Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Диктатор (джен)


Автор:
Беты:
Sagara J Lio Части I, II, III, IV, V-... - стилистика, правописание, соответствие канону, Wave Правописание, логика событий, разумность, соответствие канону, InCome корректура
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Приключения, Даркфик
Размер:
Макси | 4360 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Насилие, От первого лица (POV)
Попаданец в Винсента Крэбба. Взгляд на события с другой стороны.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 23. Теоретическая и прикладная некромантия

— Вот скажи, — спросил меня Крауч, поудобнее устраиваясь в кресле. Чтобы разговор для него стал приятнее, он призвал манящими чарами откуда-то из кармана валяющейся на полу мантии Моуди (сам он сидел в трансфигурированном костюме) фляжечку с чем-то очень вкусным, то есть явно не с оборотным зельем. Сделал глоток, блаженно зажмурился и закончил предложение: — что ты знаешь о Некромантии?

— Темная магия. Работает с трупами и смертью. Создает инферналов и прочих немертвых.

— М-да… Чувствуется Дамблдорова школа. Тебе что, отец ничего не рассказывал о родовом… ах, да. Понятно. Как я мог забыть, — Крауч трансфигурировал себе красивый хрустальный бокал и налил туда из фляжки приятной на вид светло-коричневой жидкости. Отхлебнул опять, подержал во рту, сделал глоток и от удовольствия закатил глаза. Поймав мой выразительный взгляд, направленный на бокал, он покачал головой и обманул мои надежды. — Ты хоть и формально взрослый, юридически я имею в виду, но огневиски тебе не налью, не проси. Поймешь позже почему. Так… Некромантия. — Крауч откинул голову и устремился взглядом в неведомые дали. — Некромантия действительно совсем не светлая грань магического искусства. Все эти смертоносные болезни, поднятия кладбищ, инферналы, очень непросто снимающиеся проклятья… они создают плохую славу данному направлению приложения магических сил. Однако, несмотря на это все, однозначно злой и неспособной на созидание ее считать нельзя, что бы там ни проповедовали с трибуны Дамблдор и иже с ним. И с запретом этой ветви магического искусства мы очень сильно отстали от всего остального магического мира. А если принять во внимание то, что в открытом бою некромант ничуть не сильнее обычного мага…

— Тогда почему?

— Опять очень хороший вопрос, — похвалил меня Крауч, отрешенно рассматривающий игру бликов света в бокале огневиски. Похоже, за прошедшие месяцы он успел уже получить учительскую профдеформацию. Осталось только услышать классическое: "десять баллов факультету Хаффлпафф". — Итак, чем же так хороша некромантия? А тем, что несмотря на то, что в нынешние времена сама по себе она практически бесполезна, в связке… В связке с любым другим магическим даром она, она… она усиливает его почти на порядок! Так, ритуальная магия, дополненная некромантией, позволяет быстро извлекать из жертв и аккумулировать настоящее море силы, что позволяет проводить воистину невозможные в нормальных условиях ритуалы или резко удешевлять сложные, за счет замены дорогих и редких ингредиентов энергией жертвоприношения. Высшая и некоторые рецепты средней артефакторики вообще невозможны без применения некромантии. Все "думающие" и "одушевленные" артефакты прошлого, настоящего и будущего делались, делаются и будут делаться только путем привязки очищенной от разума души жертвы к шедевру мастера-артефактора. Чтобы создать тот же Родовой Алтарь, требуется соответствующим образом использовать десяток-другой магов или несколько тысяч магглов. А без родового алтаря нет и не будет новых магических семей и новых Магических Даров. Точнее, будут, но закрепить их родовыми не выйдет. Вот взять тебя, например. Крэббы всегда были и будут некромантами — это закрепленный магический родовой дар, который существует благодаря вашему родовому алтарю. И так будет всегда, пока он существует: все дети, сильные ли они маги, или слабые получатся, будут обязательно иметь дар некроманта. А если бы алтаря не было, то гарантированного магического дара у твоих детей не будет. Ладно. Это я отвлекся. Но, надеюсь, ты понял, что некромантия — отличное подспорье и превосходно усиливает любое магическое направление…

— И даже гербологию?

— А чем гербология хуже?

— Ну, как бы, гербология — это стихия жизни…— начал было я, но услышав эти слова Крауч даже своим огневиски поперхнулся и уперся в меня удивленным взглядом.

— Это когда это гербология стала светлой наукой? Ты еще друидов этими, как их магглы называют, мясо-не-едящих… а, вегетарианцами, назови! Гербология всегда была и будет нейтральной. Это если не вспоминать про ее особые области. Да того же Лонгботтома можешь спросить! Он уже сейчас готовый подмастерье-герболог, так что если не постесняется блеснуть неодобряемыми официально знаниями, то ты узнаешь для себя много нового. Те же хищные или темные растения, которые идут во многие серьезные зелья или на которых выращиваются весьма перспективные в плане особо редких ингредиентов животные, это все гербология. А уж немертвые растения! Какие интересные составы можно сварить на их основе!

— М-да. А на магию крови? Магию крови как именно усиливает?

— Хм. Самое смешное, что на магию крови некромантия как раз ложится не очень хорошо. Все же Магия Крови ближе к стихии жизни. Наоборот, некромантию магия крови — да, усиливает, а вот прямо… слишком противоположные направления. Впрочем, что это я? Существует же целый подраздел магии, находящийся недалеко от стыка некромантии и магии крови: темномагическое целительство.

— А чем оно отличается от светлого?

— Достаточно многим. Светлое может вылечить целиком и без дополнительных осложнений, тогда как темное, построенное на принципах "жертвы" и "неравноценного обмена", обязательно будет иметь негативные последствия. Грубо говоря, если светлое целительство впрямую вылечит твою, ну, например простуду тем же бодроперцовым зельем, то темное "жертвует" простуду Магии, взамен получая от нее "в дар", ну, допустим, вывих пальца.

— А вывих потом можно вылечить обычными методами?

— Соображаешь! Да. Именно поэтому то, что в принципе не лечится светлым целителем, может быть вылечено темным. Но, конечно же, за соответствующую цену. И, самое главное, эту цену можно попробовать переложить на других!

— Это как?

— Ритуалом жертвоприношения.

— Эм…

— Например Лонгботтомы. Сейчас они неотличимы от бубонтюберов, так же лежат пластом и только вонючей слизью исходят, а примени темный исцеляющий ритуал с двумя жертвами-магами, то уже через пару месяцев они бы опять запрыгали бы барашками по травке!

"Запомню, на всякий случай. Вдруг в будущем мне понадобиться перетянуть на свою сторону Лонгботтомов, или хотя бы заставить Невилла шпионить для меня," — подумал я про себя. А Крауч тем временем мечтательно продолжил:

— И их можно было бы пытать опять! Эх! Или вот другой, совершенно противоположный пример. Взять того же Моуди, — и Барти издевательски похлопал себя по груди. — Он в свое время получил достаточно сильное проклятие Скватаменто. Оно как бы не смертельное, мгновенно имеется в виду, хех... Но в неизлечимом медленном отмирании конечностей очень мало приятного! Долго и мучительно сгнивать заживо не очень приятное существование, не так ли, согласись? Мы, как ты знаешь, старались без крайней на то необходимости не убивать противостоящих нам волшебников даже в бою…

"Ага. Как же, как же! Кому ты рассказываешь сказки? То-то мой папаша в своих воспоминаниях расписывал, как у Лорда работал чистильщиком! Не убивали они… Ну-ну! Ври дальше!"

— Но, — мерзко улыбнулся Крауч, — не из-за жалости, нет. Жизнь зачатую бывает гораздо хуже смерти! И живой, в отличие от мертвеца, расскажет устрашающие истории о "чудовищах — Упивающихся Смертью", подрывая волю к битве десяткам и сотням врагов! А это гораздо выгоднее нам. Страх — оружие ничуть не слабее Авады! И даже более удобное, ибо оставляет в живых будущих слуг Господина! Господин — величайший маг и…

Про Волдеморта Крауч мог распинаться часами, пересказывая раз за разом истории про свое упиванческое прошлое, поэтому сбивать его с потока сознания приходилось искусственно. Например, вот так:

— Так что там с Моуди? Он как-то сумел снять проклятье?

— Нет, — очнулся Крауч. — Снять это изобретенное еще римскими магами проклятье очень сложно. Зато можно вполне побороться с его последствиями. Пара магов или с десяток магглов при соответственном ритуале могут своим пожертвованным здоровьем вылечить… И думал, кстати, Моуди, совсем недолго, раз у него отгнила только одна нога, а не все выпирающие из тела конечности. Так. Ладно. Опять отвлеклись. Держи, — Крауч кинул мне непонятно откуда появившуюся у него в руках тонкую тетрадку в темно-зеленом переплете.

Я рефлекторно поймал ее и раскрыл на первой попавшейся странице где-то посередине. Какие-то описания, схемы, руны… На учебник не похоже, но и на древний трактат тоже. Скорее всего — чей-то конспект.

— Это дневник Лорда, — пояснил мне Крауч, и я инстинктивно "уронил" возможный хоркус подальше от себя. — Что, совсем уже ослаб? Руки не держат? Бери-бери. Это обычный, никак не зачарованный конспект. Ты же видел, как я его превращал?

"Ах, да! Невозможность вторичной трансфигурации и трансфигурации артефактов."

— Лорд его в свое время писал для себя самого, когда изучал некромантию, и спрятал тут, в Хогвартсе. Сказал забрать и тебе передать, в качестве учебника начального уровня.

— А зачем мне вообще изучать эту самую некромантию?

— Пфф, — поперхнулся Крауч очередным глотком огневиски. — Я для кого тут распинался и расписывал все положительные стороны Некромантии? Но даже если ты не понял своих преимуществ, то подвигнуть на усердное изучение тебя должно то, что Лорд не терпит бездельников!

— А без некромантии я что, уже ни на что не гожусь?

— Тогда предложи, чем может быть полезен Господину нищий школьник, не сдавший даже СОВ?

— А чем оказался полезен Темному Лорду свежий выпускник Хогвартса, пусть у него и было много превосходных ЖАБа?

— Хм… Много чем. Но об этом мы, может быть, поговорим потом. А сейчас, открой на десятой странице и читай ритуал создания примитивного инфернала. Прочитаешь, подумаешь, задашь вопросы. А потом перейдем к практике. На теорию у тебя есть полчаса.

"Что ж, почитаем. Авось чего интересного узнаем!" Чтиво действительно оказалось весьма и весьма занимательным. До этого я особо не вчитывался в ритуалы, и уж тем более не пытался что-то сделать в одиночку, без учителя, а просто просматривал картинки в старинных учебниках и читал краткие характеристики получившихся слуг. Не читал, в частности, из-за жуткой зауми и тяжелого языка описания. Здесь же все было предельно четко, понятно и лаконично. Только то, что нужно, без воды. Схема-рисунок. Требования к материалу. Требования к ингредиентам. Рунные цепочки, которые следует наносить на…

— У меня вопрос.

— Да? — отозвался Крауч.

— Тут сказано, что нужно наносить руны прямо на кости "материала". Это делается каким-то особым заклинанием или вручную?

— Вручную. Инструменты — простейшие резцы по кости и ножи. Начнем работать, я тебе их натрансфигурирую.

— Но останутся разрезы…

— Да ты, я смотрю, эстет! Вы только посмотрите на него! Еще ни одного инфернала не создал, а уже туда же! Нежить ему не хочется полосованную делать! Ха-ха-ха. Успокойся, утонченный некромант. Если ритуал пройдет как надо, то на инфернале все после "заживет". А если он не встанет, то все равно это будут отходы, полосованные или нет, совершенно не важно.

— А что, может и не подняться?

— Конечно!

— А почему?

— Причин и объяснений может быть множество. Самая частая — жопорукий некромант, неправильно рассчитавший ритуал или криво его исполнивший. Ну а остальные... Там целый букет возможностей: ритуальное погребение; присутствие какой-либо формы недосмерти или посмертного существования, это, например, привидения; наличие удачного уже совершенного ритуала поднятия, да много еще чего. Ты думаешь, почему тома по некромантии такие толстые и их так много? Вот-вот. Поэтому, кстати, инферналов делали так мало. Почему даже Темные Лорды очень редко воевали армиями мертвяков? Да потому, что мороки чудовищно много, а пользы — мизер. Тупые, слабые… Даже обычный маггл с мечом, имея стальные яйца, может порубить простого инфернала на куски, что уж тут говорить про мага?!

С другой стороны, рано или поздно любой настоящий волшебник делает одного-двух простых немертвых. Хотя бы ради любопытства. Хотя бы ради того, чтобы прочувствовать свои силы. Ты не представляешь, как это привлекательно для пытливого ума — почувствовать свою власть над мертвым телом! Повелевать тем, от чего отказалась Жизнь и что лично вырвал у самой Смерти…

— А не простых? Я тут почитал некро-бестиарий… Там, по классификации силы и опасности, инферналы даже не в подошве пирамиды, а по разряду детских игрушек проходят…

— Ха! Сейчас за одно только чтение такого бестиария можно получить пару недель отдыха в Азкабане! Увы. Я, в отличие от Господина, некромант посредственный. Однако даже я знаю, что чтобы создать что-нибудь по-настоящему сильное нужно: много силы, много жертв, много мастерства и обязательно — предрасположенность именно к этому магическому направлению. Склонность или — Крауч со значением посмотрел на меня, — родовая одаренность.

"Так. Понятно, какой формы пользу я буду приносить Темному Лорду. Но, быть может, это еще и не самый плохой вариант?"

— Значит так. Запомнил знаки?

— Да.

— А, впрочем, это не важно. Подсмотреть в конспекте всегда сможешь. Не на экзамене у Маккошки мы. Тогда, начинай.

— Что "начинай"?

— Тренироваться!

— То есть как, тренироваться?

— Нежить, тупой ты хафф, создавать начинай!

— А…

— А материал, вон лежит! — и Крауч махнул рукой в сторону убитых мною магглов. — Ты весьма предусмотрительно обеспечил себя тренировочными ингредиентами, — ерничал "профессор". — Молодец!

Меня передернуло от злости и отвращения.

— А инструменты?

— На будущее, об инструментах ты должен подумать сам. Помни! Благоразумный и опытный маг всегда имеет с собой некоторый запас артефактов и ингредиентов на крайний жизненный случай. Зачем тебе карманы в одежде, а?

— Но все же…

— Эх! Заставить бы тебя в воспитательных целях ногтями и зубами на материале поработать, ну да ладно. На первый раз — прощаю. На, — Крауч поднял с пола горсть камушков и вскоре на его ладони они превратились в прихотливо изогнутые хищного вида стальные резцы. По кости. — Полчаса, — указал он время, которое продержится трансфигурация. — Конечно, для нормального подъема нужны совсем другие инструменты, советую тебе порыться в родовых закромах, но для учебы сойдет и так. Начинай.

— Стоп. Но я же это, самое, истощен вчерашней дуэлью…

— Так даже лучше. Меньше силы, лучше контроль. Бери и работай.

Я взял инструменты и медленно подошел к трупам. Выглядели они ужасно. Грязно-зеленоватые, вонючие, мужской к тому же сильно раздутый…

— Делать будешь самого примитивного инфернала, — Крауч был тут как тут. — Начни с женщины.

Я приблизился к женскому телу и с трудом удержал рвоту. Вонь, что окружала тело, была непереносима. Тем временем Крауч не давал мне ни секунды покоя, постоянно подхлестывая репликами разной степени обидности.

— Что морщишься, как хаффлпаффец увидевший труп? — видимо шуткой Крауч решил подбодрить меня, вот только сейчас привычное у слизеринцев выражение оказалось совсем несмешным. Потому что оказалось абсолютной правдой. Гад.

"Вот почему я в прошлой жизни не был врачом или патологоанатомом? Не испытывал бы такого отвращения и тошноты. Наверное..." — подумал я и сделал еще один шажок к трупу. Мутило от запаха просто с невероятной силой.

— Стимулус! — Укол молнии чуть-чуть привел меня в чувство. — Открывай нужную страницу и сначала черти ритуальные формы на полу. Потом — делай разрезы: ступни, колени, бедра, ребра, лоб, затылок. Ножами вырежешь руны. Аккуратно, они должны поместиться на костях. После, произносишь вербальную формулу. К счастью, жест тут совершенно элементарный, просто указание волшебной палочкой на цель. Нужен только дар и желание. Начинай!

Если даже издалека тело выглядело отвратительно, то вблизи картина была совершенно омерзительна! Буро-зеленая кожа, с поверхности которой отслаивались куски чего-то грязно серо-белого, распухшие пальцы и гротескно искаженные черты лица, в которых уже невозможно было узнать мою первую жертву. Я отвернулся от лица к ноге и, сглотнув кислый комок в горле, сделал первый разрез. Из разреза хлынула коричнево-зеленая жидкость с какими-то комками полуразложившейся плоти и копошащимися в этой мерзости опарышами. Завоняло еще сильнее, хотя секунду назад я себе представить не мог, что такое в принципе возможно. Отвернувшись в сторону, я посмотрел на Крауча, который в шаге от меня с каким-то незамутненным детским любопытством смотрел на мои действия и… что-то спокойно жевал.

— Что замер? — Крауч поймал мой направленный на его руки взгляд и предположил: — Проголодался? Не хочешь пирожка? С мясом! — и учитель протянул мне надкусанный пирог, начинка которого так была похожа на…

— Сук… Буэ… ы… Буэ…

В долгой борьбе с тошнотой я все же потерпел полное, феерическое поражение. Рвало меня минут пять. Наконец, облегчив желудок, я убрал за собой грязь с помощью заклинания Эванеско, и повернулся обратно к трупу. Резкий горько-жгучий вкус во рту очень "удачно" наложился на трупный запах, и меня опять скрутил приступ. К счастью, желудок был уже пустой, так что рвало меня хоть и весьма болезненно, но недолго.

— Совет, — как ни в чем не бывало, продолжал меня поучать Крауч. — Если в работе с материалом тебе неприятно или страшно, старайся ограничить область зрения или сосредоточить внимание на небольшом рабочем участке.

— А воды нет? — хриплым голосом спросил я.

— Ты маг или кто? Забыл заклинание?

— Да.

— Тогда воды нет.

"Сука" — одними губами прошептал я, но Крауч все же прочитал его. Я ожидал злости той или иной формы, но мой "тренер" только довольно улыбнулся. "Да он же прется! Тащится от того, что мне так худо! Вот тварь! Хотя… Кто я ему? Сынок предателя?"

Ничего больше не сказав, я повернулся обратно к трупу. Любопытства ради, решил попробовать последовать совету Крауча и сфокусировать взгляд на небольшой площади. И хотя для этого пришлось чуть ли не носом уткнуться в труп, отчего вонь стала совершенно нестерпимой, но зато можно было работать относительно спокойно. Психологически нужно было себя обмануть, что это не труп, а просто какая-то вонючая масса, в глубине которой нужно сделать важную работу. Особенно удачно получалось обмануть себя, если сконцентрироваться на нанесении сложных в начертании знаков. На ярко-белеющую среди буро-зеленой полуразложившейся плоти кость. "Черт! Желудок — ты пуст! Нечем больше вырвать! Сиди на месте! Желудок!" Бе-э…

Вот так, перемежая приступы рвоты подбадривающими репликами Крауча вроде: "Смелее! Больше раскрывай, иначе не увидишь ничего. Не стесняйся, дави на нож сильнее! Она не укусит, пока!" я и проделал все требуемые в методичке действия. К концу ритуала даже, вроде бы, как-то свыкся с вонью и смог даже попридержать свой желудок от выпадения наружу.

— Ну. Чего ждешь? Завершай ритуал.

Я встал на ноги, поднял волшебную палочку, указал ей на тело. Сконцентрировался. И произнес:

Восстань!

Прошла минута. Две. Три. И ничего так и не произошло. Крауч доел яблоко, подошел к изрезанному телу и небрежно попинал его ногой, присматриваясь к чему-то только ему понятному.

— Так. На основании фигуры начертаны верно. Ошибся ты в рунах на левой ноге и лбу. Но с этим теперь уже все. Материал испорчен. Следующий давай, обрабатывай. И будь повнимательнее, а то мне придется опять тащить сюда магглов в качестве учебных пособий.

— И до каких пор ты будешь приводить в Хог магглов?

— Пока у тебя не получится. Лорду нужен некромант с Дарами, а принятый в род Крэбб-старший — мертв. Так. Ладно. Видимо, я тебя слегка переоценил, и перепрыгнуть сразу на создание нормального инфернала тебе будет не по силам. Хм. Тогда, открой страницу пять. Это совсем уже просто. Запястья, голени, лоб, кости таза. Рунные цепочки проще и короче. Начинай.

Такая мотивация оказалась очень действенной. Я еще после предыдущего раза со своей совестью не договорился, поэтому в этот раз к работе и "материалу" отнесся со всем прилежанием. Чтобы не отвлекаться лишний раз на искаженное гримасой разложения распухшее лицо, я наклонился как можно ниже к трупу, уже немного набитой рукой рассек натянутую кожу… и фонтан гнилой жижи из разреза брызнул мне прямо в лицо. Рефлекторно я облизал чуть высунутый от усердия язык…

Очнулся я от того, что весь мокрый лежал в луже и струя восхитительно чистой прохладной воды била мне прямо в лицо. Прям, как манна небесная в моем теперешнем состоянии. Удержаться и не напиться не было сил, и я стал жадно глотать ее. А потом меня настигло последнее воспоминание и вся выпитая вода резким фонтаном пошла назад…

Судя по тому, что всякие скальпели и прочие ножи для резьбы превратились обратно в каменную щебенку, в отключке я провалялся больше получаса. Еще полчаса прошло, прежде чем девятый вал омерзения и рвоты окончательно не вымотал меня и не отхлынул, оставив после себя отупелую пустоту. Крауч натрансфигурировал мне новых инструментов, высушил меня и площадку заклинанием, и я вернулся к прерванной работе. Совершенно безразлично и бесчувственно.

Восстань! — второй раз произношу я формулу, и в этот раз мой призыв не остается без ответа. Мертвое, распотрошенное тело… зашевелилось.

Не описать словами, настолько это было противоестественно и жутко! Я почувствовал, что мои редковатые волосы на голове по-настоящему зашевелились. И хотя тело всего лишь судорожно подергивало руками и ногами и крутило головой, я отпрыгнул спиной вперед от "удачно опыта" метра на два. А потом еще и палочку перед собой выставил, кончик которой выписывал замысловатые фигуры. Руки у меня тряслись не по-детски.

— Вот! Совсем другое дело! Как тебе ощущения? Ты только что занял у самой Смерти! Гордись и радуйся!

Гордиться и радоваться мне совершенно не хотелось. Хотелось пустить в рожу Краучу Аваду и пойти спать, и плевать, что потом будет. Впрочем, разум привычно уже подавил яростное желание прикончить этого мага. Убийство, даже если мне вдруг каким-то чудом оно удастся, принесет столько проблем, что проще и легче будет пустить Аваду не в профессора, а в себя.

— Насмотрелся? — и, увидев у меня на лице все потрясение от только что осуществленного первого подъема, Крауч взмахнул волшебной палочкой. Волна огня поглотила и труп, и рисунки на полу, и инфернала, оставив после себя только жирный пепел. — После работы всегда нужно убирать за собой. В некромантии для этого лучше всего подходит именно огонь, так как после него не остается никаких сомнений вроде того: "в действительности ли неудачный опыт был неудачным, или таким казался только на первый взгляд?". Инферналы, даже недоделанные, и особенно недоделанные могут оказаться очень опасными для мага-создателя. Касательно твоей работы. Нехорошо. Не совсем плохо, конечно же, но могло быть и лучше. Хотя, скажу честно, я тебя слегка обманул для лучшего усердия. Первый не получившийся у тебя ритуал вообще с четвертого курса, а тот, что у тебя получился, проходят на втором году обучения, — и, увидев написанное у меня на лице недоумение, пояснил. — Втором году изучения некромантии. И, как я и думал, Дар Магии сильнее отсутствия академического образования.

Так. Теперь общие замечания. В основном, если это, конечно, особо не требуется по ритуалу, некроманты стараются работать со свежим, а не настолько испортившимся материалом. Это эстетически проще и легче. Лучше вообще даже с живым. Ритуал создания инфернала тогда очень удачно дополняется жертвоприношением. Материал одновременно является и источником сил, хотя поработать чертежником и резчиком рун придется много больше. Зато не так устаешь магически. А магия — это все.

Дальше. Советую тебе поменьше прогуливать и обратить пристальное внимание на школьную программу. Акваменти, заклинание создающее поток воды, мне точно преподавали на уроках в Хогвартсе. А заклинание головного пузыря вполне могло спасти тебя от неприятных запахов.

— Мы еще такого не проходили!

— А ты был на всех уроках? Но даже если ты и прав, то все равно, ты должен их был выучить сам! Если, конечно, не хочешь выйти из Хогвартса полусквибом, только и умеющим птиц в кубки превращать!...

"Угу. Я-то это понимаю. А вот если бы на моем месте был бы настоящий Крэбб, парнишка-долбодятел пятнадцати лет от роду, он бы в такое поверил? Вряд ли. Хотя, в восхищении темным магом… Нет. Все равно бы не поверил. И я не верил таким же абсолютно истинным словам в настолько сопливом возрасте, считая поправки учителей глупыми придирками, которые мешали жить. Так что, если с прикладными навыками обучения у тебя хорошо, Крауч, то с логикой и опытом общения с детьми явно не очень. Такие безапелляционные заявления не лучший вариант общения с ребенком. Впрочем… Тебе-то это зачем? До своих детей ты явно не доживешь, так что своих детишек пытать, как меня сейчас, тебе не суждено. Чтоб тебе, гаду, на том свете было так же "хорошо", как мне сейчас," — подумал я. Но, увы. Как бы мне ни было сейчас худо, но некоторые мои планы требуют информации и формального разрешения, которым я потом, если что, смогу прикрыться:

— …В конце концов, знание и практические тренировки нужны именно тебе, а не твоим учителям!

— Мистер Крауч, один вопрос можно? — выгадав паузу в спиче, я успел вставить свои пару слов.

— Да.

— Я могу поделиться знаниями со своими друзьями?

— С кем-кем?

— С друзьями. С Хаффлпаффа.

Крауч неверяще посмотрел на меня, а потом согнулся, натурально согнулся — пополам, в приступе дикого хохота. Причем приступ оказался очень сильным, так как, чуть отсмеявшись, он бросал на меня очередной взгляд и все начиналось по новой. Наконец, прибавив себе здоровым смехом несколько недель жизни, Крауч вытер выступившие на глазах слезы и разрешающе махнул мне рукой.

— Да без проблем. Если ты хочешь учить хаффлпаффцев темной магии под носом у Дамблдора, то пожалуйста! Только один мой тебе совет — не попадайся, а если попался — умри! Я ненавижу предателей даже больше, чем Господин. И я искренне надеюсь, что такого позора, который я наблюдал на твоей дуэли, больше не повторится. Я в определенной мере поручился за тебя перед Лордом, поэтому — не подведи меня! Десять заклинаний выберешь и вложишь в свое ближайшее эссе по ЗОТИ. На сегодня все. Свободен!

Крадясь по коридорам Хогвартса, я пытался осмыслить все, что только что произошло со мной, но, к сожалению, сделать у меня это не получалось. В голове царил полный хаос. Единственно, что стало мне понятно, это почему некроманты во всех книгах описаны как худые и желчные типы. С такой-то работой я не знаю, когда я теперь смогу поесть хоть чуть-чуть! Что же касательно дуэли, то в оценке оной я с Краучем был абсолютно согласен. Проигрыш, мой полный проигрыш, случившийся впервые в этом мире, четко указывал на то, что выданный мне судьбой гандикап кончился. Увы, чувствую, дальше все будет не так радужно, и побеждать всех удачей, так же просто, как отнять совочек у ребенка в песочнице, я больше не смогу. Кто-то, быть может, сказал бы мне, что я слишком пессимистичен или гиперчувствителен, но сама магия, которая наполняла мое тело, дарила мне глубинную уверенность в верном осознании данного факта.

И первое подтверждение этому я получил быстро, очень быстро. Невероятно быстро.

Урок практической некромантии не прошел даром для моей психики. Поворочавшись около часа я еле-еле заснул, но даже и тогда я не обрел ожидаемого спокойствия. Вместо мирного сна я видел кошмары, в которых убегал и отбивался от полуразложившихся зомби. Которые в итоге меня догоняли и пожирали заживо. В ужасе я просыпался, вытирал пот, успокаивал бешено колотящееся сердце и засыпал вновь. И так всю ночь. И в итоге, пытаясь отбиться от очередной нежити руками и ногами, я серьезно ударился ногой. Дикая боль в ступне, как раз в том месте, куда в свое время вшил себе защищающий память артефакт, это, конечно, лучше, чем весьма натуралистичные видения каннибальского пиршества, но не намного. До этого тоже иногда бывало, что нога у меня в этом месте болела. В основном это случалось в тех редких случаях, когда я умудрялся пораниться там. Судя по всему, некоторые противопоказания у такого способа хранения артефакта были, но их описания я не нашел, хотя упорно искал. Вот только в моей табели о рангах такие неприятные случайности не тянули даже на мелкое неудобство, так как легко исправлялись одним легким взмахом волшебной палочки, сопровождающимся словом "Эпискей". Исправлялись раньше…

После эмансипации и до этого самого момента я как-то умудрялся не попадать в ситуации, после которых был вынужден лечить себя сам, и поэтому лишь теперь, безрезультатно произнося целительные заклинания, я осознал величину своей безвозвратной потери. Хотелось взмолиться Магии "заберите зельеварение — верните лекарство!", но по понятным причинам я молчал. Один раз Ее я уже попросил…

Боль была такой силы, что я не сдержался, громко застонал и этим разбудил своих соседей по комнате. Отмахиваться от предложенной помощи я не стал, и сам попросил оттащить меня в Больничное Крыло. Сонная мадам Помфри приняла меня, отправила детей прочь, уложила на койку и непрерывно обкладывала меня медицинскими терминами-диагнозами мыслительной направленности, пока вырезала у меня из-под кожи артефакт.

Как я мысленно материл в это время Крауча, Волдеморта, Дамблдора и Мать-ее-магию! Такими словами и такими прихотливыми формами, что в связи с будущей встречей с Темным Лордом проблема овладения техникой перемещения воспоминаний в омут памяти становилась первостепенной. Очень не хотелось бы, чтобы Волдеморт увидел мои упражнения в сквернословии, не говоря уже о всем прочем. Заавадит на месте!

Глава опубликована: 10.10.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 12181 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх