Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Патронус Алекс (джен)


Бета:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Флафф
Размер:
Макси | 1686 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
От первого лица (POV)
Во время первой войны с Воландемортом дементор съедает душу советского шпиона, вынюхивающего у англичан секреты компьютерных разработок. (Иначе все знания и умения в нужного человека не запихать). Душа оказалась неперевариваемой, так как шпион ещё и ветеран ВМВ. И в конце третьего курса Гарри Поттера то, что после тринадцати лет осталось от души, подселилось к Гарри (НЕ ЗАМЕНИЛО). Поттер получает кучу полезных знаний, но при этом остаётся подростком. НИКАКИХ СТАРЦЕВ В ТЕЛЕ РЕБЁНКА НЕ БУДЕТ!
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Круговорот души в природе

На следующий день, в воскресенье, мы показали усовершенствованному зеркалу попытку вытащить людей из прошлого и до кучи развоплощение Воландеморта. Последнее меня интересовало лишь постольку, поскольку… На будущее.

Но анализ происходящего зеркало провело с учётом всей картины. И оно сделало однозначный вывод, вытаскивая папу, мы задеваем тот самый запрет реальности на изменение истории. Нет я понимал, что это единственная из возможных причин. Ведь артефакт её изначально учитывает, чтобы не нарваться. Но после смерти Джеймс Поттер ни прямо, ни косвенно не участвовал в истории. Мы проверяли. У зеркала же не хватало информации. Попробовав зайти с другой стороны, я запросил анализ по маминому щиту. Момент появления щита зеркало засечь не смогло. И его наличие обнаружилось лишь при соприкосновении с зелёным лучом Авады. Дальше всё было не совсем понятно. Рикошеты летели во все стороны, но не в Воландеморта, что не помешало ему вспыхнуть миллионам искорок. Только после этого исчез зелёный луч и прекратили летать по комнате его отражения.

Создавалось впечатление, что мы видели не всю картину и часть событий осталась за кадром. Зеркало примерно так и решило. Оно отнесло и «аваду» Воландеморта, и отразивший её щит, к магии одного порядка. Чтобы разобраться точнее, у него не хватало информации. Это имело смысл в том случае, если мы все ошиблись насчёт маминой защиты, никакого отношения к крови она не имеет. Щит был создан из души.

— Авада, как и все непростительные воздействует на душу, — пробормотал Сириус, подумав о том же самом.

— Но мы не можем увидеть весь процесс, только его магическую составляющую, — преувеличенно спокойно заметил Римус.

Чему-чему, а выдержке он за свою жизнь научился.

— Если магия может воздействовать на душу, значит, используя ту же магию, душу можно увидеть, — начал я поиски дальнейшего направления.

— Есть такой артефакт! — воскликнула Гермиона, не дав мне додумать. — Я читала, в министерстве, в Отделе Тайн есть очки, сквозь которые можно увидеть душу, называются «Взгляд в бездну». С их помощью смотрят, сквиб ребёнок или маг, ещё до первых выбросов. Артефакт без проблем сдаётся в аренду.

— Та-ак… — протянул я, многозначительно глядя на Рема.

— Завтра же с утра схожу всё узнаю и если можно — сразу возьму, — лаконично ответил он на мой взгляд.

— Наверняка проблем не будет. Подобный артефакт просто обязаны брать анонимно и через посредников, — пальцы Блэка независимо от хозяина начали отбивать смутно знакомый марш.

— Угу, — полностью согласился я с крёстным. — У меня только один вопрос, КАКОГО… — вдох, выдох, и оставить в покое лексикон Алекса, — Какого… родственники Невилла так издевались над ребёнком, если маг он или сквиб можно легко проверить?

— Дорого, — просветили все хором неразумного меня. Даже Рон!

Можно подумать, я сам не догадался, что дорого. Но если настолько свербит, что ребёнка из окна выкидывают, можно и раскошелиться. Да блин, в долг взять. В конце концов, чем-то жертвовать должен тот, кому больше всех надо. О чём я весьма эмоционально, периодически срываясь на шипение, поведал присутствующим магам.

— Фрэнк бы за такое… — начал было Сириус, но осёкся и вернулся к артефакту. — Я в Лютном узнаю, можно ли добыть документы на этот «Взгляд в бездну». Но на положительный результат рассчитывать не стоит. Раз уж мы с Ремом о нём не слышали, значит артефакт либо единственный, либо один из немногих.

Нельзя сказать, что Сириус так уж сильно ошибся в своих пессимистических предположениях, поскольку расчёты «Взгляда в бездну» легко нашлись, и даже продавались буквально по бросовой цене, но… из достоверных источников было известно, что никто ни разу не смог повторить артефакт.

Расчёты я закинул в зеркало для анализа. И дал ему посмотреть на работу самого «Взгляда в бездну». Ограничившись осмотром Роном нашей дружной компании. Я держал зеркало, да и оба мародёра слишком явно не желали устраивать передо мной моральный стриптиз. Впрочем, сами надевать очки они тоже не хотели, как и Гермиона.

— Если б на кого постороннего посмотреть, а так… не стоит, — поёжилась она.

Я представил, как Гермиона Грэйнджер идёт по Хогвартсу в очках-велосипедах (да, да и они тоже), в поисках посторонних. А следом чешет Гарри Поттер с зеркалом. Не, не, нафиг!

Зеркало, кстати, не нашло ни одной несостыковки в документах «Взгляда в бездну». Может, эти первые и единственные очки делались несколько лет. А может, все остальные пытавшиеся повторить артефакт сами боялись «Взгляда в бездну». То самое пресловутое намеренье, от которого никуда не денешься.

В первом случае чары будут вплетены в зеркало. А его я уже делаю, доделываю полгода. Во втором случае: «Мне очень надо» и я не боюсь оказаться ни с той, ни с другой стороны, «Взгляда в бездну».

Рон, кстати, хоть и слегка и изменился в лице, глядя сквозь очки-велосипеды на мародёров, но хуже к ним относиться не стал.

Я имел удовольствие опробовать так напрягавший всех артефакт сразу, как только внёс дополнения в магические свойства зеркала. Мне необходимо было убедиться, что через очки и в зеркале я увижу одно и то же. Помня о нервном отношении к «Взгляду в бездну» и не желая тратить зря время, проверку я решил проводить в Годриковой лощине, попутно записав в зеркало происходящее с душами в момент смерти. Позже мы с крёстным посетим реанимацию или пункт приёма скорой помощи, чтоб иметь материал для сравнения.

В этот раз големы мы не создавали, не собираясь делать проходимые дыры во времени. В программу просмотра вновь включили развоплощение Воландеморта. Но в тот момент, когда зелёный луч коснулся радужного щита, оставленного мне мамой, для меня началось такое светопреставление, что я чуть окончательно не ослеп. Хорошо хоть без «Взгляда в бездну» все гораздо скромнее, иначе никакие отвлекающие чары не помогли бы.

Пытаясь проморгаться и не нахамить в ответ на кучу вопросов Рона с Гермионой, я сунул очки-артефакт в руки Сириусу.

— Рем держи, — сказал он, продолжая отодвигать меня куда-то в сторону. Похоже, чтоб у людей под ногами не путался.

Когда, наконец, глаза перестали слезиться, а на закрытых веках вспыхивать разноцветные фейерверки, мне потребовалось ещё немного времени, чтобы окончательно прийти в себя, обнаружить, что я потерял одну линзу, убрать вторую и надеть нормальные очки.

Зеркало я смотрел уже в домике Саха, в Хогсмиде, под четырьмя любопытно-настороженными взглядами. Причём мародёры переживали не столько об успехе нашего плана, сколько о моём душевном здравии, считая, что души родителей — это не то, что подростку следует видеть. Ну что ж, скопировать «Взгляд в бездну» у меня получилось. В зеркале картинка была точно такой же, как только что виденная мной через артефакт.

Беспокойство мародёров с самого начала было напрасным. Тут даже говорить нечего. Но каждый имеет право на своих тараканов в голове.

Мои же родители имели вполне чистые души. Немного пыли и пара клякс картину не слишком портили. А рядом с насквозь грязным и гнилым Воландемортом даже папа, у которого чёрных пятен было побольше чем у мамы, казался святым. Ни мама, ни папа почему-то даже не взяли в руки палочки. Раньше я не обращал на это внимание, а вот теперь думаю: не попадалась ли им информация о щитах, закрывающих от всего на свете. Не те «Грани», что Римус читал. Что-то другое, но тоже про самопожертвование. И не сговариваясь, в последний момент решили, а почему бы и нет? Только в папином случае самопожертвование не получилось. Если всё равно убьют, хочешь или не хочешь, — это уже не самопожертвование. А вот маме Воландеморт предложил отойти и постоять в сторонке. И раз щит появился, значит всерьёз жизнь предлагал. А она так же всерьёз решила отдать свою жизнь за мою. Предложение же восприняла чисто по-женски. Раз предлагают жизнь, значит что-то нужно, раз что-то нужно, значит можно торговаться. Увы, ему оказалось не больно надо, но поздно, щит из радужного света уже появился, ведь отходить мама изначально не собиралась. А раз щит невооружённым глазом не видно, значит, материалом для его создания послужила душа. И ещё, у мамы душа покинула тело с дополнительной субстанцией, той которая у папы осталась с телом. В создании щита участвовали обе части: и та, что покидала тело, и та, что осталась, в результате они были тесно сплетены, и от них в сторону кроватки тянулся радужный шлейф.

Я как можно подробнее описал друзьям всё, что видел, и мы немного погадали на кофейной гуще. Увы, нам, как и зеркалу, не хватало информации. Ничего, завтра ночью сходим с Сириусом — соберём.

— Может, послезавтра? — предложил он. — Хоть раз за неделю выспишься. Смотреть же страшно.

— Не, завтра, — возразил я. — Всё равно нормально поспать у меня сейчас не получится. А вот как всё закончится, месяц буду отсыпаться, заниматься фигнёй и валять дурака.

— Месяц? — не поверил мне крёстный. Зря, между прочим, не поверил. Я прекрасно понимаю, что после устроенной самому себе гонки отдых жизненно необходим.

— Месяц или даже два, — задрала нос Гермиона. — А я прослежу!

Ой, на себя бы посмотрела. Ведь в отличие от меня, она ещё и уроки в полную силу делает, а не на отвяжись!

— Что, и с уроками приставать не будешь? — о чём-то подобном подумал Рон. И, разумеется, сразу озвучил свои мысли.

— Уроки ни столько сил, ни столько времени не требуют, — от возмущения из-за посягательства на святое Гермиона даже вскочила с кресла, звякнули янтарные котята.

— Погодите, — мне было немного не до препирательства. — А в магическом мире есть что-то вроде спиритизма?

Я, как мог, объяснил смысл этого магловского хобби. Гермиона мне, в меру своей фантазии, помогала. Но с учётом, что мы оба и сами не понимали, как оно у маглов работает, и зачем им это надо, выходило у нас коряво. Глаза у магов по ходу рассказа увеличивались в размере. Особенно у Рона. Наконец, Римус, не выдержав, начал кусать губы, а Сириус затрясся от смеха.

— Ничего себе! — высказался Рон. — В Египте души погибших совсем по-другому вызывают. У Билла один знакомый рассказывал. Но у нас вызов душ, вроде, запрещён законом.

— Не совсем, — поправил Рона Сириус Блэк. — Частое общение с мёртвыми вредно для живых, и лишь имеющие дар шаманы могут без последствий вызывать души, столько раз, сколько им вздумается. Поэтому на вызов мёртвой души нужно получить разрешение или доказать, что являешься шаманом, и получить соответствующий диплом.

— Думаешь, Джеймса мог кто-нибудь вызвать? — спросил Римус. Скорее для проформы, чем из интереса. Он уже искал варианты решений. — Можно, конечно, узнать кто за эти годы брал разрешение на вызов духа и спросить у них, кого они вызывали…

— А если Джеймса Поттера? Что тогда? — спросил Рон. Гермиона спрашивала о том же, только взглядом.

— Не знаю, есть у меня одна идея на этот счёт, — передёрнул плечами я. — Но лучше бы для начала что-нибудь о шаманизме почитать.

— Будет тебе что почитать, — отозвался Сириус. — Завтра же и отдам.

— После тебя я читаю, — заняла очередь Гермиона и уточнила у Блэка. — Можно?

— Да, конечно, — не стал жадничать крёстный. — Ты же не будешь практиковаться без наставника, в собственном подвале.

Мы с Роном при этом вспомнили оборотное зелье в женском туалете и переглянувшись, одинаково усмехнулись. Гермиона, видимо, вспомнила о том же, потому что покраснела и торопливо поинтересовалась:

— А зачем вообще вызывают духов? Один раз понятно. Кому-то может потребоваться про наследство спросить, спрятанные документы или ценности. Но зачем это делать часто, учитывая опасность для жизни?

— Самая распространённая причина: задать пару вопросов мастеру по его специализации. Вот только пара вопросов быстро превращается в несколько, а несколько в очень много.

Слушая Блэка, Гермиона так понимающе кивала, что он, кажется, насторожился: «а стоит ли ей давать сомнительную литературу?». Но отказываться от своих слов ему натура не позволяет. Да и девочка, поняв свою ошибку, поспешила убраться с глаз мародёров подальше. Вместе с нами, естественно. Мол, вы, ребята, всё обсудили, а теперь баиньки пора.

Демонстрировать зеркалу души, как живые, так и не очень, мы отправились вдвоём с Сириусом. Посетили не только реанимацию и пункт приёма скорой помощи, но и родильный дом с кладбищем.

В Хогвартс крёстный меня отправил в принудительном порядке. Я хотел ещё в пару мест зайти… ну хоть в одно! Но пришлось дать страшную клятву, что дойдя до спальни, сразу использую кровать по назначению. И в спальню пойду никуда не сворачивая по дороге. И книжку до утра не раскрою. Наивный! Не вставать пораньше я никому не обещал, а четыре часа утра — это тоже утро! Мне даже не пришлось заставлять себя проснуться. Сознание само вынырнуло из небытия, в которое я провалился, едва коснувшись подушки.

«Свет мой зеркальце скажи? Да всю правду доложи. Я ль на свете…» Ну да свою душу я зеркалу тоже показал. Мало ли что? Мало ли как? Просмотр тоже начал с себя любимого. В целом вполне приличная душа. Пожалуй, чуть ярче и светлее, чем души моих родителей. Присутствие Алекса я не смог определить. Что может означать лужица гнили — тоже непонятно. Для сравнения просмотрел все имеющиеся у зеркала души. Может мне кажется, но субстанция, подписанная моим именем, немного плотнее остальных.

Насчёт гнилого болота тоже точно не скажешь. Одно из двух: либо это последствие Авады, либо я так нагрешил. В пользу первого локальность болота. Всё-таки у людей грязь, особенно такая мерзкая, резко не образуется. Есть переходы, нити связи. И чем гадостнее гадость, тем больше переходов. Да и почему бы заклятию, воздействующему на душу, не оставить такой специфический шрам.

В пользу второго… ну много ли душ мы успели заснять за одну ночь? А если много, так не все же. Вдруг и такое бывает.

В Блэковской книжке я обнаружил письмо, написанное Римусом. Ну да, вчера мы с ним не виделись. Сову посылать, раз мы с Сириусом всё равно встречаемся, как бы незачем. Остаётся вопрос: почему письмо, а не на словах? Через того же Сириуса. Сам текст ничего не прояснил, разве что Рем хотел, чтоб я его прочёл после нашего похода за душами.

 

"Гарри, меня вчера удивило, что ты описываешь не только происходящее с душой в момент смерти человека, но и душу уже ушедшую за грань. Если б очки были на такое способны, я уверен, в этом направлении велись бы работы. Сегодня в министерстве я уточнил для чего ещё использовался «Взгляд в бездну».

Изначально с его помощью исследовали возможность лечить сквибов. Создатель очков Ван Келлер полагал, что магия есть свойство души. По результатам исследований он оказался прав, ровно наполовину. Других результатов более чем за сотню лет они не получили. Работы прекратились после смерти Ван Келлера. И совершенно точно никто, нигде и ни разу не упоминал о возможности наблюдать души после смерти. Возможно, всё дело в том, что один из твоих далёких предков был шаманом. Твою мантию-невидимку создал он.

Римус".

Нельзя сказать, что письмо Рема меня сильно удивило. Мастер Келлер, делая «Взгляд в бездну», хотел превращать сквибов в магов, для чего ему нужно было увидеть духовную составляющую обоих.

Меня интересовало совсем другое. Одни и те же жесты, одинаковые слова и чуть различные намерения. Что ещё раз напоминает быть осторожным в желаниях, когда колдую.

До того, как пришла пора будить на зарядку Рона с Невиллом, я успел загрузить книгу в зеркало и составить ряд вопросов, на которые ему предстоит поискать ответы. Сам я также не планировал отлынивать от мыслительного процесса, потому за завтраком читал «Ремесло шамана». Ещё вчера у меня появилась одна идея, как быть если папу кто-либо вызывал пообщаться после смерти. Но, во-первых, идея была грязновата, так как нужно стереть память вызывавшему и устранить все последствия вызова. Таким образом, вытаскивая папу, реальность мы уже не изменим. А что там менять? Нечего!

Во-вторых, идея могла оказаться трудноосуществимой. Папу мог и Дамблдор вызвать, дабы узнать поподробней, что там произошло, в ночь на Хэллоуин. А стереть память Дамблдору, это легко? А узнать какие именно события хотя бы в наших жизнях стали последствием вызова? Как их устранить — и вовсе непонятно. По ходу чтения у меня начала оформляться вторая идея.

Автор книги, некто А. де Муавр, ссылается на множество дневников и наблюдений, и все они сходятся в том, что для погибшего время не течёт.

— Гермиона, я помню, что ты читаешь книгу после меня, но я ещё не дочитал, — пришлось мне отвлечься на девочку, попытавшуюся забрать у меня книжку.

— Гарри, дружище, — сказал вместо неё Рон, — мы сейчас заходим в кабинет зельеварения. А Снейп — не Гермиона, он книжку насовсем заберёт.

Действительно, кабинет зельеварения, и пока Снейпа ещё нет, «Ремесло шамана» лучше спрятать.

Для погибших время именно не течёт. За исключением привидений. Если вызов с Джеймса Поттера переключить на Чарльза Поттера? Пожалуй, я примерно представляю, как это сделать. Но с ним нужно будет поговорить, попросить в случае чего сходить на встречу вместо сына. А вот как вложить нужную информацию в… ну пусть будет сущность дедушки, пока непонятно. Не забываем, что эту информацию нужно ещё получить. Например, у Дамблдора. Ага.

И возвращаемся к вопросу, что происходит с душами после смерти? Откуда-то ведь они приходят. Но А. де Муавр, как и Рем, называет это место «за гранью».

Ответ на свой вопрос я узнал вечером, незадолго до встречи с мародёрами. Нашлась пару минут заглянуть в зеркало. Гермионе потребовалось срочно и быстро сбегать в спальню. Рон старательно выискивал очередной несчастный случай для Трелони. А я вот узнать решил, как идут дела у зеркала. С первого раза даже не понял смысла написанного. Потом… потом стало трудно дышать, будто с разбегу налетел на каменную стену.

— Гарри, Гарри! — откуда-то сквозь шум слышался голос Рона. — Ты чего? Твоя штукенция, что ли, сломалась?

— Нет, всё с ней в порядке, — выдавил я, вновь вчитываясь в стройные, логичные и, чтоб их, иллюстрированные схемы.

— Гарри, что там? — кажется, Рон, не надеясь на свои силы, сбегал за подкреплением. Или Гермиона сама пришла. Ведь в девичью спальню он зайти не мог.

Да, надо всё объяснить. Надо, но делать это у меня сил нет, тем более дважды.

— Пойдёмте, там сразу всем расскажу, — я направился к выходу, не глядя на друзей.

Душу условно можно разделить на две части, и обе они чисты, как новый холст. Первая при рождении совсем маленькая, она пропускает сквозь себя инстинкты и растёт в течение жизни. В зависимости от обстоятельств, поступков и мотивов, она окрашивается различными цветами, ну и пачкается, куда уж без этого?

Вторая часть не растёт, но по цветовой гамме повторяет первую, плюс пылится, воспаляется и гноится. Она может кровоточить или быть покрытой шрамами. Пыль с возрастом появляется на всех душах, у некоторых её совсем немного, а у других души пропитаны пылью полностью. Только не надо считать всех детей скопом святыми. Просто они в своих действиях руководствуются инстинктами. А животный мир идеализируют лишь те, кто близко с ним дело не имеет. Со временем первая часть души вырастает, и инстинкты перестают доставать до её второй части. Не все — постоянно используемые инстинкты вырастают, не используемые, наоборот, атрофируются.

После смерти душа покидает человека в том же объёме, в котором к нему пришла. Всё выросшее остаётся с телом и со временем растворяется в нём. Ушедшая душа теряет все свои пыльные, грязные и гнилые части. Иногда после остаётся половина, иногда больше. Зеркало зафиксировало один случай полного распада души. Но когда остаётся хоть сколько-нибудь, душа восстанавливается до нужного объёма, и в мире рождается новый человек. В этой схеме хватает вопросов без ответов, но одно можно сказать точно. Где-то уже родился ребёнок с душой моего отца. Мама же не ушла на перерождение благодаря созданному из души незадолго до смерти щиту. Из-за него она покинула тело вместе с выросшей частью. И вышло ни туда, ни сюда. Ни на перерождение, ни раствориться.

По ходу рассказа я рисовал иллюстрации.

— Хотелось бы мне увидеть мелкого Джеймса, — чуть нервно хохотнул Сириус.

— Он же свою прошлую жизнь не помнит, — сочла нужным сообщить очевидный факт Гермиона. — Мы же не помним. Он вообще мог родиться девочкой. Раз все инстинкты относятся к телу. — Тут она вопросительно посмотрела на меня.

Но всё что знаю, я рассказал. Просто всем сейчас легче было разговаривать на отвлечённые темы. Иначе пришлось бы произнести вслух страшную в своей окончательности фразу: «всё, больше искать нечего».

Лунатик с Бродягой, немного поспорив, решили, что мелкий Сохатый в девчачьем виде это даже ещё интереснее.

— Знаете, мне кажется, чем больше остаётся от прежней души после смерти, тем больше в новом человеке от прежнего. Может, некоторые души могут выбирать кем родиться, те, что помнят свою половую принадлежность.

— Запросто! — подхватила мою мысль Гермиона. — Я ещё в магловской школе замечала: кто-то учит, старается, а кто-то, просто книжку пролистав, будто всё вспоминает.

— От меня к следующей жизни точно ничего не останется, — самокритично заметил Сириус.

— Ты преувеличиваешь, — не согласился Римус.

Его неожиданно поддержал Рон.

— Профессор Люпин прав. Там много рубцов и кровоточащих ран. Чернота есть, но не грязная. А грязь только в первой части, во второй тоже, наверное, была, но её будто вырвали, одни рубцы остались. Ещё инстинкты вымахали, как тыквы у Хагрида.

Рассказывая, Рон махал руками, демонстрируя процесс вырывания грязи и длину инстинктов.

— Даже интересно? Это Азкабан меня подчистил или десять лет в виде Бродяги сказались? — спросил мироздание смущённый Сириус.

— И то, и другое, — хором и вразнобой решили мы. — Пребывание в виде животного усилило инстинкты и позволило думать в непригодной для мыслительного процесса обстановке. Вот только мысли все сплошь были неприятные и очень неприятные.

Оснований для ещё каких бы то ни было выводов у нас не было, но мои друзья увлечённо их выводили. Мне же было не особо интересно. Без практического применения вопрос: «Что такое душа?» потерял актуальность.

Я трансфигурировал сломанное перо в пепельницу и поджёг пергамент со своими каракулями.

— Ты что? Зачем? — всполошилась Гермиона.

— Информация о душах пойдёт под грифом «Совершенно секретно», — сказал я, и видя полное непонимание на лицах друзей пояснил. — Это мы не стали разыскивать родившегося ребёнка, убивать его и стирать любую память о нём из реальности, а кто-то другой, узнав о возможности вернуть дорогого человека, даже преступлением подобные действия не посчитает. Повторить артефакт для хорошо замотивированного человека не проблема. Скрывать принцип его работы нельзя, людям нужно объяснить откуда взялась однажды погибшая женщина. И объяснить следует достаточно внятно, а то они сами что-нибудь придумают, мало не покажется. Потому, официальная версия неудачи: «Мироздание против».

— Нормальная версия, — оценил Сириус. — И даже правдивая.

— Если за сотню лет «Взгляд в бездну» никто не повторил, то и дальше мало шансов. Тем более со специфическими дополнениями. А версия просто напрашивается на изучение, — критически высказался Римус.

— Вы, наверное, газеты не читаете, — заметил Рон. — Мы последнее время вместе с Гарри прессу почитывали. Могу точно сказать, народ и не такое скушает.

— Вот-вот, — подтвердил Сириус. — А Скитер подавать умеет и, как оказалось, неплохо. Просто раньше у неё, видимо, причин стараться не было.

— Может быть, — поморщился Рем. — Я газеты читаю только последнее время. В основном о Гарри и турнире.

— Кстати о Скитер, успеешь ей к воскресенью, что стоящее подобрать? — спросил я Сириуса.

— Давно подобрал, — ответил он. — Думаешь, в воскресенье?

— Ну да, в субботу зелье сварим, две порции. На всякий случай. Назначим встречу мисс Скитер, можно сразу в Годриковой лощине, возле дома…

— Может, лучше на следующей неделе? — выразительно оглядела меня Гермиона. — У тебя ведь запаса крови для зелья нет, значит, будешь экстренно заготавливать.

— Нет, в это воскресенье, — упрямо мотнул головой я, так чтоб всем стало понятно, спорить бесполезно.

— Ладно, но потом месяц отдыха, — напомнил о моём обещании крёстный.

— Да хоть полгода, — мне на ум не приходило ни одного вопроса, который мог бы меня настолько же увлечь.

Ещё раз уточнив все детали и пообещав, если что, непременно связаться, мы отправились в Хогвартс. Друзья на меня настороженно поглядывали. Прощальные объятия мародёров, наверное, следы на моих плечах оставили. Я же при мысли о ребёнке с душой отца почему-то вспоминал маленькую мисс Бэнэт, и становилось не так тоскливо. Но ведь глупо же? Кто сказал, что он непременно родился в Англии?

 

Рита Скитер

Большой белый конверт лежал на туалетном столике, наплевав на все охранные чары. Старые и новые, добавленные после письма нахального мальчишки, Гарри Поттера. На закрытые окна и невидимость этого дома для большинства сов. Мисс Скитер, надо заметить, вовсе не была дурочкой и то, что не усвоила в школе, изучила в течение жизни, иногда на своём личном опыте, а иногда на личном опыте коллег. И весь этот совместный опыт требовал избавиться от письма как можно скорее. Потому что от письма, которое появилось неизвестным способом в спальне, не стоит ждать ничего хорошего. Но любопытство сгубило многих журналистов. И использовав на конверте весь свой запас проверочных чар и на всякий случай отойдя подальше, Рита Скитер заклинанием открыла конверт. Из конверта выпал кусок пергамента и спланировал на пол, где спокойно пролежал несколько минут… полчаса… час… Наконец, журналистке надоело ждать, когда таинственное послание взорвётся и поджарит всё вокруг или хотя бы забрызгает навозом. И она подошла ближе. Увидев знакомый почерк Гарри Поттера, мисс Скитер выругалась на редкость похабно — опять он — и уже спокойно, если не считать крайнего возмущения, взяла пергамент.

 

"Уважаемая Рита Скитер, я искренне надеюсь на встречу с вами, в ночь с воскресенья на понедельник, в двенадцать часов, в Годриковой Лощине возле известного всем дома".

 

Вот и всё, что было написано в письме. Мисс Скитер уже собиралась было проклясть (в переносном смысле) и мальчишку, и тот день, когда ей взбрело в голову проследить за ним в своей анимаформе, и заодно тот день, когда она отвоевала себе право работать в Хогвартсе, но тут Рита увидела не замеченную ей ранее коробочку явно с украшением. Весьма ценное колье намекало на то, что в воскресенье ночью произойдёт то самое событие, ради которого её изначально вербовали. Поэтому немного подумав, Рита Скитер прокляла только тот момент, когда ей взбрело в голову проследить за Поттером в своей анимаформе. Захотелось видите ли узнать с кем мальчишка будет связываться. Не полезла бы, могла б заработать гораздо больше.

 


По нашему мнению, возвращение в мир живых должно стать исключением, а не правилом. Джеймс, увы, в исключение даже за уши не притягивался.

Просим прощения у всех кто расстроился, мы и сами расстроились.

Глава опубликована: 17.03.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 18 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх