Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Трое в Тардис, не считая павлина (гет)


Авторы:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/Humor/Crossover
Размер:
Макси | 406 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
Драко Малфой и Гермиона Грейнджер - сотрудники самого скучного отдела Министерства Магии. Дни на работе тянутся долго и уныло, пока в одно прекрасное утро около Министерства не обнаруживается странная синяя будка.
QRCode

Просмотров:8 213 +3 за сегодня
Комментариев:18
Рекомендаций:2
Читателей:252
Опубликован:29.08.2016
Изменен:28.07.2017
От автора:
Встречайте ДрамиКто на отечественных фансервисах!
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 1. Знакомство

Глава 1. Знакомство.

Утро выдалось ненастным. Драко Малфой брел по улице, проклиная все на свете. Он не выспался, он был вынужден приходить на работу, как простые работники, через глупую будку. После суда им отрезали камин для перемещения, оставив лишь возможность переговоров, что невероятно удручало Драко. Раздражало. Выводило из себя. В конце концов, пока что он был условно оправданным, так что с ограничениями каминной сети еще можно было смириться. Но спокойно принимать то, что его отправили работать в самый ужасный отдел Министерства, он не мог. Он не был создан для надзора за магическими существами! Но, как посчитали чиновники, пользу обществу он мог принести только там. Драко не представлял, в чем польза от того, что они целую неделю отлавливали пикси в Мерлином забытом лесу, но начальнику отдела было виднее.

Драко взялся за ручку проклятой будки и дернул. Та почему-то не поддалась, и он в замешательстве уставился на свою руку. Только спустя полминуты он понял, что стоит перед синей дверью. Драко выругался и оглянулся. Привычная красная будочка входа в Министерство стояла в трех шагах. Он повернулся к ней и вдруг услышал скрип открываемой двери.

— Молодой человек, вы что-то хотели? — окликнул его голос, слишком веселый для такой пасмурной погоды.

— Двери перепутал, — буркнул Драко.

— А вот мне кажется, что все-таки хотели, — наперерез ему кинулся незнакомец в плаще и странных туфлях с белыми носами. Волосы его были растрепаны и торчали в разные стороны, а глаза горели шальным огнем. Вероятно, прямоугольные очки должны были придавать его виду некоторую серьезность, но он выглядел просто-таки безумцем.

— Нет, я уверен, что ошибся дверью, — незнакомец раздражал Драко.

— Малфой! — из красной будки выскочила всклокоченная Грейнджер. — Сколько можно тебя ждать? У нас важное задание! Если Бенджик объявит мне выговор из-за тебя, я не знаю, что я с тобой сделаю.

— Доброе утро! — растрепанный незнакомец широко улыбнулся Грейнджер.

— Извините, нам пора, — она вцепилась в руку Драко и потащила его к красной будке. Но незнакомец не отставал.

— Мне, честно говоря, тоже пора, но я совершенно не знаю, куда идти.

— Идите, — Грейнджер сделала глубокомысленную паузу, — куда-нибудь.

— Грейнджер, Малфой! — из Министерства выскочил круглолицый Бенджик, их руководитель отдела. — Вас только за смертью посылать! Из заповедника уже с десяток каминных вызовов поступило!

— Из какого заповедника? — в один голос спросили Драко и незнакомец в плаще.

— Простите, вас это не касается, — Грейнджер повернулась к незнакомцу. — Нам придется стереть вам память.

— Невероятно! — восхищенно воскликнул незнакомец, от чего Грейнджер впала в ступор. — Всю память? Или только ту часть, которая касается встречи с вами? Если всю — вам придется хорошенько потрудиться, мисс, мне девятьсот лет.

— Сколько? — переспросила Грейнджер, явно не веря своим ушам, чем невероятно порадовала Драко.

— Девятьсот, — повторил незнакомец, улыбаясь. — Только никому не говорите, это большой секрет.

— Малфой, сотри ему память, — простонала Грейнджер. — Нас ждут в драконьем заповеднике!

Драко два раза просить не пришлось. Он достал палочку, направил ее в лицо навязчивого собеседника и приказал:

— Забудь.

Незнакомец дернулся и блаженно улыбнулся.

— Очень хорошо, Малфой. С чего ты вообще с ним заговорил? — проворчала Грейнджер. — Ох, неважно. Нас ждут в драконьем заповеднике Уэльса. Новая кладка начала вылупляться, и, похоже, возникли какие-то проблемы.

Она подняла палочку и аппарировала первой. Драко не стал долго ждать и отправился вслед за ней. Мистер Бенджик направил палочку на незнакомца и повторил:

— Забудь, — после чего вошел в красную телефонную будку и скрылся в Министерстве.

Странный человек в плаще и ботинках с белыми носами немного постоял посреди улицы, после чего расхохотался и крутнулся на месте.

— Есть! Драконий заповедник! Ну надо же!

Он со счастливой улыбкой извлек из кармана плаща какой-то металлический предмет и нажал на нем кнопку, от чего по проулку, в котором располагался вход в Министерство, распространился высокий звук.

— Мне нужно точное направление, — пробормотал он, направляя предмет на то место, где минуту назад стояли Драко и Грейнджер. — Отлично! Аллонзи!

Он скрылся за дверью синей будки, из которой донесся скрежет и визг. А потом будка попросту растворилась в воздухе, словно ее и не было.

Гермиона приземлилась на покрытой молодой травой полянке и отошла в сторону — и вовремя. Спустя миг на том же месте появился Драко Малфой. Нельзя было сказать, что она испытывала радость от того, что приходилось работать в паре с бывшим однокурсником. Скорее, наоборот. Малфой, похоже, искренне считал, что все кругом ему обязаны. Он позволял себе опаздывать на работу, постоянно тянул с отчетами и вообще вел себя непозволительно развязно. Во всяком случае, Гермиона считала так. Чего стоила одна только прошлая неделя, когда Малфой позволил себе почти преступное бездействие при освобождении парка от пикси. Даром, что в парк уже ближайшие лет двадцать никто не заходил. Это был перспективный проект — общественное поле для квиддича. Но для начала следовало очистить парк от пикси. Бенджик разве что кипятком не плевался, рассказывая, что любая другая группа справилась бы там за два дня, и только Грейнджер с Малфоем убили неделю на каких-то пикси. Гермиона еле сдержалась, чтобы не сказать во всеуслышание, что работала там только она. Малфой всю неделю был занят тем, что позорно бегал от пикси. И вот теперь их отправили в драконий заповедник, и она готова была поклясться, что без эксцессов не обойдется.

— Здравствуйте, — от тяжелых мыслей Гермиону отвлек молодой сотрудник заповедника. — Меня зовут Джейс Пилберти. Вы, я полагаю, из Отдела регулирования магических популяций?

— Да, — Гермиона выпрямилась. — Меня зовут Гермиона Грейнджер, а это — стажер Малфой. В чем заключается ваша проблема?

— Вчера начала вылупляться кладка Валлийского зеленого. И там происходит что-то очень странное. Один детеныш явно нездоров. Он то задыхается, то плюется зеленым дымом, от которого начинают болеть остальные детеныши. Дракониха не подходит к кладке, и мы всерьез опасаемся эпидемии.

— Показывайте, — с готовностью отрезала Гермиона. — Малфой, ты идешь?

— Я бы предпочел остаться тут или вовсе уйти домой, но, мне кажется, твой вопрос такого ответа не предусматривает, — проворчал тот.

— Что ты сказал? — за шумом, издаваемым драконами, Гермиона не расслышала его слов.

— Иду, Грейнджер, иду, хвосторога бы тебя задрала.

Гнездо, о котором говорил Пилберти, располагалось у самого края заповедника. Гермиона осторожно перегнулась через заборчик и заглянула к малышам. Один из них действительно был намного светлее остальных. Его зеленые чешуйки были почти прозрачными. Казалось, он не дышал, и Гермиона даже протянула руку, чтобы потрясти его, но малыш внезапно оглушительно чихнул. Из ноздрей его вырвался зеленый дым, от которого остальные детеныши вмиг принялись кашлять и пищать. Гермиона почувствовала, что у нее слезятся глаза, и отшатнулась от заборчика.

— Малфой, заклятие пузыреголовости, — простонала она, откашливаясь. — Остальных надо срочно изолировать.

Малфой пробормотал что-то о заклятии безголовости, которое на Гермиону наложили в раннем детстве, и двинулся в сторону загона, когда ощутил болезненный тычок в ребра.

— Разойдитесь, разойдитесь, не мешайте, — мимо Драко прошествовал тот самый маггл, с которым они столкнулись у Министерства. Он водил перед собой каким-то пищащим и светящимся предметом.

— Погодите, — Грейнджер прокашлялась и недоуменно уставилась на маггла. — Мы же стерли вам память. И как вы тут очутились? Мы же за сотни миль…

— Тише, мисс, тише, — отмахнулся незнакомец. Его приборчик запищал на особенно высокой ноте, и Драко поморщился.

— Нашелся! — провозгласил незнакомец, поднимая на руки больного дракончика. — А теперь рассказывайте, юноша, как вы оказались за сотню световых лет от дома!

— Немедленно верните детеныша дракона на место! — Гермиона бросилась к незнакомцу с палочкой наготове. — Он, вероятно, болен и мы немедленно заберем его в Министерство для исследования.

— Дракона? — незнакомец расхохотался. — Вы всерьез решили, что это дракон? Я вас расстрою: это детеныш Кариодозийского ящера. На Кариодозе пропала целая кладка таких, и я — по доброте душевной — обещал им помочь. Но остальные детеныши в этом гнезде не выглядят как Кариодозийские ящеры.

— Наверное, потому что это детеныши Валлийского зеленого дракона? — скептически ухмыльнулась Грейнджер, чем удивила Драко. Он, конечно, догадывался, что она может быть язвительной. Но не с незнакомцами, и уж тем более не на задании.

— Предположим, это так, — незнакомец проигнорировал просьбу вернуть детеныша в гнездо. — Если один ящер попал в гнездо ваших драконов, то один из драконов, несомненно, в кладке Кариодозийских ящеров.

— И что? — протянул Драко, не совсем понимая, почему Грейнджер в ужасе приложила ко рту руки.

— Ну, — незнакомец закатил глаза, — наверное то, что Кариодозийские ящеры выдыхают не углекислый газ, как все живое на вашей планете, а крайне ядовитый газ. Один детеныш Кариодозийского ящера мог отравить всю вашу кладку. Так что будет с малышом, который попадет в гнездо вот таких вот деток?

Драко не понял ни слова из того, что говорил незнакомец.

— Вы бы хоть представились, — буркнул он, чувствуя себя не умнее Гойла.

— Я Доктор, — с гордостью заявил незнакомец.

— Кто? — переспросил Драко.

— Именно! Доктор Кто, — он просиял. — А теперь мне нужно срочно найти гнездо Кариодозийских ящеров и вернуть их на родину. Земная атмосфера может быть губительна для них.

— То есть, — Гермиона взяла себя в руки, — вы думаете, что где-то здесь есть целое гнездо этих Кирио…

— Кариодозийских ящеров, совершенно верно! — Доктор снова достал свою пищащую штуку и принялся водить ею перед собой.

— Я вот одного не могу понять, — к Драко, наконец, вернулась способность связно излагать мысли. — Вы считаете, что кто-то похитил этих драккловых ящеров и держит их здесь? Но зачем?

— Дело в том, что мясо Кариодозийских ящеров долгое время считалось деликатесом. Но ящеров признали разумной расой и запретили к употреблению в пищу. Как вы понимаете, некоторым только сильнее захотелось это попробовать.

— Какой ужас! Это негуманно! — гневно воскликнула Грейнджер.

— И я о том же, — Доктор продолжал бродить кругами, водя вокруг пищащей штуковиной. — А похищенная кладка принадлежит вождю одного из племен Кариодозийских ящеров. Так что мне нужно найти потерянных наследников, и поживее.

— И похитителя, — вскинулась Гермиона. — Его нужно наказать! У них есть суд или что-то в этом роде?

Доктор кивнул, прислушиваясь к писку своего приборчика, и резко повернул направо. Гермиона двинулась за ним. Малфой посмотрел на недоумевающего Пилберти и пожал плечами.

— Какой интересный у вас специалист, — промямлил Пилберти. — И методы нестандартные.

Драко мог бы возразить, что Доктор вовсе не их специалист, что они десять минут назад пытались стереть ему память, правда, неудачно, что ему самому сейчас меньше всего хотелось бы заниматься проблемами драконов, Кариодозийских ящеров и вообще чьими-либо проблемами, но тогда ему засчитают прогул, а это может навлечь на ни с матерью гнев Министерства. В общем, Драко много чего мог бы сказать Пилберти, но не стал. Вместо этого он решил, что пора создать хотя бы видимость деятельности, и побрел за Грейнджер и Доктором, которые петляли между деревьев, словно следуя указанием пищащей штуки.

— Доктор, как этот писк нам поможет? — Гермиона ровным счетом ничего не понимала.

— Это звуковая отвертка, — Доктор нажал какую-то кнопку на серебристом корпусе. Звук прекратился, и Доктор поднял отвертку повыше. — С ее помощью я могу… О, сколько всего я могу с ее помощью! Люблю свою отвертку.

— Она не выглядит как отвертка, — попыталась возразить Гермиона.

— О, конечно, она не выглядит, как отвертка, потому что это звуковая отвертка! — Доктор выглядел так, словно говорил об очевидных вещах.

— Хорошо. Чем конкретно поможет ваша звуковая отвертка сейчас? — Гермиона попробовала сменить тактику.

— А, это просто! Наш контрабандист прилетел с другой планеты, а это значит, что у него есть космический корабль, в котором обязательно есть какой-то передатчик, который работает на определенной частоте. И поскольку это частота выбивается из диапазона частот, которые излучает все, что находится в этом заповеднике, я засеку это излучение с помощью отвертки. Я говорил, что люблю свою отвертку?

— Говорили, — кивнула Гермиона. Многое из того, что говорил Доктор, было ей непонятно. Она, конечно, училась в маггловской школе, но только до одиннадцати лет, а в Хогвартсе излучения и частоты не изучаются. Гермиона вздохнула. Теперь-то она понимала, почему магам так тяжело дается понимание маггловского мира.

— А вы уверены, что он спрятался здесь? — лениво протянул Драко. — Британия большая. А если вы говорите, что он прилетел в этот мир, он может быть где угодно.

— На эту планету, — поправил его Доктор. — И я более чем уверен, что он здесь. Детеныш Кариодозийского ящера не случайно оказался в кладке драконов, и… — Доктор вдруг замер, глядя в одну точку.

— Что? — в один голос спросили Драко и Гермиона.

— О! О! О, я понял! Ему нужно находиться именно здесь! — воскликнул Доктор и крутнулся на месте. — Ну разве я не гениален! Контрабандист украл яйца ящеров, но ему не нужны яйца! Ему нужно мясо!

— Это отвратительно, — вставила Гермиона.

— Полностью согласен, — Доктор указал на нее звуковой отверткой. — Но кто будет высиживать яйца? Ответ прост: драконья ферма!

— Но почему? — Гермиона склонила голову набок.

— Грейнджер, ну разве не понятно? — вклинился Драко. — Если сотрудники заповедника не заметили подмены, пока эта тварь не вылупилась, значит, ящеры и драконы более всего схожи.

— Да! Да! — Доктор разве что не прыгал от радости. — Контрабандист отправил одно яйцо в кладку, чтобы проверить, высидит ли дракон Кариодозийское яйцо. Но кое-что пошло не так. Он не знал, что это заповедник, что за ним наблюдают. Поразительная неосведомленность!

— Да вы сами не знали об этом заповеднике, — фыркнул Драко.

— Да? — Доктор нахмурился. — А, да! Не знал. Но у меня есть такие прекрасные спутники, как вы, и вместе мы сможем спасти выводок Кариодозийских ящеров. И дракончика, который по ошибке попал в их логово, разумеется.

— Погодите, — Гермиона вскинула руки, — давайте проясним. Мы с вами не вместе. Как только мы найдем пропавшего дракончика, наша работа будет окончена.

Доктор как-то погрустнел и надул губы, как ребенок.

— Вот именно, Грейнджер, — фыркнул Драко. — Не забудь уточнить, что мы с тобой тоже не вместе! Мы просто работаем вместе по ужасно несправедливому стечению обстоятельств. И еще! Не забудь уточнить, что…

Договорить Драко не смог. По мере того, как он говорил, он отступал назад, словно подтверждая, что не вместе с Грейнджер и этим Доктором. В конце концов его нога наступила на что-то мягкое, и в следующий миг он душераздирающим воплем провалился куда-то под землю.

— Малфой! — в ужасе крикнула Гермиона и упала на землю, заглядывая в темную нору, которая образовалась на том месте, где миг назад стоял ее горе-напарник.

— Нашли! — возликовал Доктор и для верности направил отвертку на провал. Она тут же замигала и запищала. — Нашли! Логово контрабандиста находится под землей.

— Малфой, ты там жив? — спросила Гермиона, вглядываясь в темноту.

— Поберегись! — раздался откуда-то из-за спины голос Доктора. — Аллонзи!

Шевелюра Доктора мелькнула в провале, затем раздался глухой звук приземления и сдавленный стон Малфой

— Ой-ой, вы мне ребра сломали!

— Не сломал, — отмахнулся Доктор, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. Затем он протянул руку Драко. Тот неохотно взялся за широкую ладонь, и через миг уже стоял на ногах.

— А ну-ка, посмотрим, — Доктор снова извлек из кармана звуковую отвертку и принялся водить ею вокруг себя. — Совершенно точно! Этот коридор ведет к логову контрабандиста.

— Эй! — раздался сверху голос Грейнджер. — Вы там в порядке? Может, вызвать подкрепление из Министерства?

— Сами справимся! — оптимистично заявил Доктор. — Давай, спускайся к нам!

— Вы серьезно?

— Совершенно! Тут не слишком высоко.

— Малфой, отходи! — крикнула Грейнджер, но Драко не успел ничего понять, и снова оказался придавленным к земле. Что ж, Грейнджер хотя бы была полегче этого Доктора.

— Я же сказала, чтобы ты отошел, — проворчала Гермиона, глядя Малфою прямо в глаза.

— Так надо было подождать, пока я отойду, а потом прыгать, — в тон ей ответил он.

— Малфой, когда просят отойти, надо отходить.

— А я смотрю, вам нравится так лежать, — вклинился в их перепалку Доктор, и Гермиона вскочила как ошпаренная.

— Ай, моя нога, — Малфой поднялся, потирая бедро. — Какая ты костлявая, Грейнджер.

— А ты, — Гермиона замешкалась, подбирая слова. — Ты — гадина слизеринская.

— Неактуально, — Малфой поморщился, потирая бок.

Гермиона задохнулась возмущением и принялась сверлить Малфоя гневным взглядом.

— Ты, кажется, дракона собиралась спасать, — напомнил Драко, когда ему окончательно наскучил ее рассерженный вид.

— И без тебя помню, — фыркнула Грейнджер и повернулась к Доктору. — Вы идете?

Доктор задорно улыбнулся и еще раз провел перед собой звуковой отверткой.

— Нам туда, — он указал в темноту коридора рукой и зашагал первым. Гермиона пошла за ним.

— Малфой, ты идешь? — бросила она через плечо. Тот буркнул что-то, отдаленно напоминавшее согласие, и за спиной раздался звук его шагов.

— Ай! — прозвучало из темноты практически через полминуты.

— Осторожно, — Гермиона поймала Доктора за локоть. — Так дело не пойдет. Мы же убьемся. Люмос!

На кончике ее палочки вспыхнул веселый огонек, от чего Доктор пришел в полный восторг.

— Замечательно! Невероятно! Это лучше звуковой отвертки! Это… звуковой фонарик? Нет, глупости, тогда бы он пищал. Ароматный фонарик! Но где запах? Деревянный фонарик! Точно, деревянный фонарик.

Гермиона рассмеялась.

— Это — волшебная палочка, мистер Доктор.

— Просто Доктор, — он замахал руками. — А волшебных палочек не бывает.

— Бывают, — возразила Гермиона. — У меня и у Драко такая есть. Мы пытались стереть вам память, если вы забыли.

— Кстати, да! Почему не стерлась ваша память? — проворчал откуда-то сзади Малфой.

— Наверное, потому что это деревянный фонарик, а волшебных палочек не бывает, — рассмеялся Доктор. — А может быть, потому что это должно действовать только на людей. В смысле на землян.

— Так вы с другой планеты, — скептически фыркнула Гермиона. — Конечно, как я сразу не догадалась?

— Мне более девятисот лет и я с другой планеты, — в голосе Доктора послышалась легкая обида.

— О, не хочу вас расстраивать, но это звучит немного неправдиво, — Драко ухмыльнулся.

— Волшебные палочки — вот, что звучит неправдиво!

— Серьезно? — Драко не на шутку разозлился. — Агуаменти!

— Малфой! — взвизгнула Грейнджер, которую вместе с Доктором окатило потоком воды. — Ты совсем с ума сошел?

— Это гениально! — Доктор запрыгал от радости в узком коридоре, и Гермионе пришлось от него отшатнуться. — Мне надо немедленно это исследовать! Просто-таки срочно! Это же преобразователь. Самый настоящий.

Гермиона не успела среагировать, и Доктор выдернул из ее рук палочку. Огонек погас, но Малфой тут же зажег свет своей палочкой. Доктор, казалось, ничего вокруг не замечал, с упоением тыкая звуковой отверткой в палочку Гермионы.

— Я так понимаю, он преобразовывает психотронные волны, придавая им физическое воплощение. Но как? У землян никогда не было настолько высоких технологий. Это перевернет историю.

— Слушай, Грейнджер, давай его во что-нибудь превратим и пойдем искать дракклового дракона. Обед скоро, надо бы возвращаться. Бенджик опять кричать будет, что мы не можем даже больного дракона в Министерство доставить.

— Никаких нас нет, Малфой, — отрезала Грейнджер. — Есть я, и есть самое вредное на свете магическое животное, которое пытается испортить мне карьеру.

— А самого обаятельного в мире стажера ты не рассматриваешь?

— Я же говорю: животное, которое пытается испортить мне карьеру.

Драко не на шутку обиделся. Это он-то животное? У грязнокровок вообще до двадцатого века было чуть больше прав, чем у домовиков. Впрочем, сообщать эту информацию сейчас он не собирался. Грейнджер и без палочки могла за себя постоять.

— Давайте вы потом ее исследуете, — мягко проговорила Гермиона, пытаясь забрать у Доктора палочку. — Нам нужно спасать дракончика и целую кладку Кариодозийских ящеров.

Доктор нехотя протянул Гермионе палочку. При этом он выглядел таким расстроенным, что его даже жалко стало.

— И что любопытно, — продолжил Доктор как ни в чем не бывало, — звуковая отвертка обычно не работает с древесиной. Но она реагирует на что-то внутри палочки. То есть, эта технология секретна настолько, что ее ухитрились спрятать в кусок дерева?

— Доктор, это действительно волшебная палочка, — ласково проговорила Гермиона, не замечая, как морщится Малфой. — Внутри сердцевина из магического материала.

— И получается, что ты волшебница?

— Да, получается, что я волшебница, — терпеливо объяснила Гермиона.

«Носится с ним, как с ребенком, — подумал Драко. — Пошла бы, забрала дракона, а он пусть со своими ящерами разбирается».

Доктор раздражал Драко настолько же, насколько Грейнджер была от него в восторге.

— Волшебники живут скрытно, — рассказывала она. — Они даже приняли Статут о Секретности, который призван скрыть волшебный мир от магглов, то есть, неволшебников.

— Цивилизация внутри цивилизации! — восхитился Доктор. — Надо же! И что, ваши технологии, наверняка, гораздо более продвинутые, нежели обычные человеческие?

— Технологии? — переспросил Драко.

— Это очень сложный вопрос, — протянула Грейнджер. — В некоторых аспектах развития цивилизация, если ее можно так назвать, волшебников отстала на пару веков. У них нет технологий как таковых, зато есть заклинания, позволяющие делать то, что не под силу даже самым современным маггловским приспособлениям. Например, волшебники могут изменять свой облик, перемещаться в мгновение ока, превращать одни предметы в другие. Есть множество зелий, которые намного эффективнее новейших маггловских лекарств. Однако в плане связи прогресс волшебников буксует. Вообще в плане передачи информации магическое сообщество отстает. Подумайте только: пергаменты, перья, совы, доставляющие письма.

— Совы? — Доктор расхохотался.

— Не вижу ничего плохого в совах, — буркнул Драко.

— О, конечно, Малфой! Ты не видишь ничего дурного в рабстве, что там говорить о совах!

— О, Мерлин, началось, — простонал он и закатил глаза.

— Рабстве? — Доктор поморщился.

— Ради всего святого, не слушайте ее, — Драко пытался помешать надвигающейся буре. — Нам надо спасать дракона. Срочно.

Но Грейнджер было уже не остановить.

— Да, мир волшебников до сих пор не избавился от рабства! Угнетаемая раса домовых эльфов веками работает в волшебных домах, — ее глаза пылали праведным гневом.

— И им это нравится, Грейнджер! — Драко решительно остановил ее. — Как ты не можешь понять? Им это нравится! Эльфы очень страдают, если хозяин выгоняет их, это значит, что эльф плохо справляется.То, что ты своим маггловским умишком себе нафантазировала, не имеет никакого отношения к реальности!

Гермиона хотела было что-то возразить, но темноту коридора вдруг разрезал истошный визг.

— Аллонзи! — с энтузиазмом воскликнул Доктор и первым бросился по коридору туда, откуда доносился вопль. Грейнджер поспешила за ним, и Драко ничего не оставалось, как тоже побежать.

— Заперто, — выдохнул Доктор, когда они уперлись в дверь. — Звуковая отвертка не работает с деревом, и я…

— Алохомора, — Гермиона направила палочку на замок, и он тихо щелкнул, открываясь.

— Великолепно! — поразился Доктор, и Драко не смог сдержать раздраженного вздоха. Он уже устал от Доктора, от его незнания элементарных вещей, от того, как он восторгается волшебством. И еще больше его выводило из себя то, с какой готовностью Грейнджер ему все объясняет, сама будучи грязнокровкой.

В комнате, что обнаружился за дверью, царил жуткий смрад. Гермиона сморщилась и наложила на себя заклятие пузыреголовости. Малфой сделал то же самое, а Доктору оставалось только брезгливо морщиться.

Посреди помещения обнаружилось гнездо, в котором сидело двое малышей Кариодозийского ящера, которые плевались зеленым дымом. Еще семь яиц подрагивали и трещали. Гермиона перевела взгляд и вскрикнула: в гнезде лежал, распластав крылья, детеныш дракона. Она бросилась туда, не замечая ничего вокруг, и схватила дракончика на руки.

— Остолбеней! — Драко сделал выпад палочкой, и вовремя. Грейнджер обернулась, непонимающе глядя на огромную зеленую тварь, которую заклятием отбросило к стене.

— Малфой, — прошептала она, крепче прижимая дракона к груди.

— Если бы тебе откусили голову, я бы вряд ли смог адекватно объяснить это Бенджику, — поморщился Драко. — Только не вздумай теперь меня благодарить, я этого не переживу.

— Липосианец, — протянул Доктор, подходя ближе к твари.

— Кто? — без особого интереса переспросил Драко.

— Он с планеты Липосия, это по соседству с Кариодозом. У них идет давняя борьба за территории, и — что примечательно — именно с подачи Липосианцев Кариодозийских ящеров стали употреблять в пищу. Что ж, я не удивлен.

Драко брезгливо осматривал Липосианца. Это была почти круглая, желтовато-зеленая тварь, покрытая бугорками, из которых сочилась слизь. Двадцать четыре пальца шести его рук заканчивались острыми когтями, а три ноги выглядели достаточно крепкими.

— Только не говорите, что оно разумное, — пробормотал Драко.

— Конечно, разумное, — Доктор поправил очки. — Он смог построить и запустить космический корабль, который доставил его сюда. Конечно, он разумный. У Липосианцев очень развитая цивилизация, если, конечно, не учитывать того, что они съедают своих врагов.

— Судя по его размеру, у них много врагов, — презрительно фыркнул Драко.

— Хватит болтать! — прервала их Гермиона. — Детеныш дракона отравлен, ящерам нужно возвращаться домой, а эту тварь следует передать в руки правосудия.

— И ты снова права! — Доктор просиял и с легкостью поднял гнездо Кариодозийских ящеров.

— Осторожно! — закричала Гермиона, и Драко снова взмахнул палочкой. Липосианец пришел в себя и поднимался на ноги.

— Остолбеней! Остолбеней! Вот же драккл, — Малфой раз за разом взмахивал палочкой, но заклинание не давало эффекта. — В чем дело?

— Видимо, в его слизи, — Доктор попятился. — Слизь — основа иммунитета липосианцев. Она обладает памятью, в которой откладываются все вредные для организма воздействия.

— Хорошо, — кивнул Драко. — Бомбарда!

Не произошло ровным счетом ничего.

— Малфой, ты совсем ничего не понял? — спросила Гермиона, отступая к двери. — Слизь запомнила не заклятие. Слизь запомнила магическое воздействие, и теперь нам конец.

— У нас есть один выход, — Доктор пятился уже по коридору. — Мой любимый выход.

— И какой же? — в один голос спросили Гермиона и Малфой.

— Бежим!

От возгласа Доктора заверещали Кариодозийские ящеры, и даже детеныш дракона, которого Гермиона прижимала к груди, слабо хлопнул крыльями. Все трое бросились со всех ног по узкому коридору.

Доктор бежал впереди, держа над головой гнездо Кариодозийских ящеров.Следом мчалась Гермиона с уже пришедшим в себя драконом, а замыкал их процессию Драко, проклинавший работу, на чем свет стоит.

— Эй, с вами все в порядке? — донесся до них человеческий голос, когда они подбегали к коридору.

— О да, в полнейшем! — живо отозвался Доктор.

— Ничего не в порядке! — возопил Драко. — Мы в опасности! Вытаскивайте нас отсюда и поживее! За нами гонится какая-то неземная тварь, которая хочет нас сожрать!

Доктор остановился под тем отверстием, через которое они все и попали в коридор, и задрал голову. На него смотрело пятеро сотрудников драконьего заповедника.

— Да, нас бы не помешало поднять наверх, — согласился он. — Желательно успеть до того, как Липосианец не догнал нас.

В следующий миг Доктор поднялся в воздух, а вслед за ним и Гермиона.

— Поразительно! — Доктор просиял. — Я лечу! Без ТАРДИС!

— Это левитация, — рассмеялась Гермиона, хотя ощущение и впрямь было весьма необычное.

— Я левитирую! — исправился он, не переставая улыбаться.

— Нет, Доктор, это тебя левитируют.

— Очень весело, — проворчал где-то под ней Малфой, которого тоже поднимали вверх.

Наконец, все трое оказались на поверхности, и Гермиона отдала малыша дракона сотруднику.

— Закончилось, — выдохнул Драко и рухнул на траву. Раздавшийся неподалеку утробный рык возвестил о том, что Малфой ошибся.

Липосианец рвался наверх, царапая грунт когтями. Он был слишком широк, чтобы пролезть в небольшое отверстие, но шесть рук делали свое дело, и провал разрастался.

Что это за тварь? — закричал Пилберти, держа палочку наготове.

— Липосианец, — Малфой вскочил на ноги. — И он невосприимчив к магии.

Земля содрогнулась от удара трех мощных ног чудища, когда оно выпрыгнуло на поверхность.

— Все назад! — скомандовал Пилберти, и сотрудники заповедника стали пятиться. Однако Липосианец раскрыл свою жуткую пасть и с рычанием двинулся на Доктора.

— Доктор, нет! — крикнула Гермиона, бросаясь Липосианцу наперерез.

— Грейнджер! — взвыл где-то сзади Малфой, и тут со стороны большого загона раздалось хлопанье огромных крыльев.

— На землю! Живо! — завопил Пилберти.

Гермиона упала на живот, увлекая за собой Доктора. В следующий миг над их головами полыхнула струя пламени, и Гермиона почувствовала запах горелого. Драконий огонь попал в Липосианца, и его грозный рык сменился тонким свистом, похожим на тот, что издает кипящий чайник. От Липосианца шел пар, а бугры на его коже выравнивались.

— Он закипает, — пробормотал Доктор. — Сейчас что-то будет.

С оглушительным хлопком чудище лопнуло, обрызгав все вокруг зеленой слизью.

— Меня сейчас стошнит, — простонал Драко, осматривая свои руки, мантию, ноги.

— Наконец-то ты позеленел, — с мстительной радостью отметила Гермиона, хотя сама выглядела не лучше, и направила на себя палочку. — Агуаменти.

Струя воды с трудом смогла отмыть слизь. Им понадобился час, чтобы привести себя в порядок. Драко нетерпеливо бродил кругами, пока Грейнджер отмывала этого Доктора. Пилберти возился со спасенным детенышем дракона.

— Вас подкинуть? — бодро спросил Доктор, когда Гермиона, наконец, привела его в порядок.

— Спасибо, — она покачала головой. — Мы можем аппарировать.

— Говори о себе Грейнджер, — бросил Драко. — Я так устал, что даже палочку поднять не смогу. Если хочешь — аппарируй, а я, так и быть, прокачусь на этой штуке.

Он недоверчиво покосился на приоткрытую синюю будку.

— Ладно, попробую, — нехотя произнесла Гермиона. — В конце концов, это интересный опыт.

— Добро пожаловать! — Доктор широким жестом распахнул двери будки, пропуская Гермиону внутрь.

-Только не нужно удивляться, пожалуйста. Все так удивляются, когда попадают в ТАРДИС.

— Обычное заклятие Незримого Расширения, — бросил Драко, глядя на внутреннее убранство будки.

— У меня есть такая сумочка, — подхватила Гермиона. — Очень удобно. Главное — не класть туда больше, чем ты сможешь поднять. А ты еще говорил, что незнаком с магией. Ты врал нам!

— Что? — Доктор опешил. — Сумочка-ТАРДИС? Заклятие расширения? Нет-нет, моя ТАРДИС уникальна.

— Конечно, она уникальна, — Гермиона успокаивающе улыбнулась. — В моей сумочке нет лампочек и такой чудесной лестницы.

Доктор, похоже, все-таки немного расстроился.

— К месту нашей утренней встречи, — скомандовал Драко, присаживаясь на ступеньку лестницы.

— А может, отправитесь со мной? Путешествия! Далекие планеты! Я покажу вам поющие башни Дариллиума или сверкающие водопады…

— Нет! — в один голос воскликнули Драко и Гермиона.

— Нам нужно работать, правда. Столько волшебных животных ждут нашей помощи.

— Мне надо отработать дракклово наказание и получить справку о том, что я оправдан.

— Оправдываетесь, — разочарованно протянул Доктор. — Что ж, нет — так нет.

Он дернул какой-то рычаг, и ТАРДИС огласилась скрежещуще-скрипящими завываниями. Гермиона не почувствовала движения, но когда через несколько минут дверь открылась, перед ними была улочка, на которой располагался вход в Министерство.

Не аппарация, конечно, — Драко поморщился, не желая признавать, что ему понравилось перемещаться на драккловой будке.

— Брось, Малфой, — Гермиона отмахнулась. — Это было замечательно. Спасибо, Доктор, всего доброго.

— Пока! — он прислонился к двери, провожая их взглядом. — Может, еще увидимся.

— Не приведи Мерлин, простонал Драко, захлопывая дверцу красной будки входа в Министерство. Гермиона не сказала ни слова. Она уже думала, что писать в отчете о происшествии в драконьем заповеднике, и как объяснять Бенджику наличие на волшебной территории странноватого маггла. Она понимала одно: что бы она ни написала в отчете, ей все равно никто не поверит. Даже если она напишет правду.

Глава опубликована: 29.08.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 18 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх