Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Я Алекто Кэрроу! (джен)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Darkfic/POV
Размер:
Миди | 197 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, Насилие, Нецензурная лексика, Смерть персонажа, ООС
Мало взять власть, надо ее удержать. Героиня очень не хочет погибать или возвращаться в Азкабан. Ей вообще не нужны битвы и сражения. Поэтому она давит сопротивление на корню, старается минимизировать возможные потери и не хочет превращать Хогвартс в поле боя. Действует жестко и без сантиментов.
QRCode

Просмотров:90 100 +38 за сегодня
Комментариев:252
Рекомендаций:11
Читателей:1995
Опубликован:24.10.2016
Изменен:13.11.2016
От автора:
Насилие здесь больше моральное.
Благодарность:
Моим постоянным читателям и друзьям
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава восьмая, в которой утро оказывается туманным, а Алекто думает и… додумывается!

Утро было кошмарным. И дело было не только в тошноте и головной боли. Меня реально скрючило. Артрит мстил за отсутствие привычных ванны и растирания. Четыре мужика, в одной койке с которыми я проснулась, отнеслись к моему состоянию с сочувствием и пониманием. Снейп быстренько снабдил всех антипохмельным зельем, а потом растер мне руки и свистнул эльфа, который перенес меня в мою ванну. Да, за все нужно платить, а за удовольствия особенно.

Постепенно приходя в себя в горячей воде, я размышляла. Рабастан, пьяная морда, сделал всем королевский подарок. Одно удачное попадание, и у всей нашей компании появился свет в конце туннеля. Теперь можно было действовать без оглядки на планы старого маразматика. Ну, почти. Фактически, нужно было сохранить крестраж в Поттере. И можно будет спокойно жить дальше. Может и с домиком в теплых краях что-то получится. Мне же большой не нужен, мне и маленького хватит. Я не жадная.

К завтраку выползла не только я, но и Амикус с Северусом. Антонин и Рабастан, видимо, смылись. Ничего, появятся. МакГоннагал сидела на своем месте с видом христианской мученицы, которую девственницей отправили в бордель. Мне даже захотелось у нее поинтересоваться, попало ей кусками от порушенных доспехов, или она успела убежать? Сама-то что в таком месте ночью делала? Сопливых партизанок контролировала? Чего там было-то?

Северус вкушал свой омлет с видом довольным и несколько пофигистичным, от чего отдельные гриффиндорцы нервно вздрагивали и теряли аппетит. Слабонервная молодежь какая пошла. А уж как на меня все пялились! Еще бы, с четырьмя мужиками пила, да еще какими. Страшно представить, что творится в отдельных головах. А то, что для одного мужика я родная сестра, а для остальных боевой товарищ и интереса как женщина не представляю, это все мелочи. Ну, допустим, по пьянке много чего натворить можно. Но раз сам свечку не держал, то нечего и языком мести. А полезут с вопросами, посоветую завидовать молча. За мной не заржавеет.

Амикус налил мне кофе. Пора было заниматься делами. А дел у нас невпроворот. Интересно, чем Северус закроет черное пятно на месте портрета Дамблдора? Я бы посоветовала флаг Слизерина, но это ему решать. Ой, что будет, когда МакКошка это увидит! Как бы не пропустить такое зрелище! Может быть, ее все-таки удар хватит? Нет, такого удовольствия она нам точно не доставит. А был еще и Хагрид. Вот он может и напасть за портрет «великого человека». Ладно, посмотрим.

Разумеется, слухи о нашей пьянке по Хогвартсу поползли. Помимо тех, кто нас видел, а видеть могли и другие, мало ли, кто успел спрятаться, существовали еще и очень болтливые портреты и привидения. Причем Антонина опознали не все. Да и не в нем дело, а в директоре с двумя заместителями. А тут и информация просочилась о том, что приблизительно в это же время был уничтожен портрет Дамблдора. Кое-кто считал, между прочим, что мы напились для храбрости. Ведь раз, якобы, сам Волдеморт боялся Дамблдора, то уж мы и подавно. Вот не знаю насчет того, чего там боялся Волдеморт, но Дамблдор не мог не знать о проститутской сущности Бузинной Палочки. Достаточно было пропустить один удар, и она легко и непринужденно меняла хозяина. А фактически своими руками отдать врагу сильный артефакт Дамблдор не мог. Вот ему и оставалось надувать щеки, избегать столкновений и выставлять впереди себя детей. Ради всеобщего блага, разумеется.

МакГоннагал от новостей была в шоке. Она даже словно бы усохла, стала меньше ростом. И перестала с нами разговаривать. Совсем. Остальные профессора поглядывали настороженно, но не вмешивались. В конце концов, Дамблдор умер, а мы были тут вполне себе живые и обладали реальной властью.

Хагрид ушел в запой.

Уизли и Лавгуд шмыгали серыми тенями по школе, на нас троих старались лишний раз не поднимать глаз. Рыжая откровенно боялась.

Я не думаю, кстати, что Антонин опустился бы до насилия над девушками. При всей обычной для Упивающихся Смертью жестокости, садизма в нем не было. Насильники обычно слабаки, они компенсируют свое убожество чужим страхом и унижением. Долохов мог убить, мог пытать, если это было нужно. А вот издеваться ради удовольствия он бы не стал. Естественно, девчонки об этом не знали. Ну и пусть боятся, меньше по ночам шляться будут.

В Хогвартсе пока затишье, ничего не происходило. Новых бунтов никто не затевал. Про Поттера не было ничего слышно. И вдруг…

Темный Лорд официально объявил о том, что ему удалось отыскать все утраченные реликвии Основателей. А так как он лично считал несправедливым то обстоятельство, что в Хогвартсе остались только те артефакты, что имели отношение к Годрику Гриффиндору, то он счел своим долгом передать школе медальон Салазара Слизерина, диадему Ровены Райвенкло и чашу Хельги Хаффлпафф. Торжественная церемония назначалась на канун Йоля. Ну, все… точно что-то случилось.

Ясное дело, что народ заволновался. Особенно деканы факультетов. Еще бы, такое событие. Было решено устроить праздничный ужин по этому поводу. Ждали Попечительский Совет в полном составе, прессу. И Самого. Пришлось парадную мантию заказывать.

Нормально поговорить последнее время не получалось. Видимо для всех нас такая откровенность, как в ту ночь, когда Рабастан сжег портрет Дамблдора, была непривычной. Некоторая настороженность давала о себе знать. Но грядущее событие стоило и обсудить.

— Как бы опять не попробовали украсть меч Гриффиндора, — заметила я как-то вечером, заглянув на огонек к Снейпу.

Между прочим, проблему черного пятна на стене он решил легко и непринужденно — заказал обычный маггловский портрет Дамблдора. И вроде бы все в порядке, приличия соблюдены. И никто над ухом не жужжит и не лезет со своим очень ценным мнением. И не очень заметно, что портрет не двигается. Кстати, в кабинете стало намного уютнее, видимо, крестраж все-таки давил на окружающих. А может и магию сосал. Такой крестраж заряжался довольно долго, практически целый год, но потом все равно нужен был ритуал передачи донором остатков своей жизненной силы паразиту. Не исключено, что финальная битва за Хогвартс планировалась, чтобы получился мощный выброс энергии, который и помог бы старичку-затейнику окончательно вернуться. Ну его на фиг! Антонин, между прочим, в компании Рабастана смотался в Годрикову Лощину и на всякий случай запечатал могилу Дамблдора. Обошлось без осинового кола, но кое-какой ритуальчик провели. И соли по углам насыпали. По-моему, так правильно. Береженого Мерлин бережет.

— Не думаю, — ответил Снейп, отодвигая пачку бумаг, — слишком рискованно.

— В толпе могут и попытаться, — пожала плечами я, — мозгов-то нет. Не знаешь, зачем Дамблдор вообще завещал меч Поттеру? Это такая демонстрация или какой-то намек? Ведь пикси понятно, что никто бы меч не отдал.

— Меч закален ядом василиска, — ответил Снейп, — так что теперь это невероятно сильное оружие.

— Но это как-то… по-маггловски, — сказала я. — Словно король Артур, что ли? Или этот, который дракона зарубил?

Снейп вздохнул.

— Ты меня спрашиваешь? — надо заметить, что после достопамятной попойки наши отношения стали менее формальными. — Чай или кофе?

— Кофе, — кивнула я.

К нам присоединился довольный Амикус, только что закончивший занятие. Его факультатив, кстати, пользовался большой популярностью. Особенно ритуалы, привязанные к Колесу Года.

— И мне кофе, — сказал он, — жду не дождусь, когда можно будет увидеть реликвии Основателей. Это же чудо!

— Это действительно настоящие реликвии Основателей? — переспросил… А, да, Финеас Найджелус Блэк. Вот кто нас никогда воспитывать не пытался и рожу не кривил.

— Милорд обещал, — ответила я, — мы все в нетерпении.

— Да, — согласился портрет, — я бы тоже хотел посмотреть. Они будут храниться здесь? В этом кабинете?

— Для начала выставим в Зале Славы, — сказал Снейп, — но я думаю, что можно будет перенести туда несколько картин, чтобы и нарисованные обитатели замка могли полюбоваться. Такое событие!

— О, вы очень добры! — Дейлис Дервент сменила гнев на милость. — Это будет весьма любезно с вашей стороны. Я в детстве буквально бредила Чашей. Ведь по слухам она существенно усиливает действие лекарственных зелий, налитых в нее.

Директора тут же начали выдвигать предложения о том, какой величины должны быть картины в Зале Славы. Похоже, что уничтожение портрета Дамблдора нам простили. Да и вряд ли они его уважали, на самом деле. Больно много он всего натворил. И создание крестража ему популярности точно не добавило. Как, впрочем, и мавзолей на территории Хогвартса.

А мне стало интересно, какие свойства у медальона. Амбридж, вероятно, мертва, Лорд вряд ли простил ей наглость с присвоением артефакта. Вот тетка, которая точно была не на своем месте, если честно. Не было бы у нее власти, не превратилась бы в монстра. Была бы обычной любительницей кошечек и собачек, брюзжала бы на молодежь. Нелюбовь к нелюдям тоже преступлением не является, если у такого «нелюбителя» нет возможности отравить им жизнь. А огромная и бесконтрольная власть сделала из обычной обывательницы настоящее чудовище. Уверена, она прошла долгий путь от достаточно безобидных выходок до применения Кровавого Пера на подростках и травли магглокровок. А сколько таких Амбридж? Был ли шанс у Беллатрикс остаться эксцентричной светской дамой и не скатиться в безумие? Только ли в Волдеморте тут дело? Кэрроу грезили о возвращении величия их обедневшему Роду, о тайных знаниях и Силе. Думаю, таких было много. Впрочем, нерационально тратить время на обдумывание того, что могло бы получиться, если… Тем более что всей информацией я не владею, многих факторов могу не учесть. Особенно в нынешней столь изменившейся обстановке. Сама к этому руку приложила, ведь. Так что поостерегусь.

— О чем задумалась? — спросил Амикус.

— О превратностях судьбы, — усмехнулась я.

— Серьезно? — он усмехнулся в ответ. — Тони обещал забежать перед мероприятием.

— Тони — это хорошо, — улыбнулась я. — Тони — настоящий друг.

Да, друзья это хорошо, но лучшие друзья — это деньги. И тут меня осенило. Я быстро взглянула на портрет Дамблдора, но решила пока никому ничего не говорить. Сперва нужно самой обдумать. И вообще, стоит быть поаккуратнее, не хватало еще на свою шею конкурентов посадить.

А подумала я вот о чем. Снейп сказал, что из кабинета директор пропало много книг. Их точно не Грейнджер сперла. И не думаю, что МакГоннагал. Та разве что пару мантий своего кумира могла на память прихватить. Тетка она глупая и упертая, но честная. Вроде как. А Дамблдор собирался вернуться, не просто же так он крестраж создал. Значит, у него должны быть припрятаны те самые книги, возможно, еще и интересные артефакты. И главное! Деньги. Был, конечно, шанс, что денежки в Гринготсе, но кто там знает, что происходит с имуществом после официально объявленной смерти владельца сейфа. Мог сам себе завещать, наверное. Мог доверенному лицу под клятву. А мог и тайничок организовать. Последний вариант предпочтительный для меня, потому что если этот тайничок найти, то его можно присвоить. Точнее — его содержимое. И что-то мне подсказывает, что денежек оттуда хватит и на домик для меня, и на восстановление владений Кэрроу, и на скромную жизнь останется.

Конечно, у Дамблдора есть прямой наследник в виде Аберфорта, но меня совесть мучить точно не будет. Трактирщик не голодает, а еще у него нет артрита и необходимости перебираться в другой климат.

А вот где может быть тайничок… Очень мне кажется, что в Хогвартсе. Хотя бы потому, что дедуля долгое время был здесь полноправным хозяином. Да и крестраж он тут оставил, не где-нибудь. Хм… И планировал большое такое сражение с кучей трупов и разрушениями. В подземельях, что ли? В Выручай-Комнате вряд ли, там могут и случайно найти. В Тайной Комнате? Не думаю. Раз не влез туда до Поттера, значит, не мог. К тому же в книгах он только говорит Поттеру, что понимает парселтанг, а вот реальных навыков не демонстрирует. Так и я могу. Это не касаясь того, что сделает со мной Волдеморт, если я полезу в святая святых Салазара Слизерина. Мне потом точно деньги не понадобятся. Даже на погребение. Хоронить нечего будет. Ладно, поищем.

Амикус на меня как-то подозрительно уставился.

— Ты чего молчишь? — спросил он. — Даже как-то непривычно.

— Да так, — я вздохнула, — столько всего. Иногда и подумать надо. Я потом скажу, что надумала. Обещаю.

Он кивнул. Снейп посмотрел на меня подозрительно, но ничего не сказал. Надеюсь, мы с ним не будем конкурентами. Я, если что, поделиться не против. Только вот сперва нужно хоть что-то найти.

А пока стоило распланировать троллев прием. И еще было интересно, остались ли реликвии крестражами? С одной стороны — не очень разумно собирать их все в одном месте, да еще рядом с орудием их возможного уничтожения. А вот с другой… Когда там Поттер догадался? Не суть. Если поговорил с домовиком, то мог узнать о медальоне. А тут уже и до остальных реликвий недалеко. Тем более что чаша в тех воспоминаниях, что Дамблдор ему показывал, мелькала. Воспоминания еще эти. Их же много было. Где эта коллекция? И что в ней? Как чистокровная ведьма, я отлично знала принцип работы Омута Памяти. Поэтому и не воспринимала многое, кажущееся очевидным для Поттера, например, всерьез.

Занятно, что мальчишка даже не подумал о том, что Сириус Блэк теоретически мог отправить свои воспоминания в аврорат или еще куда. Денег тот имел завались и даже больше, нанять адвоката было легко. Дело в том, что воспоминания можно было подправить. Не так топорно, как Слагхорн, а более тонко. Работа проделывалась поистине ювелирная. Это требовало умений, времени и навыков. Да и желания заниматься таким делом, если честно. Самое поганое, что можно было соединять воспоминания разных людей. Таких специалистов осталось мало, но они были. А у Сириуса Блэка имелись деньги и Омут Памяти, скорее всего, тоже был. Все-таки Блэки — древнейший и благороднейший Род, да еще и богатый. Если бы сам не справился, то мог специалиста нанять. Поэтому любые присланные им воспоминания никто бы и рассматривать не стал. И он об этом знал.

А вот что касается воспоминаний самого Дамблдора, других людей, а особенно тех, что в каноне Снейп показал Поттеру, то тут очень много вопросов. Уж слишком все странно. Я уж не говорю, что воспоминания, грубо говоря, из всех щелей сочиться не будут. Их вытаскивают из головы после того, как человек на них сосредоточится. А уж из предсмертного бреда такая каша получится, что мама не горюй. К тому же у Снейпа за его жизнь должно было накопиться очень много сильных и важных для него воспоминаний, которые выплеснулись бы на первый план перед смертью. То же принятие метки. А, ладно, на воспоминания Дамблдора я выведу его потом. Ведь наверняка вдвоем с Амикусом мы тайник найти не сможем. А Снейпу и карты в руки. Потому что, как мне кажется, коллекция директора заинтересует Снейпа даже больше, чем книги, деньги и артефакты.

Антонин снова заявился в компании Рабастана. Тот сказал, что семейство его достало, а у нас интересно и весело. Еще бы.

Снейп тут же пригласил нас к себе. Понять можно, ему одного сгоревшего портрета хватило. Да и без лишних ушей и глаз общаться приятнее. А если опять переберем, то ползти до койки недалеко. Сплошные плюсы. А на случай форс-мажора есть сигнальные чары.

— Басти, тебе пудинг сразу под морду подкладывать? — ехидно поинтересовался Антонин, ловко откупоривая бутылки.

— Как профессор маггловедения, — сказала я, — могу сказать, что магглы часто делают маски для лица из овощей, фруктов, сливок и яиц. Так что лучше салат ему пододвинь.

— Язва ты! — буркнул Рабастан.

— Язва у меня в желудке, — уточнила я, — но, вроде бы, тьфу-тьфу-тьфу, затягивается.

— Это хорошо! — кивнул Долохов. — А то ни пожрать в свое удовольствие, ни выпить чего. Водка дело хорошее, кто ж спорит, но ведь иногда и еще чего хочется. Особенно дамам.

Рабастан кивал. Настроение у него было хорошее.

— Все, — сказал он, выпив первый стакан, — признаю своего бастарда. Парень умница, сотрудничает с Отделом Тайн. Теперь у него есть шанс на карьерный рост. Сами знаете, там магглокровок не любят. В восторг он не пришел, ясное дело, но, похоже, выдохнул. Он женат на чистокровной. Ничего особенного, пять поколений волшебников всего. Двое детей — мальчик и девочка. Потенциал приличный. Руди согласился признать младшей ветвью семьи. Чего мне это стоило, кто бы знал! Взамен я обещал жениться, теперь буду невесту искать.

— Белла против была? — спросил Амикус после того, как мы выпили за прибавление в древнейшем и благороднейшем семействе Лестранжей.

— А кто еще? — Басти алчно оглядел стол и захрустел маринованным огурчиком. — Кому у нас больше всех надо? Только ей. Но теперь она никому ничего не сделает, дала клятву, что родню трогать не будет. Мы ей на пальцах объяснили, что из-за ее дури Блэков считай и не осталось. Там в наследниках Поттер, а это сами понимаете.

— Жалко, — вздохнула я. — Вы заметили, как старые семьи подкосило?

Присутствующие дружно вздохнули. Да уж. Кто погиб, кто — как я — после Азкабана в себя приходит.

— Давайте лучше про что-нибудь приятное поговорим, — предложил Амикус, — например, про реликвии. Или…

— А в Азкабане сейчас бала-а-а-нду дают, — противным голосом протянул Антонин.

— Нашел приятное! — фыркнула я.

— А знаешь, — сказал Тони, — наши споры и разговоры там дорогого стоили. Пока не распихали по другим уровням. Помните, Августус целые лекции читал по теории магии. А сколько было споров про связки заклинаний и совместимость ингредиентов в зельях! Только поэтому ведь и не одичали.

Я вздохнула. Разговоры на верхнем уровне были очень интересными. Это потом нас, тех, у кого денежки закончились, вниз переселили. Но, значит, не только мы с Амикусом поиздержались. И я тяжело вздохнула и…

— Значит так, — хлопнула я ладонью по столу. — Ты, Басти, будешь молчать, как рыба об лед. Ты, Северус, будешь помогать. А мы будем искать тайник Дамблдора.

И озвучила свои выкладки.

— Я однозначно с вами, — тут же сказал Рабастан. — На деньги я претендовать не буду, у меня есть, а вот остальное интересно. И вообще.

— Директор Хогвартса я, — заметил Снейп, — так что от меня избавиться не получится. И книги мне тоже нужны.

— Поделим, — несколько раз кивнул Амикус, — главное — найти. Ну, Алекто, голова! Додумалась до чего! Басти право имеет, он крестраж грохнул. И Северус тоже.

Антонин почесал в затылке.

— Алекто надо купить дом в теплых краях, — сказал он, — это понятно. Амикусу тоже, считай, жить негде. У меня почти ничего не осталось, от тысчонки другой не откажусь. Книги и прочее проверим, что-то и продать можно будет. А потом, Басти прав, это приключение.

Северус что-то быстро просчитывал.

— Это точно не в комнатах директора, — сказал он, — я сразу приказал, чтобы все тайники проявились. Парочку нашел, но пустых. Логично, что любой новый директор первым делом проверит, не оставил ли ему чего предшественник. Там ведь не только что-то ценное может быть, сюрприз может оказаться и пакостным.

Мы дружно кивнули.

— Нужно спросить у домовиков, — сказал Рабастан, — но я не думаю, что Дамблдор об этом не подумал. Ведь на прямой вопрос директора они отвечать обязаны.

— Был же какой-то чужой эльф, через которого девчонки с Поттером связывались, — напомнил Амикус. — Только как его найти?

— Значит, будем искать, — сказал Снейп.

Глава опубликована: 06.11.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 252 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх