Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Как растут дома (джен)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
General
Размер:
Мини | 24 Кб
Статус:
Закончен
На конкурс Маги разные важны, номинации "Самая оригинальная профессия", "Наиболее достоверно прописанный рабочий процесс".

Однажды перед Гарри Поттером и его друзьями поставили новую задачу: починить крышу. Казалось бы, что тут сложного?!
QRCode

Просмотров:6 628 +1 за сегодня
Комментариев:84
Рекомендаций:9
Читателей:440
Опубликован:23.06.2014
Изменен:23.06.2014
Конкурс:
Маги разные важны
Конкурс проводился в 2014 году
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Как растут дома

Когда Гарри наконец лег спать после Битвы за Хогвартс, в полусне, на границе сна и яви ему думалось: что бы ни случилось дальше, у него все будет просто. Война закончилась, Волдеморт мертв, Пожиратели арестованы, а это значит, как бы сложно ни было восстанавливать Хогвартс, как бы ни было тяжело хоронить мертвых, будущее хорошо хотя бы тем, что в нем никто не жаждет его крови. Увы, он ошибался.

Всего через день незнакомая сова доставила ему письмо, из которого следовало, что его крови жаждут гоблины.

«Ваши счета заблокированы! — злорадно сообщало оно. — Доступ к ячейкам закрыт, любые операции с деньгами и имуществом, находящимся… бла-бла-бла… невозможны!» — и так далее, три страницы рукописного текста.

— И не лень же им было все это писать! — изумился за завтраком Рон, крутя в руках такое же письмо. — Да еще и в трех экземплярах!

— Наверняка у них есть Прытко Пишущие Перья или что-нибудь в этом духе, — ответила Гермиона, не поднимая головы от своего письма. — Кстати, у меня содержание должно быть другое, ведь у меня в Гринготтсе не было ни сейфа, ни денег. О, мне они просто отказываются производить обмен магловских денег на магические и наоборот. Ну, и открыть у них счет либо завести ячейку я теперь тоже не могу.

— Велика беда, — фыркнул Рон, но тут же озабоченно нахмурился. — Слава Мерлину, что из всей семьи они отказываются иметь дело только со мной. Если бы они и отцу с матерью закрыли доступ, или Фреду с Джорджем… — он осекся, и Гарри даже не сразу понял почему. Факт смерти Фреда до сих пор не мог уложиться у него в голове.

Гермиона пересела поближе к Рону и взяла его за руку, но другой рукой продолжала теребить письмо.

— А вы знаете, мне кажется, они правы, — неожиданно заявила она.

— Чего?! — хором возмутились Гарри и Рон.

— Нет, серьезно. Мы нанесли ущерб и репутации банка, и самому зданию, и дракона угнали, представляете, сколько у них от нас убытков? Я считаю, мы должны сходить и поговорить с ними. Извиниться, выяснить, что мы можем сделать, чтобы возместить им все это…

— Ну, знаешь, мы же не для собственного удовольствия туда залезли!

— Но Рон, они-то об этом не знают! Вот мы могли бы им и объяснить, зачем это понадобилось…

— Неприятно это признавать, но идти-то все равно придется, — вздохнул Гарри. — Правы они или нет, виноваты мы или не очень, а разобраться с этой ситуацией нужно.


* * *

На аудиенцию к средней важности гоблину с непроизносимым именем они попали всего через три дня. Рон, подробно проинструктированный Биллом, утверждал, что это хороший знак: могли бы и месяц промурыжить в ожидании.

— Мы могли бы и месяц продержать вас в ожидании, — подтвердил выкладки Билла гоблин, — и мы считаем, что вы вполне заслужили подобные санкции, однако у нас есть к вам срочное дело. Слишком срочное, чтобы мстить вам. Вы понимаете, что оставили Гринготтс без крыши?

Гарри изумленно уставился на гоблина: сегодня, подходя к зданию, они как раз порадовались тому, что его уже успели починить. Выглядело оно в точности как раньше.

— Но ведь мы сегодня видели здание банка, и оно цело…

— Это иллюзия, — отмахнулся гоблин. — Достаточно сложная иллюзия, не только вид создает, но и от дождя защитить может. Но вот удержать магию она не в состоянии, а вплетенные в структуру здания заклинания требуют его целостности, настоящей, а не иллюзорной. Пока что они держатся, но через год-другой от них ничего не останется. Не думайте, что это уничтожит банк, однако потеря здания повлечет за собой такие убытки… поверьте, молодые люди, вы таких больших цифр даже не знаете.

— Но зачем же доводить дело до потери здания? — оживился Гарри. — Ведь если дело только в том, чтобы починить крышу, вы могли бы это сделать на мои средства…

— О, безусловно, мы сделаем это именно на ваши средства, мистер Поттер, — окрысился гоблин. — Если бы проблема была только в этом, мы бы просто изъяли из вашего сейфа столько, сколько нужно, и думаю, никто не стал бы спорить, что это была бы справедливая компенсация.

— В чем же тогда заключается проблема? — заинтересовалась Гермиона.

— В том, что нам нужен маг-архитектор, — поскольку никто из них троих не проявил понимания, гоблин продолжил. — Вижу, ваше невежество достаточно глубоко для того, чтобы вы полагали, будто найти мага-архитектора легко. Спешу вас разубедить: специалистов нужного уровня во всем мире можно пересчитать по пальцам. Эта профессия хоть и необходима, но не является популярной, поскольку спрос на услуги архитекторов невелик: и маги, из тех, кто может позволить себе такое строение, и гоблины предпочитают строить один раз и на века. За последний век в Магической Британии было всего три магических стройки: в начале двадцатых Нотты отстраивали свой особняк после пожара, в пятидесятые перестраивали нижние уровни Министерства, да после Первой Войны Августа Лонгботтом заказала перепланировку поместья. Вот и представьте, сколько человек готовы обучаться сложному ремеслу, рискуя ни разу в жизни не воспользоваться своим умением.

— А Хогвартс тоже будут отстраивать с помощью магов-архитекторов? — уточнила Гермиона. — Если так, то профессор МакГонагалл наверняка знает, к кому обратиться, ну, или скоро найдет, и мы могли бы попросить их…

— Мы и сами прекрасно знаем, кого могли бы попросить, — недовольно протянул гоблин. — И мы уже знаем, кто именно приедет в Хогвартс. Но никто из них не станет работать с нами и даже просто обсуждать такую возможность.

Гарри, Рон и Гермиона понимающе переглянулись. Кажется, гоблины прекрасно умели наживать врагов. Ну, кто же мог предположить, что однажды им понадобится архитектор!

— Вы должны уговорить кого-либо из них заняться починкой Гринготтса, — огорошил их гоблин. — Мы не можем вести эти переговоры, однако у вас есть авторитет среди людей, вот и воспользуйтесь им. Авторитет — это тоже капитал. Если вы сумеете его успешно применить, у банка больше не будет к вам претензий.

— То есть, когда ваша крыша будет цела, мы сможем свободно пользоваться лежащими в банке деньгами? — подозрительно уточнил Рон.

— Именно, — кивнул гоблин. — Но не раньше.

— А если мы попросим вас о содействии через Министерство Магии? — сделала попытку Гермиона.

— Мы непременно рассмотрим это прошение, — заверил ее гоблин. — Обычно это бывает довольно быстро, в течение полугода, но иногда рассмотрение может затянуться лет на пять. Бывают, знаете ли, разные обстоятельства.

— Мы справимся, — оптимистично заявила Гермиона, когда они вышли из банка и уставились на его иллюзорную целую крышу. — Может, никто из архитекторов и не хочет помогать гоблинам, но надеюсь, кто-нибудь все-таки захочет помочь нам.

— «Авторитет — это капитал», да? — усмехнулся Рон.

— Ну да, в этом есть смысл.

— Тогда переговоры придется вести Гарри. Из нас троих он определенно самый дорогой.


* * *

Архитекторов, приехавших в Хогвартс, было четверо, и за следующую неделю Гарри, Рон и Гермиона трижды выслушали от каждого из них категорическое «нет». Эти люди были тверды, как камень, чужды разумным доводам, глухи к мольбам… в общем, стоило им услышать слова «гоблины» или «Гринготтс», как они просто отказывались слушать дальше. Сколько бы ни стоил авторитет Гарри Поттера, его не хватало на то, чтобы купить внимание архитекторов.

— Но не может же быть, чтобы ничего нельзя было сделать, — бушевала Гермиона. — Хорошо, вы не хотите строить для гоблинов сами — нет, не уходите, пожалуйста, я поняла, нет так нет, но может быть, вы хотя бы посоветуете, к кому еще мы можем обратиться?

— К мистеру Стоуну обращайтесь, — нервно ответил бледный юноша, которого Гермиона осаждала с завтрака и до полудня. — Может, хоть он вас вразумит!

Тем же вечером в руках у Гарри, Рона и Гермионы оказался адрес архитектора с говорящей фамилией Стоун. После общения с хогвартскими архитекторами они были морально готовы к тому, что их письменный призыв, сочиняемый в муках весь вечер, останется без ответа. Но неведомый мистер Стоун совой прислал им портключ.

— Неужели наконец-то получилось! — обрадовался Рон.

— Не радуйся раньше времени, еще неизвестно, что он нам скажет при встрече, — осадила его Гермиона. И, к сожалению, оказалась права.

Мистер Стоун оказался высоким сухощавым мужчиной лет пятидесяти. Он принял их радушно, напоил чаем, угостил прекрасным кексом и сказал «нет».

— И можете больше не искать. Поверьте, ни один из архитекторов не будет связываться с Гринготтсом. В конфликт за отстроенный филиал банка в Америке пять лет назад оказались вовлечены все ныне здравствующие специалисты. Мы прекрасно помним, как это было, и ни один из нас не хочет иметь ничего общего с гоблинами.

— Но что же нам-то делать? — в отчаянии спросил Гарри. Он ведь надеялся, что бы там ни говорила Гермиона. Ведь мистер Стоун же их пригласил, неужели только для того, чтобы озвучить отказ?

— Вам? Вам — привыкать жить без денег из Гринготтса. Это довольно неудобно, но наверняка возможно, — Мистер Стоун сделал паузу, отпил чай и продолжил: — Ну, или кто-нибудь из вас может выучиться на архитектора. У Гринготтса есть еще пара лет, по моим прикидкам, они потерпят. Да и при должной интенсивности обучения крышу вы сможете починить уже через три-четыре месяца. Что там строить-то! А мне, знаете ли, пора бы уже взять ученика. Ну, а если ученик поможет отстроиться гоблинам, это допустимые издержки.

Гарри и Рон переглянулись. Им, конечно, хотелось уладить конфликт, а Гарри хотелось получить наконец доступ к собственным деньгам, но не такой же ценой! Они оба вообще-то собирались в Академию Авроров, им обещали, что примут, если те прилично сдадут ТРИТОНы, и они наверняка сдадут... Бросать все это ради того, чтобы, если очень повезет, пару раз в жизни построить какой-нибудь мэнор?!

— Сэр, если вы не против, я бы хотела учиться у вас, — неожиданно сказала Гермиона.

Рон обернулся и состроил вопросительную рожу, но она отмахнулась, глядя на мистера Стоуна. Тот рассмеялся:

— Неожиданное предложение. Извините, милочка, но когда я говорил об ученичестве, мне не пришло в голову, что вы можете принять это на свой счет, поэтому я не уточнил. Я, конечно, возьму только ученика-юношу.

— Почему это вдруг? — вскинулась Гермиона. — Ведь магическое строительство — это вопрос способностей, а не грубой силы, разве нет?

— Разумеется, это так. Но женщины не могут строить дома. Им для этого кое-чего не хватает.

— Да неужто вторичных половых признаков?

— И их тоже. И еще мозгов, — ухмыльнулся мистер Стоун, и пока Гермиона судорожно вдыхала, пытаясь найти достаточно вежливый ответ, спокойно договорил. — Женщины должны рожать живое. Детей, например. Женщины не могут рожать дома.

— Вы так говорите, будто волшебные дома не живые, — тут же прицепилась Гермиона. — Скажите это хоть тому же Хогвартсу! И кстати, во всех хрониках написано, что замок Хогвартс строили все четверо Основателей, среди которых, как мы знаем, было две женщины. Как вы это объясните?

— Очень просто. Леди Рейвенкло и Хаффлпафф наверняка участвовали в строительстве. Кто-то же должен был трансфигурировать статуи, подобрать мебель, занавески повесить…

Гермиона резко поставила на стол свою чашку, встала, бросила через плечо «спасибо за гостеприимство» и вышла из комнаты. Это был катастрофический срыв переговоров и проигрыш по всем статьям.

— Не стану больше держать вас, молодые люди, полагаю, вы сейчас нужны своей подруге. Но подумайте над моим предложением.

Вежливо заверив мистера Стоуна, что они непременно подумают, Гарри и Рон вышли в сад. Гермионы уже и след простыл. Аппарировать можно было сразу за оградой, так что они быстро пошли к воротам.

— Странно, что она продержалась до занавесок, я думал, она взорвется еще на мозгах, — сказал Рон.

— Ну, она старалась быть дипломатичной, — вздохнул Гарри. — Жаль, что Стоун не возьмет ее в ученики. Это было бы отличным выходом. Из нас троих только она, наверно, смогла бы утрамбовать в голову все эти знания, а потом пойти и получить другую специальность, чтоб не сидеть всю жизнь в ожидании заказа.

— Ну, не вышло так не вышло. Сейчас успокоим ее и будем думать, что делать. Можно все-таки пойти в ученики к этому Стоуну. А можно найти еще какого-нибудь «юношу». Вдруг кто-нибудь из нашего выпуска всю жизнь мечтал выучиться на мага-архитектора?


* * *

Они аппарировали в Нору, но Гермионы там не обнаружили.

— Наверно, решила прогуляться и выпустить пар, — предположил Гарри. Какое-то время они просто ждали ее возвращения, но на исходе второго часа заволновались и послали ей Патронуса. Через пять минут к ним прибежала взъерошенная злая выдра и сообщила:

— Ребята, я на Гриммо, в библиотеке, вечером вернусь. Хотите — ждите, хотите — приходите.

Гермиона сидела за баррикадой из книг — только волосы из-за многочисленных стопок и было видно.

— Что ты ищешь? — спросил Гарри.

— Все, что могу найти о магической архитектуре, — деловито ответил голос Гермионы из-за стопки книг.

— Слушай, мы тут как раз подумали, что не обязательно же к Стоуну в ученики должен идти именно кто-то из нас троих…

— К черту Стоуна.

— Чегооо?!

— К черту Стоуна. К дементорам, если так понятнее. К соплохвостам. Я сама во всем разберусь, и без него. И пойму, как починить эту боггартову крышу.

— Слушай, ты не обязана всему этому учиться только ради того, чтобы что-то ему доказать!

— А если я хочу? А если я хочу не доказать, а действительно разобраться и выучиться?

— Гермиона, — вступил Рон, — ты не бей меня сразу, я верю, что ты можешь разобраться, но что если Стоун прав? Что если женщинам почему-то нельзя этим заниматься? Вредно, может?

— Это самое интересное, — фыркнула Гермиона. — Среди Блэков явно был архитектор, тут хватает литературы об этом, правда, довольно старой, ничего новее семнадцатого века. Я пролистала немножко, и получается, что в разное время архитекторами нельзя было становиться женщинам, старикам после тридцати — сколько мистеру Стоуну лет, кстати? — нехристианам, потомкам магических существ, левшам и, конечно же, маглорожденным. Ничего список не напоминает?

— А левшам-то почему? — выпучил глаза Рон.

— Их рукою водит дьявол, — с готовностью отрапортовала Гермиона. — Короче: несмотря на все эти запреты, женщины-архитекторы были, и магические существа, и их потомки, и уж конечно, что-то строили и продолжают строить в тех странах, где не исповедуют христианство. И ничего, все живы. Это все предрассудки! Вы знаете, я люблю кричать о предрассудках по любому поводу, но это действительно именно они.

— И ты действительно готова рискнуть?

— Не вижу, чем я рискую. Я хочу изучить эту тему. Да, назло Стоуну в том числе. Если у меня получится, то я смогу заодно решить нашу проблему. Если нет, я не теряю ничего, кроме времени. А вы можете поискать какое-нибудь другое решение.

— Ну… а учебная литература-то здесь есть?

— А то! — Гермиона нырнула куда-то под столик и достала оттуда два изрядно потрепанных тома. «Правила магического построения. Магические линии и архитектурные формы» — гласил один из них. Второй назывался «Магическая архитектура для владеющих основами». — Видите, даже продвинутый курс есть!


* * *

До получения писем из Гринготтса Гермиона вообще-то рассчитывала долго и усердно готовиться к ТРИТОНам: «Мы же все забыли за этот год, я за Чары боюсь, и за Трансфигурацию, и за Руны, и…» — «Гермиона, мы уже поняли!» Но теперь, увлеченная новой задачей, она почти не заметила собственно экзаменов. Накануне она прорабатывала основные вопросы и гоняла по ним Гарри и Рона, потом шла, сдавала очередной предмет и возвращалась в библиотеку на Гриммо. Гарри вообще-то разрешил ей просто взять нужные ей книги, но она сказала, что ей удобнее там выполнять практические задания: «А при вас я стесняюсь». Так что Гарри и Рон в библиотеку совались только для того, чтобы напомнить Гермионе об очередном экзамене или о том, что неплохо бы, например, поесть иногда. Желательно — больше одного раза в сутки. В один из таких своих визитов с напоминанием об обеде Гарри застал Гермиону лежащей щекой на столе и тоскливо глядящей на книги. Разумеется, он тут же зашел и закрыл дверь.

— Знаешь, — сказала она, — в детстве родители как-то раз спросили меня, кем я хочу стать. А я в этот момент как раз башню из кубиков строила, ну и ответила, чтобы отвязались, что хочу стать строителем. Они очень умилились и этого «строителя» припоминали мне до Хогвартса, наверно. Так вот, кажется, я тогда накаркала. Теперь я как раз пытаюсь строить башню из кубиков. Я строю, а она падает, я строю, а она падает!

— У тебя что-то не получается? — осторожно спросил Гарри, присаживаясь рядом.

— У меня не получается всё! — с обидой ответила она. — Понимаешь, я ведь была готова, что мне придется подтягивать геометрию, физику, сопромат, там, учить… но эта их магическая архитектура — это же черт знает что такое! И никакого отношения к нормальному человеческому строительству она не имеет! Ты знал, что все эти мэноры даже не скреплены ничем? И все эти балки, колонны, перекрытия — так, милое излишество. А на самом деле там просто камни или другие элементы, они лежат друг на друге или соприкасаются, а сквозь них течет магия и держит их вместе. Иногда строительство вообще начинается с одной скалы, она дробится на части — равные, заметь, вернее, подходящего размера, — и под влиянием воли архитектора все это складывается в замок. В Азкабан, например. И если ты думаешь, что там задействованы хотя бы трансфигурационные формулы или стандартные чары, то ты ошибаешься!

— Ну, у тебя же вроде бы задача попроще…

— Вот именно! У меня задача попроще, но я не могу даже этого. Где есть нормальные стандартные чары, там я могу. Например, могу сделать по чертежу проекцию здания, — Гермиона махнула палочкой, и на столе выросла миниатюрная версия их дома. Вдоль стен струились изгибающиеся линии, сгущающиеся в прихожей, библиотеке и подвале. Иногда они связывались в узлы, переплетались между собой и расплетались обратно, меняли цвет, толщину и фактуру. — Могу имитировать на этом чертеже поломку, — кусок стены в гостиной обвалился, линии, текущие вдоль стен, оборвались или выплеснулись в гостиную. — Но починить… Починить — никак!

— Может, этому просто нельзя научиться без наставника, как думаешь? Может, стоит поискать кого-то, кто согласится тебя поучить? Или… может, бросишь эту затею, а?

— Нет, ты смотри! — еще больше распалилась Гермиона. — Вот я подцепляю две нити, если их связать, то на них можно будет навертеть остальные, а поверх них нарастить стену. Пока все логично, — Гарри не видел никакой логики в выборе именно этих нитей среди других, но возражать не стал. — И вот я вяжу узел. Он держится. Потом узел разглаживаем, все, нет узла. Сверху вяжем сеть с защитой. Видишь, уже около потолка пролом затянулся. Снизу дотягиваем расширение пространства, оно как раз по полу и стелилось. Вяжем. Пока все нормально. А теперь я прикрепляю туда же домоводческие чары — звукоизоляцию, утепление и все такое, они здесь раньше и были. И получаю вместо стены вот эту уродливую выпуклость! И из-за нее… — Гермиона вздохнула, глядя, как на стенах первого этажа появляются симметричные выпуклости, как идет рябью, перестраиваясь, второй этаж, потом внезапно схлопывается подвал, и дом с легким хлопком оседает грудой камней.

— Ничего себе! — выдохнул Гарри. — Слушай, масштаб разрушений, конечно, впечатляет, но и твой прогресс тоже впечатляет. Я вот вообще не понял, как ты эти нити тянула и сращивала. Да я их даже толком различить не могу.

— Да это ерунда, если столько времени сидеть над главой, то что угодно запомнишь. Но ты видел, что потом случается, а? И вот почему? Я ведь стараюсь, старый узор повторяю, я его наизусть знаю уже. А потом вот эта линия изгибается, тянет за собой вот ту, и… так, а если там завязать не один узла, а два, и второй вот тут, чтобы ее придержать?

— Гермиона, а как насчет…

— Подожди, видишь, я проверяю. О, так расширение даже лучше ложится! А если теперь…

— Эй, я вообще-то пришел позвать тебя обедать.

— Да-да, я сейчас приду! Уже иду! Спасибо за идею, Гарри!

За идею? Спасибо? Ему? Гарри пожал плечами и прикрыл дверь.

— Обедать будем не раньше, чем через полчаса, — виновато сказал он Рону, спустившись вниз.

— Что, у нее идеи появились?

— Ну да. И она уверена, что это моя вина. В смысле, заслуга.

— Даже если и твоя, я не в претензии. У нее в последние дни что-то там не выходило, она так по этому поводу страдала, что я уже сам захотел, чтобы она выучилась на архитектора! Пойду бутерброд сделаю.


* * *

К концу осени у Гермионы стало получаться так хорошо, что она перестала прятаться в библиотеке и начала заменять магические проекции картонными макетами и даже небольшими булыжниками, из которых она сооружала маленькие одноэтажные домики.

— Какая жалость, что у меня больше нет кукол! — сокрушалась она. — Мои куклы были бы рады жить в настоящем замке. Правда, это еще вообще не замок, но если поставить все эти домики вместе, в три этажа, получится уже почти мэнор.

— Сделай домик для клобкопуха Джинни, — предложил Рон.

— Ты что, ему же будет тесно! — возмутилась Гермиона. — Хотя…

Так в творчестве Гермионы (если, конечно, маленькие домики можно считать творчеством) закончилась эпоха камня и началась эра пластика, стекла и металла. Если первые ее творения, кроме некоторой грубости исполнения, отличались монументальностью и отчаянно пытались казаться Гринготтсом, то новые здания были вызывающе, по-маггловски современны.

— Ты уверена, что в этом можно жить? — с сомнением спросил Рон, обозревая легкий куб из серого пластика, перечеркнутый стеклянной полосой окна, стекающей вправо и вниз.

— А почему нет? — пожала плечами Гермиона. — Я тебе больше скажу, магические потоки так направлять даже легче! Смотри же, какая сетка получается! У меня — меня, недоучки! — получается, а по камню такое не всегда пропустишь. Эх, к этим бы материалам да нормального архитектора!

— Нет, к таким материалам надо ненормального архитектора, например тебя, — улыбнулся Гарри. — Думаешь, они стали бы пользоваться не пойми чем вместо проверенного веками камня?

— И то верно.

Последние полмесяца Гермиона вела напряженную и очень секретную переписку с Гринготтсом. Гарри и Рону она не сообщала, о чем именно идет речь (понятно, что о крыше, но что там обсуждать на десять писем?!), но они полагали, что она хочет не просто починить им крышу, но перестроить ее. И почти совсем не удивились, когда однажды она ворвалась в гостиную с торжествующим криком:

— Они приняли-и-и-и! Приняли мой проект! У них будет прозрачный потолок, вы представляете? Я смогла их уговорить! Прозрачный многоугольник, начинающийся прямо из мест разломов, и люстры будут из него вытекать, и тогда Люмос можно будет перенести к основаниям люстр, а сигналке останется больше места в стенах!

Рон решительно шагнул к ней и сгреб ее в охапку, и Гермиона наконец-то перестала сыпать словами, перейдя на восторженный визг.

— Ты даже не представляешь, насколько ты крута, — заявил он. — Зато мы представляем.

— Но я ведь еще ничего не… и вообще… и вдруг не получится, — тут же сникла она.

— Все у тебя получится! — заверил ее Гарри. — Уж поверь, мы проследим.


* * *

Пятнадцатого декабря 1998 года в полночь в закрытом здании банка Гринготтс царила невидимая посторонним суета. Там раскладывали материалы, подзаряжали защитные амулеты, последние десять раз проверяли проект на макетах. Там тихо сидели и не отсвечивали Гарри и Рон, там раздавал указания какой-то важный гоблин, там ходила из угла в угол и психовала Гермиона. Гарри очень хотелось ее поймать, и усадить между ними двоими, и последовательно ответить на все ее «а если не получится, а если плохо выйдет, а если угол будет выпирать, а если сил не хватит». Ответить «получится, и выйдет хорошо, и ты это уже делала, пусть и на модели, но на большой, а для сил у тебя есть мы, нас потому сюда и пустили, помнишь». Но их пустили на условии «ни шагу из угла, пока не начнется», и потому они сидели и просто наблюдали за нарастающим безумием.

А потом прямо над зданием, уже лишенным иллюзорной крыши, показалась луна, и вся суета закончилась. Гермиона вышла в центр зала, вскинула палочку вверх и прищурилась. Невидимая обычно магия, струящаяся вдоль стен, обрела облик и цвет, вытянулась, завязываясь в замысловатые узлы. Звякнуло стекло, разбиваясь на осколки, поднимаясь вверх, туда, где должна быть крыша, на лету сливаясь и переплавляясь в какие-то новые, неясные еще формы. Гарри и Рон подошли к Гермионе и встали по бокам. Стекло закружилось опасным вихрем где-то под потолком, постепенно оседая на самых крупных узлах. Строительство началось.

Прошло не меньше получаса, прежде чем Гермиона опустила палочку и, наконец, выдохнула, и будто все здание вздохнуло вместе с ней, сверкнуло лунными бликами через новую крышу. Все получилось. Вздохнули люди и гоблины, до последнего опасавшиеся, что придется срочно эвакуироваться из рушащегося банка.

— Давайте я вам сейчас нанесу на схему, на какие узлы я неразбиваемость навесила, ее придется обновлять раз в несколько лет, — сказала Гермиона и отошла к одной из стоек.

И тогда выдохнул и улыбнулся Гарри. Он до сих пор ничего толком не понимал в том, что делала Гермиона, но очень четко ощущал, что скоро что-то изменится.

Мастер Стоун, наблюдавший за метаморфозами банка Гринготтс с улицы, тоже выдохнул и улыбнулся. Он точно знал, что именно изменится в ближайшем будущем: приближалась эпоха большого строительства.

Глава опубликована: 23.06.2014
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 84 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх