Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Свой путь (гет)


Автор:
Фандомы:
Рейтинг:
R
Жанр:
Action/Adventure/Humor
Размер:
Макси | 277 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Мэри Сью
В самом начале он и не собирался во всё это ввязываться. Нет, если уж его и занесло в мир, где ежедневно сталкиваются в битвах супергерои и суперзлодеи, то уж лучше посидеть в сторонке с пачкой попкорна в руках, да получить наконец высшее образование. Но кто же знал, что всё пойдет под откос всего лишь из-за одной стервы?
QRCode

Просмотров:60 215 +6 за сегодня
Комментариев:203
Рекомендаций:4
Читателей:486
Опубликован:23.01.2016
Изменен:30.05.2016
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От автора:
Фик мёртв. Проды не будет, я не удовлётворён качеством работы.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:  
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Сложности геройской жизни

Джон Ноксвилл, капитан рыболовецкой шхуны "Делайла", осмотрел водную гладь, расстилающуюся перед ним и ностальгически вздохнул. Который год уже пошёл с тех самых пор, когда в бухту города Броктон-Бей заходили гордые, сверкающие сталью бортов, величественные титаны моря. Пассажирские лайнеры, словно разодетые в шелка джентльмены и леди, грациозно скользили между неповоротливыми тушами контейнеровозов и барж, а под их корпусами, порой затмевающими своим сиянием солнце, сновала всякая мелочь — от лёгких прогулочных шхун до патрульных катеров. Теперь же всё это умерло. Мёртвыми тушами китов лежали контейнеровозы и баржи, разом выбросившиеся на берег и теперь медленно гниющие и разлагающиеся. В их корпусах, словно падальщики в китовьей туше, копошится разный сброд, и никому нет до них дела. И денег, денег тоже нет. Без денег не восстановить разрушенные, брошенные всеми доки. Без денег не поднять со дна контейнеровоз, намертво перегородивший фарватер для любого корабля, чья осадка вдаётся в гладь океана больше, чем на пару метров. Без денег не прогонишь прочь банды, что обосновались как в доках, так и у брошенных кораблей.

Как же хотелось капитану, хотя... что он за капитан, с пятью-то членами экипажа? Так вот, как же хотелось Джону, чтобы в один прекрасный день порт снова ожил. Как был бы он благодарен тому, кто это сделает, и неважно человек ли это будет или кто-то из этих кейпов. Но только так и не нашёлся пока этот спаситель. Суда продолжали гнить. Доки продолжали разрушаться. Банды продолжали пировать на трупе былого мира. А он продолжал ловить рыбу, лишь изредка с ностальгией вспоминая старые времена.

Внезапно шхуна, загудев мотором, рванулась вперёд, да так резво, что он едва удержался на ногах.

— Фредди! Что это, мать твою, за херня?! — озлобленно рявкнул капитан, напрягая лужёную глотку.

— Сеть лопнула, поимей её лосось! — ответил ему рулевой, сплюнув через открытый иллюминатор за борт. — Плакал наш улов!

Словно бы в подтверждение этому протестующе загудел ворот, метр за метром вытаскивая спущенную в воду сеть. Спустя пару минут он поднял её полностью, и Джон смог убедиться в правоте своего помощника — ровно посередине сразу несколько десятков ячеек прорвались, образовав отверстие в пару метров диаметром.

— Ё**ное паскудство, — резюмировал капитан, — день, считай, насмарку пошёл. Цапанули что-то, что ли?

— Да хрен его знает, по радару всё было чисто, — рулевой пожал плечами, — да и если бы нас цапануло, рывок был бы сильнее. Такое ощущение, будто бы она взяла и лопнула сама по себе.

— Ладно, хер с ней, — решил капитан и обратился к двум членам экипажа, перебравшимся с носа к нему на корму: — Том, Эд, помогите мне её снять.

— Странно, — произнёс Эд, когда они уже скатывали испорченную сеть, — ну ладно, сеть лопнула, бывало и такое. Но вот почему в ней ни одной рыбёшки не застряло?

— Да что гадать, если так оно и есть? — Джон раздражённо хрустнул шеей. — Передай лучше тот край, сейчас я её уложу.

Шхуна, гудя мотором, поравнялась с бакеном, обозначающим затонувший корабль. Если бы рыбакам было дело до того, что происходит внизу, в толще воды, то они бы точно заметили размытую тень, отделившуюся от днища их шхуны и затем уцепившуюся за цепь, удерживающую бакен на месте. Лишь только рулевой, нахмурившись, постучал по экрану радара, показывавшему сущую ерунду — ведь кто в здравом уме станет нырять в холодной апрельской воде?

После того, как "Делайла" удалилась на достаточное расстояние, Ричард, вынырнув, уцепился за поверхность бакена и довольно произнёс:

— Ну что же, мой друг. Позвольте вас поздравить — эксперимент удался и с сегодняшнего дня ты становишься вегетарианцем... Хотя нет, рыба всё же мясной продукт. Тогда... не каннибалом? Нет, с биологической точки зрения я ещё дальше от человека, чем та же рыба... Хотя, впрочем, а не насрать ли? Ради своего существования мне не нужно рисковать собственной задницей, вот что главное!

Он скептически посмотрел на ближайший берег, расположенный примерно в километре. Не самое далёкое расстояние для того, кто умеет нормально плавать, если, конечно, не принимать во внимание то, что температура воды не слишком подходит для продолжительного купания.

Проблема была в другом, а именно — в его отрицательной плавучести. Прямо говоря, если бы проводились соревнования на тему, кто быстрее потонет, он или топор, последнему бы досталось почётное второе место. Утешало лишь то, что в воздухе Ричард особо не нуждался.

Кивнув самому себе, он снова скрылся под водой, ухватился за цепь и устремился вниз, держась за неё словно за канат. По мере того, как он приближался ко дну, всё вокруг постепенно темнело, когда же его ноги коснулись дна, подняв целые тучи ила, увидеть что-либо дальше чем на десять метров было невозможно — ил и песок вставали тучами, отсекая малейшие лучики света. Он недовольно фыркнул.

— Буль. — Пузырь воздуха унёсся вверх, к свету.

Да, идти по дну было не самой умной идеей. В такой неразберихе легко было потерять направление и проблуждать несколько часов, так и не выйдя на поверхность. А это было бы совсем нехорошо — ему предстояло ещё несколько важных дел. Вдали угадывался некий крупный объект, возвышающийся надо дном, словно некое огромное строение. Скорее всего, это был затонувший корабль, тот самый, что послужил причиной падения и развала прибрежного сегмента Броктон-Бей. Некоторое время он боролся со своим любопытством, а потом, пожав плечами, целеустремлённо зашагал вперёд, на разведку, вздымая своими шагами ил и песок.

Вблизи корабль производил удручающее впечатление — затонул он, скорее всего, вполне неповреждённым, но столкновение с дном сделало своё дело, местами металл лопнул, образуя внушительные пробоины, кое-где проржавевшие крепления, не выдержав давления и морской воды, отошли, образуя щели, среди которых теперь сновали мелкие рыбки. Ржавчина, колонии водорослей и прочих морских обитателей застилали корпус, придавая ему несколько мистический вид.

Ради чисто научного интереса, Ричард с осторожностью полез вверх, по проржавевшему корпусу, спугнул по пути колонию крабов, хватаясь за заросшие какой-то подводной дрянью перила, и обнаружил, что до воздуха и неба осталось лишь метр-другой непосредственно воды. На такой высоте ил уже не застилал окружающее, и можно было видеть, насколько далеко простирается затонувший корабль. А он был далеко не маленьким, стоит заметить. Впрочем, не имело значения, мал корабль или велик. Самым важным было то, что им можно было воспользоваться для того, чтобы ненадолго всплыть и утвердиться насчёт своего курса. Ричард оттолкнулся ногами от палубы и заработал конечностями, словно бы проталкивая себя сквозь непослушную воду. Плавать получалось только так, прилагая значительные усилия, тратящие примерно столько же энергии, сколько и спринт. Однако, того времени, которое пришлось бы затратить на то, чтобы проплыть этот разнесчастный километр, хватило бы для того, что бы обежать кругом город, со всеми его районами. Поэтому и было гораздо проще идти по дну.

Он всплыл в окружении бурлящей воды, изо всех сил стараясь удержаться на поверхности, и выругался про себя — разглядеть что-то за теми бурунами, что он поднимал своим барахтаньем, было совершенно невозможно, а если бы он хоть на секунду прекратил это делать, его тут же утянуло бы обратно на дно. Вот же...

— Эй, подсобить?

Сквозь брызги он разглядел смутный, ржаво-красный силуэт. Что же, терять было нечего — в крайнем случае, можно было повторить трюк ящерицы и пожертвовать рукой. А если Ричард и дальше продолжит маяться хернёй, то он либо проблуждает по морскому дну ещё неизвестно сколько времени, либо потратит всю недавно запасённую энергию — чем сильнее были его рывки, тем больше, следуя законам физики, было сопротивление воды. Нет, конечно, после некоторой практики можно было бы найти подходящий способ передвижения в воде, но в том-то и дело, что ни в Нью-Йорке, ни здесь он не удосужился насчёт того, чтобы попрактиковаться в плавании. Ещё одна ошибка. Весьма глупая ошибка, из-за которой ему сейчас придётся рисковать, доверяя неизвестно кому. Впрочем, тут же его не попытаются пристрелить при малейшем случае? Ведь не попытаются, да?

— Был... Бы! Благодарен! — Боже, он уверен, что сейчас выглядит как маленький щенок в тазу с водой.

— Держу! — незнакомец ухватил его за руку и потянул, вытаскивая из воды. — Чёрт, а ты тяжёлый!

Брызги опали, и Ричард смог разглядеть своего помощника. Смуглый парень, года на два младше его, одетый в, как он уже отметил ранее, костюм ржаво-красного цвета, а на его груди был изображён щит серебристо-белого цвета.

— Эгида, — отрекомендовался парень, коротко кивнув, — как я понимаю, Арлекин?

— Точно так, — Ричард кивнул. — Я бы пожал тебе руку, но, кажется, я уже это делаю.

— Похоже, что так. Теперь, — Эгида поднялся ещё выше и медленно заскользил к берегу, — объясни мне, какого чёрта ты забыл посередине залива, не умея плавать?

— Эй! — Ричард оскорбился, — Я умею плавать! Ну, вернее, умел — до того, как, эм... получил свои способности.

— Изменённая физиология тела? — полюбопытствовал Эгида.

— Ага. Я думал, это заметно — всё же я никак не выгляжу килограмм на двести.

— Чёрт, мы же кейпы, — Эгида фыркнул. — Я слышал о парне, целиком состоящем из металла. Никогда не знаешь, с чем связаны способности того или иного парачеловека. К слову, ты не пятьдесят третий?

— Пятьдесят кто, прости? — Ричард вопросительно приподнял бровь.

— Случай пятьдесят три, — пояснил Эгида. — Иногда появляются кейпы, ничего не помнящие о себе. Часто вместе со своими способностями они приобретают изменённую физиологию тела. Отличает их лишь одно — татуировка с перевёрнутым символом "омега". Такое происходит только в Соединённых Штатах, и никому не известно, с чем это связано.

— Эм, нет. Я вроде помню всё, да и к татушечкам, по правде говоря, у меня отношение прохладное.

— Шутка? Оправдываешь своё прозвище? — Эгида улыбнулся краешком губ. — Как по мне, тебе ещё есть куда расти в этом плане.

— Полегче! — Ричард, хоть и висел на буксире Эгиды, как тюк с бельём на верёвке, всё же смог изобразить праведное возмущение. — Меня даже сравнивали с Джимми Карром!

— Да что ты говоришь.

— Именно так, — Ричард со всей серьёзностью кивнул. — Так прямо и говорили — мол, говно ты полное по сравнению с ним.

— Ха! — Эгида усмехнулся. — Уже неплохо. Ладно, — он завис над полоской пустующего песка и опустил Ричарда на землю, а затем спустился сам. — На самом деле, это хорошо, что мы встретились. Я как раз хотел кое-что прояснить. Насчёт Призрачного Сталкера, — уточнил он.

— Такое ощущение, что уже и в Мерзкого Боба нельзя сходить, не напоровшись на кейпа. Без обид, — Ричард фыркнул.

— Броктон-Бей входит в топ десять городов США с наибольшей концентрацией кейпов. Учитывая ещё и то, что ты шёл ко дну в полутора километрах от штаб-квартиры Протектората, наша встреча неудивительна. На кой чёрт ты вообще туда сунулся?

— Хотел оценить затонувший контейнеровоз, — Ричард недовольно передёрнул плечами. — добраться до него удалось на попутной лодке, а вот с тем, как вернуться назад, я не определился.

— И твоё мнение?

— Скажу прямо, всё хреново. Контейнеровоз развалился так, что его уже не загерметизировать, так что вариант "Накачать воздухом и поднять" не выгорит. Слышал, что ещё можно как-нибудь распилить корабль, но кучи металла всё равно останутся.

— Обычно для того, чтобы распилить затонувший корабль, между двумя судами протягивают цепь, а затем опускают её под воду и пускают корабли параллельным курсом, чтобы цепь разрезала всё, что находится на её пути. Но, впрочем, ты прав, тут даже герои такого уровня как Александрия за пять минут не справятся.

— Мда, не самые весёлые перспективы. Так что там со Сталкером?

— Я не буду сейчас ездить тебе по мозгам на тему того, что поведение Сталкера — следствие моей некомпетентности и всё в таком духе, — под шлемом не было видно, но Эгида недовольно нахмурился. — Множество слов об этом было сказано ещё до меня, да и ничем и никому не поможет, если я сейчас буду посыпать голову пеплом. Так что перейду к практической информации. Для широкой общественности было объявлено, что Призрачный Сталкер заявила о своей некомпетентности и недостаточной подготовке и удаляется на одну из баз Протектората, чтобы пройти усиленное обучение. Кроме того, кейпу, известному под прозвищем Арлекин, выражается благодарность за оказание помощи героям, известным как Рыцарь и Панацея. Тебе также полагается вознаграждение в пятьсот долларов США минус десятипроцентный вычет за порчу городского имущества. За вознаграждением ты можешь явиться в штаб-квартиру СКП.

— Эм, нет, пожалуй. Можете перечислить эти деньги в фонд поддержки сирот или чего-то в этом роде, — Ричард ощутимо напрягся. Эгида покачал головой.

— Не стоит игнорировать Протекторат и СКП. Строго между нами, ты вызываешь подозрения у директора Суинки, так что я бы тебе посоветовал не лягать колючки* и прийти. С тобой просто поговорят, даю тебе слово.

— Э, нет, — Ричард упрямо помотал головой, — знаешь, слышал я уже это "просто поговорить". Только потом бывает, что ты однажды просыпаешься и... Бах! — он хлопнул в ладоши. — Обнаруживаешь себя на лабораторном столе, выпотрошенным, как долбаный лосось в суши баре. Это если, конечно, вообще просыпаешься.

— Ох... Ты говоришь про себя?

— Если когда-нибудь вздумаешь проводить эксперименты на людях, — Ричард невесело ухмыльнулся, — позаботься о том, чтобы они все были добровольцами. Или, по крайней мере, уж точно не смогли сбежать.

— Что же, — ответил Эгида, осторожно подбирая слова, — теперь понятно, с чем связаны твои поступки. Ты смог сбежать оттуда?

— Не совсем. Скорее, это было что-то вроде восстания заключённых. Конечно, почти все из нас погибли — системы безопасности там были качественные, но нескольким удалось уйти за периметр. Не знаю, что стало с остальными, я прихватил с собой несколько вещей — деньги, оружие, из того что нашёл, ещё несколько полезных мелочей и ушёл до того, как прибыли команды зачистки.

— Где это было? — Эгида подался вперёд. — Европа?

— Нет, — Ричард покачал головой, — я плохо помню, но вроде это была Африка. Мне удалось пробраться на борт корабля. Затем я плыл. Долго. Перебрался на другой корабль. Снова плыл. Вышел на берег где-то в Канаде. Потом долго шёл. Прятался от людей — мало ли что. Затем остановился тут.

— Дерьмище. И никаких мыслей о том, кто это мог быть?

— Нет. Даже цель проекта — очередную попытку создать из кейпа суперсолдата — я услышал случайно. Когда мы бежали, было не до этого. Да и сейчас там наверняка всё сровняли с землёй, а потом, для верности, залили кислотой.

— Ну ладно, с такой точки зрения твои поступки вполне объяснимы. Но поверь мне, Протекторат никогда не опустится до экспериментов над людьми, — с уверенностью произнёс Эгида.

— Скажи, — ответил Ричард, — если бы от правдивости ответа зависела твоя жизнь, ты бы смог сказать это снова?

Эгида замолчал, задумавшись. Пусть он и был лидером Стражей, он вполне отдавал себе отчёт в том, что Протекторат и СКП — очень серьёзные организации, и многие их тайны, вне всякого сомнения, были смертельно опасны для того, кто хоть как-то мог быть к ним причастен.

— Если ставить вопрос так... Нет, я не могу это утверждать.

— Я, к сожалению, тоже, — Ричард развёл руками.

— Что же, твои деньги останутся на выделенном счёте. Может, когда-нибудь ты захочешь их забрать. Напоследок скажу вот что — действуй осторожно. Что-то или, вернее, кто-то накаляет обстановку в городе. Растёт напряжённость между бандами — недавно сцепились наёмники Выверта и члены Империи 88, да и АПП, похоже, не прочь расшириться за счёт территорий других банд. Оживилась группа Трещины. Даже Барыги недавно провернули успешную операцию.

— Рыцарь и Панацея? — Ричард приподнял бровь.

— Да. Они, конечно, не знали, кого выманивают в доки, но после того, как обнаружили Панацею, перегруппировались и смогли разделить отряд из Славы, Рыцаря и Панацеи, заставив нас думать, что именно её похищение было основной целью. А пока мы гоняли Толкача и Сочника по всем докам, их подчинённые протащили чуть ли не в центр города огромную партию героина. Пока мы не смогли определить покупателя, но это или Выверт, или Империя.

— Не самые приятные новости.

— Точно так.

— Ладно, — Ричард направился к ступеням, ведущим на пристань, — эту информацию надо обдумать. Был рад беседе и спасибо за сведения. Оп-па...

Путь ему преградила возбуждённо гудящая толпа. Сначала ему показалось, что его хотят атаковать, но затем он уловил в общем гуле такие слова как "Автограф", "Арлекин" и настойчивые просьбы сфотографироваться.

— Эм-м-м, — он беспомощно оглянулся назад, на Эгиду, зависшего в воздухе над перилами.

— Такова цена славы, — ехидно усмехнулся герой. — Или ты думал, что сможешь страдать ерундой и выкладывать фото с поверженным врагом в сеть абсолютно безнаказанно?

— Ох. Вот же дерьмо... — ему совсем не улыбалось пасть жертвой толпы любителей супергероев, будучи растерзанным на сувениры. Внезапно ему в голову пришла идея.

— Смотрите! — Ричард подхватил с земли камешек и высоко подбросил его вверх, затем, пока взгляды были обращены на камень, шагнул вперёд, смешиваясь с толпой, и изменяя свой облик. Обнаружив, что цель ушла, часть толпы отхлынула к предусмотрительно отлетевшему от перил Эгиде, другие же начали вертеть головами по сторонам, в надежде увидеть Арлекина.

— Это точно он! — выкрикнул стоящий в толпе парень, указывая пальцем на пожилого мужчину с фотоаппаратом в руках. — Маскируется!

— Что?! — возмутился обладатель фотоаппарата. — Это не я!

Но толпа уже не слушала, окружая кольцом свою жертву. Парень же, оставшись стоять за их спинами, с улыбкой помахал Эгиде рукой и поспешил прочь, тихо буркнув себе под нос:

— Боже, они опять ловятся на этот трюк. Ну право, как можно быть такими простофилями?


* * *

Спустя две недели на следующей их встрече Тейлор с гордостью демонстрировала свой доработанный костюм. На угольно-чёрной броне по всей её протяжённости был тщательно прорисован узор в виде паутинок, с плеч спускался такого же цвета, как и остальной костюм, плащ, в центре которого было тоже нанесено изображение паутины. Уязвимые участки уже прикрывали кевларовые пластины, вшитые в ткань. Ричард передал их шесть дней назад, попросту оставив кулёк на пути её пробежки. Лицо закрывала маска, линзы которой походили на фасеточные глаза насекомого. Она не была полностью закрытой — длинные волосы девушки свободно спускались на плечи. В общем и целом костюм ещё не был закончен — оставались ещё мелкие недочёты вроде непрокрашенных участков и пустующих креплений для брони, но уже производил весьма хорошее впечатление.

— Неплохо, — он критически осмотрел её. — Дизайн хороший, более-менее функционально, и самое главное — скрывает фигуру, тебя достаточно сложно будет ассоциировать с твоей гражданской личностью.

— Я старалась, — голос из-под маски звучал приглушённо, также не давая возможности опознать её.

— Есть только одно "но". Шлем.

— Шлем? — переспросила Тейлор.

— Именно, — согласно кивнул Ричард. — Ты же не собираешься ходить с непокрытой головой? — увидев на её лице замешательство, он вздохнул. — Мда, похоже, собираешься. Глупая идея. Очень глупая идея, я тебя уверяю. С тех пор, как первая обезьяна взяла в руки палку, каждая скотина так и норовит по голове ушатать.

— Я знаю, что это опасно, — с лёгкой обидой ответила она. — Но ты когда-нибудь думал, как тяжело сделать что-то вроде шлема без денег или нормального оборудования?

— Эм, — он замялся, — честно говоря, нет. И что, никаких вариантов?

— Мотоциклетный шлем? Тяжёлый и неудобный, я не смогу в нём нормально передвигаться. Нечто вроде строительной каски? Слишком ненадёжно. Да и герой в строительной каске? Звучит как полный бред. Я работаю над покрытием из панцирей насекомых, но это долго и тяжело.

— Жаль, — он смущённо потёр затылок. — Знал бы я, прихватил бы полный комплект, а не один лишь только жилет. Впрочем, это всё инсинуации.

— На самом деле, — медленно сказала она. — У меня есть ещё одна идея. Как насчёт тебя? Ну, в смысле, раз ты можешь придать своей руке форму оружия, так, может, получится и нечто вроде шлема сделать?

Он озадаченно склонил голову.

— Эм... Идея оригинальная, ничего не скажешь. Чёрт, я даже не знаю. Никогда раньше не пытался сделать подобное — с трофейным вооружением и бронёй у нас особых проблем не было. Но я попробую что-нибудь сделать. Использовать что-то вроде головы манекена для работы... Не забыть сделать его снимаемым... Хм, тогда мне понадобится твоя маска.

— Конечно, — она отстегнула маску — всё равно поблизости насекомые не чуяли ни одного человека, — и протянула её Ричарду. Тот аккуратно сложил её в поясную сумку.

— В общем и целом, я поработаю над шлемом. Ничего точно сказать не могу, практического опыта в подобном у меня почти не было, но звучит вполне реализуемо, — сказал Ричард, критически оглядев заброшенный дворик, в котором они встретились. — Итак, ты ведь хотела не только покрасоваться в костюме?

— Да, не только, — в её голосе проскользнула нотка веселья. — Как насчёт совместной тренировки? Мы так толком и не обсудили наши силы.

— Как скажешь, — согласился Ричард. Заметив, что она наклонила голову набок, будто бы в недоумении, он вопросительно поднял бровь: — Что?

— Почему ты соглашаешься? Нет, не так, — она неосознанно прижала кончики пальцев друг к другу. — Ты не споришь, принял моё лидерство как само собой разумеющееся, хотя опыта у тебя гораздо больше... Почему?

— Видишь ли... — он провёл ладонью по лицу. — Ты права, опыта у меня больше, но вот только в чём? Чем поможет в данной ситуации знание уязвимых точек основного боевого танка "Абрамс", методики проведения полевого допроса или рецепт приготовления коктейля Молотова? Понимаешь, я неплохо разбираюсь в партизанской деятельности, диверсии там, организация потайных убежищ, но я не имею никакого представления о том, как вообще быть героем. Мой опыт тут обернётся только помехой. К тому же, как ты станешь успешным героем, если всё время будешь сидеть у кого-нибудь на буксире? Рано или поздно наши пути могут разойтись, не стоит об этом забывать.

— Ты уже думаешь об этом? — Тейлор ощутила наплыв паники. Только-только у неё появился компаньон, на которого она более-менее могла положиться, и который был, опять же, более-менее предсказуем в своих действиях, как он вдруг заявляет о том, что может уйти.

— Эй, — он успокаивающе поднял руку. — Спокойно. Прямо сейчас никуда я бежать не собираюсь. Но мало ли как всё обернётся, ты, к примеру, можешь примкнуть к Стражам или Протекторату...

— Нет, — она отрицательно помотала головой. — Точно не к Стражам.

— Почему?

— А чем они отличаются от Уинслоу? Тот же коллектив, состоящий из подростков. Те же драмы, те же проблемы... Думаешь, мне школы не хватило?

Сначала он хотел возразить, привести в пример Рыцаря, который, как ему показалось, был вполне нормальным парнем, уж всяко не допустившим бы даже малейшей тени того, что происходило в старшей школе Уинслоу, но потом подумал о Призрачном Сталкере, и предпочёл сменить тему.

— Ладно, закрыли тему, — она провела ладонью по волосам. — Значит, ты точно решил, что основные решения принимаю я?

— Ну, если ты не будешь явно косячить, то да, — согласился Ричард. — По крайней мере, у тебя есть чёткая и ясная цель.

— А у тебя её нет?

— У меня? Хм... — он задумался. — Представь тебе такой абстрактный механизм. Вертятся шестерёнки, ходят туда-сюда поршни, бьёт пар... В общем всё в таком роде. И туда внезапно кидают такой вполне себе тривиальный болт. Он клинит шестерёнки, они разламываются, заклинивают другие части, так всё идёт по нарастающей, пока весь механизм не разваливается. А сам болт ещё цел, лежит на полу, среди обломков и луж масла. То, для чего его применили, выполнено, а что делать дальше — непонятно. Или, может быть, лучше подойдёт сравнение с марионеткой, выброшенной на свалку? Не знаю. Ладно, возвращаясь от абстракций к реальности, поработать на благо города... Забавная идея.

— Ну тогда договорились. Давай теперь определимся с силами. Смотри! — она театрально взмахнула рукой. В ответ на её жест послышалось разномастное гудение от слетающихся со всех сторон разнообразных насекомых, из окон и щелей потянулись тёмными волнами муравьи, пауки, тараканы, мокрицы и прочие обитатели ныне заброшенных жилищ. Насекомых было столько, что ползучая их часть покрывали землю шевелящимся, разноцветным ковром, а летающие почти скрывали солнце, закручиваясь в рой над их головами.

— Впечатляюще! — Ричарду даже пришлось повысить голос, чтобы Тейлор его услышала.

Та кивнула и, вновь взмахнув рукой, рассеяла рой, заставив насекомых разлететься и разбежаться по собственным норам и убежищам.

— Радиус моей силы — около двух кварталов, и там я могу чувствовать любое насекомое и управлять им. Можно также подключиться к их органам чувств, но нормально выходит только с осязанием — оно больше всего походит на человеческое. Если понадобится, могу посадить насекомое на кого-нибудь и отслеживать в радиусе действия силы.

— А что у тебя с подчинёнными? Сильного героя муравьями не остановишь.

— Если только это не огненные муравьи, — с толикой самодовольства уточнила Тейлор. — А также пчёлы, осы, чёрные вдовы, коричневые отшельники и ещё несколько подобных видов.

— Ладно, — Ричард одобрительно хмыкнул. — Как думаешь, тут могут водиться какие-нибудь твари вроде азиатского огромного шершня?

— Честно говоря, ни разу не слышала о таком насекомом, — Тейлор облокотилась на ствол старого дерева, стоящего в центре площадки.

— Ну... — задумался Ричард. — Представь себе осу, увеличенную раза этак в три. Пять сантиметров сплошной чёрно-жёлтой ненависти, отвратительный характер, чудные привычки вроде нападения стаей в тридцать штук, преследует жертву на протяжении пяти километров и, конечно, самое страшное...

— Что? — заинтересованно спросила она.

— Жопный коготь, — поведал он с абсолютно серьёзным лицом.

Она всхлипнула от смеха и ещё некоторое время хихикала, не в силах успокоиться.

— Это вообще-то называется “жало”! — она широко улыбнулась.

— Жало?! Да оно шесть миллиметров в длину! Жало у пчёлок и осок, а у этой твари самый натуральный жопный коготь!

— Как скажешь, — она ещё раз хихикнула и продолжила: — Как бы оно там ни называлось, но такие тут точно не водятся. А жаль.

— Ну, мы можем когда-нибудь заказать колонию из Японии — после нападения Левиафана там готовы заняться чем угодно, лишь бы платили в долларах. Главное, что бы эти твари тут не расплодились, иначе нас обоих проклянут.

— Ладно, со мной разобрались. А что можешь ты?

— Достаточно многое, — Ричард задумался. — Ну, во первых, физическая сила. Пробить кулаком стену, швырнуть автомобиль метров на сто, всё в таком роде. Высокая скорость бега, могу передвигаться по стенам. Трансформация конечностей в различное холодное оружие, повышенная ловкость и скорость реакции. Могу принять облик других людей, но как-либо похитить его не получится, — Ричард решил немного покривить душой — не известно, как бы Тейлор отреагировала на правду. — Могу ударить по площади, но только если поблизости не будет никого из союзников. Как я уже упоминал ранее, планирование. Ну и ещё, — с гордостью добавил он, — я стреляю из всего, что стреляет, езжу на всём, что ездит, и есть некоторый опыт в пилотировании вертолётов.

— Так. И после этого ты ещё жалуешься мне, что не можешь летать?

— Ой, — Ричард закатил глаза. — Покажи мне человека, которого полностью устраивает его судьба, и я первым брошу в него камень как в бессовестного лжеца.

— Если смотреть с такой стороны, то ты прав.

— Дальше, — Ричард откашлялся и снял с плеча сумку. — Внемли мне, ибо я принёс дары!

— Дары? — заинтересованно переспросила Тейлор, подойдя ближе и заглянув в сумку.

— Да. Вот, — он некоторое время рылся в недрах сумки, переворошив её содержимое — различные свёртки, тубус для бумаг, бутылку с питьевой водой, несколько магазинов от, скорее всего, автоматической винтовки и, наконец, нашёл искомое.

— Смотри, — он достал из сумки предмет, внешне напоминающий дубинку, длиной сантиметров в тридцать, чёрного цвета. На одном из концов этой дубинки располагался светодиод фонаря, а возле другой была расположена ухватистая рукоятка и петля на конце, — электрошоковая дубинка "X8 Police", сто десять вольт, встроенный фонарь и алюминиевый корпус. Используется в подразделениях охраны правопорядка. Владей.

— Это что, мне? — опешила Тейлор. — Нет, ты серьёзно?

Усмехнувшись, Ричард поинтересовался:

— Думаешь, мне она нужна?

— Спасибо! — она осторожно взяла дубинку и взвесила её в руке, а затем чуть тише повторила: — Спасибо, но тебе не стоило этого делать. Она же, наверно, дорого стоит, да?

— Не слишком, Средства самообороны в этом городе на удивление дешёвые, — он безразлично пожал плечами. — А ты всё же мой напарник, и в отличие от меня, в ближнем бою ты, как бы помягче сказать...

— Полное дерьмо, — согласилась Тейлор. — Я знаю. Пробовала заняться отжиманиями, но не смогла себя заставить. С бегом проще — бежишь, думаешь о своём, смотришь вокруг... А отжимания — утомительно, скучно и непривычно. Да ещё и мышцы жутко болят, я тогда даже заснуть нормально не могла. Но я всё равно верну тебе деньги, как только смогу. Я не нахлебница.

— Конечно, — он не стал спорить. Да и стоила та дубинка ну максимум долларов сто, не из титана же с золотом она была сделана. — Да, и второй.

Он протянул ей ножны, в которых находился длинный, примерно такого же размера как и дубинка, нож.

— Нож "SOG Seal Team". Мини-пила, клинок длиной в семнадцать сантиметров и лезвие из закалённой стали. И, — быстро добавил Ричард, — сделай одолжение, даже не думай нести всякую чушь в стиле "Ой, это слишком щедро", "Ой, я не могу это принять". Ты — мой напарник, а на жизнях не экономят.

— Ладно, — Тейлор покорно кивнула и взяла ножны. Дубинка к тому времени была уже закреплена на поясе костюма. — Но я всё равно верну деньги. И даже не думай спорить.

— Договорились.

— Этот нож... Он трофейный?

— Ну, я не из тех людей, кто считает, что в новую жизнь надо входить голым и босым, — заметив её замешательство, Ричард добавил: — Не бойся, я с трупа его не снимал. Это был брошенный полицейский участок.

— Ну ладно, — она успокоилась. По правде говоря, ходить с чем-то, что до поры принадлежало живому человеку, а потом было снято с его хладного трупа было... И мерзко, и страшновато одновременно.

— Как насчёт отработки командного взаимодействия?

— Всегда за.

— Ну смотри, — Ричард дружелюбно усмехнулся, видя в глазах Тейлор неподдельный энтузиазм. — Давай пройдёмся по языку жестов. Как мы уже говорили, я иду в авангарде, поэтому делаем так — я встаю впереди и показываю несколько основных жестов. Ты пытаешься запомнить, а затем я буду задавать тебе ситуации, которые ты покажешь мне, опять же только жестами. Всё понятно?

— Конечно! — ей было жутко интересно. Пусть Ричард и не распространялся особо о своём прошлом, но ясно было, что он знаком с тем, как вести бой и обладал кучей весьма полезных для настоящего героя знаний.

Встав позади него, Тейлор внимательно уставилась взглядом ему в спину. Спустя несколько секунд, Ричард махнул левой рукой в воздухе, как будто подзывая к себе и пошёл вперёд. Она направилась за ним.

— За мной, так?

— Верно. Теперь… — Он поднял сжатый кулак вверх. Этот жест она видела в различных боевиках.

— Стой? — она остановилась, и Ричард остановился вместе с ней.

— Правильно, дальше.

Он приложил ладонь к уху.

— Не слышно? —пусть она и не знала значения этого жеста, но догадаться было не сложно.

— Нет, — Ричард покачал головой. — Это команда прислушаться или сигнал о том, что я что-то услышал.

— Я запомню.

Дальше он приложил руку к бровям, будто бы всматриваясь во что-то.

— Вижу цель?

— Цель или что-то необычное, — он согласно кивнул. — Думаю, с сигналом “стоп” всё ясно и так, — Ричард демонстративно отвёл назад широко раскрытую ладонь.

— Эм, а чем он отличается от второго сигнала? — немного неуверенно поинтересовалась она.

— По второму сигналу надо вообще замереть и не двигаться, а по этому только остановиться, — пояснил он.

— А. Тогда, вопросов нет.

— Теперь два последних. Смотри. Запястье правой руки, обхваченное левой, значит что поблизости враг. Левая рука, сжимающая горло — есть заложники. Запомнила?

— Ну, вроде бы да, — сказала она неуверенно.

— Тогда давай к практике. Не нервничай — если что, подскажу. Да и жестами мы будем общаться только в исключительных случаях. Ладно, ситуация первая — "Замри, вижу двух врагов".

Тейлор неуверенно подняла сжатую в кулак правую руку, затем приложила её ко лбу, обхватила левой рукой запястье правой и продемонстрировала ему два пальца.

— Правильно, но можно обойтись без второго жеста, и так ясно, что ты видишь противника. Теперь, "Стой, что-то слышу".

Она уже увереннее вытянула вперёд растопыренную ладонь, а затем приложила её к уху.

— Верно. Молодец. Теперь дальше...

Он задал ей ещё несколько ситуаций, в некоторых случаях поправляя или указывая на лучшую комбинацию жестов, а затем, довольно прищурившись, произнес:

— Насколько я вижу, у тебя всё отлично получается.

— Спасибо, — она улыбнулась, — сэнсей.

Он фыркнул.

— Не за что, юный падаван. Теперь отправляйся стоять на голове, таскать меня по болоту и вытаскивать крестокрыл из трясины. И только тогда ты сможешь обрести истинную силу.

— Нет, — Тейлор смерила Ричарда взглядом, представив себя в роли Люка Скайуокера, таскающего мастера Йоду на закорках. — Пожалуй, я обойдусь и без неё.

— Здравое решение.

— Я тоже так думаю. Знаешь, — она посмотрела на солнце, зависшее прямо над краем крыши ближайшего дома, — похоже, мне опять пора идти домой. Не хочу заставлять папу волноваться.

— Так он ещё не знает?

— Нет, — Тейлор помотала головой. — Не знает. Я... я боюсь, что он разочаруется во мне. Или разозлится на то, что я хочу стать героем и подвергнуть жизнь опасности, — окончательно смутившись, она опустила голову и почти прошептала: — Не хочу делать ему больно.

— Это твой выбор, — он замолк и посмотрел вперёд, будто бы сквозь неё. — Знаешь, у меня была похожая ситуация. В тот момент, когда всё пошло к чёрту, у меня был выбор — связаться с семьёй, но тогда им пришлось бы признать меня таким. — Пальцы его правой руки удлинялись, чернели, указательный и средний, мизинец и безымянный слились в один, становясь всё тоньше и длиннее, приобретая острую режущую кромку. — Мутантом. Чудовищем. Не человеком — существом, — он отменил преобразование, вернув руку в изначальный вид. — Или же — порвать контакты, забыть о них, стать, фигурально выражаясь, мертвецом для всех, кто был мне тогда близок.

— И ты... — осторожно спросила она.

— Второй вариант, — Ричард вздохнул. — Конечно, звучит чересчур пафосно, но я уже сотни раз пожалел об этом. Но что толку — всё равно время назад не повернуть.

— Я... я подумаю над этим, — та глухая тоска, с которой Ричард говорил о своём выборе, неприятно царапнула душу. Тейлор задалась вопросом — а смогла бы она поступить так же? Предать, по сути, единственного близкого ей человека, причинить ему такую боль, пусть даже и ради его блага? Ей очень не хотелось узнать ответ.

— Впрочем, не будем о грустном, — Ричард улыбнулся, разорвав образовавшееся молчание. — Послушай меня и запомни одну вещь. Это, на мой взгляд, самое главное для героя.

— Да?

— Запомни, — он внимательно посмотрел ей в глаза. — Как только ты надеваешь свою маску, Тейлор Эберт, девушка, которая учится в Старшей Школе Уинслоу, выходит по утрам на пробежки и вечно поправляет свои очки, полностью исчезает. На её место приходит Шёлк. Героиня. Умная. Харизматичная. Бесстрашная. Она с лёгкостью повергает в прах врагов. Защищает слабых и вершит справедливый суд над злодеями. Героиня, которая не остановится ни перед чем в своей борьбе за лучший мир. Помни об этом.

— Я буду, — она благодарно улыбнулась.

— Надеюсь на это. Свяжемся как обычно?

— Да. До встречи?

— До встречи.

Ричард подхватил сумку и одним прыжком взлетел на крышу пятиэтажного дома. Развернувшись к ней, он улыбнулся, склонился в шутливом поклоне, а затем скрылся из виду, уйдя за край крыши.

*“Лягать колючки” — (То kick against the pricks )английский эквивалент нашей поговорки “Лезть на рожон”.

Глава опубликована: 19.03.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 203 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх