Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Всегда (гет)


Авторы:
Тетушка Сова, Ада Фрай Помощь во всех частях
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Angst/Drama/Fantasy
Размер:
Макси | 669 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
А что если Драко Малфой и Гермиона Грейнджер любили друг друга с самой первой поездки в Хогвартс?
QRCode

Просмотров:94 882 +265 за сегодня
Комментариев:129
Рекомендаций:0
Читателей:1030
Опубликован:01.02.2016
Изменен:23.09.2017
От автора:
Фанфик с таким названием и той же самой задумкой был опубликован мной больше двух лет назад на ficbook.net. Работа набрала достаточно количество "лайков", но ее качество меня не удовлетворяет. На данный момент я работаю над исправлением фанфика. Главы станут больше, стиль лучше, герои более живыми и приближенными к канону, добавится немало новых событий.
Благодарность:
Всем, кто читает мою работу, говорю спасибо за уделенное внимание.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 9

Драко долго думал о том, как ему наладить отношения с однокурсниками, он перебрал множество вариантов, но все они ему не нравились. Одни роняли его достоинство, другие не были достаточно действенными, третьи казались невыполнимыми. Все это заставляло «шестеренки» в мозгу Малфоя крутиться с утроенной силой.

Наконец, в голову пришла довольно простая идея. Надо было пойти и поговорить с Ноттом. Тед всегда был замкнутым, но очень умным. Они с Драко ни разу не ссорились напрямую за этот год. Да, все говорило о том, что и этот друг детства на стороне Забини, но это не было высказано вслух. Следовательно, у Малфоя имелся солидный шанс восстановить прежнюю дружбу с Ноттом и получить совет. Возможно, Тед даже подскажет правильное решение.

Застать старого друга одного не составило труда, он любил одиночество, книги, тишину библиотеки, собственные размышления, которыми редко с кем-то делился. Драко это знал, поэтому легко нашел Теда в дальнем углу книгохранилища, в обнимку с пухлым томом «Руководства по разведению гиппогриффов в неволе».

— Привет, Тед, — Малфой сел на соседний стул, стараясь напустить на себя непринужденный вид.

— Привет, — Нотт даже головы не поднял.

— Интересная книга? Нам ее вроде не задавали!

— Не задавали, просто случайно на нее наткнулся и решил почитать, — равнодушно пожал плечами Теодор.

— И что интересного вычитал? — Драко упорно старался отвлечь друга от чтения и втянуть в разговор. Это никогда не было легкой задачей, поэтому ничего не говорило о нынешнем отношении Нотта к Малфою.

— Да, только начал, — Тед, наконец, поднял глаза от пожелтевших страниц и внимательно посмотрел на Драко. — А у тебя что нового?

— Ничего особенного, к экзаменам готовлюсь, — уклончиво ответил Малфой, понимая, что ему и рассказать-то нечего, все его положительные эмоции последнее время были связаны с Гермионой, а говорить об этом с бухты-барахты кому-то из слизеринцев, пусть даже и Теду, не стоило.

— Ты пришел мне об этом сказать? — Нотт прекрасно понял, что у Малфоя к нему разговор, возможно, даже понял, какой именно.

— Нет, я пришел к тебе за советом, думаю, догадываешься каким.

— Догадываюсь, — Нотт откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на Драко. — Не думаю, что открою тебе Америку, сказав — помирись с Блейзом. Все проблемы начались из-за того, что вы двое воспринимаете друг друга неадекватно.

Малфою очень хотелось возразить, что он-то как раз воспринимает Забини адекватно, это все остальные ослепли. Но это никак не могло помочь делу, и он просто кивнул.

— Проблема в том, что ты слишком закостенел в своих принципах чистокровности и аристократизма. Я понимаю, что это идет из семьи и не могу тебя обвинять. Но Блейз — может. Он не знает тебя так хорошо, как я. С другой стороны, ты сам, первый, стал относиться к нему с пренебрежением. Разумеется, его это задело.

— Но ведь Забини — чистокровный, чем ему могли помешать мои принципы? — спросил Драко, вспомнив о Гермионе. От тех принципов, о которых говорил Нотт, уже мало, что осталось.

— Да, он чистокровный. Но он боится не за себя… — Тед многозначительно замолчал.

— Расскажи мне, пожалуйста, в чем дело. Я обещаю воспринимать все адекватно, — попросил Малфой, понимая, что обратился как раз по адресу.

— Надеюсь, потому что мне придется открыть тебе чужой секрет. И я делаю это только потому, что ты мой друг и я тебе доверяю, — Нотт сделал многозначительную паузу, посмотрев на начинающийся за окном дождь, и продолжил: — Блейз придерживается довольно демократичных взглядов. Я не во всем его поддерживаю, но мне кажется, в чем-то он прав. Мир меняется, мы должны меняться вместе с ним.

Тед закрыл книгу и повернулся к Драко всем корпусом. Он словно искал следы раздражения или презрения на лице Малфоя, но не находил.

— Понимаешь, Блейз очень сдружился с Милисентой Булстроуд, — продолжил Нотт. — Не знаю уж, на какой почве они сошлись, только Милли смотрит на него с восторгом и ловит каждое его слово, а Блейз предан ей как верный пес и готов броситься на ее защиту по поводу и без.

— Хочешь сказать, он защищает Милисенту от меня? — удивленно спросил Драко, когда Тед сделал паузу.

— Да, именно это я и хочу сказать.

— Но почему? Я не сделал ей ничего плохого, я не собираюсь ее обижать в будущем. Честно говоря, я вообще не обращал на нее внимания весь этот год!

— Ты просто не все знаешь. Блейз боится, что ты начнешь обижать Милли, когда узнаешь. А она очень мягкий, очень ранимый человек. Честно говоря, я сам бы взялся ее защищать, если б не Блейз.

— А чего я не знаю?

Тед вздохнул, долго смотрел Драко в глаза, обдумывая, стоит ли рассказывать ему правду, а потом выпалил на одном дыхании:

— Милли — полукровка!

Малфой не выдержал и расхохотался. Нотт посмотрел на него, как на ополоумевшего. Он явно не ожидал такой странной реакции.

— Я никогда не думал, что все может разрешиться так просто! — отсмеявшись, сказал Драко. — Статус крови Милисенты никак не меняет дела. Мое отношение к ней никак не изменилось. Я ее совсем не знаю, возможно, если узнаю, то буду относиться к ней так же трепетно, как вы. И уж ни в коем случае я не собираюсь травить ее. Человек не выбирает родителей.

— А ты явно вырос с тех пор, как мы общались последний раз, — с явным облегчением ответил Нотт. — Интересно было бы узнать, что заставило тебя сменить мнение? Ведь в начале года ты думал иначе.

— Может, я тебе как-нибудь расскажу эту историю, — улыбнулся Малфой, вспоминая игру солнечного света на каштановых кудрях Гермионы Грейнджер. Это она изменила его взгляды и его самого тоже. Просто поразительно, что может сделать один человек с другим.

— Поговори с Блейзом, Драко! Мы все хотим, чтобы ты был с нами, как раньше!

— Я тоже этого хочу, — улыбнулся Малфой. — Спасибо, дружище! Ты очень мне помог!

Драко похлопал Теда по плечу и пошел к выходу. Он рассчитывал как можно быстрее поговорить с Забини. Но этого не случилось, Блейз как сквозь землю провалился. И Малфой решил не торопить события. Пусть все идет своим чередом, теперь у него есть ключик от восстановления собственного положения. Драко даже поймал себя на том, что симпатизирует Забини теперь, когда узнал правду.


* * *

Гермиона бежала так, как никогда раньше не бегала, от нее зависела жизнь Гарри и судьба философского камня! Если бы Дамблдор не уехал. Если бы можно было сразу пойти к нему!

Гермиона простилась с Гарри в комнате с зельями профессора Снейпа, сумела привести в чувство Рона, все еще лежавщего на шахматной доске профессора МакГонагалл, они поднялись на метле из комнаты с ключами. Но Уизли повредил ногу при падении, поэтому ей пришлось потратить несколько драгоценных минут, чтобы помочь ему доковылять до больничного крыла. Гермиона не стала ждать пробуждения мадам Помфри, она понеслась в совятню так, что волосы развевались за спиной.

В первое мгновение ей показалось странным, что в обиталище сов так свежо и тихо. Драматические события спасения философского камня разворачивались внизу, в подземелье, а здесь убивающая, звенящая тишина. Гермиона с ужасом осознала, что у нее нет ни пера, ни пергамента, чтобы написать письмо Дамблдору, да и Букли на насестах не было видно, она, наверное, улетела охотиться.

— Гермиона! Что ты здесь делаешь в такое время?

Она даже подпрыгнула от неожиданности. Из-за балки к ней выходил Драко Малфой. И можно было устраивать соревнование, на чьем лице написано большее удивление.

— О, Драко, некогда объяснять, я срочно должна отправить письмо Дамблдору! — чуть не плача от облегчения, что теперь она не одна, выпалила Гермиона.

Ничего не спрашивая, Малфой потянулся за сумкой и достал ей перо, чернильницу и чистый лист пергамента. Гермиона бросилась к подоконнику и быстро написала несколько строк:

«Уважаемый профессор Дамблдор,

Вы очень нужны сейчас в Хогвартсе! Мы знаем, что кто-то пытается украсть философский камень, прошли почти все преграды... Но Гарри там сейчас один. Он обещал задержать вора, но долго ему не продержаться! Поспешите, профессор, иначе будет поздно, а я так боюсь за него!

Гермиона Грейнджер.»

Малфой уже протягивал ей руку, на которой сидел красивый ухоженный филин. Гермионе даже было некогда удивляться, что у всех школьников совы, а у него именно филин. Итак слишком много времени упущено.

Однако, когда птица взмыла в ночное небо, Грейнджер осознала, что ничем больше не может помочь другу, ей остается только ждать... Поэтому в голову сразу пришел вопрос касательно Драко.

— А что ты здесь делал? — повернулась к Малфою Гермиона.

— С вечера голова болела, и я после ужина пришел сюда подышать воздухом... Здесь редко кто бывает, кроме сов, а их я люблю, и филин — мой верный друг...

— Но уже далеко за полночь! Тебе не избежать беды, если найдут, — испуганно проговорила девочка.

— Правда? — искренне удивился Драко. — Я, наверно, задремал, потому что не заметил, как пролетело время... А что тебе понадобилось от Дамблдора ночью?

Гермиона вздохнула, уселась на подоконник и все ему рассказала, начиная с того, чем обернулась для них с Поттером полночная дуэль. И заканчивая сегодняшними событиями. С каждым ее словом Малфой, и без того бледный, становился все белее и белее, пока не принял оттенок чисто выстиранной простыни.

— Какой ужас! И ты ничего мне не рассказала?

— К слову не пришлось, мы же сами толком ничего не знаем... Да ты бы и помочь не смог...

— Ну, кто такой Николас Фламель я бы тебе точно рассказал, и не пришлось бы так мучиться! — самодовольно ухмыльнулся Малфой. Шок проходил.

Он молчал некоторое время. Гермиона старалась угадать, о чем он думает, но голова слишком устала, чтобы соображать.

— Это не может быть Снейп, мой отец хорошо его знает, да и я тоже! Да, согласен, к вам, гриффиндорцам, он относится предвзято, но он не так плох, как тебе кажется, профессор Снейп — честный человек, за это я могу поручиться!

— Если с Гарри все будет в порядке, то мы об этом узнаем, — тихо ответила Гермиона и вся сжалась от страха за друга.

Драко сел рядом с ней и обнял, стараясь успокоить.

— Ты будешь мне писать летом? — спросил он, чтобы отвлечь девочку от страшных мыслей.

— У меня нет совы, — напомнила ему Гермиона.

— А если я тебе напишу? Тогда ты сможешь прислать ответ вместе с моим филином!

— Тогда обязательно, разве я смогу оставить твое письмо без ответа?

Драко улыбнулся. Гермиона почувствовала, что успокаивается. Горько-холодный запах Малфоя приводил мысли в порядок. Она очень устала. Всегда рядом с Гарри и Роном ей приходилось напрягать все силы, чтобы успевать за ними, быть такой же сильной и храброй как они. С Драко этого никогда не требовалось. С ним можно было расслабиться и никуда не бежать, не напрягаться. Он был спокоен и уверен, как скала, за которую можно ухватиться во время любого шторма. По крайней мере, так представлялось Гермионе. Она была безумно рада, что судьба свела их. Возможно, дальше все усложниться, но пока, эта дружба была ей слишком дорога, чтобы ее потерять.


* * *

Засыпая под утро в своей постели, Драко решил во что бы то ни стало помириться с Блейзом в этот же день. Посидев с Гермионой в совятне и заслужив, наконец, ее откровенность, он лучше понял однокурсника. Если тот чувствует себя так же легко и уверенно рядом с Милисентой, как сам Драко рядом с Гермионой, то ему, действительно, есть, что защищать. Такие друзья стоят очень многого.

Потрясающий случай! Ведь Малфой и Забини оказались, по сути, в аналогичных ситуациях, и вместо того, чтобы стать друзьями и помогать друг другу, превратились во врагов. Драко искренне надеялся, что это не зашло слишком далеко, не стало необратимым. Ведь если Забини способен на такое благородство, то с этим человеком явно стоит дружить.

Утром Драко проспал слишком долго, поэтому пришлось отправиться на поиски Забини по замку. Окончание ночного приключения Гермионы он уже знал, поэтому не волновался. Сегодня его подруга весь день проведет у постели Поттера, это, конечно, вызывало ревность, но ведь и сам Малфой собирался воссоединиться с прежними друзьями.

Забини он нашел во время обеда, в гостиной Слизерина. Видимо, тот возвращался зачем-то в спальню и теперь собирался в Большой Зал, когда столкнулся лицом к лицу с Малфоем.

Блейз даже не повернул головы. Он хотел просто пройти мимо Драко и присоединиться к остальным на обеде.

— Блейз, подожди, пожалуйста, мне нужно с тобой поговорить, — как можно спокойнее и увереннее произнес Малфой. Он помнил, что Забини счел его «не джентльменом» и теперь хотел исправить это впечатление.

Полуитальянец остановился и выжидающе посмотрел на Драко. В его глазах не было ни капли тепла, но и гнева или раздражения там тоже не было, и это давало надежду.

— Я хотел извиниться перед тобой за то, что вел себя как полнейший осел. Уверяю тебя, между нами произошло недопонимание, которое мне хотелось бы устранить. Нам еще шесть лет вместе учиться, даже если мы не станем друзьями, то хотелось бы сохранять ровные приятельские отношения.

— Долго речь готовил? — язвительно осведомился Забини.

У Драко челюсть свело от этого замечания. Ему сразу вспомнилось высокомерие Блейза и то, что он занял место лидера, на которое Малфой рассчитывал сам. Захотелось ударить нахала в лицо, а не извиняться перед ним. Подавить порыв оказалось сложно, но вполне по силам.

— На самом деле, да. Поэтому хочу, чтоб ты ее выслушал, — с ледяным, как ему казалось, спокойствием, произнес Драко. — Мне рассказали о том, что ты защищаешь от меня Милисенту, потому что она полукровка.

На этих словах Забини напрягся, руки сжались в кулаки. Он принимал боевую стойку, готовясь броситься на Малфоя, если тот произнесет хоть одно невежливое слово в адрес Милисенты.

— Я хотел сказать, что ты зря волнуешься. Я не собираюсь обижать Милисенту. Мне совершенно все равно, что она полукровка. Она одна из нас, такая же студентка Слизерина как Пэнси или Дафна, и мое отношение к ней будет таким же, как и к ним. Да, раньше я придерживался других взглядов, более жестких, но это давно в прошлом.

— Правда? — Забини как-то сразу расслабился и словно обмяк. Ему эти слова тоже принесли облегчение. Для Малфоя это наблюдение стало подобно откровению.

— Конечно, правда! — и он улыбнулся.

В порыве чувств, которые итальянский темперамент не привык скрывать, Блейз сделал шаг вперед и обнял Драко.

И в этот момент раздались аплодисменты. И Малфой, и Забини подпрыгнули от удивления и обернулись разом. У входа в гостиную стоял весь первый курс Слизерина, кроме них двоих. Неизвестно, сколько они успели услышать, но то, что примирение произошло, они поняли точно. И лица их сияли улыбками.

— Ну, наконец-то ты образумился! Я так скучала! — выскочила вперед Пэнси и тоже крепко обняла Малфоя.

Тогда он почувствовал, что все встало на свои места. Теперь все так, как и должно быть. Драко воссоединился со своими друзьями и, судя по блеску глаз Забини и Милисенты, приобрел новых. И теперь они будут одной большой семьей, как и положено студентам Хогвартса, особенно на Слизерине, ведь слизеринцев тихо ненавидят три других факультета, за кого же еще им держаться, как не за своих?

Глава опубликована: 30.07.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 129 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх