Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Джаспер (гет)


Всего иллюстраций: 2
Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Action/Adventure/Thriller
Размер:
Миди | 433 Кб
Статус:
Заморожен
События:
Предупреждение:
Насилие, Пытки
История наёмного убийцы, чьи методы работы заставляют окружающих дрожать в страхе даже перед его вполне заурядным именем. История человека, жизнь которого — череда смертей тех, кто попытался ему помешать. Жестокий и грубый, он выполнит любую работу, не взирая на риск и уровень сложности. Даже сам Бог не сможет спасти тех, кто решится его обмануть. Добро пожаловать в 2044 год, мир будущего, мир, который изменился внешне, но внутри остался таким же гнилым.
QRCode

Просмотров:7 927 +4 за сегодня
Комментариев:5
Рекомендаций:0
Читателей:21
Опубликован:13.02.2015
Изменен:25.12.2017
Благодарность:
Я крайне благодарен Перминовой Анастасии, которая находит время редактировать мою писанину.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Слёзы Дьявола

Не передать словами, как сильно последние события повлияли на Эрику.

Она больше не видела никакого смысла оставлять в живых людей, нанявших этих головорезов, этих тварей. Всё, чего она жаждала теперь — это месть. Отомстить ArcanaWars, отомстить Уоткинсу, отомстить Призраку.

Жизни отряда и жизни их близких были просто смыты в унитаз, а когда они попытались хоть как-то спастись, их начали проталкивать в это дерьмо ещё глубже ёршиком для чистки, тыча его им прямо в лицо. Всё, что случилось, произошло только потому, что они солдаты! Солдаты — это те, чьими жизнями жертвуют ради защиты интересов страны. Эрика прекрасно это знала. Но ставить под удар их родных?! Она даже в страшном сне не могла представить подобной подлости. Все её идеалы рухнули в один миг. Больше не было смысла следовать старым догматам.

Эрика сидела в своей комнате в убежище и в сотый раз перебирала винтовку на скорость с завязанными глазами, каждый раз стараясь выполнить сборку-разборку быстрее предыдущей попытки. Но какая-то доля секунды постоянно отделяла её от лучшего результата. Таймер прозвенел и она вновь не успела собрать обратно винтовку. Девушка положила оружие на стол и оперлась об него руками.

Так она и стояла: в полной тишине, в одиночестве, с завязанными глазами, наедине со своими мыслями. Стоило ей расслабиться хоть на секунду, как мозг снова рисовал перед её глазами ужасную картину с убитой матерью в главной роли. Слезы опять потекли из-под повязки по ее щекам. Эрика уже устала плакать, вспоминая, как не могла отмыть руки от крови Сьюзен и какие страшные слова она прокричала матери, когда уходила из дома во время последней ссоры. Она жалела, что говорила такие вещи, она ненавидела себя за это, ненавидела весь мир и каждую живущую в этом мире тварь.

Эрика закричала, отшвырнула винтовку в сторону и перевернула стол. Всё, что было в тот момент на нем, разлетелось по комнате. От накативших эмоций и ранения в ногу девушка потеряла равновесие и, оперевшись об стену, медленно сползла на пол. Сняв повязку, она протёрла глаза и наконец заметила в полумраке комнаты Джаспера, который, кажется, сидел в углу уже давно. Она даже немного испугалась, но только от неожиданности. Она не слышала, как он пробрался в комнату, и вообще не ощущала его присутствия. Это было жутковато.

— Уйди. Оставь меня одну, — Эрика запрокинула голову и уставилась в потолок. Меньше всего ей хотелось казаться слабой в чьих-либо глазах, особенно в его.

В руке Джаспера была бутылка виски. Вместо того, чтобы выйти, он подошёл к ней и так же, как и она, оперевшись об стену, медленно съехал на пол рядом. Он не проронил ни слова. Раньше он не оставил бы без комментария любую мелочь, а сейчас молчал. Он снял шапку, без которой Эрика видела его всего однажды, в его доме, сразу после провального задания, когда их жизнь пошла прахом. Он открыл бутылку и протянул ее Эрике, та сделала глоток. Джаспер взял в зубы сигарету и вопросительно посмотрел на девушку, словно ждал разрешения. Эрика покачала головой, Джаспер убрал сигарету обратно в пачку.

Они сидели молча на полу в полумраке и просто пили виски, словно весь остальной мир был на паузе. Эрика снова уткнула взгляд в потолок. Множество вопросов всплывали в её голове. Уйму ответов можно было бы прочитать во взгляде Джаспера, но он тоже уставился куда-то во мрак и, не отводя взгляда, отпивал из бутылки.

— У нас получится? — прервала тишину Эрика.

— Да.

— Как оказалось, ты не всегда прав.

— Да.

Они снова замолчали. Эта тишина была другой, совсем не та, что преследовала их после смерти Северуса.

— Почему ты убил Северуса? — Эрика решилась задать один из самых важных вопросов. — Ты ведь мог его нейтрализовать, вывести из боя.

— Ты действительно хочешь знать?

— Да, хочу.

Джаспер отпил из бутылки.

— Ваш капитан изначально согласился с планом, в котором не предусматривалось, что вы останетесь в живых. Конечно, возможно, он протестовал, но всё же его чувство долга перед организацией было сильнее долга перед вами. Он знал, кто я и что из себя представляю. Скорее всего, он решил взять награду и за мою голову тоже, — он взглянул на Эрику и понял, что его слова ранили её, и решил немного поправить положение. — Но точно сказать я не могу. Может быть, он хотел спасти вас. Нельзя судить без доказательства вины. Всё равно все ответы мы найдём только в ArcanaWars.

Эрика потупила взгляд. Ответы Джаспера казались до неприличия логичными. Вполне вероятно, он окажется прав, как и в большинстве случаев.

— Почему так?

— Что именно? — уточнил Джаспер, снова отпивая из бутылки.

— Почему весь мир резко ополчился против нас? Почему единственного человека, который стоит на нашей стороне, мы вынуждены ненавидеть? Я тебя ненавижу, нет смысла этого скрывать. Но почему сейчас я чувствую себя удивительно спокойно в твоем обществе, хотя именно из-за тебя я теряю близких? Почему?

— Думаю, ты обязана отдать должное большой заслуге этого виски, — Джаспер призывно протянул бутылку Эрике.

— И снова ты уходишь от ответа, — Эрика поморщилась, сделав еще глоток.

— Я думал, риторический вопрос не нуждается в ответе.

— Говоришь так, словно хоть когда-то отвечал на поставленные вопросы.

Джаспер провел рукой по своим волосам.

— Возможно, тебе не понравятся честные ответы.

— Не попробуешь — не узнаешь, — съязвила Эрика.

— Хорошо. Спрашивай.

Эрика перевела взгляд на полупустую бутылку виски, которую держала в руках.

— Ты терял кого-нибудь из близких?

— Да.

— Кто же это был? Твоя жена, дети, лучший друг?

— Мой наставник. Он научил меня всему, что я умею.

— И как же он умер?

Джаспер уткнулся взглядом в пол.

— Я убил его.

— Почему-то я не удивлена, — Эрика протянула ему бутылку.

— Когда стоит выбор между тем, чтобы умереть самому или убить того, кто был тебе как отец, выбор за тебя делает инстинкт самосохранения.

— Неужели не было другого выхода? Например, найти и убить того, кто поставил тебя перед таким выбором?

Джаспер усмехнулся:

— Это сработало бы, не будь это один и тот же человек.

Эрика обратила внимание, что Джаспер заметно помрачнел, когда речь зашла об его учителе.

— Почему он попытался убить тебя?

— Я не знаю. Просто однажды он сказал: «Пришло время последнего урока». И приставил пистолет к моей голове, — Джаспер тяжело вздохнул. — И я убил его, всадил нож прямо в сердце. Я смотрел, как жизнь покидает его, как струится кровь, как закатываются глаза, как умирает человек, вырастивший меня. Умирает от моих рук. Но я не чувствовал сожаления, ведь равно как я любил его, так и ненавидел.

— Почему?

— По сравнению с его тренировками и методами воспитания, мое убийство иногда казалось мне чуть ли не милосердием.

Сейчас Эрика видела в некогда пафосном ублюдке не кровожадного убийцу, а человека, которого, можно сказать, предали, у которого больше нет повода верить людям. Она не видела в нем воплощения дьявола как раньше: вся его жестокость, грубость шли откуда-то из прошлого, такого туманного, что его вполне можно было бы перепутать с кромешной тьмой.

— Пожалуй, тогда я понял, что такое смерть.

— Удиви меня.

— Когда мы теряем кого-то, мы всего лишь остаемся без того, к чему привыкли. Отсутствие этой привычки и ломает нас.

— Знаешь, это самая хреновая попытка утешить страждущего.

— Упростив все эмоции до предела, разложив их на составляющие и найдя первопричину, ты сможешь лавировать между ними, как среди скачущей толпы на рок-концерте.

— Как красиво ты описал бесчувственность.

— Возможно, это только мои мысли.

— Скажи мне, почему ты пришёл?

Джаспер вопросительно на нее посмотрел.

— Тебе всегда было до лампочки, сдохнет ли кто-то из окружающих. Сколько я тебя знаю, ты то и дело кого-то убивал. Все, с кем я говорила о тебе, рассказывали, что ты убивал без сожаления, не моргнув глазом и уж точно не прося прощения. Что же сейчас изменилось? Почему ты сидишь тут, со мной, и пытаешься утешить? С каких пор тебя волнует кто-то, кроме себя?

Джаспер заглянул Эрике в глаза. Когда-то она уже пересекалась с ним взглядом, но только сейчас смогла увидеть, какие его глаза — без этой тени безразличия — серые и холодные. Эти глаза видели ужасные вещи, которые превратили их обладателя в бездушную машину для убийства. Она не знала, изменило бы её саму то, что пришлось пережить Джасперу. Как бы это отразилось на ней самой? Стала бы она такой же? Проведя аналогию со смертью матери и теми гнусными мыслями, что поселились у неё в голове, Эрика судорожно выдохнула. Да, более грустных глаз, чем у Джаспера, ей встречать не приходилось.

— Не знаю. Я просто хотел…

Не успел он закончить, как дверь в комнату приоткрылась. На пороге стоял Фулл-Хаус.

— Эрика… — начал было он, но тут же замолчал, увидев её собеседника.

— Да, Тейлор, заходи.

Фулл-Хаус с неохотой вошёл в комнату, но остановился практически у выхода. Выглядело это так, словно он оставил открытым ход для отступления.

— Я просто хотел проведать тебя.

— Всё в порядке, я держусь.

— Точно всё хорошо? — переспросил он, оглядываясь по сторонам. Разбросанные части винтовки и перевёрнутый стол говорили совсем об обратном.

— Да, всё хорошо. В каком-то смысле

Фулл-Хаус достал из-за спины ведро с мороженым.

— Я знаю, что ты любишь ванильное, но в этой норе нашлось только фисташковое. Не абы что, конечно, но я просто не знал, как ещё помочь тебе справиться с потерей.

— Я справлюсь. Вместе с вами, — Эрика попыталась натянуть на лицо приятную улыбку. Получилось не очень.

Воцарилась неловкая пауза.

— Я, наверное, пойду, — протянул Фулл-Хаус после того, как глянул куда-то вниз. — Проведаю остальных.

Фулл-Хаус всё-таки воспользовался ходом для отступления. Он поставив ведро с мороженым рядом с перевернутым столом и вышел.

Эрика проследила взглядом, куда смотрел Фулл-Хаус, и обнаружила, что держит Джаспера за руку. Виски слишком сильно ударило ей в голову. Эрика засмущалась и отдёрнула руку.

— Я тоже проведаю остальных, — она резко встала, но чуть не упала обратно от резкой боли в ноге. Она сохранила равновесие и направилась к выходу.

Джаспер молча проводил её взглядом. В дверях Эрика остановилась. Она хотела что-то ему сказать, но ничего не пришло на ум. Пару мгновений посмотрев на Джаспера, она развернулась и молча вышла.

Первым делом она решила увидеть Гроула и его родных. После всего случившегося Джаспер угнал автобус и доставил всех в убежище. Всю дорогу никто не проронил ни звука.

В этой передряге пострадали все, но больше всех досталось Софи — её насиловали и избивали, и одному богу известно, что ещё с ней сотворили те ублюдки. Эппл не отходил от неё ни на шаг, постоянно был рядом и утешал, когда у неё начинались приступы паники.

В зале Эрика застала Джимми, который усадил маленького Сэма за свой компьютер и, стоя за его спиной, приговаривал: «Бензопила! Используй бензопилу!» Видимо, он включил какую-то игру, чтобы развеселить паренька. Джимми заметил Эрику и вмиг погрустнел. Он сделал шаг к ней навстречу, но девушка остановила его жестом и покачала головой. Джимми кивнул и вернулся к наблюдению за игрой.

Эрика свернула в коридор, ведущий к комнате Ангелы. Гроул, как и ожидалось, был там.

— Я вам уже обещал, — услышала она его голос из-за двери, — больше вас никто не тронет. Я не позволю.

— Я тебе, конечно, верю, но, господи, Роджер, откуда такая уверенность? — Ангела все еще заметно нервничала. — У меня всё ещё трясутся руки от ужаса! Что, если те люди придут снова?

— Тогда они не вернутся туда, откуда пришли, — прорычал Гроул.

Эрика постучалась и отворила дверь.

— Привет, — поздоровалась она и вошла внутрь.

Гроул подошёл к Эрике и обнял её.

— Сочувствую, дорогая. Ты как?

— Держусь.

Подошла Ангела и тоже обняла Эрику, хотя они и были мало знакомы.

— Спасибо, мне уже легче.

— Я даже не знаю, что сказать, — сконфужено сказала Ангела. — Я думала, у нас всё плохо, пока не узнала о вашем горе.

— Я рада, что вы с Сэмом целы, — кивнула Эрика.

— Если бы не Роджер с… — Ангела замолчала, громко сглотнув. — Господи, я не могу вспомнить его имя… — в её глазах читались вина и ужас. — Роджер, я не могу вспомнить имя человека, спасшего нас! Какая же я сволочь! Даже такого простого сделать не смогла! Я не смогла его поблагодарить, а теперь и не могу вспомнить его имени!

Гроул обнял сестру, пытаясь предотвратить очередную истерику.

— Джеймс. Его зовут Джеймс Корвелл.

Гроул выглядел непробиваемым как скала, хотя и было понятно, как он чертовски расстроен сейчас. Он старался не выдавать эмоций, ведь он должен был быть сильным, чтобы маленький Сэм видел, каким должен быть настоящий мужчина, а Ангела чувствовала себя как за каменной стеной.

Эрика положила руку на плечо Ангелы:

— Главное, что вы живы. Думаю, Джеймс был бы сейчас горд тем, что спас вас.

— Но какой ценой? — всхлипнула Ангела.

— Мы солдаты, — ответила Эрика. — Мы платим свою цену, чтобы за все это дерьмо не расплачивались остальные.

Эрика вышла, кивнув Гроулу на прощание. Ее снова начали душить слезы, но она не собиралась давать своей слабости выхода на волю. Она с минуту простояла возле двери Ангелы, смотря на потолок и не моргая, пока не высохла последняя соленая капля. Протерев глаза, Эрика отправилась к Эпплу.

В зале к Джимми и Сэму присоединился Джаспер. Он стоял, как обычно, возле кофемашины и держался обособленно, исподлобья наблюдая за малышом. «Может, он не любит детей?» — подумала было Эрика, но одернула себя: это же Джаспер, он вообще никого не любит. Шумно вздохнув, Эрика в этот же миг сама себе удивилась: кажется, после этой мысли какая-то её часть испытала самую настоящую тоску.

Преодолев длинный коридор и несколько пустующих комнат, девушка, наконец, дохромала до спальни Софи и Эппла. Там было тихо, слишком тихо. Эрика так же тихонько приоткрыла дверь. Софи спала на кровати, а Эппл с закрытыми глазами сидел в кресле рядом. Даже почти неслышимый звук открывающейся двери выманил его из полудрёма, заставив встрепенуться.

— А, это ты, — протёр он глаза. — Как ты?

— Держусь. А у вас как дела?

Эппл посмотрел на спящую Софи.

— Дерьмово. Она теперь постоянно под успокоительными и снотворными. Док рекомендовал обратиться к психотерапевту, когда всё закончится, — он уткнулся лицом в свои руки и немного помедлил: — Как же всё дерьмово, Эрика.

— Мы обязательно выкрутимся. Мы справимся со всем этим.

— Даже если справимся… Это теперь будет преследовать нас до конца дней… или до начала маразма.

— Я могу чем-нибудь помочь вам? — спросила Эрика.

— Если только ты умеешь перематывать время назад, в чём я сомневаюсь.

Эрика вгляделась в сгорбившийся над постелью силуэт Эппла. От того жизнерадостного, весёлого парня не осталось и следа. Он погиб, когда увидел израненную Софи, а его место занял совершенно другой человек, незнакомый Эрике. Кто-то более жестокий и хладнокровный, кто-то, кто видит в смерти врагов не вынужденные меры, а необходимость и способ удовлетворения жажды мести. Эппл, к глубокому сожалению Эрики, больше не сомневался в методах Джаспера.

— Хотела бы я, чтобы всё было иначе, — прошептала девушка.

— И я. Ты даже не представляешь, что я с ними делал… Я срезал с них лица. С тех, кто был ещё жив… А тем, кто был мёртв, я вырезал глаза… — Эппл достал нож. — Вот этим самым ножом, который он мне дал, я делал ужасные вещи, которые раньше считал аморальными… И знаешь, что? Я не чувствую себя виноватым. Я бы сделал это снова. А, может, что и похуже.

— Почему ты говоришь это мне?

— Это исповедь, но несколько своеобразная, — он взглянул на Эрику глазами, полными слёз. — Я сожалею только о том, что случилось с Софи. А следующего, кто встанет между нами, ждёт еще более страшная смерть.

Холодок пробежал по всему девушки. Эрика была шокирована столь разительными переменами в Эппле. Казалось, его душа, увидев все злодеяния, случившиеся с близким ему человеком, стремительно бежала из тела, оставив только ненависть и боль.

— Я сейчас иду к холодильнику, — Эрика попыталась отвлечь друга. — Вам принести что-нибудь?

— Нет, спасибо. Нам просто надо побыть одним, — он снова посмотрел на Софи. — Сейчас она опасается других людей.

Эрика молча вышла. Хромая, она шла по коридору и думала о только что состоявшемся разговоре. Она уже даже не представляла, что может быть хуже.

С каждым днём всё страшнее заглядывать в будущее. С каждой секундой надежд на хэппи-энд всё меньше. Почему они всё ещё не сдались? Почему продолжают идти, несмотря на то, что этот путь причиняет столько боли им и их близким? Если бы Джаспер тогда просто перебил бы их в серверной, никто бы не пострадал. Ведь это работа солдата — умирать под рыдания родственников на всеобщее благо, а не самому лить слёзы над жертвой, которую пришлось принести кому-то другому.

Нога сильно разболелась. Эрика направилась к Доку. Он прибыл сразу после случившегося. Там же, в лазарете, она увидит еще одного друга.

Док опять химичил, бормоча под нос что-то невнятное, но заметив Эрику, он моментально вернулся из мира грёз.

— Ох, мадмуазель, что-то вы плохо выглядите. Что у вас случилось?

— Нога ужасно болит.

— Так бывает при огнестрельных ранениях. Садитесь, я вас осмотрю.

— Да я не в первый раз пулю словила. Просто… Кому нравится чувствовать боль?

После того, как девушка села на стол, ей открылся обзор на комнату, где лежал Шарк. Увидев его ноги, накрытые простыней, Эрика сглотнула из ниоткуда взявшийся ком в горле и отвернулась.

— Выглядит вполне нормально, если не считать пулевого отверстия, — прокомментировал Док, закончив осмотр. — Хотя пока рано судить, но все же осложнений быть не должно. Сейчас я дам вам что-нибудь от боли и пару витаминок.

Эрика кивнула и, получив всё необходимое, не спеша направилась к Шарку. Каждый шаг давался ей с большим трудом, но вовсе не из-за ранения. Она боялась снова увидеть своего друга под этой слишком белой простыней.

В палате, помимо Шарка, оказался еще и Фулл-Хаус. Он стоял спиной к выходу, закрывая собой лицо Шарка и держа руку на его пульсе.

— А ведь что-то хорошее в нём осталось, хотя он и был полным засранцем, — сказал он, поворачиваясь к Эрике.

— Да. Жаль, что всё так получилось, — она обошла кровать с другой стороны.

Шарк был мертвецки бледен. После их прибытия Док несколько часов сражался за его жизнь, но всё, чего он смог добиться — это состояние искусственной комы. И теперь Шарк лежал под кучей приборов, подсоединенных к телу и поддерживающих в нём жизнь. Ранений было слишком много: от простых царапин до таких, что ставили его со смертью лицом к лицу.

— Даже не знаю, что лучше, — вздохнул Фулл-Хаус, — смерть или быть овощем?

— Может, всё обойдётся и он выкарабкается?

— Надеюсь. Я чувствую себя виноватым перед ним, перед тем, как... — Фулл-Хаус приложил руку к повязке на голове, скрывающую рану. — Да и после всего я к нему относился не самым лучшим образом.

— Ты не виноват. Мы все злились на него.

— Роджер часто его навещает. Он сказал, что перед заданием между ними состоялся разговор. Шарк раскаивался, — он помедлил, — но я всё равно не могу его простить полностью.

— Я не могу тебя винить за это. Но он доказал всем нам, что он по-прежнему часть отряда и отдаст жизнь за любого из нас.

— Да, тут ты права, — Фулл-Хаус потрепал Шарка по голове. — Держись, парень, мы с тобой.

С этими словами он пошел к выходу.

— Хочешь кофе? — спросила Эрика вдогонку.

— Да, пожалуй, это не помешает.

Они вышли из лазарета в коридор.

— То, что ты увидел в моей комнате… — начала оправдываться Эрика.

— Не важно, что я видел, — отрезал Фулл-Хаус и неожиданно улыбнулся. — Хотя, как-то я видел, как человек уворачивается от пули.

До зала с кофеваркой они дошли молча. В холле были только Джаспер и Джимми, Сэм уже ушел. Эти двое что-то бурно обсуждали. Подойдя ближе, ребята смогли расслышать, что же стояло на повестке дня.

— …нужно перерабатывать план, — со сталью в голосе говорил Джаспер.

— Да это и ежу понятно, что всё поменялось, — отвечал ему Джимми. — Во-первых, Шарк, во-вторых, Эрика…

— А что с Эрикой не так? — возмутилась девушка.

— Ты ранена, — сухо бросил Джаспер, — а действовать нужно в скором времени. Ты не успеешь выздороветь.

— У Дока есть одно средство, — начал Джимми. — Боль на несколько часов снимает как рукой. Если Эрика его примет, то на время будет вполне боеспособна.

— Нет, риск слишком велик, — парировал Фулл-Хаус. — Справимся без неё.

— И как ты это себе представляешь, умник? — язвительно спросил Джимми. — У вас и так минус один боец. Потеряв ещё одного, вы рискуете с треском провалить задание.

— А как же ты в одиночку выполняешь все свои миссии? — спросил Фулл-Хаус, обращаясь к Джасперу. — Может, не стоит рисковать нашими жизнями и тебе проще самому всё сделать?

Джаспер закурил и выдохнул дым прямо в лицо Фулл-Хаусу. Тейлор стерпел эту выходку и даже шутливо прокомментировал:

— Ммм, ментоловые… Хотя мне больше нравится запах обычного табака, ментоловые обычно курят только много возомнившие из себя девки.

— В обычной ситуации, чтобы работать одному, я разрабатываю план не один месяц, иногда и дольше, — вспылил Джаспер, явно сокрушенный тем, что его провокация потерпела фиаско. — Сейчас же у нас было слишком мало времени на разработку. Плюс, ввиду происходящего, наш план меняется просто на ходу.

— Почему тогда не продолжить думать над этим? — спросил Фулл-Хаус. — Наёмники больше никого достать не смогут.

— Помнишь Саймона? — улыбнулся Джаспер.

— Майлза? Того беднягу, которого ты изувечил? Да, припоминаю.

— Так вот, —Джаспер усмехнулся, — я оставил его в живых вовсе не потому, что я такой добрый и пушистый, а потому, что он должен был доложить обо всем своим боссам…

— Что мы собираемся навестить тех, о ком ты выпытывал информацию? — закончил за него Фулл-Хаус. — Но навещать мы их не будем, так?

— Бинго, — Джаспер похлопал в ладоши. — Теперь силы ArcanaWars распределены равномерно и нам будет проще проникнуть в здание.

— А как же мы обойдёмся без тех планов? — усомнилась Эрика.

— Я тебя умоляю, — снова усмехнулся Джаспер. — Разве я вам не говорил, что проникал в самые секретные места вашей конторы?

— А, по-моему, на верхушке сидят не полные идиоты, — продолжил рассуждать Тейлор, — Слишком подозрительно, что он один выжил.

— Для этого я вколол ему один очень крутой препарат, который маскируется под яд. При обследовании докторам покажется, что его иммунная система справилась с этим ядом, а для верности я вколол его ещё нескольким солдатам, которые были ещё живы. Но у них была немного другая формула, их не отличить друг от друга. Анализ же чудесным образом покажет, что люди умерли именно от яда, а не от пуль.

— А пули чем объясняются тогда? Случайностью во Вселенной? — Эрика начала язвить.

— О! Сейчас будет моя любимая часть, — хохотнул Джимми.

— Тот яд, что я вколол Майлзу, вдобавок ко всему путает воспоминания. Он не сможет вспомнить точно, что произошло. Возможно, его сны тоже вплетутся в эту историю, и в отчетё будет указано, что на них напал дракон.

— Какое-то прям магическое зелье, — нахмурился Фулл-Хаус.

— Спасибо Доку, — улыбнулся Джаспер. — Для пущей уверенности я проплатил некоторым наемникам, чтобы они выследили и напали на вышеупомянутых людей, о которых рассказал Майлз.

— А ты хитрый жук, — сощурил глаза Фулл-Хаус.

— А если Аркана решит, что безопаснее охранять людей внутри здания? — спросила Эрика.

— Они знают, с кем связались, и вряд ли рискнут транспортировать их, — Джаспер докурил и решил затушить бычок об стол.

— Если ты это сейчас сделаешь, всю миссию, я тебе обещаю, всю эту гребанную миссию в твоем коммуникаторе будут играть песни из индийских фильмов! — взвился Джимми.

— Ты не посмеешь, — Джаспер сурово посмотрел на Джимми.

— Рискни, — Джимми ответил не менее суровым взглядом.

Джаспер прищурился, но затушил бычок о подошву ботинка и выбросил его в урну.

— План штурма мы пока что дорабатываем, — продолжил Джаспер, — но суть не меняется. Мы с Эрикой с главного. Фулл-Хаус — снайперская позиция в соседнем здании. Эппл и Гроул через гаражи.

— Эрика не пойдёт, — отрезал Фулл-Хаус.

— Тейлор, — вмешалась Эрика. — Я хочу пойти. Я должна отомстить Уоткинсу.

Фулл-Хаус заметно напрягся. Он повернулся к Джасперу и процедил сквозь зубы:

— Чтобы на этот раз без потерь, либо я с тебя три шкуры спущу.

— Да что ты говоришь, золотце? — засиял Джаспер и снова продолжил: — Предлагаю начать обсуждение штурма завтра. Сам штурм состоится послезавтра. Тянуть не имеет смысла — чем раньше начнём, тем быстрее это дерьмо закончится.

Глава опубликована: 06.04.2016


Показать комментарии (будут показаны 5 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх