Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Трое в Тардис, не считая павлина (гет)


Авторы:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/Humor/Crossover
Размер:
Макси | 406 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
AU, ООС
Драко Малфой и Гермиона Грейнджер - сотрудники самого скучного отдела Министерства Магии. Дни на работе тянутся долго и уныло, пока в одно прекрасное утро около Министерства не обнаруживается странная синяя будка.
QRCode

Просмотров:8 223 +5 за сегодня
Комментариев:18
Рекомендаций:2
Читателей:252
Опубликован:29.08.2016
Изменен:28.07.2017
От автора:
Встречайте ДрамиКто на отечественных фансервисах!
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 6. В плену у времени

— Год две тысячи триста пятьдесят третий. Будущее земли. Мы с Вами побывали на других планетах, в прошлом, а теперь встретимся лицом к лицу с будущим! — оповестил Доктор своих спутников, как только они вышли из Тардис. — Хм, и где здесь магазинчики? — его голос звучал нарочито раздосадованно.

Из-за его спины выглядывали Драко и Гермиона.

— Слишком, слишком… — Гермиона силилась подобрать подходящие слова.

— Светло и довольно много металла, — закончил за нее Драко.

Они стояли на одной из центральных улиц Лондона, который преобразился до неузнаваемости. Его архитекторы выстроили дома и здания вокруг из серебристых материалов: пластика, металлических конструкций — и белого камня.

— Все кажется смутно знакомым, — сказала Гермиона и запрокинула голову, рассматривая острые шпили некоторых построек, — и в тоже время чужим.

— Этот период в жизни Земли я представлял по-другому, — Доктор взъерошил волосы на затылке и поморщился. — Гермиона, ты заперла Карлоса?

— Конечно.

— Отлично! Тогда устроим себе небольшую экскурсию! Вперед, — Доктор взял мягкую ладонь Гермионы в свою, Драко позади фыркнул, но ничего не сказал и пошел вслед за ними.

Лондон будущего ничем не отличался от того, к которому привыкла Гермиона. Люди все так же ходили по улицам, переговаривались и куда-то торопились. Конечно, такого не могло быть, наверняка для них межзвездные путешествия давно уже не были фантастической мечтой как раньше. Люди стали на несколько шагов ближе к этой идее. Так, по крайней мере, думалось Гермионе. Магазинов действительно было мало, а все встреченные по пути люди казались чуточку странными. Они бросали настороженные взгляды на Доктора и его спутников. Казалось, и Доктора что-то тревожило: он постоянно оглядывался, словно заблудился или проспал сто лет, а теперь очнулся и не узнавал ничего вокруг. Замешательство Доктора, его беспокойство передавались и Гермионе. Рядом шел и сопел Драко. Малфой… Он стал еще одной проблемой и одновременно загадкой для Гермионы. Всю жизнь она считала его тараканом, избалованным мальчишкой, который не стоит ни внимания, ни траты сил для сокрушительного удара по нему. Время шло, Драко пошел по пути семьи, не пытаясь вырваться из порочного круга. Но все же что-то светлое и человеческое в нем оставалось, так уверял Гарри, когда шел на заседание суда, чтобы своими показаниями смягчить приговор для школьного неприятеля. Да и Доктор в нем что-то нашел, доверял ему, и Гермиона ловила себя на странной мысли, что Доктор не оставляет попытки их помирить. «Он не такой, как ты думаешь», — кажется, именно так сказал он о Драко, когда они перемещались в прошлое. И Гермиона пообещала себе, что в ближайшее время присмотрится к нему. Возможно, он действительно гораздо лучше, чем кажется. Она покосилась в сторону Драко, который шел чуть позади. Он был сосредоточен, внимательно изучал местность и людей, одна рука пряталась в кармане брюк, видимо, сжимая крепко палочку. Драко был начеку, готовый в любой момент выпалить заклинание. Гермиона перевела взгляд на Доктора, который, не отпуская ее руки, шел чуть впереди. Наконец спустя долгое время Гермиона вновь почувствовала себя в безопасности.

Освоившись, Доктор с компанией наблюдали за местными жителями, попробовали необританскую — как ее окрестил Доктор — кухню и с восхищением, запрокинув головы, смотрели, как по небу проплывал корабль, похожий на ковер-самолет, только с прозрачным защитным куполом сверху. Они шли по одной из центральных улиц города, почти теряясь в толпе, когда та внезапно устремилась к стенам домов. Руки Доктора и Гермионы расцепились, и она почти упала, но Малфой подхватил ее сзади.

— С тобой все в порядке? — подскочил к ним Доктор, обеспокоенный состоянием Гермионы. Было видно, что она в шоке, да и Драко не отпускал ее. Гермиона наконец кивнула. Люди по-прежнему стояли около стен зданий, словно силясь с ними слиться.

— Что с ним? — указала вперед Гермиона, где посреди опустевшей улицы лежал человек, и никто не спешил ему на помощь, будто это было в порядке вещей. — Ему плохо?

Она быстро поднялась на ноги и бросилась к незнакомцу. Толпа не пошевелилась.

— Кто-нибудь вызвал скорую? Здесь есть врач? — воскликнула Гермиона. Никто не отвечал, лишь робкое бормотание раздавалось то тут, то там, вызывая лишь приступ бессильной злобы.

— Пульс слабый, — рядом оказался Доктор. — Но вроде живой. Что с ним?

Гермиона кивнула и снова попыталась растормошить людей:

— Кто-нибудь, вызовите скорую! — почти взмолилась она. Но никто и не шевельнулся. От нахлынувшего гнева сердце все громче и сильнее стучало в груди. «Да что же вы за люди!» — ругалась про себя Гермиона, одной рукой потрясая бессознательного незнакомца за плечо, а другой утирая невесть откуда взявшиеся слезы. Она даже не заметила, как белая машина выехала на дорогу. Зато это заметил Доктор и отдернул Гермиону от пострадавшего, заставляя ее подняться на ноги.

Машина остановилась прямо перед Доктором и Гермионой и из нее вышло двое человек. Они были в белых плотных одеждах, похожих на медицинские халаты.

— Как хорошо, что вы приехали! — сказала им Гермиона, но те резко оттолкнули ее, и в очередной раз от падения ее спас Драко Малфой.

— Что происходит?

— Не знаю, — сказал Доктор. — Это очень странно, — он разглядывал людей, которые не шевелились и никак не реагировали ни на то, что стало плохо человеку, пусть и незнакомому, ни на то, как грубо обошлись с Гермионой. Такое безразличие раздражало даже Драко, которого мало волновали проблемы посторонних людей.

— Смотрите! — привлек он внимание Доктора, показывая на машину местной скорой помощи. Задние двери были распахнуты, а врачи с помощью светящихся тонких металлических жезлов левитировали больного внутрь. Двери захлопнулись. Работники скорой залезли в кабину, резко дали по газам и машина тотчас скрылась из виду. Прохожие оживились.

— Что это только что было? — спросил Драко.

— Парад черствости и равнодушия, — возмущенно выпалила Гермиона. — Если таково наше будущее, то я удавлюсь, как только мы попадем домой.

— Магглы пользуются палочками! Если это правда, я вынужден поддержать Гермиону.

— Я думаю, нам стоит с этим разобраться, — Доктор прищурился и посмотрел на них. — Для начала выясним, куда увезли беднягу-больного.

— Легко, — махнула рукой Гермиона и дернула за рукав первого попавшегося прохожего. — Эй, мистер. Простите. Тот парень, которого забрала машина. Что это за припадок?

Прохожий замахал руками и попытался обойти Гермиону, но та вцепилась в него мертвой хваткой.

— Ох, ладно, скажите хотя бы, куда его повезли, — взмолилась она.

— Фишер-стрит, — выпалил прохожий. — Фишер-стрит, 14. Простите, я тороплюсь.

Он вырвался и чуть ли не бегом бросился прочь, оставив Гермиону, Драко и Доктора в растерянности стоять посреди улицы.


* * *

— Так, похоже, нам нужно сюда, — ткнула в точку на карте купленного путеводителя Гермиона. — Только это не больница, а научно-исследовательский центр.

— Как ты можешь быть таким спокойным? — вырвалось у Драко.

— Это действительно интересный феномен, а этот соус напоминает соус терияки, — облизывал пальцы Доктор.

— Феномен? Магглы разгуливают с палочками по городу!

— Успокойся, Драко, мы обязательно все выясним, правда, Доктор?

Тот кивнул в ответ на слова Гермионы, и та продолжила.

— Главное не привлекай к себе внимание. Так, — она снова вернулась к карте, — это, похоже, еще в двух кварталах отсюда. Мы почти пришли.

— Это замечательно, — прожевав курицу, сказал Доктор. — Надо двигаться дальше.

Гермиона понимала теперь, что казалось ей таким странным в Лондоне Будущего. То, чего она не заметила, и то, что резко бросилось в глаза Драко. Вокруг сновали магглы, самые обычные, и это было очевидно так же, как то, что она пять минут назад купила путеводитель или как то, что Доктор ел курицу. Но у всех прохожих были палочки, и — что самое парадоксальное — это, похоже, было в порядке вещей. В кафе, где Доктор купил курицу, мальчишка-грузчик заносил левитацией коробки. На втором этаже немолодая женщина мыла окна, достаточно умело обдавая пыльные стекла водой из палочки. Какой-то мужчина счищал с ботинок грязь при помощи магии. И все это было настолько естественно, словно весь мир стал вдруг волшебным.

— Эй, не отставай, — Драко дернул Гермиону за рукав, отвлекая от изучения окружающего мира. Доктор как раз зашел за поворот, так что Гермиона рисковала потеряться.

— Послушай, это странно, — прошептала она, хватая Драко за предплечье. — Погляди, никакого Статута о Секретности.

— И обрати внимание, что с палочками. Они металлические! — возмущению Драко не было предела.

— Тише, — шикнул Доктор. Он остановился у одного из домов и теперь высматривал на нем хоть какой-то указатель. — Не привлекайте внимания. Мы обязательно со всем разберемся, но сначала стоит выяснить, куда увезли того беднягу. Мне кажется, там мы найдем ответы на многие наши вопросы.

Фишер-стрит оказалась просторной улицей. От обилия белого глаза начинали слезиться, но прохожие явно привыкли ко всему и пробегали, даже не щурясь, мимо белоснежных зданий.

— Кажется, это здесь, — сказала Гермиона, остановившись перед девятиэтажным зданием. — Скорее всего, через главный ход пройти не получится, это научный центр, и не думаю, что здесь рады обывателям. Доктор?

Доктор как раз прошел в сторону от главного входа, вдоль стен здания.

— Ищу обходной путь.

Драко и Гермиона переглянулись, пересекли улицу и догнали Доктора. Вместе они обогнули здание, и тут перед ними возникла металлическая решетка, преграждавшая путь. Но Доктор резво перепрыгнул через препятствие, потом помог вскарабкаться Гермионе, пока с другой стороны ее подсаживал Драко. Через пару минут и он перемахнул через ограду.

— И какой план дальше? — отряхнувшись, спросил он.

— Нужно попасть внутрь, не привлекая к себе внимания. Кажется, дверь там. Вперед!

Доктор возился с замком, но тот никак не поддавался. Не в силах больше смотреть на мучения Доктора и зря терять время, Гермиона вздохнула и навела палочку на дверь:

— Алохомора!

Путь был открыт.

— Не забывай, что мы тоже кое-что можем, Доктор, — мягко коснулась его плеча Гермиона и прошла внутрь. Драко ухмыльнулся.

— Видишь, как неприятно, когда она умничает.

Комната, куда они вошли, похоже была в полуподвале. Гермионы поблизости не было.

— Гермиона?

— Я здесь. Ищу вход. Это что-то вроде склада. Кажется, я нашла лестницу, — крикнула она из темноты. В этот момент Драко вскрикнул и выругался.

— Что у Вас там происходит? Вы в порядке?

— Да, только Драко ударился и выронил палочку.

— Что же он такой неуклюжий?

— Грей… Гермиона, лучше иди сюда и помоги мне найти ее. Тут ничего не видно. А от звука отвертки Доктора у меня сейчас начнется мигрень.

Гермиона закатила глаза, но развернулась, чтобы выйти навстречу спутникам. Ее злило, что из-за инфантильности некоторых они теряли драгоценное время. Гермиона искренне переживала за незнакомца на улице, и хотела убедиться, что с ним все хорошо или спасти его, если он в беде.

— Сейчас, — выдохнула она. За спиной послышалась возня. — Доктор! — Гермиона хотела сказать, что, по-видимому, им нужно ждать гостей. Но со всех сторон раздался высокий, режущий уши звук, включились огни прожекторов, ослепив Гермиону белым светом. Впрочем, белый стал желтым, затем сменился кислотно-розовым, потом фиолетовым. Палочка выпала из рук. От постоянных вспышек света перед глазами стояли цветные пятна, картинка размывалась. Гермиона прикрыла уши руками, чтобы хоть как-то заглушить вой сирен. Дверь с лязгом отъехала и из-за нее ударила новая волна белого света. В проеме виднелись силуэты двух человек. Они кинули что-то в сторону Гермионы. Она слышала, как разбилось стекло возле ее ноги. Больше пошевелиться она не смогла: «Парализующее», — мелькнула последняя догадка перед тем, как Гермиону схватили и заломили руки за спину.

— Ведьма у нас! Вижу еще два объекта, — крикнул один из тех, кто держал Гермиону. Он вытащил еще пару флаконов, таких же, какие до этого запустили в Гермиону, и с помощью металлической палочки направил их в сторону Драко и Доктора. — Объекты обездвижены, просьба прислать еще людей для транспортировки пленников в камеры, а также обследования территории. Ведьму доставляем по ранее отданному приказу.


* * *

— Палочек при вас не найдено. Только это, — мужчина с выправкой военного уже полчаса проводил допрос Доктора и Драко, а сейчас положил на стол отвертку Доктора. — Что это?

— Звуковая отвертка, — улыбнулся в ответ Доктор, — люблю, знаете, иногда подвинтить что-нибудь.

— Где ваши палочки? — мужчина не обратил внимания на последнюю реплику Доктора.

— У нас нет палочек, — вяло ответил Драко и скрестил руки на груди, тем самым показывая, что не готов идти на контакт. Мужчина оперся руками на стол.

— Значит, помочь следствию вы не желаете? Вас поймали на территории стратегически важного объекта в компании полнокровной ведьмы, без каких-либо документов, без палочек. Как минимум вы пойдете, как соучастники без умысла, если, конечно, согласитесь помочь следствию. Это три-четыре года исправительных работ в трудовых поселениях. А при лучших обстоятельствах отделаетесь домашним арестом или общественными работами. Ваш выбор? — его лицо приняло такое выражение, будто ему глубоко небезразлична судьба сидящих напротив людей.

— Выбор? Мы просто путешественники. Сегодня нашему знакомому, который проводил для нас экскурсию по городу, стало плохо прямо посреди улицы. Приехала машина и увезла его в неизвестном направлении. Нам сказали, он может быть здесь. Поэтому мы решили выяснить, как он себя чувствует, — с добродушной улыбкой ответил Доктор.

— И как зовут вашего друга?

— Не знаем, мы звали его “друг”. Мы познакомились только сегодня.

— И вы втроем пошли выручать этого нового друга?

— Да.

— В компании полнокровной ведьмы?

Доктор напрягся, обдумывая ответ.

— Я не понимаю о чем вы.

— Конечно.

— Где она? — раздался слабый голос Драко сбоку. Мужчина выпрямился и ухмыльнулся.

— В камере. И если вы такие несговорчивые, то ей язык мы развяжем. Уведите их!

— Не трогайте ее! Она ничего не знаете! — наперебой закричали Драко и Доктор, пока конвоиры пытались их усмирить. Все смолкло, и мужчина облегченно выдохнул — давно у него не было такой нервотрепки. Кто-то решился пробраться в здание Центра, и его начальство этому не обрадуется, когда узнает — а оно обязательно об этом узнает.

— Капитан Хиггс? — обратился к нему подчиненный.

— Больше никаких вещей не нашли при осмотре места задержания? — спросил капитан, еще раз рассматривая вещи, найденные его сотрудниками: документы на имя Джона Смита и палочку, которая оказалась звуковой отверткой. Капитан Хиггс стал вертеть ее. — В ней точно нет ничего органического происхождения?

— Точно, сэр. И при повторном осмотре ничего не нашли. Из отдела иммунологии просят выдать задержанных лиц.

— На каком основании? — вспыхнул Хиггс.

— Им стало известно, что у задержанных нами лиц нет прививок.

— Откуда им стало известно? Ладно, не стоит отвечать, но передайте главе отдела иммунологии, что пока я не разберусь с преступниками, ни одного к ней не подпущу, это для ее же безопасности, — ухмыльнулся он, — а теперь приведите мне ведьму.

Гермиона еле стояла на ногах, когда ее привели к капитану Хиггсу. Допрос практически ничем не отличался от допроса ее друзей. Больше уставший, чем злобный, Хиггс спросил:

— Ответьте мне только на один вопрос: как? Как полнокровная ведьма без регистрации смогла добраться незамеченной до Лондона и спокойно разгуливать здесь?

Гермиона исподлобья посмотрела на него, явно не понимая, что от нее хотят. В этот момент в дверь постучали, и в комнату вошел все тот же темнокожий молодой сотрудник.

— Сэр, вас вызывают.

— У меня допрос.

— Вас вызывают именно по этому делу, — голос помощника Хиггса дрожал. Его начальник понимал, у кого могло хватить наглости отрывать его от дел. Хиггс резко поднялся и вышел вслед за помощником. У Гермионы все похолодело внутри — возможно, дело касалось Доктора и Драко, с ними что-то случилось или им грозит беда. К счастью, капитан так торопился, что дверь осталась приоткрытой, и из коридора доносились обрывки фраз.

— Вы знаете, что это дело отдела иммунологии, капитан Хиггс, — послышался молодой женский голос.

— Да, мисс, и я бы передал их вам, если бы их задержали за колдовство незарегистрированными палочками в любом другом месте. Но их нашли на территории Центра. А это внутренняя безопасность, которая попадает под мою юрисдикцию.

— Получается, имеет место быть коллизия. Но эту коллизию легко решить, если обратиться к высшему руководству, — не без удовольствия отметила девушка из коридора. Эти нотки казались Гермионе знакомыми, да и в решительности говорившей нельзя было отказать.

— Да, можете так и поступить, но пока мы будем ждать их решения, преступники останутся под моим надзором,— откровенно издевался Хиггс.

— Мистер Хиггс, — такой ответ незнакомку не устраивал, — я понимаю, что внутренняя безопасность важна, но и вы поймите меня, — елейным голосом начала она уговаривать капитана, — узнать, каким образом эти люди оказались без прививки, одна из моих главных задач, потому что это вопрос уже не внутренней безопасности, а безопасности целой страны. Мы же можем прийти к компромиссу? Кто там у вас сейчас в комнате для допросов, а?

Гермиона с затаившимся дыханием ждала ответа от капитана Хиггса, ей до ужаса не хотелось оказаться в лапах этой лисы, которая, наверное, едва старше нее. Хиггс, как назло, тянул с ответом.

— Полнокровная ведьма.

— Замечательно, — послышался стук каблуков, — через десять минут за ней придут мои люди.

«Да скажи ты ей что-нибудь!» — кричал внутренний голос Гермионы. Но из коридора вновь раздалось цоканье каблуков.

—Ах, да! И палочку. Обязательно отправьте мне ее палочку, капитан Хиггс, — задорно напомнила незнакомка.

Гермиона не поняла, когда она потеряла сознание, кажется это было еще в допросной, но место, в котором она очнулась, не было похоже на камеру для заключенных. Руки были свободны, с левой стороны раздавалось щелканье клавиш. Голова раскалывалась, что входило уже в привычку. Гермиона закряхтела, сделав попытку подняться.

— А! Уже проснулась. Быстро ты. Не ожидала, — голос Гермиона узнала, но никак не могла поверить, что его обладательница — та самая девушка, из коридора. Гермиона думала, что ей окажется какая-нибудь блондинка с кукольным личиком, с идеально уложенными локонами. Но перед ней сидела девушка, от чьей красоты отвлекали внимание очки в пол лица, а темные волосы были стянуты в тугой пучок на затылке.

— Вот, возьми, я оставила тебе бутерброды, — незнакомка протянула Гермионе тарелку, — Не бойся, не отправленные. Знаешь, ты очень похожа на кое-кого. Было бы здорово… — Она замялась. — Хотя нет, это невозможно. Ты не можешь быть ею.

— Кем? — Гермиона чуть склонила голову.

— Гермионой Грейнджер.

— Нет, что ты, — Гермиона принялась судорожно соображать. Эта девчонка явно знала, кто такая Гермиона Грейнджер, и выдавать себя было нельзя. — Я Джейн. Джейн Остин. Откуда ты знаешь про Гермиону Грейнджер?

— Я очень люблю историю, особенно времена Величия и прогресса магического сообщества, в отличие от людей Хиггса. Им важны сила и знание законов, простим им это. Кстати, я — Катарина, — протянула она руку, Гермиона едва сжала ладонь в ответ.

— Очень приятно.

— Странно, что ты не знаешь. Ты ведь полнокровная ведьма, — Катарина нахмурилась. — И да, что-то я не припомню Остинов в списках полнокровных. Надо будет спросить у Маркуса.

— Это еще кто? — у Гермионы от обилия информации закружилась голова. Впрочем, это могли быть и последствия обморока.

— Маркус мой брат. Он работает в Музее Магии, ты что, не была там? Мы ходили туда трижды только в школьное время, а уж в колледже я бегала туда, как на работу. И не только потому что мой брат устроился туда.

Гермиона почти потеряла нить разговора, так что решила вернуться к тому, что волновало ее больше всего на свете.

— Где мои друзья? С ними все в порядке?

— Именно этим я сейчас и занимаюсь, пытаюсь понять в какую камеру их мог направить Хиггс.

— Кстати об этом Хиггсе, он тоже называл меня полнокровной ведьмой. Это что, вместо грязнокровок?.

— Грязнокровки? Это уже архаизм. — Катарина рассмеялась. — Джейн, ты в какой пещере провела последние двести лет? Такого понятия сейчас нет. А полнокровные ведьмы — это те, кто имеет право пользоваться деревянными палочками. По крайней мере по официальным данным.

— А по неофициальным?

— Мне нравится, как ты ставишь вопросы, хоть это и странно, — Катарина оглянулась на Гермиону через плечо, — а по неофициальным — все маги и волшебницы, которые таковыми являются с рождения.

— А магглы? Они теперь используют магию? — Гермиона пыталась скрыть свое замешательство, но получалось неубедительно.

Катарина отодвинула клавиатуру и внимательно посмотрела на Гермиону.

— Слушай, ты странная. Я бы не стала этого делать, честно, но твои вопросы…

— Что? — переполошилась Гермиона.

— Ты либо свалилась с неба, либо спала последние двести лет, — Катарина нервно хихикнула. — Но, скорее всего, у нас еще один побочный эффект, и очень страшный. Идем со мной.

Гермиона пребывала в прострации, когда Катарина подала ей руку и потянула в сторону двери.


* * *

Помещение, куда привели Драко и Доктора, могло бы показаться странным, но отчего-то не удивляло ни кристально чистой белизной, ни пустотой. Казалось, в новом времени все было таким: белым, пустым и равнодушным. Видимо, раздражение Гермионы передалось Драко, и теперь он чувствовал, как внутри все клокочет. То, как безразличны были люди на улице, то, как грубы были охранники невероятно раздражало его. А сильнее всего его раздражал паренек, который сидел на небольшом стуле напротив Драко. Рыжий, взъерошенный, в круглых очках — нелепая пародия на прошлое, не более. Пожалуй, так бы выглядел Поттер, если бы по какой-то нелепой случайности стал рыжим, или, напротив, Уизли решил бы прикинуться своим дружком. Самого Драко бесцеремонно усадили в жуткое кресло, пристегнули руки к подлокотникам, и даже ноги зафиксировали. Все это отдаленно напоминало допрос в Визенгамоте. Правда там, в отличие от нового времени, не было трубок, направленных на Драко сверху, сбоку и сзади. И то, что в соседнем кресле в таком же положении пребывал Доктор, оптимизма не добавляло.

— Ваше полное имя, — требовательно повторил паренек, и Драко покосился на Доктора. Тот едва заметно покачал головой, словно призывая не выдавать настоящего имени.

— Слизерин, — выдал Драко первое, что пришло в голову. — Люциус Слизерин.

— Полнокровный? — спросил мальчишка, не отрывая глаз от тонкого стекла, по которому постукивал пальцами.

— Не понял вопроса, — Драко покачал головой. — И вообще, я попросил бы, чтобы вы представились.

— Мистер Слизерин, вы пропустили обе положенные процедуры вакцинации. Это ставит под угрозу всю нацию. Ваши родители еще живы?

Драко покачал головой.

— Считайте, что им повезло, — процедил паренек. — Сейчас вы пройдете процедуру обеззараживания, как и мистер Смит. После этого мы проведем сканирование организма. И да, моя фамилия Поттер, если вам это поможет.

Драко закашлялся от неожиданности.

— Жалобы писать бесполезно, — продолжал Поттер. — Задержите дыхание.

— Что? — недоуменно переспросил Драко, но тут из трубок повалил пар, от кислого привкуса которого к горлу подступила тошнота.

— Я же сказал, задержите дыхание, — едко процедил Поттер. — Берите пример с мистера Смита.

Доктор в соседнем кресле, похоже, выбрал тактику подчинения, поскольку прикрыл глаза и расслабился. Драко на миг даже подумал, что он сдался, но потом сообразил, что Доктор вполне может обдумывать какой-то план.

— А теперь сканирование.

Драко с удивлением смотрел, как на его пальцы цепляют маленькие белые прищепки, от которых тянутся провода к огромному экрану.

— Сейчас, мистер Слизерин, вы увидите, в чем ваша опасность. Ваши родители явно уклонялись от вакцинации, так что я бы назвал чудом то, что вы до сих пор живы.

Поттер занес руку над какой-то кнопкой, но нажать ее не успел. Дверь с грохотом распахнулась, и на пороге появилась какая-то девчонка. За руку она держала Гермиону, которая явно не понимала, что происходит.

— С дороги, Поттер! — крикнула девчонка, отталкивая своего сотрудника от экрана. — У меня тут полнокровная без вакцинации, и, похоже, у нас новая проблема.

— Пошла вон, Малфой, — рявкнул вдруг Поттер. — У меня двое без вакцинации, и мне надо срочно запустить сканирование организма.

Драко уставился на девчонку. Если она и носила фамилию Малфой, это была какая-то ошибка. А как иначе можно назвать то, что это угловатое недоразумение с темными волосами, крупными зубами, вздернутым носом и очками, напоминавшими те, что были у Трелони, носила его фамилию? Девица же тем временем оттеснила Поттера от экрана и подтолкнула к нему Гермиону.

— Не стой столбом, — бросила она, опутывая свою подопытную проводами, — вводи параметры: Джейн Остин, полнокровная, потеря памяти. И ищи причину, да поживее. А я пока разберусь с этими двумя. Как бы не пришлось отправлять их в третий бункер.

— Думаешь? — Поттер нахмурился.

— Девяносто пять процентов вероятности, а теперь — живо работать. Почему ты не можешь делать все быстро?

— Я бы намного охотнее нажимал эти кнопки, Малфой, если бы кое-кто все же принял мое приглашение на чашечку чаффы.

— Что такое чаффа? — вмиг спросила Гермиона, и Драко чуть не взвыл. Ее любознательность выдавала их троих с головой.

— Мисс, вы с Луны свалились? Малфой, ты из какого рудника ее добыла? Не знать, что такое чаффа.

— Я говорила, что у мисс Остин полная потеря памяти, идиот, — прошипела Малфой и повернулась к Гермионе. — Джейн, милая, чаффа выведена сто пятьдесят лет назад как гибрид чайного дерева и кофейного куста. Я с радостью принесу вам попробовать, когда мы поймем, что с вами не так и вылечим это.

Драко хмыкнул. Похоже, Поттеры в любом веке были идиотами. И в то же время он мысленно хвалил девчонку, узнавая в ее голосе знакомые нотки.

— Я не приму твое приглашение, Поттер, пока ты остаешься таким болваном, — фыркнула та и повернулась к экрану, глядя на столбцы цифр, появлявшиеся там, как по волшебству.

— Поттер! — воскликнула вдруг Катарина, но этот оклик был не гневным, а, скорее, удивленным и даже испуганным. — Поттер, что ты сделал с анализатором?

— Да ничего я не делал, — Поттер замахал руками, словно заслоняясь от ее гнева. — А что с ним не так?

— Они показывают, что мисс Остин триста семьдесят три года! — Катарина стукнула кулачком по столу. — Нужно проверить ее в третьем боксе. Твои пациенты подключены?

— Да, все было готово, пока ты не ворвалась и не помешала мне…

Катарина нервно застучала по клавишам, а потом повернулась и покрутила головой, переводя взгляд с Драко на Доктора.

— Кто из них мистер Слизерин?

— Я, — неуверенно протянул Драко.

— Мистеру Слизерину триста семьдесят два, — Катарина посмотрела на Поттера и уперла руки в боки. — Что ты сделал с аппаратурой?

— Да ничего я не делал, — отмахнулся Поттер и ткнул какую-то клавишу. — Давай, скажи, что мистеру Смиту четыреста.

— Нет, — Катарина побледнела и схватилась за сердце. — Не скажу. У нас трехзначная шкала возраста.

Поттер отодвинул Катарину в сторону, и уставился на экран, испещренный какими-то цифрами. В самом верху горела красным надпись “Джон Смит, возраст: 999”.

— В третий бокс, быстро, — прошептала Катарина, и Поттер бросился отсоединять прищепки от Драко и Доктора.


* * *

Как только они вышли из лаборатории, Катарина ткнула какую-то кнопку около двери, и белый коридор тут же наполнился светом красных мигающих ламп, а из динамиков под потолком раздался высокий металлический голос: “Внимание! Транспортировка биологически опасных объектов! Внимание! Сохраняйте спокойствие и покиньте коридоры! Оставайтесь в помещениях до снятия тревоги!”

— Круто! — выдохнул Поттер и подтолкнул Доктора в спину. — Слушай, Малфой, я всегда думал, что “Транспортировка биологически опасного объекта” — это когда мощные ребята в защитных скафандрах везут по коридорам контейнер с какой-то зловонной жижей, которая оставляет следы на полу, и от них вскипает даже камень. А потом служба зачистки, рискуя собственными жизнями, приводит все в порядок только лишь за тем, чтобы никто из сотрудников не запаниковал. А на деле мы ведем троих человек в бокс. Аж обидно как-то.

— Поттер, — Катарина засмеялась, — тебе книги писать надо. Что ты в иммунологии забыл?

— Ну, — он замялся и опустил голову, — мама решила, что мне лучше стать ученым. Это почетно. А ведь я даже комиксы начинал рисовать.

— Мило, — Катарина все еще улыбалась. — Завидую тем, кто может что-то вот так написать. У меня вот даже школьные сочинения получались похожими на лабораторный отчет. Папа сказал, что у меня это в крови. А я бы наверное хотела рисовать.

Драко не мог поверить, что его правнучка откровенничает с правнуком Поттера, но затем вспомнил, что и сам уже не один день путешествует с Гермионой Грейнджер, так что позволил себе отпустить ситуацию.

Дверь третьего бокса выглядела достаточно надежной. Катарина нажимала какие-то кнопки, прикладывала пальцы к панелям, заглядывала в какой-то глазок, прежде чем дверь распахнулась.

— Двадцать уровней защиты, — сообщила она, увидев недоуменно вытянувшееся лицо Драко. — Открыть ее могут только снаружи, и только лица, у которых есть необходимая степень доступа. Кстати, Поттер. Тебя здесь быть не должно, но раз уж ты любезно решил мне помочь…

— Я в третьем боксе, — благоговейно протянул тот.

— Земля вызывает Поттера! — Катарина щелкнула пальцами у него перед носом. — Во-первых, ты в тамбуре третьего бункера. И дальше тебе нельзя, я не возьму на себя такую ответственность. Ты посидишь тут и покараулишь мистера Слизерина и мистера Смита. А я войду непосредственно в бункер и займусь мисс Остин. Когда я подам сигнал — над дверью загорится зеленая лампочка — пожалуйста, впусти ко мне мистера Слизерина. А чтобы ты мог открыть дверь, даю тебе магнитный ключ и, Мерлина ради, Поттер, не сделай с ним ничего!

— Раз ты мне не доверяешь, — начал Поттер.

— Не дури, — оборвала его Катарина. — Эта дверь открывается только снаружи, как и все в третьем боксе. А с аппаратурой ты просто-напросто не справишься. Так что давай, Поттер, будь осторожен с магнитным ключом и следи за лампочкой.

Катарина открыла дверь, втолкнула в нее Гермиону и отдала магнитный ключ Поттеру.

— И да, если все пройдет хорошо, — Катарина легко улыбнулась, — я не откажусь от чашки чаффы.

Поттер кивнул и крепко сжал в руках ключик, а Драко подумал, что только присутствие двоих посторонних удерживает его от радостных криков и прыжков.

— Ничего, Малфой, ты не устоишь перед моим обаянием, — Поттер взъерошил волосы. Драко больше не смог сдерживаться и расхохотался во весь голос.


* * *

Дверь за Катариной и Гермионой захлопнулась. Комната, в которой они оказались, напоминала больничную палату, в которой была всего лишь одна койка. На ней лежал немолодой мужчина, опутанный проводами и трубками. Экран, установленный за изголовьем, показывал какие-то цифры и графики. Катарина внимательно посмотрела на них и прищурилась.

— Активность повышена. Простите, мисс Остин, сейчас я подключу вас к диагностической аппаратуре и буду разбираться с господином Максвеллом.

— Да, конечно, — Гермиона пожала плечами и села в кресло, на которое указала Катарина. — А что с ним.

— Мисс, вы не знаете, кто такой господин Максвелл и что он сделал для нового мира? — На лице Катарины читалось изумление. — Это самый выдающийся ученый за последние два века, а его вклад в здравоохранение несравним ни с чем.

Гермиона подалась чуть вперед, но Катарина мягким движением руки заставила ее откинуться на спинку кресла.

— Двести лет назад в стране вспыхнула жуткая эпидемия неизвестного вируса. Она распространялась неслыханными темпами, и уже начала перекидываться на материк. Тогда мир делился еще на магов и магглов. Маггловские ученые бились над антидотом, но все их попытки были тщетны. Тогда маггловский премьер-министр обратился к волшебному миру с призывом помочь. Министр магии был напуган, ведь вирус поражал и магов тоже. И тогда господин Максвелл приступил к работе над зельем, как его тогда называли. Он создал формулу на границе маггловских и магических технологий, и первые клинические испытания показали полное излечение пациентов. Когда волшебники были спасены, два правительства приняли решение попробовать излечить магглов. И оказалось, что у вакцины Максвелла есть очень интересный побочный эффект: она даровала магические силы. Правда, волшебной палочкой из дерева пользоваться такой маг был неспособен.

— И как они колдовали? — спросила Гермиона.

Катарина посмотрела на экран в изголовье койки Максвелла и нахмурилась.

— Странно, — пробормотала она. — Так вот, о чем это я? Сначала новые волшебники страдали от приступов стихийной магии, а затем за дело взялись производители волшебных палочек. Они долго мучились над материалами, и в конце концов первая металлическая палочка легла в руку нового мага.

— И как? Удобны они, эти металлические палочки? — живо поинтересовалась Гермиона.

— Я не знаю, — Катарина покачала головой и достала из кармана халата деревянную палочку. — Я полнокровная. Нас становится все меньше. Десяток семейств на все Британские острова.

— А тот парень? Которого забрали в вашу лабораторию и которого мы ищем. Что с ним?

— О, — Катарина опустила голову. — Это загадка даже для нас. В последние десять лет люди начали замирать. Мы не знаем другого определения для этого явления. Они просто падают на улицах или в своих домах. Они живы. их системы функционируют нормально, система поддержания жизни им не требуется. Но они не подают признаков жизни. И они не стареют. Как и господин Максвелл.

— Погоди, ты говоришь, прошло двести лет с момента изобретения вакцины, — Гермиона только теперь поняла, что странного в рассказе Катарины. — Хочешь сказать, Максвелл еще жив?

— Да. Он был первым замершим, но больше таких случаев не было, и ученые решили оберегать его сон. А теперь, когда такие случаи участились, у него стала повышаться активность мозга, словно он просыпается.

— Послушай, а тебе не кажется, что в вакцине есть какая-то ошибка? — Гермиона прищурилась и посмотрела на Катарину. Та ответила такой же гримасой.

— Ты хочешь сказать, — Катарина потянула себя за прядь волос и задумчиво покрутила палочку в руке, — что в вакцине есть какой-то элемент, который и спровоцировал эти замирания? Нет, не думаю. Это же вакцина Максвелла. Она спасла Землю.

— Боюсь, юная леди, тут вы не правы, — произнес хриплый голос за спиной у Катарины. Та взвизгнула и повернулась. Господин Максвелл открыл глаза и теперь смотрел на них с Гермионой.

— Господин Максвелл? — переспросила Катарина, все еще не веря своим глазам.

— Роул, просто Роул, — скромно произнес тот. — А теперь, мисс, если вам не составит труда, я бы хотел подняться.

— Простите, мне нужно сообщить о вашем пробуждении руководству. И убрать Поттера из тамбура бокса. Если его увидят там, у меня будут большие неприятности. Простите, — пробормотала Катарина и ткнула в кнопку около экрана, показывавшего данные о Максвелле.

Но ничего не произошло.

— Какая-то ошибка, — Катарина снова дернула себя за прядь и нажала на кнопку. Все оставалось по-прежнему.

— Почему не идет сигнал? — она раздосадованно пнула ногой койку, отчего трубки и датчики над Максвеллом покачнулись. — Должна сработать система оповещения. Мисс Остин, будьте добры, постучите Поттеру. Пока я вспомню, как разобраться с аппаратурой, он уже будет на полпути к управляющему.

Гермиона быстро сняла с себя датчики, сбросила на пол бестолковые провода, подбежала к двери и застучала по ней кулаками.

— Мистер Поттер? Мистер Поттер, Катарина просит открыть дверь!

Никто не реагировал.

— Мистер Поттер, ау! — крикнула Гермиона и, плюнув на все правила приличия, стала молотить по двери ногами.

— Да что же такое! — Катарина бросилась к ней и тоже принялась стучать кулачками по двери.

— Погоди, — Гермиона резко остановилась и выдохнула. — Погоди, у нас есть палочки. Алохомора!

Раздался щелчок замка. И тут же еще один. Щелчки застрекотали, как цикада, но дверь не отпиралась.

— Что происходит? — Катарина сжала пальцами виски. — Мне кажется, мисс Остин, вы как-то связаны с этим. С момента вашего появления все пошло кувырком.

Гермиона покосилась в сторону, словно ожидая увидеть там кого-то еще, кто мог бы быть виновен в происходящем.

— Вы и мистер Слизерин. Вам более трех сотен лет, не говоря уже о Смите. Где вы прятались все это время? Почему не знаете о вакцине, эпидемии и наших порядках? — Катарина уперла руки в боки. — Зачем вы пришли сюда?

— Я… Это сложно объяснить, но я попытаюсь, — Гермиона виновато улыбнулась, но, услыхав покашливание Максвелла, решила взять ситуацию в свои руки. — Только после того, как получим ответы от мистера Максвелла.

Максвелл икнул и покраснел.

— Простите меня, — прошептал он, глядя на Гермиону.

— Итак, мистер Максвелл, вы утверждаете, что в формуле действительно была ошибка. Вы знали о ней, но все же выпустили зелье на рынок, из-за чего тысячи, миллионы людей оказались под угрозой, — Гермиона выбросила вперед руку с палочкой, нацеленной точно в грудь Максвеллу. — Почему?

— Мисс Остин! — воскликнула Катарина.

— Тихо, не мешай, — отмахнулась от нее Гермиона. — Отвечайте, Максвелл.

— Я никогда не был хорошим зельеваром, — тихо проговорил тот. — Но я знал, как обращаться с теми, кто выше по должности. Я много добился: мне выделили собственную лабораторию в Мунго, у меня был большой штат подчиненных, и все они были намного умнее, намного настойчивее, чем я.

— Вы учились на Слизерине, готова спорить, — выплюнула Гермиона с львиной долей презрения.

— Погодите, так мистер Слизерин… — протянула Катарина.

— О, разумеется, это не настоящее его имя. Мы назвались псевдонимами. Но все же поговорим о вакцине.

— У магглов случилась эпидемия, она перешла и в волшебный мир, — продолжил Максвелл. — Люди были напуганы. Мой отдел проводил исследования, разработки. Десять попыток оказались провальными. А потом случилось страшное: я узнал, что болен.

Катарина склонила голову.

— Вы шутите, господин Максвелл. Во всех учебниках сказано, что вы не были заражены вирусом.

— Потому что, дорогая моя, я никому не говорил об этом, — раздраженно произнес Максвелл. — Я узнал об этом случайно, когда в пятницу вечером решил проверить состояние своего здоровья. Паника передалась и мне, а я никогда не был таким же храбрым или сильным, как мои подчиненные. Я узнал, что болен. А в ночь с воскресенья на понедельник я проснулся от того, что рука Смерти сжимала мое горло.

Катарина нервно вздохнула.

— Я видел, как комната плывет вокруг, тает, как белый туман застилает все вокруг, и тут из тумана вышел ангел. Настоящий ангел, юная леди. Он спросил, хочу ли я жить, но я не мог ответить. Ангел был добр ко мне, он согласился подарить мне исцеляющую формулу в обмен на жизнь. На вечную жизнь — если я соглашусь добавить в лекарство один ингредиент и смогу убедить власти использовать это зелье. Я уже почти не дышал, но слово “Согласен” все же смог произнести.

— И вы выжили? — тихо спросила Катарина.

— Я уснул, юная леди. А на утро проснулся совершенно здоровым. На столе я нашел рецепт зелья. Прочитав его я пришел в ужас. Такая концентрация Австралийской Умонессы могла парализовать человека на неопределенный срок. Но я вспомнил о договоре и взялся за дело. Так я излечил нацию. А потом, когда все газеты рапортовали о успешной победе над эпидемией, я лег спать. И проснулся сегодня. Какой сейчас год?

— Две тысячи триста пятьдесят третий, — прошептала Катарина.

— Вы не излечили нацию! — воскликнула Гермиона. — Вы обманули нацию! А теперь, когда ваша вакцина стала обязательной, когда отсутствие прививки приравнивается к преступлению против государства, вы просыпаетесь и говорите, что все хорошо? Кто был этот ангел?

— Я не знаю, — Максвелл замахал руками. — Не знаю, мисс, он явился ниоткуда и пропал в никуда.

— Мисс Остин, — Катарина держалась за виски и смотрела на Гермиону испуганным взглядом. — Мисс Остин, у вас есть часы?

— Да, конечно, — Гермиона бросила короткий взгляд на маленькие наручные часики, — сейчас два часа пополудни. Если хочешь знать, не пропустила ли ты обед — да, ты пропустила обед.

— Нет, мисс Остин, я не о том, — Катарина развернула к Гермионе устройство, которое носила с собой. На плоском экране, похожем на тонкое стекло, горели цифры: “14:00:01”. Единичка мигала, но все никак не переключалась на двойку.

— Я бы сказала, что планшет испортился, — тихо произнесла Катарина, — но на мониторе мистера Максвелла то же самое, и на ваших часах.

Она указала на руку Гермионы. Секундная стрелка действительно дергалась, но никак не перескакивала дальше.

— Вот же черт, — выругалась Гермиона, и бросилась к двери снова, отбросив все предосторожности.

— Драко! Доктор! Выпустите нас! Меня кто-то слышит?

Ответом ей была гробовая тишина. Гермиона почувствовала, как к горлу подступает липкий ком паники.


* * *

Лампочка на потолке мигнула, и Драко поморщился.

— Вот они, маггловские технологии. Никакой стабильности в работе, — проворчал он.

Лампочка, словно подтверждая его слова, мигнула еще раз.

— Что-то техника сегодня барахлит, — извиняющимся тоном пробормотал Поттер. Лампочка вновь мигнула.

— Что это с ней? — удивленно спросил Доктор и извлек из кармана звуковую отвертку. — Сейчас посмотрим.

Он включил отвертку, и от пронзительного писка у Драко заложило уши.

— О-о-о, — протянул Доктор. — Нет. Нет-нет-нет. Этого не может быть.

— Чего не может быть? — недоуменно переспросил Поттер.

— Поздравляю вас, друзья мои, мы с вами оказались во временной ловушке. Кто-нибудь может посмотреть на часы?

— Два часа пополудни, — Поттер пожал плечами.

— Как тебя зовут?

— Гарри.

Драко горестно застонал и закатил глаза.

— Внимательней, Гарри, — Доктор махнул отверткой, не обращая внимания на Драко. — С точностью до секунды. Время любит точность, друг мой.

— Два часа, ноль минут и три секунды, — отрапортовал Гарри.

— А теперь мысленно сосчитай до десяти и посмотри на часы.

Воцарилась тишина, и Доктор заинтересованно уставился на Гарри, который прикрыл глаза и кивал головой в такт счету.

“Поттер, — раздраженно подумал Драко. — Еще бы пальцы разгибать начал, ей-Мерлин”.

— Десять, — бодро сообщил Гарри.

— Ну, и который час? — Доктор склонил голову набок.

— Два часа, ноль минут и три секунды, — растерянно протянул Поттер, взглянув на часы. — Но такого не может быть. Прошло…

— Да! — Доктор светился, будто Поттер только что как минимум совершил грандиозное научное открытие. — Именно! Ни на секунду больше. Мы застряли в этом времени. Конкретно — в этой секунде. Это временная ловушка.

— Но как же Малфой? — в ужасе воскликнул Гарри и бросился к двери. — Малфой! Малфой, ты там?

Ответом ему была тишина.

— У меня нет привилегий доступа, — пробормотал Гарри. — Если начальство узнает, что я сделал, меня вышвырнут из центра. Если я открою дверь без ее команды, Малфой меня убьет. Но…

Он замер, словно прикидывая в голове все возможные варианты, и перевел взгляд с Доктора на Драко и обратно.

— Если с Малфой что-то случится, я до конца жизни не смогу себе этого простить.

С этими словами Гарри достал из кармана магнитный ключ и приложил его к металлической шайбе на двери и дернул дверь на себя.

За дверью не было никого.

— Малфой! Малфой, где ты? Катарина! — закричал Поттер и заметался по комнате, которая напоминала Драко больничную палату.

— Они здесь, — тихо проговорил Доктор, водя отверткой вокруг себя. — Они здесь, в этой комнате. Но они тоже во временной ловушке. Мы застряли в разных секундах.

— Они нас слышат? — в один голос спросили Драко и Гарри.

— Не знаю. Нужно понять, оказались они на секунду позже, или на секунду раньше нас, — задумчиво проговорил Доктор, извлек из кармана плаща очки и водрузил их на нос.

— Эти очки позволяют видеть сквозь время? — спросил Гарри, и Драко снова захотелось смеяться. Только мысль о том, что Грейнджер с его — подумать только — внучкой застряли в какой-то ловушке, заставляла его думать о серьезных вещах.

— Очки? Нет, очки это просто очки, — отмахнулся Доктор.

— Драко! Доктор! — послышалось совсем рядом, и Драко дернулся, поворачиваясь к двери.

— Гермиона! Ты меня слышишь? — крикнул он в пустоту, но ответа не последовало.

Доктор еще раз пиликнул отверткой и убрал ее в карман.

— Итак, у меня две новости, — сообщил он, поправляя очки. — Первая, хорошая: Гермиона и Катарина живы, но, вероятно, напуганы. Вторая, не совсем хорошая. Я бы даже сказал, плохая: они на секунду раньше нас, а может даже на две. Мы можем кричать до хрипоты, но они нас не услышат. Зато мы слышим их.

— И что же делать? — Гарри почесал в затылке. Похоже, он совсем не обратил внимания на то, что Доктор назвал Гермиону ее настоящим именем. Драко даже показалось, что этот поттер всерьез переживает за Катарину, что она ему небезразлична. Его внучка небезразлична рыжему Гарри Поттеру.

“Ночной кошмар, ни дать, ни взять”, — горестно подумал Драко и вернулся в реальность.

— Что делать? О, я знаю, кто мог все это затеять. Я знаю, зачем. Я знаю, чего он хочет. Но я совершенно не представляю, что мы можем с этим поделать. — Доктор развел руками и посмотрел на Драко.

— Ты не знаешь, что делать? — тот немало удивился. — Погоди, ты же Доктор. У тебя есть ответы на все вопросы. У тебя есть звуковая отвертка.

— А у тебя есть волшебная палочка, и что с того?

— Она выпала на том странном складе, если ты забыл, — сварливо отозвался Драко.

— У меня есть палочка, — вклинился в разговор Поттер и протянул обычную деревянную палочку. — Да, я полнокровка и не надо так на меня смотреть.

— Объясни мне, Поттер, как вы допустили такое отношение к себе? — выпалил вдруг Драко. — Если все стали магами, то настоящие, те, кто такими родился должны быть главнее.

— Полнокровные, — кивнул Поттер. — Да, поначалу так и было. После эпидемии полнокровные ведьмы и колдуны стали чуть ли не небожителями. Но люди, приобретшие магические способности после приема вакцины, быстро освоились в новом мире, стали исследовать магию. Они узнали, сколько знаний множество веков мы скрывали от них, и подняли восстание. Теперь полнокровные подлежат обязательной регистрации, их обучение и работа находятся под пристальным контролем, а некоторые города, в том числе и Лондон, для них закрыты. Не без исключений, конечно. Вы бы знали, сколько сил стоило мне и Катарине выбить разрешение на работу. Впрочем, она прекрасный специалист, на вес золота. Ну а мне помогает фамилия прославленного прадеда. По правде говоря, я бы с радостью остался в поселении полнокровных, писал бы картины, занимался бы чем-то творческим. Но мать столько сил вложила в получений Лондонской лицензии для меня, что было бы подло отказаться и свести на нет все ее старания.

— Но почему так? — возмутился Драко.

— Потому что люди боятся, — Поттер пожал плечами. — Мне неприятно это говорить, среди них есть очень хорошие ребята. Но их правительство боится, что в один день получение магии окажется ошибкой, и у всех отберут волшебную силу. Люди уже не представляют своей жизни без магии.

— А я знал, что магглам доверять нельзя, — проворчал Драко. — Ладно. Надо освобождаться из этой ловушки и возвращать леди. Доктор, есть какие-то мысли?

— Я думаю, — качнул головой Доктор. — Если бы я только знал, зачем ему Катарина и Гермиона, почему он закрыл их во временной ловушке.

— Кому? — глупо переспросил Гарри.

— Да Трикстеру, кому же еще, — Доктор говорил так, словно ответ был очевиден. — Один из Пантеона Хаоса, мой давний враг. Зачем ему Гермиона и Катарина?

— Не знаю, — протянул Драко. — Когда-то давно так действовали Пожиратели. Например, если бы я не выполнил приказ, они навредили бы моей матери.

— Заложники, — Доктор кивнул. — Хорошо. Я понял. Мы спасем прекрасных леди.

Он повернулся к пустой койке, сложил руки на груди и крикнул:

— Трикстер! Выходи! Я знаю, что это твоих рук дело.

Полыхнула вспышка света, и с другой стороны койки появилась фигура в черном балахоне. Когда она повернулась, Драко понял, что никогда не видел ничего страшнее: ни глаз, ни носа у создания не было. Все лицо было затянуто бледной кожей, отчего красный рот казался неестественно огромным.

— Доктор, — протянуло создание и улыбнулось, обнажая ряд треугольных зубов. — Вот мы и встретились с тобой.

— Отпусти моих друзей, Трикстер. Зачем они тебе?

— Друзей? Две маленьких испуганных девчонки да старик, что присвоил себе чужие заслуги — твои друзья? Я помню Повелителя времени, что держал в руках ключ от времен. Я помню того, кто сражался с Пантеоном. И что я вижу? Одинокий, разбитый, в компании беззащитных мальчишек. Ты проиграешь, Доктор. И Хаос воцарится на Земле.

— Зачем тебе Гермиона и Катарина? — воскликнул Драко.

— Затем же, зачем и все. Всего лишь согласие, мальчик, всего лишь согласие, — прошипел Трикстер и растворился в белом тумане.

— Согласие? — переспросил Драко.

— О чем это он? — Гарри недоумевал.

— Трикстер приходит, когда людям грозит верная смерть. Когда они в шаге от нее. Он заключает сделку, даруя им жизнь, но взамен… О, они оказываются фактически его рабами.

— Зачем ему это? — Гарри нахмурился.

— Он стремится к хаосу, — просто ответил Доктор. — Болезни, войны, смерть — все это дает ему силу. Он не может пробраться к нам извне Вселенной, пока жизнь в мире подчиняется каким-то законам, пока она упорядочена. Но чем больше хаоса будет в мире, тем сильнее будет Трикстер. И тогда он явится, чтобы подчинить себе всю Землю.

— Звучит непривлекательно, — Поттер нахмурился.

— В традициях спасенье! — провозгласил Драко, цитируя своего дедушку Абраксаса.

— Да-да, Драко, именно. Но паника, болезни и страх несут Трикстеру силу.

— И получается, что ему мешает Катарина, — предположил Поттер.

— Катарина, — согласился Доктор и обвел взглядом палату. — Или не она. Кто лежал на этой койке?

— Простите, мистер Смит, я не знаю. У меня не хватает уровня доступа. Катарина знала.

— Можешь звать меня просто Доктором, — он улыбнулся, снова достал отвертку и принялся водить ею над койкой. — Да, да, здесь был человек. Скажу больше, он все еще здесь. Он во временной ловушке, там, с Гермионой и Катариной. Возможно, Трикстеру нужен именно он!

— Зачем?

— Думаю, они заключили сделку. И теперь Трикстер пришел требовать выполнения своих условий.

— И почему это так опасно? — недоуменно спросил Гарри.

— Да потому что Трикстер — враг Доктора, — раздраженно бросил Драко. — И, скорее всего, все его манипуляции сводятся к одному: погубить Доктора. И, вероятно, мы погибнем вместе с ним.

— Не хочу показаться пессимистом, но Драко прав, — Доктор поджал губы и посмотрел на своих соратников.


* * *

Палату заволокло белым туманом, и над кроватью Максвелла появилась фигура в белом плаще.

— Вот он, — благоговейно прошептал Максвелл. — Мой ангел.

Фигура подняла голову и Катарина вскрикнула. Лицо гостя было затянуто белой кожей, а рот походил на рваную рану, в которой осколками торчали острые зубы.

— Больше похоже на ночной кошмар, — резюмировала Гермиона, направляя на посетителя палочку. — Кто ты? Назовись!

— Это не столь важно, как то, кто вы, — прошелестела фигура. — Гостья из прошлого и маленькая испуганная девочка. И старый профессор, почти легенда. Максвелл, ты уже рассказал своим подругам, как было дело?

— Скажи мне, ангел, почему я уснул?

— Наша сделка не выполнена до конца, — прошелестела фигура. — Я лишь на время позволил тебе жить, чтобы ты мог распространить мою вакцину. Но теперь, когда Австралийская Умонесса привела к мутациям, ты снова мне нужен. Я позволил тебе просуществовать двести лет, теперь же ты будешь жить. Проснувшийся профессор, который ставит на ноги замерших людей, дарует им жизнь.

— Ты снова подскажешь мне зелье?

— Все намного проще, — существо неприятно ухмыльнулось. — Даровать им жизнь буду я, в обмен на их полное подчинение.

— Максвелл, вы слышите, что он говорит? — воскликнула Гермиона. — Он собирается подчинить себе всех людей. Замерших с каждым днем все больше и больше!

— Не слушай ее, Максвелл, — прошипела фигура. — Какое тебе дело до слов глупой девчонки, если ты будешь жить, и твое имя будет восхвалять каждый?

Максвелл облизнул губы и впился жадным взглядом в гостя.

— Не соглашайтесь, профессор! — воскликнула Катарина. — Подумайте, что будет с нами.

— А что будет с нами? — спросила в пространство Гермиона, особенно ни к кому не обращаясь.

— Я отправлю вас туда, где вы будете существовать вечно, вне времени и пространства, а ваши друзья будут так увлечены поисками, что не смогут мне препятствовать.

— Доктор! — сообразила Гермиона. — Нет, тебе не оставить людей без его защиты.

Послышался странный скрежет, и фигура в плаще принялась крутиться на месте, поворачиваясь пустым лицом к источнику звука.

— Это Тардис! — радостно воскликнула Гермиона. — Мы спасены!

Звук затих. Гость зашелся в противном смехе.

— Тардис не проберется в мою временную ловушку. Ни вас, ни Доктора никто не спасет. А в безвременье этой мерзкой будке нет дороги.

Катарина в ужасе прижалась к Гермионе, и та машинально погладила ее по волосам. Помощи ждать было неоткуда.


* * *

Звук моторов Тардис разрезал напряженную тишину тамбура.

— О,Тардис, услада очей моих! — воскликнул Доктор и оттащил Драко и Гарри в сторону. — Тардис пытается прорваться через временную петлю! Программа спасения пилота!

В воздухе и впрямь то появлялись, то исчезали расплывчатые очертания Тардис.

— Эта синяя будка? Из дерева? — недоверчиво спросил Гарри.

— Это самая лучшая синяя будка в мире, — горячо возразил Драко. Пожалуй, он редко испытывал подобную радость и воодушевление от созерцания какого-то предмета.

— Артронная энергия Тардис очень опасна для Трикстера. Кажется, у меня начинает вырисовываться план! — Доктор светился, как Рождественская ель.

Очертания Тардис в какой-то миг стали особенно четкими, и Доктор бросился к своей ненаглядной будке.

— Быстрее! — воскликнул он, распахнув дверь и вскочив внутрь. — Ну же!

Драко с Гарри бросились к Тардис, но что-то словно мешало им.

— Это завихрения времени и пространства, но вы справитесь, ну же! — подбадривал их Доктор. Драко схватил Поттера за руку и бросился вперед, но неудачно. Поток времени захлопнул дверь будки, и они с разбегу впечатались в синюю деревянную дверь. Раздался скрип, похожий на прощальный, и Тардис растворилась в воздухе.

— Отлично, — Драко воздел руки к потолку. — Теперь у нас нет ни Доктора, ни Тардис. Ни, драккл дери, моей волшебной палочки!

— Есть моя, — робко напомнил Поттер.

— Знаешь, два волшебника с двумя палочками будут получше, чем два волшебника с одной палочкой на двоих, — фыркнул Драко и скрестил руки на груди. И тут же дернулся, как от удара маггловским электричеством.

— Что это такое? — Он посмотрел на свои руки, по которым плясали синие искры.

— Смотри, со мной то же самое! — Поттер протягивал к Драко свои руки ладонями вверх.

— И что это? — Драко задумчиво рассматривал странные искры.

— Сейчас узнаем, — Поттер достал из кармана какую-то штуку, похожую на прищепку, прицепил ее к собственному пальцу и уставился в экран какого-то прибора, который принес с собой из лаборатории.

— Смотри, анализатор говорит, что это неопознанный вид энергии. Я думаю, это та самая артронная энергия. Я думаю, мы можем победить Трикстера и без Доктора.

— Ну что, рискнем, — недоверчиво произнес Драко. — Все равно погибать. Трикстер! Выходи!

Полыхнул свет, и фигура в черном балахоне снова предстала перед ними.

— О, Доктор оставил вас одних, — делано расстроенно проговорил Трикстер. — Двое таких молодых людей застряли в ловушке времени. Как жаль.

— Я хочу заключить сделку, — проговорил Малфой, копируя тон своего отца. Давно забытые интонации давались тяжело. — Мы хотим выбраться отсюда. Что для этого нужно?

— Самое малое, что вы можете предложить, — Трикстер противно засмеялся. — Ваши жизни. Подчинение. Чем больше людей будут сеять Хаос на Земле, тем сильнее я стану.

— Хорошо, — бросил Драко так, словно согласился одолжить Трикстеру пару кнатов. — Сделка заключена.

Он протянул руку как бы для рукопожатия и в этот момент Поттер рванулся к Трикстеру и схватил его за руку. Раздался треск, по стенам заплясали блики синего света, Трикстер закричал не своим голосом. Драко схватился за вторую руку.

Это было ни с чем не сравнимое чувство. Энергия, случайно полученная от Тардис и впитанная Драко, теперь освобождалась, причиняя Трикстеру неимоверную боль. Все трое кричали, а потом рухнули наземь.


* * *

Гермиона прижимала к себе Катарину, которая, похоже, готова была разрыдаться, когда клубок из тел рухнул на пол перед ними.

— Драко! — воскликнула Гермиона и бросилась к нему. Малфой был бледен, бледнее обычного и, похоже, не дышал. Гермиона упала на колени перед ним, положила его голову к себе на колени, сгребла его руки в свои и, наконец, дала волю слезам.

— Гарри! — Катарина взвизгнула и бросилась к своему незадачливому подчиненному. Поразительно, как еще в лаборатории она с презрением и неприязнью смотрела на этого мальчишку, а теперь рыдала во весь голос, прижимая к себе его тело. Фигура в балахоне захрипела и повернула безглазое лицо к Максвеллу.

— Роул, — прошуршала фигура. — Роул, скажи, хочешь ли ты жить?

Слова кошмарного гостя заглушил рев моторов Тардис. Будка материализовалась у стены палаты, и из нее выглянул Доктор.

— Вы в порядке? — осведомился он, с тревогой посмотрев на Гермиону и Катарину.

— Доктор, это создание, — Гермиона указывала на фигуру в балахоне.

— Это Трикстер, — Доктор выглядел очень грустным. — Он появляется за миг до смерти и дарует жизнь в обмен на вечное подчинение.

— Это мой ангел, — возразил Максвелл. — Он спас меня и подсказал мне формулу зелья.

Максвелл достал из кармана халата ветхую бумажку и потряс ею в воздухе.

— Мне жаль, — произнес Доктор. — Но вы должны были умереть. Трикстер купил вас и намеревался поработить Землю.

— Роул, — прохрипел Трикстер, — скажи им, хочешь ли ты жить? Скажи мне.

— Да, Роул, — воскликнула сквозь слезы Катарина. — Хотите ли вы жить? Сможете ли вы жить, зная, что своим решением обрекаете людей на мучения? Сможете ли вы ходить по улицам, зная, что из-за вас любой человек может стать таким, как он?

Она потянула Поттера за бледную руку.

— Девчонка ничего не понимает, — прошипел Трикстер. — Я всем замершим могу даровать жизнь. Всем, без исключения. И ты, Роул, запишешь это на свой счет. Это будет твоей славой и твоим величием.

— Да, он дарует жизнь! В обмен на рабство, — всхлипнула Гермиона и убрала со лба Драко прядь волос. — Все люди либо погибнут, либо станут его рабами. Такого будущего вы хотите для мира, профессор?

— Роул, — тихо проговорил Доктор, и голос его был грустным, но твердым. — Это самое сложное решение из всех, что вам приходилось принимать. Вы знаете, какой ответ спасет Землю, и вы знаете, какой ответ ее погубит. Это сложно, Роул. Продать весь мир ради своей жизни, либо уйти — но уйти героем, который уберег целую планету от Хаоса.

— Роул, — прохрипел Трикстер.

Тишину палаты разрезал звук разрываемой бумаги.

— Сделки не будет, — отчеканил Максвелл и бросил на пол половинки рецепта зелья.

Трикстер завыл, а в следующий миг по его телу пробежала паутина из синих искр. Они становились все ярче и ярче, пока не поглотили его полностью.

— Простите, друзья мои, — грустно проговорил Максвелл, вокруг которого уже начинал клубиться туман. Он был непохож на тот туман, из которого вышел Трикстер. Нежный, мягкий, словно облака, он навевал мысли о покое.

— Мы расскажем всем, что вы спасли мир, — всхлипнула Катарина.

— Я надеюсь, что искупил вину и останусь в памяти людей, — Максвелл улыбнулся. — А вам, юная леди, предстоит войти в историю как той, что исправила вакцину.

Катарина ничего не ответила, молча глядя, как Максвелл растворяется в тумане.


* * *

— Ну, вот и все, — улыбнулся Доктор и пожал руку еще слабому, держащемуся за Катарину, Гарри. — Вы победили одно из самых опасных существ во Вселенной и за ее пределами, но ваша миссия по спасению человечества только началась. Вам предстоит исправить вакцину, вылечить замерших людей, но я верю, что у вас все получится.

— Я думаю, что сама эпидемия была спровоцирована Трикстером, — Катарина уже оправилась от переживаний и теперь снова выглядела, как целеустремленная, волевая девушка. — Нам с Гарри предстоит проверить множество материалов, но, уверена, мы доберемся до истины. В любом случае, нужно выработать антидот для старой вакцины.

— Да, и желательно, чтобы он не отнимал магию у людей, — напомнил Гарри. — Иначе нас ждет революция и сожжение ведьм.

Оба рассмеялись.

— Кстати, вы ведь дедушка Катарины, — Гарри посмотрел на Драко. — А вы…

— Да-да, Гермиона Грейнджер, — Гермиона улыбнулась. — Очень лестно слышать, что моя персона оставила след в мировой истории.

— Если хотите, мы можем сходить в музей к Маркусу, я расскажу вам, что вы сделали для науки, — Катарина словно пыталась насмотреться на Гермиону на всю оставшуюся жизнь.

— Нет-нет, — Гермиона замахала руками. — Я еще ничего не совершила, так что будет нечестно узнать это. Получится, что я списала сама у себя.

Все рассмеялись, и Гермиона толкнула Драко в бок.

— Давай, скажи им, — прошептала она.

— Что сказать? — Драко еще немного пошатывало после схватки с Трикстером.

— Неужели ты не понял, на что намекает Гарри? Родители Катарины далеко, а ему надо разрешение родственника.

— На что?

— Да хотя бы на дракклову чаффу, — Гермиона начинала потихоньку выходить из себя.

— Грейнджер, ты невыносима, — проворчал Драко и повернулся к Катарине и Гарри.

— Поттер, — начал он. — Ты знаешь, кто я такой, и знаешь, какие отношения у меня были с твоим прославленным предком, поэтому должен особенно высоко оценить то, что я сейчас скажу.

Все замерли.

— Я разрешаю тебе приглашать Катарину на чаффу, — проговорил он. — Но только если ты мне пообещаешь соблюдать высокие моральные устои. Малфои — сторонники консервативных взглядов.

— Спасибо, — пробормотал Поттер, краснея до корней волос, в чем Драко безошибочно определил наследие Уизли. — А вы, Гермиона?

— Катарина, ты такая милая, — Гермиона лучезарно улыбнулась. — И ты, Гарри. Я вообще не понимаю, при чем тут я и мое согласие, но мне кажется, что вы станете очень хорошей парой.

— Тардис уже работает! — сообщил Доктор, выглянув из дверей.

— Будьте счастливы, — Гермиона обняла обоих и прошмыгнула в Тардис.

— Помни о морали, Поттер, — строго сказал Драко, пожимая Гарри руку, — не то я снова явлюсь из прошлого и превращу твою жизнь в ночной кошмар.

Дверь Тардис захлопнулась, моторы взревели, и синяя будка растаяла в воздухе.

— Да, дедушка и бабушка у тебя что надо, — ухмыльнулся Гарри, обнимая Катарину за плечи. — Кстати, почему ты не сказала, что ты и ее внучка тоже?

— Я думаю, они с дедушкой еще не настолько близки, — туманно ответила Катарина. — И потом, ты слышал, какая она. Не списывать у самой себя, это надо же.

Они рассмеялись и побрели к палатке, от которой доносился изумительный аромат горячей чаффы.

От авторов: Трикстер — это еще один враг Доктора, появляется в сериале "Приключения Сары Джейн Смит"

Глава опубликована: 02.05.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 18 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх