Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Молли навсегда (гет)


Всего иллюстраций: 9
Автор:
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Drama/Fantasy/AU/Romance
Размер:
Макси | 4412 Кб
Статус:
В процессе
Саньке Осинкиной не повезло - попала-то она в Поттериану, круто все, магия и прочий Хогвартс. Но в Молли Прюэтт? Если и был персонаж, который ну никаких чувств особо не вызывал, разве что раздражение и тоску, то именно эта рыжая ведьма с выводком невоспитанных эгоистичных уизлят. И рано она обрадовалась, что ещё не замужем.
QRCode

Просмотров:530 658 +293 за сегодня
Комментариев:1886
Рекомендаций:24
Читателей:3731
Опубликован:23.12.2015
Изменен:14.10.2018
Подарен:
minna - Пусть этот фанфик будет вам посвящен! Просто так!
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 2

Несмотря на весьма неудобное положение, Санька ощутила себя выспавшейся и бодрой, хотя ещё некоторое время сидела с закрытыми глазами, слушая стук колёс и чьё-то сопение рядом. Пришла мысль, не проехала ли она остановку. Осинкина поспешно открыла глаза, вглядываясь в пейзаж за окном. Горы вдали и совершенно незнакомый вид полей и какого-то озера заставили окончательно проснуться и всё вспомнить — по дороге на дачу таких мест точно не было. Она в Хогвартс-экспрессе! И зовут её теперь Молли Уизли! То есть, Прюэтт! Конечно же, Прюэтт! Не ляпнуть бы фамилию рыжика, как свою.

Вот и он, сидит напротив, нахохлившись, тоже в окно смотрит. А рядом с ним Роб, читает что-то.

Возле себя Санька увидела Эжени, которая что-то рисовала в блокноте. Точнее, кого-то, и рисовала девушка очень хорошо, просто талант. Санька готова была поклясться, что изображала она никого иного, как свою новую любовь. Дамиана как-то-там.

— Похож, — хмыкнула она негромко, не уверенная в своей правоте. Но разве это так важно?

— О, ты проснулась! — оживилась подруга.

Тут же повернулся от окна Артур, садясь более ровно, а Роб оторвался от книжки и одарил милой улыбкой:

— С добрым утром, спящая красавица!

— Сейчас уже вечер, — фыркнула Эжени. — Ты не голодна, Молли? А то мы тут шоколадных лягушек прикупили. А ещё нас родители нагрузили пирожками с курицей и грибами. Будешь?

— Было бы неплохо, — кивнула Санька, — только я совершенно не помню, что положили мне, и в каком это чемодане.

— Артур, ты самый высокий и сильный, достань чемоданы Молли, будем проверять, — распорядилась Эжени, ничуть не удивившись.

Рыжик с готовностью поднялся и потянулся за чемоданами. А Эжени достала из-под полки корзинку, накрытую цветастым полотенчиком. Отодвинувшись от подруги, постелила это полотенце на сиденье между ними и принялась выкладывать на него очень аппетитные пирожки.

Санька открыла по очереди оба своих чемодана, с тщательно скрываемым любопытством заглядывая внутрь. В одном находились учебники, стопки пергамента, котёл и сумка, набитая перьями и разной утварью для учёбы. Во втором имелась одежда, обувь, ещё немного книг и большой бумажный пакет с едой. В сердце кольнула неприятная мысль, что она ничего не умеет и не знает, как волшебница. Тем более волшебница-семикурсница. Панику удалось подавить почти сразу. Ну в самом деле, если посчитать поводы для беспокойства в своём новом состоянии, то ведь с ума сойти можно. А не хочется! И что делать придумала — будет дышать глубже и решать проблемы по мере возникновения.

— Жареная курица, яблоки, картошка, какой-то сок, — перечисляла она, выкладывая всё рядом с пирожками друзей. — Ну что, мальчики-девочки, налетайте. Всё ещё горячее.

Упрашивать никого не пришлось. Еда оказалась вкусной, а ребята голодными. Сок пришлось бы пить из горла бутылки, но Эжени догадалась трансфигурировать салфетки в стаканчики. Санька постаралась запомнить её движение палочкой, но повторить не решилась — правило первое теперь для неё: не палиться! Шоколадные лягушки Санька не оценила. Шевелятся во рту, как живые. Брр.

— Очень вкусно, спасибо, — произнёс Артур, снова усаживаясь к окну. На Саньку он поглядывал как-то тоскливо, и ей от этих взглядов было слегка не по себе. Вот совершенно ничего внутри не ёкало при взгляде на рыжика. Нет, она ощущала к нему какие-то добрые чувства, но максимум как к брату или другу. Было бы ужасно, если они действительно уже стали парой. Если она правильно помнит, по канону Молли с ним сбежала вопреки родительской воле. Вроде как по великой любви. Может, Молли её и испытывала, любовь эту, а вот Санька пока нет. Сердцу ведь не прикажешь. А быть с ним из жалости — это увольте. И ему жизнь испортишь, и сама будешь страдать. Да ну в баню, этот рай в шалаше! Точнее, в Норе.

— На здоровье, — ответила ребятам Эжени. — Ну, чем займёмся?

— Вы не знаю, а мне книга интересная попалась, — тут же ответил Роб.

— Вуд, не будь таким занудой, — оживился Артур, — давай сыграем в магические шахматы? У меня с собой есть.

— Нет, Уизли, я пас!

— Молли? — повернулся к ней рыжик.

Санька вздохнула, удивляясь про себя фамилии Роба — так вот почему внешность сестры и брата показалась знакомой! А ведь киношный капитан гриффиндорской команды по квиддичу очень похож на обоих. Неужели Роб — будущий отец Оливера Вуда?

— Не стоит, — покачала головой девушка, отвечая Артуру. — Я не слишком хорошо играю. Лучше вот, увеличь мне книгу, тоже почитаю.

Санька достала из кармана ту саму крохотную книжицу.

— А сама чего? — буркнул Артур, но палочку достал.

— Эх ты, — сказала ему Эжени, — кто ж так отвечает на просьбу девушки?!

Рыжик покраснел и взмахом палочки увеличил книгу.

— Невербальное, — оценил Роб Вуд, отрываясь от чтения, — молодец, Артур! Долго тренировался?

— Всё лето, — нехотя признался Уизли. — Ого, Молли! Это то, что я думаю?

И тут пришла очередь Саньки краснеть. Книга оказалась не совсем книгой. Под кожаным переплётом открылся обычный ежедневник, первую страницу которого украшала надпись:

«Личный дневник мисс А.М. Прюэтт. Не хотите схлопотать проклятие — не лезьте».

— Это магловский, да? — Артур едва не вырвал дневник из рук девушки в порыве исследовательского пыла, но тут же отдёрнул пальцы: — Ай! Что это?

— Написано ведь, что личное, — флегматично ответила Санька, сверля взглядом любителя маглов. — Сказано — посторонним не лезть!

— Разве я посторонний? — обиделся парень. — А у тебя там что — девчоночьи секреты?

— Интересное чтение, — оживился Роб, —, а давай вслух! Вдруг там и про меня что-то найдётся? Или какие-нибудь неприличности.

— Точно! — Артур вдруг громко заржал, а Санька вспыхнула.

— Уменьши обратно, — велела она парню и похолодела. Ну один раз попросила, понятно, типа кокетничает. А два — уже нарушение первого правила попаданки. Спалилась? Но удивления на лицах друзей не заметила, и поспешила сгладить неловкость: — И прекрати смеяться. Я просто не ту книжку в карман положила.

— Раскомандовалась, — проворчал Артур, но дневник уменьшил.

— Не ворчи, Артурчик, — Эжени снова принялась рисовать в блокноте.

Санька сунула дневник обратно в карман мантии и полезла в чемодан за каким-нибудь учебником. Ей в любом случае стоило в них заглянуть до учёбы.

Первой под руку попалась «Продвинутая трансфигурация». Её и взяла как, предположительно, самое интересное.

— А теперь ещё и чемоданы обратно убирать! — тяжело вздохнул Уизли.

— Да пусть валяются, — сердито ответила Санька. Ей всё ещё было неприятно, что так демонстративно увеличенная книга оказалась личным дневником. Самое обидное, что почитать личные записи Молли хотелось сейчас больше всего на свете, а заодно узнать, что означает буква «А» в имени. Неужели, Молли — её второе имя? Только после издевательского смеха парней открывать дневник она не станет. Сделает это позже. И не при них, разумеется.

Артур поджал тонкие губы и поднял чемоданы обратно на полку.

— Мог бы отлевитировать, — ухмыльнулся Роб и снова уткнулся в книгу.

— Придурок, — буркнул рыжик и гордо занял своё место, снова уставившись в окно.

Санька спрятала улыбку, углубляясь в чтение — как легко было представить сейчас Рона на месте Артура! Скоро ей стало не до смеха. Написано всё было очень понятным языком, но разобраться даже в первой главе без знаний первых шести курсов оказалось не просто сложно, а почти нереально. Все эти формулы, значки, схемы движения палочки… Кажется, с учёбой у неё всё будет очень плохо.

Но долго тосковать было не в её характере. И причина порадоваться нашлась почти сразу — она вдруг с удивлением поняла, что по крайней мере прекрасно воспринимает английский текст, и говорит бойко, как на родном. Да что там — она даже думает на этом языке! Приятно, бонус достался не самый худший, даже если больше ничего не будет из плюшек. А как же родной язык? Чтобы подумать по-русски, пришлось немного напрячься. Ей стало жарко. Хорошо, ребята её мучений не заметили. Настроение в купе сложилось спокойно-доверительное, как бывает между людьми, давно и хорошо знающими друг друга. От этого осознания стало сразу тепло в желудке — они в самом деле считают её своей!

Дверь купе распахнулась, и на пороге показался Рудольфус Лестрейндж, которого Санька уже воспринимала как старого знакомого.

— Вуд! — обратился он к Эжени. — Твоя очередь патрулировать.

— А чего это ты командуешь? — отреагировал Артур.

— Смотрите, кто заговорил, — презрительно ухмыльнулся слизеринец.

— Рудольфус Лестрейндж — тоже староста, — тут же объяснила друзьям Эжени, вставая.

Санька напряглась, заметив, что Уизли сжал кулаки. Ей стало понятно, в кого Рон был такой драчун. А ведь Артур по фильму казался совершенно спокойным и непрошибаемым типом.

Лестрейндж подмигнул Молли и захлопнул дверь, как только Эжени вышла. Артур запыхтел:

— Вообще обнаглел!

Санька покачала головой и вздохнула, пытаясь начать читать главу с самого начала. Глядишь, хоть что-то поймёт.

Сопение Уизли её отвлекало, глава понятней не становилась.

Она заметила, что Артур хочет ей что-то сказать, и поспешно вскочила, вспомнив Чарити, приглашавшую её навестить их Хаффлпаффский вагон.

— Пойду, прогуляюсь к подруге, — сказала она, покидая купе.

Серьёзно, она не собиралась никого навещать, просто оставаться с парнями без Эжени стало как-то невыносимо. Возможно, она найдёт сестру Роба, и они вместе смогут патрулировать поезд.

Подумав, она пошла в противоположную сторону от вагона, в котором предположительно находилась Чарити. Ей пришло вдруг в голову, а не та ли это Чарити Бербидж, которая у Гарри Поттера преподавала магловедение, и которую потом съела Нагини на глазах у профессора Снейпа. Саньку передёрнуло. Как бы ей хотелось как-то так повлиять на события Поттерианы, чтобы этого не случилось! Ведь многим попаданцам удавалось в фанфиках предотвратить даже наступление войны между Тёмным Лордом и Дамблдором, то есть, между добром и злом. Правда, в реальности это, кажется, совсем не так просто. Ну, кто такая Молли Прюэтт? Мелкая сошка, по сути.

Задумавшись, она перешла в следующий вагон. Здесь не было перегородок — стояли открытые скамьи, как в электричках, на которых расположились в основном старшекурсники. По значкам на мантиях поняла, что это слизеринцы. Правда, народу было немного. Всего несколько купе занято группами по пять-шесть человек.

Были и одиночки, устроившиеся с книжками у окон.

Слизеринцы сразу же обратили внимание на Саньку. Кто-то даже засвистел, какой-то блондинистый парень насмешливо поинтересовался:

— Ты что здесь забыла, Прюэтт?

Рядом с ним Санька увидела Рудольфуса, который держал на коленях очень красивую брюнетку, а напротив сидел его брат.

— Ищу префекта школы, — спокойно ответила Санька. Главное не показывать, что она их боится. В конце концов, она взрослая женщина двадцати семи лет. А это просто школьники.

— Я здесь, детка, — усмехнулся Рудольфус, вызвав общий смех парней.

— Вуд прошла дальше, — сказал Рабастан, единственный, кто не стал смеяться. Он махнул в конец вагона.

Санька поблагодарила его улыбкой и пошла мимо компании, слыша за спиной скабрезные комментарии в свой адрес. Но на самом деле, довольно безобидные. «А фигурка ничего!», «Так бы и съел тебя, детка!», «Прюэтт, не подаришь поцелуй?», «Рабастан, ты что, влюбился в неё?». Пожалуй, только последнее замечание было не очень приятным, а в остальном, Санька и так знала, что теперь неплохо смотрится, так что решила принимать эти замечания за комплименты. Уж раньше для неё, бледной моли, это вообще было бы подарком небес. Так что нос выше, плечи расправить, живот втянуть, грудь вперёд и пошла, пошла… Только не улыбаться слишком широко. Для Молли ведь такое должно быть привычно, наверное.

В следующем вагоне опять были купе. Из-за дверей раздавались разговоры и весёлый смех. Примерно на середине вагона её догнала слизеринка, которая вроде бы сидела рядом с Рабастаном с самого края скамьи. Пепельная блондинка с карими глазами была очень красивой. Миловидное лицо портила лишь презрительная улыбка.

— Ты потеряла это, Прюэтт, — она протягивала шёлковый шарфик в цветах Гриффиндора.

А Санька и не заметила, как он упал.

— Спасибо, — улыбнулась она дружелюбно. В конце концов, девочка оказала ей услугу. А к презрительным минам разных красавиц она ещё в той жизни привыкла. Точнее, такие красотки её чаще всего просто не замечали, так что эта услуга, пусть и такая нарочитая, даже польстила.

— Отобрала у парней, — дёрнула плечом девушка, — только не говори, что ты это случайно уронила. Своих красно-золотых соблазняй!

Несмотря на злые слова, в голосе девчонки не чувствовалось экспрессии, и Санька решила не нагнетать.

— Правда, спасибо!

Девушка фыркнула, глянула в конец вагона и, тряхнув гривой красивых волос, не торопясь пошла обратно.

Санька покачала головой и продолжила путь, набросив шарфик на шею. Вот правда же, не заметила, как он упал. Подняв взгляд, она увидела подругу. Махнув приветливо рукой, Эжени принялась открывать каждое купе и что-то сообщать школьникам. Новая Молли поспешила к ней, радуясь, что не придётся одной возвращаться через вагон со слизеринцами.

Оказалось, префект Вуд сообщает ребятам, что поезд скоро прибывает. Как и в фильме, малышам говорили, что следует переодеться в форму и мантии, и не толпиться у выхода. Вещи следовало оставлять в вагонах.

Санька подождала подругу, вглядываясь в окна. Она и не заметила, как сгустились сумерки. Сердце тревожно билось. Неужели она сейчас увидит знаменитый Хогвартс? И задавалась вопросом, правда ли это такое потрясающее зрелище, как пишут в фанфиках. Только девушку брало сомнение, что в такой темноте они что-то увидят. И ещё вспомнились фестралы. Сможет ли она их разглядеть? У неё умерла мама, но Санька почти не помнила этого. Совсем маленькой была.

— Что хотела от тебя Валери Нотт? — поинтересовалась Эжени, поравнявшись с ней. — Ты, кстати, знаешь, что её брат входит в попечительский совет школы? Ну, туда ещё Малфой и Фоули теперь входят. То есть, Фоули-то и раньше был. Нам это рассказали.

— Вам?

— Ага, префектам.

— А, ясно. Слушай, а Поттер не входит в этот совет? — полюбопытствовала Сашка, пользуясь случаем. Всё ж таки главный герой Поттерианы.

— Это который? А! Ты имеешь ввиду Поттеров, что из Годриковой Впадины?

— Да, вроде у них сын есть.

— Ну, сын у этих есть, семилетка кажется… Да куда им в совет? Там Карлос Поттер аврор, и даже не главный, а вообще, если правильно помню, то они хоть и чистокровные, а занимаются уже пару столетий то ли артефактами, то ли нумерологией. Короче, дело тёмное и не то чтобы прибыльное. Чего ты их вдруг вспомнила?

— Не знаю, слышала фамилию краем уха. А у Малфоя сын есть?

— Ты что — не помнишь? Правда, я сама мелких не всех знаю. Но Малфой-то! Если не ошибаюсь, третьекурсник, но отирается все время со старшими. Ну, вспоминай, белобрысый такой. Кстати, а этот сопровождает поезд от попечительского совета. Вместе со Слизнортом.

— Кто, Малфой?

— Да нет же, брат Валери, Магнус Нотт. Ты его увидишь, если подождёшь меня. Или с ребятами поедешь?

— Ты меня вконец запутала, — усмехнулась Санька, — но лучше я тебя подожду.

— Спасибо, подруга. Мне ещё три вагона надо по-быстрому пройти. Ты со мной?

— Давай один вагон я возьму на себя, так будет быстрее.

— Отлично! — обрадовалась Эжени. — Ты тогда наш бери, а я с последнего начну, то есть с первого, а ты двигайся мне навстречу. Значит, говоришь строго и спокойно. «Поезд прибывает на конечную станцию. Всем переодеться в школьную форму и строиться у дверей. Не толпиться. Все вещи оставить в купе. Их заберут прямо в Хогвартс». Запомнила? Или повторить?

— Запомнила.

Они перешли в вагон слизеринцев-старшекурсников, которые уже поднимались со своих мест и потягивались.

Санька старалась не вслушиваться в насмешливые возгласы парней по поводу «гриффиндорских цветочков», только невольно скосила глаза на Лестрейнджей. Что Рудольфус обнимает за талию черноволосую Беллатрикс Блэк, почти не возникло сомнений.

— Эй, Вуд, сама не справляешься? — нахально спросил слизеринский префект.

Эжени фыркнула и не ответила.

Рабастан при виде девушек сразу перестал копошиться в своём чемодане и смотрел на Саньку из-под густых ресниц. Пришлось подмигнуть, как советовала ей одна подруга. Сработало. Парень смутился и взгляд отвёл. Валери Нотт демонстративно повернулась к ним спиной. А вот Малфой — Санька уже не сомневалась, что этот белобрысый слизеринец именно Люциус — нехорошо скалился, смотря свысока, хотя ростом был ниже девушек — парню, скорее всего, и пятнадцати нет.

— Какие дураки они, — с чувством высказалась Эжени, стоило им покинуть этот вагон. — Ну, давай, начинай отсюда, а я пошла вперёд.

Санька бодро сообщала младшим школьникам информацию о приезде, а если видела ребят постарше, то сокращала информацию до: «Подъезжаем, переодевайтесь и к выходу. Приглядывайте за малышами!».

Выслушивали иногда молча, иногда издавая радостные крики, только в одном купе мальчишки то ли пятого, то ли четвёртого курса, стали спрашивать:

— Прюэтт, а ты не знаешь, кто теперь будет капитаном команды Гриффиндора по квиддичу? Эриксон или Уизерспун?

— Это вам сообщат в Хогвартсе, — сделала Санька таинственную мину. — Собирайтесь уже, спортсмены.

— А когда отборочные? — не отставали они.

— Как только, так сразу.

Санька заглянула в своё купе, и увидела, что Роб и Артур уже собрались выходить.

— Я хотел убрать твой учебник в чемодан, — сообщил Уизли недовольно. — Но не смог. Понаставила защит, мне руку обожгло. Вуд положил его к Эжени. Ты с нами?

— Спасибо, ребят. Нет, я Эжени подожду. Вы идите. Мне ещё в следующем вагоне надо сообщить всем о приезде. И тут ещё полвагона.

— Молли, мы тут остальным скажем, — сразу предложил Роб, —, а ты иди дальше, к Рейвенкловцам.

— Ты настоящий друг, Роб. Спасибо большое!

— Это ты молодец, что сестрёнке помогаешь! — улыбнулся Вуд.

Санька почему-то была уверена, что Робу можно довериться, поэтому сразу поспешила в следующий вагон. Рейвенкловцы в большинстве своём тоже уже собрались, так что девушка справилась быстро, оставалось последнее купе, когда она встретила Эжени.

— Чарити жалуется, что мы её не навестили, — весело сообщила подруга. И тише добавила: — видела Дамиана, он такой красавчик! Только поговорить не удалось, с ним этот противный Лаудан Забини был. Ну всё, пойдём к сопровождающим. Они в последнем вагоне.

— Опять через слизеринцев, — вздохнула Санька.

— Да не, мы уже останавливаемся, слышишь? Пока дойдём, их вагон уже пустой будет.

Действительно, вагон старшекурсников-слизеринцев уже опустел, только парочка ребят ещё что-то обсуждали, стоя в проходе.

— Поторапливайтесь, — строго сказала им Эжени, — не то все кареты уедут без вас.

— Да ладно тебе, Вуд. Идём уже.

— Не ладно, Болдуин, а на выход!

Следующий вагон уже тоже опустел. Санька на всякий случай заглядывала в распахнутые купе. И ей даже посчастливилось увидеть двух эльфов. Маленькие смешные существа хватали с полок по два чемодана за раз и совершенно беззвучно исчезали. А девушке казалось, что они должны исчезать с хлопком. Впрочем, им тут просто не перед кем выделываться.

Эжени постучала в дверь в конце вагона, и девушки зашли в очень просторное купе. Здесь уже был старший из Лестрейнджей и четверо пятикурсников-мальчиков. Как поняла Санька, тоже префекты, только рангом пониже. Профессора Слизнорта она сразу узнала, таким девушка его и представляла. Ещё один мужчина стоял спиной. Судя по блондинистой гриве волос, это и был брат Валери Нотт. Он лишь немного повернул голову в сторону Эжени, когда девушка докладывала, что всё в порядке, и продолжил разглядывать платформу за окном.

— Префекты Домов, пятый курс, — обратился профессор Слизнорт к собравшимся, дослушав Эжени, — пройдите ещё раз по вагонам и убедитесь, что никого не осталось. Мы пойдём снаружи. Вуд и Лестрейндж, идёте с нами. Мисс Прюэтт, здравствуйте. Вы можете пойти с нами, места в карете хватит. Мистер Нотт, вы идёте?

Нотт развернулся, мельком глянув на старост, и кивнул профессору. Санька даже дыхание затаила, разглядывая мужчину. Интересно же! Ведь это Нотт-старший, Пожиратель Смерти и отец флегматичного Тео Нотта — в будущем, разумеется. Ей нравился один фанфик, где Тео был влюблён в Гермиону. Сколько будет лет Магнусу, когда Тео родится? Неужто такой красавец раньше себе никого не нашёл? Хотя какие его годы, тридцати ещё нет, судя по всему.

Словно почувствовав её пристальное внимание, Нотт, спустившись со ступеньки, резко развернулся. Она выходила последней, сразу за ним. И хотя Магнус уже стоял на платформе, всё равно был капельку выше девушки. Взгляд тёмно-синих глаз приспешника Волдеморта словно насквозь прожигал. У Саньки перехватило дыхание. А вдруг он, как Снейп — мысли читает? Ей остро захотелось провалиться сквозь землю, но она внезапно впала в ступор и не могла отвести от него взгляд, или хотя бы зажмуриться.

— Вам помочь, мисс? — спросил он низким голосом. У Саньки мурашки по спине пробежали. Не стоило разглядывать так беззастенчиво этого опасного типа. И Слизнорт с Эжени уже отошли, только Рудольфус остановился и насмешливо наблюдал за этой сценой с безопасного расстояния.

— Нет, спасибо, — выпалила Санька, поняв, что Нотт всё ещё ждёт её ответа.

— Мне не сложно, — криво улыбнулся попечитель и, стиснув руками талию девушки, легко снял её с приступки и поставил на платформу.

После чего отвернулся и зашагал вслед за деканом Слизерина.

«Синяки останутся, — подумала Санька, с досадой кусая губы. — Пижон!»

— Ну чего застыла? — спросил Рудольфус, который так и стоял рядом. Она почти про него забыла. Парень потянул её за руку. — Пойдём уже, Прюэтт. Не съест он тебя. Разве что — покусает.

— Утешил, — фыркнула Санька, высвобождая свой рукав. — Отцепись. Иду я уже!

— Чего ж ты ему так не ответила, а, Прюэтт? — ухмыльнулся Лестрейндж.

— Ещё полезет — отвечу, — её слегка потряхивало, наверное, от того, что вечер в шотландской магической деревушке выдался прохладным.

Идущий впереди Нотт оглянулся через плечо, словно услышал её слова. И Санька застыла, готовая убежать обратно в поезд. Но пожиратель даже шага не замедлил, сразу потеряв к ним интерес.

— Прюэтт, блин! — в глазах Рудольфуса притаился смех, — ты так и будешь тормозить? Не знал, что ты такая трусиха.

— Ты чего пристал? — пробурчала Санька, отмирая и топая дальше. — Шёл бы себе вперёд. Представляю, как вы будете надо мной ржать в своей гостиной.

— Это ещё почему? — удивился префект. — Ты думаешь, я в красках распишу всему факультету твоё путешествие к карете?

— А что, нет что ли? — грустно осведомилась Санька. Она вдруг почувствовала страшную усталость. Домой захотелось, к бабуле.

— Нет.

— Красноречия не хватит?

— Подлости. Ну и глупости тоже. Зачем нам с тобой ссориться, а, Прюэтт?

— Так я же не узнаю, — усмехнулась она, и снова замерла, увидев, как впереди Эжени с деканом Слизнортом и с мистером Ноттом уже забираются в карету. — Мы что, с ними поедем? В этой крошечной карете?

— Ага, зато комфортная и сиденья там мягкие, — широко улыбнулся парень, тоже останавливаясь. — Боишься, что тебе места не хватит?

— Рудольфус!

— Не бойся! ОН наверняка не откажется посадить тебя к себе на колени. Да шучу я! Прюэтт, не смей!

Саньке очень хотелось стукнуть Лестрейнджа кулаком, но слизеринец ловко увернулся.

— Ну пойдём уже, нас ведь ждут. Только хуже делаешь.

— Передай им, что я пойду пешком!

— Мне взять тебя на руки, или сама дойдёшь до кареты? — не менее твёрдо поинтересовался парень. — Ну?

Стало понятно, что он не отвяжется.

— Побежали! — и Санька действительно пробежалась оставшиеся метров тридцать. Это взбодрило.

— И куда вы запропастились, мисс Прюэтт? — покачал головой Слизнорт, когда слегка запыхавшись, девушка залезала в карету. Краем глаза она увидела впереди фестрала — кожа да кости, но как-то не до него стало.

Взгляд девушки заметался. Прав был Рудольфус, мест в этой карете всего четыре. И единственное пустое место рядом с мистером Ноттом, который делает вид, что дремлет, прикрыв глаза ресницами. Или он лорд Нотт? Пока она терзалась сомнениями, мимо неё просочился староста Слизерина и это единственное место занял.

— Мисс Прюэтт, — недовольно проворчал Слизнорт, — вы так и будете стоять? Держитесь тогда. Поехали!

Санька невольно качнулась от рывка кареты и попыталась ухватиться за борт. В ту же секунду, сильные мужские руки схватили её за многострадальную талию и втиснули на скамью.

— Двинься, Руди, — приказал Магнус, хотя тот и так уже прижался к бортику. — Детка, я не кусаюсь!

Он положил руку на спинку сиденья за её головой.

Эжени делала большие глаза и смотрела с сочувствием. А Санька боялась дышать, зажатая между мужчинами. Очень мешали руки, она стискивала ими колени. Осинкина сердилась на привычку мужчин сидеть, расставив ноги, прямо как в метро, в той жизни. От этого она остро ощущала, как всем боком, включая колено и голень, прижимается к Нотту. И ещё кошелёк с галеонами в кармане мантии больно впился в бедро. Ей очень хотелось придвинуться ближе к Рудольфусу, но боялась, что Лестрейндж неправильно поймёт. Или наоборот, правильно, и будет ещё больше потешаться. А ещё в правом кармане лежала волшебная палочка, и её совсем не хотелось сломать её о жилистое тело префекта.

Саньке казалось, что поездка длится вечно, и что все слышат, как громко бьётся сердце у неё в груди. Хуже всего, что стало совсем темно, и тактильная чувствительность лишь обострилась. Оставалось только дышать через раз и стараться не шевелиться. Едва карета остановилась у входа в замок, девушка пулей выскочила из жёсткого плена, первой оказавшись на земле.

Дыхание было таким, словно она только что пробежала стометровку. Она еле дождалась, пока спустится Эжени, схватила её за руку и с силой повлекла к ступенькам главного входа. В груди родилось бурное сожаление, что она так и не увидела Хогвартс со стороны магической деревни. А всё этот Нотт!

Ей казалось, что она слышит за собой его шаги.

Перевести дух удалось лишь в Большом зале, но Санька совершенно не помнила, как они туда добралась. Даже потолок не произвёл на неё впечатления. Ей теперь уюта хотелось, а не сидеть в толпе народу и чувствовать себя под открытым небом. Даже голода не ощущала.

— Прости, что тебя бросила, — шепнула Эжени, садясь рядом с ней за гриффиндорский стол. — Я заболталась с профессором. Ты знаешь, что он хочет опять пригласить нас в свой клуб Слизней. И о тебе хорошо отзывался.

В зал ввели бледненьких первокурсников, и в установившейся тишине Санька не стала отвечать. На преподавательский стол она бросила взгляд украдкой лишь раз, разглядев, что и Слизнорт, и Нотт сидят там. Даже Дамблдор не настолько привлекал её интерес, чтобы посмотреть туда ещё раз.

Началось распределение. И Санька сосредоточилась на нём. Может, хоть первокурсников будет знать по именам? Однако рассмотреть, что там за малыши надевают шляпу, было трудно с самого конца стола. Оставалось полагаться на слух.

— Аккерман, Барбара!

— Хаффлпафф!

— Сэвидж, Алиса!

— Гриффиндор!

— Свифт, Ричард!

— Хаффлпафф!

Когда дошло до малыша по имени Фрэнк Лонгботтом, которого сразу отправили на Гриффиндор, Санька вспомнила одну из девочек, уже прошедших распределение — Алису Сэвидж. А ведь она присутствовала сейчас при историческом событии! В школу поступили будущие родители Невилла. Они ещё не знакомы, а Саньке уже было жаль их ребёнка. Ведь парень останется совсем один с генеральшей-бабулей. Впрочем, девушка была уверена, что её собственная бабуля, так и не дождавшаяся в гости внучку в том мире, будет покруче. Нельзя позволять Белле запытать этих малышей до потери человеческого облика. Уж за семь лет, пока они окончат школу, Санька обязательно что-то придумает.

— МакНейр, Джеф!

— Слизерин!

Санька всё же глянула на стол преподавателей ещё раз, и вздрогнула, наткнувшись на пристальный взгляд Магнуса Нотта. И что у неё за счастье такое? Не успела стать попаданкой, как тут же угодила на седьмой курс, не зная о магии ни бельмеса. Успела навлечь на себя неудовольствие одного Пожирателя Смерти, и выставить себя на посмешище перед другим. Всё-таки нельзя забывать, что Рудольфус тоже примет метку, и, наверное, сразу после окончания Хога. И ещё неизвестно, кто из них был хуже — Нотт или Лестрейндж. Будет, точнее. До первой магической совсем недолго осталось. А может, она уже идёт? Как плохо, что она этой войной как-то меньше всего интересовалась, читая фанфики.

Тарелки внезапно наполнились едой, а Санька даже не слышала приветственной речи директора. Впрочем, она сомневалась, что он сказал что-то шибко интересное или важное.

Что ела на этом ужине, она не смогла бы припомнить и под веритасерумом. И порадовалась под конец, что она не староста, и не ей придётся вести малышей и показывать им дорогу. Хотя, в глубине души, она почему-то довольно хорошо представляла себе путь в гриффиндорскую башню. Это зарождало робкую надежду, что какие-то крохи от памяти настоящей Молли ей всё же перепали.

Глава опубликована: 23.12.2015


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 1886 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх