Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:191 409 +19 за сегодня
Комментариев:780
Рекомендаций:4
Читателей:2826
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 7. Дафна

У Дафны Гринграсс была раздражающая привычка просыпаться по утрам раньше всех и греметь выдвижными ящиками тумбочек и дверцами шкафов, преувеличенно громко собираясь на школьные занятия. Через первые пять минут ее активных действий просыпалась Миллисент, со стоном откидывая тяжелое ватное одеяло и пытаясь метнуть в Дафну туфлю, но непременно промахиваясь. Затем из постели выскальзывала Панси Паркинсон, злобно окидывая сокурсницу взглядом холодных карих глаз и направляясь с гордо поднятым подбородком в ванную. Последними почти одновременно открывали глаза Флора и Гестия Кэрроу*, но, в отличие от бранящейся сквозь зубы Миллисент, к этому моменту успевающей натянуть на себя форменную юбку и блузку, отмалчивались. За близнецами вообще с первого курса закрепилось амплуа вечно загадочно молчащих девиц, а потому об их существовании не знал никто кроме тех, с кем они непосредственно контактировали на занятиях.

— Честное слово, Дафна, — пробурчала Булстроуд в один из сентябрьских дней, с трудом застегивая пуговицу на слишком узкой кофте. — Если бы ты уходила утром, оставляя нам громовещатель, было бы и вполовину не так громко и противно, как когда ты гремишь в шкафу так, будто в тебя вселился боггарт.

— Она и есть боггарт. Мой, — подсказала мрачная Панси, появившись в спальне лишь затем, чтобы забрать свою сумку и уйти в общую гостиную, пренебрежительно махнув сокурсницам рукой. Дафна на это только довольно усмехнулась.

— Семь утра это не рано, — сказала она, расчесывая копну густых темных волос и разглядывая негромко переговаривающихся у своих кроватей близнецов. — Тем более, сегодня приезжают гости из Шармбатона и Дурмстранга, какой тут сон?.. Погодите, вот перед Хеллоуином мы проснемся еще раньше. Нас как раз пятеро, можем воздать должное традициям и устроить ведьминский шабаш на одну ночь. Пять — одно из колдовских чисел.

Миллисент разочарованно застонала, отвернувшись к зачарованному окну, которое являлось единственным источником света в комнате. Правда, отображало оно реальную дождливую осеннюю погоду на улице, а потому редко выглядывающее из-за облаков солнце ненамного разгоняло утренний сумрак в помещении. Капли дотошно стучали о стекло, так что, не находись они в подземельях, никто бы не поверил, что окно не настоящее, и даже звук — лишь результат чар замка.

— Думаешь, Грюм отпустит нас пораньше, чтобы мы могли встретить гостей с остальными? — спросила Миллисент, обернувшись на Дафну. Та села перед большим овальным зеркалом, нацепив на голову черную островерхую шляпу с широкими полями, входящую в официальную форму. Ее голубые глаза таинственно блеснули из-под темной челки, а губы снова растянулись в усмешке.

«Настоящая ведьма, — подумала Булстроуд с неким внутренним содроганием. — Красивая... ведьма».

— Кто же его знает? — скучающим тоном произнесла Дафна, качнувшись на приземистой табуретке. — Я не решусь сказать что-нибудь о нем наверняка. После того, как он до смерти перепугал нашего золотого мальчика Лонгботтома пыткой пауков непростительным и демонстрировал убивающее перед носом у Гарри. Он псих, помнишь ту историю с мусорными баками?

Она повертела пальцем у виска, многозначительно приподняв брови.

— Тогда просто не пойдем на защиту от темных сил? — тут же с надеждой во взгляде глубоко посаженных зеленых глаз встрепенулась Миллисент. — Петтигрю вот прогулял уже два урока.

— Это потому, что он не видит смысла в самом предмете защиты. Да и Грюма он ненавидит, — отмахнулась Дафна. — Если мы прогуляем втроем... Вчетвером, потому что Нотт один туда точно не сунется без нас... Грюм настучит Дамблдору, и будем мы удобрять Дракучую Иву вместо того, чтобы встречать гостей.

Миллисент с досадой поморщилась, взяв сумку, и вслед за вышедшей из спальни Дафной направилась по коридору в сторону мальчишеских комнат. Близнецы Кэрроу позади них незаметными тенями затерялись где-то на повороте к общей гостиной. Преодолев несколько окон, отображающих все тот же вид заднего двора замка, усеянный облетевшей с деревьев влажной листвой, подруги остановились напротив двери комнаты юношей четвертого курса, откуда доносились приглушенные голоса.

— Verra la morte e avra i tuoi occhi! — вдруг торжественно провозгласил кто-то громко на итальянском, распахнув дверь. На пороге показался Теодор Нотт, встрепанный и еще более некрасивый со сна, чем обычно. Он улыбнулся, что немного смягчило острые черты его лица, и широким жестом руки пригласил девушек войти в спальню, одновременно с этим переведя: — «Смерть придет, у нее будут твои глаза».

— У твоей смерти будут глаза МакГонагалл, если мы не успеем сейчас позавтракать и опоздаем на ее урок, — пригрозила Дафна, шагнув в комнату. Она взглянула на пять не заправленных кроватей, раскиданные повсюду вещи и выпотрошенные чемоданы и наморщила нос, остановив взгляд на Гарри, лежащем на своей постели и листающем вчерашний выпуск «Ежедневного Пророка». — Петтигрю.

Он поднял взгляд на Дафну, и в зеленых глазах за стеклами очков в узкой прямоугольной оправе промелькнул веселый огонек.

— Гринграсс.

— Вижу, остальных вы из спальни благополучно выставили? — усмехнулась она, не заметив ни Драко, ни его дружков. — Как насчет того, чтобы сходить с нами на уроки? — Дафна участливо поинтересовалась: — Еще не забыли, где выход из подземелий?

— К хорошему быстро привыкаешь, — заметил Теодор, зевая и застегивая пуговицы на школьной мантии. — Еще и месяца не прошло, а каждые выходные уже благословение небес.

— Кстати, — заметила Миллисент, когда все они подземными коридорами направились в сторону Большого Зала. — Когда мы ходили в Хогсмид с Дафной в воскресенье, наткнулись на Белл. Интересовалась, где тебя носит.

— Меня? — переспросил Гарри удивленно, хотя очевидно было, что никто другой гриффиндорке понадобиться не мог. — Она что-нибудь сказала?

— Кажется... — Миллисент нахмурилась, припоминая, и, споткнувшись, чуть не упала на лестнице, ведущей на первый наземный этаж — только Дафна вовремя поймала ее за рукав. — Простила заглянуть на третью страницу «Ежедневного пророка».

Гарри полез в сумку, откопав основательно помявшуюся газету, и быстро развернул ее на указанном месте, пробежавшись взглядом по заголовкам.

— Ну, конечно же! — пробормотал он себе под нос. — «Бывшие пожиратели смерти Беллатриса Лестрейндж и Бартемиус Крауч-младший бесследно исчезли после краткого пребывания в Манчестере и убийства зельевара Отто Джонса».

— На тебя что, охота объявлена? — спросила Дафна, заметив, как Петтигрю побледнел. Они вошли в Большой Зал вслед за шумной компанией пуффендуйцев, вертящихся вокруг негласного короля факультета — Седрика Диггори, сев за слизеринский стол неподалеку от членов команды по квиддичу. — Эй, Гарри.

Она накрыла его холодную ладонь своей, заставив вздрогнуть и быстро поднять от стола задумчивый взгляд. Дафну каждый раз передергивало от грустного и серьезного выражения его глаз, которое нередко замечала, стоило Петтигрю лишь на секунду забыться, перестав изображать беспечность с долей язвы и насмешки. Где-то позади пуффендуйцы разразились громким подначивающим свистом, когда Седрик поставил одну ногу на скамью, принявшись жонглировать мелкими апельсинами.

— Ты в этой шляпе выглядишь, как ведьма средневековья, — заметил Гарри, вдруг колко усмехнувшись, из-за чего Дафна отвлеклась, потеряв контакт с тем другим, серьезным Петтигрю. — Ведьма, которая убила сотню девственниц, чтобы магическим путем присвоить себе их молодость и красоту.

— Неудачная попытка перевести тему, наглый льстец! — вскрикнула Дафна, шлепнув его по запястью, но, поняв, что дальнейшие расспросы бесполезны, покачала головой, принявшись накладывать себе в тарелку сухофрукты из ближайшей вазочки. Почувствовав на себе чей-то взгляд, она оглянулась, встретившись глазами с Кэти Белл, но тут же раздраженно отвернулась.

«Прекрати смотреть, — подумала она со злостью. — Что ты о себе возомнила, в конце концов? Хватит».

Когда Гринграсс обернулась в очередной раз, чтобы показать Кэти недвусмысленный жест, та уже разговаривала со своей подругой по квиддичной команде, делая вид, что стола Слизерина для нее не существует.


* * *

— Сегодня будете варить Костерост, — объявил Снейп, входя в кабинет так стремительно и резко, словно как минимум врывался в него незаконным путем. Полы неизменной черной мантии не слишком эффектно хлестнули его по лодыжкам, когда профессор остановился у котла Рона и Невилла, склонив к нему лицо и подозрительно прищурившись. — Лонгботтом, Уизли, ваш котел дырявый. Вы, разумеется, и так подорвете свое варево, но в моих интересах, чтобы это произошло в масштабах только вашей парты. Так что, будьте добры, замените его.

Пока Снейп отвернулся, подходя к столу и отыскивая проверенные бланки с предыдущей контрольной, Гарри и Миллисента не сдержались от ехидных смешков, которые тут же превратились в едва сдерживаемый тихий смех, когда Рон показал неприличный жест спине профессора, а тот вдруг резко обернулся.

— Я знаю одно любопытное заклинание, которое отрывает руки, мистер Уизли, — шепотом произнесла Дафна друзьям, передразнив, насколько позволял тихий голос, интонации профессора.

— Не подскажете ли заклинание, парализующее конечности, мистер Уизли? — тут же, почти не меняя смысла, воспроизвел догадку Дафны Снейп вкрадчивым голосом, буравя взглядом темных глаз растерявшегося смущенного Рона. Гермиона за спиной друга тихо устало застонала, положив лоб на скрещенные на парте руки, скрываясь за ширмой густых каштановых волос. — Вам бы не мешало походить день-другой с застывшей в таком жесте рукой, не так ли?

Профессор метнул недовольный взгляд в сторону преувеличенно серьезных слизеринцев, рявкнув:

— Живо за работу. Ход работы и ингредиенты указаны, — Снейп взмахнул палочкой, и мел заскрипел, крошась, о щербатую поверхность школьной доски, выводя на ней упомянутое каллиграфическим почерком профессора. — Задание на два урока. В конце сдадите результат в пробирках, и если хоть один из вас отвлечется и сделает что-то не так, я лично сломаю вам что-нибудь, чтобы экспериментально протестировать ваш Костерост.

Когда Снейп устроился за учительским столом, а Теодор и Гарри поднесли к их котлам необходимые ингредиенты, свалив их на столе, Дафна вздохнула:

— Сегодня учителя как с цепи сорвались. Снейпу явно не мешает расслабиться.

— Может, споить ему содержимое фляжки Грюма? — предложил Гарри, закатив глаза.

— Ага, — Теодор состроил кислую мину, нарезая корень имбиря неровными кольцами. — Только адской смеси Снейпа и Грюма нам не хватало.

— Я думал, у Грюма там огневиски, — равнодушно пожал плечами Гарри. — Согласись, не тыквенный же сок он пьет, что его так шатает потом.

— Его шатает, Петтигрю, потому что у него одна нога деревянная, — заметила Дафна скептически, разжигая огонь под их с Гарри котлом и помешивая воду, в которую уже добавила положенную дозу сушеных листьев волчьего водосбора. Ощущение чужого взгляда, на которое Дафна всегда остро реагировала, заставило ее поднять от котла взгляд. — Эй.

Она уставилась на кого-то, кто стоял в дверном проеме, и раздраженно поджала губы, не сразу различив в полутьме знакомое лицо. Гарри и Теодор, перехватив ее взгляд, одновременно обернулись, увидев, что возле приоткрытой двери в кабинет маячит Кэти Белл в спортивной мантии и активно машет рукой.

«Мне выйти?» — по губам прочла Дафна слова Гарри, неожиданно оживившегося и забывшего про то, что варит зелье и должен добавить в него нарезанный имбирь. Гринграсс почувствовала, что еще чуть-чуть, и она, не сдержавшись, врежет Петтигрю деревянной лопаткой для помешивания между глаз, чтобы тот перестал таращиться на гриффиндорку и вернулся к занятию.

Кэти кивнула, и прежде, чем Дафна успела возмутиться, Гарри вскинул руку.

— Профессор, мне что-то нехорошо, — он схватил свободной рукой нарезанный имбирь, делая вид, что потирает глаза под стеклами очков. Когда он снова взглянул на нахмурившегося Снейпа, глаза у него нещадно слезились от едкого имбирного сока. — От котла Невилла идет такой дым.

Гарри очень натурально закашлялся, в то время как Рон недоуменно обследовал их с Невиллом котел, но ничего, кроме положенного водяного пара, не обнаружил. Снейп медленно приподнялся из-за стола, облокотившись о него костяшками пальцев и скривился.

— Идите, Петтигрю. Надеюсь, у Гринграсс хватит ее соображения и рук, чтобы справиться с работой в одиночку.

Дафна хотела было схватить Гарри за руку, чтобы не дать ему сбежать, но тот, показав усмехнувшемуся Теодору поднятый вверх большой палец, уже юркнул к выходу и скрылся за дверью, даже не забрав сумку, хотя Гринграсс была уверена, что обратно он не вернется ни на этом, ни на следующем уроках.


* * *

У гобелена с изображением поля сражения второй гоблинской войны они остановились, привалившись к холодной каменной колонне. Гарри впервые обнаружил, что Кэти почти на полголовы его ниже — так близко друг к другу они еще не стояли. Белл легонько встряхнула головой, так что жгут забранных в высокий хвост темных волос качнулся у нее за спиной.

— Это спортивная форма, — заметил Петтигрю, поглядев на мантию гриффиндорских цветов и кожаные перчатки без пальцев на руках Кэти, которые та не знала, куда деть, нервно постукивая пальцами по подоконнику ближайшего высокого витражного окна. — Но в этом году не будет квиддича.

— У них не будет, а мне никто не запретит, — фыркнула Кэти и улыбнулась, немного разрядив обстановку. В карих глазах, несмотря на веселый блеск, проглядывало беспокойство. — Слушай, я не просто так тебя позвала...

— Надо же, а я думал, ты спасала меня от Снейпа, — изобразил искреннее удивление Гарри, за что тут же получил подзатыльник, тихо рассмеявшись.

— Я сейчас серьезно, — Кэти ткнула его пальцем в грудь. — Адриан, — Петтигрю невольно улыбнулся, восхитившись упрямству гриффиндорки, называющей его только так. — Игорь Каркаров — твой бывший директор, и он совсем скоро здесь появится вместе с добровольцами Дурмстранга на участие в турнире. Но ты ведь помнишь, что сказала Беллатриса? «Они — любимчики Каркарова, не трогай их». Это ведь что-то, да значит... Да еще она сбежала, наверняка украв какие-то опасные или запрещенные зелья у того мага, о котором написано в статье. Ты прочел?

Гарри медленно кивнул.

— Но что я могу сделать? — спросил он угрюмо. — Даже если профессор Каркаров как-то связан с организацией Пожирателей смерти, то почему... Почему он не попытался убить меня, когда у него была возможность, раз у него были счеты с моим отцом? Я же три года учился в Дурмстранге, самой опасной школе Европы. Да у нас там переход из одного крыла замка в другой был над пропастью — случайно столкнуть ничего не стоит!

— Я не знаю, — Кэти беспомощно развела руками. — И Питер, и мой папа вряд ли ответят нам на эти вопросы — якобы ради нашей же безопасности.

Гарри заметил это «мы», искоса поглядев на Белл и то, как она в уже знакомом жесте закусила нижнюю губу.

— Ты волнуешься за меня, — насмешливо произнес он, делая мысленную заметку вернуться к этим размышлениям позже. Сейчас не очень хотелось вплетать Белл в собственные проблемы, которые грозно маячили где-то в перспективе приближающегося Турнира Трех Волшебников. А ведь еще и предчувствие навязчивым холодком засело где-то в груди. — Это даже трогательно.

Кэти метнула на него раздраженный взгляд карих глаз. С близкого расстояния Гарри отметил в их яркой радужке золотые прожилки и светлый ободок — что и говорить, когда Белл смотрела прямо на тебя полным эмоций взглядом этих самых глаз, сложно было не смотреть в ответ.

— Естественно, волнуюсь. Ты ведь мой друг, — произнесла она твердо. — Я знаю, что ты лжец, Петтигрю, наглый, самодовольный лжец. Так что, даже если ты за все время нашего знакомства ни разу не сказал мне правды, я все равно знаю тебя больше, чем... Все они.

Она неопределенно махнула рукой в ту сторону, где находился кабинет зельеварения и усмехнулась.

— Петтигрю, почему ты так смотришь на меня?

— Как смотрю? — не понял Гарри, вздернув брови и встав прямо напротив нее, чтобы не отвлекаться на изображенного на гобелене колдуна, который с любопытством наблюдал за происходящим в коридоре.

— Ну... Так, — Кэти рассмеялась. — Я не знаю, это какой-то странный взгляд.

— Как же я тогда тебе отвечу, если не могу видеть себя со стороны и не знаю, о каком взгляде идет речь?.. — недовольно пробурчал Гарри, в противоположность тону хитро усмехнувшись. Неловкая вязкая тишина, прерываемая лишь физически ощутимым вниманием нарисованных на гобелене персонажей, повисла между ними, заставив неотрывно смотреть друг на друга не то с недоумением, не то с молчаливым ожиданием чего-то. Мгновением спустя Гарри показалось, будто Кэти, качнувшись на мысках мягких спортивных ботинок, приподнялась, подавшись навстречу, и даже ощутил на губах ее осторожное теплое дыхание, когда где-то невдалеке хлопнула дверь и раздались торопливые шаги, эхом отдавшиеся в пустом коридоре.

Оба синхронно отступили друг от друга, посмотрев в ту сторону, откуда появилась, придерживая слегка криво сидящую на пышных волосах островерхую шляпу, Дафна Гринграсс. Взгляд ее прозрачно-голубых глаз метнулся сначала к Кэти, затем к Гарри, и, наконец, остановился где-то посередине, выразив полное безразличие происходящему: довольно трудно говорить об эмоциях человека, глядящего мимо тебя.

— Странно, что ты еще не в форме, Белл, нас ведь всех предупреждали, — произнесла она нараспев, но тут же сказала, не дав Кэти и слова вставить: — Там только что прибыли шармбатонцы немного раньше, чем ожидалось, говорят, люди из Дурмстранга появятся ближе к вечеру. Снейп нас всех отпустил с урока с дополнительным домашним заданием, а мне велел найти тебя, Гарри.

На последней фразе она посмотрела на Петтигрю, слегка ему кивнув, и, скосив глаза на Кэти в очередной раз, отвернулась, спешно направляясь обратно.

— Я... Переоденусь пойду, — в голосе Белл зазвенела обида, но она закатила глаза, делая вид, что лишь недовольна наглостью Гринграсс, и развернулась, добавив, уже уходя. — Увидимся.

Гарри, через пару секунд бросившийся вслед за Дафной, с досадой заметил за собой редкое, а оттого еще менее приятное ощущение растерянности.


* * *

— Ну, что там, есть, ради чего идти, пока не прибыл корабль Дурмстранга? — спросил Фред, разглядывая окрестности замка с высоты Астрономической башни и приплясывая на месте в нетерпении от известной только им с Джорджем информации о способе перемещения сынов севера. Где-то внизу серебрилось в последних лучах выглянувшего из-за туч солнца, Черное Озеро, возле которого временно стояла огромная карета прибывшей из Шармбатона делегации. Хагрид гнал целое стадо белоснежных пегасов из упряжки в сторону наскоро установленных в низовье холма стойл, что-то прикрикивая звучным грубым голосом.

Джордж, присев на парапет и зацепившись одной ногой за ближайший тяжеловесный телескоп, чтобы не свалиться, разгладил на коленях карту мародеров, изучая собравшихся в Большом Зале.

— Без понятия, — хмыкнул он. — Куча французских имен и фамилий... Например, неплохое имя — Флер Делакур. По-моему, звучит, а?

— А потом окажется, что у нее глаза... Того, — Фред скосил собственные на кончик носа, от чрезмерного усердия став похожим на невменяемого невротика с дергающимся левым веком. Джордж прыснул, покачав головой, и вновь вернулся к карте.

— А вот еще, кажется, явно итальянские... И греческие... Хотя, я плохо разбираюсь, но точно не французские фамилии. А ты знал, что в Шармбатоне не только французы учатся?

— Это логично, — передразнил Фред тон Перси и поправил на переносице воображаемые очки, вглядываясь в даль. — Молодым людям средиземноморских стран тоже надо где-то учиться.

Джордж, было, что-то ответил, но, обследуя изображенный на карте слизеринский стол, за которым временно разместилась девушка с благозвучным именем Флер, он зацепился взглядом за имя, от которого пульс резко участился. От родителей он слышал немало историй, больше похожих на страшные байки для непослушных детей о далеких временах террора Темного Лорда, и теперь из-за увиденного у Джорджа волосы зашевелились на затылке. Он судорожно разгладил складку на карте, изучая ближайшие имена: «Дафна Гринграсс», «Теодор Нот», «Милисента Булстроуд», две почти слившиеся надписи «Флора Кэрроу» и «Гестия Кэрроу». Сомнений возникнуть не могло, да и сложить воедино несколько деталей было совсем не сложно. Особенно, после непосредственного доказательства прямо перед глазами.

— Эй, ты чего там, порядок? — спросил Фред, опираясь локтями о перила. Он оглянулся на брата через плечо.

— Полный порядок, — Джордж машинально улыбнулся, чуть не скомкав карту, складывая ее обратно в ровный пергаментный квадрат.

Перед глазами словно отпечатались два чернильных слова, занявших все мысли одного из близнецов Уизли:

«Гарри Поттер».

_______________

* — Флора и Гестия Кэрроу — персонажи, существующие только в фильмах (а именно шестом и обеих частях седьмого), которыми автор нагло пользуется исключительно для пополнения численности женской части факультета Слизерин.

Кто не припоминает, вот — http://www.pichome.ru/image/TNB

Глава опубликована: 01.05.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 780 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх