.

— Куда мы идем, Невилл? — спросил он жалобно, стараясь выровнять дыхание. — Нам же нельзя отходить от МакГонагалл. Ты хочешь повторения истории с пауками?

— Нет, мы только посмотрим, куда она направляется без сопровождения взрослых и все, — уверил его Невилл, вдруг схватив друга за отворот мантии, заставляя остановиться. Сердце у него пропустило пару ударов. — Рон. Посмотри под ноги.

Оба опустили взгляд на каменный пол, на котором в тонкой водяной пленке были видны блеклые отражения их перепуганных лиц. Невдалеке фыркали ржавые, почти пришедшие в негодность краны туалетной комнаты, двери которой были распахнуты настежь.

— Мы что, у туалета Миртл? — шепотом спросил Рон, тихо подобравшись к двери: от его шагов по воде пошли круги, ударившись гребешками небольших волн о ботинки Невилла.

— Что она делает тут? — Невилл тоже подошел ближе, с замиранием сердца прислушиваясь к тихому шипению — подозрительно знакомым звукам. Он шепотом повторил комбинацию услышанного, наблюдая за тем, как бледнеет лицо Рона, разглядывающего происходящее в узкую щель между дверью и стеной, как ярче проступают на его лице веснушки. Невилл еще раз повторил шипение, облизав потрескавшиеся пересохшие губы, когда негромкие рокочущие звуки за дверью прекратились вслед за стихнувшим шипеньем, воспроизведенным Джинни.

— Ее нет, — глухо сказал Рон, отстраняясь от двери и заходя внутрь. В его голубых глазах отразилось неверие вперемешку с задумчивостью. — Она исчезла... Здесь.

Когда Невилл шагнул вперед, то увидел, что Рон указывает трясущейся от волнения рукой на раковины в ржавых узорчатых разводах. Вода уже не лилась, только с одного из кранов срывались с промежутком в несколько секунд крупные капли, громко шлепаясь о влажный пол.

— Здесь открывается тайная комната, — произнес Невилл, подойдя ближе и рукой дотронувшись до нацарапанной на одном из кранов змеи, рисунка с шершавыми острыми металлическими краями, о который легко проткнулась кожа на указательном пальце. Капля алой крови упала в воду, тут же растворившись в ней бледно-розовым остатком. — И ее может открыть только наследник Слизерина, владеющий змеиным языком. Не Джинни открыла ее, а Том, воспользовавшись ее телом.

Рон взглянул на Невилла с таким ужасом, словно на его месте оказался как минимум огнедышащий дракон.

— В мою сестру вселился призрак какого-то психа?! — спросил он, сжав зубы так сильно, что под кожей заиграли желваки, а кадык судорожно дернулся. — И она теперь там один на один с...

Он посмотрел на раковины, встряхнув рыжей головой.

— Я не знаю, кто там.

— Я знаю, что там Джинни, — сказал Невилл твердо. — Этого вполне достаточно.

Они переглянулись, полные решимости и в этот момент безрассудно, по-детски смелые. С ними рядом не было Гермионы, которая могла бы поумерить их пыл, а потому все, что оставалось на долю двух гриффиндорцев, вставших на краю неизвестности, это прыгнуть в темноту, не задумываясь о последствиях.

— Готов? — спросил Невилл, дождавшись резкого ответного кивка, и, закрыв глаза, чтобы прислушаться к успокаивающему гулкому стуку собственного сердца, повторил шипение, которое услышал пятью минутами ранее от маленькой рыжеволосой девочки, которая нуждалась сейчас в нем больше всего на свете.

И тогда Тайная комната открылась перед избранным, который, сам того не подозревая, ступил на чужой путь, а быть может лишь стал одним из множества возможных вариантов развития событий. И в этой реальности единственно верным.


* * *

В их жизни никогда не было героев.

Это чужое, неприятно горчащее на языке слово принадлежало книжным, картонным историям, но никак не их жизни. В их жизни были страдальцы, а не герои, были случаи, а не подвиги, было сиюминутное облегчение после долгих злоключений, но никак не победы. Гермиона всегда говорила, что малейший шаг в сторону мог повернуть ход истории в другое русло, Рон предпочитал довольствоваться настоящим моментом, а Невилл всего лишь хотел знать, кто он такой. Почему с обычным мальчиком произошло вдруг что-то необычное? Почему же остался жив он, а не Гарри Поттер, и если бы тот был жив, понял бы он его? Сблизила бы их угроза смерти от руки Волан-де-морта?

Невилл никогда ни с кем не делился подобными мыслями, потому что за гранью этих рассуждений он был один на один с собой, а Гермиона и Рон точно не смогли бы понять его вынужденного отшельничества.

Невиллу не понравился Гарри Петтигрю с самой первой их встречи, и не просто потому, что он был из другого мира — Лонгботтом не мог его понять, просто не мог уловить его черт. Гарри, Адриан, Петтигрю — набор звуков, который ни о чем Невиллу не говорил, потому что каждое имя не несло в себе ничего от этого человека. Едкая ухмылка на губах, очки в прямоугольной оправе и в противоположность внешней напускной легкомысленности серьезный и печальный взгляд зеленых глаз. Вот все, что мог сказать Невилл о нем, когда Артур намекнул, что не плохо бы с ним подружиться, и Эйдан Белл искоса наблюдал за взаимодействием Гарри с гриффиндорской троицей.

Все, что говорил Гарри, не отражало его существа.

Все, кто крутился вокруг него, не знали о нем ровным счетом ничего. Он был точно таким же вынужденно одиноким, и именно этот общий с Невиллом штрих, как ни странно, рознил их.

А еще был неоспоримый факт, который проявил себя в последствие и не давал Невиллу покоя: случай Гарри становился подвигом и делал из него героя, пусть он сам и не замечал этого. Случай же Невилла оставался всего лишь случаем и делал из него страдальца.

Глава опубликована: 30.04.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 797 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх