Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Я Алекто Кэрроу! (джен)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Darkfic/POV
Размер:
Миди | 197 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, Насилие, Нецензурная лексика, Смерть персонажа, ООС
Мало взять власть, надо ее удержать. Героиня очень не хочет погибать или возвращаться в Азкабан. Ей вообще не нужны битвы и сражения. Поэтому она давит сопротивление на корню, старается минимизировать возможные потери и не хочет превращать Хогвартс в поле боя. Действует жестко и без сантиментов.
QRCode

Просмотров:94 616 +56 за сегодня
Комментариев:252
Рекомендаций:11
Читателей:2082
Опубликован:24.10.2016
Изменен:13.11.2016
От автора:
Насилие здесь больше моральное.
Благодарность:
Моим постоянным читателям и друзьям
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава третья, в которой случается «библиотечный бум» и выступление Лонгботтома, а планы Алекто дают первые результаты

Утром в «Пророке» была небольшая заметка о перезахоронении Дамблдора и несколько колдофото. Приличная мраморная плита на кладбище в Годриковой Лощине, имя, годы жизни, регалии. Все как у людей. Представители министерства и Аберфорт. На заднем плане еще несколько волшебников. Цветы. Снимок с сажающими деревья студентами. Деканы факультетов со скорбными физиономиями. Все очень достойно. Еще один анонс книги Скиттер. Обязательно почитаю.

— А по-моему все вышло весьма и весьма респектабельно, — проговорил Слагхорн, — и указали все награды и должности, которые Альбус занимал. И на могилу в любой момент прийти можно. В Хогвартс ведь доступ есть не у всех.

МакГоннагал молчала. Студенты тоже шелестели страницами газет. И, по-моему, большинство интересовались не могилой Дамблдора, а объявлениями и сообщениями о квиддичных матчах. Все правильно. Жизнь продолжается, господа присяжные заседатели!

Передо мной на стол опустилась сова со специальным тубусом, предназначенным для переправки документов, привязанным к лапке. Очень удобная вещь, почти ничего не весит и увеличивается только в руках волшебника.

— Материалы по маггловедению, — ответила я на заинтересованный взгляд Амикуса, — надо будет просмотреть перед уроком.

Сова нагло стащила кусок бекона из общего блюда. Я написала короткую записку с благодарностью и вернула тубус птице. Та ухнула и отправилась в обратный полет. МакГоннагал бросила неприязненный взгляд на папку в моих руках. Знала бы она, что тут такое. Нелегальная торговля органами, детская проституция, работорговля. Фэрли честно отрабатывает свою принадлежность к полукровкам.

Третий и четвертый курс еще не очень сильно заражены революционными идеями и ведут себя прилично. К тому же им явно интересно. Записывают, вопросы задают. Даже гриффиндорцы. Понятно, в общем-то. Не все хотят ссориться с профессором, да и опыта «Армии Дамблдора» у них нет. Вот завтра меня точно проверят на прочность.

Обед проходит спокойно, даже никто не попытался подсунуть под нос запретную для меня еду. Ужинала я опять у себя. После ужина появился Снейп. Причем вместе с Долоховым, принесшим любопытнейшие новости.

— Это бомба! — сказал он, когда мы все выпили по первой. — Торфин лично начал проверку работы Амбридж и сразу же наткнулся на нарушения. Взятки там о-го-го какие. Все дела возвращают на доследование. Слухи уже пошли, народ волнуется. И твоя идея пригодилась. Кое-кто из чистокровных озаботился возможным потомством. Все-таки кровь не вода, особенно кровь волшебная. Милорд приказал всех проверить. И знаете что, уж очень задумчивым Басти выглядит. Как бы у Лестранжей полукровные наследнички не завелись. Белла-то пока не родила. В общем, и ей теперь не до козней против Алекто.

— Вот это новости! — хохотнул Амикус.

— Ты тоже проверить не забудь, — сказала я.

— Да я вроде… — Амикус почесал в затылке. — Хотя…

— Во-во, — кивнул Антонин, — я тоже Торфину крови под честное слово о не причинении вреда нацедил и воспоминания слил. Мало ли что.

— Ну, я тогда тоже, — Амикус вздохнул.

Снейп задумчиво смотрел в огонь. Кажется, в нашей компании он немного оттаивал.

Не скажу, что я сильно мандражировала, но все равно идти на урок не очень хотелось. Враждебная аудитория — это враждебная аудитория, с этим нечего не поделаешь. Хотя, зайдя в кабинет, я убедилась, что меня готовы и защитить — слизеринцы под предводительством Малфоя заняли стратегические позиции. Все же надеюсь, что их помощь не понадобится. Лонгботтом и Уизли оккупировали первую парту. Точно что-то задумали. Колокол. Класс встал, приветствуя профессора, то есть меня. И я начала урок.

Лонгботтом поднял руку.

— Да? — спросила я.

— Профессор, — встал юный карбонарий, — вы говорите, что чистокровные маги не имеют в своих жилах ни капли маггловской крови. Но ведь это не так. У нас у всех есть предок маггл. И у вас тоже. А вы говорите, что магглы животные.

Я усмехаюсь. Как же ты наивен, мальчик.

— Прошу к доске, мистер Лонгботтом, — спокойно говорю я. — И повернитесь к классу, будьте любезны.

Он послушался. И замер. «Круцио» ждешь? А ведь это признание поражения. Ну что ж, Невилл Лонгботтом, ты сам подставился. У тебя был шанс остаться в стороне, а сейчас я унижу и уничтожу тебя. И жалость мне неведома.

— Мистер Лонгботтом, — проговорила я, — вы утверждаете, что у меня есть примесь маггловской крови. Это наглость с вашей стороны. И я даже не буду упоминать о том, что Род Кэрроу входит в священные двадцать восемь. Меня интересует другое. Вы утверждаете, что у вас есть примесь маггловской крови?

— Да, мэм.

— Повторите это еще раз, громко и отчетливо, чтобы все слышали, а после не было разночтений.

— Я, Невилл Лонгботтом, утверждаю, что в моих жилах течет маггловская кровь, — отчеканил глупый ребенок.

Я показательно вздохнула и развела руками.

— Итак, дамы и господа, я поясню. Мистер Лонгботтом только что заявил, что женщины его семьи изменяли своим мужьям с магглами.

Класс грохнул.

— Или же, — продолжила я, когда хохот стих, — мужчины семьи Лонгботтом не могли обеспечить Род наследниками и сами подкладывали своих жен под магглов. Вы точно знаете это, мистер Лонгботтом? Может быть, и вы не сын своего отца?

Парня затрясло. Да, я врезала по самому больному. Но тот, кто смешон, героем быть не может.

— Садитесь на место, мистер Лонгботтом, и впредь думайте, прежде чем открыть рот. Вы хотели оскорбить меня, а взамен выставили на позор собственную семью. Поэтому я даже не сниму с вас баллы. Или… у вас были другие планы? На вашего декана?

Да, такого Невилл явно не ожидал. Дети, что с них возьмешь.

— А теперь по поводу магглов, — продолжила я, когда стихли смешки. — Дело в том, что магглы сами считают себя животными. Это называется эволюционной теорией или теорией Дарвина. Вначале они утверждали, что произошли от обезьян. И довольно долго искали «недостающее звено», то есть, некоторую переходную форму между ними и обезьянами. В настоящее время речь идет о том, что у магглов и обезьян был некий общий предок, от которого они и произошли. У меня есть материалы из маггловских источников, желающие могут ознакомиться после урока. Магглы отлично знают о том, что являются животными. Мы же, маги, происходим от тех, кого эти животные считали богами, кому поклонялись. А вот такие личности, как мистер Лонгботтом готовы отречься от собственного происхождения и своих предков.

Класс грохнул аплодисментами. Бунт был подавлен в зародыше. Но я знала, что нажила себе смертельного врага. Ничего, переживем. Может, действительно думать научится. А мне пока остается поблагодарить свою память. Генерал Ямасита* оказался в тему. Как он там говорил? «Европейцы утверждают, что произошли от обезьян, а мы, японцы, дети богов!» Очень подходит. Теорию Дарвина я им для ознакомления дам, может, кому и пригодится, пусть читают.

После урока меня окружили студенты, они копировали материалы, задавали вопросы. Лонгботтом в сопровождении Джинни Уизли стремительно вышел из класса.

Мне было интересно, сам ли парень додумался до этой эскапады. Тоже чувствует себя Избранным? Или его кто-то подначивает? Но кто и зачем? Бунт и неповиновение нужны МакГоннагал. Она чувствует себя неуверенной и беспомощной без Дамблдора, ей необходима поддержка. Причем любая. И только лишь для того, чтобы не чувствовать себя пустым местом. Неужели это она посоветовала такое Лонгботтому? А он сам? Я еще поняла, если бы он что-то выдал Беллатрикс, тут эффект красной тряпки, может и тормоза сорвать. Нужны лавры мученика? Зачем? И в чем роль Уизли? Ей бы сейчас вообще внимания не привлекать, чтобы общение с Поттером не напомнили. Странно.

Во время обеда ученики возбужденно шушукались. Лонгботтом пришел и сидел за столом, хотя почти ничего и не ел. Показывает характер. Включились ли мозги, неизвестно. На него активно косились, видимо, пересказ случившегося на уроке быстро облетел Хогвартс.

— Что у тебя такое на маггловедении было? — спросил Амикус. — Хамили и выступали?

— Выступление было сольным, — сказала я, — мистер Лонгботтом поделился с нами позорными тайными своей семьи. И попытался меня оскорбить.

У МакГоннагал даже уши зашевелились от интереса.

— Минерва, — сказала я, — с этим нужно что-то делать. Ваши обнаженные ягодицы произвели на юношу такое впечатление, что ради повторения этого зрелища он готов на все. Нахамить преподавателю, опозорить свою семью. Мне страшно представить, что он еще натворит.

Снейп подавился. Красный как помидор Лонгботтом вскочил и бросился вон из зала.

— Ах, эти юные влюбленные! — проговорила я. — Прелесть просто, правда, Амикус?

Теперь из-за стола вылетела МакГоннагал. Занятно, что хихикнул и Флитвик. За столами раздавались смешки. Что-то тихо сказал Драко, от хохота зашлись Крэбб и Гойл. Да, никаких героев здесь не будет. Гарантирую.

После обеда я направилась в библиотеку, Амикус попросил проследить за прибытием заказанных им книг по темной магии. Библиотекарша смотрела на меня, как кролик на удава. Еще бы.

— Эти книги должны быть в общем доступе как можно быстрее, — сказала я, — они очень скоро понадобятся студентам.

— Конечно, профессор Кэрроу!

— И мне нужен полный список того, что есть в Запретной Секции. Наверняка там много книг, которые сокрыты от студентов незаслуженно.

Присутствующие при нашем разговоре студенты даже дышали через раз. Еще бы — Запретная Секция! Может, там ничего интересного и нет, но сам факт.

Мадам Пинс суетливо переложила бумажки у себя на столе.

— Видите ли, профессор, — быстро и испуганно проговорила она, — полного списка книг из Запретной Секции не существует. Это распоряжение бывшего директора Дамблдора. Новых распоряжений не поступало, так что…

Греющие уши студенты переглянулись. Да уж, такая новость!

— А там вообще что-нибудь осталось? — скептически спросила я. — Я имею в виду в Запретной Секции? После распоряжения Дамблдора? Это же просто прикрытие для воровства, вы же понимаете.

Библиотекарша втянула голову в плечи.

— Мадам Пинс, я вас не обвиняю, — успокоила я тетку, которая уже явно предвкушала если не «Круцио», то порку в Большом Зале. — Но вы должны были поставить в известность об этом как нового директора, так и его заместителей. Надеюсь, что впредь подобное не повторится. Я переговорю с директором. Думаю, что он назначит инвентаризацию. А пока отдайте мне ключи от Запретной Секции, так будет спокойнее всем.

— Конечно-конечно!

Тяжелая связка благополучно перекочевала в мой карман. А мадам Пинс с таким рвением приступила к оформлению новых поступлений, что, похоже, они будут в общем доступе еще сегодня. Как все-таки полезно, когда тебя боятся! А я направилась в кабинет директора. Снейп поднял голову от бумаг. Я положила перед ним ключи.

— Северус, извините, что отрываю. Но как оказалось, у библиотекаря нет списка книг, хранящихся в Запретной Секции. Я хотела посмотреть, что можно выставить в общий доступ.

— В самом деле? — Снейп устало потер переносицу. — Только этого не хватало! Там же редкие книги были… И если…

Я кивнула.

— Назначайте инвентаризацию, — сказала я, — думаю, можно будет привлечь тех преподавателей, что работали до назначения Дамблдора директором. Они могут что-то вспомнить. А здесь книг с библиотечными штампами вы не видели?

— В кабинете вообще было очень мало книг, особенно в сравнении с прошлым, — ответил Снейп. — Мерлин! Это же скандал!

— Скандал, — согласилась я, — и хорошо, что я это обнаружила достаточно рано. А то потом на нас бы и свалили.

— Я прямо сейчас составлю приказ, — сказал Снейп.

Как оказалось, для инвентаризации необходимо было привлекать членов Попечительского Совета. Логично, большинство книг было закуплено на их средства. К тому же Хогвартсу часто дарили редкие книги и даже целые частные библиотеки.

— А разве табличек с указанием дарителей нет? — удивилась я.

— Раньше были, — ответил Слагхорн.

— Так как мы теперь разберемся? — вздыхала мадам Пинс.

Разговор происходил в учительской, где кроме профессоров присутствовали и некоторые попечители. Разумеется, те, у кого были метки.

— Дарственные сохранились? — уточнила я. — Копии завещаний?

— Наша семья много жертвовала на Хогвартс, — проговорил Люциус, — и у нас архивы в отличном состоянии. Копии бумаг будут у вас уже завтра.

Нотт покачал головой.

— Я тоже проверю семейный архив. Точно помню, что мой дед подарил несколько книг по колдомедицине.

— Каталоги в полном порядке, — мадам Пинс ломала пальцы, — и все книги, что были в общем доступе, на месте. Кроме выданных студентам, конечно же. Новые поступления оформлены.

Я грела руки о кружку с чаем. Амикус наколдовал для меня шаль.

— Таблички нужно обязательно вернуть, — тихо сказала я, — студенты должны знать, кому они обязаны.

— Совершенно с этим согласен, — поддержал меня Люциус.

МакГоннагал о чем-то напряженно размышляла. Ее можно было понять. Если часть книг не найдут, то все вспомнят, у кого был доступ в кабинет директора. Книги про крестражи прихватила Грейнджер, но свалят все на Минерву. А если к расследованию подключится сам Волдеморт, то ей можно только посочувствовать. А Волдеморт точно подключится, когда ему донесут, какие именно книги пропали. Другое дело, что МакКошка может и не знать всех секретов Дамблдора. Покойничек никому не доверял до конца. И меня беспокоит еще пара моментов… Но об этом стоит подумать в более спокойной обстановке.

— Может быть, можно попросить воспоминания у тех, кто пользовался Запретной Секцией? — предложила я.

— Тоже вариант, — кивнул Крэбб, — я сейчас могу сказать, что наша семья передавала в дар несколько бестиариев. Точнее скажу завтра, нужно в записях посмотреть.

— Портреты директоров могут что-то помнить, — вздохнул Снейп.

— Как жаль, что портрет невозможно допросить, — показательно вздохнул Амикус.

МакГоннагал перекосило, она извинилась и сбежала из учительской. Я проводила ее задумчивым взглядом. Еще и этот портрет. Тут есть какая-то связь, что-то, что ускользает от меня. И пока я не могу это ни с кем обсуждать. Потому что мне абсолютно точно не стоит показывать свою осведомленность. Меня запросто заавадит тот же Волдеморт, если выяснится, что я знаю о крестражах. А есть еще Северус Снейп, который дал слишком много клятв и обетов. Он благодарен мне, ведь я не даю разгореться партизанской войне и осаживаю МакГоннагал. Но если он увидит, что я могу помешать ему, то он может… Нет, не убить, хотя организовать несчастный случай в замке достаточно легко. А вот стереть память — еще легче. Про украденные Грейнджер книги он, скорее всего, не знает. Все выяснится якобы случайно. А вот если я начну задавать вопросы… Очень неудобные вопросы. Да, это опасно.

Инвентаризация начнется завтра, попечители принесут списки. Уроков не будет, только занятия на факультативах. Бенефис Амикуса. Я тоже буду в комиссии. Это даже не обсуждается. Посмотрим…

Когда все уже расходились, меня поймала за рукав Спраут.

— Алекто, — не очень уверенно начала она, — извините, что беспокою. Речь о Невилле Лонгботтоме. Знаете, у мальчика особые обстоятельства… И…

Взгляд у нее затравленный, она боится. Боится, но все равно пытается заступиться за ученика. Да, это не Минерва.

— Помона, — спокойно ответила я, — даю слово, что у меня нет никаких личных претензий к мистеру Лонгботтому. Я знаю про его родителей. И отлично понимаю, что он последний в Роду. Но поймите и вы меня. Если я буду спускать Лонгботтому выходки, то его примеру последуют другие. Вы прекрасно понимаете, чем это может кончиться.

Она несколько раз кивнула.

— Я попробую поговорить с ним, — сказала она. — Знаете, он такой талантливый. Растения его обожают. Я так жалею, что он не на моем факультете. Тут дело в Августе, конечно. Для нее гербология — это бесполезное ковыряние в земле. Ей нужен боевик, пламенный борец и аврор.

— Поговорите, — согласилась я, — вряд ли это поможет, у нас еще и декан Гриффиндора имеется. Ей тоже плевать, что может случиться с ребенком, главное, чтобы он боролся. Непонятно за что, правда. Домашнее обучение отменено, и я тут бессильна. Но если вы хотя бы заставите его задуматься, это уже будет большим достижением.

— Большое спасибо, Алекто! — выдохнула Спраут.

Ох, не верю я, что у нее получится, но пусть попробует. К тому же это еще один плюс к моей репутации. А мне нужно подумать.

Ага, щаз… До Слагхорна дошли слухи, что магглокровок теперь проверяют на родство с чистокровными. Связи — страшная вещь.

— Обычная проверка, Гораций, — ответила я, — кое-кто вспомнил о своих грешках. Я не знаю всех подробностей, но вроде бы некоторые из грязнокровок вдруг оказались полукровками. Кажется, это называется «сеять дикий овес». Кровь есть кровь, вот и проверяют.

Уже дошедшая до дверей Спраут резко обернулась.

— В самом деле? — спросила она. — А как проверяют?

— Кажется, нужно сдать кровь и воспоминания, — ответила я, — но подробности лучше узнать в министерстве. Может быть и воспоминаний достаточно. Или фамильного сходства. А что, у вас в семье?..

— Мужчины! — махнула рукой Спраут и удалилась бодрой рысцой. Ну что ж, если она вытащит нескольких ребят, то мне не жалко. Путь попробует. Слагхорн сладко улыбнулся, поблагодарил за разъяснения и отправился обдумывать полученную информацию. Уж этот выгоды не упустит.

Снейп заглянул буквально на пять минут, извинился, что должен готовиться к инвентаризации. Амикус пребывал в задумчивом состоянии. Мне уже интересно, кого он там поимел, и не обнаружится ли у меня квиддичная команда из полукровных племянников и племянниц. Нам такую ораву не прокормить. И мой вымечтанный домик накроется дырявым котлом. Я так не играю! Пусть сам разбирается.

Я устроилась у камина и выпила рюмочку. Того и гляди войдет в привычку. Ну и ладно, не пропадем.

Меня все больше беспокоила роль Минервы во всей этой эпопее. Пятая колонна, наносящая удар изнутри, это понятно. Подстрекатель к беспорядкам, тоже понятно. Что-то еще? Память магглы из будущего все быстрее и быстрее покидала меня, я уже не помнила многих событий из ее жизни, окончательно сливаясь с Алекто. Но вот семь книг про Гарри Поттера в памяти остались. Надолго ли? Кто знает. Итак, пора подвести баланс.

МакГоннагал отравляла жизнь Снейпу, которому и так было хреново, и устраивала итальянские забастовки Кэрроу, то есть, нам с Амикусом. Подзуживала «партизан». В решающий момент нанесла удар в спину, практически уничтожив защиту Хогвартса. Не отправила по домам ребят, которые в результате полегли в сражении.

Все это могло быть результатом промывки мозгов и упертости пополам с глупостью. А могло быть и что-то еще… Но что?

Я протянула руки к огню. Ох, а что же мне делать, когда начнутся дожди? А зимой? Как бы мне «Круцио» нежной лаской не показалось. Но покинуть Хогвартс я пока точно не могу. Мое место здесь. Я это чувствую.

Что мы имеем? Постоянные военные действия привели к тому, что Невилл укрылся в Выручай-Комнате. Долго бы он там не просидел, это понятно, но из-за его мучительного голода открылся проход в кабак Аберфорта. По этому проходу в дальнейшем и шастали туда и обратно бравые студенты, а потом и Поттер с приятелями. В том, что проход открылся, нет ничего странного. Замок строился как школа, так что его защита настроена на помощь студентам. Тут скорее вопрос, почему именно в кабак Аберфорта, а не куда-нибудь еще. Хотя для членов АД «Кабанья голова» могла быть самым безопасным местом. Местом, где они провели свое первое собрание. Допустим. А чтобы проход не схлопнулся, в Выручай-Комнате постоянно должен был находиться кто-то, кому была нужна еда. Пока все логично.

Я призвала плед и укутала себе колени.

Лонгботтом практически идеальный кандидат для противостояния новой власти. Запасной Избранный. К тому же никто не удивляется, что он бросается на УПСов, история его родителей известна. МакКошка вполне может накручивать парня. Рядом с ним почти постоянно мелкая Уизли. Тоже может быть совпадением, а может и не быть. Парень ведь тоже практически в изоляции, не хуже, чем Поттер. По идее, если убрать МакГоннагал из школы и назначить Гриффиндору нормального декана, то давление на Лонгботтома может и ослабнуть. И он не сорвется. Конечно, все это пока мои домыслы. А в крайнем случае, если мальчишка все-таки замуруется в Выручайке, то спалю кабак и пригоню в Хогвартс бабушку Августу. Но доводить до такого мне не хочется. Но не стоит забывать, что в Хогвартсе не только МакГоннагал есть. Стрекоза эта обкуренная и вечно пьяная. Хагрид. Где-то чокнутый эльф Добби бегает. Убьют и не заметят. Ладно, пора спать… А завтра снова в бой. Тяжела ты, жизнь попаданца.

* имеется в виду генерал Томоюки Ямасита по прозвищу "малайский тигр". Указанная фраза вроде бы была сказана при взятии Сингапура. С генералом связана легенда об одном из кладов времен ВМВ. Желающие могут погуглить.

Глава опубликована: 25.10.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 252 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх