Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Лунные лилии (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
AU
Размер:
Миди | 142 Кб
Статус:
Закончен
Ароматом лилий южных
Влажная земля полна -
Сон меня в объятьях кружит
И целует в лоб луна.
На костре сгораю снова,
Прикасаясь к волосам -
Ты рисуешь электроны
И летаешь по ночам.
Плачет бледно-серой краской
Кисть на старое окно.
Ты выдумываешь сказки -
Мне в них верить не дано.
Я боюсь тебе присниться:
Ничего не говори.
Птицы, мы с тобою - птицы,
Десять крыльев на троих.
QRCode

Просмотров:28 771 +0 за сегодня
Комментариев:249
Рекомендаций:8
Читателей:400
Опубликован:03.02.2014
Изменен:08.04.2014
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От автора:
НЕМАГИЧЕСКОЕ АУ. Пишу такое впервые, так что "простите автору его ошибки" (с).

Возрасты героев не соответствуют канону: Северусу примерно 35-36, Луне 18, Лили около 21.

Лунный коллаж http://www.pichome.ru/DOt
Благодарность:
Anaquilibria - за помощь с химией.

http://www.youtube.com/watch?v=mBanrB3PL9I&feature=youtu.be - видео к фику от мисс Элис!

Лунные лилии

Немагическая AU про Северуса и Луну

Фанфики в серии: авторские, макси+миди, все законченные Общий размер: 911 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

12

— Ты же понимаешь, что если я оставлю тебя, мне голову снесут, — оправдывается мистер Муди, не поднимая ладони с еще не подписанного мной заявления.

Я застывшим взглядом смотрю сквозь него. Все аргументы проходят мимо — да, избил студента, да, неадекватен и социально опасен, да... И Муди, и я понимаем, что дело мое шито белыми нитками, но попробуй объяснить это журналистам и ломящимся с утра в двери мамочкам! За мимолетное удовольствие разбить наглую морду Поттера приходится платить самым дорогим...

— Я подпишу, — голос звучит сорванно, будто я кричал всю ночь.

Чувствую себя потерявшимся щенком — куда теперь? Ко мне, даже как к репетитору, не пойдет никто — "избил ребенка", "да сажать таких надо", "оборотень с пробирками"... Как меня только не называли мамаши, столпившиеся у дверей, пока я пробирался внутрь, стиснув зубы и работая локтями. Поттер с заклеенным специальным пластырем носом и с зашитой щекой был там же: его наглые глаза просто-таки светились счастьем. Ведь своей подставой с Лили он того и добирался — опозорить меня, да так, чтобы я сам, добровольно, отказался преподавать.

— Северус, мне жаль с тобой расставаться. Ты хороший преподаватель, но понимаешь, совет попечителей оберет институт до нитки...

— Я все понимаю, мистер Муди, — спокойно и несколько бесцветно говорю я.

— Я мог бы помочь тебе найти новую работу, — не унимается тот. — Где-нибудь под Лондоном... Сам понимаешь, Поттеры бессовестно богаты, я просто не смогу закрыть глаза...

Резким движением, едва не порвав, дергаю заявление к себе, ставлю, наконец, размашистую завитушку внизу и выхожу, забыв на жестком стуле уже не нужный халат.

Люциус ждет меня в машине — на этот раз друг сам сел за руль, не доверяя вышколенному водителю: все же лишние уши. Он предлагает мне сигарету — я отказываюсь с трудом. Не хватало мне впасть в зависимость от никотина.

— Уволил все-таки?

— Я сам ушел, — немного резко отзываюсь я. — Сопляк провоцировал меня специально... Я идиот, я же видел камеры!

— Надо было его еще в туалете по стенке размазать, — "сочувствует" Люциус с непередаваемым выражением лица.

— Нет, не надо , — подумав, вздыхаю я. — Тогда я был бы зверски убит мистером Филчем за грязный кафель.


* * *

Едва войдя домой, я понимаю, что что-то не так — замираю на пороге, пытаясь поймать ускользающую мысль, предчувствие чего-то нехорошего, неправильного... На первый взгляд все вокруг как всегда, но все же что-то неуловимо изменилось...

Луна!Где Луна? Она же всегда встречала меня, каким-то шестым чувством угадывая мой приход. Она ласково улыбалась, принимая из моих рук пальто, и стеснительно краснела, когда ее пальцы нечаянно скользили по моим рукам...

Ушла. Она от меня ушла.

Я даже не закрываю за собой дверь, стоя в проеме беспомощно и жалко. Не думал, что так среагирую. Я привязался к ней, я... Черт, я ощущаю себя ребенком, которому только что сообщили, что Санты не существует. Обманутым ребенком, не понимающим, как жить дальше. И вроде ничего не изменилось, и мир не рухнул, только почему-то замираешь на месте, не в состоянии пошевелиться...

— Северус! — с лестницы скатывается Лили, повеселевшая и солнечно-рыжая.

Я почти с ненавистью смотрю на нее. Знал же, что не стоит оставлять их вместе! Тихая, мирная Луна не смогла противостоять яду Лили — а как та прикидывалась хорошей, раскаявшейся, рыжая ведьма! Не выдержала девочка мою бывшую, сбежала, и правильно сделала — это не дом, а психбольница.

— Где Луна? — очень тихо и невероятно грозно спрашиваю я, пытаясь не раздавить ручку двери, стиснутую в ладони. — Что ты ей такого наговорила, что бедная девочка сбежала?

— Твоя бедная девочка наверху, — фыркает Лили, заметно расслабившись, — тебя ждет. Пойдем быстрее, у нас для тебя сюрприз.

Ох, не люблю я сюрпризы, да и тон Лили ничего хорошего не предвещает, однако я покорно поднимаюсь наверх, открываю дверь..

Мне навстречу с крутящегося стула поднимается незнакомая девушка. Я давлюсь вопросом, который так и не успеваю задать, узнавая Луну. Узнавая и не узнавая: длинные светлые волосы распущены и тщательно причесаны, буквально уложены волосок к волоску, отчего кажется, что они светятся. Локоны у Луны такие длинные, что спускаются почти до бедер. Вместо нежно любимых Луной вышитых сарафанов сейчас на ней дерзкое, очень откровенное платье, едва прикрывающее грудь и бедра, облегающее, как вторая кожа. Я узнаю безвкусный наряд — любимое платье Лили. На стройных ножках Луны красуются уродливые босоножки, состоящие из гвоздя-каблука и нескольких ремешков. Я медленно поднимаюсь взглядом обратно к лицу — вижу, как Луна густо краснеет под слоем пудры и замечаю, как она пытается незаметно проверить, все ли нужное прикрывает подол.

— Красота! — озвучивает свое мнение Лили. — Сейчас еще лохмы подровняем, и хоть на обложку!

С этими словами Лили хватается за ножницы.

— Если хоть один локон упадет с ее головы, я побрею тебя налысо! — предупреждаю я, пытаясь не сорваться.

Хочется кинуться к постели, сорвать с нее плед и завернуть в него Луну, и не смотреть — не обжигать глаза.

— Да ладно, длинные волосы сейчас не в моде, — пожимает плечами Лили.

— Я предупредил — побрею налысо. Положи ножницы.

— Северус...

— Я сказал — положи!

На письменном столе угрожающе звякает бокал с карандашами. Лили опускает туда ножницы и протестующе складывает руки на груди:

— Неблагодарный, мы так старались...

— Луна, солнышко, — невероятно терпеливо говорю я, — переоденься в свое, умоляю. И умойся, пожалуйста, а мы с Лили пока поговорим немного.

Луна робко кивает и скрывается в ванной. Подождав, пока зашумит вода, я хватаю Лили за руку:

— Ты совсем с катушек съехала? Что за спектакль? Во что ты ее нарядила?

— В модную, современную одежду, — фыркает Лили. — Отпусти, мне больно, между прочим.

— Да я тебя прибью сейчас! Кто тебе разрешал?

— Мать-природа, когда создавала ее, — вырывается Лили. — Ты глаза-то раскрой, вроде со зрением порядок пока. Она выглядит, как деревня.

— Это ты тут деревня! Со своими блестками и каблуками! А Луна — приличная, скромная девочка, и мне нравятся — слышишь? — ее сарафаны и стоптанные шлепки! Не смей превращать Луну в себя!!!

— Вот оно что! — вдруг ядовито улыбается Лили. — Северус, ты реши сначала, кто тебе нужен — женщина или дочь.

От неожиданности я довольно мирно интересуюсь:

— С какой стати "дочь"?

— А с такой! Ты относишься к ней, как к малышке глупенькой, а Лавгуд, между прочим, уже скоро девятнадцать и она любит тебя явно не как маленькая девочка. У вас было уже?

— А тебе не кажется, что ты не имеешь права задавать подобные вопросы? — возмущаюсь я, некстати вспомнив, как доверчиво Луна заснула у меня на плече после того, как мы час или около того целовались.

— Не было, значит, — Лили закидывает ногу на ногу. — Да не бесись, я же знаю, ты с женщины будешь пылинки сдувать и в зубах, как котенка, носить, пока тебя перед фактом не поставят и в постель не затащат. Так и будете плясать кругами — она скромница, и тебе вроде целибат не мешает, ты ж у нас высоких материй человек.

— Знаешь, я уж как-нибудь сам решу...

— Со мной ты тоже сам решал, пока я тебя в кабинете химии к стенке не приперла.

Я не знаю, как реагировать на ее слова. Ведь права, ведьма, права! Я и пальцем Луну не трону, я на нее дышать боюсь лишний раз, она же такая хрупкая, тоненькая, фарфоровая...

— Спектакль зачем устроила?

— Да проверить тебя, — позевывает Лили. — Не смотри на меня так. Это хорошо, что ты психовать начал, а не кинулся на нее и в постель не затащил, а то я решила бы, что все мужики одинаковые, на длину юбки падкие. Значит, такой, как Джеймс, Лавгуд не грозит, я правильно понимаю?

— Он ей бы не грозил, даже не будь она моей, уж я бы проследил.

— А она твоя? А ты ей об этом говорил? — обезоруживает меня Лили, накручивая на палец локон. — Лавгуд даже не понимает, кто она тебе. Она с твоей фоткой спит, дубина, из того, черно-белого, альбома. Ладно, пойду я, не буду глаза мозолить. Мэри обещала помочь с квартирой на первое время, парень у нее риэлтор, может, обломится угол...

— Стой, — останавливаю я Лили на самом пороге. — Тебе это зачем хоть? Тебя же Луна раздражала всегда.

— Надо же проверить, в чьи руки я тебя отдаю, — фыркает Лили, поведя плечом. — А то попалась бы тебе такая, как я, лгунья и шлюха, ты б на своих космах повесился бы на третий день.

— Космах???

— Кстати, не смей стричься. Она до безумия влюблена в твои волосы, — говорит Лили и закрывает дверь, оставляя меня разбитым и растерянным.


* * *

Я выжидаю довольно долгое время, прежде чем осторожно поскрестись в дверь ванной. Шум текущей воды не стихал ни на секунду, но больше оттуда не доносилось ни звука: ни плеска, ни звяканья флаконов с шампунем. Из всего этого я делаю вывод, что Луна там отнюдь не банными процедурами занимается.

Была бы на ее месте Лили, и не будь я уже хорошо и горько научен, я бы уже ломал дверь. Но почему-то в благоразумие Луны я верю больше, чем в то, что при взаимодействии кислоты и щелочи неизбежно получается вода. Хорошо, что дверь ванной у меня с секретом. Закрывается она туговато, но стоит приподнять ее снаружи за ручку, как защелка слабеет и раскрывается сама. Вот уж удружил пьяный папаша, пытаясь вытащить меня из моего убежища: пытаясь отбить потом замок молотком, он его не столько повредил, сколько ослабил петли. Что ж...

Я приподнимаю дверь и дожидаюсь тихого щелчка изнутри.

— Луна...

Я бессильно опускаюсь рядом с девочкой: ну, как же ты... Сидит на холодном полу, подобрала свои бесконечные ноги под себя и спит. На лице — следы долгой тихой истерики: припухшие веки, обкусанные губы. Несколько ногтей на тонких пальцах сломаны — пыталась содрать с себя безумные босоножки, но не преуспела. Так и заснула...

Луна почти ничего не весит. Мне не составляет никакого труда осторожно подвести руки под ее спину и колени, и поднять, прижимая к себе. Луна доверчиво спит, не проснувшись, даже когда я случайно налетаю спиной на угол и чуть не роняю свою прекрасную ношу. Ох, черт, моя поясница... Надо было физкультурой заниматься, упражнения всякие там, отжимания, а не книжки умные читать.

Осторожно сгружаю Луну на кровать. Спит, наплакавшись, даже веки не дрогнули. Хорошо бы раздеть ее... Хотя зачем, пусть спит так. Ноги-то какие, бесконечные ноги. Лили все-таки добилась своего — ненормально короткое обтягивающее платье заставило меня обратить внимание на ноги Луны. Тонкие щиколотки, маленькие ступни... Дурацкие босоножки... Ну, с ними я справлюсь.

Я успеваю расстегнуть только одну хитроумную застежку, когда потревоженная Луна все-таки просыпается. Дергает, испугавшись, ступней — я шиплю, не успев отшатнуться. Острый каблук задевает меня по щеке.

— Прости-прости-прости! — она в панике кидается мне на шею. — Северус, посмотри на меня! Глаз цел? Больно?

Прохладные пальцы касаются моей скулы, а я едва сдерживаю смех: из-за царапины паникует, а видела бы Луна, как Макнейр ломал мне нос кирпичом... Впрочем, я в долгу тоже не остался, так цапнул его за руку, что тот потом месяц писать не мог. Или притворялся? Кто теперь знает — позже Макнейр по пьяни попытался ограбить ларек, сработала сигнализация, приехал наряд... Собственно, полисмены и решили его судьбу: нечего было выхватывать нож. Одна пуля попала в грудь. До больницы его не довезли.

— У медведки заболи, у проволочника заболи, у зеленой тли два раза заболи... — бормочет Луна, легко-легко касаясь моей "раны" губами.

Я успеваю только поднять взгляд — мои удивленные черные напротив ее испуганных серых. Опять застыла, дышит едва. Хотя нет... Улыбается... Самым уголком губ улыбается.

Луна осторожно поднимает руку и, не совсем веря, что я разрешаю, запускает пальцы мне в волосы, прикрывая глаза от удовольствия.

— Мягкие...

— Грязные и сальные, — не остаюсь я в долгу.

А вот ее волосы и вправду мягкие. Не знаю, что сделала с ними Лили, но, кажется, надо было ей спасибо сказать, а не орать трехэтажным. Будто жидкое серебро перетекает между пальцами — нигде не зацепится. Северус, вставай. Северус, тебя не хватит надолго. Имей совесть, старый похотливый козел. Луна совсем ребенок...

"Ей почти девятнадцать, — некстати звучит в голове голос Лили. — Ты реши сначала, кто тебе нужен — женщина или дочь".

Луна мне явно не дочь. Я же не мистер Лавгуд, в цветах совсем не разбираюсь...

— А у тебя тут шрамик маленький, — шепчет Луна, остановив движение пальцев в моих волосах. — Круглый.

— Я уже и не помню, откуда он. В школе, наверное, зацепился.

— Болит?

Наивная, святая простота. Через двадцать лет — конечно, ужасно болит... Северус, вставай, беги, беги отсюда, ты же ее испортишь...

— Уже нет, — шепчу я, смыкая руки в мертвой хватке на талии Луны и опрокидывая ее на кровать.

Поздно метаться.

Глава опубликована: 01.04.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 249 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх