Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Наперегонки вслепую (джен)


Автор:
Беты:
Natali Fisher бета, ansy гамма
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
AU/Action/Adventure/Drama
Размер:
Макси | 147 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
AU, ООС, Смерть персонажа
Дамблдор считал, что у него еще год в запасе. Он ошибся.
QRCode

Просмотров:13 945 +4 за сегодня
Комментариев:41
Рекомендаций:1
Читателей:403
Опубликован:01.03.2016
Изменен:20.02.2018
От автора:
В фике использован отрывок из книги "Гарри Поттер и Принц-полукровка".


Фик удостоился попадания в коллекцию "Мазохизм". Увы, автор не несет ответственность за причуды мышления составителя коллекции.
Читателей, которые пришли именно через эту коллекцию, должна предупредить: в тексте нет ни мазохизма в привычно-бытовом, ни в узкоспециальном значении, ни обмена властью, ни подавляющего, ни подавляемого. Претензии по недостаче обещанных кинков автор фика не принимает, поскольку автор эти кинки и не обещал.

Что до остальных публичных коллекций.
Дорогие составители, спасибо! Было приятно получить такой вид фидбэка.
Подарен:
klurikon - Что бы я без тебя делала!
Отключить рекламу
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Вечеринка в Бадли-Бэббертон

— А теперь пустимся в погоню за коварной обольстительницей, имя которой — приключение!

Последние несколько дней Гарри ни на минуту не переставал отчаянно надеяться, что Дамблдор на самом деле придет и заберет его, но теперь, когда они шли рядом по Тисовой улице, ему вдруг стало неловко. Он никогда еще не разговаривал с Дамблдором вот так запросто, за пределами школы. Всегда между ними был директорский стол. К тому же в голову лезли воспоминания об их последней встрече, еще больше смущая Гарри, — в тот раз он страшно раскричался, не говоря уже о том, что пытался расколошматить самые ценные приборы в кабинете.

Но Дамблдор вел себя как ни в чем не бывало.

— Ты, конечно, еще не можешь аппарировать самостоятельно?

— Нет, — ответил Гарри. — Вроде для этого надо быть совершеннолетним?

— Верно, — сказал Дамблдор. — Значит, тебе нужно будет очень крепко держаться за мою руку. За левую, пожалуйста — как ты заметил, правая рука у меня сейчас не совсем здорова.

Гарри ухватился за протянутую руку.

— Очень хорошо, — сказал Дамблдор. — Ну, вперед.

Гарри почувствовал, что рука Дамблдора выскальзывает у него из пальцев, и вцепился в нее изо всех сил. В следующий миг в глазах у него потемнело, его сдавило со всех сторон сразу, он не мог вздохнуть — грудь как будто стиснули железные обручи, глаза словно вдавило внутрь черепа, барабанные перепонки прогибались, и вдруг...

Он жадно глотнул холодный ночной воздух и открыл слезящиеся глаза. У него было такое чувство, будто его пропихнули через очень тугой резиновый шланг. Только через несколько секунд Гарри заметил, что Тисовая улица исчезла. Они с Дамблдором оказались на безлюдной деревенской площади, в центре которой стояли старый военный памятник и несколько скамеек. Гарри запоздало сообразил, что только что аппарировал в первый раз в жизни.

— Как ты? — заботливо спросил Дамблдор. — К этому ощущению нужно привыкнуть.

— Нормально, — ответил Гарри, потирая уши, которые, судя по всему, с большой неохотой покинули Тисовую улицу. — Но на метле все-таки лучше. Где мы сейчас?

— Мы с тобой, Гарри, находимся в очаровательной деревушке Бадли-Бэббертон.

— А что мы здесь делаем?

— Ах да, конечно, я же тебе не сказал, — проговорил Дамблдор. — Так вот, я уже потерял счет, сколько раз я произносил эту фразу за последние годы, но у нас опять не хватает одного преподавателя. Мы здесь для того, чтобы уговорить одного моего бывшего коллегу нарушить свое уединение и вернуться в Хогвартс.

Они свернули в узкую крутую улочку. Окна во всех домах были темными. Здесь тоже чувствовался странный, пробирающий до костей холод, который уже две недели как поселился на Тисовой улице. Гарри подумал о дементорах, оглянулся через плечо и покрепче сжал в кармане волшебную палочку.

Они приближались к аккуратному каменному домику, окруженному садом. Возле калитки Дамблдор резко остановился, и Гарри чуть не налетел на него.

— Вот те на! Боже мой, боже мой, боже мой...

Гарри посмотрел вдоль ухоженной садовой дорожки, и у него сжалось сердце. Входная дверь висела на одной петле.

— Волшебную палочку на изготовку и следуй за мной, Гарри.

Толкнув калитку, Дамблдор быстро и бесшумно двинулся по дорожке к дому. Гарри не отставал от него ни на шаг. Дамблдор медленно приоткрыл дверь, держа перед собой волшебную палочку.

— Люмос!

На острие волшебной палочки зажегся огонек, осветив тесную прихожую. Слева виднелась еще одна полуоткрытая дверь. Подняв над головой светящуюся волшебную палочку, Дамблдор вошел в гостиную, Гарри — за ним.

Перед ними открылась картина полного разгрома: прямо у их ног лежали разбитые напольные часы с треснувшим циферблатом; маятник валялся чуть в стороне, словно меч, выпавший из руки воина; пианино рухнуло набок, рассыпав клавиши по всему полу; рядом поблескивали осколки оборвавшейся люстры; из распоротых диванных подушек высыпались перья. Все было, словно пылью, усыпано мелкими осколками стекла и фарфора. Дамблдор поднял волшебную палочку повыше, ее свет упал на стены, забрызганные чем-то липким, темно-красным.

И на лежащее в углу тело, которое вдруг шевельнулось, а затем беззвучно поднялось во весь рост. Это был низенький круглый волшебник в темно-бордовой куртке с полированными пуговицами. И если блестящая лысина и пышные серебристые усы выглядели миролюбиво и совсем неопасно, то пустые, матовые глаза пугали. Гарри взвизгнул: было совершенно ясно, что этот человек мертв и двигаться не должен.

Дамблдор был потрясен не меньше:

— Как же так, Гораций, как же так...

— Профессор?

— Мы опоздали, Гарри. Тебе больше нечего здесь делать, а я останусь, дождусь авроров.

— Я так не думаю, — сказал высокий холодный голос, хорошо знакомый Гарри после почти года кошмаров. На пороге гостиной стоял Волдеморт. Дамблдор потянул Гарри себе за спину и повернулся, стараясь не выпустить из виду ни мертвого Горация, ни нового гостя.

— Какой неприятный сюрприз, Том.

— Кому как, директор. Я вот очень рад вас видеть, — и Волдеморт взмахнул палочкой: — Авада кедавра!

Гарри зажмурился, лишь бы не видеть ярко-зеленую вспышку, и изо всех сил пожелал, чтобы заклинание не нашло своей цели. Хотя и понимал, что в такой тесной комнате они — идеальная мишень. Впрочем, он был пока еще жив — не то вновь сработала его авадоустойчивость, не то... Дамблдор покачнулся, и Гарри попытался его поддержать, зачарованно наблюдая за тем, как падает и катится по полу палочка директора. Где-то сзади было кресло... Стараясь нащупать его ногой, потому что Дамблдор повис на его руках неподъемным грузом, Гарри отчаянно гнал от себя мысль, что...

— Это очень трогательно, Гарри Поттер, — прошелестел Волдеморт. — Такая забота о мертвом учителе.

— Нет! — Гарри перестал осторожничать, почти уронил Дамблдора и бросился вперед. То есть бросился бы, но его резко дернули за ноги и он упал плашмя, потеряв палочку. Он даже не успел выставить вперед руки и приложился лицом до хруста и темноты в глазах.

 

— Акцио, палочка Дамблдора! Акцио, палочка Поттера!

Кто-то ходил по комнате, а потом пнул Гарри в плечо.

— Кэрроу, не стой столбом, подними его.

Гарри почувствовал, как его резко дернули вверх. Он открыл глаза, но тут же крепко-крепко зажмурился — осколок выдавленной из оправы линзы так и норовил впиться в глаз. То, что осталось от очков, пришлось выбросить. Гарри еще показалось, что он нащупал на лице кровь, но рассмотреть пальцы не получилось — он снова зажмурился в надежде хоть так защититься от слепящего люмоса Волдеморта.

А потом кто-то схватил Гарри за волосы и аппарировал.

Похитители даже залечили его царапины и сломанный нос и не поскупились на зелье, не то успокоительное, не то снотворное. По крайней мере, он отрубился, едва доковыляв до постели в комнатке, куда его затолкали.

Гарри неплохо выспался и в первый миг после пробуждения подумал было, что все произошедшее накануне — просто слишком реалистичный кошмар. Случается, если задремать в неудобной позе, например, уткнувшись носом в оконное стекло. Наверное, Дамблдору что-то помешало прийти...

При мысли о директоре на Гарри обрушилось осознание действительности. Он не придет. Больше никогда не придет. Его тело, как и тело какого-то Горация, остались в деревушке Бадли-Бэббертон. Пытаясь защититься от горечи и безысходности, Гарри обнял себя руками, свернулся калачиком да так и замер, не замечая течения времени.

 

— Поттер, ты какого Мерлина объявил голодовку?!

Люмос после привычного сумрака казался слишком ярким, заставлял щуриться, но Гарри понял, что к нему пришел тот самый упивающийся, который вчера его лечил. И теперь он чего-то хочет.

— Что?

— Ты жрать собираешься?

Последнее, чего можно было ожидать от похитителей, — что они станут его кормить, и потому Поттер очумело повторил:

— Что?!

— Прекрати корчить из себя идиота! Не будешь есть сам, наложу империус.

— На меня не действует.

Упивающийся в полтора шага добрался до топчана и встряхнул Гарри за шкирку, как котенка.

— Ах, ты ж избранный! Авада не действует, империус не действует. Зато круциатус действует на всех!

Он оттолкнул Гарри и постучал палочкой по столу. Появились стакан тыквенного сока и пара бутербродов.

— Ешь! И не дай Мерлин эльфы еще раз пожалуются, что от тебя вернулась полная тарелка.

Гарри ел. По утрам овсянку, по вечерам бутерброды. В рукомойнике всегда была свежая вода. А вот свечей на него почему-то жалели. Крохотное зарешеченное окно под потолком пропускало совсем немного света, и потому в каморке почти постоянно был полумрак. Единственным развлечением Гарри было тайком ощупывать мантию-невидимку и вспоминать, в каких приключениях она его спасала. Ее почему-то не отобрали, что удивительно, и Гарри был полон решимости не расставаться с нею до конца. А если понадобится, то... Что? Сжечь? Здесь нет огня. Порвать? Придется, за неимением идеи получше. Но он точно не оставит Волдеморту такую замечательную вещь, еще и память о родителях. А еще можно накинуть мантию, если кто-нибудь зайдет в камеру.

Но больше никто не заходил. День, другой, неделю. Гарри впервые в жизни сбился со счета и пропустил свой день рождения. Волдеморт как будто забыл о его существовании. Наверное, уже праздновал победу? Ведь Дамблдор погиб, и остановить упивающихся теперь будет некому. Почему только директор не взял с собой кого-нибудь другого? Хотя бы Муди — тот посмотрел бы своим волшебным глазом и сразу же понял: в доме засада. Как, как получилось, что они так глупо попались?! Поттер ударил в стену кулаком, с такой силой, что даже запястью стало больно. Но он не остановился, а бил в стену обеими руками, изодрал до крови и костяшки и ладони, как будто ударился локтем. А потом просто отключился.

Когда он пришел в себя, ему даже не хотелось смеяться, хотя и было от чего: стены его каморки теперь были затянуты мягкой тканью, а на полу лежал ковер. Гарри попробовал новую обивку пальцем — она пружинила. Кстати, о пальцах — руки ему тоже залечили. От этой нелепой заботы становилось хуже всего — ну с чего бы Волдеморту беспокоиться о его царапинах. Круциатус был бы понятнее. Или авада. А тут берегут, кормят...

Ужинать Гарри не стал, завтракать тоже. Силы воли хватило отказаться и от второго ужина — но никто не пришел. Тарелку с очередным завтраком он бросил в стену — вполне ожидаемо она не разбилась, только комья овсянки разлетелись по стене. Он разозлился еще больше, с размаху стукнул тарелкой по столу, а потом долго и с удовольствием топтался по осколкам.

Он надеялся, что кто-нибудь придет. Ну хоть кто-нибудь, хоть домовой эльф! Но и застывшая овсянка, и осколки посуды просто исчезли сами собой, будто всосались в стены и пол. Правда, совсем поздно ночью Гарри понял, что реакция на его действия все же была — ужина ему не предложили. Ну что, разве он не считал, что «доброе» обращение с пленником — это еще одно издевательство от Волдеморта? Вот, добился недоброго — зато удовлетворен морально. Или неудовлетворен. Голод чувствовался все сильнее, слишком Гарри привык к достаточно калорийному питанию, не сравнить с тем, чем приходилось довольствоваться ради поддержки сидящего на диете Дадли.

Нет, есть уже не хотелось, хотелось жрать. Гарри крутился на своем топчане, несколько раз вставал попить, не знал, как лучше лечь, чтобы хоть немного согреться, — пока смог забыться мутным полусном с какими-то погонями и лабиринтами...

 

— Эй, подъем!

Его совсем не нежно выдернули из-под одеяла и поставили на ноги. От неожиданности даже голова закружилась, и он чуть не упал на своего тюремщика. Того самого, что однажды грозился круциатусом. Теперь он грубовато встряхнул Гарри, потом залепил пощечину:

— Что, доигрался в сопротивление, малолетний придурок? Пей!

Гарри с трудом разлепил губы, но все же проглотил что-то приторное и склизкое, и через пару минут в голове прояснилось. Тюремщик ждал и смотрел с раздражением и злорадством.

— Оставить бы тебя здесь еще на пару-тройку дней, дать вволю поголодать и погриффиндорствовать, но у милорда другие планы. Пошли!

— Куда?

— Пока — за мной! Да, проверь, не забыл ли чего. Если будешь хорошим мальчиком, то сюда ты больше не вернешься! Все, кстати, за тебя переживают, — упивающийся сам хохотнул над своей шуткой и повел Поттера куда-то по коридору.

В гостиной, куда они наконец добрались, ждали двое — и именно те, кого Гарри меньше всего хотел бы видеть. Правда, Волдеморт застыл в кресле, совсем не обращая внимания на происходящее.

— Поттер, идите сюда, — проговорил Снейп кислым голосом, от которого ноги Гарри сами приросли к полу. — Да не стойте же столбом! Сейчас сработает наш порт-ключ, а прийти за вами еще раз я смогу не раньше чем послезавтра.

Гарри сделал два неуверенных шага, и Снейп, окончательно потеряв терпение, в секунду оказался рядом.

— Держитесь за цепочку.

Перед глазами покачивались карманные часы, но не успел Гарри протянуть руку, как Снейп сам схватил его за плечи.

— Кэрроу, ты его по голове не бил случайно?

Ответа они уже не услышали — порт-ключ сработал, и в следующий момент Поттер упал на траву в двух шагах от ворот Хогвартса.

— Вставайте, Поттер, не хватало еще, чтобы ваш декан решила, будто я вздумал поиздеваться над вами в нарушение всех договоренностей, — Снейп нарочито громко вздохнул, но все же протянул руку, и Гарри вцепился в нее. Профессор МакГонагалл действительно спешила им навстречу.

— Каких договоренностей?

— Кажется, я зря подумал, что пребывание в плену могло на вас как-то повлиять. Субординация, мистер Поттер! — рявкнул Снейп.

— Каких договоренностей, сэр?

Но тут подбежала МакГонагалл, кинулась обнимать Гарри, и Снейп предпочел проигнорировать вежливо заданный вопрос.

— Осторожнее, Минерва, и отведите мистера Поттера в больничное крыло.

МакГонагалл чуть отстранилась от Гарри и пытливо посмотрела в его лицо.

— Но ведь они обещали не причинять ему вред, Северус!

— Они обещали не практиковать на мистере Поттере круциатус, — парировал Снейп. — В больничное крыло, сейчас!

 

Гарри был рад оказаться во владениях мадам Помфри и заодно признаться ей, что не ел вот уже трое суток. Добродушная колдомедичка схватилась за сердце и слабым голосом позвала эльфа. Даже с чашки овощного бульона Поттера стало клонить в сон, который как рукой сняло, когда в больничном крыле появились МакГонагалл и Снейп. Очевидно, они продолжали давний спор.

— Но и Аластор, и Кингсли хотели бы с ним поговорить.

— Мне нет дела до хотений мистера Муди и мистера Шеклболта, Минерва. Я неоднократно говорил, что Поттер просидел все это время один и взаперти. Что нового он им скажет? Если же вы хотите убедиться, что его не проклинали и не заколдовывали, то мадам Помфри нам сейчас все расскажет. Поппи, что у вас?

— Нужно выводить мистера Поттера из голодовки. В остальном — все в порядке.

Снейп вздохнул:

— Поттер, даже под замком не смогли без приключений, да? Остаетесь в больничном крыле до завтрашнего утра. Поппи, никаких посетителей и пока никаких прогулок. Будет спать днем — хорошо. На ночь в любом случае сон-без-сновидений. Пойдемте, Минерва.

МакГонагалл не двинулась с места.

— Но... но Гарри же мой студент!

В ответ Снейп приподнял бровь.

— Хотите сказать, что выполнение какого-то из моих распоряжений повредит его здоровью?

— Нет, — нехотя признала МакГонагалл

— В таком случае сосредоточьтесь на других ваших студентах.

Та сверкнула глазами в ответ, но позволила себя увести.

Гарри провел удивительно спокойный день. Мадам Помфри не надоедала ему, но сразу же оказывалась рядом, когда ему было что-нибудь нужно. А на тумбочке возле кровати периодически появлялись то овощное пюре, то банан, то яблоко. А еще ему наконец, после стольких дней, удалось воспользоваться душем! И даже стопка «Квиддичного обозрения» за какие-то дремучие годы — он еле узнал молодого Бэгмана на одной из обложек — была вполне кстати. И сон-без-сновидений он выпил без сопротивления.

 

Утром в больничное крыло заглянула профессор МакГонагалл.

— Я принесла ваши вещи, мистер Поттер. А еще вот, — и она протянула ему очки.

Как же здорово было снова начать четко видеть! Нет, за две недели он приспособился и даже различал людей по расплывчатым силуэтам. И только когда снова надел очки, понял, как это утомляло и раздражало.

— Спасибо!

— Полно, мистер Поттер! Доедайте — и нас ждет директор.

Казалось бы, на Гарри уже и так обрушилось столько счастья, что больше сложно было представить. Но что ж тут представлять, только радоваться, что Дамблдору тоже удалось спастись!

— Так профессор Дамблдор все-таки жив?

МакГонагалл посмотрела на него с сожалением.

— Нет, мистер Поттер. Альбус погиб в ту ночь, когда вас похитили.

— Ну а кто тогда директор?

— Профессор Снейп.

Мир лопнул, как стеклянный шарик, и осыпался миллионом осколков.

Глава опубликована: 01.03.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 41 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх