Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Молли навсегда (гет)


Всего иллюстраций: 9
Автор:
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Drama/Fantasy/AU/Romance
Размер:
Макси | 4412 Кб
Статус:
В процессе
Саньке Осинкиной не повезло - попала-то она в Поттериану, круто все, магия и прочий Хогвартс. Но в Молли Прюэтт? Если и был персонаж, который ну никаких чувств особо не вызывал, разве что раздражение и тоску, то именно эта рыжая ведьма с выводком невоспитанных эгоистичных уизлят. И рано она обрадовалась, что ещё не замужем.
QRCode

Просмотров:517 764 +638 за сегодня
Комментариев:1872
Рекомендаций:24
Читателей:3691
Опубликован:23.12.2015
Изменен:14.10.2018
Подарен:
minna - Пусть этот фанфик будет вам посвящен! Просто так!
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 44 (часть 1)

Только поздно вечером, сдав с рук на руки взволнованной домовушке измученную непривычным шопингом, но довольную невесту, Трой вернулся домой и сразу почувствовал неладное. Правда, сильный стук в дверь тут же прояснил, кто мог его побеспокоить.

Хейли сгрузил покупки на пол и пошёл открывать беспардонному Шону Кроули. Распахнув дверь с заготовленным предложением валить к Мордреду и не мешать ему готовиться к важнейшему событию в жизни, Трой молча вытаращился на процессию у своего порога. Потом всё же шагнул на крыльцо и скрестил руки на груди. Вопрос задал холодно:

— В чём дело?

— Ты вот что, сынок, не строй из себя самого крутого, — сурово отчитал его старый Бойд. — А скажи парням, что делать нужно. Слышали, крыльцо не успел обновить и крышу над террасой?

Боевики одобрительно зашумели, не скрывая ухмылок.

— Меня благоверная из кухни выгнала, — меланхолично заявил Кроули, — а запахи оттуда… Так что давай, показывай недоделки и не артачься.

Трой не понял, какое отношение имеют запахи на кухне Кроули к его крыльцу, но благоверная Кроули, прекрасная Эмбер, выгнала, по всей видимости, не только Шона, но и сыновей. Старшенький Глен был явно этому рад, а младший, Корделл, тем более — будучи ещё неженатым, парень жил с родителями постоянно, а не как старший, гостивший по выходным.

У остальных боевиков, обступивших его крыльцо, наверняка тоже были заготовлены причины нежелательности проводить вечер дома, и Трою их выслушивать не хотелось точно. Немного ещё посопротивлявшись для вида, он махнул рукой и отпер подвал, вход в который находился возле крыльца.

— Доски, инструменты там. Стенфилд, ради Мерлина, пусть Шон Кроули к крыше даже близко не подходит!

— Да кто ж его пустит туда? — засмеялся Бран Сеймур. — Глен, будь добр, присмотри за папашей.

— Остряки, — фыркнул Шон Кроули, подхватывая доски. — Глен, Корделл, за мной! Мы крыльцо делать будем. Мужики, кто с нами?

Трой немного посмотрел, как разоряют его запасы стройматериалов, и вышел на улицу, только тут же об этом пожалел. Тори Стенфилд выступила из группы жён боевиков и подбоченилась:

— Хейли, показывай, как живёшь. По-хорошему просим пока что.

— Да что такое? — взорвался он. — У меня свадьба завтра!

— И мы о том же, — Энди Сеймур ему подмигнула. — Лучше смирись, мы только пыль смахнём.

Хейли прикрыл глаза, понимая, что если с мужиками он смог бы попробовать сладить, то с их жёнами и пытаться не стоит. Скрипнув зубами, он в два шага поднялся на скрипучее крыльцо и распахнул дверь.

— Прошу! — шутовски поклонился дамам.

Те одарили его насмешливыми улыбками и всей толпой устремились в дом.

— Для жениха ты больно хмур, — хихикнула Линни Бетани, самая молоденькая из замужних ведьм ковена, и подмигнула.

Трой глубоко вдохнул, медленно выдохнул и вошёл следом. Стоя на пороге, он с ужасом глядел на бурную деятельность, которую за пару секунд успели развести женщины.

— Трой, — крикнула Энди из кухни. — Ты набор кубков мыл хоть раз? Только не говори, что даже не пользовался после покупки.

Хейли в панике глянул на Линни, которая заклинаниями чистила ковёр неподалёку, и одними губами произнёс:

— Я ушёл!

Она беззвучно рассмеялась и закричала в сторону кухни:

— Энди! Хейли уже сбежал! С тебя галеон! Слышишь меня?

Этого вынести Трой уже не мог, рванул на улицу, и едва не упал. Крыльцо уже успели разобрать.

— Это подновить называется? — обалдело спросил он скалящегося Шона, спрыгивая на землю.

— Полностью переберём, тут делов-то. Блядь, парни, кто опять стамеску забрал?

Трой тоже выругался, и бесцельно двинулся в сторону реки.

— Хейли, — окликнул его дедок Бойд, стоящий на тропинке, — а я тебя жду. Пойдём к нам, дочка вкусный ужин приготовила, Джонни спит уже, поешь и выспишься как человек. Ты же знаешь, комната Грея свободна…. А эти на полночи тут зависнут, оно тебе надо?

Трой оглянулся на ярко освещённый дом, откуда слышались крики и мат боевиков, громкий хохот весельчака Сеймура и нестройный стук молотков, вздрогнул и поспешно кивнул.

— Спасибо!

Дженни Бойд встретила его радостной улыбкой.

— Трой, я тебе уже постелила в комнате Грея, — сообщила она. — Ужин на столе, но если есть не хочешь, то можешь сразу идти отдыхать. Пап, ты бы поглядел, что там Джонни, мне кажется, он приболел. Я не могу, у меня тут пироги уже подходят.

— Праздник какой-то? — из вежливости спросил Хейли, стоя на пороге.

Она оглянулась с весёлым изумлением. В смешном фартуке, с испачканной в муке щекой, с волосами, убранными в высокий хвост, Дженни выглядела совсем юной.

— Трой, ты в порядке?

— Что?

— Я готовлю пироги на твою свадьбу, — просто ответила она. — Так ты как, голоден?

И тут до него стал доходить весь масштаб устроенной им лично катастрофы. Хейли зажмурился и замотал головой.

— Мы поели в городе, — быстро сказал он. И зачем-то пояснил: — Я и Чарити. Пойду спать, если не возражаете.

— Спокойной ночи, — кивнула Дженни.

В комнате Грея Бойда он не был, наверное, со дня похорон друга. Замерев возле застеленной белоснежным бельём постели, Трой огляделся и почувствовал, как защемило что-то в груди. Зря он сюда пришёл! С Греем они дружили, с самого детства были неразлучны, пока Бойда не отправили в Дурмстранг, а его в Хогвартс. С портрета смотрел красивый парень в форме Дурмстранга.

— Я женюсь, Грей, — тихо произнёс Хейли.

И вздрогнул, когда Бойд-школьник серьёзно кивнул:

— Мне сказали. Ты изменился. Почему не заходишь? Я ждал тебя.

Трой прикрыл глаза, вспоминая. Несчастный случай во время финальной игры в квиддич на седьмом курсе. Они хотели отпраздновать окончание учёбы в кабаке старика Тома: пить всю ночь напролёт, как взрослые. А может, ещё что-нибудь придумали бы. Вместо этого Трой впервые в жизни напился в одиночестве на похоронах лучшего друга. В глазах защипало.

— Откуда этот портрет? — спросил он хрипло, открывая глаза.

— Девчонка одна нарисовала, — Грей пожал плечами настолько знакомым движением, что у Троя перехватило дыхание. — Я хотел тебя с ней познакомить, хорошая была. Она — единственная в нашей группе была из Англии, ну и я, конечно. Мы с ней вместе зачаровывали, прикольно было. Хотел тебя удивить… Трой, забери меня к себе, будь другом, а?

— Я… Ты что, я не могу, — Хейли попытался улыбнуться, но вышло скверно. — Что скажет твой отец?

— Да хреново мне тут! — воскликнул Грей резко, но постарался взять себя в руки. Отвернулся, никогда он не любил, чтобы видели его слабость. Такого спокойного парня среди ковенцев и не найти было. Всегда улыбкой встречал любую опасность. Шутил, когда было больно. Утешать умел, как никто другой. Только однажды Трой видел, как он плачет — когда их с Дженни мама умерла после долгой болезни. А сейчас он сжимал побелевшие кулаки и говорил торопливо, горячечно: — Никто не заходит месяцами, понимаешь?! А если зайдут… Лучше бы вообще забыли! В глазах отца такая тоска, а Дженни плачет каждый раз. Я поэтому и не разговариваю с ними, не хочу бередить их раны. — Он вдруг запнулся и посмотрел на друга с широкой улыбкой. Речь его снова стала плавной и лениво-насмешливой: — Виданное ли дело! Говорящий портрет в ковене...

— Ты сдурел, да? — внезапно рассердился Трой. — А ничего, что они тебя любят? Что им хочется знать…

Он замолчал так же внезапно, как вспылил. Отвёл глаза от грустной улыбки Бойда.

— Хочется знать, как я умер, да? — откликнулся юный Бойд. — Так я же не знаю. Я утром должен был идти на игру. Трой, ты не понимаешь, я не могу заговорить с ними теперь. Столько лет прошло! Сколько, кстати?

— Как ты жил! — возразил Хейли и опустился на стоявший возле изголовья кровати стул. — Они хотели бы знать, как ты жил! К Мордреду, Грей, что ты за придурок, а? И почему заговорил со мной? Молчал бы и дальше!

— Ну извини! Я думал, ты будешь мне рад. Поговорим… — Бойд на картине отвернулся.

— Обижайся, сколько влезет, — сердито ответил Трой. — И о чём нам разговаривать? Ты мальчишка, сопляк, а я взрослый мужчина.

— Который женится на моей ровеснице, — хитро улыбнулся Бойд. Он никогда не обижался надолго. — Как ты считаешь, Трой? Чем мысли юноши отличаются от мыслей такого матёрого боевика, как ты? Почему ты не хочешь поговорить?

— А я что делаю сейчас? Не знаю, чем отличаются, — недовольно откликнулся Хейли. Посмотрел мрачно на портрет и не удержался: — Я ненавижу тебя, Бойд! И ненавидел все эти годы. Двадцать три года — ты хотел знать, сколько прошло времени. Какого хрена ты погиб? Зачем, ну зачем стал играть в эту тупую игру на седьмом курсе?

— Замена понятий, — фыркнул Бойд. — Ты любил меня, Трой, все эти годы. Двадцать три, да? Просто ты был обижен, что я оставил тебя одного, такого несчастного и одинокого.

— Ни хрена ты не понимаешь, психоаналитик хренов!

— Это я тебе рассказал, кто они такие! — торжествующе усмехнулся Бойд.

— Да ты сам-то видел хоть одного? — фыркнул Трой. — Ни хрена ты не видел! Всё по верхам, увлёкся этими маглами, но так же, как и всем остальным — ненадолго.

— Много ты понимаешь! — не обиделся мальчишка. — Я чары хорошо знал. Ты-то наверняка до сих пор моешь посуду руками? Скажешь, нет?

— Мне не сложно! Я вообще предпочитаю многое делать руками. Тебе не понять.

— Я ж говорил! Трой, дружище, я знаю тебя, как облупленного. Вот скажи, кто ещё в курсе, как ты сох по своей Летти? Молчишь, кривишься? Вот именно. А что ты мечтал стать наставником в ковене? Что хотел поколотить некоего Прюэтта, но понимал, что он тебе не по зубам? Что мечтал, чтобы барыги в Лютном дрожали от звука твоего имени. Дрожат, а, Берсерк? Мечтал потерять девственность с вейлой… не удалось, да? А кто ещё знает, что ты обожаешь выстругивать из дерева забавных зверюшек; бродить по лесу просто так, вслушиваясь в звуки; съедать хрустящую корочку у булочек с корицей мадам Паддифут, а остальное накрошить совам. Я все твои секреты знаю. И ты говоришь, нам не о чём разговаривать?

— Ты знаешь секреты, которые уже никому не интересны. Что-то сбылось, что-то нет. И что? Я давно переболел и первую любовь, и…

— …потерю друга. А незаметно, Трой. Меня ты не забыл. Не можешь отпустить, да?

— Это ненормально! — Хейли вскочил и заходил по комнате. — Ну кто тебя просил разговаривать, придурок? Мне выспаться нужно, завтра свадьба! Чем я занимаюсь? Болтаю с дурацким портретом! Да что ты знаешь про моего друга?

— Всё, — холодно произнёс Бойд. — Все мысли и чувства. Всё, что случалось в жизни. Я наизусть помню все книги, которые прочёл. Я — это слепок памяти Грея Бойда. Но знаешь, что, Трой? Человек — это и есть его память. И знаешь, что ещё? Имей в виду, я на полном серьёзе… Я бы на месте министра запретил писать портреты и их зачаровывать. Совсем запретил!

— Почему? — от удивления Трой снова опустился на стул.

— Потому что это бесчеловечно! Мне так обидно, что я всего лишь портрет! И самое поганое знать, что ничего я в жизни не достиг, не осуществил ни одной мечты. Не женился, не воспитал детей, и никогда уже не буду нянчить внуков. Не погуляю на твоей свадьбе, никогда больше не набью тебе морду… Джонни, мой племянник, растёт безотцовщиной. И если я был бы жив… Чувства-то никуда не делись, понимаешь? Трой, забери меня или сожги портрет к мордредовой бабушке. Что тебе стоит? Инсендио и всё.

— Что ты говоришь такое?

— Не пугайся, это не убийство. Я давно уже умер, хотя так и не смог понять, как такое могло произойти со мной. Ведь ничего не предвещало! Я измучен и проклинаю тот день, когда затеял эту дурь с портретом. Если бы ты забрал портрет себе, может, стало бы легче. Ты всегда меня понимал. А так… Я б запретил портреты, Трой. Не плачь!

Трой Хейли и не знал, что он ещё способен плакать. С удивлением тронул мокрую щёку. Вздохнул судорожно.

— Что я могу сделать? — спросил с мукой в голосе.

— Палочка с собой? — решительно спросил Грей. — Есть одно простое заклинание. Оно гасит портрет, делает его простым рисунком. Я потому и заговорил, сразу хотел попросить. Но… Это ведь ты, Трой! Мой лучший и единственный друг, захотелось поговорить напоследок…

— Давай поговорим!

— Если только поклянёшься, что потом применишь это заклинание к портрету! Ты должен это сделать. Я больше никому не доверю такое.

Трой молчал долго, очень долго, а Грей терпеливо ждал, не нарушая тишины. Только вглядывался в лицо Хейли, словно хотел запомнить навсегда каждую черту повзрослевшего друга.

— Что за заклинание? — Трой не знал, было ли в его жизни что-то страшнее, чем этот простой вопрос. — Я сделаю, Грей, клянусь! Только расскажи о себе. Ты обещал, помнишь? Что ты мне всё-всё расскажешь, что было за последние полгода в твоём Дурмстранге.

Они разговаривали несколько часов. Трой задавал вопросы, переспрашивал, они даже несколько раз от души посмеялись. Хейли рассказал другу о Чарити, про её непослушные кудряшки и смешные тайны. Бойд всегда умел слушать.

— Береги её! — сказал он. — А знаешь, мой друг, тебе очень повезло, что ты её встретил. Ведь полюбил, да? Вот так, сразу?

— Не сразу, — задумчиво возразил Хейли. — Только когда она попросила заплести косу. Знаешь, я не умею. Возился с её потрясающими волосами и вдруг понял, что никому не отдам! Понимаешь?

— Ещё как! — серьёзно сказал Бойд. — Это хороший день, чтобы уйти. Клятва, Трой!

— Уже?! — растерялся Хейли. — Но...

— Пора. Отпусти своих демонов, Берсерк! Живи, друг, расти сыновей. Наслаждайся тем, что тебе дано. И вспоминай меня иногда без этой твоей ненависти. Ты ведь не шутил, да?

— Нет. Да. Прости меня, Грей!

— Ты прости, мне жаль, что мы так и не напились, как взрослые. Я ухожу счастливым. Только тебя и ждал все эти годы. Я не хочу быть ни призраком, ни портретом. Никогда не хотел… Уж лучше честная смерть. Говорят, если портрет погасит таким заклинанием самый близкий человек, то душа — не смейся — родится через девять месяцев в младенце. Дурь, да? Так знай, что ближе тебя у меня никогда никого не было. А теперь всё, не тяни, умоляю! Заклинание, Трой. Я готов!

— Прощай, Грей, и у меня не было лучшего друга, чем ты!

— Прощай, Трой. И будь счастлив.

Заклинание оказалось неожиданно мощным, портрет окутала дымка. Когда она рассеялась, изображение Грея как будто чуть смазалось. Глаза смотрели весело, друг улыбался чему-то. Чему-то хорошему и светлому.

Трой дважды его позвал, и когда ничего не изменилось, рухнул на кровать, мгновенно забывшись сном. Разбудила его Дженни.

— Пора, Трой! Завтракай и отправляйся за невестой. Всё уже готово.

Первым делом он бросил взгляд на портрет и поразился произошедшим изменениям: Грей Бойд был изображён мальчишкой лет десяти, не больше.

— Я никогда не видел этот портрет! — сказал он Дженни. — Откуда он?

— Портрет Грея? Да висел в кабинете отца, сколько себя помню, — растерянно сказала она. — Наверное, папа и принёс. Ну, может для тебя, не знаю. Ты в порядке?

Хейли задумчиво кивнул. Конечно, он в порядке. Только… Разве такое могло присниться?

— Тебе пора, — Дженни ещё раз улыбнулась и вышла из комнаты.

— Прощай, Грей, — прошептал Трой, глядя на задорно улыбающегося мальчишку. Джонни, племянник, совсем был на него не похож. И к лучшему.

Он быстро привёл себя в порядок, отказался от завтрака, только выпил чашку крепкого кофе. Поблагодарив хозяев, почти бегом вернулся к себе в дом. Крыльцо преобразилось. Ступени стали шире, завершаясь наверху широкой площадкой перед дверью с резными бортиками. По бокам площадки были приделаны скамейки, а посредине лежал самоочищающийся коврик. Стоило на него встать, как его обувь подверглась атаке неприметных щёток. Пара секунд и шуршание прекратилось. Он давно о таком мечтал, только до покупки руки не доходили.

Крышу он уже смотреть не пошёл, метнулся в дом, на ходу удивляясь переменам и чистоте. Вспомнил было о покупках, но сумок нигде не было, видимо, разобрали без него. Застыл на минуту у кровати в спальне. Она стала вдвое шире. Или… Ну конечно, заменили на новую, на его холостяцкой койке не было таких металлических завитушек у изголовья. Постельное бельё новое и подушек — целых четыре.

Трой покачал головой. И вздрогнул от стука в дверь. Так коротко и дробно стучал только патрон.

— Сэр, — распахнул он дверь.

— Я не поверил Бастинде, что ты ещё здесь, — усмехнулся Ричард Лестрейндж. — Волнуешься?

— Не знаю, — он и правда не понимал, всё было слишком странно.

— Возьми, это портключ к месту бракосочетания. Не дело аппарировать перед церемонией, — Лестрейндж вложил ему в руку маленький серебряный кубок с тремя ручками. — Там же ещё её отец?

— Спасибо! — обрадовался Хейли. — Да, мистер Бербидж. Больше у неё никого нет.

— Понятно. Подарок нравится? — Ричард посмотрел с намёком в сторону спальни.

— Кровать! А я-то не мог понять, откуда… Спасибо, сэр!

— Ладно, мы вас ждём. Ты уж постарайся недолго.

Чарити плакала в своей комнате, когда он вошёл в дом её отца. У Троя сжалось сердце. Но вид Бербиджа, который преспокойно завтракал в кухне, немного успокоил.

— А вот и жених! — воскликнул тот довольно. — Дочка с утра боится, что вы передумаете. Я же отвечаю, что не бывать такому. Не слушает. Хоть вы ей скажите… Черри!

Невеста уже сама выскочила из комнаты. Растрёпанная, с покрасневшими от слёз глазами, несчастная и растерянная. Увидев его, замерла на мгновение, а потом бросилась на шею. Трой подхватил, неуверенно гладя по чудным растрепанным кудряшкам.

— И что случилось?

— Я кольцо потеряла, — губы скривились, как у ребёнка. — Всё обыскала! И Акцио не действует...

— Ты что, колдовала? — испугался он.

— Не я, а папа. Не нашли!

— Чарити, я же говорил, что вешать его на шею — дурацкая идея, — вздохнул Трой доставая палочку. Возможно, его Акцио сработает лучше.

— Ой! — лицо невесты тут же осветилось, она высвободилась из его рук, вытянула цепочку из выреза кофточки и засмеялась, глядя на кольцо. — Трой, я совсем забыла!

— Трагедия закончилась? — он приподнял подбородок невесты, заглядывая в сияющие глаза. — Потому что нас всё ещё ждут на бракосочетание. Тебе не понравилось платье?

— Ты что! Понравилось! Я сейчас! — Чарити преобразилась на глазах, решительно ринувшись в комнату. За ней последовала Хлоя.

Не прошло и десяти минут, как Чарити появилась снова, смущённо улыбаясь. В платье и с высокой причёской она походила на сказочную принцессу. От слёз не осталось и следа. Трой зачарованно уставился на невесту, а потом вздрогнул, увидев в её руке перемотанный верёвками старый чемодан.

— Мордред! Как мы забыли?! Это я виноват.

— Что? — сразу испугалась она. — А! Тут все мои вещи.

— Оставь! Потом заберём, — решил он. — У нас портключ прямо к месту церемонии.

— А, хорошо! — Чарити с облегчением опустила чемодан на пол. — Хлоя пока останется здесь, мы решили, что она поживёт с папой несколько дней, а потом уже переберётся к нам. Надо, чтобы малыш хоть немного подрос.

Домовушка смущённо выглянула из-за хозяйки, на ней было что-то вроде белой парадной туники.

— Конечно, так будет лучше, — одобрил Хейли, который никогда не имел домовиков. — Мистер Бербидж, готовы?

— А как же, только мантию надену. Только мантию, — он скрылся в соседней комнате и сразу вернулся уже в новенькой мантии сливового цвета. Чарити оказалась права, фасон прекрасно ему подходил, делая даже немного солиднее.

Хейли достал из кармана презент лорда Лестрейнджа.

— Милая! И вы, мистер Бербидж! Возьмитесь за ручки этого кубка, пожалуйста.


* * *

— Задерживаются, — хмыкнул Ричард, подходя к Бастинде и Сольвейг. — Отлично украсили шатёр, дорогая.

— Я бы удивилась, прибудь они вовремя, — заметила Сольвейг. — Как вспомню вашу свадьбу, и как нервничала Бастинда перед твоим приходом…

— Мама! — Бастинда взяла мужа под руку. — Не слушай её, дорогой. Я была само спокойствие. Лучше скажи, тебе всё нравится?

Сольвейг усмехнулась и подошла к мальчику Робертсов. Тот стоял рядом с Джонни Бойдом, по слухам, детишки сдружились. Даже выражение лиц было одинаковым сейчас — малолетние друзья с любопытством присматривались к высокому трёхъярусному свадебному торту, косясь на окружающих.

— Спорим, никто не заметит, если убрать ту розочку, — шептал сладкоежка Джонни.

— Заметят, — не соглашался малыш Антуана. — Была бы палочка, можно было бы иллюзию на её место наколдовать.

— Да ладно, — Джонни шмыгнул носом. — Смог бы? А что если позаимствовать… Я знаю, где дедушка держит палочку дяди Грея.

— Ты ведь Северус? — вмешалась Сольвейг, решив намекнуть старине Бойду, что палочку сына следует перепрятать.

Мальчишки вздрогнули и одновременно вжали головы в плечи. Но Северус тут же выпрямился и поклонился:

— Да, миссис Гамп! Здравствуйте! Не говорите папе…

— Что вы съели розочку, а я наколдовала иллюзию? Конечно не скажу. Это будет наша маленькая тайна.

Джонни Бойд расширил глаза, а Северус хитро улыбнулся и быстрым движением снял с торта одну из крупных роз.

Сольвейг шевельнула палочкой, возвращая торту иллюзию целостности. А мальчишки в один миг разделили лакомство и проглотили.

Миссис Гамп подмигнула ребятам, достала из кармана два белоснежных платочка и вручила лакомкам.

— Приведите себя в порядок, молодые люди. Платочки оставьте себе.

— Спасибо, мэм! — выпалил мелкий Бойд, широко улыбаясь.

— Спасибо, миссис Гамп, — Северус отобрал платок у Джонни, и вытер ему нос. — Держи!

— Советую теперь отойти от торта, — Сольвейг усмехнулась, когда мальчишки дружно развернулись и побежали к краю поляны. Она полюбовалась ещё раз на шедевр, созданный домовиками, и пошла к женщинам и девушкам, собравшимся возле столика с горячим кофе. Она чуть было не проговорилась мальчишкам, что около торта постоянно дежурит невидимый домовик, старательно восполняя потери, нанесённые такими же маленькими хулиганами. Наверное, стареет.


* * *

— Иллюзия замка хороша, — похвалила Бастинда супруга, когда они дошли до хлипкого мостика.

— Спасибо, милая. Уверен, сам замок будет не хуже.

— А успеют ли доделать к приезду Басти? — Бастинда развернулась к мужу, и поглядела на собравшийся ковен. — Даже жаль, что его нет сейчас с нами. Руди расстроен.

— Успеют, если верить пройдохе Кросби. — Ричард приобнял её, поцеловав в висок. — Руди переживёт, вон как невесте улыбается. И ты прекрати уже так волноваться. Вчера я был у Прюэтта.

— Ричард! — она неверяще поглядела в смеющиеся глаза мужа. — Ну говори же! Что Джейсон Прюэтт? Неужели дал добро?

— А то, — осклабился лорд Лестрейндж. — Да нечего особо рассказывать. Выпили по глотку дорогущего коньяка. Поговорили. На официальное предложение помолвки его дочери и Рабастана Прюэтт отреагировал ожидаемо — решил не неволить дочь, будет сама выбирать. Не хмурься, это не всё.

— Не представляю, что ещё…

— Джейсон был в отличном настроении, так что я решил сразу озвучить просьбу о разрешении для Басти ухаживать за его дочерью.

— И что он?

— И вот тут он явно остался доволен, — усмехнулся Лестрейндж. — Знаешь, так и заявил: «Ничего не имею против». Так что сама понимаешь…

— Всё в руках Рабастана! — задумчиво покивала леди Лестрейндж. — И это всё?

— Ну а что… Ах да, он намекнул, что совсем не прочь породниться с нами. Но сам пока не знает, что хочет его дочь.

— Про Нотта речи не было?

— К моему счастью — нет. И знаешь, мне кажется, Прюэтт был рад моему визиту.

— Даже так? Наклонись, милый.

Оторвавшись от поцелуя, Ричард быстро взглянул на гостей, но к счастью в их сторону никто не смотрел.

Бастинда рассмеялась:

— Прекрати вести себя как нашкодивший мальчишка. Если тебе легче будет, я навесила на нас иллюзию мирной беседы.

— Что ж ты сразу не сказала? — усмехнулся он и притянул её ближе. — А место ты выбрала хорошее для свадьбы. Заслуживает отдельного поцелуя.

— Давай уже, — поторопила она. — Молодые вот-вот появятся.

Просить дважды не пришлось.

Решение устроить свадебный пир именно в этом месте пришло в голову Бастинды накануне, во время послеобеденной прогулки с Ричардом. Супруг предложил пройтись в сторону реставрируемого старого замка.

Шли неспешно, она ведь не знала тогда, что он побывал у Прюэтта, так что разговаривали о пустяках и о свадьбе Троя. Остановились на плато, за которым река Лея плавно изгибалась, стеснённая невысокими холмами по берегам. Дальше течение её ускорялось, русло заворачивалось подковой и, освобождённая от пут, река разливалась широко и текла дальше вольготно и неспешно.

С этого места открывался замечательный вид на замок, возвышающийся на противоположном берегу.

Предзакатное солнце отбрасывало косые лучи на землю, отчего снег окрасился в нежные полупрозрачные розовые тона, а тени углублялись и голубели, делая пейзаж удивительно лёгким и романтичным.

— Тебе нравится? — Ричард приобнял супругу. Взгляд его обратился к стройке. К сожалению, большую часть замка скрывали строительные «леса», но стены уже выросли, и общие очертания можно было разглядеть. Работники вовсю орудовали как молотками и другими инструментами, так и заклинаниями, и разноцветные лучи летали то тут, то там.

— Безумно! Но, главное, чтобы Басти принял этот подарок. — Она со вздохом откинула голову на широкую грудь мужа, любуясь видом. — Упрямец же, весь в тебя.

— А то! — ухмыльнулся Ричард, решительно разворачивая её к себе лицом. Бастинда рассмеялась, и сама первая поцеловала мужа, привстав на носочки сапог. А потом решительно отстранилась. — Здесь самое лучшее место для шатра!

— В самом деле? — Ричард скептически огляделся.

— Да, — Бастинда чуть отошла от него, словно прикидывая, что где будет. — Идеально подходит для реализации моих планов! Шатёр будет располагаться вон там! Очистишь от снега?

Она махнула рукой на широкую поляну между холмами.

Лорд Лестрейндж усмехнулся и в несколько взмахов палочки расчистил круглую поляну вокруг места, где предположительно будет шатёр. Поймав взгляд супруги, подмигнул и создал ещё широкую, ровную дорожку к самой реке и небольшой променад у кромки воды, до самого мостика, всё ещё находящегося в плачевном состоянии.

— Спасибо, — Бастинда чмокнула его в щёку. — Зови мужчин, пусть устанавливают. Украсим, наложим стазис. Завтра только и останется — еду доставить.

Вассалы на призыв откликнулись быстро, и очень толково отнеслись к объяснениям хозяйки, расставив шатёр, доставленный домовиками.

Бастинда и несколько жён боевиков, которые не смогли упустить такого события, как подготовка к свадьбе, украсили проёмы и своды шатра розовыми соцветиями глицинии. Развесили колокольчики под потолком, где парили уже запущенные Ричардом круглые магические светильники, увитые лозой со свисающими вниз голубыми и белыми цветами.

По периметру шатра расположились круглые столики, количество стульев и размер стола менялся в зависимости от количества решивших расположиться за ним гостей. Приняв во внимание тот факт, что виновник торжества недолюбливает строгий церемониальный протокол, подачу блюд решили сделать в виде «шведского» стола.

Стройку же Ричард прикрыл красивой детальной иллюзией средневекового замка, после чего был отпущен Бастиндой, которая собиралась «довести всё до ума». Только заверила мужа, что к ужину обязательно управится.


* * *

Портключ вынес будущих супругов прямо к месту проведения свадебной церемонии. Бербидж сразу отошёл от них на пару шагов и был увлечён стариком Бойдом к гостям. Хейли поддержал покачнувшуюся после перемещения невесту, и они оба с удивлением осмотрелись вокруг. В солнечных лучах снег искрился так, что глазам было больно. Рядом высился белый шатёр, под которым виднелся длинный стол, уставленный угощениями, и маленькие круглые столики вокруг него. А вот на поляне собрался, кажется, весь ковен. При параде были все боевики. Их матери, жёны, дочери блистали лучшими нарядами. Малышню тоже нарядили в белые рубашки и приличные куртки. Хорошо, что чары тепла, наложенные, вероятно, дружными усилиями, позволяли не замёрзнуть среди этого великолепия.

Чарити слегка побледнела от вида гостей и сделала шажок поближе к Трою. Он ободряюще улыбнулся своей невесте и крепко сжал её ладошку.

— Не бойся. Все свои! Я и сам не ожидал такого…

Чарити вдруг заметила среди гостей Рудольфуса с Беллатрикс Блэк и смутилась ещё больше.

— Трой!

— Всё хорошо, милая. Давай повернёмся, чтобы можно было начать ритуал. Ты ведь не передумала?

— Нет! — она поспешно развернулась.

Работнику министерства с официальными грамотами Трой очень удивился. Позже оказалось, что того пригласил Долохов, хотя было непонятно, каким ветром его занесло на свадьбу. Церемония прошла быстро, Хейли даже толком прочувствовать ничего не успел, как уже пришло время обменяться клятвами. Чарити нежно улыбалась, когда он надел ей на палец обручальное колечко. Потом она надевала ему кольцо, сосредоточенно хмурясь.

— Можете поцеловать друг друга, — завершил церемонию министерский работник. — Поздравляю вас с магическим браком. Желаю счастья!

Трой охотно поцеловал зардевшуюся супругу.

Потом начались поздравления и вручения подарков. Рядом стоял домовик Лестрейнджей, который забирал подарки после вручения.

Первыми подошли Ричард и Бастинда.

— Трой, Чарити, — Лестрейндж пожал руку Хейли, коротко его обняв. — Примите поздравления от нас с Бастиндой. А это твоей супруге. Добро пожаловать в ковен, миссис Хейли!

Ричард галантно поцеловал руку Чарити, заставив девушку расширить глаза от удивления. А потом протянул ей изящный ключ на цепочке.

— Традиционный подарок, — пояснила Бастинда, поцеловав её в щёку. — Небольшая сумма от нас с Ричардом на свадебное путешествие. Вы уж сами заберёте из сейфа в банке, который открыт на ваше имя, миссис Хейли.

Чарити потеряла дар речи, сжав цепочку. Только и смогла пробормотать: «Спасибо большое». И глубоко вздохнула, когда, ещё раз одарив их улыбками, старшие Лестрейнджи отошли к шатру.

Следующей была леди Сольвейг Гамп, как шёпотом представил муж элегантную даму.

— Я сразу поняла, что вы очаровательны, дорогая, — хитро улыбнулась пожилая леди. — Чтобы захомутать Троя, нужен был кто-то по-настоящему необыкновенный. Я не ошибусь, если предположу, что ваши волосы его очаровали?

Хейли покраснел, а Чарити невольно хихикнула:

— Боюсь, что это так, мэм.

— Держи, дорогая, как знала, что пригодится, — леди Сольвейг протянула красивый гребень из красного дерева, украшенный крошечными разноцветными камнями, и плотный журнал. — Делает дивные причёски, стоит запустить в волосы и мысленно представить. Образцы причёсок в этом журнале, но можешь и сама пофантазировать.

Чарити поблагодарила, зачарованно рассматривая гребень. И с неохотой отдала его домовику, стоящему рядом. Очень уж ей понравился подарок старой леди. Мечта ведь!

Сольвейг умилённо улыбнулась.

— А это тебе, Трой, — она сделала ему выразительный знак, и боевику пришлось наклониться. — Повесь его на спинку кровати. Не пожалеешь!

Боевик выпрямился, смущённо принимая коробочку. Но на вопросительный взгляд, миссис Гамп только усмехнулась:

— Спрячь в карман, потом полюбуешься. Только не забудь!

Она отошла и Чарити вскинула взгляд на наследника Лестрейнджей. Префект был совсем не так серьёзен, как обычно. Даже улыбался очень по-доброму.

— Ты просто красавица, Чарити! — сказал Рудольфус, целуя руку новоиспечённой миссис Хейли. — Добро пожаловать в ковен! Трой, поздравляю!

— Рада за тебя, Чарити! — Беллатрикс Блэк с улыбкой поцеловала её в щёку. — От нас общий подарок. Потом посмотришь. Трой, поздравляю, тебе досталось настоящее сокровище.

Он кивнул, старательно пряча улыбку.

Следом за ними к новобрачным шагнул мальчишка в белой рубашке и черных брючках, смотрелся он уморительно серьёзно.

— Поздравляю, мистер и миссис Хейли! — звонко произнёс он. — Я Северус Снейп, это я сам сварил для вас.

Трой изумлённо косился на красивый флакон, который его воспитанник вручил Чарити. Он слышал, что Северус помогает матери, но как-то несерьёзно к этому относился.

— Это укрепляющее, — продолжал тот. — Флакон подписан! Я хотел сварить сонное, чтобы вы выспались, потому что мама сказала, что свадьба всегда уморительна. Ой! Утомительна. Вот. А папа сказал, что спать вы не захотите сегодня. Вот поэтому я сварил укрепляющее.

Вокруг послышались сдавленные смешки. Чарити прыснула, и смех раздался уже более дружный.

Северус на свой счёт его не принял, старательно поклонился и отошёл в сторону.

— Извиняюсь за сына! Он всё не так понял.

Чарити в ужасе обернулась к следующему гостю и пролепетала:

— Директор Робертс!

Пришлось Трою крепче сжать её руку.

— Миссис Хейли! Примите мои поздравления, — сказал Антуан, ободряюще улыбнувшись. — Здесь я не директор, а ваш сосед. К сожалению, моя супруга не смогла присутствовать, у неё какое-то сложное зелье. Трой, поздравляю! Ты выбрал настоящий феномен — самую слабую ученицу ЗОТИ на практике, и самую сильную в теории. Вот как такое может быть? К счастью, это перестало быть моей заботой и стало вашей. Мне жаль, что она решила не возвращаться в школу. Профессор Спраут будет безутешна. А это вам, миссис Хейли.

Чарити, вероятно, не верила своим глазам, рассматривая гербовый пергамент с кучей печатей и подписей.

Она подняла сияющее лицо к мужу:

— Разрешение на домашнее обучение! Трой!

— Да, милая, ты же хотела этого, — он не удержался и поцеловал её в губы. Гости засвистели и зааплодировали. Чарити смутилась, но глаза её смеялись.

Боевики звучно хлопали его по плечу, а перед Чарити смущались не меньше, чем она сама, бормоча дежурные поздравления. Их жёны и дочери, напротив, целовали раскрасневшуюся миссис Хейли в обе щеки, радостно поздравляли, искренне радовались пополнению в своих рядах и требовали обращаться к ним по любому вопросу.

Конечно, до конца пира молодожёны не досидели, ушли раньше, после первого танца. Трой внёс невесту в дом на руках. Чарити смеялась.

— Это уже второй раз, — пояснила она своё веселье. — Я надеюсь, ты меня поставишь, а не уложишь опять в свою постель.

— Это теперь наша постель, — возразил он, и несмотря на протесты жены, донёс всё же до новой кровати. — И на этот раз, я могу не только смотреть, а делать с тобой всё, что захочу!

— Ты просто пользуешься тем, что я слабее! — она поспешно вскочила. — Мне надо переодеться!

— Дай-ка, я помогу, — вкрадчиво предложил он, скользнув за её спину. — Замрите, миссис Хейли! Теперь я могу командовать, ругаться и учить вас жизни. Не так ли?

— А вы уже научились заплетать косу, мистер Хейли? — спросила Чарити, зажмурившись, но покорно позволяя себя раздевать.

— Вот как, значит! — восхитился Трой. Подвеску Сольвейг в виде маленьких разноцветных камней на золотых цепочках стоило только поднести к спинке кровати, как они сами повисли гирляндой, да так, словно изначально здесь были. Он тут же развернул к себе супругу, уверенный, что та ничего не заметила. — А вы научились целоваться, миссис Хейли?

Девчонка в его руках прищурилась:

— Откровенно говоря, поцелую придают слишком большое значение. Я не хотела вас обидеть, мистер Хейли, но то, что вы показали вчера…

— А я-то пытался быть джентльменом! — укоризненно поцокал он языком. — Помните, леди, вы сами напросились!

— Что?! — Чарити испуганно пискнула, когда оказалась лежащей на простынях, а Трой угрожающе навис сверху.

— Не впечатлил, значит? — низким голосом спросил он, наклоняясь к её лицу.

— Сдаюсь! — поспешно выдохнула Чарити. — Я пошутила! Трой!

— Не провоцируй меня, Черри, я хочу, чтобы тебе понравилось, — неожиданно хриплым голосом проговорил Трой куда-то в шею зардевшейся девушке.

У Чарити перехватило дыхание от быстрых, жадных поцелуев мужа, покрывающих её лицо, волосы, плечи. Сумбурные мысли ещё мелькали в голове: как же круто поменялась её жизнь за три дня. Ведь опомниться не успела после Хогвартс-экспресса, как оказалась в постели с боевиком Лестрейнджей. И сейчас он…

— Подожди! — взмолилась она без особой надежды на успех.

И сначала её не услышали, заставив заледенеть от внезапного страха и сжаться. Чарити быстро стала уговаривать себя, что выдержит. В конце концов — это очень малая плата за защиту, уверенность в завтрашнем дне, благополучие отца, спасение жизни, наконец!

Но пару мгновений спустя Трой рывком приподнялся над ней и зажмурился, тяжело дыша. Потом глянул потемневшими глазами и хрипло велел:

— Говори!

— Мне страшно, — еле слышно призналась она.

И почувствовала себя жутко виноватой, когда он коротко простонал и упал рядом, потёр ладонями лицо.

— Понимаю, — тихо заговорил он, несказанно удивив. Ждала ведь чего угодно другого. — Ты всё ещё любишь этого… Фабиана?

— Нет! — выдохнула она, а потом поняла — а ведь правда, куда что делось, но в эти сумбурные дни она о нём вообще не думала. Все её мысли прочно занял мрачный пугающий боевик. — Нет, просто… Мне так страшно, Трой. Подожди, я сейчас подышу немного, и можешь дальше…

Он повернулся на бок, подпёр согнутой рукой голову и принялся удивленно её рассматривать, отчего возникло непреодолимое желание прикрыться.

— Не надо! — остановил он. Но тут же добавил мягче: — пожалуйста, Черри. Прости, я никогда не имел дела с дев… То есть, мне тоже страшно. Поверишь?

Чарити зачарованно уставилась на Троя:

— Тебе? Я думала, ты ничего не боишься!

— Смешная, — хмыкнул он, нахмурился и мрачно заговорил: — я жутко боюсь пиявок, однажды с другом решили искупаться в запруде. Эти твари там водились в неимоверном количестве.

— И что?

— Да ничего, противно ужас как, но друг хороший был, сам их с меня сдирал, пока я лежал с видом умирающего героя.

Чарити улыбнулась, поддалась порыву и погладила его по щеке:

— И сколько тебе было лет?

— Пять, — признался Трой, криво улыбнувшись. — Я ненавидел после этого Зельеварение.

— О, понимаю! А ещё?

— Ещё я сильно боюсь грозы.

— Ты? Не верю!

— Зря! — обиделся он. — Моего… приятеля убило молнией во время игры в квиддич…

Она ахнула и придвинулась ближе. Что-то появилось в его лице беззащитное, жуткое. И попыталась отвлечь:

— Многие боятся грозу. А что ещё тебя пугает?

Он долго молчал, и невозможно было понять, о чём думает с таким непроницаемым лицом.

— Ещё? — проговорил как-то отстранённо. — Что ты никогда не полюбишь меня, никогда сама не попросишь близости… И ещё боюсь, что просто умру, не дождавшись, когда ты позволишь мне наконец… поцеловать тебя. И вообще…

Вот в этот момент что-то и перемкнуло в голове. Не было и случилось. И всю её затопила нежность к этому суровому мужчине, способному на такие признания. Забыв о страхах, она сама потянулась за поцелуем и была подхвачена и вознаграждена целой гаммой новых ощущений.

— Уверена? — прошептал он, непостижимым образом оказываясь снова сверху, а ведь только что она забралась на него, шалея от дурной смелости.

— Да!

— Я не смогу остановиться ещё раз, — предупредил он, медля, и сводя с ума осторожными ласками. — И не знаю, говорил тебе кто-нибудь? Но в первый раз тебе чудес ждать не стоит, будет больно и не слишком приятно. Но потом всё наладится.

— Звучит не очень, — скорчила она рожицу. — И давай уже, не останавливайся.

— Посмотри на меня! — потребовал Трой, нависая над ней. Она утонула в глубине его глаз, и даже обещанная боль не смогла испортить волшебства, возникшего совсем недавно, когда он рассказывал про пиявок. Как глупо!

Она думала, что это будет так стыдно, неловко, а оказалось горячо, ошеломляюще и просто прекрасно.

— Это здорово, — решила Чарити спустя бесконечность.

— То есть ты не против повторения? — спросил Трой и ловко перевернулся, отчего она оказалась на нём. И прежде, чем она успела ответить, добавил: — Потому что мне, конечно, тоже понравилось, но хотелось бы ещё.

— Трой, а ты меня любишь? — смогла спросить она лукаво, подползая повыше.

— Люблю, — ответил он просто. — Ты есть не хочешь? Или пить?

Она рассмеялась, чувствуя облегчение, что он не спросил её сразу: «А ты?»:

— Как не романтично, мистер Хейли! После признания в любви говорить о еде. Но я бы и правда что-нибудь съела.

Он тоже рассмеялся, поцеловал её крепко и отстранил:

— Отдыхайте, миссис Хейли! Сейчас я всё принесу.

Чарити раскинула руки, зажмурилась и всерьёз задалась вопросом, не будет ли слишком глупо, если она влюбится в собственного мужа?


* * *

— Команда ликвидаторов прибыла, — доложил протиснувшийся в щёлку двери Урс, и тут же захлопнул дверь. — Провести их сюда? Они хотят сначала обговорить условия.

Артур взмахом палочки уничтожил наколдованное зеркало. Любоваться на свою рожу было забавно и странно. Но затягивать с этим не стал, не девчонка же. Ну стал чуть выше, волосы слегка потемнели, веснушки исчезли, а кожа приобрела аристократическую бледность. А в общем, никаких особых перемен он не ощущал. Уизли (или теперь стоило привыкать к фамилии Уэсли?), посмотрел на Риту:

— Встретим здесь? Чувствую, что щит я некоторое время перед дверью удержу. Если там нет монстров, которые гасят магию.

— Поговорить стоит, если эти ребята смогут прорваться, — кивнула она. — Как считаешь, Артур, если всё же без твоего щита?

— Может, проверим наверху? На мётлах ведь и на какой-нибудь балкон можно перелететь.

Урс оживился.

— На третьем этаже есть большой балкон.

— Тогда приглашай, — решил Артур и снова посмотрел на Риту с нежностью. Она всё ещё выглядела слишком бледной. — Пойдём встречать?

Что больше, чем собственная внешность, удивило Артура, так это сам дом. Или лучше сказать — замок. Исчезла паутина по углам, грязь на полу, затхлый запах. До стерильности было далеко, но по крайней мере стало значительно чище и светлее. Замок словно оживал вслед за алтарём. Ну а что, древние замки, по легендам, даже свой характер имели, может и этот такой, полуразумный. Артур положил руку на лестничные перила, поднимаясь по широким ступеням, прислушался к ощущениям — ничего. Посоветоваться бы с кем-то, у кого есть свой замок. Только не с Дамблдором! Тем более что Хогвартс — не его собственность. Да и вообще он сейчас в больнице.

На третий этаж добрались без приключений. Балкон тоже нашли быстро. Двери поддались легко, а вот три жуткие гарпии, устроившие на балконе своё гнездо, испугать не успели. Команда «ликвидаторов», как назвал ковенцев Урс, спалили уродливых тварей на подлёте и приземлились на широкий балкон.

Артур знал почти всех: Магнус Нотт, Юджин Уркхарт, братья Ники — Клайв и Арес, Флинт, Мэдисон и его то ли кузен, то ли племянник — Бэддок. Ещё двоих он знал куда хуже — Кейси Причард и Ингис Морн, вроде как. Сейчас он был рад даже однокурсникам-слизеринцам. Вот посмотришь на жутких тварей и даже сволочной Флинт кажется неплохим парнем.

— Мистер Уизли, — кивнул Нотт, взмахом руки рассеивая пепел, в который превратилось гнездо гарпий и сами твари. Зато балкон очистился.

— Теперь Уэсли, — хмыкнул Артур, не глядя на остальных. Уж очень удивлённо таращились на него Флинт и Мэдисон. — Здесь поговорим или пройдёте в дом? Правда, там не убрано. Ах да, позвольте представить мою невесту — мисс Скитер.

— Очень приятно, мисс Скитер. Думаю, здесь нормально, — кивнул Нотт. — Тварей тут у вас развелось, господа. Что делать будем? Палим всё адским пламенем, или планируете что-то выращивать? После адского пламени лет десять ничего расти не будет.

— Хорошо бы обойтись без него, — высказалась Рита. — Если только совсем не будет другого выхода.

— На ингредиенты претендуете?

Рита покачала головой.

— Что сможете взять, поймать или захватить — всё ваше, — озвучил Артур. — Вот только, не придут ли на освобождённое место другие?

— Не придут, если заделать пролом, — проговорил здоровяк Арес Шелби. Я видел его сверху — на восточной стене здоровенная щель. А так, стена у вас, мистер Уэсли, неприступная, так что немного чар поверх, и даже летающие твари будут не страшны, несмотря на близость Дикого леса.

— Цена будет выше, если щель заделать предоставите нам. Но ниже, чем запросили бы в гильдии строителей. Морн?

— Сделаем, — кивнул мрачный парень с иссиня-чёрными волосами и чуть раскосыми глазами. — Причард, поможешь?

— Да, Ингис, конечно.

— Чек вас устроит? — Рита достала из кармана чековую книжку. — Сами понимаете, золота с собой мы не взяли.

Нотт кивнул:

— Двадцать тысяч галеонов. И всех тварей. Плюс за стену тысяча.

— Там как минимум две мантикоры, патрон, — вздохнул Флинт. — И стая пятиногов, магию блокируют.

— Да? — Нотт задумался.

— Тридцать тысяч? — Рита открыла чековую книжку и приготовила перо.

Парни оживились.

— Идёт, — кивнул Магнус. — Чек пока придержите, мисс, заберём, когда закончим. Парни, надо обговорить ситуацию. Кто что успел заметить?

— Мы вас оставим, — поторопился Артур. — Используйте балкон, если нужно, подождём вас внутри.

— Отлично, справимся часа за три-четыре.

Как только они зашли в дом, Рита позвала Урса.

— Так, ищем кухню. Урс, придётся опять тебе в дом наведаться. Парней после охоты накормить бы, по-хорошему.

— Да, хозяйка! — просиял домовик. — Я уже нашёл кухню, можно готовить. Перенести вас?

Кухня Артуру понравилась. Видимо, домовик здесь успел прибрать. И огромный камин уже весело трещал пылающими поленьями. На широком, выскобленном до белизны столе покоился большой пирог, от которого шёл умопомрачительный аромат.

— Вам надо поесть, хозяин! И хозяйке тоже, — указал на пирог Урс. — Сейчас подам чай.

Домовик ушёл за продуктами, а Артур с удовольствием принялся за пирог. Рита положила себе совсем маленький кусочек.

— Переживаю, — призналась она. — Не могу есть, когда такое творится за стеной. О, а вот и наш кроха.

Артур удивлённо глянул на вход, где скромно стоял домовик-упырь, после ритуала на алтаре ставший спокойным и умиротворённым, но жуткая худоба его никуда не делась. Глаза смотрели на них с обожанием.

— Господа дали проклятому имя? — спросил он. — Проклятому нравится имя Кроха.

— Кто это тебя проклял? — Артур удивлённо переглянулся с Ритой.

— Покойный хозяин, за непослушание, — опустил глаза Кроха. — Кроха не стал заливать плохим металлом алтарь. Его наказали.

— Как снять проклятие, знаешь?

— Алтарь… — Кроха махнул рукой. — Уже ушло, алтарь всё очистил. Кроха готов служить. Кроха готов показать, где усыплены остальные эльфы. Крохе не справиться одному в родовом замке.

По мере расспросов выяснилось, что домовиков перед бегством из «разгневанного» дома усыпил сам замок. Только Кроху не смог из-за хозяйского проклятья, и его взяли с собой.

Наскоро умяв чуть не половину пирога, Артур велел показать тех домовиков. Их каморки располагались недалеко от кухни, но все скелетики нашлись в одной, видимо, общей. Они лежали рядком возле низенькой скамьи и словно спали.

Кроха ахнул, бросившись к двум самым крайним. Даже Артуру было ясно, что те не жильцы. Из остальных спящими можно было назвать от силы троих. Заклинание пробуждения подсказал сам Кроха, дрожащим голосом пояснив, что его родители и дед не пережили усыпления. Но открыли глаза не трое, а четверо. Кроха с плачем кинулся к этому четвёртому. Оказался дедом. Рита странным голосом предложила срочно перенести их на алтарь. В этом помог уже вернувшийся Урс. Остальных четверых решено было похоронить после очистки двора.

— Часов двенадцать им восстанавливаться, — шмыгнул носом Урс, почему-то тоже приняв вид домовиков близко к сердцу. — Хозяйка, подготовить вам спальню? Или сначала обед для ликвидаторов?

— Кроха может заняться спальней! — вмешался бывший упырь. — Кроха знает, где лучшие комнаты.

Артур с Ритой вернулись в кухню. Но мешать домовику готовить не хотелось.

— Осмотрим дом? — предложил Артур, чувствуя, что усталости вообще нет. Он давно не ощущал себя настолько здоровым. Возможно, что и таким счастливым никогда не был, только домовиков погибших было очень жалко.

— Может, позже? — а вот вид Риты ему не нравился.

— Может, тебя тоже на алтарь? — пошутил он.

— Завтра, — кивнула она спокойно. — Закрепим брак на алтаре, я знаю, так делается. А сейчас бы мне просто поспать.

У Артура перехватило дыхание. О таком он и не думал, и внутри стало очень тепло от её слов. Призванный Кроха очистил комнату возле большой гостиной, там было два топчана, стол с креслом и камин. Постельное бельё с подушками и одеялом тоже нашлось. И скоро Рита сладко спала, а Артур разжёг камин принесёнными Крохой дровами, подтащил кресло поближе к теплу и устроился в нём с найденной на столе книгой. Читать он начал только недавно с таким удовольствием, Рита заинтересовала.

Книга оказалась по трансфигурации, написанная простым и понятным языком. Гораздо интереснее, чем школьные учебники, так что он даже увлёкся. И лишь потом глянул на обложку, поинтересовавшись автором. А внутри нашёл дарственную надпись: «Альбусу от Геллерта с любовью».

Когда Урс сообщил, что пригласил ликвидаторов в кухню, Артур осторожно разбудил Риту. Та мгновенно проснулась, с тревогой оглядываясь, и улыбнулась, увидев его.

— Медведик, — она потянулась. — Что, зачистка закончилась?

— Ага. Они на кухне. Пойдёшь?

Охотники выглядели уставшими, но довольными. Кроха, появившись рядом, шёпотом спросил, не хотят ли хозяева угостить вином господ ликвидаторов. И получив согласие, скоро принёс несколько бутылок, укутанных паутиной и пылью.

— Вау! — Флинт оторвался от куска прожаренного мяса. — Уэсли, ты крут! Кубки найдутся? Патрон, надо отпраздновать!

— Пожалуй, — Магнус добродушно кивнул. — Мисс Скитер, благодарю за эту трапезу. Мы не смогли отказать вашему домовику.

— На здоровье, — Рита заняла место за столом. — Вы не против, если составлю компанию? Жутко голодна.

Парни закивали, явно смущённые её присутствием, но получив по бокалу огневиски, довольно быстро повеселели снова.

Артур тоже налил себе полкубка, Рита пригубила у него, поддержав тост за чистоту частных владений, и заказала себе кофе. Даже удивительно, как приятно оказалось отобедать с крутыми боевиками. Баек они знали немало, и Артур ощутил, что с ним считаются, смотрят дружелюбно — странное новое чувство ему понравилось. Было даже жаль, что пришлось скоро прощаться. На огромный мешок с чарами расширения, с которого на пол капала кровь — прохудился — он старался не смотреть, и радовался, что парни забрали его с собой. Сколько бы ни стоили трофеи, Артуру точно было не до них. А глядя на белые повязки, украшающие почти всех боевиков, он порадовался, что не в ковене. У Флинта даже голова была забинтована, а у Мэдисона рука на перевязи. Нафига такое счастье?!

Теперь, когда двор был очищен от нечисти, можно было вернуться в Нору, но Рита решила иначе, послушав Кроху и Урса.

— Лучше принесём сюда оставшуюся мебель и прочее, — предложила она. — От мачехи осталось, помнишь? Ну вот, поспим здесь, раз тебе нужно оставаться в доме хотя бы пару дней.

— Дом страдал без хозяина, — закивал Кроха.

— Тогда решено, — Артур успел осмотреть комнаты, которые домовик очистил, назвав лучшими, и согласился, что даже в таком старом замке может быть вполне комфортно. Он повернулся к домовикам: — И вы уж комнаты себе выберите. Нору и закрыть можно.

Вечер прошёл в приятных хлопотах. Из Норы перенесли почти все продукты, и Рита с домовушкой занялась обустройством их будущих апартаментов, состоящих из двух спален, общей гостиной, кабинета и двух ванных комнат.

Артура после нескольких неудачных предложений по расстановке мебели выставили из комнат, мягко предложив отдохнуть, и он отправился погулять в освобождённом от тварей дворе.

Дышалось тут хорошо, почти как возле Хогвартса, даже лучше. Кое-где портили вид и воняли гарью выжженные пятна, но Нотт уверял, что это ненадолго. Добрёл до озера, заросшего у берегов густой травой. Если расчистить, то можно купаться. Какое-то шевеление у воды заставило застыть. А вдруг не всех уничтожила команда Нотта?

Выхватив палочку, Артур осторожно раздвинул кусты, шагнул дальше, стараясь не шуметь. Белый комочек он увидел у самой воды. Крошечное существо отчаянно запищало, провалившись в воду. Пока его вытащил, Артур сам весь промок. Малыш дрожал и жался к нему в поисках тепла. Какая-то крупная рыбина разочарованно захлопнула пасть с огромными зубами и скрылась в мутной воде пруда.

Артур сразу раздумал там купаться и, обсушившись заклинанием, понёс найдёныша в дом, распознав в нём щеночка неизвестной собаки. Магия в малыше точно была, но на крупа, каких видел Артур в учебниках, щенок точно не походил.

Видать, остальных его родичей постигла печальная участь. Да и малышу, не появись он здесь вовремя, грозило стать обедом той рыбины.

— Урс, ты можешь проверить, не осталось ли вокруг дома какой-нибудь живности? — он положил щенка на стол в кухне. — Молока бы ему.

— Хорошая примета — сразу завести в доме живое существо, — Урс тут же поставил перед малышом блюдце с молоком и с умилением глядел, как тот принялся жадно лакать угощение, задорно виляя хвостиком. — Двор надо проверить, хозяин. Простите, что не додумался. Я быстро.

Вернулся он и правда очень скоро, Артур только успел устроить отчаянно зевающего и объевшегося малыша в корзинке, постелив туда полотенце. Щенок заснул почти сразу.

— Всё чисто, — отрапортовал Урс, — никаких детёнышей больше не осталось. Только… вам лучше взглянуть самому, хозяин.

Пришлось выходить на крыльцо. Увиденное заставило моментально выхватить палочку, но крупная кошка неизвестной породы размером с небольшого быка и не думала нападать. Вся чёрная, встрёпанная, она стояла неподвижно, склонив голову.

— Фамильяр кого-то из ваших родичей, — шепнул Урс. — Дайте ей лизнуть вашей крови.

Артур вздохнул, Урсу он доверял. Рану на ладони нанёс заклинанием. И всё же руку к огромной голове подносил с трепетом. А вдруг отхватит?

Кошка, кем бы она ни была, втянула носом воздух, осторожно слизнула кровь и замурлыкала. А в голове раздался голос:

«Рада, хозяин»

«Ты кто? — спросил он тоже мысленно. — Как уцелела?»

«Фамильяр ваш-ш-ш-шего деда. Теперь ваш-ш-ш-ш. Спаслась от охотников в норе. Котята живы. Супруга убили»

Сердце защемило. Не всё оказалось так просто с этой зачисткой.

«Нори может идти? Нори надо кормить котят!»

«Чем я могу помочь?»

«Нори позаботится о себе сама. Теперь, когда нет мантикор. Хозяин может всегда позвать Нори»

На том и распрощались, а Урс предложил оставлять для кошки еду возле крыльца.

— Вам повезло, хозяин, — вздохнул домовик, когда они снова оказались на кухне. — Ирусан редко становится фамильяром. Теперь он будет охранять ваше поместье. Можно больше не бояться.

— Ирусан? — Артур пообещал себе, что обязательно изучит бестиарий. — Что же раньше не охранял?

— Хозяина не было, — пожал плечами Урс, словно это было само собой разумеющееся. — Теперь вот будет охранять.

— А нашего щеночка она не съест? — спохватился Артур, кивнув на малыша.

— Нет, что вы, хозяин! Это ведь симуран, его ваш фамильяр точно не тронет. Большой вымахает, крылатый, вот только ни разу не слышал, чтобы они встречались в Англии. Чудно. Знаю только, что вам повезло, маленького можно привязать, а вот диких взрослых симуранов не приручить, слишком свободолюбивы.

День выдался непростым, и Артур обрадовался, когда Рита его позвала посмотреть комнаты. Покои удивительно преобразились, став уютными, как и в обновлённой Норе. Разве что в несколько раз просторнее.

— Спим вместе, — сообщила ему Рита. — Но только спим. Всё остальное завтра, после регистрации в Министерстве.

Конечно, он согласился, что так будет лучше. Да и то, после алтаря он как-то успокоился. Нет, ему по-прежнему хотелось близости с невестой, но то буйное желание немного поутихло. Стало больше нежности и желания защищать. Лучше он не мог себе этого объяснить. Да и то, что засыпала она в его объятиях, уже было счастьем.

А щенка симурана Рита забрала себе, дала укусить свой палец, сделав своим фамильяром, и назвала Симбо. Корзинка пока бескрылого симурана стояла теперь у кровати с Ритиной стороны. И ещё невеста специально уточнила, что ничуть не завидует, что у него фамильяр ирусан, но посмотреть на Нори хотела бы.

Артур ещё долго не мог уснуть, переживая, как всё будет дальше. Рита сказала, что они пойдут на бал к Лестрейнджам и Малфоям, и это почему-то не стало для него трагедией теперь. Тем более, после рассказа, как Рудольфус, мать его, Лестрейндж помог Рою Миллигану. Так что на бал он пойдёт, а там видно будет. Больше беспокоила тётушка Риты со своим домовиком, которая собиралась посетить их после Рождества. И родители невесты, обещавшие прибыть примерно в то же время. Но даст Мерлин, всё как-нибудь образуется.


* * *

Прибытия охотников Шани ждала с трепетом и предвкушением. И заверение Марты, что сначала охотники явятся прямо в Северную Цитадель, вселяло надежду, что трофеи она сможет рассмотреть одной из первых. Парни, конечно, смеялись над ней, что все твари будут порублены в капусту, но в душе она всё равно надеялась, что какое-нибудь крошечное существо выживет, она его незаметно стащит, вылечит и возьмет себе.

Кэвин Брэдли и Джесси Морн, её одногодки, которые вместе с ней пойдут на будущий год в Хогвартс, а также мелкие Джош Мэдисон и Майкл Эшби, потащили её на башню. Там нынче дежурил добродушный Винс Фишер, так что мог и позволить подождать охотников на зубцах. Ну а Шани должна была его уговорить.

Только нынче Винс был не в духе, гаркнул на детвору покруче, чем сам Яксли, велев убираться. Шани-то сразу это подозревала. Оба брата Фишеры расстроились, что их на охоту не взяли, да и не только они. Все оставшиеся ходили в разной степени мрачности и гоняли их, мелких, почём зря.

Спускались ребята в унынии.

— Реган мне питомца прихватит, — заявил вдруг Джош. Он был бастардом Мэдисона-старшего, а в Северной Цитадели жил уже два года. Страшно гордился, что отец ему это позволил.

— Да ладно! — возмутился Джесси, чей брат Ингис тоже попал в число счастливчиков и сейчас сражался с опаснейшими тварями. — Он же сказал тебе, что не сможет!

Все знали, что Джесси тоже умолял Ингиса найти ему питомца, только Морн-старший так посмотрел на младшего брата, что мальчишку как ветром сдуло. А Шани ему говорила, что момент неподходящий. Но Джесси разве кого-то послушает?

— А вдруг передумает, — мечтательно улыбнулся Джош. — Реган добрый. Он женится скоро на красавице.

— Ты же её не видел, — резонно заметила Шани. Джош о свадьбе брата уже все уши им прожужжал.

— Придурки! — рассерженно воскликнул Кевин. — Лучше придумайте, где ждать охотников будем!

Все сразу замолчали, Брэдли умел всем испортить настроение. Впрочем, на примете у них был насест на деревьях. Но принадлежал он Полу Блетчли, который и в хорошем настроении никого туда не пускал. Так что рассчитывать сегодня на его доброту было довольно легкомысленно, и все это понимали.

Но однажды, очень давно, Блетчли пустил на свой насест Джесси Морна и тот провёл на верхотуре целый час. Пол вообще хорошо к Джесси относился, потому что Ингис Морн был его лучшим другом. Так что миссия уговорить молчуна Блетчли была предоставлена именно Джессу.

Пол нашёлся у загонов с гиппогрифами. Они с Майклом Бойлом, главным по гиппогрифам, как раз задавали корм этим тварюшкам и чистили вольер. Бойл, самый старший из всех парней, живущих на Северной Цитадели, единственный, наверное, воспринял охоту на монстров философски. И сам отказался от чести попасть в команду Магнуса Нотта. Заявил, что у него «птенцы» не кормлены, и вообще, через пару дней их ждёт охота в Диком Лесу покруче и поопасней. На самом деле, Шани подозревала, что Бойл просто не любит метлу, а все в это поместье мистера Уэсли полетели на мётлах.

— Пол! — позвал Джесси негромко, когда они дошли до вольера. Шани встала рядом, остальные толпились позади.

Блетчли отставил вилы, развернулся к ним, вопросительно изогнув бровь.

— Пол, а можно мы, ну, на твой насест?

Шани внутренне поморщилась. Ну кто же так спрашивает, прямо в лоб?

— А вы не обнаглели, мелюзга? — Пол перехватил вилы, отвернувшись. Чистить вольер магией было нельзя, почему-то гиппогрифы, вредные твари, в магически очищенный вольер заходить отказывались, так что приходилось всё тут делать вручную.

— Мы снег почистим вокруг вольера! — вмешалась Шани, видя, что Джесс уже сдался. А снега за ночь навалило по колено, невиданное дело. Все парни ещё судачили, что вот бы так на Рождество.

— А ну брысь отсюда, — выглянул из утеплённого сарая Бойл. — Птенцы беспокоятся.

Гиппогрифы и впрямь курлыкали недовольно из этого помещения, куда их согнали на время чистки вольера.

Кевин, зараза, ткнул Шани в спину, мол, продолжай.

— Ну пожалуйста, Пол, — просительно сложила она руки.

Блетчли фыркнул, оглянувшись на неё, но ничего не сказал. Оставаться дальше было чревато, Майкл Бойл был страшен в гневе. Да и Пол мог рассердиться.

— Пойдём, — дёрнул её за руку Джесс.

Вздыхая, ребята направились обратно по узкой утоптанной тропинке, снег с обеих сторон даже не думал таять. Вся цитадель сегодня словно приоделась в праздничную белую шубу.

— Придумала! — Шани едва сдержалась, чтобы не издать клич. Гиппогрифы ещё были недостаточно далеко.

Парни оживились, окружив её с интересом.

— Строим снежную башню! За три часа справимся. А раньше они вряд ли прилетят.

— Да? — презрительно сплюнул Кевин, — и как ты себе это представляешь?

— Ой, заткнись! — Джесси Морн кивнул ей. — Давай, Шани, что ты придумала?

— Всё просто! Катаем комки снега, я видела однажды в Лютном, как строили снежного монстра. И к той сосне, что у ворот, их складываем друг на друга и укрепляем снегом. Верхние придётся левитировать. Уплотняем ступеньки из снега, а сверху, у той огромной ветки, что выше ворот, делаем площадку.

— Кто левитировать будет, умная? — Кевин, сунув руки в карман зимней мантии, пнул лёгкий снег. — Или собираешься палочку Флинта спереть? Так он улетел, и палочку с собой прихватил.

Шани покраснела, с Флинтом у неё отношения не складывались. Точнее, приобретали подобие затяжной вялотекущей войны. И мелкие пакости она не просто так ему устраивала, а за дело. С палочкой, конечно, вышло ужасно, но кто же знал, что Квин так озвереет. Поймал ведь, гад! Выдрал её при всех ремнём, перекинув через колено. Удалось, правда, вырваться, но после она полдня в башне просидела, не могла парням в глаза смотреть. Кейси Причард еле смог выманить, уверяя, что никто смеяться не будет. И вообще Ингис Морн Флинту уши надрал за такое. Шани в это поверила, и на ужин всё же показалась народу. Только зря, парни тут же её подвиг припомнили и поржали. Правда и ей стало вдруг смешно, особенно потому, что Флинт веселья не разделял. После уже это просто стало забавным приключением. Но отомстить Квину было делом чести. Просто надо продумать все получше.

— Стива попросим! — выдала Шани свой главный козырь.

— Пранк здесь? — удивился Джесс. — Я что-то не видел.

— Обещал быть к обеду, — скромно улыбнулась Шани. — Ну что, кто со мной?

Конечно, согласились все. Даже наглый Кевин. Джош Мэдисон вообще был в восторге, как и его дружок Майкл Эшби. А Джесс предложил начинать катать от дальней стены, пока сил много, а потом уже ближний снег собирать.

Сначала у них ничего не получалось, а потом дело пошло. У Кевина, кстати, получалось лучше всех, но Шани это только радовало. Первые огромные комки снега подогнали к дереву уже через полчаса. А ведь половину времени только учились, так что дальше всё пошло веселей и быстрей.

Ребята не верили только, что взрослые станут помогать. Но не прошло и часа, как из загона явились Макс Эшби, Крейг Кут и Шон Фишер, с интересом следя за детишками. Шани втайне на это очень рассчитывала, и предупредила друзей, чтобы ничего парням не рассказывали до последнего, продолжая работать.

Потоптавшись неподалёку некоторое время, старшие не удержались:

— Что задумали, мелкие? — насмешливо вопросил Крейг Кут.

— Башню строим, смотровую, — небрежно ответила Шани. — Не мешайте, и снег не топчите. Он нам весь нужен!

— Помочь? — лениво осведомился Кут.

— Сами справимся, — буркнул умница Кевин.

Парни еще минут двадцать наблюдали, потом стали натягивать перчатки. Шани подмигнула приятелям. Работа закипела быстрее, даже Стива не нужно было ждать, хотя тот, как пришёл, сразу присоединился к веселью. Что и говорить, у взрослых парней комки снега получались быстрее и крупнее, командовать начали, как эти огромные комья складывать. Ещё и сами укрепляли магией по ходу дела.

Через два с половиной часа снега в цитадели просто не осталось, а белая башня у сосны обзавелась красивыми очертаниями, круговой лестницей с утоптанными ступеньками, и шикарной площадкой наверху. Ну и с магией всё это великолепие приобрело прочность, если не камня, то как минимум дерева. Стив даже разукрасил башню разноцветными красками, имитируя каменную кладку, отчего смотреться она стала и вовсе сказочно. А Кут и Эшби соорудили на площадке скамейки в три яруса, первую низко, вторую выше, а третьей служила та самая ветка, что росла у сосны выше ворот. Да ещё чары тепла на сиденья набросили, такие, чтоб снег не таял. Против скольжения тоже зачаровали, и бортик у площадки был прочный.

Прервались только на обед, да и то, торопились все, поели быстро. Марта вышла посмотреть, когда уже всё было готово, и даже разрешила старшим парням взять маленького Мэтью наверх. И пирожков выдала с большущим кувшином горячего чая, который не остывал и не кончался. Так что ожидали там охотников все вместе, очень весело проводя время.

Чтобы не упустить, установили пост вперёдсмотрящего и менялись каждые десять минут. Доверили это младшим, после доказательств Кевина, что так будет справедливо, старшие и так дежурят постоянно на башне. Посмеиваясь, Эшби сказал:

— Да дежурьте, кто против.

Сами они где-то раздобыли подозрительную бутыль и прикладывались к ней по очереди. Все, кроме Стива. Шани вообще не слышала и не видела, чтобы Пранк когда-нибудь употреблял алкоголь. И за это его очень уважала. Ну и за многое другое. Пока все травили байки, опустошая по-тихому эту бутыль, Стив, к примеру, приделывал сбоку ледяную горку. Чтобы, значит, как появятся охотники, не бежать всем по лестнице, а скатываться сразу на землю. И испытывать её он первой позволил Шани. Ух, как она прокатилась! Потом под смех ребят, уговаривала горку оставить, мол, можно ведь и просто так кататься.

Парни сделали вид, что задумались, и сами проверить решили, скатились по нескольку раз по-пижонски, стоя на ногах, потом клятвенно обещали, что будут каждый день подновлять чары. Мол, не сложно. Шани решила тоже научиться съезжать стоя, только когда рядом никого не будет.

С Мэтью она тоже скатилась, ох, как он визжал радостно, аж уши закладывало! Потом его Пранк катать взял, а у Шани подошла очередь дежурить.

Именно она и заметила летящих к цитадели охотников. Даже на несколько секунд раньше злого Винса Фишера, который ударил в гонг, когда на снежной башне уже все свистели приветственно команде ликвидаторов. Шани тоже свистнула залихватски, не зря просила Кейси научить. Вот, научил, и видно, услышал её свист, потому что ответил тем же, помахав им рукой. Шани их всех издалека узнала.

С горки скатывались в последний момент. Когда прибывшие уже высокие ворота перелетали, над которыми подняли защитный купол. Марта ждала внизу и сразу отобрала Мэтью у старших. Яксли тоже был здесь, поймал Шани на руки, когда скатилась и смешливо спросил:

— Колись, дочка, ты придумала?

— Она-она! — тут же сдал её Джесси.

Шани вывернулась из объятий отца, поцеловав его в щёку, и побежала за остальными. Приземлилась команда прямо перед Загоном, тут был хорошо утоптанный снег, который тут же начал окрашиваться красным, когда Магнус Нотт и остальные стали доставать жуткие трофеи. У многих охотников были повязки, у Флинта голова даже перемотана. Наверное, Бэддок лечил, он умел. А порубленных чудищ тут была огромная куча. Раскладывали аккуратно, рядком, участвовали все. Позже будут смотреть, что на ингредиенты оставить, что можно в котёл, или на еду гиппогрифам, а шкура для Уркхарта почти вся пойдёт, Юджин из неё сапоги делает да плащи кожаные.

Шани уже не тошнило от вида внутренностей и отрубленных голов, привыкла. Охотились тут часто, просто не в таком количестве. Она сейчас высматривала внимательно, нет ли чего живого. Но среди трупов всяких мантикор и пятиногов, никакого шевеления видно не было. А вот у Флинта из кармана что-то высовывалось сероватое. Всего-то чуть-чуть помочь нужно было, чтобы большое яйцо выпало наружу. Долететь до земли не успело, Шани подхватила его, сунув в свой глубокий карман, да отошла подальше от Квина. Тот и не заметил ничего, увлечённый распаковкой трофеев, которым не видно было конца.

Обогнув всю толпу, Шани приблизилась с другой стороны к бездонному мешку, осторожно достала яйцо, нагнулась, испачкав его в крови, выпрямилась и вскрикнула, привлекая всеобщее внимание.

— Ой, смотрите, что я нашла! Можно, себе возьму?!

Обернулись все, с разными выражениями лиц глядя на высоко поднятое яйцо. У Флинта глаза сузились, когда он сунул руку в карман, предварительно сдёрнув с руки перчатку зубами. Взгляд не обещал ничего хорошего, но поделать он ничего не мог, потому что Магнус Нотт уже громко рявкнул:

— Кто посмел? — и обвёл взглядом охотничков.

Те честно удивлялись, старательно не глядя на Флинта. А Квин картинно развёл руками:

— Да я ни при чём, патрон! Оно мне надо?

Магнус бы продолжил допрос, но тут аппарировал сам лорд Нотт, так что про яйцо все благополучно забыли. Парни, все как один, посрывали шапки, здороваясь. Магнус подошёл к отцу, что-то объясняя. Тот добродушно кивал, обходя кровавые туши, занявшие немалую площадь. Работа продолжалась, а Шани потихоньку отступала с добычей в тень Загона. Никто её дезертирства не заметил.

Она тайком разглядывала лорда-дракона, которого видела впервые. Для него даже кресло поставили, вынеся из башни. Рядом с ним была ещё очень красивая ведьма, наверное, Эми Флинт. Говорили, что мама Квина в ковене самая красивая. И ещё несколько боевиков прибыли, окружив лорда. На трофеи они смотрели скучающе, переговариваясь и смеясь чему-то своему.

Тут-то и случилось очередное происшествие. Шани как раз скосила глаза на Флинта, и точно видела, как мелкая тварь вылезла из его кармана. Когда это существо ринулось к кровавому пиру, пытаясь откусить кусок исходящего паром сырого мяса, её и приметили. Криков было, в основном матерных. Ловили эту мелочь сразу все, а та удирала просто на удивление ловко. Один Квин не участвовал в общем бардаке, стоял немного офигевший от представления, следя за тварюшкой только глазами.

Бегала мелкая пакость недолго. В прыжке она вскочила на кресло лорда-дракона и сжала зубы на его пальце. Народ замер в оцепенении. Шани смогла протиснуться ближе, так что видела, как тварюшка светло-коричневого окраса с длинным хвостом смотрит прямо в глаза лорда Нотта, но немаленькие челюсти не сжимает.

— Убью, — ласково сказал лорд-дракон в звенящей тишине. И было ясно, что обращается он вовсе не к зверюшке. — И какой самоубийца приволок детёныша мантикоры?

Ответом была тишина. Шани ахнула, опаснее зверя, чем мантикора представить было себе трудно. Она побоялась смотреть на Квина.

— Умная тварь, — фыркнул лорд-дракон, разглядывая страшного детёныша, не сводящего с него глаз. — Самая радость мне от такого фамильяра на старости лет! Ладно, Хитрец, кусай уже! И не дай тебе Мордред не слушаться меня!

Шани затаила дыхание, глядя, как слегка сжались челюсти мелкой мантикоры. Как выступило несколько капель крови, как быстрый язычок их слизал, и Хитрец блаженно прикрыл глаза. А потом потёрся маленькой шипастой головой о руку хозяина.

— Тео, — вздохнула рядом миссис Флинт. — Ты уверен…

— А поздно уже, Эми. Теперь не тронет, ты же понимаешь? — и водрузил жуткого фамильяра себе на плечо. — И чего встали, парни? До темноты управиться надо!

Работа снова закипела, а Шани вернулась на ступеньку крыльца Загона. Яйцо жгло карман, но уйти раньше, чем всё закончится, она не решалась. Расслабилась, наблюдая за разделом добычи, потому сильно вздрогнула, когда над ней навис Флинт:

— Мелкая паршивка, — прошипел он. — Где яйцо?

— Оно моё! — шёпотом вскричала она, отшатнувшись. А потом заглянула в яростно горевшие глаза: — Плата за молчание, понял?

— Чего-о-о-о? — протянул Флинт с презрением. — Ты чего несёшь, мелкая?

И тогда Шани смело приблизила к нему своё лицо.

— Могу сказать лорду-дракону из чьего кармана выпрыгнул его новый фамильяр! И поклянусь, что правда, и воспоминания для думосбора отдам!

— Ну ты и стерва! — тихо произнёс Квин. И просто упал рядом на ступеньку, стаскивая с рук длинные перчатки, испачканные кровью. На неё он больше не смотрел. — Что хочешь за молчание?

— Это, — похлопала она по карману. Решила не быть совсем сволочью, хотя поняла, что могла попросить и больше.

— А ты хоть знаешь, чьё оно? — устало спросил парень.

— Мне всё равно! А чьё?

— Ненормальная, — вздохнул он. — Понятия не имею!

— Прокатишь на своём гиппогрифе? — вдруг опомнилась Шани. Как же сразу не сообразила!

— Ага, щаз! — фыркнул Флинт и достал из кармана маленький флакон синего цвета. Глотнул, поморщившись, и сразу спрятал. Поглядел с угрозой: — Только пикни!

— Больно надо, — втянула носом запах Шани. Странно, запах был похож на костерост, хотя она уверена была, что внутри пузырька что-то другое. Более… алкогольное. — Дашь глотнуть?

— Мало я тебе всыпал! — хмыкнул Флинт. — Что это было?!

Шани поспешно достала из кармана яйцо. Нет, не почудилось. Скорлупа пошла трещинами.

— Ой, — тоненько пискнула она, жадно глядя на всё увеличивающуюся дырочку в яйце. Флинт рядом застыл, только палочку сжал боевым хватом. Ещё мгновение и наружу высунулась глазастая головка какой-то ящерки. Зубки у неё уже были видны, чуть не в два ряда в маленькой пасти.

Существо пристально уставилось на Шани, раздвигая сильными лапками скорлупку. И скоро выбралась, на протянутую ладонь.

— Магическая игуана, — выдохнул рядом Флинт, — эй, это не игрушка, она опас…

Поздно! Шани повторила подвиг лорда-дракона, сунув палец в рот ящерке. Та понятливо прикрыла глаза и укусила. Не больно совсем. А потом закрутилась в ладошках, устраивая поудобнее свои маленькие кожистые крылья.

— Она — мой фамильяр! — торжественно заявила Флинту.

Тот не нашёлся, что ответить. Таращился со странным выражением в глазах. Зато нашёл, что сказать Магнус Нотт, оказавшись рядом.

— Фамильяр, значит? — Шани просто вздёрнули за шиворот. Даже пикнуть не успела. Магнус усадил её себе на плечо и отнёс прямо в пасть к лорду-дракону. Поставил перед креслом. — Вот, отец, это та девочка, про которую я говорил. Кстати, не только ты обзавёлся фамильяром.

— Мисс Честершир? — задумчиво спросил Теодор Нотт. — Откуда у вас зверь?

— Нашла яйцо, — тонким голосом ответила Шани. — Здравствуйте, лорд-дракон!

Наверное, от ужаса оговорилась, сразу залившись краской до кончиков ушей. Особенно, когда боевики вокруг лорда грянули смехом. Даже Эми Флинт усмехнулась.

А вот Теодор Нотт смотрел строго, не улыбался. И от этого стало очень страшно. Даже ящерка в руках это ощутила, завозилась, поднимая голову из ладошек.

— Что умеешь? — спокойно спросил лорд-дракон, даже не взглянув на ящерку.

— Показать? Я мигом принесу!

— Что ж, неси, посмотрим.

В башню Шани бежала во весь дух. Взлетела по лестнице за несколько мгновений. Дощечки и заготовки со столика собирала в корзинку дрожащими руками, сунув ящерку за борт мантии и велев сидеть тихо. Та, казалось, поняла, возилась недолго, устраиваясь на груди, так что совсем не мешала.

Наконец всё собрала, плотно укрыла тряпичной салфеткой, побежала обратно, стараясь держать корзинку так, чтобы ничего не выпало. Сбилась с шага только у самого кресла. Перед лордом стояла Марта с Мэттом на руках, а рядом с ней Флинт на коленях.

Шани аж рот раскрыла, разглядев в руках Квина чёрного щеночка.

— Только его… — услышала она бормотание парня. — Фамильяр, сэр.

— Яксли! — рявкнул лорд Нотт. — Что за хер… Что тут у тебя творится? Третий фамильяр за один час!

Папа Яксли только усмехнулся, словно совсем не боялся патрона.

— Да полно тебе, Тео. Сам же пример подал.

— Ну спасибо, утешил! О, давай-ка сюда, малышка. Флинт! Прочь с моих глаз!

Шани опасливо подошла, поймала одобрительный взгляд мамы Марты и добродушный отца, сдёрнула салфетку и протянула лорду-дракону корзинку.

— Вот, ваша милость. Тут всё.

Боевики тоже с интересом поглядывали, как Теодор Нотт рассматривает её творчество. А Эми Флинт даже взяла одну дощечку, повертела в руках, спросила, как работает.

Шани сбивчиво объяснила. Боевики зашумели, перешучиваясь.

— За два месяца? — спросил наконец лорд-дракон, но хвалить не спешил. — А как вообще, нравится в ковене?

— Очень! — с чувством ответила Шани, в очередной раз вызвав чьи-то смешки. — Спасибо, что приняли, ваша милость!

— Не пожалеешь? — спросил лорд Нотт. — Понимаешь, что замуж выйдешь за одного из наших парней?

— Понимаю, — склонила она голову. — Я готова!

Вот тут уже смеялись все, а чего — непонятно. Шани лично было совсем не смешно, даже потряхивало немного. И только была очень благодарна Эми Флинт, которая поглядывала с сочувствием.

— Готова? — задумчиво переспросил лорд Нотт в возникшей тишине. — Знаешь, малышка, раз готова, тянуть не будем. Пока только помолвка, конечно, а как Хогвартс закончишь — поженитесь.

— Тео! — предостерегающе сказала миссис Флинт, тронув лорда за плечо.

— Хорошо, — звонко ответила Шани. И затаила дыхание, с трепетом ожидая, кого ей выберут. Только бы не Крейга, не Кевина, не… Она зажмурилась. Было страшно. Казалось, все уже собрались вокруг, прислушиваясь к разговору.

— Выбирай, кого хочешь в мужья, — велел лорд-дракон.

Она не сразу поняла, а сообразив, что от неё ждут, испугалась ещё больше. Ноги словно ватными стали, пока она оборачивалась, оглядывая парней. Все действительно окружили их плотной толпой. Вот странно смотрит Ингис Морн, необычно серьёзен Кейси Причард, ободряюще кивнул Стив Пранк… Конечно, он недавно через такое прошёл. Шани судорожно вздохнула, испугавшись, что такие глупости в голову лезут, когда решается её судьба. И тут взгляд наткнулся на Квинтуса Флинта, он единственный не смотрел в её сторону, возясь со своим фамильяром. И на лице его была очень хорошая улыбка. Решение было принято в одну секунду, и Шани повернулась к лорду-дракону.

— Если можно, тогда пусть будет мистер Флинт, — решительно сказала она, вздернув подбородок.

Эми Флинт вдруг весело усмехнулась, притянула её к себе и поцеловала в обе щеки.

— Умница! — шепнула ей на ухо и поставила обратно.

— Ты уверена? — уточнил явно удивлённый Теодор Нотт.

— Да, сэр!

И тут видно кто-то донёс новость до самого Флинта, потому что его возглас не услышать было невозможно:

— Да вы издеваетесь!

— Что ты сказал?! — лорд Нотт повернулся в его сторону, пока у Шани всё внутри сжималось от страха. Вот скажет Флинт, что не согласен, и тогда всё!

Квин пробрался сквозь толпу и в очередной раз сразу встал на колени. Схватил руку лорда и поцеловал:

— Благодарю за честь, милорд!

Шани подтолкнули вперёд, пришлось тоже встать на колени рядом с Квином. Робко поцеловала руку лорда и совсем тихо пробормотала те же слова, что и Флинт. Вся решительность куда-то испарилась.

— Браслеты! — потребовал Лорд. В его руку тут же вложили два браслета. И откуда взялись?

Ей дали большой, а Квину маленький. Церемония оказалось очень простой. Флинт, глядя только на её руку, надел ей маленький браслет, она поспешила надеть ему большой. Плетёные браслеты впитались в кожу, осталась только слабая татуировка. После чего ей вручили корзинку, сказали, что может идти.

Мама Марта погладила по голове, а папа Яксли поцеловал в лоб, приподняв над землёй. Шани, не глядя, куда направляется, пробралась между людьми, слушала фразы боевиков: «Повезло сволочному Флинту, и симурана на охоте прихватил, и невесту хорошую получил!». И всё в таком духе. Она вжимала голову в плечи, стараясь стать ещё ниже ростом и незаметней, и наконец оказалась возле Загона. Без сил опустилась на ступеньку. Тут никого пока не было.

Ингис Морн остановился совсем близко:

— Жива? — спросил с сочувствием и протянул кубок. — Ну-ка выпей, залпом.

Она глотнула, там было совсем мало. И закашлялась, а из глаз брызнули слёзы. Горло обожгло и, казалось, оно вовсе исчезло, воздуха не хватало.

Ингис сунул в руки яблоко, отобрав кубок.

— Жуй!

Покорно откусила, стала жевать. Сразу полегчало. Даже ужас от содеянного стал отпускать.

— Что ж меня не выбрала? — спросил Морн. — Ладно, не плачь только. Флинт нормальный парень.

Он ушёл, а у неё из глаз опять потекли слёзы, обжигая щёки. И правда, почему Ингиса не выбрала? Красавец ведь, и к ней очень добр. Наверное, потому, что Флинт — это Флинт.

Квин вдруг тоже оказался рядом, и как часом ранее, совсем в другой жизни, присел рядом.

— Хватит реветь, — сказал грубо. — Не съем я тебя! Разве что покусаю немножко.

— Дурак, — всхлипнула она.

— Значит так, — помрачнел он. — Если вдруг передумаешь, сначала мне скажи, поняла? Придумаем что-нибудь. Помолвка серьёзная, но есть варианты. Не как у Рега.

— Не передумаю, — мотнула она головой.

— Угу, посмотрим. Иди, умойся, что ли. А то решат, что я тебя запугал.

Она фыркнула, вздернув подбородок.

— Я сама кого хочешь запугаю! Подержи!

И сунув ему в руки корзинку, метнулась в Загон. Всё равно там никого не было. Умылась в их умывальне очень тщательно, вытерлась удивительно чистым полотенцем, вышла на крыльцо.

Флинт копался в её дощечках.

— Так это ты делаешь?! — спросил он, словно нехотя возвращая корзинку. — Подаришь одну пару?

— С чего это? — она уже собралась уходить. Стоило сразу отнести свои сокровища в башню. А то ужин скоро.

— Как с чего? Я жених или кто?

— Ладно, — Шани выбрала самые красивые, они у неё получились легче других. — Держи. А ты мне что? Я же невеста.

— Спасибо! — Флинт спрятал дощечки в карман. — А тебе подумаю. До Рождества время ещё есть.

Она кивнула и побежала в башню. Кто бы знал, что сегодня такое будет! Если бы заранее знала, поступила бы иначе? Так дед спрашивал. И поняла — нет, сделала бы так же. И словно услышала его голос: «Ну так и чего переживать?».

Рассмеявшись, Шани мигом взлетела в своё логово в башне. Поставила корзинку на стол, рухнула без сил на кровать, вдыхая аромат подушки. И почему-то расплакалась. Наверное, от того, что всё у неё так хорошо складывается. Что бы с ней было в Лютном? Во-о-от. А тут и дом, и родители, и друзья. И даже жениха дали. Своя теперь. Оттого и плачет, что счастлива. А что так горько на душе, так никого это не касается. Умоется ещё раз — и никто не заметит.

Фамильяр вдруг вылез из-за пазухи, стал слизывать её слёзы шершавым язычком. Шани рассмеялась.

— Ох, Мерлин, тебя же не кормили!

С кровати она скатилась одним махом, бросилась к столу, под которым под чарами хранилась банка молока и хлеб. Налила в крышку от банки молока и поставила перед ящеркой, накрошив туда кусочек булки. Угощение Мерлину понравилось. А Шани ощутила, как окончательно успокоилась. В конце концов, до свадьбы еще далеко. А скоро Хогвартс, и Рождество, и подарки. И снежную башню с горкой они сделали здоровскую — до Рождества простоит, а может и дольше. И если дедушка её видит, где бы он теперь ни был, то он просто обязан порадоваться за неё.


* * *

Глава опубликована: 27.10.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 1872 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх