Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Всегда (гет)


Авторы:
Тетушка Сова, Ада Фрай Помощь во всех частях
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Angst/Drama/Fantasy
Размер:
Макси | 408 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
А что если Драко Малфой и Гермиона Грейнджер любили друг друга с самой первой поездки в Хогвартс?
QRCode

Просмотров:45 002 +81 за сегодня
Комментариев:81
Рекомендаций:0
Читателей:728
Опубликован:01.02.2016
Изменен:20.01.2017
От автора:
Фанфик с таким названием и той же самой задумкой был опубликован мной больше двух лет назад на ficbook.net. Работа набрала достаточно количество "лайков", но ее качество меня не удовлетворяет. На данный момент я работаю над исправлением фанфика. Главы станут больше, стиль лучше, герои более живыми и приближенными к канону, добавится немало новых событий.
Благодарность:
Всем, кто читает мою работу, говорю спасибо за уделенное внимание.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Часть 1. Волшебники и волшебницы. Глава 1

Пятое июля так и осталось бы самым обычным днем для Гермионы Джин Грейнджер. Начало летних каникул, легкий дождик с утра и прогулка с семилетней кузиной — вот и все, что осталось бы в памяти. Ничего примечательного, он забылся бы так же, как и большинство предыдущих. Однако пятое июля по праву заняло место одного из самых необычных дней в жизни одиннадцатилетней Гермионы.

Около пяти часов вечера она вышла из автобуса недалеко от своего дома в Ивере, пригороде Лондона, располагающемся всего в паре миль от столицы Соединенного Королевства на запад по Ивер-Лейн. Остатки утреннего дождя уже совсем высохли, и небо радовало чистотой и безоблачностью. Вокруг жались друг к другу похожие как близнецы домики в два этажа, с гаражами и зелеными лужайками под окнами. Кое-где на подоконниках посапывали упитанные кошки, наслаждающиеся вечерним теплом.

Машин было мало. Из-за поворота доносились голоса детей от детской площадки. Гермиона не спеша шла к небольшому коттеджу Грейнджеров под красной черепичной крышей и чувствовала себя по-настоящему дома, в привычной, знакомой обстановке. Здесь каждый куст, каждая ямка на тротуаре, каждое лицо, способное высунуться из окна, навевают воспоминания.

Дверь в их дом была оставлена приоткрытой. Интересно почему? Обычно мама этого не допускала. Гермиона удивилась, но не забеспокоилась. В ее мире редко случались неожиданные события. Если, конечно, не считать моментов, когда билась посуда «на счастье», падали люди или происходило что-то еще в этом роде. Обычно это бывало, когда Гермиона находилась рядом, и ею владели сильные чувства. Но подобным мелочам не стоило придавать значения, верно? По крайней мере, Грейнджеры этого обычно не делали.

— Мама, я дома! — крикнула Гермиона, заметив мамины туфли в прихожей.

— Иди в гостиную, дорогая, к тебе кое-кто приехал.

Интересно, кто это мог неожиданно нагрянуть? Бабушка? Однако в небольшой, но уютной гостиной с большим окном, камином, книжными полками и стенами, увешанными фотографиями членов семьи, рядом с миссис Грейнджер оказалась совершенно незнакомая женщина. И, стоит сказать, очень необычная. Первое, что бросалось в глаза, ее одежда: нечто похожее на тяжелый красный халат и колпак того же цвета. Незнакомка была лет сорока, с очень живыми карими глазами и длинными черными волосами, которые выглядели не слишком ухоженными. Сидела она прямо, с достоинством. Весь ее облик говорил о строгости и уверенности в себе.

— Добрый день, меня зовут Септима Вектор, я профессор нумерологии в Школе Чародейства и Волшебства «Хогвартс», — произнесла женщина глубоким грудным голосом.

Гермиона, стоявшая в дверях, чуть покачнулась. Происходящее казалось ей настолько странным, что не укладывалось в голове.

— К-кто вы? — запинаясь, переспросила она, переводя взгляд с профессора Вектор на маму и обратно.

— Я понимаю, вам сложно сразу понять и осознать, но все очень просто, — спокойно продолжала гостья. — Вы, Гермиона Джин Грейнджер, приняты в Школу Чародейства и Волшебства на первый курс, и можете приступить к занятиям со второго сентября. Обычно о приеме в школу будущих учеников уведомляют просто письмом, но, так как вы ничего не знаете о мире магии, я здесь, чтобы ввести вас в курс дела и помочь купить все необходимое для обучения.

— Вы хотите сказать, что я волшебница? — уточнила Гермиона. В этот момент она прикидывала, что более вероятно: солнечный удар или отравление, вызвавшее столь яркие и стойкие галлюцинации.

— Именно это я и хочу сказать, — профессор Вектор сохраняла поразительное спокойствие.

— Мам, это розыгрыш? — Гермиона повернулась к миссис Грейнджер, надеясь, что ее всегда практичная и твердо стоящая ногами на земле мать объяснит ей, в чем дело.

— Похоже, нет. Профессор Вектор объяснила мне, что некоторые... необычные происшествия, связаны как раз с твоими волшебными способностями. Ты не умела их контролировать, поэтому что-то билось, взрывалось, падало...

— Да, это так, — подтвердила гостья. — Это абсолютно нормальные проявления неконтролируемой магии у волшебников, которых еще никто не учил. В Хогвартсе вас научат этим управлять и творить настоящее волшебство.

— Но ведь магии не существует! — Гермиона хваталась за соломинку реальности.

Профессор Вектор улыбнулась. И, хотя даже улыбка у нее получалась строгой, это немного разрядило обстановку. Гостья достала из внутреннего кармана «халата» тонкую палочку в несколько дюймов длиной и направила ее на пульт от телевизора, лежавший на журнальном столике перед ней.

— Венгардиум Левиоса, — произнесла непонятные слова профессор Вектор. Пульт плавно взмыл над столиком. Повинуясь движениям палочки, он облетел гостиную по кругу и приземлился точно на то же место, где лежал до этого.

— Ух ты! — вырвалось у Гермионы. Миссис Грейнджер лишь невольно охнула.

— Это довольно простая магия, программа первого года, — пояснила профессор Вектор. — Пройдя полный курс обучения, вы сможете совершить намного больше.

— А где школа находится? — Гермиона прошла по комнате и села рядом с матерью напротив гостьи. Теперь она с нескрываемым восхищением смотрела на женщину в красном «халате» и колпаке, которая выглядела в их совершенно обыкновенной гостиной слегка неуместно.

— В Шотландии, точнее вам мало кто скажет. Особыми чарами она скрыта от глаз маглов, то есть людей, не имеющих волшебной силы. Чтобы попасть в школу, все студенты садятся в десять часов утра на платформе девять и три четверти вокзала Кингс-Кросс на поезд Хогвартс-экспресс. Он к вечеру доезжает до станции Хогсмид, откуда студенты отправляются в школу: первокурсники — на лодках через озеро, а остальные — на каретах в объезд. Далее следует церемония распределения по факультетам, всего их четыре, и торжественный ужин. Потом все отправляются спать, а с утра второго сентября начинаются занятия.

— А что за факультеты? Там разные направления? — Гермиона уже горела желанием узнать как можно больше, любознательности ей всегда было не занимать.

— Факультеты Гриффиндор, Когтевран, Пуффендуй и Слизерин. Программа у них совершенно одинаковая, но на каждом факультете требуются определенные качества характера, согласно им и происходит отбор, — пояснила профессор Вектор. — А теперь я бы хотела сказать о более насущном. Чтобы отправиться в Хогвартс, вам нужны школьная форма, учебники, некоторые принадлежности вроде котла и весов, и, конечно, волшебная палочка.

— И все это можно купить в Лондоне? — не поверила миссис Грейнджер.

— Можно, если знать, где искать. Разумеется, я помогу вам с этим. Давайте договоримся, что в субботу в десять часов я прибуду снова и отправлюсь вместе с вами за покупками. Но вам понадобятся деньги, их придется обменять на магическую валюту. Если у вас нет денег, школа готова предоставить вам учебные принадлежности, правда, не новые, но вполне пригодные.

— Нет-нет, деньги у нас есть! — тут же заверила гостью миссис Грейнджер. — Мы все купим новое и будем очень благодарны вам за помощь.

— Тогда до субботы, — профессор Вектор поднялась и направилась прочь. Гермиона с матерью проводили ее до дверей. Глаза у них все еще были огромными от удивления. У самого выхода волшебница снова улыбнулась им и... исчезла, просто растворилась в воздухе, даже не выходя на улицу.

— Ты тоже это видела? — спросила миссис Грейнджер у дочери.

— Д-да, но я ничего не понимаю, — призналась Гермиона. — И мне интересно, как мы все это расскажем папе?

Миссис Грейнджер только головой покачала. Задача предстояла не из легких, потому что мистер Грейнджер был самым скептичным из всех скептиков Ивера, а может быть, и Лондона.


* * *

В субботу 6 июля Септима Вектор снова появилась у дверей дома Грейнджеров. Она возникла словно из ниоткуда, все в том же красном «халате» и колпаке, и уверенно направилась к дверям. Гермиона видела это из окна своей комнаты на втором этаже.

Открыл ей мистер Грейнджер. Вчера он решил, что у его жены и дочки коллективные галлюцинации. То, что они говорили одно и то же, его ничуть не убедило. Гермионе было страшно стыдно перед профессором Вектор за то, что отец в очередной раз будет проверять правдивость ее слов. Но ничего не поделать.

Миссис Грейнджер наблюдала за разговором мужа и преподавательницы волшебного Хогвартса из кухни, а Гермиона — со второго этажа, перевесившись через перила лестницы. Разговор в гостиной слышно было плохо, но по интонациям не составило труда понять: профессор Вектор сохраняет профессиональное спокойствие, а мистер Грейнджер с трудом подбирает слова и тушуется под строгим прямым взглядом. Наконец, он вышел в коридор и посмотрел на жену, выглядывающую из кухни.

— Мы едем в Лондон, — объявил он, и сразу стало ясно, что профессор Вектор одержала полную победу.

Гермиона даже в ладоши захлопала от радости. Она давно собралась, искренне болея за успех своей будущей преподавательницы в убеждении отца. Спустя пятнадцать минут вся семья Грейнджеров выдвинулась из дома на машине.

— Мы должны оказаться на Оксфорд-стрит, поедем туда вашим способом, как скажете, а дальше я вас проведу, — объявила профессор Вектор.

Было видно, что в машине ей неуютно. Конечно, зачем пользоваться автомобилем, если можешь растворяться в воздухе? Однако волшебница переносила трудности магловского способа передвижения с завидным достоинством. Она ничего не говорила, просто смотрела в окно, сохраняя такое выражение лица, что задавать ей вопросы не хотелось. У Гермионы крутилось на языке множество неразрешенных тайн, но она сдерживалась, чтобы не рассердить профессора Вектор. Вдруг та разочаруется в будущей студентке и решит, что она недостойна Хогвартса?

Ехали долго. Другие машины и светофоры словно сговорились, чтобы задержать Грейнджеров. Гермиона от нетерпения подпрыгивала на заднем сидении машины, но не жаловалась. Ей и так несказанно повезло оказаться колдуньей, теперь можно и немножко подождать.

Недалеко от Оксфорд-стрит мистер Грейнджер припарковал машину. Дальше пошли пешком. Профессор Вектор на удивление хорошо ориентировалась, чем вызвала невысказанное уважение отца Гермионы, который давно разуверился в способности женщины дойти из пункта А в пункт В и не заблудиться.

Вокруг сияли витрины самых обычных магазинов и кафе. Там продавали сувениры, там дамские сумочки, здесь меню зазывало на самые вкусные в мире пирожные. Но нигде не было видно ничего похожего на место, где можно купить волшебную палочку или учебники по волшебству.

«Может, это все-таки розыгрыш?» — подумала Гермиона, когда они миновали станцию подземки Оксфорд-циркумстанс.

Профессор Вектор, однако, бодро шагала дальше, даже не оборачиваясь, чтобы проверить, следуют за ней Грейнджеры или нет. Наконец, она остановилась перед одним из самых неприметных заведений Оксфорд-стрит. «Бар Дырявый Котел» — гласила вывеска над входом. Своей невзрачностью место совершенно не соответствовало фешенебельному центру Лондона. Волшебница толкнула дверь и вошла. За ней последовала Гермиона с родителями.

Внутри было шумно, людно и дымно. Посетители в большинстве своем оделись похожим образом, что и профессор Вектор. Странные «халаты» разных цветов и степеней заношенности и колпаки. Они разговаривали, смеялись, пили и совершенно не обращали внимания на вошедших.

Провожатая Грейнджеров задерживаться не стала. Вслед за ней Гермиона оказалась во внутреннем дворике бара, совершенно пустом. Профессор Вектор достала волшебную палочку и трижды постучала по кирпичу в стене над мусорной урной. Камень задрожал, потом задергался, в середине у него появилась маленькая дырка, которая начала расти. Через секунду перед ними образовалась внушительных размеров арка.

— Добро пожаловать в Косой переулок! — объявила волшебница и сделала приглашающий жест рукой.

Грейнджеры прошли сквозь арку, которая тут же за ними вновь стала кирпичной стеной. Гермиона завертела головой, как мельница лопастями. Вокруг было что-то совершенно невообразимое. Ближайшим к ней оказался магазин «Котлы. Все размеры. Медь, бронза, олово, серебро. Самопомешивающиеся и разборные». В стороне ухали совы. В другом месте из окна лавки выглядывали побеги какого-то неизвестного Гермионе растения, хищные на вид. И всюду сновало множество народу. Все эти люди занимались своими делами и не находили в обстановке ничего необычного.

— Сначала в банк, обменять деньги, а потом сможете купить все, что потребуется, — объяснила профессор Вектор и повела их вдоль всевозможных лавок и магазинов. У Гермионы голова шла кругом от такого обилия совершенно необычных предметов, хотелось осмотреть сразу все, зайти в каждую дверь, но приходилось быстро идти следом за родителями и профессором Вектор, чтоб не потеряться.

Банк оказался в самом конце Косого переулка. Это было белоснежное здание, возвышавшееся над всеми магазинчиками магической торговой улицы. Мраморные колонны делали его по-настоящему величественным, словно королевский дворец среди крестьянских домиков. У медных дверей стояло странное существо в алой с золотом униформе. Оно предупредительно открыло медные створки, пропуская посетителей внутрь. Теперь они оказались перед вторыми, серебряными дверями, на которых было выгравировано:

Входи, незнакомец, но не забудь,

Что у жадности грешная суть,

Кто не любит работать, но любит брать,

Дорого платит — и это надо знать.

Если пришел за чужим ты сюда,

Отсюда тебе не уйти никогда.

Дальше Гермиона со спутниками оказалась в мраморном холле, большом, как ангар для самолета. За конторками сидело множество таких же странных существ. Они довольно сильно отличались от людей, хотя явно были разумными. Низенькие, чуть выше пояса одиннадцатилетней девочки, с большими треугольными ушами, отставленными от головы, сморщенными личиками, очень длинными ступнями и пальцами. Кто-то из них считал деньги, к удивлению Гермионы золотые, кто-то взвешивал монеты, кто-то заполнял бланки.

Профессор Вектор подвела своих подопечных к одному из прилавков, который отличался явно преувеличенной высотой. Наверно, это восполняло комплекс неполноценности коротышек рядом с людьми. Из-за своих конторок они смотрели на клиентов сверху вниз, причем довольно недоброжелательно.

— Нам нужно обменять деньги, — сказала профессор Вектор.

Странное существо смерило Грейнджеров презрительным взглядом.

— Фунты? — проскрежетало оно.

— Да, — миссис Грейнджер положила ему на конторку несколько купюр. Их внимательно изучили на свет, обнюхали, и только после этого были выданы несколько монет, золотых и серебряных.

— Кто это? — спросила Гермиона шепотом у профессора Вектор, пока мама считала деньги.

— Гоблины, они хозяева банка, и потише, они очень обидчивы.

Гоблин за конторкой покосился на них, но ничего не сказал. Скоро они уже смогли выйти из холодного величественного банка к солнечному свету. Гермиона взяла у мамы золотую монетку и внимательно ее рассмотрела. По краю, наряду со странными символами, видимо, обозначавшими валюту, были выгравированы слова «unum galleon». Неужели волшебники пользуются латынью? В середине монетки был изображен дракон. На обратной стороне, на месте слов «unum galleon» красовалось название банка «Gringotts», а вместо дракона — голова волшебника с длинной бородой и в колпаке.

— Что это? — повернулась Гермиона к профессору Вектор.

— Это золотой галлеон — самая крупная монета в мире магов, — пояснила преподавательница. — В одном галлеоне — семнадцать серебряных сиклей, а в одном сикле — двадцать девять медных кнатов.

Гермиона отдала маме галлеон и взяла рассмотреть монетки поменьше. На обеих присутствовали надписи на латыни. В качестве легенды было представлено изображение странного зверька с львиной головой, двумя коротенькими подогнутыми лапами и хвостом, загнутым в форме спирали. На медном кнате красовался благородный олень.

— Теперь я вас оставлю, улица одна, не заблудитесь, список необходимого у вас приложен к письму. Всего хорошего. До встречи в Хогвартсе, мисс Грейнджер. — И профессор Вектор растворилась в воздухе.

А дальше началось самое интересное. Весь день Гермиона с родителями ходили по всевозможным магазинам, покупая самые необычные предметы, которые им когда-либо доводилось покупать.

Спустя какое-то время выяснилось, что странные «халаты», в которых ходили волшебники, не халаты, а мантии. Грейнджеры купили три таких черных одеяния в качестве школьной формы в магазине у мадам Малкин.

Большего всего времени Гермиона провела в книжном магазине «Флориш и Блоттс». Она облазила все полки и, подобрав необходимые по списку учебники, начала просто изучать книги. Там было столько всего интересного! Просто на любой вкус! И книги увесистые, с плотными желтоватыми страницами, в кожаных переплетах, и запах от них исходил абсолютно специфический, ни на что не похожий.

Гермионе очень не хотелось ударить в грязь лицом в новой школе. Конечно, там будет множество детей, выросших в семьях волшебников, и необходимо восполнить хотя бы часть тех знаний, которые другие студенты впитали с молоком матерей.

В итоге из «Флориш и Блоттс» Грейнджеры вышли нагруженные, помимо пакетов со школьной формой, еще и кучей книг. А дальше были котел, медные весы, набор стеклянных флаконов и телескоп. Осталось последнее — волшебная палочка.

За ней Гермиона с родителями прошли в магазин, который уже видели по пути в банк. «Олливандер» — гласила вывеска. Внутри лавки было тихо, так, словно все звуки отрезала закрывшаяся дверь. Пахло пылью и деревом. Магазин полнился полками с тоненькими коробочками, и их представилось взгляду такое количество, что просто дух захватывало.

— Добрый день! — из-за стеллажей появился высокий худой старик похожий на кузнечика. — Волшебную палочку?

Грейнджеры дружно закивали. Им всем стало неуютно под проницательным взглядом голубых глаз мистера Олливандера.

— Маглы? Ну, ничего страшного, сейчас разберемся.

Продавец вышел из-за прилавка с измерительной лентой в руках и подошел к Гермионе. После критического осмотра он приступил к измерению. Ему нужно было все: длина руки, расстояние от запястья до локтя, между расставленными большим и указательным пальцами, рост, даже окружность головы. Спустя минуту волшебник ушел к полкам со своим необычным товаром, задумчиво потирая подбородок, а измерения лента продолжала сама, словно бы без контроля хозяина. Вернулся мистер Олливандер, неся в руках три узкие продолговатые коробочки, когда измерения закончились и лента сама убралась на прилавок и свернулась в тугой моток.

— Внутри каждой палочки находится магическая субстанция, которая позволяет вам осуществлять волшебство. Субстанция заключается в определенные породы дерева разной длины и упругости. Все палочки уникальны, и достичь по-настоящему выдающихся результатов вы сможете только со своей. Конечно, можно подчинить себе чужую палочку, но она никогда не будет так послушна, как родная, — наставительно произнес Олливандер, подавая Гермионе волшебную палочку. — Попробуйте, клен и перо феникса, семь дюймов. Взмахните ею.

Мистер Грейнджер в это время внимательно смотрел в окно, для его скептицизма происходящее уже перевалило за отметку «слишком». Его жена, наоборот, внимательно рассматривала полки. Может быть, в глубине души, она жалела, что сама не родилась с волшебным даром. Чувствуя себя неуютно под внимательным взглядом Олливандера, Гермиона взмахнула волшебной палочкой. Из нее посыпались искры, которые слегка подпалили коротенькую бородку колдуна.

— Ой! Простите!

— Ничего-ничего, все в порядке! — мастер похлопал себя по бороде с совершенно довольным видом и забрал у Гермионы волшебную палочку. — Попробуйте эту, боярышник, волос единорога, десять дюймов.

На этот раз пришлось приложить всю возможную осторожность, но опасения оказались напрасны. Палочка неожиданно потеплела в руке и окружила Гермиону прекрасным серебристым сиянием, словно укутала в кокон.

— Ох, — вырвался восторженный возглас у мистера Олливандера. — Я такого никогда в своей жизни не видел. Это очень редкое явление.

— А что оно означает? — голос звучал испуганно. Вдруг сейчас ей скажут, что она все-таки не волшебница?

— Это не ваша палочка, мисс, но ее будущий хозяин будет вас защищать на протяжении долгого времени добровольно и даже с радостью. Я читал о таком, это случалось раньше, пусть и не на моих глазах. Прежние мастера указывали, что такое бывает, когда жена берет палочку мужа при очень крепком и благоприятном союзе.

— Оу, — теперь пришел черед Гермионы удивляться. Она, конечно, мечтала о прекрасном принце из сказки, как все девочки в детстве, но чтобы увидеть его вещь, пусть будущую, и получить такое подтверждение их будущей связи... Этого никто не мог предположить.

— Виноград, десять и три четверти дюйма, жила дракона, попробуйте ее, — как ни в чем не бывало продолжал Олливандер.

Гермиона взмахнула. Из кончика палочки высыпался сноп золотых искр. Они окружили будущую волшебницу и осветили все вокруг приятным теплым сиянием.

— Браво! Это как раз то, что нужно!

Грейнджеры расплатились и вышли из магазина. А Гермиона никак не могла выпустить палочку из рук, она как будто прибавляла сил и уверенности. «Я волшебница!» — звенело в голове, и от этого сердце пело. Но мысль о той чужой палочке из боярышника все-таки засела в мозгу и заставляла возвращаться к ней снова и снова.

Глава опубликована: 01.02.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 81 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх