Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Всегда (гет)


Авторы:
Тетушка Сова, Ада Фрай Помощь во всех частях
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Angst/Drama/Fantasy
Размер:
Макси | 463 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
А что если Драко Малфой и Гермиона Грейнджер любили друг друга с самой первой поездки в Хогвартс?
QRCode

Просмотров:55 534 +3 за сегодня
Комментариев:101
Рекомендаций:0
Читателей:796
Опубликован:01.02.2016
Изменен:18.03.2017
От автора:
Фанфик с таким названием и той же самой задумкой был опубликован мной больше двух лет назад на ficbook.net. Работа набрала достаточно количество "лайков", но ее качество меня не удовлетворяет. На данный момент я работаю над исправлением фанфика. Главы станут больше, стиль лучше, герои более живыми и приближенными к канону, добавится немало новых событий.
Благодарность:
Всем, кто читает мою работу, говорю спасибо за уделенное внимание.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 6

Прошел первый семестр в школе, а так ничего и не наладилось. Драко чувствовал, что теряет друзей. Его привычная манера поведения не работала. Только Кребб и Гойл всегда следовали за ним, молчаливыми тенями. Все остальные слизеринцы души не чаяли в Забини. Он пользовался завидной популярностью у всех, с кем сталкивался. Драко это приводило в бешенство. Он не мог понять, что такого есть у Блейза, чего не хватает самому Малфою? Отец обещал ему совершенно другое развитие событий. Так в чем подвох?

— Представляешь, какой командой вы бы с Блейзом стали, если б объединились? — заметил Гойл незадолго до начала каникул. Они втроем сидели в гостиной Слизерина и пытались делать домашнее задание по зельеварению, но отвлекались на все, на что только можно было отвлечься.

— И ты туда же, Грег? Ты тоже влюбился в Забини? — и без того взвинченный Драко завелся с пол-оборота.

— Ну, почему сразу влюбился? Просто это заметно облегчило бы всем жизнь. Но решать тебе, мы с Винсом последуем за тобой.

И всегда так было. Кребб и Гойл всегда с Драко. Если даже Грег заметил, что среди первокурсников Слизерина произошел раскол и Малфой остался в меньшинстве, то такое положение дел должно быть совершенно очевидно.

Драко все время казалось, что он упускает нечто важное, но поймать мысль за хвост никак не удавалось.

И, как ни странно, не начать кидаться на людей ему помогала Гермиона Грейнджер. Маглорожденная, с вороньим гнездом на голове и любовью тараторить, она совершенно не вписывалась в прежний круг общения Малфоя, но, когда все старые понятия летели в трубу, можно было послушать внутренний голос. А внутреннему голосу с Гермионой было легко и комфортно. Странно, но интересно.

Драко ждал каникул, чтобы вернуться домой. Он соскучился по родителям, по поместью, но еще больше по ощущению твердой почвы под ногами, и Малфой в тайне надеялся, что все так и осталось.

В поезде он сидел в купе вдвоем с Креббом и Гойлом, все остальные слизеринцы собрались у Забини, даже Пэнси и Нотт! Вот уж от кого он не ожидал, так это от них, тем более что на праздник они с родителями все равно приедут в имение к Малфоям. Однако сейчас они предпочли развлекаться вместе с Забини и бросить старого друга. Драко никому бы не признался, как сильно его это задело. Ведь он привык быть лидером в компании, а тут его место увел из-под носа какой-то полу-итальянец, причем не приложив к этому никаких видимых усилий.

— Пойду, пройдусь по поезду, — бросил Малфой Креббу и Гойлу. Те дружно поднялись следом за ним. — Не надо, я сам.

Все-таки слова Поттера, сказанные в воздухе и перед несостоявшейся дуэлью, о том, что Драко храбрый только тогда, когда за спиной два верных телохранителя, оставили след. Не хотелось, чтобы его воспринимали только как маленькую шавку, лающую из-за ног хозяина. Малфой был собой и без Кребба с Гойлом, это теперь приходилось подтверждать. И неважно, что сейчас школьная знаменитость с нищим дружком в поезде не ехали. Доказать предстояло в первую очередь самому себе.

Коридоры «Хогвартс-экспересса» пустовали. И народу ехало меньше, чем первого сентября, да и все предвкушали встречу с родными, потому сидели тихо, а не бегали из купе в купе, чтоб поздороваться с каждым из школьных приятелей лично.

Драко сам не знал, куда идет, просто шагал и прислушивался к знакомым и незнакомым голосам из-за дверей. Каштановую голову впереди он заметил сразу. Гермиона быстро шла ему навстречу. Настроение сразу подскочило. Все-таки эта девочка всегда его радовала, что-то в ней было такое, чего не хватало слизеринцам. Может быть, природный оптимизм? Или искренность?

— Привет, ты куда собрался? — Гермиона остановилась перед ним посреди коридора.

— Привет, да никуда, просто брожу… Заменяю школьное приведение! — Драко облокотился на поручень под окном. За стенками поезда летели заснеженные английские холмы.

— А знаешь — похож! Особенно бледность! — и Грейнджер звонко рассмеялась.

— Эй, это же признак аристократизма! Все аристократы бледные! — попытался защититься Малфой, хотя сам уже смеялся. Эта дружеская подначка окончательно оторвала его от мыслей о Забини. И чего только так разволновался! Он едет домой, чтобы повидать родителей, по которым очень соскучился, и на Рождество к нему приедут и Кребб с Гойлом, и Теодор с Пэнси, все будет как раньше. Так чего грызть себя? Надо радоваться!

— Ну вот, теперь ты улыбаешься — моя миссия выполнена! А то уж слишком смурной шел! — гордо подняв подбородок, заявила Гермиона.

— Да, ты умеешь поднять настроение, это я понял за полгода!

Они просто стояли у окна и смотрели друг на друга. А ковер как и прежде менял узоры, и за окном плотные тучи, наконец, разразились снегом.

— А ведь так мы и познакомились, в поезде, у окна, — вдруг сказала Гермиона абсолютно серьезно.

— Да, и я рад, что вышел тогда за тобой. Ты — настоящий друг, Гермиона, — упоминать, что она стала такой, в противовес тем, кто легко сбежал к Забини, явно не стоило.

Драко видел добрые смешинки, пляшущие в темно-карих глазах Грейнджер. Вот по таким глазам веселым, искренним с немного игривым взглядом Драко скучал на Слизерине. Малфой вытянул руку и убрал одну из выбившихся кудряшек Гермионе за ухо. Волосы оказались удивительно мягкими на ощупь, как пух. Она же лишь удивленно смотрела на его руку.

— Что это ты озаботился моей прической? — в голосе звучало удивление.

— Просто надеялся, что с вороньим гнездом все-таки можно что-то сделать, но ошибся… — с притворной грустью заявил Драко.

— Ах ты! — Гермиона легонько ткнула кулаком Малфоя в плечо.

— Убила! Она меня убила! — давясь от смеха, застонал он.

Поезд уже подъезжал к Лондону, и пора было расходиться по своим купе. А они все стояли у окна и смеялись вместе. В голову Драко закралась мысль, что вышло бы очень здорово, если б Гермионе тоже позволили приехать к ним на Рождество. Но отец никогда этого не разрешит. Можно только мечтать.

А за окном огромными пушистыми хлопьями шел снег…


* * *

На Кингс-Кросс Драко встретил отец. Да это было и неудивительно. До Рождества оставалось совсем немного, а значит, миссис Малфой снова спустилась на кухню и надела любимый старый фартук, который так раздражал ее мужа.

Дома пахло елью и готовящимися угощениями, как всегда перед Рождеством. Когда отец и сын вышли из «входного» камина в прихожей, на них сразу обрушился целый букет потрясающих ароматов. Из коридора под лестницей, ведущего на кухню, уже доносились шаги хозяйки дома.

— Вы здесь? Драко!

На людях миссис Малфой всегда выглядела как настоящая леди, но сейчас, в мягком домашнем платье и фартуке, с высоко подколотыми волосами, она напоминала любую английскую хозяйку.

— Мама!

Словно маленький ребенок, Драко кинулся в нежные руки, пахнущие мукой и ванилью.

— И кто только придумал уезжать на учебу так надолго! Я же с ума сойду, пока ты окончишь Хогвартс! — миссис Малфой уткнулась носом в светлые волосы сына.

— Ну-ну, хватит тут ваших нежностей, — встрял отец. Он скинул пальто на руки подоспевшему Добби и ушел к себе в кабинет. Мистер Малфой вообще любил закрываться там и делать вид, что работает, хотя откуда у него бралось столько важных дел и бумажной волокиты, никто из домашних не знал.

— Слава Богу, что мне удалось отговорить его отправлять тебя в Дурмстранг, это же так далеко! Я бы точно не пережила! — полушепотом заявила миссис Малфой, по-прежнему обнимая сына.

— А что вы там с домовиками готовите? — решил отвлечь ее Драко. Все-таки он уже не ребенок. Мама слишком носится с ним, словно ему по-прежнему пять лет. Это еще до школы казалось неуместным, а теперь, после четырех месяцев вдали от дома, просто коробило. Он взрослый мужчина, а не маменькин сынок!

— Твой любимый тыквенный пирог, — она хитро подмигнула сыну.

— Тогда я переоденусь и приду к вам! — сразу обрадовался он. — Разве я могу такое пропустить?

И Драко побежал наверх, в свою комнату, такую привычную. Конечно, старинное обустройство поместья было слишком важным, чтобы можно было менять его по собственному желанию. Это делало спальни не очень уютными. Но когда всю жизнь проводишь в окружении тяжелых портьер, старинных гобеленов, шелковых обоев и массивных гардеробов и комодов из редких пород дерева, то начинаешь видеть в этом бездушном убранстве особый уют. Драко любил свою комнату, хотя и не мог в ней ничего изменить.

Когда он уже переоделся и готов был идти вниз, к матери, появился Добби — домовик в грязной, застиранной наволочке.

— Хозяин Люциус просил хозяина Драко зайти в кабинет, — пропищал тот. Его уши, похожие на болтающиеся лоскутки кожи, забавно тряслись от страха перед непредсказуемым хозяйским гневом.

— Спасибо, Добби, я иду.

Спорить с отцом всегда было бессмысленно, проще подчиниться. Тем более так он не накажет Добби. Жестокость мистера Малфоя со слугами всегда расстраивала маму, а значит, не нравилась Драко.

Кабинет отца, полный шкафов с книгами и пергаменными рукописями, освещал только неверный свет камина. Хозяин дома сидел в глубоком кресле из зеленой кожи и выписывал перед собой волшебной палочкой руны, они зависали в воздухе серебряными значками. Мистер Малфой то что-то дописывал, то что-то стирал, то просто смотрел и думал.

— Отец, — Драко постучал, входя в кабинет. Даже если его ждут, лучше не нарушать правила вежливости.

— Садись, Драко, — он взмахнул рукой, и все руны растаяли в один миг. — Я хотел послушать твои впечатления от школы.

— Мне понравилось в школе, — и ведь не лгал! Просто недоговаривал…

— Профессор Снейп говорил, что ты неплохо учишься…

— Я стараюсь! — гордо улыбнулся Драко.

— Плохо стараешься, — неожиданно сердито отрезал отец. — Ты должен быть лучшим в своем классе, лучшим на потоке! Малфои всегда и во всем лучшие!

— Да, отец, — Драко только понурил голову. Он надеялся, что дома можно будет отдохнуть, расслабиться. Но отец всегда отличался требовательностью, глупо было ожидать, что теперь требования изменяться.

— По словам профессора Снейпа лучшая у вас на потоке какая-то маглорожденная выскочка. Ты же понимаешь, что так не должно быть. Поставь ее на место, пусть знает, что грязнокровке никогда не стать лучше настоящего чистокровного мага. Грязнокровки достойны лишь крохи собирать с наших столов.

— Да, отец, — а в душе поднималась горячая волна гнева. Гермиона не такая! Нельзя так о ней говорить! И она, действительно, лучше учится, потому что уделяет этому больше времени и сил. Драко видел, как она старается, как радуется получаемым за знания очкам. Она заслужила быть лучшей на потоке. Но разве можно спорить с отцом? Тем более таким!

— Потрать каникулы на учебу и докажи, что ты можешь намного больше, чем она, — жестко поставил точку мистер Малфой. — Можешь идти, мне надо работать.

— Да, отец, — и Драко как можно быстрее вышел из кабинета. Он так надеялся на возможность отдохнуть, а вышло совсем иначе.

Мама на кухне как раз доставала тыквенный пирог из печи. Аромат витал просто божественный.

— Ммм! Дашь отщипнуть немного?

— Конечно нет! — миссис Малфой бросила на сына притворно строгий взгляд, но глаза ее смеялись. — Но через несколько минут будем доставать тыквенные кексы, и вот ими я тебя угощу!

Драко сразу заулыбался. Рядом с мамой всегда было легко и радостно, она словно излучала теплый свет, согревающий каждого.

— Я так рада, что ты вернулся! — мама отошла от пирога и села на стул, оказавшись сразу ниже сына. — Без тебя дома как-то очень пусто…

— Я очень по тебе соскучился! — и это было чистой правдой. Драко обнял мать, ее лицо оказалось у него на груди. Она замерла, слушая биение сердца.

— Отец с тобой уже говорил?

— Да, ты знаешь о чем?

— Знаю, — мама лишь печально вздохнула. — Я пыталась ему объяснить, что не надо на тебя давить. Что тебе не обязательно тратить все каникулы на занятия, что в школе могут быть разные ученики с разными способностями.

— Отца нельзя переубедить, я понимаю.

Она кивнула. Пора было доставать кексы. Драко всегда любил их за то, что мама пекла перед Рождеством больше, чем нужно, а потом они вдвоем пили на кухне чай с лишними. Отец бы этого не одобрил, он не мог понять, что иногда хочется забыть о манерах и просто поболтать, а не чинно принимать пищу в парадной столовой.

Вот и сегодня мать и сын уселись за небольшой столик недалеко от печки. Вокруг сновало трое домовиков, убирая кухню после рождественской готовки. Миссис Малфой сняла фартук и сразу стала выглядеть немного солиднее. На плите засвистел чайник, и она сама взялась разливать чай. Драко уже не впервые подумал, что было бы просто замечательно, жить не в огромном поместье, а в небольшом домике, чтобы всегда было так, и без отцовских заморочек.

— А как у тебя дела с ребятами? Надеюсь, вы поладили? — спросила миссис Малфой, усаживаясь напротив сына.

— Не очень, — честно признался Драко. — К нам поступил какой-то Забини, и все ребята дружат с ним…

— А ты почему нет?

— Он же занял мое место! — опешил Малфой.

— Странно… Почему вы, мужчины, всегда боретесь за какое-то свое место? Почему нельзя не бороться постоянно, а объединить усилия и дружить всем вместе?

— Никогда не думал, что ты будешь говорить, как Гойл!

— Значит, Гойл прав.

— А еще я дружу с той маглорожденной, которая лучшая на потоке, — выпалил Драко. Он понимал, что ему будет легче, если он расскажет маме, но как-то тут получилось совсем не к месту.

Брови миссис Малфой поползли вверх. Она молчала несколько ударов сердца.

— Ты же знаешь, что отцу это не понравится?

— Знаю, поэтому не сказал ему.

— Я не должна учить тебя скрывать что-то от отца, ты же понимаешь?

У Драко сердце ушло в пятки. Неужели даже мама его не поймет? Неужели сейчас отправит каяться к отцу? Такого же просто быть не может!

— Понимаю. Ты что, тоже против?

— Нет, дорогой, я не против, если она хорошая девочка. Но ты же знаешь, что все мы насквозь пронизаны предрассудками. Эта дружба не принесет тебе радости в будущем. Твой отец и твои друзья ее не примут. Очень тяжело разрываться между дорогими людьми.

Драко почудилась грустная улыбка на губах матери, но он не стал об этом думать. Мало ли что она вспомнила при этих словах, его сейчас волновало совсем другое.

— Но ведь времена меняются. Может, это пройдет…

— Я тоже надеюсь, дорогой, но это очень слабая надежда. Некоторые вещи не меняются никогда.

Драко перевел взгляд на огонь в камине. Поленья уютно потрескивали под светящимися языками. Мама была права, но перестать общаться с Гермионой, когда у него и так почти не осталось друзей, он просто не мог. Эгоизм или предчувствие, но что-то мешало принять как данность мысль, что им с Грейнджер лучше поссориться и никогда не мириться...


* * *

Рождественская ночь выдалась звездной и морозной. Драко сидел на ковре у камина вместе со старыми друзьями, как раньше, еще до школы. Сейчас это казалось таким давним…

Посреди гостиной высилась огромная украшенная движущимися игрушками ель. Гости Малфоев вместе с хозяевами устроились по креслам и диванам небольшими тихо беседующими группками. Домовики разносили на серебряных подносах высокие бокалы с шампанским.

— Как же хорошо, — протянул Тед. — Как будто нам снова по пять лет…

— Фи, не хочу опять быть пятилетней! — усмехнулась Пэнси. — Сейчас фантазия на шалости у меня гораздо богаче!

— И что же ты планируешь сейчас? — Драко заинтересовался.

— Ну, может быть полить шампанским светлое платье миссис Кребб…

— Не надо, — до этого могло показаться, что Винс задремал, но при словах Паркинсон тут же встрепенулся. — Она так любит это платье!

— И это ты называешь хорошей фантазией на шалости? — ехидно ухмыльнулся Драко. — Это ты могла провернуть и в пять лет!

— А Блейз бы оценил… — надула губки Пэнси.

Драко словно ледяной водой облили. Нет, им уже не по пять лет, и все не как раньше, потому что теперь влез мерзкий Забини, и они стали не такими уж и друзьями.

— Эй, Драко, ты чего? — Теодор выглядел удивленным.

— Просто Пэнси напомнила про Забини.

— А что не так с Забини? — тут же взвилась на защиту дружка Паркинсон.

— А то, что из-за него мы больше не общаемся так, как раньше! — гневно выкрикнул Малфой, но удачно заигравшая музыка заглушила его слова от взрослых.

— Правда? Из-за него? — глаза Пэнси стали узкими как щелочки и злыми. — А мне кажется, что из-за тебя! Ты пытаешься показать себя командиром, хочешь, чтоб тебя все слушались. Ты оскорбляешь Блейза своим высокомерием. А он не сделал тебе ничего плохого!

— Потому что он непонятно кто, а я должен был стать лидером! — вспылил Драко.

— И это Блейз виноват, что ты не смог? Что у него получается быть лидером лучше, чем у тебя? По-моему, ты просто ищешь виноватых, а винить можешь только себя! — если бы Паркинсон могла прожигать взглядом, Малфой давно бы превратился в кучку пепла.

— Слушай, Пэнси, давай лучше потанцуем! Музыка играет! — Кребб оказался как нельзя кстати. Он чуть ли не силой увалок Паркинсон от камина, танцевать среди старших. Иначе Драко кинулся бы на нее с кулаками, забыв о том, что джентльмены девушек не бьют.

— Не кипятись, — спокойный голос Теда заставил Драко начать успокаиваться. — Она защищает нового друга. Мы все считаем, что было бы намного проще, если бы вы с Блейзом поладили. Проще для всех. Мы же разрываемся между вами.

— А может, не стоит разрываться? Просто отправить Забини к соплохвостам и не бросать меня! Тед, вы все знаете меня с детства, а Забини всего четыре месяца!

— Да, мы знаем тебя с детства и любим, но почему это препятствует увеличению нашей компании? В школе все и всегда заводят новых друзей. Что в этом плохого?

— Забини плохое!

Драко поднялся. В нем кипел гнев, и он не знал, как его разрядить.

— Я пойду спать, — отрезал он и покинул гостиную.

Темнота и прохлада коридоров имения его немного отрезвили. Теперь старой дружбе почти наверняка придет конец. Малфой готов был рвать и метать от отчаяния.

На подоконнике спальни его ждал подарок от Гермионы… И на душе сразу как-то потеплело. Все-таки он не один. И отец не заставит его перестать с ней общаться.


* * *

Как же приятно было снова оказаться дома, в родных стенах! Гермиона прыгала от счастья, словно маленький ребенок, что снова спит в своей постели, сама мажет себе тосты джемом и может раскладывать книжки где и как захочет. Все-таки каким бы уютным и доброжелательным не был Хогвартс, а дом он не заменит. Разве что для Гарри, который никогда не знал, что это такое.

Время, когда Гермиона хотела бросить школу и вернуться к прежней жизни, давно прошло. Теперь у нее были друзья, она с удовольствием училась и ни за какие коврижки не отказалась бы от магии. Ведь это часть ее природы, часть, которую она наконец-то узнала и теперь готова была изучать.

Дом теперь казался маленьким после четырех месяцев в замке, да и полное отсутствие волшебства теперь казалось непривычным. Как это фотографии не движутся? Как это узоры на коврах застыли раз и навсегда? Так не интересно!

Все-таки вернулась уже не та Грейнджер, что раньше.

— Ты так повзрослела, дорогая, — сказала мама в первый же вечер, когда Гермиона вытирала рядом с ней посуду после ужина. — И прямо вся светишься. Наверное, тебе очень хорошо в этой школе.

— Да, мам, сначала не заладилось, а потом я привыкла, и у меня там друзья, и учиться очень интересно… — Гермиона начала взахлеб рассказывать о Хогвартсе, но миссис Грейнджер лишь качала головой. Слишком многого она не понимала в этом загадочном для нее мире и не могла понять.

Мистер Грейнджер же больше всего заинтересовался движущимися картинками и схемами в книжках, которые Гермиона привезла с собой.

— И как они только такое делают! Это же просто фантастика! — восхищался он.

— Это не фантастика, это магия! — гордо ответила Гермиона. Она понимала, что ее новый мир навсегда останется непонятным и чуждым для ее родителей. От этого становилось немного грустно, но лишь чуть-чуть, все затмевала радость встречи.

В один из первых дней дома Гермиону разбудил знакомый вопль:

— Ты приехала и смеешь дрыхнуть? Даже поздороваться не зашла!

Не нужно было даже открывать глаза, чтобы узнать Маргарет. Раньше они с Грейнджер были одноклассницами и лучшими подругами, сидели за одной партой и во всем друг другу помогали. Но теперь столько всего изменилось. Казалось, что магловская школа была так давно!

— Привет, Мэг, я так тебе рада! — Гермиона разлепила глаза и крепко обняла холодную с мороза подругу.

— Вставай, соня, Бобби ждет нас на улице!

Сон как рукой сняло. Гулять, как до Хогвартса, с друзьями, которые сто лет ее знают. Гермиона быстро собралась, даже подпрыгивая от нетерпения. Она ведь так по ним скучала!

Но долгожданная встреча принесла только ностальгию. Она столького не могла им рассказать! Приходилось притворяться, что Гермиона учится в специальном интернате для одаренных детей, собственно, Хогвартс был на него похож. Но как же волшебство? Новые открытия о мире? Как же гоблины? Почтовые совы? Все это так важно для понимания новой жизни Гермионы, но все это тайна, которую нельзя раскрыть старым друзьям. Конечно, Грейнджер смогла рассказать о Гарри и Роне, что они подружились после очередной шалости… Но ведь это была смертельно опасная шалость с горным троллем! А вот это уже секрет. Рассказала и о Драко, Маргарет и Бобби даже поняли, что он не ладит с ее друзьями, поэтому нельзя общаться со всеми одновременно. Но все это было так мелко на фоне многовекового противостояния Гриффиндора и Слизерина…

Зато было очень приятно слушать о старых знакомых по магловской школе, о соседских ребятах. За четыре прошедших месяца Гермиона упустила кучу сплетен и проказ! А ведь это только начало! Можно ли дружить, когда ты половины не можешь рассказать друзьям из своей жизни и появляешься только на каникулах? Грейнджер верила, что можно. Ведь она очень дорожила и Маргарет, и Бобби. Да и не хотелось оставлять совсем уж позади магловскую часть себя. Ведь она словно принадлежит к обоим мирам одновременно.

Все-таки Рождество объединяет людей. И Гермиона была безмерно рада воссоединиться с семьей. Тем более, что на праздник приехали и бабушка с дедушкой, и тетя с дядей и, теперь уже восьмилетней, кузиной. Как же она выросла! Ведь Грейнджер гуляла с ней как раз тогда, когда в ее доме появилась профессор Вектор. Сколько ж всего произошло с той поры!

Глава опубликована: 22.05.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 101 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх