Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Снег за шиворот! (джен)


Автор:
Рейтинг:
General
Жанр:
General
Размер:
Мини | 25 Кб
Статус:
Закончен
Зимние забавы ангелов и дьяволов
QRCode

Просмотров:1 156 +0 за сегодня
Комментариев:3
Рекомендаций:0
Читателей:4
Опубликован:06.09.2015
Изменен:06.09.2015
От автора:
Написано на "новогодний" конкурс в официальной группе AF Вконтакте. Изначально задумывалось как более масштабное миди; возможно, позднее будет до него достроено.

Обложка от Владлены: http://uploads.ru/tR4zS.jpg
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Дни в Лимбо похожи один на другой… Да их даже и днями-то не назвать — как можно применять это слово к течению времени, не имеющему ни приливов, ни отливов, то есть рассветов и закатов? О смене времени суток, как и времени года, можно было узнать лишь через видеоокна, которые были для Великого Нейтрала единственным (и односторонним) средством связи с внешним миром. Но по мере того, как ноябрь сменялся декабрем, а листки на отрывных календарях двигались к последнему пределу, Рейна ощущала все большую и большую ярость, выглядывая сквозь окна в мир, такой живой и радующийся, проходящий мимо нее.

— Как смеют эти людишки праздновать, когда я здесь, страдаю в заточении? Как смеют они надеяться на то, что новый год будет лучше прежнего, когда для меня закрыты все дороги? Как смеют они наряжать елки и садиться за рождественский стол, когда я здесь вынуждена смотреть на грязные клочья тумана и изо дня в день питаться окорочками поджаренных моими молниями фероксов?

В остервенении Рейна гремела цепью и стучала кулаками по каменному трону.

— О, как я ненавижу Рождество! Если бы только я могла… И я могу! Я непременно найду способ расстроить этот отвратительный празд…

 

Не дочитав даже до конца слова, Кабирия оторвалась от лежащего наверху небольшой стопки листа бумаги и задумчиво посмотрела на стоящего возле стола соавтора — единственного, кто кроме нее сейчас находился в опустевшем кафетерии.

— Ну… как? — спросил Анг Ли чуть подрагивающим голосом.

— Ну… — чуточку помолчав, Кабирия поднялась из-за стола, повернулась к ангелу — и хлопнула его сценарием по голове, — так.

— Ай! За что?!

— За то! — в тон ему ответила Кабирия. — Я так понимаю, там дальше все в таком духе? Дети и взрослые, утратившие веру в «дух Рождества», в чем бы он ни заключался? Озарение о том, что праздник — это не подарки и еда, а духовное единение? Санта Клаус…

— Баббо Натале, — смущенно поправил Анг Ли. — Мы в Италии все-таки.

— Один шут, — махнула рукой Кабирия. — Вот как ты, с твоим — вроде бы имеющимся — художественным вкусом, и выдал такую банальщину?

— Ну…

— Лучше уж у нашего комикса вообще никакого новогоднего спецвыпуска не будет, чем это будет сотое и тысячное жевание одной и той же жвачки, — резюмировала Кабирия. — Нет, я понимаю, что ты до этого года свой Энжитаун не покидал, сам лично Рождество и Новый год не праздновал, с горок не ездил и в снежки не играл…

— Ну, не играл, — принялся спорить Анг Ли, — но я ведь читал в книгах, в том числе, о баллистике спрессованного снега и тактике…

— Вот-вот. В книгах, — это слово Кабирия произнесла таким тоном, что сторонний наблюдатель не мог бы и представить, что сама она подчас вечера напролет просиживает в библиотеке. — Чтобы сочинить что-то… настоящее, нужно черпать это из личного опыта, а не из строчек, начертанных кем-то другим!

— Так где мне его взять-то…

— Да пока и негде, да… Ладно, — Кабирия пожала плечами, — я посижу и подумаю, что тут нужно вычеркнуть, а что еще можно поправить, а ты… Сходил бы погулял, что ли?

Но пойти никто никуда не смог. Ожил репродуктор, один из тех, что были не так давно развешаны под потолками школьных помещений, и зазвучал голос профессора Темптель:

— Внимание, двоечники! Всем… Гас, убери руку, я вполне в состоянии сама нажимать на тангенту. Всем собраться в зале заседаний! Ангелы, вас это тоже касается. Повторяю… Так!

Последнее слово прозвучало куда-то в сторону, после чего репродуктор замолк.

— Каникулы же, какого черта ей опять понадобилось, — проворчала Кабирия. — Ладно, несколько дней у нас еще есть, спецвыпуск не убежит, в крайнем случае, — она усмехнулась, — будешь самоотверженно делать раскадровку ночью!

Анг Ли ничего не ответил, но по его лицу хорошо было видно, что именно он хочет, но стесняется сказать и об этой идее, и вообще о бесконечных творческих спорах и согласованиях каждого чиха. Что поделать, для столь непохожих существ и само-то мирное существование бок о бок — дело сложное и явление достаточно недавнее, а уж совместная продуктивная работа…

 

Три десятка юных ангелов и дьяволов, рассевшихся по местам в зале заседаний, перешептывались и галдели. И если ученики профессора Аркана, увидев своего преподавателя, входящего в зал, тут же затихли, то невоспитанники Темптель, напротив, оживились еще сильнее. Впрочем, тут же смолкли, едва та — ничуть не повышая голоса — произнесла:

— Пока не закроете рты и не откроете уши, никуда отсюда не уйдете!

— Итак, — кашлянув, заговорил Аркан. — Как вы все знаете, у землян приближаются праздники, школьников распустили на зимние каникулы, начались они и у вас…

— Вот именно, — негромко, но так, что все услышали, проворчала Кабирия. — Делать нам сейчас больше нечего, как сидеть на всяких организационных собраниях…

— Дайте угадаю! — Сульфус, напротив, говорил в полный голос. — Сейчас вы скажете, что мы всем ученическим коллективом должны будем организовать в школе какой-нибудь дурацкий новогодний карнавал?

— О, два добровольца уже есть! — радостно объявила Темптель. — Кто еще будет перебивать, станет третьим!

— Нет, — продолжил Аркан после того, как вновь установилась полная тишина, — централизованно вам такое поручать мы не будем, хотя, безусловно, если кто-то из учеников проявит инициативу, это можно будет только приветствовать. Речь о том, что по нашему совместному с коллегой решению вам всем предстоит провести время до праздников в земных обличьях…

Со всех сторон послышался ропот.

— А что, — подал голос Мефисто, — в школе опять кого-то, типа, покусали?

— Сейчас тебя кто-то «типа» покусает! — тут же ответила Кабале — и зря, потому что этим привлекла внимание преподавательницы:

— Кабале! Ты как одета?!

— А что такое? — искренне удивилась чертовка, на которой из одежды были только ярко-красные трусы и такой же лифчик.

— Я, конечно, такое непотребство могу только одобрить, но не могла бы ты объяснить, с чего тебе вообще пришла в голову такая идея?

— Так мы же в Италии, — ответила Кабале таким голосом, как будто это все объясняло.

— И?

— И скоро Новый год.

— И?

— Так здесь же так принято! Я тут прочла в одной книжке… Нечего ржать, это не учебник, а просто беллетристика! — Кабале гневно обернулась к сокурсникам. — Что здесь такое поверье: чтобы Новый год был счастливым, нужно встретить его, надев красное нижнее белье!

— А в этой твоей беллетристике, — Темптель усмехнулась сквозь приложенную к губам ладонь, — ничего не говорится по поводу того, нужно или не нужно помимо красного белья надевать еще что-то?

— Ничего, — кивнула Кабале, — поэтому я решила не рисковать.

— Что ж, дело твое, правда, боюсь, что горожан ты таким видом если и будешь смущать, то не очень долго… Так вот, — продолжила Темптель, — хотя каникулы и праздники — то время, когда вашим подопечным может особо потребоваться внимание Искусителей и Хранителей, мы все же сочли, что этот момент можно отработать и в следующем году. А пока вам предоставляется хорошая возможность прочувствовать на себе, что делают и чем живут в это время года земляне. Поэтому запускайте превращение, расходитесь по городу — а потом вы все напишете мини-сочинение о своих наблюдениях… Нечего так кривиться! Где-то через неделю после каникул сдадите. Вопросы? Свободны!

 

Несмотря на то, что темнеть в городе уже начинало, но фонари еще не горели, и над головой нависало серое и унылое небо, здание Золотой Школы — пусть сейчас и закрытой и запертой — смотрелось так же красиво, как и всегда. Перед закрытыми на висячий замок воротами, точнее, спиной к ним, стояли четыре девочки в легких куртках и тонких шапочках. Все-таки Италия, пусть и северная — это вам не Якутия.

— Ну, и куда пойдем? — прервала короткое молчание Раф — и, судя по ее голосу, ей не особо хотелось идти куда бы то ни было.

Дольче собралась было открыть рот, но Мики ее упредила.

— Я знаю точно, куда мы не пойдем. Во всяких магазинах нам сейчас точно делать нечего — там же толпы народа. В эфирных обличьях мы еще могли бы там как-то маневрировать, но в земных будем просто бессмысленно толкаться.

— Но ведь нам и надо там потолкаться, чтобы почувствовать себя землянами, разве нет?

— Давайте это сделаем с утра, когда там все-таки будет народу поменьше, — предложила Ури. — А сейчас… О! Давайте поддержим традицию и пойдем туда, куда мы всегда ходим, если нас заставляют проводить время в земном облике! В парк!

— Так это же всего раз и было, — выпала из задумчивости Раф.

— Ну так «один раз» входит в понятие «всегда»!

— Ладно, в парк так в парк…

Девочки шли по улицам, обходя многочисленных прохожих, вертя головами по сторонам и глядя то на висящие на деревьях и не включенные пока гирлянды, то на витрины магазинов, за которыми возились продавцы, устанавливая елочки, фигурки святых, декоративные коробочки с подарками, то на разворачивающих свои лотки уличных торговцев разными вкусностями… Вероятно, через несколько часов стоит вернуться и сюда — а пока четыре ангела в человеческом облике вошли через каменные ворота в парк и, пройдя вдоль усаженной облетевшими и почерневшими деревьями аллеи, остановились у пруда. Температура весь декабрь была плюсовая, поэтому льдом он так и не покрылся

— Как это все мрачно… — сказала Дольче, подняв голову вверх, туда, куда уходили черные стволы, и вдруг ойкнула. — Что это? Такое холодное… — она провела пальцем по щеке.

Мики подняла ладонь и поймала снежинку.

— Просто снег. Ты что, никогда… Хм, снег? — задумалась она, не договорив.

Не то, чтобы снег на севере Италии был какой-то совсем уж природной аномалией, но все же это было несколько неожиданно. И тем более неожиданно — что вслед за отдельными снежинками, падающими ангелам на шапки и на лица, тучи разверзлись таким снегопадом, что вскоре и асфальт аллеи, и землю, где летом зеленела трава, покрыл тонкий снежный ковер. Становящийся помаленьку толще.

— Брр… — Раф дернула плечами. — Может, вернемся? Еще замерзнем…

— Чтобы не замерзнуть, достаточно просто двигаться, — Мики нагнулась, слепила небольшой снежок и кинула его в неопределенном направлении в сторону пруда. Снежный комочек упал и разбился о затянувшую водоем тонкую корочку льда. — Хотя такое моментальное похолодание — это, конечно, странно…

— Да, давайте играть в снежки! — Дольче, напротив, оживилась и принялась сама собирать руками снег — но, толком не слепленный, ее снежок рассыпался крошкой сразу после броска. Ничуть не смутившись, девочка слепила другой, уже покрепче, и кинула его в Мики, прямым броском.

— Вот она, неопытность, — спокойно отметила Мики, не сдвинувшись с места и глядя на не долетевший и свалившийся к ее ногам белый шарик на белом покрывале. — Это как из автомата стрелять, у снежка баллистическая траектория, так что если хочешь издали в кого-то попасть, кидать надо вверх. Да не так! — засмеялась она после того, как Дольче подкинула третий снежок строго вертикально. — Вот так!

Минуту спустя все четыре девочки уже со смехом гонялись друг за другом по сугробам. Правда, недолго — бегать, пусть и проваливаясь всего чуть выше щиколотки, было не очень удобно. Первой остановилась отдышаться Ури. Изо рта у нее валил пар.

— Снег кончился так же внезапно, как и начался, — задумчиво сказала она, глядя на небо. Из накрывшей город тучи действительно больше не падало ни одной снежинки — хотя их и так уже навалило достаточно. — Интересно, такая фраза — это такая же банальность, как про дождь?

Секунду помолчав, оглядевшись вокруг и убедившись, что поблизости, кроме подруг, никого нет, она вдруг скомандовала:

— Лампо, просыпайся! Пора менять облик!

— Эй, нам же было сказано… — начала было Раф, но вокруг Ури уже вспыхнуло золотистое сияние — и секунду спустя она стояла в несколько более теплой куртке и с лопатой в руках.

— Присоединяйтесь! — предложила Ури. — Видите, как тут все занесло, по дорожке ходить невозможно — давайте сделаем доброе дело! А заодно и сами согреемся!

Некоторое время спустя аллейка была расчищена в оба конца, а по обе стороны высились небольшие (а где-то и довольно крупные) снежные валы. Девочки побросали лопаты и перевели дух. Впрочем, ничегонеделание долго не продлилось — холод никуда не делся и требовал движения.

— Давайте играть в царя горы! — веселым голосом позвала Раф, у которой работа прогнала всяческую меланхолию. — Попробуйте меня отсюда согнать! — с этими словами она вскарабкалась на холмик из сваленного в кучу снега. Ури и Дольче со смехом полезли следом, стараясь схватить подругу за руки и скинуть вниз. Мики же, проводив их всех задумчивым взглядом, опустилась на колени и слепила снежок. А потом второй, третий…

— Ты чего там? — крикнула Ури, которая в этот момент оказалась наверху. — Давай… — договорить она не смогла, потому что от дружеского толчка кубарем скатилась вниз на противоположную сторону.

— Чуть погодя!

Седьмое чувство молчало, но Мики столь мощные механизмы предвидения и не требовались, достаточно было жизненного опыта. А он подсказывал, что кому-нибудь из дьяволов запросто может прийти в голову идея каким-нибудь дурацким образом развлечься в этом же самом парке. А значит — надо быть заранее готовой.

— Лула, взлетай! — скомандовала Мики. — Растроись!

Заколка на косичке пришла в движение, затрепетала крыльями, и стрекоза повисла перед хозяйкой, кинув той укоризненный взгляд.

— Ну знаю, что холодно, а что делать? Да и не замерзнешь! — заявила Мики. — У тебя там реактивный движок, в конце концов! Давай, будешь моей системой оповещения!

Словно в цирке, где из-за спины одного артиста выходи еще пара таких же, одна стрекоза раздалась натрое — и они разлетелись в разные стороны, кружась над обоими концами аллеи и над заснеженной землей по одну из ее сторон. С противоположной находился пруд, по тоненькому льду которого подойти было совершенно невозможно, так что на этот счет Мики не беспокоилась. Пересчитав налепленные и сложенные в сторонку снежки, она удовлетворенно кивнула и побежала к тому же холмику.

— Посторонитесь, самозваные цари! Идет настоящая властительница снегов!

 

Укрывшись за тонкими, но занесенными неожиданным снегом ветками кустарника, за возней на куче снега и льда наблюдали три закутанных в белые простыни личности.

— Есть хочу, — пожаловался Гас. — Зашел в любимую кафешку, а там никакого мяса, одна рыба — что за ерунда?

— Так мы же в Италии, — ответила Кабале, в земном воплощении все-таки одевшаяся по погоде. — Здесь на Рождество едят одну рыбу.

— Но еще же не Рождество!

— Ну так все мясо, наверно, уже за ненадобностью распродали…

Гас тоскливо опустился в сугроб.

— Экая редкость в наших краях, — тихим голосом проговорила Кабале, зачерпнув горсть снега голой рукой. — В Комнате Состязаний, конечно, можно смоделировать любую Арктику с Антарктикой, но это совсем не то… Такую возможность упускать никак нельзя!

— Возможность чего? — не понял Мефисто, который давно бы уже пропал, как всегда, для внешнего мира, но Кабале заблаговременно стянула с него наушники.

— Напихать летучим тортикам снега за шиворот, конечно! — Кабале картинно махнула рукой, на которую уже натянула перчатку. — Карамельку я, конечно, возьму на себя, а остальных трех как-то между собой поделите. Жаль, Сульфус не пошел… Не могу, говорит, блондиночку снежками забрасывать, ее тонкая душевная организация такого не выдержит… Ну, чего решили?

— Раф и Ури могу взять на себя, — вызвался Гас, — ну, а тебе, соответственно…

— Че, своего ангелочка на меня скидываешь? — спросил Мефисто. — Я думал, ты сам захочешь ей за выворот…

— А, — отмахнулся Гас, — все, чего я хочу, я с ней и в Комнате Состязаний сделаю. Должно же быть в жизни какое-то разнообразие!

Сговорившись, троица дьяволов начала расползаться по сторонам, чтобы незаметно подкрасться к цели. Кабале на секунду задержалась.

— А что, — шепнула она Гасу, — ты в самом деле уступил Мефу свою соперницу только ради разнообразия?

— Нет, конечно, — ответил тот. — Опыт показывает, что если брать ее, так еще неизвестно, кто кому чего куда запихает…

— Так я и думала… Ладно, поехали!

Если Мефисто и Кабале заходили с флангов, то Гаса отправили напрямую по заснеженной равнине. И, хоть он и пользовался для маскировки белой (и большой!) простыней, словосочетание «скрытое перемещение» оказалось все-таки с этим дьяволом несовместимо.

— Так, и кто тут у нас? — клишированной фразой и столь же шаблонным тоном мультяшного злодея осведомилась Мики, когда потревоженные «системой раннего оповещения» девочки окружили распластавшегося по снегу диверсанта.

— А не узнали, что ли? — простодушным голосом спросил Гас. — Значит, богатым буду!

— И чего это ты тут потерял?

— Да вот, — Гас поднялся, откинул простыню и отряхнул штаны, — решил не упускать такую возможность и пришел напихать вам снега за шиворот!

— Что, всем четверым? — усмехнулась Ури.

— Ага! — Гас расплылся в дурацкой улыбке.

— И что нам теперь с тобой делать?

— Самому ему напихать! — крикнула Дольче таким возмущенным голосом, как будто столкнулась с подобной дьявольской наглостью впервые в жизни. — Пусть зна-а-а-а-и-и-и! — завизжала она, когда подкравшаяся сзади Кабале (вот уж кто был мастером скрытого перемещения даже без помощи сверхъестественных сил!) от души вогнала ей под шарф холодную пригоршню.

— Диверсия удалась на сто процентов! Враг застигнут врасплох, полностью дезорганизован и беспорядочно бежит! — хохотала Кабале, правда, вопреки собственным словам, сама убегая кругами от разъяренной Дольче. Гас, воспользовавшийся тем, что от него отвлеклись, схватил Раф и Ури за пояс, приподнял над землей — и стоял теперь, морщась от града ударов, сыплющихся ему на макушку. Выскочивший Мефисто одной рукой прижал правую руку Мики к туловищу, а другой попытался запихать горсть снега ей за воротник, но столкнулся с неожиданным препятствием — на голове у девочки был надет капюшон, тесемки которого она свободной рукой первым же движением затянула так, что взять и сорвать его не было никакой возможности. После чего, разумеется, принялась активно вырываться. Так, сцепившись, шипя и переругиваясь, они оба отступили куда-то в темноту.

Заприметив впереди на дорожке небольшой участок, покрытый льдом, Кабале слегка притормозила, чтобы у преследовательницы оставалось меньше времени для реакции, а затем внезапно кувыркнулась в сторону. Не ожидавшая такого маневра Дольче наступила на скользкую поверхность и, с визгом проехавшись на одной ноге, впечаталась лицом в сугроб, широко расставив руки.

— Ангелочек делает в снегу ангелочка — красота! — прокомментировала Кабале и обернулась к Гасу. — Чего у тебя там?

Тот по-прежнему мучился с двумя противницами.

— Я не могу им снег за шиворот запихать, у меня обе руки заняты… ими! — пожаловался он.

— Сейчас… — усмехнулась Кабале, наклонилась, чтобы зачерпнуть снега обеими руками — и тут ей в голову стукнул снежный комок.

— Ага! — захохотала Мики, очевидно, стряхнувшая своего противника и теперь сидящая возле своей «нычки» с запасами готовых снежков. Следующий она по пресловутой баллистической траектории отправила в лицо Гасу, от чего тот поперхнулся и уронил девчонок. — И ты получи! И еще! — очередной отправился в сторону показавшегося из сугроба Мефисто. — Не один ты будешь снег грызть, все померзнете без прощения!

— Ах так?! Ну, держись! — крикнула Кабале и, метнувшись за снежный вал как за бруствер, сама принялась лепить снежки. Товарищи последовали ее примеру — ангелы же, в свою очередь, укрылись на противоположной стороне. Следующие несколько минут воздух был сплошь наполнен свинцом… в смысле, летящими навстречу друг другу снежками. Один из них удачным попаданием сбил с Гаса шапку.

— О! Бонус! — радостно крикнула Мики и тут же сама кинулась вниз, но ответный снежок все таки проелозил ей по макушке. — Черт, надо что-то делать! — пожаловалась она подругам. — Сколько раз мы в них попадем, столько же они в нас. Просто «На западном фронте без перемен» какое-то!

— И что ты предлагаешь? — спросила Ури. — Отступим?

— Неудобно, они ж нас к пруду прижали… И вообще — ангелы не отступают, ангелы прорываются! Нас тут больше, снежков мы можем налепить больше, значит, сейчас создадим запас… А потом я пойду на штурм!

 

На дальнем конце аллеи, Кабирия и Анг Ли, шедшие куда глаза глядят и по совпадению завернувшие сюда, с интересом смотрели на творящийся бедлам.

— Может, присоединимся? — предложила Кабирия.

— Думаю, не стоит, — покачал головой Анг Ли. — Учитывая, что для каждого из нас ближайший потенциальный противник — это, собственно… второй из нас.

— И чтооо? — насмешливо протянула Кабирия, склоняясь к сугробу и лепя снежок. — Твои правила не позволяют тебе бросаться холодными комьями в леди?

— И это, и вообще…

— Все ерунда. Давай, либо я сейчас жду десять секунд, пока ты сам начнешь, либо — будешь закидан без предупреждения и жалости!

— Да зачем…

— Затем, что если ты хочешь писать что-то достойное, тебе необходим богатый и обширный жизненный опыт! — заявила Кабирия. — Мне не нужен литературный негр, который даже о детских подвижных играх знает только с чужих слов!

— Ладно-ладно… — Анг Ли развернулся и начал было лепить снежок, но тут чужой снежный ком стукнул его в спину — правда, в теплую куртку, поэтому не холодно, и без особой силы — поэтому не больно.

— И кстати, удары в спину в понятие «жизненный опыт» тоже входят! — засмеялась Кабирия.

Тем временем, на поле основного сражения настало время перелома. Три ангела высунулись из-за укрытия и принялись залпом швырять заготовленные боеприпасы, а Мики, перекувыркнувшись через вал, приземлилась на ноги, схватила брошенную лопату и изящно отбила все, что тут же полетело в нее.

— Вперед, в рукопашную! — завопила Мики. — Саперный батальон Небесной Стражи в бою!

Стремительно преодолев расстояние от одного края до другого, она взлетела на вражеское укрепление и принялась размахивать лопатой, заставляя противника попятиться. Воспользовавшись тем, что вражеский огонь умолк, подруги кинулись следом. Остановил их (и всех остальных) возглас Сульфуса:

— Слушайте, ну вот что вы делаете?!

— А чего? — спросила Кабале, откидывая в сторону снежок и подходя ближе. Следом за ней начали подтягиваться и остальные.

— Что это за детский сад? — продолжил Сульфус. — Настоящие дьяволы разве себя так ведут? Ой, в сугроб ангелочка толкнули, какая прелесть… — издевательском тоном протянул он. — А вы? Раф, вот ты персонально что делаешь? Это что, так по-ангельски — кидаться ледышками?

— И вовсе не ледышками… — на холоде нельзя было понять, покраснела она, или просто щеки зарумянились.

— Снежки, все это ерунда, — заявил Сульфус подходя ближе. — Недостойно настоящего дьявола. А вот это…

Неожиданно он выкинул вперед руку и обрушил за шиворот Раф добрую горсть снега.

— Вот это самое то — усыпить бдительность и нанести коварный удар! — захохотал он. — Поистине по-дьявольски!

— Ты… Ты… — выдавила из себя Раф, а потом взорвалась. — По-дьявольски, значит? Ну так я сейчас разберусь с тобой…

— Эй, ты же не…

— По-ангельски!

Следующую минуту все присутствующие наблюдали редкое зрелище: девочку, гоняющуюся по заснеженной аллее за мальчишкой, размахивая над головой лопатой. То и дело уворачиваясь и прикрывая рукой голову, Сульфус кричал:

— Вот это точно не по-ангельски!

— А вот догоню — увидим!

— Раф, которую я знаю, так не делает!

— Еще и не то делает!

 

На улице было совсем уже темно, и в учительской горели все лампы. Зайдя внутрь, профессор Аркан увидел, что его дьявольская коллега поставила на стул в середине помещения небольшую елочку и теперь старательно ее наряжает, правда, довольно своеобразно: шарики соседствовали с кусочками копченой колбасы, а на верхушке теснились как фигурка ангела с подарком, так и фигурка черта с вилами.

— Не думал, что вы вдруг пропитаетесь праздничным духом, коллега, — заметил Аркан. — Помнится, год назад, когда я предложил украсить кабинет, вы сказали, что замечательно обойдетесь и без этой «дребедени».

— Ну так вы же все равно ее натащили, так что от моего выбора ничего принципиально не зависело, — ответила Темптель, обматывая вокруг ствола мишуру. — А в этот раз я решила сыграть на опережение.

— То есть?

— Ну, — усмехнулась она, — украсить елку — это не такой уж скучный и неприятный процесс, зато когда праздники закончатся, то по справедливости уже не мне придется и все это снимать, и выкидывать бесполезное дерево, и главное — подметать осыпавшиеся иголки!

— Неужели нужно даже праздник превращать в какие-то интриги? — вздохнул Аркан, проходя за свой стол. Коллега озарила его лучезарной улыбкой.

— В нашей школе и с нашими учениками без умения мастера интриги никуда! Но вы как будто озабочены.

— Снегом, — кивнул Аркан. — Столько снега, здесь, да еще выпавшего за такой короткий срок… Вам не кажется это необычным, если не сказать ненормальным?

— То, что творилось у нас осенью, было гораздо более ненормально, — хмыкнула Темптель, — так почему бы и зиме не преподнести какой-то сюрприз?

— Я бы предпочел обойтись без подобных сюрпризов.

— Да я бы тоже… Но к чему думать о таких мрачных вещах перед праздниками? Давайте выпьем! — предложила Темптель и вынула из ящика стола бутылку. — Не волнуйтесь, здесь даже меньше градусов, чем в шампанском. Но желания под это загадывать все равно можно!

— Не рановато ли для загадывания желаний?

— Почему бы нет? Если моя ученица еще до Нового года заранее ходит в красном белье, чтобы посильнее приманить удачу, кто мешает заранее выпить, чтобы уж наверняка исполнилось желание? Ну, — Темптель разлила напиток по бокалам, — давайте выпьем за то, чтобы в дальнейшем наши ученики впутывались в разные ненормальные истории уже не под нашей ответственностью!

— Я бы предпочел выпить за то, чтобы они вовсе больше не впутались ни в одну ненормальную историю, — ответил Аркан, беря свой бокал и глядя на огни гирлянд на виднеющихся из окна домах.

— Коллега, вы сами-то хоть верите, что такое возможно?

— Ни в коем разе, — ответил Аркан — и, улыбнувшись, протянул руку вперед. Бокалы звякнули.

Глава опубликована: 06.09.2015
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны 3 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх