Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лжец (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/Romance/Angst
Размер:
Макси | 510 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
ООС, AU, Смерть персонажа, Underage, Нецензурная лексика
«Живи по другим законам, Гарри. Лишь ты являешься хозяином собственной судьбы. Я лгал всю свою жизнь, лги и ты. Однажды я совершил огромнейшую ошибку, предав твоих родителей, и сейчас я могу искупить свою вину, оградив тебя от опасностей. Если не хочешь быть избранным - это твое право».
QRCode

Просмотров:191 307 +11 за сегодня
Комментариев:780
Рекомендаций:4
Читателей:2825
Опубликован:19.12.2013
Изменен:05.07.2017
От автора:
— Все, что ты делаешь, это… это… я не знаю, как это назвать.
— Двулично? Завуалированно? Неискренне? Коварно? Криводушно? Уклончиво?
— Все сразу. Почему ты никогда не говоришь и не делаешь ничего в открытую?
— Пусть я сдохну, если я знаю. Серьезно, пусть я сдохну.
(с) Стивен Фрай, "Лжец"
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 9. Гарри

— Беспрецедентный случай, — мадам Максим продолжала бурно выражать свое неодобрение, несмотря на то, что все остальные давно оставили попытки спорить или доказывать что-то друг другу без возможности исправить положение. Директриса Шармбатона прошагала в другой конец кабинета, едва не зацепившись при своем немалом росте прической за край люстры. Лишь пара миллиметров спасла ее волосы от немедленного сожжения закрепленными в ней свечами.

— Итак, что мы имеем, Альбус? — спросил устало Бартемиус Крауч, раскачиваясь на своем стуле из стороны в сторону. Из присутствующих он единственный сел, не став мерять шагами помещение — другим на это не хватило должного спокойствия. — Шестеро участников, и один из них несовершеннолетний...

— Это противоречит всем правилам! — взвизгнула Максим, тряхнув рукой с тремя тяжелыми медными браслетами, которые немелодично звякнули. — Произвол! Сейчас же убрать троих из соревнований!

— Кубок связал всех шестерых магическим контрактом, — возразил Альбус Дамблдор задумчиво, облокотившись о край стола. — Если не ошибаюсь, в случае отказа от участия, их ожидает летальный исход?

Барти Крауч, которому предназначался этот вопрос, под испытующими взглядами пяти пар глаз, беспомощно развел руками и выдавил из себя тихое «да».

— Charmante, — буркнула Максим.

— Все же, я не вижу причин для беспокойства, — флегматично отозвался Игорь Каркаров, разглядывая ночной пейзаж за окном.

— Что вы имеете в виду, профессор? — спросил Снейп, изумленно вздернув брови и сложив руки на груди. Он выглядел изможденным, и кожа его в плохом освещении кабинета казалась желтоватой, словно от какой-то болезни.

— Да, Игорь, о чем это вы? — Грюм навалился на свой посох, зажмурив здоровый глаз и уставив волшебный прямо на Каркарова. Тот только пренебрежительно дернул плечом.

— Участников от каждой школы равное количество, — сказал Каркаров, отворачиваясь от окна и оглядывая с ног до головы беспокойно мечущуюся мадам Максим. — Правила, конечно, нарушены. Но, раз имена оказались в Кубке, и так уж случилось... Остается только принять, что участников в два раза больше. По крайней мере, все справедливо.

— Справедливо? — вскинулся Барти, выпучив на него глаза. — Одному из них четырнадцать!

— Да, вы так спокойны, профессор Каркаров, — проговорил Грюм не без доли язвительности в тоне. — Быть может, это вы подстроили аферу с Кубком?

Игорь возмущенно фыркнул, отряхнув манжеты теплой мантии, словно стряхивал с себя обвинения Грюма, после озвучивания которых кто-то смущенно потупился, а кто-то с любопытством скосил взгляд на директора Дрмстранга.

— Неужели вы думаете, что в мою пользу сыграет наличие у соперничающих со мной школ по два участника? — проговорил он спокойно и совершенно не уязвленно. Впрочем, и у Грюма аргументов больше не нашлось, и ему осталось только что-то пробурчать себе под нос, и, нащупав во внутреннем кармане пальто свою фляжку, пригубить ее содержимое. Мадам Максим громко горестно вздохнула.

— И что же нам делать? — вопросила она, сильно картавя и, судя по тому, что Снейп от каждого ее слова выглядел так, будто залпом выпивал стакан чистого лимонного сока, неимоверно раздражая его своим ужасным акцентом. — Мы же не можем достать шесть драконов?!

Драконы, — хмыкнул Грюм. — Та еще головная боль.

— Я так думаю, нам придется пересмотреть все соревнования из тех, что были запланированы, — сказал Барти и похлопал себя по коленям, отряхивая брюки от невидимой пыли. Его карие навыкате глаза не выражали ровным счетом ничего. — У нас просто не получится с тремя турами выявить победителя.

— Но чем больше соревнований, тем больше опасности... — мадам Максим поджала губы, оскорбленная тем, что ее мнение никто не берет в расчет.

— Я предлагаю возродить традиции прежних турниров, — сказал Барти, действительно не обратив на слова Максим никакого внимания. — Надо сделать состязание таким, каким оно было изначально.

На этот раз даже Каркаров посмотрел на Крауча так, будто он предлагал им всем немедленно добровольно броситься в жерло вулкана. Снейп с Дамблдором обеспокоенно переглянулись, нахмурившись, мадам Максим схватилась за сердце, а Грюм с интересом склонился ближе, едва слышно чему-то рассмеявшись.

— Барти, изначальные традиции турнира и его состязания привели к тому, что его пришлось отменить, — напомнил Дамблдор. — Внедрение в соревнования смертельной опасности, которая будет дышать в затылок участникам весь год, вовсе не поможет в нынешней ситуации.

— Мы максимально снизим риск, — отмахнулся Крауч, поднимаясь на ноги. На освобожденный им стул тотчас приземлилась мадам Максим, обмахиваясь огромным невесть откуда взявшимся атласом звездного неба и всеми силами показывая, как дурно ей стало от слов Барти. — Шестеро участников предполагают больше туров и больше сложности при прохождении. Нам нужно определить сильнейшего, умнейшего и достойнейшего мага не из трех, а из шести. Он должен быть не только искусен в магии, но и ловок, сообразителен...

— Как вы собираетесь провернуть свои задумки относительно турнира, не убив при этом всех шестерых на первом же этапе? — проворчал Грюм, неодобрительно сдвигая кустистые брови на переносице. Волшебный глаз крутанулся куда-то в сторону затылка, показав белок ненастоящего зрительного органа. — Вы их видели? Да они же всего лишь хлипкие, едва ли годные на что-то, кроме сдачи итоговых экзаменов, подростки.

— Это вы мне скажите, профессор, — произнес Барти с насмешкой, сделав особое ударение на слове «профессор». — Вы бывший аврор, вы преподаватель защиты от темных сил. Скажем, вы могли бы обеспечить им минимальную подготовку. Конечно, не основываясь на информации об испытаниях. Просто подготовка, которая гарантирует ребятам почти одинаковый старт. А дальше дело останется лишь за выявлением достойнейшего.

На лице Грюма не дрогнул ни одни мускул, только четче обозначился уродливый белый шрам на левой щеке. Аластор обернулся на Дамблдора, все еще грузно опираясь на свой посох, словно спрашивая его мнения относительно этого вопроса. Альбус в свою очередь добродушно улыбнулся, как всегда скрыв за этим простым жестом свои истинные мысли, и, не обратив внимания на предупреждающее шипение мадам Максим и покачивание головой Снейпа, ответил:

— Мне кажется, в этом есть здравое зерно.

— Отлично, — Барти улыбнулся немного вымученно, потому что директора Дурмстранга и Шармбатона смотрели на него открыто враждебно. — В таком случае, я буду здесь на следующей неделе с обновленным расписанием турнира. А вы, профессор Грюм, можете начать с участниками их подготовку.

С этими словами Крауч отвесил всем неловкий полупоклон, коснувшись двумя пальцами своей черной шляпы, и попятился спиной к выходу из кабинета. Когда он нащупал и повернул дверную ручку, скрывшись в коридоре, мадам Максим в сердцах пробормотала что-то явно оскорбительного характера по-французски, а Дамблдор, единственный из присутствующих понявший смысл озвученной фразы, смущенно кашлянул в кулак.


* * *

Гарри не просто испытывал страх. Он пребывал в состоянии, близком к настоящей панике, чувствуя себя заводным часовым механизмом, который в назначенный момент должен взорваться, разлетевшись на составные шестеренки и пружинки. Каждая новая его попытка взять себя в руки оборачивалась очередными домыслами по поводу того, кто же все-таки бросил в Кубок его имя и имена еще двух лишних людей? И что же за испытания ждут их, раз теперь Грюм назначил им шестерым дополнительные уроки три раза в неделю?

Единственное, что хоть как-то успокаивало его — ставки, большая часть которых принесла ему и близнецам немалый доход и в очередной раз подтвердила интуицию.

Сейчас, сидя на стуле в пустующем кабинете трансфигурации в ожидании Грюма, Гарри поднял взгляд от скрещенных рук, еще раз взглянув на своих соперников. Все они уже переоделись по просьбе профессора в более-менее спортивную одежду.

В дальнем углу устроился хмурый Седрик Диггори, уткнувшийся в учебник по травологии и делающий вид, что никого, кроме него, Флер и Виктора — официальных участников, чьи имена вылетели из кубка первыми, в комнате нет. Впрочем, учебник он держал открытым на титульной странице уже двадцать с лишним минут, а взгляд светло-карих глаз и вовсе был устремлен куда-то мимо книги.

Рядом с Диггори сидела, сложив руки на коленях, Флер Делакур, невозмутимая и как всегда очаровательная, умудряющаяся даже в помятой блузке, со слегка встрепанными волосами и закушенной от волнения губой выглядеть прекрасно. Ставившие на нее уверяли, что она довольно способная для своих лет колдунья.

Особняком ото всех держался Виктор Крам со свежим номером «Ежедневного Пророка», которым, подобно Седрику, он скрывался от чужих взглядов. Вчера он долго допытывался у Гарри, как позже это делали друзья, действительно ли не он бросил каким-то образом свое имя в Кубок Огня. Однако, услышав в ответ многократно повторенное «нет», взвинченный до предела Крам решил, что Петтигрю обманывает его, пытаясь что-то скрывать, пообещал напоследок, что Питер будет в бешенстве, когда узнает, и демонстративно удалился с друзьями к кораблю Дурмстранга. И с тех пор на все попытки Гарри заговорить и как-то оправдаться старший друг только кидал в его сторону злобные взгляды и молча проходил мимо.

Рядом с ним, как с участником от одной школы, пристроился Астматик. Имени Ало Тронсхейма, вечно натужно сухо кашляющего паренька с невыразительной бледной внешностью, никто за ненадобностью не запомнил. Из «лишних» участников по всеобщему мнению он был самым неперспективным, хотя благодаря ставкам Фреда Гарри неплохо на нем заработал.

И последними, почему-то друг с другом, сидели Петтигрю и Елена Лукас, миниатюрная гречанка с большими голубыми глазами и волосами лишь чуть темнее волос Флер. Когда все устроились в кабинете по разным углам, она склонилась к Гарри и спросила:

— Тебе ведь нет семнадцати, верно? Поэтому они все вчера так возмутились твоему участию?

У Елены оказался очень тихий вкрадчивый голос с едва заметным южным акцентом. А глаза, как выяснилось, когда она посмотрела прямо на Петтигрю, слегка косили, что можно было обнаружить, впрочем, лишь при ближайшем рассмотрении.

— Ага, — Гарри кинул хмурый взгляд на окно, за которым собирались грозовые тучи, и краски осеннего неба начинали тускнеть в преддверии дождя. Где-то вдалеке Дракучая Ива слегка покачивалась на ветру, выглядя совсем как обычное дерево с наполовину опавшей сухой листвой. — Я вроде как единственный несовершеннолетний из нас.

Елена улыбнулась одними уголками тонких губ.

— Вовсе нет, — сказала она, предварительно обернувшись и убедившись в том, что ее слова скрывает громкий кашель Астматика и заведенный Седриком и Флер непринужденный разговор. — Мне пятнадцать.

— Но... — Гарри недоуменно уставился на улыбающуюся Елену. — Но из Дурмстранга и Шармбатона прибывают только те, кому семнадцать... К тому же, как ты кинула свое имя в Кубок?

— А я и не кидала, — лаконично ответила Лукас и тотчас нахмурилась. — Я, так же как и ты, понятия не имею, как так вышло. Изначально я прибыла с делегацией, потому что я на шестом курсе, и всего лишь... Немного соврала, сказав мадам Максим, что уже совершеннолетняя. Директриса не знает каждого в школе, и она просто позволила мне ехать, а уже здесь я снова солгала ей, сказав, что бросила свое имя в Кубок. Я рассчитывала на то, чтобы какое-то время избежать занятий в школе, а потом я просто бы вернулась обратно с остальными.

Гарри невольно усмехнулся, оценив ее мелкую ложь ради развлечения и прогула уроков, но тут же мысли о подстроенном участии лишних трех человек заставили его на какое-то время замкнуться в самом себе, не обращая внимания на дальнейшие слова Елены, продолжавшей что-то рассказывать. Если кто-то преднамеренно заколдовал артефакт, то откуда в нем взялась бумажка с именем Елены, если она даже не собиралась участвовать?.. Разве что тот список для ставок, который Гарри потерял и вынужден был восстанавливать по памяти. В том списке Лукас была, причем на верхних строчках, как наиболее вероятная претендентка. Кто-то мог найти оброненный им листок и воспользоваться данными. Гарри стал припоминать, какие уроки и с какими факультетами были в тот день, когда он потерял список: уход за магическими существами, когда он забрал у Фреда таблицу, и после только Защита от темных сил с Когтевраном. Но Гарри сильно сомневался, что четверокурсники, пусть и такого факультета, как Когтевран, смогли бы сотворить столь мощное заклятие «конфундус», которое сбило бы артефакт с толку, заставив поверить, что школ-участниц гораздо больше, чем должно было быть.

— Гарри, — на его плечо внезапно легла прохладная ладонь, вырывая из плена размышлений. Сколько Гарри знал Гринграсс, руки у нее всегда были холодными. Обернувшись, он увидел, что подруга, воровато оглянувшись по сторонам и поправив ремень школьной сумки, склонилась к его уху, защекотав темными волосами шею. — Остерегайся Грюма.

— Что? — переспросил Гарри, схватив ее за запястье и не дав убежать, что она порывалась сделать, испуганно дернувшись в сторону при малейшем скрипе стула Флер. — Дафна, с чего это?

Гринграсс раздраженно сверкнула синими глазами.

— Петтигрю, здесь назначена встреча участников Турнира, я не имею права здесь находиться.

Елена вежливо отодвинулась подальше, закинув ногу на ногу и отвернувшись, видимо, чтобы дать им поговорить вне досягаемости чужих ушей.

— Дафна, — настойчивее повторил Гарри, заглядывая ей в глаза. — Ты что-то узнала?

— Да, — шепнула Гринграсс, закусив пухлую нижнюю губу. — Сегодня тебя не было на уроке по защите от темных искусств, а я заметила, что на столе Грюма лежит знакомый блокнотный листок. Когда я подошла сдать профессору домашнее задание, я узнала в нем твою таблицу для ставок.

Гарри почувствовал, как вдоль позвоночника прошелся ощутимый холодок мрачного предчувствия.

— Видимо, он заметил мой взгляд, — продолжила Дафна, присев рядом. — Потому что в следующий раз, когда я подошла, чтобы спросить про самостоятельную работу, он уже убрал ее... Это явно не спроста, ведь Астматик и Елена были на лидирующих позициях в таблице. А теперь они лишние участники. Как, впрочем, и ты...

— Да, — горячо сказал Гарри, снова схватив ее за руку. Глаза у него сверкнули. — А еще только что Елена сказала мне, что ей тоже нет семнадцати.

— Как это?.. — Дафна округлила глаза, но, стоило Гарри открыть рот, чтобы объяснить, как дверь распахнулась, и на пороге показался профессор Грюм, глухо стучащий о пол деревянной ногой и сильно хромающий при ходьбе. Он отхлебнул из фляжки, которую так и держал в руке и наставил волшебный глаз на Дафну, резко побледневшую и вскочившую на ноги. Грюм тут же сощурил здоровый глаз, а волшебный плавно перекатился по нижнему веку, пронзив взглядом Гарри, принявшего самый невинный вид. Обманывать при помощи внешних проявлений не составляло для него особого труда.

— Что вы здесь делаете, мисс Гринграсс? — хрипло спросил Грюм, подойдя ближе.

— Я... Я не... — Дафна растерянно обернулась к Гарри, который тоже встал, подошел к ней, во внезапном порыве притянув к себе за талию и поцеловал в холодную щеку. Гринграсс от удивления забыла выдохнуть.

— Она уже уходит. Неужели, моей девушке нельзя со мной видеться? — уточнил Гарри с довольной ухмылкой. Судя по громкому стуку сердца Дафны, который Гарри чувствовал, прижимая девушку к себе, та была не слишком-то рада новой отмазке, но Петтигрю срочно требовалось что-то, что заставило бы профессора забыть на время свои подозрения. Грюм растерялся, не найдя, что сказать, а из-за его спины вдруг высунулись низенький мужчина с огромным колдографом наперевес и женщина в ярко-зеленом костюме, выкрашенные красным губы которой сами собой сложились в удивленное «о».

— Действительно, Аластор, это не запрещено. Ох, вы только посмотрите-ка, а ведь у самого юного участника уже есть своя группа поддержки, — хихикнула колдунья, просеменив на высоких каблуках к удивленно вздернувшей брови Дафне и схватив ее под локоть. Участники Турнира отвлеклись от своих дел и подошли к Грюму, который тут же взял себя в руки и сказал:

— Мисс Скитер, у участников сейчас будет тренировка. У нас нет времени на ваши интервью.

— Этой юной леди будет достаточно для сегодняшнего моего интервью, тренируйтесь столько, сколько надо, — заявила Рита, имя которой Гарри припомнил по уничижительной статье о Питере в «Ежедневном пророке», которая вышла сразу по их возвращению в Англию. При мысли о том, что Скитер будет допрашивать Дафну а потом переврет все ее слова, его передернуло:

— Стойте, вы не можете просто так...

— Успокойтесь, молодой человек, — отрезала Рита категорично, подав команду фотографу выходить в коридор. Гринграсс кинула на него через плечо вполовину раздраженный, вполовину недоуменный взгляд. — Не съем же я вашу девушку.

Я не его... — попыталась сопротивляться Дафна, но Рита уже вывела ее в коридор, громко перебив своим заливистым жизнерадостным смехом, который эхом отозвался в стенах кабинета.

Повисла неловкая тишина, прерываемая лишь мерным щелканьем больших наручных часов Седрика, часовая стрелка которых медленно ползла к отметке трех.

— Ну, что же, — Грюм повернулся к участникам. Седрика и Флер, похоже, эпизод с Ритой немало позабавил, все же остальные, включая Гарри, неодобрительно хмурились. — Мы идем тренироваться на поле для квиддича... Не обращайте на Риту внимания. Позже она будет брать интервью у каждого из вас, постарайтесь говорить не много, она и так нагородит на месте одного вашего слова десять от себя.

С этими словами он развернулся, направившись к выходу из замка. Участникам пришлось медленно плестись за ним, несмотря на то даже, что при наличии лишь одной настоящей ноги, передвигался Грюм достаточно быстро. Когда компания вышла на задний двор, направившись коротким путем к полю, зарядил мелкий дождь и порывы ветра стали гораздо резче, из-за чего дождевые капли хлестали по открытым участкам кожи.

— И мы будем заниматься в такую погоду? — капризно спросила Флер, обняв себя руками. — Почему бы сразу не искупаться в озере?

Вместо ответа Грюм метнул на нее свирепый взгляд, который вкупе со шрамами придавал его облику демонические черты, и вдруг сказал:

— Два круга по полю, бегом марш.

— Что? — Делакур удивленно уставилась на огромное квиддичное поле, дальние трибуны которого оттуда, где они стояли, было даже не разглядеть в деталях. — Но...

Я сказал бегом, мисс Делакур! — рявкнул Грюм, и Флер, проглотив обиду, потрусила вдоль поля, так что только засверкали подошвы ее мягких мокасин.

Грюм обернулся к остальным участникам, с ужасом глядящим вслед удаляющейся Флер. Только Виктор, привыкший на тренировках перед матчами к физическим нагрузкам, безучастно смотрел в другую сторону.

— А вы чего стоите? — Грюм громко хлопнул в ладоши. — Чтобы она не чувствовала себя притесненной, вы тоже бегите штрафные два круга.

— Бле-е-еск, — буркнул Седрик, и они все тронулись с места, устремившись прямо навстречу холодному ветру, который свистел в ушах, трепал волосы и забирался под майки, покрывая кожу мелкими мурашками. И уже на половине первого круга Астматик, конечно, начал сдавать. Сначала он стал кашлять, натужно хрипя, потом, когда все прибавили ходу, чтобы сравняться с Флер, он стал харкать кровью, запачкав белую майку и хватаясь за горло.

— Ему плохо, — сказала обеспокоенно Елена, которая на поверку оказалась вовсе не той равнодушной к окружающим девицей, какой Питтегрю себе ее представлял. — Гарри, давай сюда.

Она подбежала к Астматику, подхватив его под один локоть и помогая бежать дальше.

— Эээ... — Гарри бросил на задыхающегося от собственной крови дурмстранговца страдальческий взгляд, но, заметив свирепый блеск в голубых глазах Елены, поспешил подхватить его с другой стороны. Астматик тут же крепко вцепился в его майку, заляпав ее темной кровью. — Мерлин. Ну, ладно.

Они заметно отстали от основной компании: Виктор был уже слишком далеко и собирался заходить на второй круг, а Флер и Седрик, несмотря на то, что явно слышали хрипы Астматика, даже не обернулись. Елена, глядя им в спину, шипела на греческом то, что явно не решилась бы озвучить на английском.

— Профессор! — когда они поравнялись с Грюмом, продолжающим распивать содержимое своей фляжки, Елена махнула свободной рукой, красной от чужой крови. — Профессор, Ало плохо.

Гарри удивился тому, что Лукас запомнила его имя, но еще больше удивился, когда Грюм равнодушно взглянув на них, ответил:

— Вы не пробежали еще одного круга.

Да он не может бежать, — огрызнулся Гарри. — Он сейчас выблюет свои кишки прямо вам под ноги — тоже будет все равно?

Грюм взглянул на него поверх фляжки, откинув мокрые желтовато-коричневые жидкие пряди ото лба, и неожиданно хрипло рассмеялся. Он достал из кармана волшебную палочку и направил на Астматика, произнеся сначала заклинание прочистки дыхательных путей, а затем невербальное очищающее, от которого кровь на их одежде исчезла.

— Ладно, Петтигрю. За свою дерзость ты и Лукас пробежите еще один дополнительный круг, а Тронсхейм может остаться и отдышаться.

Астматик виновато взглянул на своих спасителей янтарного цвета глазами, опустившись прямо на землю и продолжая тяжело дышать.

— Отлично, — выплюнул Гарри, попытавшись выдохнуть ровно для успокоения и не ляпнуть лишнего. А ведь так хотелось поддеть его из-за таблицы ставок: если бы можно было уловить испуг на его лице, появился бы прекрасный повод для шантажа. Но вместо этого Петтигрю только покачал головой, ободряюще улыбнулся смущенному Астматику и сорвался с места вслед за Еленой, которая уже бежала дальше.

— Спасибо, — сказала Лукас, когда Седрик, Флер и Виктор остановились, удивленно глядя на то, как они с Гарри побежали еще один штрафной круг. — Твое сочувствие похвально. Ты мог бы извиниться и не бежать дополнительный круг, пробежав всего лишь еще один вместе с Ало, но не стал. Я редко встречаю таких людей.

— Я не добрый и не сочувствующий, к сожалению, — усмехнулся Гарри, еле передвигая ногами от усталости. Причем что-то подсказывало ему, что на одной пробежке Грюм не остановится. — Я эгоист, Елена.

— Эгоист пробежал бы мимо, не оглянувшись на мою просьбу, и не стал бы поддерживать харкающего кровью парня, — заметила Лукас, прибавляя скорости и заставляя ноги Гарри, пытающегося не отставать, почти что гореть.

— Может, я выделывался перед тобой? — фыркнул Петтигрю, тяжело дыша. К счастью для обоих, теперь ветер дул в направлении их бега и не так сильно свистел в ушах.

— Если бы выделывался, всего лишь смущенно промолчал бы в ответ на мое замечание, — Елена тоже усмехнулась, став постепенно останавливаться, когда увидела, что Грюм ведет участников к трибунам. — Я думаю, для того, чтобы обойти их всех, нам надо объединить усилия... Я имею в виду, нам, «лишним». Мне, тебе, Ало.

— Ты тоже заметила, что Флер и Седрик смотрят на нас, как на незваных гостей на их празднике? — хмыкнул Гарри.

— И Виктор тоже, — отрезала Елена прохладно. — Я видела, что вы говорили вчера, и, быть может, вы друзья. Но, поверь, он никак не рассчитывал на то, что четырнадцатилетний парнишка влезет в его планы и будет бороться в турнире против него.

Гарри задумался.

— Быть может, ты права, — протянул он. — Если ты не собираешься прибить его и спрятать труп в Запретном Лесу темной ночью, я даже согласен попытаться их обойти. А после, будем сражаться втроем?

— И победит сильнейший, — Елена лучезарно улыбнулась, кивнув, и подмигнула ему. — Но лично мне будет не так обидно, если победу одержит Ало или ты, чем эти трое.

Они поравнялись с остальными как раз тогда, когда раздался громкий раскат грома вслед за мелькнувшей на горизонте яркой вспышкой молнии, и Грюм обернулся, ухмыльнувшись.

— А теперь я расставлю вас по парам, и научу паре приемов борьбы без палочки. Потому что, — он ткнул пальцем в скептически изогнувшую бровь Флер. — если во время соревнований вам придется сражаться против тролля, и он вдруг выбьет из ваших рук палочку, так вы сможете хотя бы больно ударить его по большому пальцу ноги, а не начать готовиться к смерти от того, что он расплющит руками вашу голову.

— Если он думает, что это страшно, то он не видел нашего учителя по уходу за магическими существами и его соплохвостов, — хмыкнул Гарри, и Елена с Астматиком, наблюдавшие на прошлой неделе один из таких уроков, тихо прыснули.

— Петтигрю, — Грюм в предвкушении потер руки, услышав их смешки. — Давай, остряк. Хочу посмотреть, сможешь ли ты побить Седрика.


* * *

Когда Гарри возвращался в гостиную Слизерина, прижимая к ноющему от тупой боли виску выданный мадам Помфри пакетик со льдом, он почувствовал, что еще пара таких тренировок, и он точно не сможет сосредоточиться ни на одном вопросе из тех, что роились вокруг него в свете последних событий. После лечебного зелья мышцы перестали болеть, и синяк под глазом, ловко поставленный Седриком, который в качестве компенсации получил болезненный удар в пах, уже сошел. Но в теле чувствовалась та легкость и томительная усталость, какая и должна ощущаться после двух часов непрерывных физических нагрузок обеспеченных буквально на пустом месте. Это Виктору не привыкать к пробежкам, может, даже подобным боям, но все остальные участники, а в особенности Астматик, чувствовали себя так, будто их закопали заживо, и все два часа они старательно выкапывали себя из земли, разрывая ее голыми руками. Флер и Елена, чуть не падая, грязные и измученные устроенной благодаря Грюму дракой, направились к карете Шармбатона. Виктор и Астматик ушли к кораблю, а Седрик и Гарри разминулись уже в замке, направившись каждый в свою гостиную.

Гарри петлял по уже знакомым подземельным коридорам, мечтая только о том, когда попадет в душ и снимет грязные джинсы — в отличие от девушек он практически не испачкался.

— Грюм заставил вас бить друг друга? — из ближайшего поворота навстречу ему вышла Дафна со сложенными на груди руками. На ней уже не было школьной мантии, только юбка и белая блузка, заправленная под ремень, перехватывавший ее тонкую талию. Волосы девушка забрала в высокий хвост и Гарри поймал себя на том, что уставился на ее открытую шею, и взгляд неизбежно смещается ниже.

— Что? А, да, — спохватился он, отбросив уже ненужный пакет с подтаявшим льдом. Они стояли друг напротив друга под одним из высоко закрепленных в стене факелов и глядели теперь уже друг другу в глаза. Небольшая лужица света, которую давал огонь, разлилась на пару метров, и дальше коридор снова погружался во тьму. — Ладно, Дафна, прости, наверное. Мне не следовало называть тебя своей девушкой при Скитер... Знал бы я еще, что она стоит прямо за дверью. Она замучила тебя вопросами?

— Я думаю, вне зависимости от того, что я сказала, она напишет завтра невероятную историю о том, как ты любишь свою девушку, и как я хочу, чтобы ты победил.

— И ты хочешь, чтобы я победил? — спросил Гарри, пытаясь игнорировать участившееся сердцебиение, когда Дафна с легкой хитроватой улыбкой шагнула вперед.

— Разумеется.

— И что ты там ей ответила?

— Что я твоя девушка, — Дафна закусила губу, сдерживая смех.

— А...

— Господи, Гарри, я же сказала, что она все равно так и напишет, скажи я даже, что ты придурок и я в жизни бы не подумала о том, что с таким как ты можно встречаться, — закатила глаза Дафна, подошла еще ближе — они были не одного роста, Гринграсс все же была ниже, и когда она прижалась к Гарри, скользнув руками по его напряженной спине, то уткнулась носом ему в подбородок. — Только я ведь такого никогда бы не сказала.

Ее дыхание на контрасте с холодными ладонями, которыми она забралась под майку Гарри, казалось опаляюще горячим. Петтигрю, сам того не осознавая, наклонился, приподняв ее голову за подбородок, и мягко поцеловал, стоило девушке в предвкушении закрыть глаза. Он слегка прикусил ее нижнюю губу, проникая языком в рот, все еще не в силах поверить, что это действительно он прижимает Гринграсс к себе, едва ли контролируя себя, и одну руку положил на талию Дафны, другую запустив в ее темные мягкие волосы. Губы у нее были сухими и горячими, они жадно и послушно приоткрывались навстречу. Гринграсс обвила его шею руками, толкнув Гарри к стене, и оторвалась на миг, чтобы судорожно вдохнуть.

— Я... Я никогда раньше не целовалась, — Петтигрю видел, что сказала она это только из-за неожиданности, темные зрачки почти скрыли собой голубую радужку — адреналин плескался в ее крови, да и сам он едва ли мог сказать что-нибудь адекватное, если его бы спросили. Сердце стучало почти у самого горла.

— Отлично, — только и выдавил он, меняясь с ней местами: Дафна почти больно ударилась о стену, когда он прижал ее к холодной каменной кладке, тихо зашипев; снова приникла к его губам, целуя медленно, страстно, слишком опытно для первого поцелуя, слишком интуитивно верно, слишком хорошо, чтобы Гарри мог сообразить о чем-то, просто целуя ее в ответ. Холодная ладонь Гринграсс под его майкой переместилась выше, задирая ее, обогнула лопатку, заставляя поежиться от нового контраста — холод ладоней и жар губ, стук сердца, который он чувствовал, прижимаясь сильнее.

— Черт, — Дафна вдруг отстранилась, прижав палец к его губам. В ее голубых глазах плясали смешинки, от которых Гарри не мог отвести взгляда. — Слышишь? Сюда идут первокурсники с урока травологии.

— Вот черт, — Гарри нервно рассмеялся, они пару секунд смотрели друг другу в глаза, и только когда шаги и голоса раздались совсем близко, Дафна схватила его за руку, уводя соседним коридором в сторону.

— Там пустой кабинет. Да?

И Гарри, опьяненный поцелуем, переплел свои пальцы с ее, ровняя шаг. Когда они оказались на первом же повороте, он позволил себе забыть обо всем, выдохнув:

— Да.

Глава опубликована: 11.05.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 780 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх