Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

So Close (Так близко) (джен)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Ктара главы 1-31
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Hurt/comfort
Размер:
Макси | 1252 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU
События разворачиваются в конце третьего курса. После того, как Снейп случайно подслушивает Гарри во время последнего в учебном году ночного патрулирования, оба вступают на совершенно неожиданный путь.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

36. Часть первая

S.S.

— Делайте это в другом месте! — чуть ли не заревел Северус, пытаясь перекричать гвалт, поднятый по прибытии родителей мальчишки Уизли. Звук неровного дыхания Гарри, ещё не замеченный вновь прибывшими, утонул в смешанных возгласах ужаса и облегчения, наполнивших комнату.

Все присутствующие тут же смолкли и повернулись к нему. Продолжая метать в них разъярённые взгляды, Северус низко склонился над маленьким камушком, будто пытаясь прикрыть его собой, — свою единственную ниточку к Гарри, единственный источник информации.

Видимо, решив взять власть в свои руки, Альбус аккуратно выпроводил Уизли из комнаты. Однако прежде чем выйти, директор задержался на мгновение, сказав что-то Минерве, что именно — Северус не расслышал. Он вновь сосредоточил всё внимание на камне, изо всех сил стараясь уловить хоть что-нибудь, что могло бы дать хоть какую-то зацепку относительно местонахождения Гарри.

— Нет, пустите... — раздался задыхающийся голос. Шорох листьев и треск сухих веток под ногами затихли, сменившись грубыми проклятьями и резко втянутым, будто от боли, воздухом.

— Неужели это... — выражение ужаса застыло на лице Минервы вместе с осознанием только что услышанного. Северус жестом велел ей замолчать, его сердце колотилось так быстро, что это причиняло неудобство.

— Нам ведь ни к чему, чтобы ты сбежал, верно? — прорычал самозванец голосом Моуди.

Слышать это было невыносимо, но не слышать — немыслимо. Северус отчаянно надеялся, что Крауч будет продолжать говорить, пусть это даже будут издёвки. Если бы мерзавец хотя бы словом обмолвился о своих намерениях или местонахождении. Но, очевидно, тот сказал всё, что хотел, или, скорее всего, что-то более важное завладело его вниманием.

— Нет-нет-нет... — тихо простонал Гарри.

— Мой Лорд... — выдохнул Крауч голосом, полным абсолютного обожания.

Северус крепко зажмурил глаза.

H.P.

Вид странного размера существа наполнил Гарри первобытным страхом и тревожным ощущением дежавю. Он был крепко привязан к могильному камню, тщетно пытаясь освободиться от наколдованных пут и до крови натирая запястья о верёвку, которой были скручены руки. Гарри не знал, вырвало ли его от отвращения или от слепящей боли в шраме, вернувшейся с удвоенной силой, как только существо приблизилось. Крауч тут же согнулся в низком поклоне, и Гарри впервые смог разглядеть человека, державшего существо на руках.

— Жаль, что я не дал им тебя убить, — в бешенстве выплюнул он, возобновляя усилия в попытке освободиться.

Петтигрю не обратил на него никакого внимания, бережно передавая сморщенное нечто самозванцу, чьё лицо ясно показывало, что тот считал огромной честью взять уродца на руки, даже на мгновение. Гарри содрогнулся, инстинктивно отпрянув назад насколько позволяли верёвки, когда существо, жутким образом напоминающее младенца, шевельнулось в руках Крауча. Гарри до крови прикусил губу, чтобы не вскрикнуть. Это был Волдеморт. Он знал. Он чувствовал это сквозь боль, пульсирующую в шраме, сквозь воспоминания, пытающиеся вырваться на поверхность, сквозь животный ужас, исходящий от Петтигрю, пока тот суетливо метался по кладбищенскому двору.

— Я готов, мой Лорд, — наконец объявил Петтигрю, закончив суетиться вокруг большого котла, который он призвал и установил посреди расчищенного участка. Сообщение привело самозванного Моуди в немыслимый восторг, его черты словно остекленели в фанатичном экстазе.

— Наконец настал мой час, — впервые за всё время проговорило существо. Голос звучал слабо, но несмотря на это, наводил настоящий ужас. Когда самозванец уже собрался поднести существо к котлу, тонкий голосок заговорил снова: — Эта честь принадлежит Хвосту, награда за его верную службу. — Обида и разочарование в полной мере отразились на лице Моуди, пока тот снова передавал Волдеморта Петтигрю, лицо которого отражало полностью противоположные чувства.

— Не надо, — прошептал Гарри, когда тот прошёл мимо него, поднеся существо к краю котла. — Ты не обязан этого делать. — Часть его надеялась, что стоило только убедить Петтигрю остановиться, не опускать существо в котёл, и всё стало бы...

— Заткнись, — выплюнул самозванец, и брызги слюны приземлились прямо Гарри на щёку, хотя он и старался как мог, отвернуть лицо. — Тебе выпала великая честь, ясно? Это рука судьбы, Поттер, что ты оказался рядом, как раз в тот момент, когда мы были готовы. Тебе предначертано вернуть Его... ещё более великим, чем раньше.

Он был сумасшедшим, полным безумцем. Пока он говорил, черты его лица исказились, а искусственный глаз, выскочив из глазницы, скатился по лицу и запрыгал по земле. Его кожа пошла морщинами и начала меняться, постепенно разглаживаясь, нос исправился и приобрёл правильную форму. Гарри наблюдал за превращением с ужасом, лучше уж было смотреть на Петтигрю и на это... на это нечто в его руках, но когда всё кончилось, он обнаружил перед собой совсем не того человека, которого ожидал.

— Вы не Крауч, — проговорил он, тупо уставившись на незнакомца. Однако тот не ответил, восторженно наблюдая за действом, разворачивающимся у них на глазах.

S.S.

— Мерлин всемогущий, — ахнула Макгонагалл, слушая монотонное бормотание Петтигрю и прекрасно зная, что означали его слова. Трусливый предатель возвращал его к жизни. Эта ничтожная крыса привела Тёмного Лорда к Лили и теперь собиралась отдать ему её сына.

— Кость отца... — тихо повторил Северус онемевшими губами. — АЛЬБУС! — взревел он, — где похоронен отец Тёмного Лорда? — Он рванулся из-за стола, но замер, не решаясь отойти, мечась между поиском ответов и источником звука. — Не стой как вкопанная, приведи его сюда! — заорал он на Минерву, когда та не сделала попытки сдвинуться с места.

Как оказалось, это было лишним, поскольку, спустя несколько секунд, директор собственнолично появился в комнате и вопросительно взглянул на Северуса.

— Где похоронен отец Тёмного Лорда? — прошептал он, стараясь не пропустить ни малейшего шороха, доносившегося из камня. Он скрипнул зубами, снова услышав Петтигрю, на этот раз его голос звучал гораздо громче.

— Кровь врага, взятая насильно...

— Дай мне минуту, и я это выясню, — спокойно ответил директор. — Минерва, будь добра, свяжись с Ремусом Люпином, пусть явится в замок вместе со своей собакой и подождёт в моём кабинете. Ничего не объясняй.

Ни звука больше не доносилось из камня, кроме жалобного поскуливания Петтигрю. Лучше бы трусливый червяк оттяпал себе башку вместо той части тела, что упала в котёл. Ладно, плевать, это даже к лучшему, Северус прикончит его собственноручно, после того, как разберётся с безумцем, похитившим его сына. О, эта смерть не будет быстрой, она будет грязной, затяжной, мучительной. Несметное количество ужасающих пыток пришли ему на ум, пока он размышлял об их незавидной участи. Они горько пожалеют, что посмели прикоснуться к его мальчику...

— Мою мантию, Хвост. — Комнату наполнил холодный властный голос, и по спине Северуса пробежала мертвящая дрожь. Даже после стольких лет он узнал его сразу.

H.P.

— Добро пожаловать, Гарри Поттер, на моё воскрешение, — объявил Волдеморт, разводя руки в широком приглашающем жесте и гротескно улыбаясь, пока Гарри стоял, дрожа от боли и холода.

— Мой Лорд... Мой Лорд... Я привёл его к вам... — Самозванец распростёрся на земле у ног Волдеморта.

— И очень вовремя. Ты получишь награду.

— На твоём месте я бы не спешил с обещаниями. — Раз уж ему суждено уйти именно так, Гарри не будет просто стоять здесь, связанный и безмолвный: — Он не очень-то заботился об осторожности. Дамблдор знает, что меня похитили, сколько, по-твоему, у тебя осталось времени, прежде чем он здесь появится? — презрительно усмехнулся он, стараясь казаться смелее, чем чувствовал себя на самом деле. На мгновение ему показалось, что Волдеморт вот-вот разгневается, однако в следующую секунду тот медленно повернулся к нему со зловещей улыбкой и выражением полного прeвосходства. Он ненадолго уставился на Гарри, будто тот был неким любопытным экземпляром для научных исследований, но как только самозванец попытался его ударить, выставил руку вперёд:

— Полно-полно, Барти, не будем начинать веселье, пока не прибыли остальные.

Видимо, Волдеморт не счёл необходимым обращать внимание на туманные угрозы Гарри, и Гарри знал, почему. Ведь если даже он сам не представлял, где находится, то откуда Дамблдор узнает, где его искать?

— Прошло тринадцать долгих лет, сколько же ответит на вызов?

Если Гарри думал, что у него был шанс сбежать, когда он был один против трёх, все надежды на на благополучный исход разбились, когда кладбище начало наполняться спрятанными за жуткими масками Пожирателями Смерти, закутанными в чёрные плащи. Он был в абсолютном меньшинстве, связанный, истекающий кровью, и каждая пара глаз в непрерывно увеличивающемся круге принадлежала кому-либо, кто хотел его смерти.

S.S.

Северус испытал победное ликование, когда метка на предплечье полыхнула огнём. Он вскочил со стула, полный решимости покинуть замок, как только доберётся до маски и плаща.

— Нет, Северус, — раздался твёрдый голос директора.

— Я не собираюсь ждать, пока вы, наконец, решите, что не знаете, где находится кладбище! — взорвался он. Он просидел здесь достаточно, наблюдая, как директор корпел над картами и записями, пытаясь найти наиболее вероятное место. — Я могу аппарировать туда и обратно...

Для человека его возраста, директор совершил удивительно быстрый манёвр, заблокировав собой выход из комнаты: — Я не допущу, чтобы вас обоих убили. Силы будут слишком неравны.

— Я не могу сидеть здесь в полном бездействии, — отрезал Северус, доставая палочку из внутреннего кармана мантии.

Expelliarmus. — Не успел он притронуться к палочке, как она тут же вылетела у него из пальцев. Несколько быстро последовавших друг за другом беззвучных заклинаний — и Северус оказался отброшен обратно в кресло и надёжно связан. Это был уровень мастерства, напомнивший ему, что он имел дело не просто с назойливым, выжившим из ума стариком, а с чрезвычайно могущественным магом. — Я прошу прощения, Северус, но я не могу потерять вас обоих.

— Развяжите меня, Альбус, дайте мне его вернуть, не заставляйте меня слышать, как он умрёт! — взмолился Северус, не в силах скрыть отчаяния в голосе.

— Я не думаю, что он умрёт, Северус, — спокойно произнёс директор в то время, как хлопки аппарации один за другим отскакивали эхом от стен кабинета, и кладбище, где был пойман в ловушку и крепко связан его сын, наполнялось Пожирателями Смерти. — Полагаю, тебя немного успокоит, если я скажу, что, скорее всего, знаю, где находится Гарри. Я должен уйти и сделать все необходимые приготовления. Ты не пойдёшь спасать его в одиночку, сейчас не время для необдуманных действий.

— Я не прощу вам этого, Альбус.

H.P.

Гарри кулём свалился на землю, когда толстые верёвки, которыми он был крепко привязан к могильному камню, внезапно исчезли. Он поспешно вскарабкался на ноги, гневно озираясь по сторонам, оглядывая собравшихся вокруг Пожирателей, трясущегося и окровавленного Петтигрю, валявшегося в траве у ног своего хозяина, самозванца Барти, взгляд которого был полон бесконечного обожания и восторга.

— Этого мальчишку — посмотрите на него все — этого мальчишку считают причиной моего падения. — Волдеморт говорил медленно, расхаживая вокруг Гарри и по очереди глядя на каждого из своих слуг. Гарри тоже внимательно всматривался в круг, пытаясь найти слабое звено, не зная, стоило ли ему даже надеяться, что Снейп пришёл за ним, что его лицо могло скрываться за одной из этих омерзительных масок. — Гарри Поттер не уничтожил меня, нет. В ту роковую ночь я был вырван из собственного тела могущественной магией, кровной магией, которая перестала защищать его с этой самой ночи. — Волдеморт остановился прямо напротив него так, что Гарри вынужден был отвести взгляд. Невзирая на панику и боль, он пытался закрыть сознание, страшась того, что увидит Волдеморт, если посмотрит ему прямо в глаза. Не думай о Снейпе, не дай ему узнать, не думай... — Твоя кровь течёт по моим жилам. Я могу дотронуться до тебя... — Он оглядел Гарри с медленной жуткой улыбкой, затем протянул руку к его лицу, доказывая правдивость своих слов обманчиво ласковым касанием. Гарри резко отпрянул назад, чуть было не раскроив голову о надгробный камень, но почти не заметил боли, поскольку в этот самый миг боль в шраме достигла ослепляющей силы. Волдеморт снова повернулся к Пожирателям: — Теперь, когда он лишился защиты своей матери-грязнокровки, будет нетрудно проверить, кто из нас обладает большим могуществом. — Он остановил на Гарри пристальный взгляд, не оставляющий сомнений в его намерениях. — Я убью тебя, Гарри Поттер, с лёгкостью.

— А как насчёт моей палочки? Слишком напуган, чтобы драться честно? — бросил вызов Гарри, глядя за плечо Волдеморту в черноту ночи и стараясь не дрожать от холода. Чему его учил Снейп? Вряд ли чему-либо, чем можно было воспользоваться, не имея палочки и находясь в абсолютном меньшинстве. Он ломал голову, как потянуть время, одновременно пытаясь отодвинуть все мысли о Снейпе на задний план и отчаянно вспоминая обо всём, чему учил его профессор.

— Напуган? — Волдеморт расхохотался, и Пожиратели тут же последовали его примеру. Жуткий хор покатился эхом по кладбищу, но Гарри упрямо стоял на своём, безоружный, он не имел ни единого шанса на спасение.

— Моя палочка? — снова потребовал он, дерзко задирая подбородок.

— Дайте мальчишке палочку. Я даже позволю тебе бросить заклинание первым, ты должен поблагодарить меня за мою щед...

Expelliarmus! — Гарри наплевал на осторожность, бросив заклятие, как только палочка, протянутая самозванцем, оказалась у него в руке. Он надеялся, что застигнув Волдеморта врасплох, получит хоть какое-то преимущество, и тут же отпрыгнул назад, кинувшись за тот самый могильный камень, от которого ещё совсем недавно пытался отчаянно отвязаться. Круг Пожирателей зашевелился, явно не зная, стоило ли наносить ли ответный удар от лица Волдеморта. Однако в этом не было необходимости, поскольку тот с лёгкостью увернулся от заклятия.

— Столь никудышный дуэльный этикет, но что можно ожидать от мальчишки с такой плебейской родословной? Выходи, Гарри Поттер, выходи и посмотри мне в лицо... — Пожиратели продолжали глумиться над ним, но уже в следующее мгновение его отбросило в сторону, когда камень, за которым он прятался, раскололся с мощным треском. Гарри вскочил, подхватывая с земли выскользнувшую из рук палочку, пока Волдеморт наблюдал за ним, снисходительно улыбаясь и лениво поигрывая своей собственной, вертя её в омерзительно длинных костлявых пальцах. Быстро отвернувшись, Гарри изо всех сил постарался очистить сознание и не думать о пророчестве и о Снейпе, но внезапно его внимание рассеялось, и он в ужасе обнаружил, что смотрит прямо в красные, нечеловеческие глаза Волдеморта.

— В чём дело, мистер Поттер? — тот задумчиво склонил голову вбок. — Не смотреть в лицо противнику считается дурным тоном. Окажите мне честь — или любезность — если не возражаете.

Сердце Гарри бешено заколотилось в груди. Он допустил промах, Волдеморт понял, что он пытался что-то скрыть.

— Не испытываю такого желания, — огрызнулся Гарри, крепко стискивая палочку и готовясь в нужный момент снова бросить проклятье.

— Я настаиваю. Imperio. Посмотри на меня, посмотри мне в глаза... — В тот же миг Гарри обнаружил себя в плену знакомого ощущения, ему казалось, что он плывёт по воздуху, не чувствуя своего тела, не зная забот... Он был так напряжён, так напуган всего лишь секунду назад, но зачем? Разве не проще будет сделать, что ему говорят? — Посмотри на меня.. — Что-то подсказывало ему, что он не должен смотреть в глаза Волдеморту, почему это было так важно? Тайны! Окклюменция... если Гарри посмотрит ему в глаза, тот узнает всё... У Гарри была тайна, важная тайна... Снейп! Он не мог рассказать про Снейпа...

— Он умеет сопротивляться Imperius, — услужливо подсказал самозванец по ту сторону приятного тумана, и внезапно реальность обрушилась на Гарри с новой силой.

Он попытался извлечь как можно больше из нескольких секунд передышки, последовавших за тем, как Волдеморт повернул палочку в сторону слуги. Тяжёлый туман отступил, позволив Гарри немного собраться с мыслями и попытаться закрыть доступ к голове. Он должен был очистить сознание... Он должен был сохранять спокойствие... Он не должен был думать о Снейпе и о пророчестве...

— Похоже, ты прав, — послышался язвительный голос Волдеморта, переключившего внимание, слишком быстро, обратно на Гарри. Спустя секунду избегать жуткого взгляда стало гораздо труднее, поскольку весь его обзор оказался закрыт непроглядно-чёрной мантией, а глубоко в лицо впились острые когти, заставляя поднять его вверх. — Старый дурак только зря тратил время. Я всегда буду сокрушать тебя, Гарри Поттер, всякий раз.

— Не всякий, Том, — ответил Гарри, закрывая глаза.

— Мы могли бы проверить это прямо сейчас, но прежде чем я убью тебя, ты расскажешь мне, что именно Дамблдор пытался так усиленно от меня скрыть. Ты будешь умолять меня выслушать твои секреты задолго до того, как закончится эта ночь.

Гарри резко выбросил вперёд палочку, вырываясь из цепких когтей, оставляющих на лице глубокие алые следы. — Stupe...

— Crucio.

Палочка выскользнула у него из рук, и Гарри рухнул на землю. Неописуемая боль запылала огнём в каждом нерве, в каждом миллиметре кожи, и он закричал. Всё исчезло, кроме боли, от неё не было спасения, он не чувствовал ничего, кроме мучительной агонии, которая всё не кончалась и не кончалась... Пока не кончилась совершенно внезапно. Гарри тяжело дышал, разметавшись на мёрзлой земле, слушая, как веселится Волдеморт и как Пожиратели ему вторят. Невероятным усилием воли он заставил себя встать на колени и поднять палочку с обледеневшей травы.

— Ты знаешь, что боль может свести с ума? Скажи мне, стоит ли твой секрет того, чтобы потерять рассудок?

— Шёл бы ты на хер, Том.

— Crucio.

S.S.

Северус изо всех сил зажмурил глаза, рванувшись в крепких верёвках, когда непрекращающиеся крики наполнили кабинет. Это было невыносимо. Северус знал, что за боль курсировала по венам ребёнка, обжигая кожу, проникая в самую сердцевину костей. Это была пытка, заставлявшая желать смерти, прекратить всё раз и навсегда и с радостью принять благословенную пустоту небытия.

Северус издал нечленораздельный вой и снова рванулся, ощутив, как острой болью полоснуло руки и грудь. Ничто, ни один секрет на свете не стоил тех мук, которым подвергали ребёнка.

— О, Северус, — раздался из дверей горестный вздох. Он гневно зыркнул на Люпина, обездвиженный в своей западне. Тот даже не пытался его развязать. — Скоро прибудут остальные, Альбус пытается организовать спасение как можно быстрее, — проговорил волк извиняющимся голосом. Крики усилились, и Северус сильнее сжал кулаки, чувствуя, как кровь закапала из ладоней в местах, где ногти впились в кожу.

Он старался не замечать присутствия Люпина так же, как тот не замечал его верёвок. Будто сквозь пелену, Северус видел рабочий стол директора и царивший на нём беспорядок. Он не знал сколько времени прошло с тех пор, как Альбус покинул комнату, не оставив позади себя ничего, кроме разбросанных пергаментов и пустых уверений. Гарри снова отказался говорить. Его голос звучал слабее, но воля оставалась несломленной.

— Альбус изготавливает портключ, мы отправляемся, как только прибудут остальные, — беспомощно пробормотал Люпин.

— Я давно мог его спасти! — заревел Северус, заглушая крики Гарри. — Вместо этого я вынужден сидеть здесь и слушать, как его пытают!

— Ты мог бы потерпеть неудачу и погибнуть, — ответил тот, будто этого было достаточно, чтобы остаться здесь, будто это оправдывало тот факт, что он торчал в этом кабинете вместо того, чтобы аппарировать Гарри с проклятого кладбища.

Северус моргнул, чтобы как следует сфокусировать зрение, полный решимости выместить весь свой гнев и негодование на этом невыносимо нервировавшем его человеке, которому хватало наглости стоять и защищать директора. — Это моё де... — начал он, но тут же оборвал себя на полуслове: — Что это? — Среди разнообразия карт и пергаментов, разбросанных по столу, взгляд Северуса неожиданно выхватил лист, на котором округлым почерком Альбуса было выведено:

«шрам?»

— Дай-ка мне этот свиток, — приказал он, не отводя взгляда от записей.

Люпин отреагировал не сразу, застигнутый врасплох сменой темы. Затем он медленно повернулся, глядя туда же, куда и Северус, и покачал головой:

— Мы должны доверять Альбусу. Сомневаюсь, что он хотел бы, чтобы мы рылись в его бумагах. Думаю, есть вещи, которых нам знать не положено.

Северус презрительно ухмыльнулся:

— Когда он вышел отсюда, он сказал, что не думает, что Гарри умрёт. Вряд ли это было некой попыткой успокоить, похоже, он действительно в это верит.

— Это хорошие новости...

— Я слушаю крики ребёнка, а Альбусу плевать, потому что ему в голову взбрела идиотская идея, что Гарри выберется оттуда живым. Ему плевать на боль, которую испытывает ребёнок, на то, какую травму это причинит. Исход будущей войны волнует его больше, чем мой сын! Он его использует. Если в этой бумаге есть хоть что-нибудь, касающееся Гарри, хоть какая-нибудь информация, разве ты не хотел бы, чтобы она попала в руки тому, кого на самом деле волнует его судьба?

Люпин закрыл глаза, будто это могло помочь не слышать слов Северуса и криков Гарри, теперь его лицо было гораздо бледнее, чем тогда, когда он только появился в комнате. Он беззвучно передал Северусу пергамент, хотя и отвернулся, пока он читал, будто боялся увидеть, что было написано в свитке. Пергамент то и дело норовил свернуться, и Северусу стоило большого труда удерживать его одной рукой. Внезапно рука задрожала: Гарри снова начал кричать.

H.P.

— Тебе нужно всего лишь подчиниться... Скажи нам... Скажи и боль исчезнет...

Горло саднило от крика, и Гарри едва смог произнести одно единственное слово: — Нет. — Возможно, он не сумеет закрыть сознание, зато сумеет удержать рот на замке. Волдеморт не получит над ним власти, ни с помощью Imperius, ни с помощью пытки.

— Нет? Он смеет говорить «нет» самому Лорду Волдеморту?

Гарри отчаянно пытался подобрать палочку, глядя, как Волдеморт решительно идёт к нему, но рука бесконтрольно дёргалась в траве, отказываясь подчиняться. Всё тело сотрясалось и вздрагивало, всё ещё испытывая на себе отголоски Cruciatus. Он не сумел вовремя отползти назад, чтобы не дать Волдеморту вновь вцепиться в лицо. Утратив всякую надежду привести в порядок мысли, Гарри закрыл глаза, хватаясь за последнюю соломинку, которую подсовывало сознание. Терпение Волдеморта таяло, похоже, затеянная им игра быстро теряла свою привлекательность, как только он осознал, что Гарри не уступит.

— Ты сломлен, Гарри Поттер, но твой разум мне нужен нетронутым... Я хочу, чтобы ты знал, кто убил тебя, кто оказался сильнее... — Не выпуская лица Гарри из цепких пальцев, он прошипел:

— Crucio.

Глаза Гарри распахнулись, и в тот же миг он знал: Волдеморт увидел то, что находилось у самого края его сознания. На мгновение черты Волдеморта исказились яростью, и вдруг он захохотал. Это был смех маньяка, слишком кратковременный, чтобы быть настоящим.

— Ты поверил не тому человеку, Гарри Поттер, — Волдеморт самодовольно осклабился, прежде чем отвернуться и снова обратиться к Пожирателям:

— Северус Снейп! Где Северус Снейп? Его нет среди нас! Кто из вас знает, как далеко он зашёл в своём вероломстве, в своём предательстве? Люциус, что ты можешь сказать мне?

У Гарри не осталось в запасе ни единого чувства, ему было совершенно плевать, что Люциус Малфой стоял в этом круге с закрытым маской лицом, наблюдая, как его пытают.

— Он работает на Дамблдора, мой Лорд. — Голос Малфоя звучал иначе, в кои-то веки в нём слышалось смирение, в отличие от привычного глумливого превосходства, но, помимо этого, Гарри уловил в нём замешательство и даже панику, как только тот осознал, что не может дать Волдеморту исчерпывающего ответа.

Гарри отчаянно пытался вернуть контроль над конечностями. Хватая ртом воздух, он предпринимал жалкие попытки дотянуться до палочки, чувствуя, как пальцы начинают неметь от жгучего холода.

— Барти, мой верный слуга, что ты мне скажешь? — осведомился Волдеморт, быстро передвигаясь по кругу.

— Мой Лорд, он... он служит Дамблдору...

— Магия, спасшая это мальчишку в младенчестве, оставив от меня одну лишь тень, растворилась, и никто из вас об этом не знал. Гарри Поттер больше не живёт со своими мерзкими маггловскими родственниками... Его приютил никто иной, как хорошо знакомый всем нам Северус Снейп, планировавший вновь влиться в наши ряды в качестве шпиона, двойного агента Альбуса Дамблдора.

Пальцы Гарри, наконец, сомкнулись вокруг палочки в миг, когда Волдеморт повернулся к нему лицом.

— Я вызвал его, и он предпочёл не явиться. Он знает, что не может тебя спасти, что ты умрёшь от моей руки.

S.S.

Северус сидел, пытаясь справиться с гневом и болью предательства, курсировавшим сквозь него подобно электрическим разрядам, когда директор снова появился в комнате. Северус нуждался в немедленном освобождении, и, кроме того, без палочки он будет совершенно бесполезен Гарри. Воспользовавшись неохотной помощью Люпина, он надёжно спрятал свиток у себя в мантии, твёрдо намереваясь не выпускать его из рук.

— Он знает, — мрачно проговорил Северус, пока Тёмный Лорд продолжал свою бесконечную обличительную речь, в красках описывая, что за участь ожидала мерзких предателей наподобие Северуса Снейпа.

— О пророчестве? — быстро спросил директор.

— Не думаю. Он знает обо мне, о моих планах, и о том, что я взял Гарри к себе. Ваши возражения против моего участия в операции больше не принимаются, моё прикрытие в любом случае провалено. — Он, как мог, старался сохранять спокойствие и контролировать тон, но его руки по-прежнему дрожали, и он не знал от чего больше: от ярости или от ужаса.

— Ты не хотел бы попробовать убедить Волдеморта, что ты всего лишь промывал ребёнку мозги? Что ты нашёл удобную возможность отрезать Гарри от кровной защиты матери и завоевать его доверие?

— Нет, не хотел бы! — с отвращением выплюнул он. — Я собираюсь воспользоваться портключом, я иду с вами, чтобы его спасти.

— Я объяснил план остальным, и ты будешь следовать ему неукоснительно, — серьёзно начал директор, и Северус невольно поморщился. Тот говорил медленно и спокойно, будто ситуация вовсе и не требовала немедленных действий, а шансы Гарри на спасение не таяли с каждой секундой. — Портключ доставит нас к самой границе магической защиты, которой наверняка окружено кладбище. Пока мы будем её ломать, ты проникнешь внутрь в своём плаще и маске. Воспользовавшись всеобщим замешательством, ты попытаешься аппарировать Гарри в безопасное место. Если, по какой-то причине, ты будешь не в состоянии этого сделать, постарайся максимально уберечь его до тех пор, пока не прорвутся остальные. Это понятно? Ни в коем случае не дай себя опознать.

Северус коротко кивнул, его внимание отвлеклось на Волдеморта, который снова начал измываться над Гарри. Директор тут же бросил finite, и гнетущая тишина тяжестью легла на грудь Северуса, пока он смотрел на беззвучный камень невидящим взглядом. Тёмный Лорд мог убить Гарри в любую секунду, он мог быть уже мёртв...

— Северус?

— Моя палочка и плащ Пожирателя, директор. Я полагаю, вы собираетесь меня развязать, или я должен буду делать всё это сидя?

— Я могу доверить тебе следовать указаниям, Северус?

— Я выполню ваши указания, но доверие оставим в покое, директор, — с горечью ответил он.

— Портключ сработает через три минуты, мы в соседней комнате, как только ты будешь готов. — Взмахнув палочкой, директор убрал со стола все бумаги, затем положил на него палочку Северуса, освободив его только на выходе из комнаты.

________________________________________

Портключ давал им возможность появиться практически незаметно, при условии, что группа будет двигаться бесшумно и не привлечёт к себе внимания, пока будет брать кладбище в кольцо. Ночь была холодной и дыхание идущих клубилось перед ними серыми облаками, но мысль о том, что Гарри скорее всего схватит воспаление лёгких, поскольку он был одет всего лишь в пижаму, волновала Северуса меньше всего.

Деревня, по которой они шли, лежала сонной и безмолвной и, похоже, была не из тех, что вызывали желание прогуляться ночью, тем более, если речь шла о магглах. Никто не произнёс ни слова и не зарычал, как в случае с Блэком, бежавшим рядом с ними вприпрыжку, держа нос близко к земле, словно пытаясь унюхать местонахождение Гарри. Северус стремительно шёл вперёд, страстно желая достигнуть цели как можно скорее. Какого чёрта они высадились так далеко от кладбища?

Группа, ведомая директором, замедлилась, поравнявшись с домом, судя по всему, когда-то величественным, теперь же доведенным до состояния полного запустения. Видимо, дом играл некую роль, поскольку был окружён охранными чарами, хотя и весьма слабенькими (наверняка дело рук Петтигрю). Альбус бы мгновенно справился с ними, даже без помощи сопровождающих. Под покровом темноты, участники группы расположились вокруг магического заграждения с равным интервалом друг от друга. Облачившись в маску и плавно скользя над землёй, Северус бесшумно переместился на более выгодную позицию.

Пересекая защиту, он надеялся, что Петтигрю не хватило ума предусмотреть систему аварийной сигнализации, и что единственной целью крысы было не дать проникнуть за защиту тем, кто не являлся носителем Тёмной Метки. Тёмный Лорд, в своей самоуверенности, явно не подумал усилить меры безопасности, что играло им на руку. Северус осторожно двигался на небольшом расстоянии от земли, не хрустнув ни одним листом, не сломав ни единой сухой ветки, скрываясь между деревьями от посторонних глаз. Он быстро понял, что с тех пор, как он оставил камень в кабинете, что-то коренным образом изменилось. Вместо криков Гарри, ночь была наполнена паническими возгласами и недоуменными воплями Пожирателей. Когда же Северус, наконец, достиг границы кладбища, причина стала очевидной. Люди в масках и плащах разрывались между желанием помочь своему вновь обретённому хозяину и сбежать, некоторые сновали вдоль края массивного золотого купола, красующегося в самом центре между могильных камней.

Что мальчишка умудрился сделать на этот раз?

Его накрыло гигантской волной облегчения, как только он осознал, что ребёнок был жив, и что он не только не был убит, а ещё и имел в себе силы сопротивляться. Северус понятия не имел, какое идиотское гриффиндорское везение сработало на этот раз, но он всецело намеревался добраться до Гарри прежде, чем оно успеет себя исчерпать.

В царящем вокруг хаосе не было смысла особо осторожничать. Северус быстро смешался с толпой и, подражая всеобщему возбуждению, принялся рыскать вдоль края золотой клетки. Сквозь поток золотых лучей он видел Тёмного Лорда и Гарри, их палочки были связаны воедино таким же сияющим лучом, но были и другие фигуры, их было трудно разглядеть даже в ярком свете... Внезапно он отшатнулся назад, чувствуя как земля уходит из под ног... этого не может быть... Но как он мог её не узнать... Даже после стольких лет, даже обесцвеченную смертью, он узнал её и звук её голоса.

— Мы скоро исчезнем, но ты будешь в безопасности, — успокаивала Лили сына. — Они пришли за тобой. — Позже он смог бы поклясться, что на мгновение призрачная фигура отвела глаза от сына и встретилась глазами с ним, её пристальный взгляд проник ему прямо в душу.

— Но что я должен делать? — растерянно спрашивал Гарри, глядя огромными глазами на мать, и, похоже, из последних сил держась за палочку.

— Мы пробудем здесь ещё несколько секунд и задержим его, тебе нужно только бежать, — давал указания сыну Джеймс Поттер.

— Но куда...?

— Он ждёт тебя, — мягко уверила Лили. — Он заберёт тебя отсюда. Как только мы скажем «пора» — беги.

— Но я...

— Пора!

С рывком, показавшимся Северусу невероятно мощным, Гарри разорвал звено, связывавшее его с Волдемортом, и огромный золотой купол мгновенно рассыпался, а призрачные фигуры бросились навстречу Тёмному Лорду и стоявшим поблизости Пожирателям. Только когда Северус осознал, что Гарри пытается сбежать, шок начал отпускать, а руки и ноги вновь обрели чувствительность, достаточную, чтобы рвануть за ним. Быстро сокращая расстояние между собой и ребёнком, благо длинные ноги позволяли, он изо всех сил толкнул в бок Пожирателя, бегущего рядом с ним с нацеленной на Гарри палочкой, и тот с размаху врезался в ближайший надгробный камень. Северус швырнул болезненным проклятьем в другого, стоявшего прямо на пути у Гарри, пока ребёнок лавировал между могил на нетвёрдых ногах.

— Гарри! — что есть мочи крикнул он из-под маски, и это дало желаемый результат. Ребёнок немного замедлился, и Северус буквально врезался в него, аппарировав, как только понял, что держит его достаточно крепко.

Задыхаясь от изнеможения, он приземлился с весьма ощутимым ударом, который не смягчила даже трава. Он инстинктивно прижимал Гарри поближе к себе, ожидая, что тот будет дёргаться и вырываться, зная, что он не сразу поймёт, что находится в безопасности. Однако взглянув на него, Северус с испугом обнаружил, что силы ребёнка, наконец, иссякли, и тот провалился в забытьё, не сумев выдержать стремительную и жёсткую аппарацию вдобавок ко всем перенесённым страданиям. Северус сорвал с лица мешающую видеть маску и с помощью палочки принялся сканировать обмякшее тело в попытке определить размер повреждений. Даже будучи без сознания, Гарри непрерывно сотрясался от судорог и резко вздрагивал, его нервы явно были повреждены в гораздо большей степени, чем Северус был в состоянии исправить. Ребёнок был холоднее, чем имел хоть какое-либо право быть, но вопреки ожиданиям, гораздо меньше покрыт синяками и кровоподтёками, чем мог бы, хотя глубокие кровоточащие царапины на его лице, по какой-то неизвестной причине, печалили Северуса сильнее, чем он мог выразить словами.

Северус смотрел на него в полной тишине, наслаждаясь мгновением спокойствия и защищённости, знанием, что Гарри удалось выбраться из этого кошмара живым, и что они вернулись домой. Затем он крепко прижал его к себе и отнёс к Поппи.

Глава опубликована: 19.02.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 357 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх