Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Всегда (гет)


Авторы:
Тетушка Сова, Ада Фрай Помощь во всех частях
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Angst/Drama/Fantasy
Размер:
Макси | 523 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
А что если Драко Малфой и Гермиона Грейнджер любили друг друга с самой первой поездки в Хогвартс?
QRCode

Просмотров:69 461 +374 за сегодня
Комментариев:114
Рекомендаций:0
Читателей:876
Опубликован:01.02.2016
Изменен:26.05.2017
От автора:
Фанфик с таким названием и той же самой задумкой был опубликован мной больше двух лет назад на ficbook.net. Работа набрала достаточно количество "лайков", но ее качество меня не удовлетворяет. На данный момент я работаю над исправлением фанфика. Главы станут больше, стиль лучше, герои более живыми и приближенными к канону, добавится немало новых событий.
Благодарность:
Всем, кто читает мою работу, говорю спасибо за уделенное внимание.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 5

Хогвартс подарил Гермионе Грейнджер целую лавину впечатлений. Новые уроки, новые люди... Да и сам замок был насквозь пропитан магией. Движущиеся и говорящие портреты, переставляющиеся лестницы, привидения — все это стало шоком для девочки из семьи маглов. В поезде Гермиона отчаянно мечтала о том, чтобы стать своей, влиться в среду детей из волшебных семей. Теперь же стало абсолютно ясно, что это невозможно сделать быстро. Грейнджер ждал целый новый мир, непонятный и неизведанный, скрывающий бесконечное множество тайн и загадок, которые так хотелось разрешить.

Уроки радовали Гермиону. Она прочитала все учебники еще дома и теперь могла не ударить в грязь лицом перед преподавателями и однокурсниками. Профессора хвалили, задания доставляли истинное удовольствие. Грейнджер хотела стать лучшей в своем классе, а может и на всем курсе, она тянулась к этому, старалась изо всех сил и у нее получалось.

Единственное, что бесконечно расстраивало Гермиону, это отсутствие друзей. Нет, в магловской школе она тоже никогда не была популярна, но там у нее были любящие родители и пара верных товарищей. Здесь Грейнджер осталась одна. Она не вписалась в свой класс, не сумела подружиться. Соседки по спальне для девочек — Парвати Патил и Лаванда Браун — уже с первого дня учебы стали неразлучны. А Гермиона, как ни старалась, не могла сблизиться с ними. Парвати и Лаванда обсуждали модные платья и косметику, молодежные магические группы и сплетни Гриффиндора. Гермиону это не интересовало. Мальчишки тоже не горели желанием с ней общаться. Наиболее дружелюбным оказался добродушный Невилл Долгопупс, но он был стеснительным и закрытым, поэтому предпочитал сидеть один.

Единственным другом Гермионы оказался Драко Малфой. Несмотря на нелестную характеристику Уизли, Грейнджер ему симпатизировала. В нем было что-то благородное, аристократическое, чего явно не хватало остальным. К тому же Драко не старался побыстрее от нее сбежать, а наоборот, радовался возможности поболтать. И он отличался умом. Никто из одногруппников Гермионы не мог похвастаться такими же знаниями. Это импонировало.

Однако Малфой мог вести себя и подло по отношению к Гриффиндорцам. Один случай с напоминалкой Невилла чего стоит! Гермионе хотелось бы урезонить его, но Драко не позволял. Он сразу становился холодным и отчужденным, даже пугал Грейнджер.

Теперь же не осталось и такого друга. Слишком поздно на ум пришла мамина присказка: «Мужчину не переделаешь, надо или смириться, или удалиться». Гермиона начала перевоспитывать Драко на лестнице, и он ушел, обиделся. Да и верно, с какой стати ему к ней прислушиваться, если они знакомы всего вторую неделю? Грейнджер жалела, что полезла со своими наставлениями, но боялась идти мириться.

А тем временем идея Малфоя с дуэлью волшебников привела к интересным последствиям, в том числе и для самой Гермионы, которую это вроде бы не должно было касаться...

Весь вечер, решая задачки по трансфигурации, Гермиона слышала перешептывание Поттера и Уизли, они явно готовились к дуэли. Ох уж эти мальчишки! Как можно быть такими безответственными! Так легко нарушать школьные правила! Ведь их могут исключить! Или их это совсем не волнует?

Когда в гостиной было уже совсем мало народу, а задачки по трансфигурации подходили к концу, пришел Перси Уизли. Судя по горящим глазам он гулял с Пенелопой Кристалл. И тут Гермиону осенило: надо все рассказать ему! Перси — староста и брат Рона, он может повлиять, может запретить им идти! Может быть тогда и Драко не попадется.

Гермиона вскочила и кинулась к Перси.

— О, привет! — старший из школьных Уизли увидел ее раньше, чем она успела открыть рот. — Ты Гермиона, верно? Как твои дела? Как первые учебные недели?

Хотела ответить, что все хорошо и начать жаловаться на мальчишек, открыла рот… И издала лишь жалкое хлюпанье. На глаза навернулись слезы. Ведь никто кроме родителей за две недели не интересовался, как у нее дела, даже Драко! А теперь нет и Драко… Она совсем, совсем одна, никому не нужна… Из левого глаза скатилась одинокая слезинка.

— Ну что ты? — Перси плюхнулся в рядом стоящее кресло, теперь его лицо было на одном уровне с Гермиониным. — Кто тебя обидел?

Она лишь помотала головой. Крепкие руки старосты обняли ее. От него пахло улицей, но и чем-то теплым, очень домашним. Потом она узнает, что это «фирменный» запах семьи Уизли, но пока это были только добрые объятия Перси. Гермиона уткнулась ему в плечо и разревелась как маленькая.

— Ну-ну, успокойся! Хочешь, снимем баллы с тех, кто тебя обижает? — Гермиона в ответ только помотала головой, возя влажным носом по мантии Перси.

— Никто здесь не хочет дружить со мной, — наконец смогла она выговорить.

— А ты сама? Ты хочешь с ними дружить?

Гермиона только энергично закивала.

— Тогда постарайся их понять, поддержать их темы разговора. Все наладится, вот увидишь. Гриффиндорцы всегда очень дружные, мы же не Слизерин какой-нибудь! Просто еще рано, вы все привыкаете к новой обстановке… Скоро будете не разлей вода всем курсом ходить!

— Правда? — это подействовало успокаивающе. Слезы иссякли. Гермиона достала из кармана мантии носовой платок и начала приводить себя в порядок.

— Конечно, правда, — веснушчатое лицо Перси расплылось в теплой улыбке.

— Прости, что я тут разревелась, как маленькая.

— Да ничего, всем нужно порой выпустить пар. Ты приходи, если станет грустно или если обидит кто. Я всегда помогу!

Перси похлопал ее по плечу и ушел. И Гермиона так и не рассказала ему о том, что мальчишки собрались на дуэль. «Я сама их остановлю! Дождусь ночи и не дам им уйти из гостиной!» — решила она и пошла умываться.

С половины одиннадцатого в пижаме и мягком розовом халате Грейнджер сидела в кресле в гостиной и ждала. Народ постепенно разошелся по спальням, камин догорал. Гермиона чувствовала, что начинает клевать носом и периодически щипала себя за руку, чтоб не уснуть.

В половине двенадцатого на лестнице, ведущей к спальням мальчиков, раздались шаги. Поттер и Уизли все-таки решили нарушить правила.

— Не могу поверить, что ты все-таки собираешься это сделать, Гарри, — Гермиона обратилась именно к Поттеру, считая его более разумным. Одновременно с этим для пущего эффекта она зажгла лампу.

— Ты? — яростно прошептал Уизли, словно специально создавая контраст со старшим братом. — Иди спать!

— Я чуть не рассказала обо всем твоему брату Перси, — отрезала Гермиона, решив не упоминать, что сделать это ей помешали собственные слезы. — Он староста, он бы положил этому конец. Но я все же промолчала.

— Пошли, — совсем неожиданно, Поттер совершенно ее проигнорировал и обратился к Рону. Он отодвинул портрет Полной Дамы и направился прочь из гостиной Гриффиндора. Гермиона чуть не задохнулась от возмущения. Она бросилась следом за мальчишками и задержала их в коридоре.

— Вы не думаете о нашем факультете, вы думаете только о себе, а я не хочу, чтобы Слизерин снова выиграл соревнование между факультетами. Из-за вас мы потеряем те призовые очки, что я получила от профессора МакГонагалл за то, что знала несколько заклинаний, которые необходимы для трансфигурации.

В ответ она получила дружное:

— Уходи!

— Хорошо, но я вас предупредила. И когда завтра вы будете сидеть в поезде, везущем вас обратно в Лондон, вспомните о том, что я вам говорила, — что вы… — она хотела сказать, что они самодовольные напыщенные индюки, которые совершенно лишены здравого смысла, но это вдруг потеряло всякое значение. Полной Дамы не было на портрете, а значит, Гермиона не могла вернуться назад.

Ее пронзила острая волна страха. Черт ее дернул полезть наружу следом за этими дураками!

— И что же мне теперь делать? — она снова почувствовала, как предательски наворачиваются слезы, но голос Уизли ее отрезвил.

— Это твоя проблема. Все, нам пора идти, вернемся поздно.

Мальчишки развернулись и пошли прочь. Гермиона оставалась в темном пустом коридоре совершенно одна. Иррациональный страх холодной липкой лапой взял за горло. Не совсем отдавая себе отчет в своих действиях, Грейнджер кинулась следом за уходящими Поттером и Уизли.

— Я иду с вами.

И опять оба проявили завидное единодушие:

— Исключено.

— Вы думаете, я буду стоять тут и ждать, пока меня схватит Филч? — слова рождались в голове лишь за секунду до того, как сорваться с языка. — А вот если он поймает нас троих, я честно ему скажу, что пыталась вас отговорить, а вы это подтвердите, и тогда мне ничего не сделают.

— Ну и наглая же ты, — громко возмутился Рон.

Гермиона в этот момент размышляла о том, что подумает о ней Драко, когда увидит ее на дуэли вместе с этой неразлучной парочкой. И за что ей только такое наказание…

— Заткнитесь вы оба! — резко бросил Поттер. — Я что-то слышу…


* * *

Спустя час Гермиона, наконец, оказалась в своей постели. Сердце колотилось как бешеное. Столько всего случилось… Спящий в коридоре Невилл, не пришедший на дуэль Драко, бегство от Филча и эта огромная трехголовая собака на люке… Нет, поменьше бы таких ночей, слишком много адреналина.

В тот момент Гермиона даже себе бы не призналась, что ей понравилось. Чувствовать себя частью команды и пережить настоящее приключение. Это выгодно отличалось от ее размеренных будней за книжками. Вот только ее не позовут с собой в следующий раз. И это очень огорчало…

На следующее утро в гостиной Гермиона хотела было присоединиться к Поттеру и Уизли, но они не обратили на нее внимания. Это обожгло обидой, ведь они такое пережили вместе! Если это их не объединило, то что тогда сможет? Видимо, Перси ошибся, что она сумеет подружиться с однокурсниками. Или их курс станет единственным исключением из правила, что гриффиндорцы всегда дружны.

Чтобы сохранить гордость Гермиона решила игнорировать ребят. Ей казалось, что так будет лучше, но, на самом деле в ней просто говорили обида и незнание как себя вести, как привлечь внимание. Одиночество грызло сердце, поэтому Гермиона старалась подсаживаться поближе к Перси. Даже если он не говорил с ней, рядом с ним все равно казалось, что не одна.

И была еще ссора с Драко, которая давила на сердце. На сдвоенном зельеварении он даже не смотрел в ее сторону. Неужели их едва начавшаяся дружба так кончится?

Спустя неделю за завтраком в Большом Зале над столом появились шесть сов, несущих длинный сверток. Он сразу привлек всеобщее внимание, в том числе и Гермионы. Она сидела рядом с молчаливым Невиллом и вела шеей вслед за странной процессией в воздухе. Совы спикировали прямо перед Поттером и Уизли. Грейнджер это даже не удивило, с этими двоими вечно что-то необычное случается. Поттер отцепил от свертка письмо, быстро пробежал его глазами. А Уизли в это время заглядывал ему через плечо. Потом оба вскочили, схватили сверток и чуть ли ни пулей выскочили из Большого Зала, естественно, еще более усилив всеобщее любопытство.

Гермиона пошла следом. Для себя она решила, что уже наелась и хочет забежать в спальню за конспектами по заклинаниям, чтоб потом не ходить за ними между первым и вторым уроками. То, что ее, как и всех, глодало желание узнать тайну длинного свертка, она себе не признавалась.

Около лестницы что-то происходило, это стало понятно сразу, как только Грейнджер вышла из Большого Зала. Гермиона замерла в стороне так, как будто вовсе и не наблюдает. Но взгляд ее был прикован к Драко, который вырвал сверток из рук Поттера и разворачивал его. Это была метла! Грейнджер совершенно в них не разбиралась, но по тому, как блестела полированная ручка, как аккуратно лежали гладкие прутья, было ясно — игрушка из дорогих.

Разговора мальчиков слышно не было, но Гермиона по лицу видела, как горды собой Поттер и Уизли и как рассержен Малфой. Грейнджер настолько увлеклась попытками прочесть разговор по губам, что не заметила, как из Большого Зала вышел профессор Флитвик. Конечно, не обратить внимания на повышенно эмоциональных ребят у лестницы преподаватель не мог, поэтому направился сразу к ним. Тихого, чуть писклявого голоса маленького заклинателя Гермиона тоже не слышала, но он, судя по всему, оказался на стороне гриффиндорцев. Креббу и Гойлу пришлось расступиться, и Поттер с Уизли побежали вверх по лестнице. Профессор Флитвик улыбнулся слизеринцам и тоже не спеша, чуть подпрыгивая, последовал наверх готовиться к уроку. Драко стоял у лестницы рядом со своими «телохранителями», вид у него был разозленный и беспомощный одновременно. Гермиона видела, как поникли его плечи, когда Флитвик отвернулся. Поттеру и Уизли разрешили иметь метлу, а ему нет! Грейнджер вспомнила, с каким восторгом Драко рассказывал о полетах тогда, в библиотеке. Конечно, ему тоже хотелось летать, и на своей метле, и не только на занятиях мадам Трюк.

Гермионе хотелось подойти к Малфою, поддержать его, как друга. Ведь Кребб и Гойл явно не заметили его состояния. И в тот момент, когда Грейнджер сделала шаг им навстречу, Драко ее заметил. Карие и серые глаза встретились. Лед, ничего больше не увидела Гермиона в красивых, выразительных глазах Малфоя. Она сразу поняла, что лучше не подходить, он не только не позволит подбодрить себя, но еще и скажет что-нибудь противное, чтоб скрыть свое состояние.

Грейнджер поспешила пройти мимо, к лестнице, больше не поднимая глаз. Не хотелось получать новую порцию холодного душа. В этом Драко так сильно контрастировал с сердечным Перси…

Гермиона догнала Поттера и Уизли на лестнице, ведущей на третий этаж.

— Значит, ты полагаешь, что это награда за то, что ты нарушил школьные правила? — гневно спросила она у них, решив отомстить двум индюкам за бесчувственность к Драко. При этом он, конечно, никогда б об этом не попросил и никогда не одобрил такой защиты.

— Кажется, ты с нами не разговаривала, — спокойно отметил Поттер. И Гермиона поняла, что удар заслуженный, нечего было строить из себя обиженную последнюю неделю. И почему она все время ошибается в выборе способа поведения?

— И ни в коем случае не изменяй своего решения, — добавил Уизли. — Тем более что оно приносит нам так много пользы.

Гермиона прошла мимо них с максимально гордым видом. Кто бы знал, чего это стоило! Слова больно задели. Она и так сильно переживала из-за своего одиночества, а тут еще этот невоспитанный Уизли подчеркнул, что отсутствие общения с ней его только радует! Надо было собирать самолюбие по кусочкам и идти на трансфигурацию. Погружение в сложные задачи профессора МакГонагалл всегда помогает избавиться от плохих мыслей.

И время снова побежало вперед. А Гермиона по-прежнему была одна, она ходила на уроки, делала домашние задания, занималась дополнительно в библиотеке. Иногда удавалось поговорить с Перси или Невиллом, но чаще приходилось прятать одиночество в книгах, запихивая себе в голову новые и новые знания. А что еще оставалось?

Нередко Гермиону посещали мысли о том, что следовало бы все бросить и вернуться домой, снова пойти в старую школу. Там рядом будут родители, там у нее есть маленькая забавная кузина, которая всегда поднимает настроение своей детской непосредственностью, там есть Маргарет, подруга с самого детства, с которой и в песочнице играли, и куклами обменивались, там есть Бобби, соседский мальчишка, с которым можно погонять на велосипеде. Это жизнь, которую Гермиона знает, в которой она не одна. А тут все чужое. Вот только сдаваться совсем не хотелось. Слишком интересно было учиться, слишком жгло желание освоить и познать эту сторону себя и мира. Жизнь без волшебства показалась бы ей теперь неполной, блеклой, словно цветной фильм внезапно станет черно-белым. И каждый раз Гермиона находила в себе силы, чтоб утром снова встать с кровати и прожить еще один день среди книг.

Так незаметно подкрался Хэллоуин. Он встретил вкусным запахом запеченной тыквы, но поначалу ничем не отличался от любого другого дня. Потом настроение все-таки немного оторвалось от нулевой отметки. На уроке заклинаний профессор Флитвик объявил, что они готовы заняться чарами левитации. Этого ждал, кажется, каждый ученик в классе, а Гермиона особенно, потому что в учебе заключалась последняя ее радость. К тому же у нее единственной из всех получилось поднять перо над столом. Профессор Флитвик был в восторге, и Грейнджер даже заулыбалась, что теперь бывало с ней крайне редко.

Гермиона шла с урока в приподнятом настроении, тем более что она любила Хэллоуин и вечером школьников ждал торжественный ужин. В коридоре собралась целая толпа, приходилось буквально пробираться в нужную сторону. И тут…

— Неудивительно, что ее никто не выносит. Если честно, она — настоящий кошмар! — услышала она голос Уизли, идущего чуть впереди нее, как всегда, рядом с Поттером.

На глазах сразу набухли слезы. «Неужели это — правда?» — промелькнуло в голове. Тыльной стороной ладони Гермиона попробовала стереть слезы с лица, чем размазала их еще больше. Обгоняя закадычную парочку, она врезалась в Поттера, так как почти ничего не видела из-за застилавшей глаза мути. Извиняться не стала, а просто постаралась побыстрее скрыться в толпе, чтоб они не увидели ее слез.

«У меня нет здесь друзей! Никто не захотел со мной общаться. Вроде подружились с Драко, но и того я обидела! Что я за человек такой, что не могу ни с кем нормально общаться?» — слезы бежали и бежали по щекам. Скатывались по подбородку на ворот рубашки. Гермиона даже не смотрела, куда она идет. Какая разница? Желание уехать домой было сильным, как никогда раньше.

Она даже не заметила, как оказалась в пустом коридоре, не заметила и человека, идущего ей навстречу, поэтому врезалась в него со всего размаху.

— Эй, ты чего? — раздался прямо над ухом знакомый голос Драко Малфоя.

Гермиона не могла ему ответить, она просто разрыдалась еще сильнее. Уже в голос. Драко, недолго думая, схватил ее в охапку и втолкнул в ближайший пустой класс, подальше от любопытных глаз и сплетен, которых всегда много в Хогвартсе. Грейнджер в изнеможении рухнула на стул и закрыла лицо руками. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь видел ее в таком состоянии, и уж тем более не Драко. Она ждала от него язвительных замечаний, ведь они в ссоре. Но их не последовало. Драко сел около девочки на корточки и попытался отнять ее руки от лица.

— Тише, Гермиона, тише, не плачь. Кто тебя так обидел? Я им голову оторву!

Гермиона лишь помотала головой. Она еще не могла говорить. И ей совершенно не хотелось, чтобы Драко знал, что ее расстроило. Однако то, что он с ней и утешает, было приятно, этого она не могла не признать.

Малфой просто сел рядом и приобнял ее. Каштановая головка с копной неуправляемых волос оказалась у него на груди. Гермиона вдруг почувствовала, что она дома. Здесь, рядом с этим холодным мальчишкой ей хорошо и спокойно. Такого не мог дать даже всегда приветливый Перси. Просто хотелось сидеть так подольше, вдыхать горьковато-холодный запах туалетной воды знакомого человека и чувствовать, что в кой-то веки не одна. В тот момент даже не было сил удивиться, что одиннадцатилетний мальчик пользуется мужскими ароматами.

Постепенно приходя в себя, Гермиона осознавала, что сидит с Малфоем, а значит, он ее простил.

— Ты больше на меня не сердишься? — спросила она хрипло, когда, наконец, смогла говорить.

— А ты на меня? — вопросом на вопрос ответил Драко, глаза его лукаво блеснули.

— Обещаю, больше не буду пытаться тебя перевоспитать, — выпалила она.

— Это правильно, все равно бесполезно, — кивнул он и подал ей аккуратно сложенный носовой платок с витиевато вышитыми инициалами Д.Л.М., пахнущий той же туалетной водой. — А я постараюсь на тебя не срываться, хотя обещать не могу, характер у меня непредсказуемый, — и он улыбнулся ей по-доброму, как раньше.

В порыве чувств Гермиона крепко обняла Драко.

— Я пойду умываться, ладно?

— Хорошая идея, тебя проводить?

— Нет, спасибо.

Гермиона ушла, но чем дальше она уходила от Малфоя, тем навязчивее в голову лезли слова Рона о том, что она «настоящий кошмар». В туалете девочка снова разразилась слезами, даже не пошла на обед, оставшиеся уроки и пир в Большом зале по случаю Хэллоуина.

Поэтому о том, что в подземельях не все в порядке, она поняла по незнакомому звуку, похожему на низкий рев и шарканье гигантских подошв в коридоре. Что это такое Гермиона даже предположить не могла, пока не почувствовала ужасный запах и не обернулась. В женский туалет влезал горный тролль, она поняла это, потому что видела таких на картинках в библиотечной книге. Вот только думать о том, как глупое чудовище оказалось в школе, Гермиона уже не могла. Колени тряслись от страха. А тролль уже нависал над ней…


* * *

… И после этого жизнь наладилась. Гермиона сама не знала, как сумела, все еще трясясь от ужаса, придумать более-менее правдоподобную историю и соврать, глядя в глаза профессору МакГонагалл. Своему декану! Но она смогла, и после этого все почему-то встало на свои места. Может, иногда неправильные поступки оказываются самым лучшим выходом из ситуации?

Она дождалась Гарри и Рона в гостиной Гриффиндора, где продолжался прерванный банкет в честь Хэллоуина. Они пришли, стояли и смотрели на нее пару минут, оба. Гермиона не знала, куда деваться от всех чувств, которые нахлынули на нее в тот момент. Она бы не смогла выговорить ни слова, даже если б придумала, что сказать. «Спасибо», — произнесли тогда Гарри и Рон хором. И после этого они вместе пошли к столам с угощением. У нее наконец-то появились друзья! Вот только сказать им о Драко она так и не смогла. Они бы не поняли, а возвращаться к одиночеству слишком не хотелось. Так начались секреты от друзей… Знала бы она, как надолго это затянется и во что выльется, разрубила б Гордиев узел уже тогда и расхлебала последствия, когда это было еще относительно просто. Но Гермиона пошла по пути наименьшего сопротивления и скрыла свою дружбу с Малфоем от Гарри и Рона. А Драко согласился ей подыграть… Они думали, что общие секреты сближают людей, Грейнджер не смогла бы переубедить Гарри и Рона в их отношении к Малфою, а ему не хотелось иметь ничего общего с этой парочкой. Решение обоих устроило.

Прошло больше месяца с субботнего матча по квиддичу в начале ноября. Тогда Гарри сумел справиться с взбесившейся метлой и поймал снитч, чуть его не проглотив. Судя по всему, Драко это сильно задело, причем что больше: поражение своего факультета или то, что самый юный ловец вырвал победу своей команде, — Гермиона не знала. Теперь у нее получалось значительно реже видеться с Малфоем, и каждая встреча стала на вес золота.

— В следующий раз Гриффиндору надо взять ловцом древесную лягушку, у нее рот больше! — все еще возмущался Драко.

Приближалось Рождество. Почти каждый день небо извергало на замок охапку пушистых снежинок, которые по большей части таяли, достигая земли. Это было красиво. Повсюду царила веселая предпраздничная атмосфера. До каникул оставалась всего пара дней, и Гермионе не терпелось скорее увидеть родителей.

— Твоя шутка про древесную лягушку уже никого не смешит, — улыбаясь, чтобы смягчить свои слова, заметила девочка. — Главное, что Гарри поймал снитч, а как он это сделал, совершенно неважно!

— Знаешь, Поттер с Уизли плохо на тебя влияют, — недовольно покосился на нее Малфой.

— Нет, я бы сказала так, даже если бы не дружила с ними. Надо уметь проигрывать, Драко!

— О, это к талантам Малфоев точно не относится, — фыркнул он, почему-то смутившись, как будто что-то вспомнил.

— А что относится? — Гермиона чуть обогнала его и заглянула в глаза, чтобы убедиться, что он не злится.

— Ну, например, тонкий вкус, твоим дружкам этому еще надо поучиться, — Драко весело рассмеялся.

Они некоторое время шли молча, не спеша, просто прогуливаясь. Было приятно пообщаться, такой шанс выдавался нечасто из-за уроков и внутренней жизни факультетов.

Драко поймал красивую резную снежинку на голую ладонь и, остановившись, смотрел, как она тает. Гермиона не сводила с него глаз. «И почему он такой колючий? Если бы Гарри и Рон видели его таким, каким вижу я, изменили бы свое мнение!»

— Скажи, а почему ты всегда ведешь себя по-разному? При мне ты один, при ребятах другой... — осторожно спросила девочка.

Малфой поднял на нее бледно-серые глаза, похожие на блеклое зимнее небо, и долго смотрел, не говоря ни слова.

— Я веду себя со всеми одинаково, Гермиона, просто все по-разному на это реагируют.

Она знала, что это неправда, но ничего не могла возразить. Драко решил переменить тему.

— Ты поедешь домой на Рождество?

— Да, я так соскучилась по дому, по родным... А ты?

— Я тоже, в нашем доме всегда так красиво на Рождество... И столько всего вкусного! — Драко мечтательно закатил глаза. — А как маглы отмечают Рождество?

— Я думаю, так же, как волшебники... Огромная елка с игрушками, подарки утром, всякие вкусности... Разве у вас не так?

— Так, только игрушки движутся, — рассмеялся Драко.

Они медленно зашагали вперед. Вокруг кружил снег, как в стеклянном шаре. Снежинки запутывались в каштановых локонах Гермионы, таяли на светлых волосах Малфоя.

— Ты пришлешь мне открытку? — спросил он.

— Конечно! Как я могу не поздравить друга с Рождеством?

Глава опубликована: 27.04.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 114 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх