Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Последний герой (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/Crossover/Drama/Humor
Размер:
Макси | 976 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
ООС, AU
Что произойдет, если персонажи из разных вселенных, сериалов и книг окажутся по воле случая на необитаемом острове? Будем вместе выяснять!
QRCode

Просмотров:14 622 +3 за сегодня
Комментариев:9
Рекомендаций:1
Читателей:29
Опубликован:10.11.2016
Изменен:12.05.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 5
От автора:
На самом деле канонов больше, но больше 4 фандомов добавить нельзя. Поэтому пишу полный список персонажей тут:
Питер Блад (Одиссея капитана Блада)
Зена (Зена - королева воинов)
Г'Кар и На'Тот (нарны из "Вавилона 5")
Джек Воробей (Пираты Карибского моря)
Дейта (Стар Трек "Следующее поколение")
мисс Кэтрин (коварный автор)

Состав попаданцев выбран методом голосования читателей. Чтобы герои не страдали в одиночку, было решено отправить на остров и автора.

Знание фандомов приветствуется. Но автор понимает, что очень редко встречаются те, кто знаком со всеми пятью мирами. Не беспокойтесь, чтению фика это не мешает. Проверено на морских свинках. :)

Ах, да. Текст практически не бечен. Но автор старается исправить все ошибки, на которые наткнется.

Матчасть очень условна, некоторые вещи лишены обоснуя. Но автор писал эту историю для развлечения, а не мучения. Так что не ищите там очень глубокого смысла.
Благодарность:
Всем тем читателям, которые в одну из дождливых осенних ночей сподвигли автора на написание этого опуса
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Отключить рекламу
 
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
 

ЧАСТЬ 1: НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ. День 1: Два капитана и бочонок рома

-ДЕНЬ ПЕРВЫЙ-

Два капитана и бочонок рома

Капитан Джек Воробей сидел на белом песке, задумчиво глядя на горизонт.

Денек выдался ветреный, и предчувствие подсказывало ему, что к вечеру вполне может разыграться шторм. Он смотрел на волны, которые с грохотом обрушивались на берег, слушал шуршание гальки и далекие крики чаек.

Горизонт был абсолютно пуст, но Джек знал, что где-то там, чуть дальше, чем может проникнуть его взгляд, плывет корабль. Его корабль. «Черная Жемчужина», захваченная мерзавцем Барбоссой, который оказался достаточно красноречив, чтобы убедить команду поднять бунт и высадить их капитана на этот богом забытый остров. Как полагалось по традиции Берегового Братства(1), они выдали ему бочонок рома, нож, пистолет и всего одну пулю. Также оставили шпагу, решив, что сам факт высадки на остров достаточно унизителен для него.

Джек вздохнул и посмотрел на свой нехитрый скарб. Бочонок рома уже опустел на четверть, а пистолет лежал разобранный рядом с ним. Лодку команда почему-то выделить отказалась, так что пришлось добираться до берега вплавь, следовательно, пистолет изрядно промок и нуждался в просушке.

Джек сунул руку в карман и вытащил пулю. Некоторое время смотрел на нее. Потом снова уставился на горизонт.

Инстинкт выживания подсказывал ему, что надо бы поискать какое-нибудь убежище на случай, если шторм все-таки накроет этот остров, но другая часть сознания нашептывала, что вся эта возня не стоит свеч. Джек, устав от борьбы со своими внутренними противоречиями, потянулся к бочонку.

«Подумаю об этом позже, — подумал он, потягивая ром. — Надо сосредоточиться только на одной проблеме в один момент времени».

Бочонок рома опустел еще на четверть, прежде чем Джек заметил некие изменения в окружающем пейзаже.

Волны плавно вынесли на берег небольшой сундук, окованный железом.

Джек вскочил на ноги и подбежал к нему.

«Конечно, я бы предпочел, чтобы это была лодка, но на безрыбье и сундук сгодится», — подумал он, волоча его по песку подальше от воды. Вес сундука, несмотря на его скромные размеры, был весьма ощутимым, что заинтриговало капитана.

Немного раздосадовал тот факт, что сундук был заперт.

Джек провел некоторое время, пытаясь сбить проклятый замок, но не особо преуспел в этом деле. Он тряс сундук, стучал по нему, пытаясь понять, что там внутри, но без особых результатов. Наконец, он решил оставить эти попытки до лучших времен.

«Пожалуй, осмотрю берег, вдруг еще что-нибудь найду?» — подумал Джек и побрел вдоль линии прибоя, вглядываясь в синюю воду.

Он прошел всего сотню шагов, когда заметил в воде еще один предмет. Подбежав поближе, Джек почувствовал легкое разочарование. Это был не предмет, а тело. Волны удачным броском выкинули его на песок и отступили.

Джек не двигался с места, рассматривая этот «дар моря». Вроде бы, остров считался необитаемым, и никто на корабле не желал составить ему компанию. Да уж, хорошую команду он навербовал на Тортуге(2)! Впрочем, до последней минуты Джек надеялся, что Билл Прихлоп скажет что-нибудь в его поддержку... Хм, в любом случае, парень, который лежал перед ним, мало смахивал на Прихлопа.

Джек осторожно шагнул вперед, положив руку на нож, висевший на поясе.

Мужчина, лежавший на песке, больше походил на испанца. Черный камзол, украшенный серебряной вышивкой, сапоги из хорошей кожи, рубашка с кружевным жабо...

«Парень, я надеюсь, ты мертв и избавишь меня от необходимости отправить тебя в ад», — подумал Джек, остановившись возле тела.

Внимание пирата привлекла роскошная шитая золотом перевязь, на которой висели два пистолета и шпага.

— Думаю, это тебе уже не понадобится, дружище, — пробормотал Джек и дотронулся до плеча утопленника.

Никакой реакции. Тем лучше для всех.

Он перевернул труп, чтобы стащить с него камзол и перевязь.

— Не беспокойся, я буду заботиться о твоей милашке, — сказал Джек, рассматривая шпагу. Клинок покрывала гравировка: какая-то надпись на латыни. Точнее, Джек предположил, что это латынь, поскольку, хоть в тексте встречались знакомые буквы, он ни черта не понимал, что там написано. Пистолеты тоже были промокшими, но он надеялся, что сей милый дон имел при себе больший запас пуль и пороха, чем он.

— Просто замечательно! — улыбнулся Джек, вытащив из кармана камзола кожаный мешочек с пулями. — Ты не представляешь, дружище, как ты меня выручил. Пожалуй, я даже похороню тебя в знак благодарности...

Тут его внимание привлекла роскошная сапфировая брошь, украшавшая жабо утопленника.

— Прошу прощения, придется снова вас побеспокоить, сударь... — и Джек ловко вытащил булавку из жабо. — Не думаю, что делаю что-либо противоречащее законам Братства. Здесь, в этом богом забытом месте, я — ваш единственный наследник...

Тут Джек охнул, потому что почувствовал, как холодная сталь прижалась к его груди, а рука с брошью оказалась крепко стиснута сильными пальцами.

— Думаю, с похоронами придется повременить.

У утопленника был мягкий приятный голос с едва заметным ирландским акцентом. Он говорил тихо, чуть задыхаясь, потому что успел наглотаться морской воды, но хватка у него была железная, а кинжал чертовски острым, поэтому Джек решил не делать резких движений.

— Вы неплохо говорите по-английски для испанца, — ответил он напряженно.

— Верните мое оружие! — произнес незнакомец, продолжая сжимать его руку. Джек вздохнул и положил перевязь на песок рядом с ним.

— Так-то лучше. Не люблю мародеров.

Это немного задело Джека, и он насупился.

— Оскорбляете, сударь!

Незнакомец медленно сел, продолжая держать кинжал наготове. Его синие глаза строго посмотрели на Джека.

— Здесь есть кто-нибудь еще кроме нас?

Джек пожал плечами.

— Сомневаюсь, сударь. Этот остров считался необитаемым... хотя теперь, встретив вас, я в этом уже не уверен.

Незнакомец попытался подняться, но тут же сел на песок снова. Джек заметил, что он дрожит от холода.

— Хочу вас предупредить, милейший, — сказал синеглазый незнакомец, — что, несмотря на мое нынешнее состояние, у меня хватит сноровки проткнуть вас шпагой, если вам в голову снова взбредет идея меня ограбить.

Джек поднял руки.

— С чего бы это мне так поступать? Похоже, мы оба попали в неприятную заварушку, и лучше нам действовать сообща...

— Какая здравая мысль! — незнакомец ухмыльнулся, а потом протянул ему руку. — Меня зовут Питер Блад. Мой корабль угодил в сильный шторм накануне, его здорово потрепало... и, полагаю, раз я очутился здесь, случилось кое-что похуже. Не думаю, что меня могло отнести слишком далеко от остальной команды. Вы, судя по всему, оказались здесь по той же причине?

Джек помог ему подняться, отметив, что рука Блада была ледяной.

— М-м-м... можно сказать, что так. Капитан Джек Воробей к вашим услугам.

Блад некоторое время смотрел на него, явно пытаясь вспомнить, слышал ли это имя раньше, потом поклонился, и сделал это довольно изящно, несмотря на свое состояние.

— Думаю, нам стоит осмотреть берег, — сказал он. — Возможно, мы не единственные, кто уцелел и смог добраться до суши.

Блад сделал несколько шагов, опираясь на шпагу, как на трость.

Джек стоял на месте, все еще разрываемый внутренними противоречиями.

— Да-да, конечно. Хотите рому?

Блад улыбнулся и кивнул, кашлянув.

— Не откажусь, сударь!


1— Береговое Братство (The Brethren of the Coast) — сообщество пиратов, флибустьеров и буканьеров, которое они якобы организовали на Карибах в XVII в. Однако никаких документальных подтверждений о существовании такой организации, или что пираты называли себя столь живописными словами, до сих пор не найдено.

2— Тортуга (Tortuga) — остров в Карибском море. Тортуга находится примерно в восьми километрах (четыре морские мили) к северу от острова Гаити. Это большой (около 85 кв.миль) скалистый остров, отделенный узким проливом от северо-западного берега острова Эспаньола (ныне Гаити). Названием остров обязан своей форме: при взгляде с Эспаньолы он напоминал гигантскую морскую черепаху. В XVII-XVIII вв. служил убежищем для пиратов и буканьеров, превратившись в настоящий притон пиратства.

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Спасение прекрасной дамы

Двое мужчин медленно шли вдоль линии прибоя, внимательно вглядываясь в воду.

Ром оказал магическое действие на продрогшего до костей Блада: на его щеках появился румянец, губы постепенно приобретали нормальный цвет.

— Ага! — сказал он, нагнувшись, чтобы подобрать что-то бесформенное, плававшее в воде у самого берега. — Моя шляпа!

Джек пожал плечами, наблюдая, как его спутник пытается выжать воду из разбухшего куска сукна, украшенного алыми перьями, которые сейчас имели весьма жалкий вид.

— Странно, что здесь нет ни одного обломка, — сказал он, поглаживая свою заплетенную в косички бородку. — Шляпа есть, а вот следов кораблекрушения нет.

— Хотелось бы надеяться, что мой корабль остался цел, — ответил Блад, и посмотрел на горизонт, прикрыв глаза от солнца ладонью. — Джереми — чертовски умелый штурман, он не допустил бы этого...

— Кто-кто? — переспросил Джек, пнув ногой пучок водорослей.

— Джереми Питт, мой штурман. Он вытаскивал наш корабль и из более скверных положений...

— Ах... — Джек снова подумал о Барбоссе. — Хороший штурман — залог успеха, это верно. Особенно, если он заодно с капитаном.

Блад приподнял бровь, покосившись на него, но ничего не сказал.

Ветер всё усиливался, и Джек заметил, что его спутник снова начал дрожать. Вздохнув, он потянулся к бочонку с ромом, который бережно тащил подмышкой, но Блад остановил его.

— Я думаю, нам следует быть экономнее с нашим запасом. Неизвестно, как долго мы здесь проторчим, пока нас найдут.

Джек кивнул с явным облегчением, проверив, хорошо ли забита пробка.

Блад стащил мокрый камзол, оставшись в штанах и рубашке, и перекинул его через плечо.

— Уцелел мой корабль или нет, в любом случае сегодня он не сможет подойти к острову, — заметил он, указав рукой на небо, на котором сгущались облака. — Вечером будет шторм, и нам стоит поискать убежище подальше от берега.

Что-то выпало из кармана камзола, со стуком ударившись о землю. Блад обернулся и поднял этот предмет, отряхнув от песка. Это оказалась подзорная труба. Некоторое время капитан пытался вылить из нее морскую воду, а потом, вздохнув, раздвинул и направил на море. Изображение было очень размытым, но тут уже не до придирок.

Джек стоял рядом, покусывая губу.

— Ничего... Ни обломков, ни людей, — сказал Блад, опустив трубу. — Действительно странно...

Он принялся протирать стекло снова.

— Можно мне взглянуть? — спросил Джек, протянув руку.

Блад колебался некоторое время, но потом отдал трубу.

Джек прищурил левый глаз, прижав окуляр к правому. Некоторое время он молча изучал окрестности, а потом резко опустил трубу, повернувшись к спутнику.

— Вон там, на косе, видите? Там кто-то есть!

Блад снова прильнул к окуляру, направив трубу в указанном направлении. Потом кивнул и направился туда, придерживая шпагу рукой, чтобы она не била его по ногам. Джек поспешил за ним...

Они остановились возле неподвижного тела, лежащего ничком наполовину в воде. Джек присвистнул, увидев, что это женщина.

— Давайте перевернем ее, — сказал Блад, взяв даму за руки.

— Мне кажется, мы немного опоздали, — ответил Джек, послушно хватаясь за ноги.

Барышня выглядела весьма странно. Черное кожаное платье почти не прикрывавшее точеные ноги в высоких сапогах. Длинные темные волосы, сейчас больше похожие на водоросли. Бледная кожа, отливающая синевой. Да... красавица... даром что мертвая.

— Приподнимем-ка ее, — распорядился Блад, нащупывая пульс. — Она еще жива. Должно быть, наглоталась воды. Нужно, чтобы она откашлялась.

Джек приподнял брови, наблюдая за ним.

— Похоже, вы неплохо разбираетесь в таких вещах, — заметил он, устраивая женщину поудобнее.

— Я врач, — коротко ответил Блад, не поворачиваясь к нему. Он хлопнул дамочку по щекам пару раз, потом, вздохнув, положил руку на ее грудь. — Надо заставить ее дышать.

— Врач? — Джек присвистнул. — А я думал, вы командовали кораблем!

— И это тоже. Дьявол! — Блад отдернул руку, обнаружив, что грудь женщины закрыта бронзовым доспехом. — Помогите снять с нее всю эту сбрую.

— С удовольствием, — ответил Джек, доставая нож. — Минуточку, сэр, сейчас ей будет легче... поверните-ка ее...

Блад подхватил обмякшее тело, поддерживая за плечи. Джек удовлетворенно крякнул, обнаружив шнуровку на спине.

— Ох уж эти дамские штучки! — пробормотал он, взмахнув ножом.

Шнуровка треснула, и платье сползло с ее плеч. Блад быстро снял с женщины бронзовый нагрудник, поразившись его тяжести, и несколько раз сильно хлопнул ее по спине, чуть наклонив вперед.

— Вот так, — сказал он, после того как изо рта дамы вылилась вся морская вода, которую она проглотила. — Теперь надо вдуть воздух в легкие... А вы нажимайте вот здесь...

Джек кивнул, помогая ему уложить ее на песок, но потом отвлекся, рассматривая интересную экипировку прекрасной незнакомки. Ножны из тисненой кожи и странный круглый диск, украшенный голубыми камнями, сверкавшими на солнце.

Блад опустился на колени перед дамой и наклонился к ее лицу.

— М-м-м... спорю, что это сапфиры... — пробормотал Джек Воробей, протянув руку к диску.

Но продолжить фразу он не успел, потому что Блад вскрикнул и, отпрянув, врезался прямо в него.

— Какого дьявола?! — заворчал Джек, и в ту же секунду его руку пронзила боль: диск оказался очень острым. — А-а!

Повернувшись, он увидел, что прелестная леди открыла глаза и пытается встать, придерживая рукой сползающее платье, а Блад лежит на спине, прижимая ладонь к лицу.

— Назад, оба! — рявкнула барышня, опираясь на локти. Она хотела еще что-то добавить, но зашлась в приступе кашля.

Блад, наконец, пришел в себя и медленно сел, глядя ей в глаза.

— Мы просто пытались помочь! — сказал он укоризненно, вытирая кровь с разбитой губы.

Джек шипел, глядя на порезанную руку.

Женщина быстро дотянулась до ножен с мечом.

— Где я? Кто вы такие? И где Габриэль?

— Тише, барышня, здесь все свои, — проворковал Джек, чувствуя, что кровь затекает в рукав его рубашки. — Но мы понятия не имеем, кто такая Габриэль и где она находится.

Женщина провела рукой по лбу, отбросив мокрые волосы. Потом взяла диск и повесила себе на пояс.

— Это моя подруга. Она была со мной... мы прыгнули в воду вместе, когда корабль налетел на риф, — сказала она, оглядываясь по сторонам. — Я должна найти ее!

— Мы с удовольствием поможем вам в этом, — сказал Блад, вставая на ноги и пытаясь вытряхнуть песок из мокрых волос, — но сейчас вам лучше немного полежать.

— Нет времени! — отрезала женщина. Платье снова сползло с нее, и она нахмурилась, гневно разглядывая искромсанную шнуровку. — Что вы сделали с моей одеждой, вандалы?!

— Мы спасли вам жизнь, мисс, — ответил Джек Воробей. — А это, — он указал на ее платье, — просто вынужденная мера.

— Понятно, — женщина усмехнулась, бросив на них косой взгляд. — Полагаю, я должна вас поблагодарить?

— Было бы неплохо, — согласился Блад, намочив платок в воде и прижав к губе. — Вы чуть нос мне не сломали!

— Считайте, что легко отделались, — ответила женщина, и поежилась, когда порыв ветра пронесся над берегом.

— Вот, выпейте-ка это, — Джек протянул ей бочонок с ромом.

Женщина кивнула и сделала глоток. Снова закашлялась, согнувшись пополам, и Бладу пришлось похлопать её по спине. Наконец, она отдышалась и посмотрела на обоих мужчин. Вытерла губы тыльной стороной ладони.

— Меня зовут Зена.

— Очень приятно, — промурлыкал Джек, изо всех сил стараясь не глазеть на ее ноги.

Блад вздохнул, заметив это, и толкнул его локтем.

— Я думаю, нам надо развести костер. Дама замерзла, и один ром тут не поможет. Быть может, капитан, вы наберете хвороста?

Джек кивнул и поднялся, чтобы отправиться на поиски дров, но застыл на месте и прищурился.

— Идея неплохая, но... послушайте, почему именно я должен это делать? Почему я должен выполнять чьи-либо приказы?

Блад вздохнул.

— Давайте не будем начинать этот спор сейчас, мистер Воробей. Если вы не можете набрать дрова для костра, так и скажите.

— Нет-нет, все в порядке, — Джек поднял руки. — Просто на мгновение мне показалось, что вы пытаетесь мне приказывать.

— Ах, так вы хотите, чтобы я попросил вас об этом? — Блад говорил спокойно, но в его голосе зазвенел металл.

— Господа, я в полном порядке, — подала голос Зена, заметив напряженность между ними. — И костер — это действительно то, что нужно всем нам. Но если это такой принципиальный вопрос, то я могу набрать хворост сама.

— В этом нет необходимости! — быстро ответил Джек и решительно пошел в сторону леса.

Блад выдохнул, глядя ему вослед. Потом повернулся к Зене.

— Я бы одолжил вам свой камзол, мисс, — вежливо сказал он, — но боюсь, от него мало проку.

Зена махнула рукой.

— Да я в полном порядке, честное слово!

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Кокосы, шакрам и бег по пересеченной местности

Зена и Блад сидели, протягивая руки к огню. Алые языки пламени весело трещали, взвиваясь к небу. Джек принес еще одну охапку хвороста и бросил неподалеку, потом вытер руки о песок.

— Здесь ветрено, зато не будет москитов, — сказал он, заметив, что Зена все еще периодически дрожит. — К тому же с этой точки прекрасно виден весь берег. И хочется надеяться, что наш костер не останется незамеченным, если корабль Блада все-таки решит продолжить поиски.

— Да, выбор места замечательный, — сказала Зена, стащив с себя платье и повесив сушиться возле костра.

Джек сглотнул, глядя на ее стройное тело, едва прикрытое короткой нижней рубашкой из небеленого льна.

Зена заметила его взгляд и ухмыльнулась, пожав плечами. Она держалась свободно и явно не испытывала особого стеснения от такого внимания.

Блад также разложил вещи на просушку, оставшись в одних штанах. Закончив выжимать воду из своего камзола, он теперь сидел возле костра, держа в руке палку с надетым на нее сапогом. Заметив, что Зена дрожит все сильнее, Блад сказал негромко, наклонившись к Джеку:

— Быть может, вы одолжите мисс Зене свою рубашку, сударь?

Джек вздрогнул и повернулся к нему. На его лице появилась преувеличенно недоуменная улыбка.

— Мою рубашку? С чего вы это взяли, сударь? Увы, должен вас огорчить, мисс. Как говорят, своя рубашка ближе к телу.

— Я бы не стал вас об этом просить, если бы мог предложить ей что-нибудь из своих вещей, — сказал Блад, бросив взгляд на мокрую рубашку, висевшую на кусте возле костра.

Зена отмахнулась, проверяя меч в ножнах.

— Не переживайте, господин Воробей, я прекрасно обойдусь без вашей рубашки. Бывало и хуже.

— Просто я подумал, что истинный джентльмен поступил бы именно так, — проронил Блад, пристально посмотрев на Джека. Тот ухмыльнулся еще шире и ответил:

— Да-да, несомненно. Вот только с чего вы взяли, что я — истинный джентльмен?

— И, правда, с чего бы это? — спокойно ответил Блад, посмотрев на Зену.

Она подбросила дров в огонь, чтобы хоть как-то сгладить неловкое молчание, повисшее между мужчинами. Джек закончил достругивать колышек, на который тут же был водружен мокрый камзол Блада. Потом резко встал и потянул с себя рубашку.

— Хорошо, берите и покончим с этим! — сказал он ворчливо.

Зена надменно подняла на него глаза.

— Я же сказала, что в этом нет необходи... — тут ее голос прервался, и она некоторое время молча созерцала полуголого Джека.

— Что? — вызывающе спросил Джек, отойдя от костра.

Блад молча смотрел на многочисленные шрамы, покрывавшие плечи, живот и спину Джека, почти так же густо, как и татуировки. Он видел на своем веку всякое, но такое встречал нечасто.

— Прошу прощения, — сказала Зена, опустив глаза. — Я не хотела вас смутить...

— Вам незачем извиняться, мисс, — по-прежнему резко ответил Джек, бросив на Блада сердитый взгляд, — Ведь это не ваших рук дело. К тому же, меня не так легко смутить.

Он некоторое время смотрел на море, потом протянул руку к подзорной трубе Блада.

— С вашего позволения, я бы хотел одолжить эту штуку на часок. Солнце скоро сядет, и видимость уменьшится. Я хочу забраться на этот холм, осмотреть окрестности. Если корабль мисс Зены разбился где-то здесь, я могу обнаружить его обломки.

Блад кивнул, отдавая ему трубу.

Джек взял ее и, не сказав больше ни слова, скрылся в кустах.


* * *

Зена, накинув на плечи рубашку Джека, очень внимательно смотрела на меч, старательно полируя его клинок куском тряпки.

— Кто мог сделать с ним такое? — спросила она, наконец, бросив на Блада внимательный взгляд. Тот пожал плечами, все еще чувствуя себя неловко.

— Возможно, что это дело рук испанцев. Они никогда не жаловали представителей Берегового Братства. Я видел нечто подобное раньше, но люди, с которыми это проделывали, обычно были уже мертвы...

Зена кивнула, стиснув губы.

— Я надеюсь, что Габриэль жива и не попала к этим вашим... испанцам.

Блад передернул плечами.

— Я тоже надеюсь на это.

Он облизнул пересохшие губы. После нынешнего «купания» ему чертовски хотелось пить.

— Думаю, нам надо заняться устройством лагеря, — сказал он, встав на ноги и задрав голову вверх. — Построить какое-нибудь укрытие, запастись припасами и водой. Приближается шторм... и не хотелось бы встретить его неподготовленными.

Зена заметила его взгляд и подняла глаза вверх.

— Мы сидим прямо под кокосовой пальмой, — пробормотал Блад, указав на гроздья зеленоватых орехов, висящих в самой вышине. — Если сможем добыть хотя бы пару штук, то получим и еду, и питье.

Зена пожала плечами, решив довериться ему в этом вопросе.

Блад вздохнул и наклонился, подняв с земли палку. Потом подошел к стволу, примеряясь.

— Что вы собираетесь делать? — поинтересовалась Зена, наблюдая за его манипуляциями.

— Попробую сбить пару орехов, если повезет.

Зена положила руку на его плечо.

— Погодите. Дайте мне попробовать.

— Мисс... — Блад приготовился возразить, но Зена отодвинула его в сторону, схватив круглый металлический диск, висевший на поясе ее платья.

— Поберегитесь! — коротко сказала она и метнула его вверх. Блад услышал пронзительный свист, потом глухой удар и... Он чертыхнулся и ринулся в сторону, спасаясь от града падающих орехов. Некоторые из них упали в костер и лопнули с громким треском.

Зена поймала пару на лету.

— Вот это да! — пробормотал Блад, выпрямляясь.

Зена кинула ему орехи и схватила прилетевший назад диск.

— Кажется, сработало, — сказала она, повесив его на обратно на пояс.

— Можно посмотреть? — спросил Блад, указывая на диск.

Зена кивнула.

Пока Блад разглядывал чудесное оружие, она взяла один кокос и постучала пальцем по крепкой скорлупе.

Блад спохватился и, достав кинжал, снес верхнюю часть одним ударом, потом вручил ей.

— Угощайтесь. Это вкусно.

Зена осторожно взяла кокос и попробовала его содержимое. Довольно улыбнулась и выпила сок до конца.

Блад собрал упавшие орехи в кучу.

Когда вернулся Джек, они уже заготовили приличное количество кокосов.

— Итак, сэр, есть какие-либо новости? — поприветствовал его Блад.

Джек выглядел взволнованным.

— Если вы приглядитесь, мисс, вон там, на краю мыса, можно увидеть чаек. Множество чаек.

Зена взяла трубу и направила ее туда, куда показывал Джек.

— Да, я вижу их.

Джек посмотрел на Блада и продолжил:

— Скорее всего, корабль разбился где-то там, мисс.

— Да, понимаю... — голос Зены звучал хрипло. Она опустила трубу, откашлявшись.

— Мы можем пойти туда утром, — произнес Джек, складывая трубу и отдавая ее Бладу. — И посмотреть, что можно сделать.

— Да, так и сделаем, — согласился Блад, переглянувшись с Джеком. — Завтра, как только рассветет, мы с мистером Воробьем туда сходим и всё разведаем.

— Я пойду с вами, — спокойно сказала Зена.

— Не думаю, что в этом есть необходимость... — быстро ответил Джек, проведя рукой по подбородку, — мы вполне справимся вдвоем...

— Да, — кивнул Блад, не глядя на Зену.

— Неужели? — вспылила Зена, тряхнув мокрыми волосами. — А если там моя подруга?

Джек облизнул губы, уклоняясь от ее взгляда.

— Более того, я намерена идти туда сейчас, — добавила она, решительно схватив свой меч и метательный диск.

— Леди, не думаю, что это хорошая идея... — возразил Джек, попытавшись ее остановить. Но Зена резко повернулась, положив руку на рукоять меча.

— Мне плевать. Там может быть Габриэль. И, возможно, ей нужна моя помощь. Не советую вам мне мешать!

— Вы не успеете добраться туда до темноты, — попытался урезонить ее Блад.

— Не беспокойтесь, я быстро бегаю, — фыркнула Зена, надевая еще мокрое платье и пытаясь затянуть порванную шнуровку.

— Безумие! — проворчал Джек, наблюдая за ее приготовлениями. — Кажется, я понимаю, почему этот корабль разбился. Если все пассажиры были такими же упрямыми…

— Я иду с вами! — решительно сказал Блад, схватив свои вещи.

— Капитан... — Джек всплеснул руками.

— Тогда побежали! — бросила Зена и ринулась вперед.

— Чокнутые! — прорычал Джек, глядя им вослед. — Подождите меня!..

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Посол и атташе

— Посол Г'Кар, вы в порядке?

Атташе На'Тот помогла ему сесть, поддерживая под руку.

— Да, я в порядке, просто слегка ударился о камень, — ответил Г'Кар, отряхивая воду с одежды. — Мне нужно немного отдышаться.

Он улыбнулся молодой нарнийке, которая продолжала смотреть на него, не мигая.

— Ты можешь определить, куда мы попали? — спросил он, чтобы отвлечь ее.

На'Тот посмотрела на бушующие волны, из которых они только что едва выбрались, и покачала головой.

— Не имею ни малейшего понятия, посол. Признаюсь честно... — тут она на мгновение запнулась, стараясь сохранить самообладание. — Признаюсь честно, никогда не видела такого огромного скопления воды.

— Как бы там ни было, нам надо отойти отсюда подальше, — сказал Г'Кар, когда очередная волна с грохотом ударилась о прибрежную гальку, обдав их брызгами.

— Вы правы, посол, — атташе послушно встала на ноги и протянула ему руку. — Позвольте помочь вам.

Г'Кар молча встал, не обращая внимания на ее жест. Бок мгновенно обожгло болью, такой острой, что он едва сдержал крик. Очевидно, последний кувырок и встреча с прибрежными валунами оказалась не столь безвредной. В любом случае нет смысла тревожить атташе. У них есть заботы и посерьезнее.

— Я вижу впереди деревья, посол, — сказала На'Тот, шагая рядом с ним. — Мы могли бы укрыться там от бури.

Г'Кар кивнул, стараясь держать спину прямо.

Они почти достигли леса, когда На'Тот, оглянувшись, вскрикнула и указала рукой куда-то вдаль.

— Посол, я вижу огонь. Там, вдали!

Г'Кар медленно развернулся, чувствуя, как ноет ушибленный бок. Долго смотрел на мерцающий огонек, который как будто висел над серыми волнами, равномерно бегущими к берегу.

— Это далеко от нас... — пробормотал он, прищурившись.

— Мы могли бы пойти туда, когда шторм утихнет, — заметила На'Тот. — Я запомню направление.

Г'Кар кивнул, потом сунул руку за отворот перчатки и вытащил портативный передатчик. Включил, смотрел на него некоторое время, потом убрал обратно.

— Кажется, вода вывела его из строя, — сказал он, вздохнув.

На'Тот достала PPG[1] из отворота своего мундира и недовольно сморщила нос, увидев, что оружие забито илом и песком. Сначала, в приступе раздражения она чуть не выбросила его, но потом передумала. Вдруг удастся, просушив, заставить его работать снова?

— Вы устали, посол, — сказала она, дотронувшись до его руки, — вам нужно поспать и набраться сил. А я подежурю.

Ее прикосновение вывело Г'Кара из полузабытья. Наверное, она права. Сегодня был сумасшедший день, и он выложился на полную катушку. Боль и усталость притупили его реакцию, и, несмотря на то, что они оказались в каком-то совершенно невероятном месте, он не мог побороть сонливость.

— Да будет так, атташе, — пробормотал он, проваливаясь в черную бездну дремоты...

На'Тот ободряюще сжала его руку, а потом уселась лицом к далекому огню и стала наблюдать за ним...


[1] PPG (Portative Plasma Gun) — во Вселенной В5: ручное плазменное оружие, стреляющее порциями перегретого газа, обычно гелия. Используется в условиях космоса, потому что, в отличие от огнестрельного, не представляет угрозы для обшивки космического корабля или станции. В данном случае речь идет о нарнском образце "Калат".

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Зена - это не только Королева Воинов, но и Спасатель утопающих

Блад был поражен неутомимостью своей спутницы. Она бежала вперед мерной трусцой вот уже полчаса и не выказывала ни малейших признаков усталости. Капитан же начал задыхаться, непривычный к столь долгим забегам. Сказывались долгие месяцы, проведенные на корабле в плавании. Но признать тот факт, что эта хрупкая леди оказалась выносливее его, было бы слишком унизительно, поэтому он продолжал следовать за ней, стараясь не обращать внимания на колотье в боку и горящие легкие.

Джек Воробей даже не пытался догнать их, держась метрах в ста позади.

Погода стремительно портилась, ветер дул им прямо в лицо, затрудняя продвижение.

Блад то и дело бросал тревожный взгляд на посеревшее море, а гул прибоя вскоре сменился угрожающим ревом. По мере того, как они приближались к мысу, берег вокруг становился все круче, и приходилось бежать в гору.

Чайки, которые привлекли их внимание раньше, куда-то исчезли, видимо, надвигающийся шторм заставил их попрятаться.

Внезапно Зена остановилась и принялась вглядываться в море. Это позволило Бладу догнать ее.

— Дайте-ка ваше волшебное стекло, — попросила Зена, протянув руку.

Блад приподнял бровь, но просьбу выполнил.

Зена поднесла подзорную трубу к глазам и некоторое время всматривалась в бушующие волны.

— Посмотрите. Вон там видите? Очень похоже на обломок мачты.

Блад взял трубу и посмотрел в указанном направлении.

— Слишком далеко и волны закрывают обзор, мисс.

— Тем не менее, там что-то есть.

Зена вырвала у него трубу и прильнула к окуляру.

— Там кто-то есть, это точно! Вон там, машет рукой.

— Это вполне может быть чайка, мисс, — заметил Блад.

— Чайки вряд ли зовут на помощь, — возразила Зена.

— Я ничего не слышу, — покачал головой Блад.

— Это может быть Габриэль... — пробормотала Зена взволнованно.

— А может быть просто чайка, — ответил Блад.

— В любом случае мы должны попытаться вытащить ее оттуда.

Зена решительно начала спускаться к полосе прибоя.

— Мисс, простите за грубость, но это безумие! — крикнул Блад, следуя за ней по осыпающемуся песку.

— Рад, что мы, наконец, сошлись во мнениях, — Джек догнал их и, подпрыгивая, скользил следом. — Это вдвойне безумие, потому что даже если там есть кто-то живой, и мы сможем до него добраться, обратно вернуться вряд ли удастся. Мисс! Мисс Зена!

Он попытался схватить ее за руку, но женщина увернулась, упрямо шагая вдоль линии прибоя.

— Видите, там цвет воды немного иной, чем у берега... это обычно указывает на сильное течение. Быть может, именно поэтому мы не видели ни одного обломка — течение уносит их в море. Вас утащит в открытый океан, не думаю, что это...

— Она все еще недалеко от нас, — сказала Зена, скидывая кожаное платье. — Это ее последний шанс. И я не собираюсь его упускать!

— Вы даже не сможете отплыть от берега, прибой вернет вас обратно!— Джек остановился перед ней, пытаясь помешать войти в воду.

Зена оттолкнула его, да так сильно, что он едва не упал.

— Насчет прибоя не беспокойтесь, — сказала она, входя в воду по пояс. — Я знаю кое-какие уловки...

— Мисс! — Блад последовал за ней, но тут же был отброшен назад волной.

— Нам будет вас не хватать, мэм... — пробормотал Джек, помогая Бладу выбраться на берег.

Зена мгновенно исчезла в бушующем море, и некоторое время оба капитана думали, что все кончено, но потом заметили черноволосую голову вдали от берега, стремительно направлявшуюся к далекому обломку[1].

— Вот чертова баба! — выругался Джек, наблюдая за тем, как она борется с волнами.

— Ее относит за мыс, — заметил Блад, снова вооружившись подзорной трубой. — Если мы упустим ее там, то остается только надеяться на благосклонность Провидения.

— Провидение редко бывает благосклонно к тем, кто не обращает внимания на его предупреждения, — буркнул Джек. — Нам надо спешить, сэр, иначе мы не успеем добежать туда вовремя!

Блад кивнул, и два капитана резво припустили вдоль берега, стараясь не упускать из виду свою отчаянную спутницу...


[1] Уважаемые читатели! Убедительно прошу вас никогда не пытаться повторить этот поступок! То, что можно Зене, не по силам обычному человеку. Вы были предупреждены!

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Веселое пробуждение автора

Я знаю, во всем виновата наступившая дождливая осень, которая принесла с собой трижды проклятый грипп и обострение трижды проклятого кризиса среднего возраста. А если прибавить застарелый недосып, то нынешний сон вполне можно объяснить.

Обычно я не вижу снов. Просто проваливаюсь в забытье до утра. Но не в этот раз. Нет, не стоило, не стоило мне настолько заморачиваться этой дурацкой историей про необитаемый остров. А теперь я вынуждена расхлебывать последствия. Буквально барахтаться в них. Если бы не была уверена в том, что сплю, стопроцентно испугалась бы. Уж очень натурально выглядело море вокруг меня, все такое мокрое, холодное и бушующее. И мерзла я ну совсем реально. Наверное, температура поднялась. Пожалуй, если отпустить этот пеньковый канат, можно проснуться. Но проверять как-то боязно. Всегда пугало отсутствие дна под ногами. Нет уж, буду висеть на этом обломке мачты дальше.

Однако реальность сна потрясает. В прямом и переносном смысле слова. Чертова мачта так и норовит прихлопнуть тебя, сбросить в бушующее море... Кстати, откуда я уверена, что это именно мачта? Ну да... ведь именно на этом абзаце меня сморил сон. Знакомый синдром — когда сознание настолько поглощено творчеством, что продолжает прокручивать все варианты сюжета во сне. А утром просыпаешься абсолютно усталой, как будто всю ночь разгружала вагоны...

Быть может, дать Зене поблажку и посадить на этот обломок Габриэль, живую и невредимую? Ну, уж нет, на острове и так перебор, посему обойдутся без болтливой блондиночки...

Борьба с мачтой стала отвлекать от размышлений, а когда волна пару раз захлестнула меня с головой, попав в рот и глаза, стало совсем не до смеха. Так я и в самом деле захлебнусь... нет, увольте... надоело мокнуть... Мачта прыгала по волнам, подобно взбесившемуся мустангу, и держаться за нее больше не было сил. Подняв голову, я бросила взгляд на вздыбившиеся волны и увидела далекую кромку берега, вдоль которой бежали две крошечные фигурки, размахивая руками.

Тут обломок снова нырнул в провал между волнами, и я издала сдавленный вопль, за что тут же поплатилась еще одним глотком соленой водички.

— Господи! — булькнула я, чувствуя, что веревка скользит, вырываясь из моих рук. — Этого просто не может быть!

Мачта поползла вверх, на гребень волны, и я поспешно оседлала ее, чихая и кашляя. Такого бредового состояния у меня давно не было. Фигурки остановились и подпрыгивали, продолжая махать руками. Я рискнула поднять одну руку и помахать им в ответ.

— Эй! Эй! Я здесь!

Новый удар волны, и очередное погружение под воду. Острая боль в ладонях... и потом я почувствовала, что упустила веревку.

Только не это. Только не это!

Когда я вынырнула снова, мачта стремительно удалялась от меня.

— ПОМОГИТЕ! — тут я отбросила всякую сдержанность и начала орать в полный голос. — МЫ ТАК НЕ ДОГОВАРИВАЛИСЬ!

Кто-то схватил меня за волосы, напугав до полусмерти. Завизжав, я попыталась оттолкнуть его, вырваться, но безуспешно.

— Успокойся немедленно! — я услышала сердитое шипение над ухом.

Открыв глаза, я увидела... Люси Лоулесс[1] собственной персоной! Вот это сон!

— Лю... — набежавшая волна помешала мне закончить фразу.

Непонятно как очутившаяся в моем сне актриса бесцеремонно потащила меня за волосы, энергично гребя свободной рукой. Через пару рывков мы снова настигли мачту.

— Держись крепко! — крикнула Люси Лоулесс и подбросила меня повыше, так, чтобы я оседлала мачту. Потом легла рядом, обхватив ее руками. Видимо, борьба с волнами и мною изрядно ее вымотала: актриса тяжело дышала и некоторое время не двигалась.

— Это такая неожиданность... — бормотала я, откровенно растерявшись в присутствии своего кумира...

Но блистательная ЛЛ явно не слушала мой лепет.

— Нас уносит в открытый океан, — сказала она, дотронувшись до моей руки.

В ее голосе звучало разочарование.

— Ты здесь одна? — спросила она.

Я пожала плечами.

— Скорей всего, да.

Люси Лоулесс вздохнула и посмотрела в сторону берега. Лагуны почти не было видно.

— Если бы не шторм, можно было бы попытаться доплыть до берега, но сейчас лучше не оставлять этот обломок. Ты крепко держишься?

Я кивнула, лязгая зубами.

— Хорошо... — ответила она, устраиваясь на мачте поудобнее. По мере того, как нас относило дальше от берега, качка уменьшалась.

— Поразительно, — сказала я, не в силах терпеть гнетущее молчание, — я думала, что вы не принимаете участия в каскадерских трюках. Ну... знаете, всегда есть дублеры, например Зои Белл[2]... Но теперь я вижу, что это неправда...

— В каких трюках? — переспросила Люси Лоулесс, продолжая смотреть на берег.

— Это неважно, — отмахнулась я. — Так, просто болтаю... Приятно было увидеть вас во сне. Если бы знала, захватила бы ваше фото для автографа...

— Авто... чего? — она прищурилась, посмотрев на меня.

Я промолчала. Трудно говорить, когда вокруг гремит шторм и слова уносит ветер.

Внезапно она дернула меня за плечо.

— Что?

— Там... посмотри-ка туда. Кажется, это наш последний шанс.

Я взглянула туда, куда она указывала, и увидела темную массу справа от нас.

— Это риф. Наверное, мой корабль налетел на него. Если мы доберемся туда и переждем шторм, то сможем потом вернуться на остров.

— Но он чертовски далеко... — возразила я, увидев, что актриса соскользнула с мачты и намерена плыть к темным камням.

— И с каждой минутой становится все дальше, — крикнула она, дернув меня за ногу. — Плывем! Сейчас или никогда!

— Нет-нет... я... если честно, я почти не умею плавать... — затараторила я, вцепившись в мачту, — если только по-собачьи... и метров на двадцать в бассейне... я... я утону! Нет! НЕТ!

Но она не обращала внимания на мои истерические вопли, продолжая тянуть в воду.

— А ну, прекратить панику! — прикрикнула она на меня, — Я не затем рисковала жизнью и плыла к тебе, чтобы позволить утонуть. Просто греби руками. Поплыли!

— МАМА! — пискнула я, плюхнувшись в воду следом за ней...


[1] Люси Лоулесс (Люсиль Фрэнсис Лоулесс) — новозеландская актриса, сыгравшая роль Зены в сериале "Зена — Королева Воинов".

[2] Зои Белл — актриса и каскадер, дублер Люси Лоулесс во время съемок сериала.

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Ночь на рифе и явление "Летучего Голландца"

Капитан Блад опустил подзорную трубу и тяжело вздохнул.

— Боюсь, мы здесь ничего поделать не можем. Придется сидеть и ждать, когда шторм утихнет, и видимость улучшится.

— Я бы предпочел ждать с большим комфортом, — пробормотал Джек Воробей, вращая в руках метательный диск Зены. — Хм... а неплохие сапфиры! Уверен, эту вещицу быстро купят на Тортуге...

Блад сложил трубу, сунул ее в карман штанов и протянул руку к диску.

— С вашего позволения... не думаю, что вы имеете право распоряжаться чужой собственностью...

Джек отдернул руку, мрачно покосившись на своего спутника.

— Не имею права? Не смешите меня, дружище! Эта штука принадлежала Зене, не вам. А так как она, вероятнее всего, утонула, мы имеем право поделить ее собственность между собой. Мне нравится эта вещичка, а вы можете забирать остальное — меч, ножны, платье...

— Вы весьма щедры! — съязвил Блад, шагнув к нему ближе. — Всегда мечтал о платье!

— Рад воплотить вашу мечту в реальность, — улыбнулся Джек, ковырнув сапфир грязным ногтем. — Опасная игрушка... такое острое лезвие!

Он замолчал, заметив выражение лица капитана.

— Ну же, давайте обойдемся без ханжества, Питер... я ведь могу называть вас так, верно? В том, что мы позаботимся о вещичках погибшей леди, нет ничего зазорного.

— Она могла выжить, — сказал Блад, хотя с каждой минутой, проведенной на берегу, его уверенность в этом слабела.

— Все может случиться, — кивнул Джек, — Но знаете, быть может, то, что она решила покончить с собой, играет нам на руку. С женщинами всегда такая морока.

Он аккуратно привязал диск к кушаку. Потом посмотрел на Блада, который все еще стоял, держа в руке ножны и одежду упрямой барышни.

— Если вы хотите провести всю ночь, стоя на берегу, не буду вам мешать. Но я лично нашел бы местечко поуютнее...

Шторм усилился, пошел косой дождь, сопровождаемый порывистым ветром.

Блад вздохнул, признавая правоту Джека, и повернулся к морю спиной.

Времени на поиски убежища у них практически не оставалось — дождь превратился в ливень, и они судорожно жались к стволу огромного дерева, пытаясь укрыться от непогоды. Далеко в лес забираться не хотелось: Блад не желал терять из виду то место, где они в последний раз видели свою безумную спутницу. Комфортом тут и не пахло, но с третьей попытки они сумели развести небольшой костер, старательно закрывая его от дождя и ветра пальмовыми ветками.

Через какое-то время, несмотря на то, что они оба промокли до последней нитки, их начал смаривать сон. Блад спохватился первым и тронул Джека за плечо. Воробей, прикорнувший рядом с костром, подпрыгнул с диким воплем.

— Что?! Опять я кому-то должен?!

— Джек... — Блад вздохнул, отметив, что его спутник порой ведет себя очень странно, — Нам надо спать по-очереди, иначе костер погаснет, и мы продрогнем окончательно. Первая вахта моя, потом разбужу вас.

— Дельная мысль... — пробормотал Джек, снова проваливаясь в сон.

Блад подкинул веток в костер, который больше дымил, чем горел, потом, поразмыслив, взял платье Зены и набросил его поверх плеч как плащ. И уставился на штормовые волны, ударявшие о берег с такой силой, что земля дрожала...


* * *

— М-мы что, будем торчать здесь всю ночь? — спросила я, отчаянно пытаясь найти удобное положение на скользких холодных камнях.

— Мы будем торчать здесь столько, сколько потребуется, — отрезала Люси Лоулесс, падая рядом со мной. — Не самый уютный ночлег на земле, но это лучше, чем мотаться по океану на обломке мачты.

Тут нас обдало очередной волной, и я испуганно вцепилась в уступ, опасаясь, что меня смоет.

— Может, попробовать забраться еще выше? — предложила я, стуча зубами от холода. Да уж, только такого приключения мне не хватало, особенно сейчас, когда я простужена!

— Не советую, — ответила моя спутница, сжав мое запястье, — Здесь нас хоть немного загораживает скала, а там, помимо волн, будет ветер.

— Господи, у меня точно будет воспаление легких после такого пикника! — простонала я, стараясь не глядеть вниз, на бурлящие волны под ногами...

— Просто держись, — сказала Люси, и я заметила, что она сама лязгает зубами от холода. — Утром должно быть полегче.

— К утру я окоченею настолько, что не смогу шевелиться... — я знала, что ныть нехорошо, но не могла сдержать себя. Действительно, в том, чтобы торчать на этой богом забытой скале, мало романтики...

— Жить захочешь — зашевелишься, — фыркнула Люси Лоулесс, ерзая на жестких камнях.

Разговаривать было затруднительно: грохот волн и свист ветра заглушал все слова, поэтому через некоторое время мы прекратили эти попытки и сосредоточились на том, чтобы выдержать этот кошмарный шторм.

К моему величайшему удивлению, моя спутница умудрилась задремать посреди всего этого кошмара. Она обхватила каменный выступ, прислонилась к нему щекой и... мирно посапывала, не обращая внимания на волны и ветер.

Я же не была способна на такой подвиг. Мне было холодно, мокро, жестко... нос был заложен, а в желудке творилось черт знает что от проглоченной морской воды.

Некоторое время я сопела и кашляла, судорожно цепляясь за каждую выемку в камнях. Потом, отчаявшись, решила посмотреть, что там, наверху. Для этого не требовалось особых усилий. Риф, на который нам удалось выбраться, был крошечным. Волны то и дело перелетали через него со зловещим гулом. Чтобы увидеть то, что творилось за ним, мне было достаточно выпрямиться во весь рост.

Сперва я не видела ничего кроме бушующего моря и темного неба. Потом пошел сильный ливень, сократив видимость почти до нуля. Через некоторое время я уловила в шуме шторма какой-то иной звук. Скрежет... иногда сменяющийся жутковатым стоном.

Немного помогла гроза, разразившаяся прямо над нами. Небо несколько раз пронзали жуткие молнии, повергая меня в ужас. Но когда это случалось, на несколько секунд становилось светло как днем, и это помогло мне увидеть то, что было причиной этих звуков.

Корабль!

Я чуть не свалилась вниз, когда увидела накренившийся набок остов.

Судя по всему, судно налетело на риф, и теперь взбесившиеся волны разрушали его.

— Люси... миссис Лоулесс, — позвала я, дотронувшись до плеча моей спутницы.

Она проснулась мгновенно, хотя чуть не сломала мою руку при этом.

— Там корабль, миссис Лоулесс! — повторила я. — Разбился о риф! Рядом с нами!

Она встрепенулась, услышав об этом, и полезла наверх, чтобы увидеть его собственными глазами.

— Если его не унесет в море за ночь, мы обследуем его завтра, — сказала она, пытаясь найти темный силуэт на фоне ночного неба. — Кто знает, быть может, Габриэль удалось уцелеть. Она всегда была ловкой...

— Вы имеете в виду Рене О'Коннор[1]? — переспросила я.

Актриса бросила на меня странный взгляд, но ничего не сказала.

В этот момент снова сверкнула молния, озарив море на много миль окрест. И я вскрикнула, увидев, что на том месте, где лежал остов, теперь находятся два корабля!

Силуэт второго показался мне смутно знакомым. Кажется, я видела его раньше... на картине или в кино...

Тут я почувствовала, как мурашки поползли по моей спине, а желудок скрутило неприятной судорогой.

Ну, конечно... в кино!

Разинув рот, я смотрела на высокие мачты, покрытые мохнатыми водорослями, черные косматые паруса и жутковатую, поросшую ракушками фигуру на носу корабля, напоминавшую челюсти какого-то доисторического животного...

— ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ![2] — взвизгнула я и вжалась в камни, заставив Люси Лоулесс сделать то же самое. Она заметила мой испуг и повторила все мои движения, хотя лицо ее выражало сильнейшее недоумение.

— Что это? — спросила она шепотом.

Я затрясла головой, мечтая слиться со скалой в одно целое.

— Тихо! Надеюсь, они нас не заметили... очень надеюсь на это... Мы сейчас на земле... да, это может нас защитить...

— Но корабль... они могут взять нас на борт...

— Нет! — я дернула ее сильнее, заставляя замолчать, — Только не это! Только не в услужение к Дэйви Джонсу[3]!

Люси Лоулесс по-прежнему ничего не понимала, но последовала моему примеру и затаилась в камнях.

Молния вспыхнула снова, и жуткий корабль исчез, на том месте, где он только что был, плескались волны, да скрипело разбитое судно...


[1] Рене О'Коннор — актриса, сыгравшая роль Габриэль в сериале "Зена — Королева Воинов"

[2] "Летучий Голландец"во Вселенной "Пиратов Карибского моря": корабль-призрак, капитаном которого был Дэйви Джонс.

[3] Дэйви Джонс (Davy Jones) — во Вселенной "Пиратов Карибского моря": капитан "Летучего Голландца", в морском фольклоре так называли морского дьявола.

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Потухший сигнальный костер

Питер Блад отчаянно старался не клевать носом. Он растирал виски, тряс головой и даже пару раз щелкнул себя по носу, чтобы прогнать сон. Но холод, сырость, усталость постепенно делали свое дело.

Вздохнув, капитан понял, что пора будить своего напарника. Подбросив последнюю охапку откровенно мокрого хвороста в тлеющий костер, Блад наклонился над Джеком, намереваясь дотронуться до его плеча.

Его спутник все еще спал, но вряд ли его сны можно было назвать спокойными. Он то и дело дергался, постанывая, иногда бормотал что-то невнятное и даже размахивал руками.

Блад решил, что с его стороны будет гуманно избавить парня от ночных кошмаров.

— ...мы же обо всем договорились, разве не так? — пробормотал Джек, поморщившись, — и я вам ничего не должен. Ничего!

«Вот бедолага!» — подумал Блад.

Небо над их головами озарила ослепительная молния, и капитан замер на месте, заметив на горизонте очертания огромного корабля.

— Черт побери! — выругался он и достал подзорную трубу, чтобы убедиться в том, что это был не обман зрения.

Молнии сверкали одна за другой, и в их свете корабль выглядел похожим на призрак, но, тем не менее, он был там, у входа в бухту.

— Джек! — Блад тряхнул спутника, — Джек, проснитесь, там корабль! Черт побери, не знаю, как он умудрился подойти так близко к берегу в шторм, но это так!

Воробей продолжал корчиться во сне, вскрикивая от ужаса.

— Нет, нет, нет! — причитал он, свернувшись калачиком.

— Да проснитесь же! — Блад приподнял его за воротник. — Там наш шанс на спасение! Мы должны разжечь костер поярче! Иначе они уплывут, так и не узнав, что мы здесь!

Джек открыл глаза, но все еще плохо соображал, где находится. Блад плюнул и взялся за дело сам.

— Так и быть, последите за огнем, а я принесу дрова...

Он выхватил шпагу и направился в лес за новой порцией хвороста.

Когда он вернулся, волоча ветки, Джек стоял, глядя на море. Его лицо было очень бледным, губы тряслись.

— Дрова слишком сырые, придется сбрызнуть их ромом, — сказал Блад, откидывая с лица мокрые волосы. — Дайте-ка ваш бочонок...

Тут он замолчал, заметив, что костер погас.

— Джек, дьявол вас раздери! Я же просил вас, как человека!

Джек вздрогнул и обернулся.

— Что? Ах, костер? Мои сожаления... я такой неловкий...

Блад открыл рот, чтобы назвать своего спутника более метким эпитетом, но, заметив выражение лица Джека Воробья, сдержался, хотя это далось ему с трудом. Он сердито поднес трубу к глазам и направил туда, где видел корабль в последний раз. Сердце его упало. Теперь там было только серое море.

— Ничего... — его голос был хриплым.

— А вы уверены, что это вам не приснилось? — спросил Джек, снова устраиваясь под деревом.

— Ради бога помолчите! — процедил Блад, чувствуя, что его нервы на пределе.

Некоторое время они молча сидели в темноте возле потухшего огня. Потом Блад вздохнул и сказал:

— Что ж, утром попробуем забраться повыше и разведем новый костер. Они не могли уйти слишком далеко... и, если нам повезет, заметят дым и вернутся...

— Да, конечно, — Джек пожал плечами, не сводя глаз с моря. — Главное — забраться повыше, тут вы правы...

Глава опубликована: 10.11.2016

День 1: Самый странный гость Дэйви Джонса

Дэйви Джонс провел щупальцами по мокрым клавишам органа, завершая аккорд.

Мелодия, жутковатая, полная безысходной тоски, умолкла, и теперь в полутемной каюте был слышен только скрип фалов, скрежет рангоута, вой ветра да грохот штормового моря.

Капитан «Летучего Голландца» бросил последний взгляд на медальон, лежавший перед ним, потом встал и, постукивая костылем, направился на верхнюю палубу, туда, где его ждала опостылевшая за многие годы работа. О, как он ненавидел ее! С каким бы удовольствием скинул это бремя на другие плечи...

Молния осветила ухмыляющиеся рожи его команды — лицами это язык не поворачивался назвать. Они с воем и улюлюканьем окружили очередную жертву сегодняшнего шторма — слава всем богам, только один утопленник.

Дэйви Джонс постарался выбросить из головы все мысли о жесткосердной Каллипсо и сосредоточиться на том, чтобы произвести на жалкого смертного подобающее впечатление, то есть напугать его до смерти... в буквальном смысле этого слова.

За его плечом возник услужливый боцман, ощеривший акулью пасть.

— Кто тут у нас?

— Не могу понять, капитан, — в голосе боцмана звучало недоумение. — Вроде бы, живой, а в то же время — нет.

— Что еще за чертовщина? Говори яснее! — у Дэйви Джонса стремительно портилось настроение. Оно и так было скверное, а сейчас стало просто отвратительным.

— Не могу сказать, сэр, лучше будет, если вы сами посмотрите...

— Так и быть, где он там?! — Дэйви Джонс оттолкнул боцмана, остановившись перед морячком с разбившегося о рифы парусника, который вызвал у членов его команды такое недоразумение. Щупальца яростно шевелились вокруг его головы, и он знал, что их гость сейчас должен трепетать от ужаса.

Новый гость действительно выглядел странно. Одет в какую-то обтягивающую не то форму, не то пижаму, и явно серьезно болен, потому что кожа его имела серебристо-желтый оттенок. Такому парню не грех сделать услугу и отправить на тот свет.

— Смерти страшишься? — Дэйви Джонс всегда начинал с этой фразы и произносил ее замогильным голосом после долгой паузы. — Боишься кануть во мрак?

Пленник вздрогнул и поднял на него глаза... такие же желтые, как и его кожа.

— Интересный вопрос, — ответил он, и к удивлению Дэйви Джонса, в голосе звучало только искреннее любопытство, — страх смерти присущ почти всем живым существам, это естественное чувство, иначе именуемое инстинктом самосохранения, выработавшееся в процессе эволюции и являющееся...

— Что?! — Дэйви Джонс даже перестал курить трубку от изумления.

— Полагаю, это очень полезное качество, благодаря которому животные и люди могут уберечь себя от опасности...

Тут странный моряк замер, отметив некоторое напряжение в позе его собеседника.

— Страх темноты, или фобия темноты, также называемая «никтофобия» — это распространенное явление, особенно среди детей. В большинстве случаев это вызвано также страхом перед неизвестностью... или перед чудовищами, которые, по мнению детей и взрослых, могут прятаться в темноте...

— ЧТО?! — Дэйви Джонс гневно расправил щупальца и щелкнул клешней прямо перед носом желтоглазого наглеца, но тот только моргнул и продолжил:

— Если же отвечать конкретно на ваш вопрос, то вряд ли получится однозначный ответ. Конечно, что-то похожее на инстинкт самосохранения заложено в мою программу, потому что, если вспомнить три закона робототехники, я не должен причинять вред себе или допускать причинение вреда себе... но оно не имеет надо мной столь огромной власти, как над людьми. Возможно, именно отсутствие страха перед смертью, небытием, уничтожением делает меня менее человечным...

— А-А-А! — взревел Дэйви Джонс, чувствуя, что у него начинается мигрень. — Кто-нибудь понимает, что несет этот убогий?!

— Что же касается второго вопроса, то нет, я не боюсь темноты. Опять же, возможно, это связано с менее богатым воображением, понимаете, я всегда мыслю логически, поэтому вряд ли смогу представить факт существования чудовищ в темном помещении... особенно если их там нет...

— Сейчас я покажу тебе факт существования! — заорал Дэйви Джонс и повернулся к боцману. — Выкинь этого идиота за борт!

— Какой интересный поворот в программе голодека[1], — заметил желтокожий, когда матросы с «Летучего Голландца» схватили его под руки и подняли над перилами. — Поразительное ощущение реальности. Капитан Пикард прав, это так увлека...

Договорить он не успел, потому как исчез в бушующем море...


[1] Голодекво Вселенной Star Trek: помещение на борту звездолёта, где на основе «перенаправленных» фотонов, удаётся создать усовершенствованное подобие современной технологии «Виртуальной реальности».

Глава опубликована: 10.11.2016

День 2: Автор учится плавать на большие дистанции

Я очнулась оттого, что кто-то тряс меня, схватив за плечо. Такой способ побудки не был привычным. Обычно родители включали свет в моей комнате, или сотовый телефон начинал издавать гнусные звуки...

Я открыла глаза, недовольно морщась, и тут же поняла, что нахожусь очень далеко от родного дома. И вместо уютной кровати подо мной — жесткие камни. А одеяла и вовсе нет. Одежда же промокла и насквозь пропиталась солью.

— Наконец-то, — услышала я насмешливый голос. Подняв глаза, увидела лицо своей новой знакомой. — Горазда ты спать, я погляжу!

Яркий солнечный свет ударил мне в глаза, заставив зажмуриться. Шторм утих, и о том, что было ночью, напоминал только сильный ветер, обжигающий кожу на лице.

— Сомневаюсь, что это был сон, — пробормотала я, пытаясь размять затекшие руки и ноги. — Скорее, просто отключилась от усталости.

Тут я оглушительно чихнула.

Моя спасительница фыркнула, а потом пружинисто выпрямилась, оглядываясь вокруг.

— Придется тебе еще раз напрячься, — сказала она, разглядывая далекий берег. — Нам надо вернуться назад, на остров. Шторм стих, и волны теперь не такие большие.

Я смотрела на нее, и теперь, при свете дня, осознала, что эта женщина вовсе не Люси Лоулесс. Интонации, повадки, манера речи, грация хищника. Боже, но этого же не может быть!

— Вы — Зена!

Женщина откинула прядь мокрых черных волос со лба и посмотрела на меня, сузив синие глаза.

— Да, так меня зовут.

— Но этого не может быть! — вырвалось у меня. — Вы же — просто героиня телесериала! Выдумка Роберта Таперта[1]! Зены никогда не существовало в реальности!

Моя спутница посмотрела на меня, как на сумасшедшую, но свои эмоции держала при себе.

— Время покажет, кто из нас — выдумка, — сказала она негромко.

Я уже зажала свой болтливый рот ладонью, чтобы не сморозить еще какую-нибудь оскорбительную глупость.

Внимание Зены привлекло что-то более важное, иначе она бы наверняка ответила мне с большей язвительностью. Воительница смотрела куда-то вниз, туда, где риф уходил под воду, и спросила меня подозрительно спокойно и мягко:

— Ты мертвецов боишься?

Я ожидала услышать что угодно, кроме этого. По крайней мере, не сейчас. Поэтому просто уставилась на нее, хлопая глазами.

Зена взяла меня за плечо и развернула, указав вниз. Там, на зеленоватых от водорослей камнях, лежал человек, высунувшись из воды наполовину. Волны мягко покачивали его неподвижное тело. Судя по тому, какой неестественно бледной была его кожа, вряд ли он был жив.

Не то чтобы я была излишне впечатлительной. Или чересчур пугливой. Никогда не боялась пауков, мышей и прочих червяков. А после просмотра многочисленных фильмов ужасов считала себя достаточно толстокожей, чтобы спокойно взирать на трупы и прочую жуть.

Но сейчас, в этот солнечный день, я почувствовала, что вовсе не жажду познакомиться с мертвецами поближе.

Противная дрожь пробежала по моему телу, и голос предательски сорвался, когда я ответила:

— Если честно — не знаю. А... он точно мертв, да?

Зена вздохнула.

— Сейчас проверим. Пойдем, вытащим его.

Она осторожно спустилась вниз, к кромке воды по скользким после шторма камням и оглянулась на меня.

— Ты идешь?

— Ага, уже иду... — я медленно последовала за ней, стараясь не загреметь по крутому склону во время спуска. Черт, да что со мной такое? Даже если он мертв, что ж, такова судьба!

Зена уже склонилась над неподвижным телом, рассматривая его.

— Чудная одежда, — заметила воительница, ухватив тело за руки. — Никогда такой не видела раньше. Уже холодный... Утонул, бедолага.

Она попятилась, вытаскивая утопленника на сушу.

— Знаете, — сказала я, поражаясь, насколько спокойно могу изрекать подобные фразы, — я тут осознала, что ужасно боюсь мертвецов.

— Покойники — самые безобидные ребята на свете. Опасаться надо опасаться живых, — ответила Зена. — Но если боишься, не смотри. Я сама справлюсь.

Как только я была освобождена от обязанности смотреть на мертвеца, тут же сработал закон вредности, и я подошла поближе, пытаясь разглядеть его из-за спины Зены.

— Господи, да он же одет в форму из «Стар Трека»[2]! — воскликнула я.

— «Стар Трек»? — переспросила Зена, переворачивая тело на спину. — Это название корабля? Никогда о таком не слышала…

— Это не корабль... хотя можно сказать, что так... — проговорила я, пытаясь совладать с эмоциями. — Там есть корабль, но не морской, а космический. Впрочем, это долгая история. Вряд ли вы поймете...

— Ты права, не понимаю. — Зена озадаченно смотрела на странное лицо утопленника.

В этот миг человек, которого мы считали мертвым, открыл глаза и повернул голову в нашу сторону. Это движение заставило Зену подскочить вверх, а меня — вскрикнуть.

— Это еще что за упырь?! — сказала Зена, увидев, что глаза у незнакомца ярко-желтые.

— Дейта! — пролепетала я, все еще не веря в то, что вижу. — Андроид из телесериала «Следующее поколение». Боже мой!

Странный утопленник медленно сел, помотав головой. Услышав, что я назвала его имя, он вздрогнул и повернулся ко мне.

— Старший лейтенант Дейта, к вашим услугам. Кажется, у меня возникла небольшая проблема с программой голодека. Я не могу ее выключить!

— А я не могу проснуться, — пробормотала я, чувствуя, что схожу с ума окончательно.

— Сначала все было просто замечательно, — говорил андроид, поднимаясь на ноги и отряхивая свою пижамообразную форму от ила и водорослей, — а потом появился тот невежливый субъект со щупальцами и выбросил меня в море! Возможно, мне следовало дать компьютеру более подробные указания...

— Ладно, поговорим об этом позже, — оборвала его Зена, явно устав слушать непонятную ей болтовню. — А сейчас нам надо вернуться на остров.

— Остров? — Дейта моргнул и озадаченно уставился на далекий берег с покачивающимися над ним пальмами. — Ах, конечно. Моя программа как раз называлась — «Потерянный остров»...

— Это очень интересно, уважаемый, — снова перебила его воительница. — Надеюсь, вы в состоянии доплыть до берега?

Андроид кивнул.

— Я знаю много стилей плавания: брасс, кроль, баттерфляй...

Тут вмешалась я, заметив, что Зена направилась к воде.

— Я вряд ли доплыву... извините, но я туда не полезу!

— Не буду настаивать — ты можешь остаться загорать на этом рифе, — ответила Зена, завязывая длинные волосы в пучок.

Дейта взял меня за руку.

— До берега не так уж далеко, всего пятьсот метров. Уверен, вы справитесь!

Тут меня охватила паника.

— Лучше бы вы не говорили мне про расстояние! — прошипела я, стараясь не дрожать. После вчерашнего шторма мысль о том, чтобы снова влезть в эту коварную воду, была невыносима.

Зена прыгнула в море, поднырнув под прибой, чтобы избежать удара о прибрежные камни. Через мгновение она появилась чуть поодаль, глядя на нас.

— Ну, что вы там мешкаете? — крикнула она нетерпеливо.

Приказной тон подействовал, и я, как загипнотизированная, шагнула в воду... точнее, хотела шагнуть, но ноги поскользнулись на покрытом водорослями камне, в результате чего я упала, погрузившись в море по самую макушку. Хлебнула воды, как последняя недотепа, а потом почувствовала, как течение тащит меня обратно, прямо на камни. Но в самый последний момент чья-то сильная рука вцепилась в мою одежду и вытянула вверх.

— Не беспокойтесь, мисс, я вас держу, — сказал Дейта, когда я вынырнула, откашливаясь.

— Хорошо быть андроидом, — прохрипела я, шлепая руками по воде. — Или супервоином, как Зена...

— Неужели? — Дейта равномерно греб, и каждое его движение бросало нас вперед с невероятной скоростью. Через мгновение мы поравнялись с Зеной, а потом пошли на обгон. — Знаете, вы первая, кто завидует тому, что я — андроид. Большинство людей, с которыми я встречался, думали иначе. И я могу их понять. Вы, люди, имеете то, что недоступно андроидам. Эмоции, например...

— Сейчас я бы с удовольствием избавилась от проклятых эмоций! — ответила я, стараясь держать голову над водой. Дейта развил приличную скорость, и встречные волны так и норовили ударить в лицо, попасть в рот и ноздри. — А еще людям свойственно уставать в самый неудобный момент...

— Мой создатель заложил в мою программу определенные эмоции, но, в отличие от людей, я могу отключить их, когда нужно, — сказал Дейта. — Что касается усталости...

Тут вода попала мне в уши, и весь остаток пути я слышала только гул и бульканье.

Обернувшись, я увидела Зену, плывущую далеко позади. Ее лицо выражало крайнее изумление...


[1] Роберт Таперт — американский кинорежиссер и продюсер, один из основателей кинокомпании Ренессанс Пикчерс, один из создателей сериала «Зена — Королева Воинов».

[2] «Звёздный путь» (англ. Star Trek) — популярная научно-фантастическая вымышленная вселенная, включающая на сегодняшний день шесть телесериалов (в том числе мультипликационный), тринадцать полнометражных фильмов, сотни книг и рассказов.

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Почему ром всегда кончается так не вовремя?

Питер Блад вытер пот со лба, кинув еще одну охапку мокрого хвороста в огромную кучу, которую сооружал с раннего утра.

— Думаю, этого достаточно, — сказал он, отдышавшись. Потом повернулся к Джеку Воробью, сидевшему неподалеку. Пират грыз ногти, уставившись на горизонт. — Быть может, господин капитан соблаговолит оторвать свою ленивую филейную часть и заняться более полезным делом, нежели тупо глядеть в одну точку?

Когда Питер Блад злился, то начинал говорить подчеркнуто вежливо. А Джек играл на его нервах с самого утра. Капитан был готов простить ему погасший костер, но дальнейшее поведение этого странного парня все больше выводило его из себя. Казалось, Джек совершенно не был заинтересован в том, чтобы покинуть этот проклятый остров как можно скорее. Иначе как объяснить тот факт, что все это время он неподвижно сидел под пальмой, даже пальцем не пошевелив, чтобы помочь Бладу в сборе дров для сигнального костра?

«Грешно, конечно, злиться на сумасшедших, — подумал Блад, достав свой пистолет и осматривая его затвор. — А то, что с головой у парня непорядок, видно невооруженным глазом, не будь я бакалавр медицины. Увы, жизнь на необитаемом островетакая мрачная штука, что вещи, простительные в обычной ситуации, приравниваются здесь к преступлению... Боже, дай мне терпения!»

— Мне нужен ваш ром, капитан, чтобы разжечь костер, — сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. — Дрова сырые после дождя, одним трутом тут не обойдешься.

Джек продолжал грызть ногти, не глядя на него.

— Молчание — знак согласия, — сказал Питер Блад, стиснув зубы, и решительно шагнул к своему спутнику, чтобы взять бочонок.

Джек Воробей быстро прижал бочонок к себе.

— Эй-эй, послушайте, тот корабль уже далеко, и даже если наш костер привлечет их внимание, сомневаюсь, что они изменят курс. Так стоит ли тратить драгоценный ром впустую?

— Кто не рискует, тот обречен прозябать на необитаемом острове, — огрызнулся Блад и попытался забрать у него бочонок. — Кто знает, быть может, здесь поблизости есть другие корабли?

Джек вскочил на ноги, пытаясь увернуться, но Блад оказался быстрее.

— Но если вы хотите остаться здесь, я не буду настаивать, — сказал капитан Блад, делая шаг назад, с бочонком подмышкой.

— Вы даже не понимаете, какую беду кличете на свою голову, — ответил Джек с безумной улыбкой. — И... поверьте мне, вы не первый, кто хочет, чтобы я сгинул здесь.

— Не сомневаюсь в этом. Но я не люблю играть роль Провидения слишком часто, — сказал Блад, выдергивая пробку из бочонка. — Зачем зря тратить силы и спасать того, кто не хочет быть спасенным?

Он наклонил анкерок над хворостом. Приподнял его повыше, потом перевернул и потряс.

— Тысяча чертей вам в печенку, Джек! Вы что, выпили весь ром?!

Лицо капитана Воробья выражало неподдельное изумление.

— Неужели? И почему этот ром всегда кончается так не вовремя?!

Тут Блад не выдержал и высказал ему все, что о нем думает, в коротких, но прямых выражениях. Обычно он был очень сдержанным человеком, но череда последних событий выбила его из колеи.

Джек слушал, как его спутник призывает ад и небеса на его голову. А потом, когда Блад сделал паузу, чтобы набрать воздух в легкие, позволил себе вставить замечание:

— А я-то думал, что вы — настоящий джентльмен! Рад, что вы меня разочаровали!

— Еще слово, сэр, и прольется кровь! — прорычал Блад, отчаянно стараясь взять себя в руки. Как бы сильно ему ни хотелось придушить Джека, мысль о том, что придется опуститься до подобного поступка, была ему противна.

— Уговорили. Молчу! — сказал Джек, подняв руки в примирительном жесте.


* * *

— Кажется, мы пришли вовремя.

Оба капитана резко повернулись, услышав мелодичный женский голос, раздавшийся позади них.

— Обмен любезностями в самом разгаре.

Зена остановилась рядом с кучей хвороста, уперев руки в бока. На ее губах играла ироничная улыбка.

— Утро доброе. Если оно — доброе, конечно. Итак, мы что-то пропустили?

— Мисс Зена?! — прохрипел изумленный Джек, но быстро спохватился и отцепил от своего кушака шакрам. — Вот, ваше колечко, мэм. Как видите, сберёг в целости и сохранности. Все камушки на месте. Симпатичные такие сапфиры...

Блад сглотнул, чувствуя, что начинает краснеть. И лихорадочно думал, как долго она стояла здесь, слушая его «душевные излияния»? Заметив, как ловко выкрутился Джек из пикантного положения, он поспешил притащить ее кожаное платье, которое висело неподалеку, подсыхая на солнышке.

— Да-да, рад видеть вас живой и невредимой, леди Зена. Вот ваш меч... и платье... и доспех...

Тут он замолчал, заметив, что воительница пришла не одна. Рядом с ней стоял странного вида желтоглазый человек в обтягивающей одежде, из-за спины которого выглядывала невысокая девушка с всклокоченными рыжеватыми волосами. Она рассматривала их, разинув рот.

— У нас пополнение, — бодро сказала Зена, взяв шакрам и прочие вещи из рук двух капитанов. — Дейта... ан...ан...

— Андроид, — вставила девушка, продолжая пялиться на них с благоговением.

— Ага, ан-дроид, — продолжила Зена, — и ...

Тут она приподняла бровь, посмотрев на свою спутницу.

— А тебя-то как звать?

Девушка издала смущенный сип:

— Кэтрин…

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Незримые наблюдатели

На'Тот осторожно шагнула назад, повернувшись к послу Г'Кару, чтобы доложить результаты своей вылазки.

— Теперь их там пятеро, — сказала она, усаживаясь рядом со своим начальником. — Две женщины, двое мужчин... и один гуманоид. Я слышала, что он называет себя андроидом. Никогда не видела таких, как он.

— Очень интересно, — пробормотал Г'Кар, потирая ноющий бок. — Никак не могу понять, почему на этом острове собралась столь пестрая компания? У тебя есть какие-нибудь предположения, атташе?

На'Тот покачала головой.

— Ни единого, посол. Люди, кажется, не менее озадачены происходящим. И я думаю, в их компании назревает конфликт. Что мы будем делать дальше, посол? Продолжим наблюдать за ними или попробуем вступить в контакт?

Г'Кар покачал головой, положив руку на плечо помощницы.

— Нам не следует торопиться с контактом, На'Тот. Их реакция может быть слишком... бурной. Сомневаюсь, что эти люди когда-либо видели нарнов.

На'Тот кивнула, выдохнув.

— Согласна с вами, посол. Не уверена, что эти земляне находятся на должной ступени развития. Впрочем, андроид может быть опасен.

Г'Кар приподнял безволосую бровь, ожидая продолжения фразы.

— У него есть оружие, похожее на наш PPG, — сказала На'Тот. — Я видела, как он сегодня разжег костер, выстрелив из этого устройства. Дрова были сырыми, но вспыхнули мгновенно.

— Ох, — сказал Г'Кар, поймав жирную гусеницу, ползущую по листу. — Ты права, с этим малым могут возникнуть проблемы. Хм...

Нарн приподнял гусеницу на пальце, вопросительно глядя на атташе.

— Как ты думаешь, это съедобно?

Нарнийка пожала плечами.

— Не уверена, посол. Земляне сегодня весь день вытаскивали из воды какие-то ракушки. Думаю, завтра попробовать раздобыть их.

Г'Кар кинул гусеницу в рот. Облизнул губы.

— М-м-м... недурственно. Насчет ракушек — дельная мысль. Мы могли бы выбраться на берег вечером, когда солнце светит не так ярко. Здешнее светило не очень подходит для нашего зрения.

Он потер глаза, уставшие за долгий день, несмотря на то, что большую его часть они провели в тени леса.

На'Тот принюхалась, почувствовав запах дыма от лагеря землян.

— Кажется, у них намечается небольшая пирушка, — заметила она, стараясь не обращать внимания на урчание в желудке.

— Достойная награда за день, проведенный в тяжком труде, — Г'Кар сорвал лист и стряхнул воду, скопившуюся в его углублении, себе в рот. — Впрочем, работали далеко не все.

На'Тот кивнула, чуть усмехнувшись.

— Да, тот вихлястый малый опять отлынивал. Остальные чрезмерно терпеливы по отношению к нему. Андроид очень силен. Буду следить за ним более внимательно.

— Я бы лучше приглядывал за той черноволосой дамочкой, — сказал Г'Кар, выдернув из земли растение с длинным и сочным корнем. Разломив его пополам, он некоторое время принюхивался, потом протянул половинку помощнице. — Мне она кажется опаснее этого желтоглазого инопланетянина.

На'Тот откусила кусок корня, наклонив голову так, чтобы посол не увидел выражения ее лица. Даже попадание на необитаемый остров не избавило его от некоторых привычек.

— Андроид говорил о сбоях в компьютерной программе. Быть может, весь этот мир, море и остров — только результат экспериментов с виртуальной реальностью? Я слышала, что некоторые расы обладают подобными технологиями. Нас вполне могли захватить, накачать наркотиками и наполнить наше сознание всей этой ерундой. Вот только зачем кому-то так поступать? Что они хотят от нас получить? Кто стоит за всем этим? Центавриане? Ворлонцы[1]?

— И я считал себя параноиком, — пробормотал Г'Кар, дожевав свой кусок корня.

— Что вы сказали, посол? — переспросила На'Тот, наклонившись к нему поближе.

— Ох, просто говорю, спасибо за отличную разведку, атташе.

На'Тот слабо улыбнулась, польщеная похвалой. Г'Кар нечасто делал ей комплименты. Обычно он принимал все ее старания как должное.

— Пойду, послушаю, что там у них происходит, — сказала она, намереваясь снова подкрасться к лагерю землян. — Чем больше мы будем знать о них, тем больше преимуществ получим.

— Будь осторожна, На'Тот, — напутствовал ее Г'Кар, — Нет смысла высовываться до срока.


[1] Центавриане, ворлонцы — инопланетные расы из вселенной «Вавилона 5»

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Строительство хижины и мечты о курении

— Эх, покурить бы сейчас! — сказал Джек Воробей, пытаясь спрятаться в тени пальмы от беспощадного полуденного тропического солнца.

Всю первую половину дня трое мужчин усердно строили из подручных средств нечто, похожее на шалаш. Тут их новый знакомец Дейта оказался весьма ценным работником, сумев при помощи своего чудо-оружия, которое он называл «фазер»[1], вырезать из каменных валунов грубое подобие молотков и топоров. Блад, уже простившийся со своей шпагой из толедской стали, вообразив, во что она может превратиться после рубки дров и обтесывания бревен для стен, воспрял духом.

Зена попыталась помочь, но все трое мужчин (каждый по-своему) попросили воительницу не мешать им в столь увлекательном развлечении.

— Почему бы вам, мисс, не подготовить пышный обед для голодных тружеников? — сказал Джек и, зазевавшись, от души врезал себе по пальцу молотком.

Зена насупилась на мгновение, намереваясь высказать ему все, что думает по этому поводу, но Блад поспешил вмешаться и добавил с галантным полупоклоном:

— Думаю, Джек хотел выразить свое восхищение вашим талантом охотницы, леди Зена.

— У меня много талантов, — усмехнулась Зена, сурово посмотрев на Воробья, который сидел, сунув палец в рот. — Но я удивлена, что вы так хорошо осведомлены об этом!

— Ваша подруга многое о вас рассказала, — ответил Блад, кивнув в мою сторону. — Она также упоминала, что вы любите рыбалку...

Зена посмотрела на меня, приподняв бровь в недоумении.

— Откуда ты... каким образом? — она даже запнулась на мгновение. — Ведь мы знакомы всего полдня!

Я сглотнула, почувствовав, что не стоило мне трепать языком накануне. Но как удержаться и не поболтать с кумиром, пусть даже если его интересует воительница, а не ты?

— Я... я... прочитала это в свитках, — тут я вовремя спохватилась и решила не говорить о телесериале.

Зена выдохнула, почесав в затылке.

— Ну, конечно, откуда еще? — сказала она, а потом поманила меня за собой. — Пойдем, поищем что-нибудь съестное. Боюсь, в этом богами забытом месте с едой будет негусто. Эй, ребята, как насчет мидий на обед? — громко крикнула она, обернувшись через плечо.

Джек только облизнулся в ответ. Дейта отложил бревно и кивнул.

— Я могу найти множество рецептов блюд из мидий... у меня богатый архив...

Блад прервал его тираду, положив руку на плечо андроида:

— Нас вполне устроят мидии, запеченые на костре. Мы — народ непривередливый...


* * *

— Хотя бы одну затяжечку сделать... — бормотал Воробей, обхватив колени руками.

— Не травите душу, Джек! — ответил Блад, усевшись рядом с ним. Адская жара вынудила их сделать перерыв в работе. Два пиратских капитана сидели под пальмой, наблюдая, как Дейта методично сколачивает и связывает бревна между собой.

— Идите к нам, передохните! — позвал его Джек, отсекая ножом верхушку кокосового ореха и с жадностью припадая к прохладной жидкости внутри.

Дейта по-птичьи склонил голову набок, бросив на них быстрый взгляд.

— Я не устал. Думаю, чем быстрее мы построим убежище, тем лучше.

Блад и Воробей переглянулись, но настаивать не стали.

— Табачку бы... — начал Джек, но осекся, заметив страдальческий взгляд своего спутника.

Блад вздохнул и порылся в карманах своего камзола, висевшего на дереве. Достал оттуда кисет и грустно изучил его содержимое. Трубка, хоть и намокла, была цела... но вот табак...

— Черт побери! — прочувствованно сказал Джек, когда Блад осторожно вытряхнул на ладонь слипшуюся коричневую массу.

— Попробуем просушить, — сказал Питер Блад, выкладывая месиво тонким слоем на пальмовый лист, — но все равно, это уже не то...

Они заботливо разложили промокший табак на солнышке. Дейта приволок охапку пальмовых листьев и полез на сруб — настилать крышу. Блад едва успел прикрыть табак от песка и насекомых, посыпавшихся на него, пока Дейта втаскивал листья наверх...

— Эй-эй, осторожнее! — воскликнул Джек, убирая бесценный листок с табаком в сторону.

Блад выпрямился, вытирая пот с лица.

— Пойду-ка я окунусь, — сказал он, недовольно принюхавшись к своей рубашке. — Вы со мной?

Джек покачал головой, криво улыбаясь.

— Нет, мне и здесь неплохо.

— А зря! — ответил Питер Блад и, скинув на ходу рубашку, с разбега прыгнул в набегавшие на песчаный берег волны.

Джек смотрел ему вослед, теребя бородку, заплетенную в мелкие косички.

— Как-нибудь в другой раз... — сказал он мрачно.


[1] Фазер во Вселенной Star Trek: стандартное оружие Федерации. Слово "PHASER" это аббревиатура слов "PHASed Energy Rectification" (ФАЗОВОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ЭНЕРГИИ). Этот термин отображает принцип работы фазера, который заключается в том, что энергия преобразуется в другую форму, а затем излучается на объект, минуя другие преобразования энергии.

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Пока дамы добывают еду, капитаны, конечно же, думают о своих кораблях

Крыша была почти закончена, когда мы с Зеной вернулись из нашего похода на отмель. Нам повезло — там оказалось много крупных мидий, а также прочей морской живности, которую Зена весьма ловко ловила и складывала в самодельные корзиночки, сплетенные из травы и пальмовых листьев.

— С голоду не умрем, по крайней мере, сегодня, — сказала воительница, вручая мне два увесистых тюка.

Уже возвращаясь назад, она ухитрилась сбить шакрамом особенно наглую чайку, осмелившуюся подлететь слишком близко.

— Мясо, конечно, не из числа деликатесов, — сказала она, повертев птицу в руках. — Но, полагаю, мужчины не будут воротить нос.

Навьюченные уловом, мы подошли к немного кособокому строению, на крыше которого Дейта укладывал последние пальмовые листья.

Блад и Джек Воробей лежали внутри шалаша, заложив руки за головы. Из проема, который должен был служить дверью, торчали только их сапоги. Кажется, они умудрились заснуть, уработавшись. В любом случае, на наше появление мужчины не отреагировали.

Прежде чем я успела опомниться, андроид уже спрыгнул вниз, выхватив из моих рук тяжелые корзинки.

— Спасибо... — только и успела пробормотать я, шмыгнув носом. Полдня, проведеные в хождении по воде за мидиями, не лучшим образом отразились на моей простуде. Это было просто замечательно — умудриться заболеть гриппом посреди тропиков!

К тому же, несмотря на жару, меня бил озноб.

— Пойду, займусь мидиями и чайкой, — сказала Зена. — А ты разведи костер...

Я кивнула, чувствуя, что вот-вот чихну.

Повернувшись, чтобы найти огниво или еще что-нибудь для разведения огня, я невольно задержалась возле шалаша, услышав негромкие голоса, донесшиеся оттуда.

— ...так как, вы говорите, назывался ваш корабль?

— «Черная жемчужина». Самый быстроходный корабль во всем Карибском море, а может быть, и в других морях тоже.

— Хм, я слышал это название. Но всегда думал, что это всего лишь легенда. Пиратская байка.

— Да, в каком-то смысле этого слова моя «Жемчужина» — живая легенда.

Джек вздохнул, глядя в потолок.

— И как же так получилось, что корабль и капитан оказались в разных местах? — вежливо поинтересовался Блад.

Джек ответил не сразу.

— Я... отстал. Но как только мы найдем способ убраться с этого проклятого острова, будьте уверены, я ее найду.

Он резко приподнялся и повернулся к Бладу лицом.

— Вы говорили, что ваш корабль, скорей всего, уцелел в том шторме. Значит, они будут вас искать?

— Уверен, что будут, — ответил Блад, хотя его сердце на мгновение сжалось, когда он подумал: вдруг Питту и ребятам не повезло? Вдруг они и корабль теперь лежат на дне морском, и помощи ждать неоткуда? Но он не позволил голосу выдать свое волнение. — Такое уже случалось прежде. И я всегда возвращался обратно. Если мои ребята живы, они перевернут вверх дном весь Мэйн[1], чтобы найти меня.

— Какая преданная у вас команда... — невесело усмехнулся Джек. — Должно быть, вы удачливый корсар.

— Скажем так, у Фортуны я на хорошем счету, — сдержанно ответил Блад. — Но было бы глупо уповать только на удачу. Я стараюсь не брать на борт кого попало. Знаю, многие капитаны на Тортуге ленятся делать это, но я всегда разговариваю с каждым матросом лично, когда веду набор команды.

Джек стал совсем мрачным, услышав эти слова.

— А вот я в последний раз поручил это дело своему штурману, — хрипло сказал он.

В шалаше воцарилось молчание.

Я медленно попятилась, намереваясь уйти, но голос Джека заставил меня замереть на месте.

— А ваш корабль? Как он назывался?

— «Арабелла», — ответил Блад и вздохнул.

— Должно быть, красавица была, — заметил Джек Воробей, чуть улыбнувшись.

— О да! Сорок пушек, а когда она плывет да на всех парусах... нет, не плывет — летит! — ответил Блад, и в его голосе проскользнула неприкрытая гордость. — И солнце отражается на позолоченных портах...

— Да я не о корабле, — тихо рассмеялся Джек-Воробей. — Я говорю, девушка, должно быть, очень красивая была...

Блад замер с приоткрытым ртом.

Джек ухмыльнулся, встав на ноги, и похлопал его по плечу.

— В любом случае, вы сделали правильный выбор — корабль всегда лучше любой девушки!

Он остановился на пороге, едва не налетев на меня. Изогнулся в поклоне, слегка покачиваясь.

— Но корабль и девушка — тоже неплохое сочетание, — сказал он, подмигнув.


[1] Мэйн (Испанский Мэйн) — название, данное испанским владениям на северном побережье Южной Америки, начиная от устья реки Ориноко до полуострова Юкатан.

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Ужин из чайки и мидий

Четыре человека и один андроид сидели вокруг костра, ожидая, когда мидии будут готовы. Солнце уползало за горизонт, уступая место бархатистым тропическим сумеркам.

Зена потыкала ножом в тушку чайки, насаженную на вертел.

Ощипанная птица стала раза в два меньше.

То и дело из костра раздавался громкий треск, когда очередная мидия раскрывала свои створки.

Джек Воробей не сводил с подпрыгивающих на углях ракушек голодного взгляда.

— В сущности, они и сырые вполне съедобны, — сказал он, сглотнув слюну.

Зена молча вытянула палочкой одну мидию и подвинула к нему.

— Можете приступать.

В течение нескольких минут ничто не нарушало вечернюю тишину, кроме хруста разламываемых раковин и сосредоточенного жевания.

Я не успела и глазом моргнуть, как весь наш улов исчез, и даже чайка, чье мясо больше напоминало подметку от сапога, причем, пахнущую рыбой и тиной, была обглодана до костей. Все настолько проголодались, что не обращали внимания на такие мелочи, как песок, скрипящий на зубах, или отсутствие соли.

— М-м-м, великолепно! — сказал Джек, расправившись с очередной мидией. — Вы отлично готовите еду, прелестные леди!

Блад, несмотря на то, что был очень голоден, ел мало, и вид у него был отсутствующий.

Дейта ел медленно, старательно выковыривая из раковин все инородные предметы и песчинки. Джек, сидевший рядом, явно страдал от такого отношения к еде.

Андроид заметил это и повернулся к пирату.

— Я делаю что-то не так? — спросил он, держа мидию в руке. — Знаю, что процесс принятия пищи является очень важным для людей, они получают от этого удовольствие. Но... я никак не могу понять, в чем именно заключается это удовольствие. В сущности, еда не является для меня необходимостью, но мой создатель сделал так, что я ем и пью, дабы не смущать окружающих...

— Ты хочешь сказать, что тебе не нужна эта мидия? — переспросил Джек, поняв только те слова, которые показались ему наиболее важными.

Дейта кивнул.

— Вы можете взять ее, если хотите. Я уже сыт. Точнее, я всегда сыт... или никогда не голоден? Можно сказать и так. У меня есть программа, которая сообщает мне о том, что я проголодался, но фактически...

Джек взял мидию и, разделив створки ножом, быстро проглотил содержимое раковины.

— Спасибо, дружище. Ты спас мою жизнь.

— Разве? — Дейта огляделся по сторонам. — Вроде бы вашей жизни ничего не угрожало...

Джек рыгнул, прикрыв рот ладонью.

— Это было образное выражение, приятель.

— Ах, кажется, я уже сталкивался с такими фразами, — ответил Дейта. — Люди часто говорят не то, что имеют в виду.

— Ага, — Джек вытер руки о штаны.


* * *

Я сидела, сжимая в ладонях последнюю мидию, чувствуя, что меня бросает то в жар, то в холод.

Питер Блад, заметив, что меня бьет дрожь, накинул мне на плечи свой камзол.

— С-спасибо, — пробормотала я, кутаясь в него.

Джек пробил дырку в еще одном орехе и брезгливо поморщился, глотнув кокосового молока.

— Никогда бы не подумал, что буду тосковать по обычной пресной воде, — проворчал он, отложив орех в сторону.

— Завтра схожу в лес, поищу родник или что-нибудь в этом роде, — сказала Зена.

Джек покачал головой, улыбнувшись краем рта.

— Боюсь, мисс, вы только зря потеряете время. На этом острове пресной воды почти нет. Один человек еще мог бы здесь протянуть, но пятеро — вряд ли.

Зена вскинула на него строгие синие глаза.

— Откуда такая уверенность?

Улыбка на лице пирата стала еще шире, еще вкрадчивей. Теперь он напоминал кота, который только что съел хозяйскую сметану.

— Как-никак, мисс, я здесь торчу дольше вас. Советую учиться на чужом опыте... и чужих ошибках. Дабы не повторять их.

Хотя он улыбался, пока произносил эти слова, его глаза были серьезными, даже печальными.

— Единственный способ добыть здесь пресную воду — собрать то, что останется после дождя, — сказал Джек.

— Мы могли бы получить ее химическим путем, — заметил Дейта. Но, увидев, как странно посмотрели на него Зена и Джек, умолк, не закончив фразу.


* * *

Питер Блад чертил узоры на песке кончиком своей шпаги.

Его лицо было серьезно и даже мрачно.

Воспользовавшись тем, что Дейта, Зена и Джек громко обсуждали способы добычи пресной воды, я подсела к капитану, чувствуя, что дрожу не только от высокой температуры. Еще бы, герой любимого романа, в плоти и крови прямо рядом с тобой, ох, это действует просто парализующе!

— Что-то не так? — спросила я негромко, надеясь, что он не сочтет меня слишком навязчивой.

Капитан посмотрел на меня, на мгновение его губы сложились в ироничную и чуточку беспечную улыбку, но это выражение тут же исчезло, и он кивнул, снова отвернувшись.

— Мой корабль... — сказал Блад чуть слышно, глядя на мерцающее вечернее море, — может случиться и так, что они не придут за мной.

Я поежилась.

— Точнее, придут, но не сразу, — добавил он, рисуя круги на песке. — Дело в том... — Блад говорил очень тихо и быстро, как будто стремился поскорее избавить себя от этого груза, — что мы преследовали... одного негодяя, когда нас застал шторм... собственно, именно поэтому и вышли в море в такую погоду. Этот подонок крепко насолил моим людям, и я сомневаюсь, что они прекратят погоню даже ради меня. Ставки слишком высоки... и я не виню их. Тем более, ребята влипли в это гиблое дело по моей оплошности...

Я набрала в легкие побольше воздуху.

— Вы, часом, не про де Ривароля[1] говорите? — спросила я осторожно.

Блад встрепенулся и посмотрел мне в глаза.

— Откуда вы знаете? — спросил он изумленно. — Откуда вы все это знаете, мисс?!

— Это слишком долгая история, — сказала я, невольно отодвинувшись от него. — Скажем так... у меня были знакомые в Картахене[2].

Блад провел рукой по лицу.

— Картахена... ох, дьявол, я должен был остаться там, чтобы держать своих ребят в узде. А теперь... я торчу на этом острове, в то время как мои люди грабят и убивают тамошних горожан! Я должен быть на своем корабле, чтобы лично разобраться с Риваролем, но я застрял здесь!

Если честно, я не знала, что делать и что ему сказать. Но Блад быстро взял себя в руки и уже спустя мгновение выглядел таким же, как и раньше — спокойным, уверенным в себе и чуточку ироничным.

— Забудьте этот разговор, мисс Кэтрин. Корабль придет, не сомневайтесь. Джереми всех на клочки порвет, но заставит вернуться за мной. И мы сможем убраться с этого острова. Даю вам честное слово. Полагаю, вы знаете, что это означает?

Я кивнула.

Блад сухо улыбнулся.

— Вот и хорошо.

Он поправил камзол на моих плечах и мягко подтолкнул меня к хижине.

— А сейчас, мисс Кэтрин, как врач, я советую вам лечь и как следует выспаться.

Я кивнула и шагнула в шалаш. Краем глаза я заметила силуэт Зены, возникший рядом с капитаном.

— Думаю, нам надо выставить часовых на ночь, — сказала она негромко, остановившись перед ним.

— Да? — спросил Блад, слегка удивившись.

— Да. За нами следят.

Я не выдержала и высунулась из шалаша снова, прислушиваясь к их беседе.

— Значит, мне не почудилось, — вздохнул Блад, проверяя свой пистолет.

Зена кивнула.

— Увы, не почудилось. Здесь есть кто-то еще, и этот «кто-то» следит за нами уже давно. Ненавижу, когда такое происходит.

— Я тоже, — ответил Блад, засунув пистолет обратно за пояс. — Чур, первая вахта моя.

— Через два часа я вас сменю, — сказала Зена и шагнула в шалаш...


* * *

Когда Зена, потягиваясь и позевывая, вылезла из шалаша, Питер Блад сидел возле костра, держа шпагу на коленях, и задумчиво смотрел на лиловое небо, усыпанное алмазной крошкой звезд.

— Мой черед, — сказала воительница, остановившись около него. Разминая затекшую шею, она покачала головой несколько раз, звучно хрустнув позвонками.

Блад прищурился, продолжая глядеть на небо, потом перевел взгляд на нее.

— Вы пунктуальны, мисс. Ровно два часа, как и говорили.

— У меня хорошее чувство времени, — Зена тряхнула волосами, и они рассыпались по плечам тяжелой волной. — Идите-ка спать. А я покараулю. Как наши незримые наблюдатели? Не объявлялись?

Блад покачал головой.

— Нет. Но они рядом. Я это чувствую. Знаете, как это бывает — настолько привыкаешь жить среди опасности, что вырастают глаза на затылке.

— Да-да, я прекрасно вас понимаю, — Зена неожиданно хлопнула ладонью по его шее. — Комар. Был.

Она продемонстрировала ладонь с размазанными по ней останками насекомого, потом вытерла руку о песок.

— Я к ним привык, за столько-то лет, — отмахнулся Блад, ухмыльнувшись. Потом похлопал рукой по песку возле себя. — Присаживайтесь. На самом деле, я могу подежурить еще немного. Все равно не смогу уснуть. Бывают такие дни, когда столько мыслей крутится в голове, что совсем не до сна.

— И о чем же вы думаете сейчас, если не секрет? — спросила Зена, усевшись рядом с ним и обхватив колени руками.

Блад некоторое время смотрел на костер, покусывая губы. Потом ответил, с легкой усмешкой в голосе:

— О том, например, почему мы все попали на этот остров. О том, где мой корабль и команда. И также о том, что я никогда раньше не видел таких женщин, как вы.

— Каких — таких? — переспросила Зена, наклонив голову.

Блад погладил эфес своей шпаги.

— Там, откуда я родом, женщины носят платья и корсеты, а не мечи и доспехи. Почему вы стали воительницей? Ваша подруга сказала мне, что у себя на родине вы командовали армиями...

Зена постаралась скрыть свое удивление.

— Моя подруга удивительно много знает обо мне, как я погляжу. Но то, что она сказала, правда. Я действительно командовала армией в прошлом. А взяться за меч меня вынудили обстоятельства. Ну, вы знаете, как это бывает: живешь себе мирно, никого не трогаешь, а потом — раз! — и уже в твоих руках меч, и никто, кроме тебя не может справиться с обнаглевшими негодяями...

Блад кивал, пока она говорила.

— О, прекрасно вас понимаю, леди Зена. У нас много общего, как я вижу.

— Но истина в том, — продолжала воительница, подбросив хворост в костер, — что я могла бы вернуться к мирной жизни, как только миновала опасность. Но не стала этого делать. Наверное, что-то внутри мешает жить спокойно. Какая-то авантюрная жилка... И каждый раз, когда пытаешься вернуться... все повторяется снова и снова.

Блад вздохнул.

— Похоже, у меня такая же проблема.

Зена протянула руку, дотронувшись до его шпаги.

— Можно взглянуть? Я никогда не видела такого странного меча.

Блад дал ей оружие.

— Это не меч, это шпага. Хороший клинок. Достался мне по наследству от одного испанского капитана. Я прошел с ней в руках через много сражений.

Он указал на шакрам, висевший у нее на бедре.

— Быть может, когда-нибудь вы научите меня, как пользоваться этой штукой?

Зена вернула ему шпагу и провела рукой по метательному диску.

— Можно попробовать. Главное, чтобы реакция вас не подвела. Метнуть шакрам — это половина дела, поймать — вот где кроется подвох...

Она встала, вглядываясь в темноту.

— Пойду-ка, прогуляюсь, — сказала она, многозначительно приподняв брови. — Ненавижу быть объектом наблюдения. Всегда предпочитала быть в другой роли, наблюдать самой... А вы посидите тут, отвлеките внимание на себя. Думаю, нам пора выяснить, кто за нами следит, и сказать им «привет».

— Вы ставите меня в неловкое положение, мисс, — ответил Блад. — Что скажут о мужчине, который позволил даме первой идти навстречу возможной опасности?

— О, я слышала, что вежливые мужчины всегда пропускают женщин вперед, — усмехнулась Зена и пружинистым шагом направилась в сторону леса...


[1] Барон де Ривароль — французский генерал, командующий флотом в Вест-Индии, под командованием которого служил капитан Блад во время рейда на Картахену.

[2] Картахена — город-порт на берегу Карибского моря (территория современной Колумбии) в XVII веке служивший важнейшим перевалочным пунктом для вывоза в Европу награбленных в Америке сокровищ.

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Хорошо стреляет тот, кто стреляет последним

— Они что-то заподозрили, посол, — сказала На'Тот, наблюдая за мужчиной и женщиной, беседовавшими возле костра. — Кажется, мы подобрались слишком близко к их лагерю...

— Посол?

Г'Кар вздрогнул и заставил себя оторваться от любования черноволосой статной красавицей в кожаном платье.

— Что? Ах, да... полагаю, ты права, На'Тот. Возможно, утром я попробую вступить с ними в контакт. Просто надо выбрать наиболее удобное время.

— Мне кажется, сначала мы должны поговорить с андроидом, — прошептала На'Тот, продолжая следить за двумя землянами. — Насколько я могу судить, его реакция будет наименее агрессивной. Конечно, это только предположения... Посол?

Атташе обернулась и увидела, что ее собеседник исчез, только ветки еще покачивались в том месте, где он был совсем недавно.

Посол Г'Кар! — процедила На'Тот сквозь зубы. Бросив взгляд на лагерь землян, она вздрогнула, нахмурившись. Женщина в черном платье исчезла, возле костра сидел только мужчина.

— Щрок! — выругалась она и поспешила за своим начальником. Ей не пришлось долго искать его. Мгновение спустя нарнийка услышала негромкий треск в кустах, потом — глухой удар и звук падающего тела.

— Посол?! — выдохнула она и ринулась вперед.

Проломившись сквозь заросли, На'Тот вылетела на небольшую полянку и увидела женщину в черном платье, которая склонилась над послом Г'Каром, намереваясь приподнять его. Нарн лежал, хватая ртом воздух, даже не пытаясь сопротивляться.

— Ненавижу, когда за мной следят!.. — сказала женщина. Больше она ничего не успела произнести, потому что На'Тот налетела на нее, как разъяренный зверь.

Зена считала, что обладает достаточно быстрой реакцией, но тут она не успела даже обернуться, как почувствовала, что летит через всю поляну, подброшенная в воздух с невероятной силой. Еще мгновение — и ее полет оборвался возле кокосовой пальмы, в которую она врезалась с оглушительным грохотом. Дерево содрогнулось, и сверху на них градом посыпались орехи и листва.

На'Тот зашипела, стоя над упавшим Г'Каром, закрыв его от кокосов своим телом.

Еще мгновение спустя воздух прорезал пронзительный боевой клич, и Зена вскочила на ноги, готовая к бою.

Нарнийка была изумлена, но сейчас не было времени для пространных размышлений, и она просто бросилась в атаку.

Зена вздрогнула, увидев перед собой высокую пятнистую женщину с алыми глазами, которая летела на нее с яростным шипением. Но рефлексы не подвели, и ей удалось от души пнуть чудище ногой в живот. К величайшему удивлению, красноглазая противница продолжала двигаться, как будто удара и не было. Новое столкновение — и они снова отлетели друг от друга, рухнув на землю. Зена почувствовала, что ее правая рука онемела и отказывается шевелиться. Но не было времени разбираться, что именно случилось, надо было прибить гадину как можно скорее...

— Ни с места! Иначе вышибу ваши мозги ко всем чертям!

Зена судорожно поднялась на ноги и увидела, что красноглазая дьяволица замерла, а Питер Блад направил на нее свой пистолет. В другой руке он держал обнаженную шпагу, и острие клинка находилось в опасной близости от шеи пятнистой твари.

На'Тот издала яростный рык, но остановилась, подняв руки. Она хотела оглянуться и посмотреть, все ли в порядке с послом Г'Каром, но взгляд пронзительно-синих глаз и блеск пистолета удерживал ее на месте.

— Мисс Зена... — сказал Блад, и теперь было видно, что он очень взволнован. — Вы... в порядке?

Воительница кивнула, тяжело дыша.

— Хорошо, — Блад сглотнул, все еще не веря собственным глазам. Уж больно чудно выглядели их наблюдатели. Потом, стараясь, чтобы его голос звучал жестко, обратился к пятнистой женщине: — Назад. Медленно!

На'Тот попятилась, выполняя его приказ.

За ее спиной раздалось странное шипение, а потом нарнийка услышала негромкий голос посла Г'Кара:

— Брось оружие, землянин! Иначе мне придется прожечь в тебе огромную дыру.

Блад замер, но пистолет не опустил.

На'Тот, все еще дрожащая от боевого возбуждения, сказала, обращаясь к своему начальнику:

— Я же говорила вам, посол, что надо быть поосторожнее с этой женщиной. Вам следует хотя бы иногда прислушиваться к моим советам!

Г'Кар улыбнулся, держа Блада на прицеле.

— Отойди от моего атташе, парень. Если с ней хоть что-нибудь случится, я выстрелю, не раздумывая. Свое оружие можешь оставить на земле.

Зена задержала дыхание, не сводя с них глаз. В правом плече разрасталась пульсирующая боль. Левая рука воительницы медленно потянулась к шакраму. Но красноглазый демон заметил ее движение и сказал с улыбкой, от которой стыла кровь в жилах:

— Не делайте глупостей, мисс. Мой «Калат» стреляет быстро.

Зена замерла снова, глядя на небольшой металлический предмет в руках красноглазого.

На'Тот сделала один шаг назад, хищно улыбаясь.

И тут все услышали еще один голос, сопровождаемый звонким щелчком.

— Наверняка прелестная пятнистая леди давала тебе много дельных советов, дружище. И уверен, что совет «всегда следи за своей спиной» был первым в этом списке. Опусти свою игрушку и веди себя хорошо. В противном случае мне придется выстрелить, а я совсем этого не хочу. Понимаешь, я берегу эту пулю для другого кандидата. Так что будь паинькой, и не огорчай меня понапрасну.

Джек Воробей прижал свой пистолет к голове Г'Кара, с улыбкой оглядев всю компанию.

— Понимаю, что опаздывать — это скверная привычка, но... хорошо стреляет тот, кто стреляет последним!

Все застыли в немом ожидании, продолжая удерживать друг друга на прицеле...

Глава опубликована: 11.11.2016

День 2: Переговоры

Всю ночь меня кусали какие-то насекомые, потом я ворочалась, пытаясь привыкнуть спать на жесткой земле. Наконец, когда я уснула, адский шум где-то в лесу заставил меня подскочить на месте.

Еще спустя мгновение мы с Дейтой уже бежали по направлению к источнику шума. Вылетели на поляну, где нашему взору открылась весьма живописная картина.

Некоторое время мы все таращились друг на друга, пытаясь сообразить, что к чему, потом я, чихнув, неуверенно произнесла:

— Быть может, стоит начать переговоры?


* * *

Джек Воробей громко поперхнулся, едва услышал сорвавшиеся с моих уст слова.

Опять?! — простонал он, вращая глазами, но пистолет продолжал держать прижатым к голове Г'Кара. — Это невыносимо, цыпочка! Какого дьявола вы явились сюда так рано?!

— Выбирайте выражения, сударь! — негромко предупредил его Блад, который также, в свою очередь, держал свое оружие наготове. — Здесь дамы!

— Да хоть сама королева Англии! — продолжал негодовать Джек. — Я просто слышать не могу больше про переговоры!

Меня трясло мелкой дрожью, когда я осознала в полной мере, что здесь творится. Несколько хмурых мужчин с оружием наперевес, а также не менее свирепые женщины — это, я вам скажу, зрелище не для слабонервных. Пистолеты вблизи выглядели вовсе не игрушечными, и мое богатое воображение успело нарисовать перед моими глазами жуткую картину о том, какого размера дыру они могут оставить в человеке, если вдруг выстрелят...

Но, вместо того, чтобы пропищать какое-нибудь извинение и исчезнуть в кустах, предоставив им самим решать этот конфликт, я зачем-то шагнула вперед, встав ровно посредине, и продолжала лепетать дрожащим от ужаса голосом:

— И в-все же я бы п-посоветовала вам опустить оружие и попробовать поговорить друг с другом. Я... я понимаю, что между нами могут возникнуть конфликты, но думаю, что решать их насильственным путем... н-неразумно. Ведь мы все находимся на острове, и у нас есть проблемы гораздо более насущные... Если мы будем стрелять друг в друга, то вряд ли сможем их решить...

— На случай, если у кого-то здесь сдадут нервы, предупреждаю, я стреляю быстрее всех, кто здесь присутствует, — раздался спокойный голос Дейты. — И обещаю вам, что застрелю любого, кто посмеет нажать на курок во время переговоров. На самом деле, я согласен с вами, мисс, — он посмотрел на меня на мгновение, — и готов оказать всяческую поддержку. Господа, — он повысил голос, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание, — предлагаю вам всем опустить оружие на счет «три». И вести себя смирно.

Г'Кар крякнул, бросив быстрый взгляд на свою помощницу.

— А этот андроид не так прост, как кажется, — сказал он негромко.

На'Тот фыркнула, не сводя злобного взгляда с Зены.

— Дейта, мы же, вроде как на одной стороне? — полувопросительно сказал Джек.

Блад тяжело вздохнул, услышав эти слова.

Андроид обратил на пирата свои желтые глаза.

— В данный момент, мистер Воробей, я на стороне истины, — вежливо ответил он, держа в руке фазер.

— Истины, ага... вот как мы теперь заговорили... — кивнул Джек, улыбаясь.

— Хорошо, Дейта, — резко сказал Блад, которого, видимо, начали мучить сомнения. — Мы опустим оружие. Все одновременно. На счет «три». Ведь так? — его голос звучал скорее как команда, нежели как вопрос.

Г'Кар кивнул, и этот жест вызвал недовольное хмыканье его атташе. Зена, лицо которой было бледным, как мел, коротко кивнула.

— Давайте покончим с этим идиотизмом, — сказала она негромко. Заметив, что нарнийка не сводит с нее хищного взгляда, воительница добавила чуть слышно: — В другой раз. И в другом месте.

— Мисс, прошу вас, отойдите в сторону, — обратился ко мне Блад. Голос его звучал ровно и невозмутимо, как будто он просил меня передать ему носовой платок. — Мало ли что может произойти, я не хочу вытаскивать из вас пистолетные пули!

Я кивнула и попятилась, все еще трясясь, как студень.

— Господа, я начинаю отсчет, — сказал Дейта. — И верю, что, несмотря на все наши разногласия, здесь собрались люди порядочные и честные.

Джек расхохотался. Блад посмотрел на него неодобрительно.

— Раз, — начал считать Дейта, и все присутствующие напряглись, задержав дыхание.

— Два...

— ТРИ!

Все одновременно опустили свои пистолеты, мечи и PPG, но продолжали настороженно следить друг за другом.

— Очень хорошо, — сказал Дейта, убирая свой фазер. — Давайте пройдем к нашей хижине и попробуем познакомиться. Уверен, эта стычка произошла исключительно по недоразумению, и наши гости не желали нам зла.

На'Тот помогла Г'Кару подняться на ноги. Нарн убрал оружие, покосившись на Зену.

— Мы просто наблюдали за вами, — сказал посол, слегка задыхаясь, как будто долго бежал. — Думаю, вы можете понять наши мотивы — мы не совсем похожи на вас. Наше внезапное появление могло вас напугать... что, собственно, все равно случилось, как я полагаю...

— Действительно, никогда не видел настолько размалеванных туземцев, — проворчал Джек, заботливо проверяя свой пистолет.

— Это не туземцы, это инопланетяне, — поправила его я. — Нарны. Они каким-то образом попали сюда с другой планеты.

Дейта оживился, услышав мое объяснение.

— Интересно, мы много путешествовали, но не слышали о такой расе.

— Это... — я вздохнула, не зная как объяснить ему ситуацию. — В общем, это очень долгая история...

— Я с удовольствием выслушаю ее, мисс, — сказал Дейта, шагая рядом со мной.

На'Тот презрительно фыркнула, услышав наш разговор.

— Полагаю, мы можем спокойно спать всю ночь, посол. Здесь есть некоторые всезнающие личности, которые и без нас расскажут им все, что известно о нашем народе.

Я почувствовала, что краснею.

— Я просто...

— Леди Зена, с вами все в порядке? — голос Блада, обращающийся к воительнице, заглушил мои слова.

Я обернулась, увидев, что Зена и капитан идут позади всех. Воительница действительно выглядела неважно. На ее лбу блестели капельки пота, а лицо имело бледно-синеватый оттенок.

— Я в порядке, — огрызнулась она, пытаясь отойти от него.

— Что-то не похоже, — не менее резко ответил Блад, остановив ее. — Дайте-ка взглянуть на вашу руку. Мне кажется, она вас беспокоит.

— А мне кажется, что она просто вывихнута, — грубо ответила Зена, но остановилась. — Экая невидаль! Дойдем до лагеря, и я с этим разберусь...

— Рад, что наши мнения совпали, — сказал Блад, дотрагиваясь до ее плеча.

Зена не выдержала и вскрикнула.

— Ах, да бросьте вы, право слово!

— Зена, я — врач и просто хочу вам помочь, — тихо сказал он. — Было бы глупо отказываться от этого.

Она сделала глубокий вдох, покосившись на него.

— Ладно, валяйте.

— Прошу прощения, но будет больно, — предупредил Блад, аккуратно хватаясь за ее руку.

Зена фыркнула.

— Да что вы в самом деле! Я не хрустальная, как-нибудь переживу. Делайте свое дело, да побыстрей!

Блад дернул, Зена зашипела, прикусив губу. Я услышала громкий щелчок, указывающий на то, что рука вернулась в нормальное положение. Потом я услышала из уст Зены весьма витиеватое ругательство. Если честно, я даже не представляла, что она знает такие слова. По крайней мере, в сериале ничего подобного не было. Наверное, вырезали цензурой.

— Теперь все в порядке, — сказал капитан Блад, — но советую вам поберечь руку в течение нескольких дней. Если вы не против, я наложу вам повязку.

Зена вытерла пот со лба и посмотрела на остальную компанию, которая уже устраивалась возле костра.

— Хорошо. Чувствую, спорить с вами — сплошная морока.

— Это точно, — Блад улыбнулся, а потом, заметив меня, приподнял бровь. — Мисс...

— Кэтрин, — напомнила я свое имя.

— Да, мисс Кэтрин, спасибо, что образумили нас, — сказал он. — И я всерьез заинтригован, откуда вы столько знаете об этих...

— Нарнах? — переспросила я, шагая рядом с ним, — Ах, капитан, я даже не знаю, откуда начинать...

Глава опубликована: 19.11.2016

День 3: Выборы лидера

Над островом, который еще несколько дней назад был вполне необитаемым, занималась утренняя заря. Первые лучи солнца осветили лагерь и семерых его обитателей, которые все еще сидели у костра, обсуждая текущее положение.

Зена, Джек Воробей и Блад сидели с одной стороны костра. Двое нарнов — напротив них, все еще напряженные и подозрительные. Дейта сновал туда-сюда, подкидывая дрова в костер. Я сидела чуть поодаль от всех, поеживаясь от прохладного утреннего бриза.

— Господа, — говорил Блад, положив руку на эфес своей шпаги, — полагаю, выбор у нас небогатый. Или мы, позабыв о ночном инциденте, попытаемся ужиться вместе и подумаем над тем, как выбраться отсюда, или будем продолжать следить друг за другом, тратя драгоценное время и силы на это весьма бесполезное занятие.

— Ужиться вместе, это, насколько я понимаю, означает, делиться вот с этими пятнистыми нашим запасом еды и питья? — переспросил Джек, сузив глаза. — Подозреваю, что мы и в шалаше потесниться должны, не так ли?

На лице На'Тот появилась мрачная улыбка, больше похожая на оскал.

— Если это так вас пугает, мистер Вора-бей, мы с послом Г'Каром вполне можем жить снаружи.

Г'Кар, который все это время напряженно смотрел в одну точку, молча сжал запястье своего атташе.

— И не беспокойтесь, с голоду мы не умрем, — продолжила нарнийка, не обращая внимания на молчаливый приказ своего начальника.

Г'Кар вздохнул и произнес, бросив строгий взгляд на помощницу:

— Мы хотели сказать, капитан, что у нас самые мирные намерения. Как и вы, мы против любого конфликта.

— Но это не значит, что мы не в состоянии защитить себя в случае нападения, — не унималась На'Тот.

Г'Кар грубо толкнул ее локтем, заставив замолчать. На'Тот надменно стиснула губы, не сводя вызывающего взгляда с Зены и Джека.

Блад тяжело вздохнул, наблюдая за ними. Было очевидно, что сближаться, даже перед лицом общей опасности, вся эта компания не собиралась.

Дейта вернулся с очередной охапкой хвороста и, положив её в огонь, быстро оглядел всех присутствующих.

— Противостояние в такой ситуации абсолютно нелогично, — сказал он. — Все должны признать, что обстоятельства, при которых каждый из нас попал сюда, более чем загадочные. Мы принадлежим к разным мирам и культурам... возможно, даже к разным эпохам. И теперь оказались на этом крохотном клочке суши в весьма стесненных условиях. Кому-то может показаться, что порознь выжить легче... — тут Дейта многозначительно посмотрел на Джека, — но это не так. Просчитав возможные варианты, осмелюсь предположить, что у слаженой группы людей шанс выжить гораздо выше!

— Да-да, именно это я и пытаюсь донести до всех уже час, — перебил его Блад.

— Я не против объединения, но где гарантии, что вот эта пятнистая мадам не подкрадется ко мне ночью и не придушит? — проворчал Джек, уже в сотый, наверное, раз проверяя свой пистолет.

На'Тот вздрогнула и открыла рот, чтобы ответить, но Г'Кар опять остановил ее. Он выглядел очень усталым, но держался прямо.

— Только тот факт, что вы вряд ли знакомы с обычаями нашего народа, заставляет меня отнестись снисходительно к столь оскорбительным словам, сударь, — сказал посол негромко. Но глаза его опасно блеснули. — А что касается гарантий... я бы тоже не стал поворачиваться к вам спиной.

Джек только улыбнулся в ответ, блеснув золотыми коронками.

Зена молчала на протяжении всей этой словесной пикировки, поглаживая раненую руку, которую Блад поместил-таки в импровизированную перевязь из шарфа, невзирая на протесты воительницы.

— Прекратите, господа! — резко оборвал их Блад, который к утру из-за недосыпа и усталости начал терять терпение. — Неизвестно, сколько еще нам торчать в этом богом забытом месте, так что не стоит устраивать ссоры в первый же день. Клянусь честью, сейчас у нас есть задачи гораздо более важные, чем желание всадить кому-либо нож в спину. В частности, это вопрос пропитания.

— Хороший, кстати, вопрос, — сказал Воробей, потянувшись за кокосом. — У меня в желудке урчит. Пора завтракать!..

Блад убрал кокос прямо у него из-под руки.

— Мы должны экономить припасы, — сказал он строго, положив орех на место. — Остров невелик по размеру и, насколько я могу судить, не особо богат флорой и фауной. Учитывая, что здесь практически нет пресной воды, нам надо быть особо бережливыми с кокосами. Их запасы не бесконечны.

— Эй, а кто дал вам право здесь распоряжаться? — у Джека явно было воинственное настроение. Он говорил, в своей обычной манере, чуточку шутливо, но в глазах появился стальной блеск, и это заставляло отнестись к его словам более серьезно. — Почему именно вы? Почему не я? Или не леди Зена?

Блад устало вздохнул.

Г'Кар ухмыльнулся, опустив глаза на мгновение.

— Вы хотите выбрать вожака голосованием? — спокойно спросил Питер Блад, потирая виски.

На этом месте я оглушительно чихнула, заставив всех вздрогнуть. Обнаружив, что на меня смотрят все участники собрания, я, вытерев нос, сказала:

— Голосование, конечно, штука хорошая, но я — пас. Не дай бог, еще мне выпадет быть вашим вожаком. Брр... даже в кошмарном сне не могу такого представить.

— И я не могу, — проронила На'Тот, разглядывая меня в упор. Столь откровенный вызов заставил меня отреагировать так, как обычно, то есть, втянуть голову в плечи и замереть.

Видимо, мой ужас был настолько заметным, что почти сразу я почувствовала возле себя присутствие Зены. Воительница молча сжала мою руку, сурово глядя на нарнийку. Та не опустила взгляда, продолжая дерзко улыбаться.

— А о вашем участии в голосовании разговора пока что не было, цыпочка, — ответил Джек, глядя на На'Тот.

— Тогда это не голосование, а подтасовка, — пожала плечами нарнийка.

Г'Кар ничего не ответил, казалось, он опять витает мыслями где-то еще.

Дейта нервно покрутил головой, предчувствуя назревающий конфликт.

— Возможно... — начал он, стараясь говорить мягко, — мисс Кэтрин права, и голосование — это не самый лучший выбор в такой ситуации. Лидер должен обладать определенными качествами... и знаниями. В сущности... я не имею ничего против кандидатуры капитана Блада. На мой взгляд, он пока действует наиболее логично и грамотно...

— Лидер должен быть сильным, — перебила его На'Тот, — и уметь отстоять свое право на лидерство.

— Кажись, я улавливаю, куда вы клоните, мисс, — сказал Джек Воробей, откидываясь назад.

— Хорошему лидеру вовсе не обязательно самому отстаивать право на лидерство, — произнесла Зена, медленно поднимаясь на ноги. — Это могут сделать его сторонники.

Левая рука ее потянулась к мечу, и секунду спустя острое лезвие ярко блеснуло в лучах утреннего солнца.

— И, поскольку я на стороне Питера Блада, предупреждаю, те, кто посмеют посягнуть на его право быть лидером, будут иметь дело со мной!

Она мрачно посмотрела на нарнов, потом перевела взгляд на Джека. Тот пожал плечами, ухмыльнувшись.

— Ну, кто еще тут против? — громко спросила Зена, поворачиваясь кругом к каждому из присутствующих. Блад покачал головой, наблюдая за ней с легким удивлением во взгляде.

Никто ей не ответил, и Зена кивнула Бладу.

— Полагаю, этот вопрос решен. Давайте поговорим о воде!


* * *

— Спасибо, что поддержали меня столь решительно, мисс Зена, — сказал капитан Блад, когда остальные члены их разношерстной команды, наконец, решили задремать.

Это было нелегко после столь бурной ночи, но усталость взяла своё, и те, кто весь предыдущий день трудился, сдались в объятия Морфея.

Зена не могла уснуть из-за боли в плече, а Блад с удивлением обнаружил, что тоже не может сомкнуть глаз, хотя тело и требовало этого.

«Боевой мандраж, ох, как это знакомо», — подумал он с тоской, и решил найти применение своей бессоннице — приготовить что-нибудь на завтрак. Чтобы это сделать, надо было найти то, что можно потом приготовить.

Вот так и получилось, что капитан и Зена неторопливо шли к берегу, намереваясь наловить всякой морской живности.

Зена ковырнула гальку носком сапога, бросив на него насмешливый взгляд.

— Я действовала... как там говорил наш желтоглазый друг? Ах, да... исходя из соображений логики. Вы действительно наиболее подходящий лидер для нашей маленькой команды. Это увеличивает наши шансы на выживание. Вот и все!

Блад скривил губы, услышав ее откровенный ответ.

— И снова я польщен. Но, вижу, вы тоже привыкли командовать. Так почему все-таки я?

— Если бы мы оказались где-нибудь в другом месте... — Зена мотнула головой, откидывая тяжелые волосы, упавшие ей на лицо, — то вряд ли я бы уступила вам место командира. Но здесь... у вас больше опыта. Вы знаете эти моря, знаете, как здесь выживать, и было бы неразумно этим не воспользоваться. Как видите, снова голая логика и банальный практицизм. Ничего личного.

— Понятно... — Блад задумчиво кивнул, глядя на море, которое ярко сверкало в лучах утреннего солнца. — Конечно, ничего личного.

— Не беспокойтесь, мы поступили правильно, — сказала Зена, поравнявшись с ним. — Не люблю долго тянуть с принятием решений. Это отнимает много драгоценного времени. Если бы мы не поставили вопрос ребром, уверена, споры бы длились до сих пор.

— Без сомнения, — согласился Блад. Он остановился, глядя в зеленоватую воду.

— К тому же... — добавила Зена, и ее губы снова искривились в улыбке, — у вас есть корабль, который может нас всех найти и увезти отсюда.

— О, да, — протянул капитан, а потом нахмурился.

— Что-то не так? — спросила Зена, заметив его выражение лица.

— Похоже, сегодня нам придется искать еду в другом месте, — ответил Питер Блад, указывая на воду. Зена увидела, что вся лагуна буквально кишит медузами самых разных размеров. Воительница пробормотала ругательство.

— Видимо, ветер переменился, — сказал Блад с досадой. — Придется ждать, пока эта гадость не уберется отсюда.

— Надо разведать другой берег, — предложила Зена.

— Неплохая идея.

Они хотели направиться вдоль берега, но какой-то шум, донесшийся из лагеря, заставил их развернуться и поспешить обратно.

Кто-то кричал, и Блад с Зеной узнали голос Джека.

— Что там еще стряслось? — процедил капитан сквозь зубы, пока они бежали обратно в лагерь. — Надеюсь, эти нарны не выкинули какую-нибудь подлость? Черт побери, мы на этом острове одни, надо думать о более важных вещах, нежели...

— Сейчас разберемся! — коротко ответила Зена, на всякий случай положив здоровую руку на шакрам...

Глава опубликована: 19.11.2016

День 3: Поиски пресной воды

— Это сумасшедший дом какой-то! — громко возмущался Джек Воробей, стоя в дверях шалаша. Перед ним стояла На'Тот, и вид у нее был весьма решительный.

— Вы сами хотели, чтобы мы принесли хоть какую-то пользу, так не мешайте! — грубовато сказала нарнийка, сделав шаг вперед.

— Не вижу никакой пользы в том, что вы собираетесь превратить пол нашей симпатичной хижины в котлован! — возразил Джек, преграждая ей путь.

— Послушайте, мистер, — вмешался Г'Кар, появившись возле своей помощницы, — вы уж определитесь с намерениями. Вы сами сказали, что вам нужна пресная вода. Лично нам с На'Тот глубоко без разницы, какую воду пить. Мы не такие неженки, как вы, земляне. Но если уж так получилось...

— Откуда я знаю, что она не лжет? Может, ей это померещилось? — продолжал упираться Джек. — Если хотите знать, мы с Дейтой этот шалаш весь день делали! И вовсе не для того, чтобы какие-то пятнистые умники его сломали за один час!

Из шалаша вылез Дейта, протирая глаза.

— Я что-то пропустил, господа? — спросил он. — Только мне удалось заснуть, а вы опять шумите!

Я уже давно не спала, но предпочитала не вмешиваться в эту перепалку. Ни Джек, ни На'Тот, похоже, не испытывали ко мне особой симпатии, и не стоило давать им повод объединиться против общего недруга, то бишь, меня.

— Не сломается твой шалаш, — фыркнула На'Тот, — если конечно, сделан на совесть, а не тяп-ляп. И я не лгу... Посол, подтвердите же! — она повернулась к Г'Кару, который стоял позади.

— Неужели вы сами этого не чуете? — спросил посол слегка удивленно.


* * *

— Что мы должны чуять? — в звучном голосе Блада проскользнуло неприкрытое любопытство.

Зена шла рядом с ним, настороженно глядя на нарнов.

— Воду, капитан, — ответил Г'Кар, повернувшись к нему. Его руки прижались к груди в приветственном жесте. — Ваш шалаш стоит как раз на подземном источнике.

Зена присвистнула, оглянувшись на Блада.

— Не понимаю, как можно быть настолько... невнимательными, — сказала На'Тот, тщательно подбирая слова. — Здесь же все пропитано запахом воды, земля, воздух... всё! Можно слышать, как она течет, там, внизу, под землей...

— Ничего я не слышу и не вижу, — ответил Джек, слегка обидевшись. — И не чую! Если хотите знать, мы на острове. Тут повсюду пахнет водой!

— Но это совсем другая вода! — возразила На'Тот, качая головой. — Вы же не зря именно здесь шалаш построили. Если бы не были настолько глухими, поняли бы, почему!

— Вы, нарны, колдуны, что ли? — недоверчиво спросил Джек.

Г'Кар покачал головой.

— Я не думал, что вы, земляне, не знаете таких простых вещей, — сказал он с искренним удивлением. — У нас на Нарне это умеет каждый ребенок.

Дейта наклонил голову набок, слушая их разговор.

— Наверное, для вашей расы это жизненно важно, — предположил он.

Г'Кар и На'Тот снова фыркнули в ответ.

— А глубоко ли находится вода? — спросила Зена, отодвигая Джека в сторону.

На'Тот негромко спросила что-то у посла Г'Кара, обратившись к нему на нарнском языке. У меня мороз по коже пошел, когда я услышала эту речь: странную, непонятную и такую чужую... Г'Кар ответил, так же негромко. Потом они оба произнесли по-английски:

— Пара футов, не больше.

— Ну что ж, тогда пора за работу! — коротко сказала Зена, опускаясь на корточки. — Если там действительно есть вода, это хорошо. А если промашка выйдет... мы найдем, чем вас занять!

Блад вынул кинжал из-за пояса и присоединился к воительнице.

— Давайте лучше мы покопаем, — предложил он. — У вас всего одна рука рабочая.

— Не беспокойтесь, для всех дело найдется, — ответила Зена.

Через некоторое время все присоединились к раскопкам. Кроме Джека. Он наблюдал за копошащимися в шалаше людьми, а когда На'Тот на минуту выпрямилась, чтобы оттащить землю наружу, негромко спросил:

— Послушайте, цыпочка, а золото вы чуете?

Глава опубликована: 19.11.2016

День 3: Пока дамы возятся с дровами, капитаны... правильно - курят!

— Ну, с богом! — произнес Питер Блад, поднося к трубке тлеющую головешку.

Джек Воробей сглотнул, наблюдая, как капитан аккуратно раскурил трубку. Некоторое время Блад молчал, пуская колечки табачного дыма. Джек не сводил с него глаз, ожидая, что он скажет.

Они сидели возле хижины, скрываясь в ее тени от безжалостного тропического солнца. Хотя время клонилось к вечеру, денек все равно выдался крайне жарким.

Блад только что совершил короткий заплыв в лагуне, и его волосы всё ещё были мокрыми. По этому же случаю из одежды на капитане были только штаны. Камзол и рубашка висели на дереве неподалеку. Сапоги из испанской кожи стояли там же, под деревом.

Джек, по-прежнему отказывающийся от купаний в море, мужественно обливался потом в полной своей экипировке.

— Хм... — сказал Блад, наконец, вынимая трубку изо рта. — Конечно, не то, что было раньше... Но вполне терпимо.

Джек многозначительно кашлянул, умоляюще глядя на него.

Блад, вздохнув, протянул трубку Джеку.

— Благодарствую! — пробормотал Джек Воробей, поднеся ее к губам.

— Жаль, запас наш невелик, — сказал Питер Блад. — Придется экономить. Но, думаю, раз в день можно себя побаловать, не так ли?

— Угу! — кивнул Джек, сидя рядом с ним.

Некоторое время они молча курили, передавая трубку друг другу, наблюдая, как другие члены их команды возятся с приготовлением ужина.

Сизый дым окутал двух капитанов плотной пеленой, а потом медленно плыл в сторону хижины, исчезая внутри.

— Хорошие нам достались дамы, не так ли? — заметил Джек, выпустив несколько колечек. — Такие... хозяйственные...

Блад задумчиво кивнул, глядя, как На'Тот и Зена разводят костер, с треском ломая хворост на более мелкие и удобные части.

Нарнийка и воительница за день сумели сработаться вместе. По крайней мере, еще утром они то и дело бросали друг на друга мрачные взгляды, но, видимо, совместная беготня по острову в поисках еды их примирила. Обе дамы, как подметил Джек Воробей, явно не могли спокойно сидеть на месте и все время что-то делали. Если они не искали еду, то копошились, плетя какие-то корзиночки или циновки из травы и прочей местной растительности. Или таскали дрова: возле шалаша уже высился настоящий курган из хвороста. Пока На'Тот, подглядев за Бладом, собирала местные ягоды-фрукты, Зена умудрилась сплести длинную леску из собственных волос. Ее забавная спутница, мисс Кэтрин, отчаянно пыталась запомнить, как это делается, но у нее пока что получалось плоховато.

— Ничего, не все сразу, — добродушно ухмыльнулась Зена, в очередной раз поправляя расстроенную девицу.

Именно благодаря новой леске, воительнице удалось наловить приличное количество рыбы.

Весь улов, блестя чешуей, лежал горкой в свежесплетенной корзине, и мисс Кэтрин, вооружившись ножом, позаимствованным у Зены, неуклюже потрошила рыбу, чертыхаясь и дергаясь каждый раз, когда острая кость или плавник впивались в ее пальцы.

Блад, Джек, Г'Кар и Дейта всё это время трудились над сооружением второго шалаша, поскольку в первом теперь большую часть места занимал колодец.

Нарны не ошиблись, и проблема с пресной водой была решена.

Второй шалаш все еще не был достроен, но мужчины решили не возиться с ним допоздна и спокойно закончить на следующий день.

Именно поэтому Джек и Блад сейчас сидели в тени, наслаждаясь гибралтарским табаком, который, хоть и приобрел несколько странный запах после второй просушки, тем не менее, казался им чудеснейшей вещью на земле.

Г'Кар тоже хотел отдохнуть возле колодца, но, попав в струю табачного дыма, закашлялся и поспешил сменить местоположение.

Дейта, ни разу не присев, радостно возился в кустах, копая яму для мусора. Это была идея мисс Кэтрин, которая с ужасом заметила, что рыбьи потроха привлекли рой огромных злобных мух.

— Если мы будем тут все объедки разбрасывать, то скоро житья нам не будет от этой мошкары! — сказала она, яростно отмахиваясь пальмовым листом от назойливых насекомых.

Дейта согласился с этими словами и тут же принялся воплощать идею в жизнь.

— Ах, хорошо! — сказал Джек, хлопнув себя по шее, чтобы убить москита. — Люблю смотреть, как другие работают!

Блад пыхнул трубкой.

— Я тут подумал, что мне мешает просто расслабиться и отдохнуть? — сказал он медленно. Потом посмотрел на Джека. — Честное слово, уже припомнить не могу, когда в последний раз мог спокойно присесть и просто покурить, ни о чем не думая. Я имею в виду, оказаться на берегу... и просто сидеть и курить, зная, что не надо думать о том, где разместить команду из двухсот человек, чем их кормить и чем занять, чтобы они не передрались или не перепились. Сидеть и не думать о ремонте корабля, о том, сколько это будет стоить... и о том, где достать новые пушки...

— И всё же, вы об этом думаете даже сейчас, — заметил Воробей, забрав у него трубку.

— Ах, дьявол! — Блад хлопнул себя рукой по колену, а потом рассмеялся, качая головой. — Вы правы! Хотя здесь на острове всего семеро обитателей...

— И ни одного корабля, — закончил Джек. И вздохнул. — Вот и я не могу расслабиться. Все думаю о моей «Черной Жемчужине»...

— Надеюсь, ничего плохого с ней не приключилось, и она плавает где-нибудь, целая и невредимая, — ответил Блад, прислонившись к стене шалаша. — Не хочется думать, что корабль, в который вложено столько души и сил, очутился на дне морском...

Джек Воробей грустно улыбнулся, наблюдая за женщинами, которые, закончив ломать мелкие ветки, теперь вертели в руках более толстые поленья.

— Ну... — с расстановкой сказал он, — на дне морском она уже была...

Блад приподнял бровь.

— Неужели?

Джек Воробей кивнул, вернув ему трубку.

— Да. Пришлось изрядно повозиться, чтобы поднять ее.

Блад кашлянул, пытаясь понять, насколько искренен его собеседник.

— А также заново оснастить, кренговать[1]... вооружить... это стоило бешеных денег и потрепанных нервов... но она того стоила, клянусь небом! — продолжал говорить Джек. — Влез в долги по уши, но ради обладания таким кораблем можно пойти и на большие жертвы...

Громкий треск заставил их обоих повернуться к дамам возле костра. Они увидели, что Зена вынула меч из ножен, намереваясь разрубить особо толстую ветку. На'Тот покачала головой, остановив ее.

— Грешно портить такое славное оружие, — сказала нарнийка. И, отодвинув Зену в сторону, сильным ударом ноги сломала ветку пополам.

— И то правда, — согласилась воительница, после чего, крякнув, расколола второе бревно левой рукой.

Джек вздрогнул, когда увидел летящие в разные стороны щепки. Две женщины, посмеиваясь, с азартом принялись колоть дрова, с каждым разом подбирая все более толстые бревна.

Блад оставался невозмутимым, как индеец.

— Пожалуй... я не буду ссориться с нашими леди, — сдавленно произнес Джек, моргнув, когда еще одно бревно превратилось в горстку щепок. — Так хочется жить...

Деточка, давай я этим займусь, — услышали они ласковый голос Г'Кара, присевшего возле мисс Кэтрин, которая в очередной раз занозила руку рыбьей костью. — А ты отдохни пока.

Нарн оглянулся на Зену и На'Тот, которые, закончив ломать дрова, хотели приступить к приготовлению рыбы.

— Дамы, милочки, оставьте это мне, — сказал он с улыбкой.

Зена посмотрела на На'Тот.

— А то я не могу смотреть, как вы переводите такие хорошие продукты, — добавил Г'Кар все тем же добродушным тоном.

Зена поперхнулась, но последовала его совету и, вытерев руки о песок, отошла в сторону, высокомерно хмыкнув.

На'Тот присоединилась к ней.

— Ты уверена, что он справится с приготовлением ужина? — негромко спросила Зена у нарнского атташе. — Если твой начальник превратит эту рыбу, на ловлю которой я убила столько времени и сил, во что-то несъедобное...

— Не превратит, — коротко ответила На'Тот. — Это я гарантирую. Но...

— Что? — нетерпеливо переспросила Зена.

— Надеюсь, что ужин не превратится в завтрак, — сказала На'Тот со вздохом. — Посол прекрасно готовит... но это такой долгий процесс...

Зена сглотнула слюну, наблюдая, как Г'Кар бережно заворачивает каждую рыбину в листья, предварительно нашпиговав какими-то ягодами и травками...


[1] Кренгование — очистка днища корабля от наросших водорослей и ракушек. Обычно для этого корабль вытаскивался на берег.

Глава опубликована: 19.11.2016

День 3: Мисс Кэтрин пытается понять разницу между пиратами и флибустьерами, а Г'Кар объясняет Зене, что ужин - отличный способ познакомиться

Посасывая уколотый рыбьей костью палец, я направилась к шалашу, намереваясь немного передохнуть, как и посоветовал мне любезный посол Г'Кар. С одной стороны, это было очень мило с его стороны — взять на себя обязанности кока, но с другой... «Какая, к черту, я ему деточка?» — мрачно думала я, задетая за живое. Да уж, вот только сюсюканья мне не хватало. И так самая недотёпистая из всей команды. Не говоря уже о прочих комплексах и недостатках.

Терзаемая мрачными мыслями, я едва не налетела на Блада, который сидел возле шалаша с трубкой в зубах, вытянув длинные босые ноги. Именно об эти самые ноги я и споткнулась.

— Ох, простите, капитан! — вскрикнула я, неловко подпрыгнув вверх.

— Это вы меня простите, мисс Кэтрин, — ответил Питер Блад, проворно убрав ноги. Я увидела Джека Воробья, сидевшего рядом с ним.

Капитан Блад, спохватившись, потянулся за рубашкой, висевшей на дереве, и проворно накинул ее на загорелые плечи. Потом, заметив, что я всё облизываю кровоточащий палец, произнес, указав на него мундштуком трубки:

— Я бы вам посоветовал как следует промыть ранку, мисс Кэтрин. Если хотите, могу дать немного рома.

И вынул из кармана камзола небольшую фляжку.

Джек возмущенно посмотрел на него, раздув ноздри.

— И вы еще хотели у меня отнять мой бочонок! А сами зажали целую флягу!

— Я ее держу исключительно для медицинских целей, — невозмутимо ответил Блад.

Я закашлялась, когда табачный дым дополз до меня и окутал плотной пеленой.

— С-спасибо, капитан... но это всего лишь пустяковая царапина. Не стоит тратить на нее драгоценное снадобье...

— Действительно, сущее кощунство — тратить ром на подобные пустяки, — поддакнул Джек Воробей.

Но Блад все равно открыл флягу и, намочив платок в роме, сунул его в мою ладонь.

— Здесь такими пустяками пренебрегать не стоит, мисс Кэтрин, — сказал он серьезно. — В тропическом климате иногда бывает достаточно маленькой царапины, чтобы...

— Ну, не пугайте леди, капитан, — перебил его Джек с улыбкой.

— Спасибо, — пробормотала я, невольно сделав неуклюжий книксен. Это выглядело вдвойне забавно, если учесть, что одета я была вовсе не в платье, а в обычные потертые джинсы и изрядно вылинявшую футболку с надписью «Xena kicks Wonder Woman's ass»[1].

Блад решительным движением потушил свою трубку, заметив, что мне неприятен табачный дым.

— Пойду-ка посплю, пока ужин готовится, — сказала я извиняющимся тоном и отодвинула циновку, которая изображала входную дверь, намереваясь войти внутрь, но тут Джек Воробей, вскочив на ноги, схватил меня за руку.

— Минутку, мисс.

Я замерла на месте, с удивлением наблюдая за тем, как он выломал в кустах длинный прут и решительно вошел в шалаш. Некоторое время до меня доносилась шумная возня, как будто он хлестал этой палкой по стенам.

Блад тем временем аккуратно вычистил трубку и положил в кисет. Застегнул рубашку и расправил воротник, а потом наклонился, чтобы натянуть на ноги сапоги. Выпрямившись, быстро пробежал рукой по подсохшим волосам, укладывая их.

— Мистер Воробей, — осторожно спросила я, заглянув в шалаш, — а что это вы там делаете?

В это время у меня под ногами прошуршала какая-то маленькая тварь и мгновенно скрылась в траве. Я даже не успела подпрыгнуть, настолько быстро все произошло.

— Порядок, мисс! — бодро отозвался Джек, появляясь на пороге с прутом на плече. — Старая привычка, знаете ли. Советую перенять.

Он вручил мне палку.

— Не знаю почему, но всякие мелкие твари просто обожают прятаться в шалашах, — сказал Джек. — Так что лучше перестраховаться и перед тем, как забраться на ночлег, всё проверить.

— С-спасибо, — ответила я, вцепившись в палку. — Действительно, полезная привычка. Не хотелось бы, знаете ли, делить кров с ядовитой змеей.

Блад приподнял бровь, посмотрев на Джека, и в его синих глазах промелькнула ироничная искра.

— И кто теперь пугает леди, а? — сказал он с усмешкой.

— Ну... если честно, я не боюсь змей... — ответила я, расправив плечи.

— А я боюсь, — сказал Джек. — Они такие... кусачие...

— Он шутит, мисс, — вставил Блад, толкнув Джека локтем, — не обращайте внимания на его грубоватый юмор.

— Сразу видно, что вас ни разу не кусала змея, — сказал Джек Воробей.

— Не кусала, тут вы правы, — ответил Блад, повязывая на голову платок. — И я рад этому факту.

Я посмотрела на него и не смогла сдержать смешок. Блад недоуменно нахмурился, заметив это.

— Мисс?.. — спросил он, на всякий случай, оглядевшись по сторонам.

— Ах, не обращайте внимания, — произнесла я, стараясь сделать серьезное лицо. — Просто... этот ваш платок...

— А что с ним не так? — забеспокоился капитан Блад, сразу схватившись за голову.

— Да просто я прочитала недавно, что настоящие пираты не носили подобные... банданы, — ответила я.

Джек тоже пощупал свой красный платок. Потом посмотрел на Блада, сдвинув брови.

— И где это вы прочитали подобные утверждения? — воинственно спросил он, подбоченившись.

— На одном сайте в интернете[2], — ответила я. Два капитана только моргнули, услышав эти слова. Я спохватилась, что они вряд ли понимают, о чем идет речь. И попыталась объяснить: — Ну... наши историки писали об этом в книгах. Дескать, платки и банданы — это просто художественный вымысел писателей-романистов. А на самом деле пираты никогда их не носили...

Блад и Джек посмотрели друг на друга. Потом одновременно ухмыльнулись.

— Но мы-то не пираты, — ответили они в голос. — Мы — флибустьеры[3]!

Теперь настал мой черед тупо хлопать глазами. Конечно, я читала в свое время про то, что в Карибском море существовало множество всяких разбойников, которые именовали себя и «каперами» и «пиратами» и «корсарами» и «флибустьерами». Какая-то разница между ними, несомненно, была. Но я уже в этом не разбиралась.

Капитаны это поняли, и принялись в два голоса объяснять мне разницу, причем, судя по тому, что оба говорили с явной горячностью, это была для них болезненная и принципиальная тема. Пришлось слушать...


* * *

— Посол Г'Кар, долго ли еще нам ждать? — нетерпеливо спросила Зена, подойдя к нарну, который сидел возле прогоревшего костра, периодически вороша угли палкой.

— Рыба должна тушиться на медленном огне, так она станет особенно сочной и вкусной, — ответил Г'Кар. — К тому же коренья, что порекомендовал мистер Блад, еще твердые.

Зена закатила глаза к небу.

— Спешка вредна в любом деле, а особенно — в приготовлении еды, — нравоучительно сказал нарн.

Зена мрачно кивнула.

Г'Кар посмотрел на нее с веселой усмешкой.

— К тому же, всегда можно использовать ожидание ужина для того, чтобы поухаживать за красивой женщиной, — сказал он.

Зена замерла на мгновение, пытаясь понять, правильно ли она расслышала его слова.

— Только не говорите, что у вас, людей, не существует такой традиции, — невозмутимо продолжал Г'Кар, помахав над костром пальмовым листом, чтобы поддержать жар. — Я изучал вашу культуру, и знаю, что земные мужчины часто приглашают понравившихся им женщин на обед или на ужин.

Зена оправилась от изумления и посмотрела на Г'Кара, строго приподняв бровь.

— А разве в этом деле спешка не вредна? — сказала она, наконец. — Я ведь вас совсем не знаю...

— Ужин — отличный способ познакомиться, я думаю, — ответил Г'Кар, абсолютно не смущаясь.

— Теперь у меня даже аппетит пропал, — сказала Зена, отодвинувшись от него.

Г'Кар громко расхохотался, чем привлек внимание своей помощницы и других членов команды.

— Ох... — посол дернулся, когда в боку стрельнуло острой болью. — Думаю, леди Зена, вы скоро измените свое мнение. Не сочтите мои слова за хвастовство, но на Нарне мне неплохо удавалось очаровывать женщин с помощью кулинарного искусства.

— Не думаю, что я принадлежу к числу таких женщин, — быстро ответила Зена. — И, не хотелось бы хвастаться, но в моем мире многие мужчины считали, что флиртовать со мной — весьма опасное дело.

— Обожаю трудные задачи! — улыбнулся Г'Кар.

— Раз так, то лучше бы вам придумать, как нам покинуть этот остров, — фыркнула Зена.

— Я думаю над этим, не сомневайтесь, — сказал Г'Кар, пододвигаясь к ней поближе. — Но это вовсе не значит, что надо закрывать глаза на столь прекрасное окружение...

— Прекрасное? — напряженно переспросила Зена. — Не думала, что вы, нарны, считаете нас, людей, прекрасными. На'Тот сказала мне...

— Большинство нарнов действительно так не думают, — перебил ее Г'Кар. — Но я — приятное исключение.

— Посол, — сказала Зена, вставая, когда он в очередной раз подсел слишком близко к ней. — Мне бы не хотелось заниматься членовредительством в такой мирный вечер...

— И не надо. Мы действительно слишком мало знакомы, чтобы переходить к столь... глубокой стадии флирта, — ответил Г'Кар, а потом расхохотался, подмигнув ей.

Зена неожиданно поняла, что он откровенно разыгрывал ее всё это время, и тоже рассмеялась, качая головой.

— И почему я до сих пор вас слушаю? — спросила она, отсмеявшись.

— Потому что я — дипломат, леди Зена. Заставлять людей прислушиваться к моим словам — часть моей работы, — сказал Г'Кар. А потом ковырнул палкой в углях. — Думаю, пора перейти к следующей стадии соблазнения. Раз уж вы не любите спешку.

Зена только махнула рукой.

— Да ну вас, в самом деле!


* * *

Моя голова уже отказывалась вместить всю информацию о взаимоотношениях между членами Берегового Братства, поэтому я ускользнула от Блада и Джека, под предлогом, что мне надо проверить, как Дейта выполнил свою работу. Я обнаружила андроида, усердно роющего землю. Яма образовалась приличная, и из нее торчала только его макушка.

— Дейта, — позвала я его, увернувшись от комка земли. — Думается мне, что этого достаточно.

— Хорошо, — быстро ответил андроид и проворно вылез из ямы.

Возле костра раздался громкий смех, и, обернувшись, мы увидели, что Г'Кар о чем-то шепчется с Зеной.

— Надо же, — сказал Дейта, отряхивая одежду. — Впервые вижу, чтобы леди Зена так смеялась. Наверное, посол Г'Кар обладает хорошим чувством юмора. Возможно, мне стоит попросить его поделиться секретами...

— Полагаю, если бы вы были женщиной, посол Г'Кар поделился своими секретами более охотно, — мрачно ответила На'Тот, выросшая как будто из-под земли возле нас. Она посмотрела на сидевших у костра Зену и Г'Кара, а потом сказала спокойным голосом: — Ужин готов. Все уже собираются. Так что поторопитесь.

— Ох, спасибо... — сказали мы с Дейтой и поспешили к костру.

На'Тот немного задержалась, не сводя глаз с посла Г'Кара, а потом, вздохнув, последовала за нами...


* * *

Я ворочалась с боку на бок, пытаясь уснуть. Но всё было без толку. Сначала мешали комары, которым всё-таки удалось просочиться внутрь нашего шалаша, невзирая на попытки Джека Воробья их оттуда выкурить. Они ужасно больно кусались, а в то время, когда не кусались, мерзко пищали над ухом. В итоге я периодически начинала размахивать руками, как ветряная мельница, рискуя разбудить остальных. Шалашик наш, невзирая на труды капитана Блада, Джека и Дейты, получился маленьким и кособоким, поэтому, когда в него пыталось поместиться шесть обитателей, слишком резкое движение могло его... скособочить еще больше. Седьмой обитатель, посмотрев на то, как мы теснимся в душных недрах нашего убежища, предпочел остаться снаружи.

— Вас сожрут москиты, посол, — вежливо намекнул Блад, проворно укладываясь у самого входа. — Поверьте мне, снаружи их гораздо больше, чем внутри.

— На этот счет не беспокойтесь, капитан, — улыбнулся Г'Кар, довольно растягиваясь на песке возле погасшего костра. — Меня не так-то просто сожрать...

— Ну... дело ваше, конечно, — пожал плечами Блад, а потом как бы невзначай сильно толкнул Джека в бок. — Любезный мой, помните, что нас в этом шалаше шестеро, и мы все должны в нем поместиться. Так что подвиньтесь.

— Я бы с удовольствием, — ответил капитан Джек Воробей, опасливо покосившись на На'Тот, которая лежала рядом с ним и, судя по всему, уже успела уснуть. — Но не хочу беспокоить леди...

Блад тяжело вздохнул.

— Кстати, посол, — сказал он негромко, — хочу еще раз поблагодарить вас за удивительно вкусный ужин. Рыба была великолепна!

— Рад это слышать, капитан, — отозвался Г'Кар, глядя на звездное небо. — Если хотите, я могу готовить постоянно. Честное слово, мне это не трудно. Более того, это мне нравится.

— Прекрасная мысль! — Блад обрадовано улыбнулся. — Вот теперь пребывание на этом острове действительно становится похожим на отдых...

— А! Кажется, мы с вами думаем об одном и том же, капитан, — Г'Кар соединил руки на груди, слегка улыбнувшись. Снаружи было темно, и Блад уже не видел своего собеседника, только слышал его голос. — Иногда всем нам надо отрешиться от повседневной суеты и просто побыть наедине с собой... и звездами... К тому же, здесь нет этого отвратительного посла Моллари[4]. Ради такого удовольствия можно и пожить на необитаемом острове. Никто не орет над ухом, никто не трезвонит по Babcom[5]... тишина и покой!

— А кто такой этот Моллари? — осторожно поинтересовался Блад. Нарн с шумом вобрал воздух в легкие, прежде чем ответить...


* * *

— В сущности, я тоже не представляю интереса для москитов, поэтому вполне могу ночевать снаружи, — сказал Дейта, которого затолкали в самую глубину шалаша.

— Лежи уж! — рявкнула Зена, почувствовав, что андроид приподнялся на своем месте. — Не хватало еще, чтобы ты по всем нам ночью прошелся!

Я свернулась калачиком рядом с воительницей, опасаясь задеть ее случайно во время свой охоты за комарами. Зена явно хотела спать, и вся эта возня и болтовня вокруг ее раздражала.

— ... так вы говорите, что эта ваша станция располагается там, на небе? — спросил Блад. — И... прошу прощения за глупый вопрос... как она там держится?

Тут возникла пауза, видимо, Г'Кар пытался подобрать самые простые объяснения.

Дейта снова пошевелился, явно намереваясь помочь послу с ответом на вопрос капитана. Но Зена, зашипев, ударила его локтем в живот, заставив лечь обратно.

— Капитан! — сказала она мрачно. — Как насчет введения команды «отбой»?

Питер Блад вздохнул и еще раз толкнул Джека, который опять успел очутиться на его месте.

— Прошу прощения, мисс Зена. Отбой — так отбой! Спокойной ночи, посол!

— Приятно было поговорить с вами, капитан, — ответил Г'Кар.

После этого, похоже, все сразу уснули. Кроме меня. Это было ужасно утомительно.


[1] Зена надерет задницу Чудо-женщине (англ.)

[2] Вы можете сами в этом убедиться, если заглянете на сайт "Веселый Роджер" (да-да, считайте это рекламой!)

[3] Флибустьеры — морские разбойники, грабившие преимущественно испанские корабли

[4] Лондо Моллариво Вселенной В5: центаврианский посол, оппонент посла Г'Кара

[5] Babcomво Вселенной В5: система внутренней связи на станции "Вавилон 5"

Глава опубликована: 19.11.2016

День 4: Ночь с комарами и утро с нарнской оперой

Утром к комарам прибавилась сырость. Наверное, поднялся ветер с моря. Тонкие стены нашего шалашика пропускали сквозняк. Но, видимо, усталость взяла верх, и я погрузилась в какое-то дремотное состояние.

Из которого меня вывели жутковатые завывания снаружи. Звуки эти разбудили, как оказалось, почти всех обитателей шалаша. Зена подлетела на месте, вцепившись в шакрам, сонная, взъерошенная, но от этого не менее опасная. Джек Воробей издал громкий вопль, судорожно схватив пистолет.

— Это еще что за чертовщина?! — вопросил Блад, протирая глаза.

Я, усевшись на своем месте, с удивлением обнаружила, что атташе На'Тот продолжает спать, как ни в чем не бывало. Это выглядело очень непривычно для столь настороженной нарнийки.

— Они пришли?! — бормотал Джек, забившись в угол шалаша. — Но это нечестно, срок еще не настал!

— Никто никуда не пришел, — сонно пробормотала На'Тот, продолжая лежать. — Это посол Г'Кар совершает утреннюю молитву.

— Господа бога душу мать! — Джек, наконец, проснулся окончательно и уставился на нарнийку. — Какая еще, к дьяволу, молитва?!

— Он всегда так делает, — ответила На'Тот, — как и положено последователю учения Г'Квана.

Всегда?! — Джек начал нервничать. — Цыпочка, вы хотите сказать, что теперь нас каждое божье утро будет будить вот эта какофония?!

— Да, вынуждена согласиться, посол фальшивит, — вздохнула На'Тот и перевернулась на другой бок.

— А мне нравится, — сказал Дейта. — Вот только не могу разобрать слова.

— Вздумаете петь дуэтом — утоплю! — проворчал Джек Воробей, пытаясь заткнуть уши. — Черт побери, еще солнце не встало, а уже подъем. Это ужасно!

Блад слегка поморщился, когда посол снаружи издал особо высокую и пронзительную ноту, а потом деликатно коснулся плеча нарнийки.

— Мисс На'Тот, на самом деле, я согласен с капитаном Воробьем, молитва... хм... немного громковата для столь раннего времени. К сожалению, я незнаком с обычаями вашего народа, но если бы вы поговорили с ним...

Нарнийка зарычала и открыла глаза.

— Ладно, попробую, — сказала она недовольно. — Раз уж вы тут такие нервные подобрались.

Атташе вылезла из шалаша и направилась к послу Г'Кару, который сидел, скрестив ноги, на песке, повернувшись лицом к морю. Солнце, как водится в тропиках, ползло вверх буквально на глазах, и зрелище это явно заворожило нарна.

— Посол...

На'Тот терпеливо ждала, когда ее начальник закончит очередную руладу.

Посол Г'Кар.

Наконец, он повернулся к ней, сердито нахмурившись.

— Ах, На'Тот, что стряслось? Ты же знаешь, что мне не нравится, когда меня беспокоят во время молитвы!

— А землянам, как оказалось, не нравится, когда вы молитесь слишком громко. Они такие нервные.

— Да? Хм... думаю, мы сможем уладить этот вопрос, — Г'Кар снова повернулся к морю. — Ты посмотри, какая красотища! Такое солнце грех не поприветствовать душевной молитвой.

Нарнийка прикрыла глаза рукой, посмотрев в указанном направлении.

— Да, миленько. Но глаза устают.

Миленько?! И это все, что ты видишь, На'Тот? — Г'Кар встал, возмущенно глядя на нее.

Атташе недоуменно приподняла бровь, а потом посмотрела на море более внимательно.

— Ну... вижу то же, что и вчера. Много соленой воды. И эти птицы над ней... Надо будет разведать, где у них гнезда...

Г'Кар вздохнул.

— Ладно, не бери в голову. Пойду, извинюсь перед нашими друзьями за причиненное беспокойство.

— Друзьями? — переспросила На'Тот, прищурившись.

Г'Кар остановился, отряхивая одежду от песка.

— В любом случае, они настроены к нам дружелюбно. И мы должны благодарить пророков и Г'Квана за то, что это земляне, а не центавриане или дрази.

— О, да! — мрачно усмехнулась атташе, следуя за ним...

Хотя религиозные песнопения посла Г'Кара подняли всех очень рано, спать после этого никто не лег, ибо это было бессмысленно. Г'Кар, дабы загладить свою вину, пообещал всем приготовить завтрак, который будет не менее вкусным, чем ужин.

— А может быть, и более вкусным, если удастся найти кое-какие ингредиенты, — добавил он, перебирая то, что осталось от вчерашнего улова, пока Зена разводила костер.

— Мы на острове, посол Г'Кар, — сказала воительница, подкинув хворост в огонь, — так что не ждите особого разнообразия в еде.

— Я помню об этом, мисс Зена, — ответил нарн, принюхавшись к рыбе. — Но подобный факт не должен мешать нам получать удовольствие от еды. Более того, в этом есть определенный вызов...

Зена сморщила нос и кивком головы указала на рыбу.

— Думаю, что придется ее выкинуть, Г'Кар. Испортилась!

— Есть маленько, — согласился нарн. — Ничего, знаю я один рецепт...

— Даже слышать ничего не хочу! — брезгливо фыркнула Зена. — Тухлятину есть не буду, ни под каким соусом! По крайней мере, я еще не настолько голодна.

Г'Кар усмехнулся, но потом выкинул рыбу.

Глава опубликована: 19.11.2016

День 4: О трудоголизме, законах Берегового Братства и методах самодисциплины

Капитан Джек Воробей и капитан Блад затравленно переглянулись, когда увидели, что Дейта с энтузиазмом принялся за работу над вторым шалашом.

— И что вот ему не сидится, а? — произнес Джек, почесывая плечо. — Еще завтрак не готов, а он уже молотком машет.

— Чувствую себя полным разгильдяем на его фоне, — заметил Блад, проведя рукой по черной трехдневной щетине, украсившей его щеки и подбородок. — Готов поспорить, что сейчас он нас позовет на подмогу.

Не успел Блад договорить, как Дейта помахал им рукой.

— Я думаю, что тут почти все доделано, только крышу настелить. Идите сюда!

— Уже бежим, — ответил Джек Воробей с абсолютно серьезным лицом. Потом он повернулся к Бладу и добавил более тихим голосом: — Такой славный парень! Но почему мне порой хочется его убить?

— Я ловлю себя на такой же мысли, капитан! — ответил Блад.

— Чудовищная мысль, — сказал Джек Воробей.

— Что поделаешь, люди далеки от совершенства, — вздохнул Блад. — Однако нам надо придумать, как направить трудовой энтузиазм мистера Дейты в нужное русло. Иначе он всех нас просто загонит в гроб. Жара ему нипочем, еды почти не требуется, насколько я понял...

— Да уж, проблема, — пробормотал Джек Воробей. Потом его взгляд устремился к Зене и Г'Кару, которые беседовали возле костра. — Вы только посмотрите на этого пятнистого змея! Опять окучивает нашу прелестную барышню! И, гляньте, ей это, похоже, нравится.

Блад задумчиво посмотрел на них. Зена действительно улыбалась, выслушивая очередную шутку от нарна.

— По крайней мере, он ее не раздражает. Конфликты нам ни к чему.

— Подумать только, какой-то красноглазый ящер оказался проворнее всех нас! — не унимался Джек.

Блад слегка приподнял бровь. Когда он снова заговорил, его голос был более собранным.

— Раз уж вы завели об этом речь... Думаю, нам надо обсудить и этот вопрос.

Джек Воробей прищурился и повернулся к капитану Бладу лицом. Они стояли возле шалаша, в тени росшей рядом пальмы.

— Валяйте... командир, — в его голосе прозвучала неприкрытая издевка.

Блад не обратил на его тон никакого внимания. И лицо его стало серьезным, почти строгим.

— Как я уже говорил, Джек, конфликты нам ни к чему. Но если мы будем продолжать в том же духе, что и посол Г'Кар... рано или поздно начнутся прения и раздоры. Конечно, мы на острове, а не на корабле, но, думаю, не стоит пренебрегать старыми добрыми правилами...

Джек чуть изменился в лице.

— Капитан, на моем корабле эти правила гласили: «Во время плавания женщинам на борту не место». И любого, кто нарушал этот пункт, ждала прогулка за борт вместе с его дамой. Вы же не хотите...

— Нет-нет, — перебил его капитан Блад, опираясь рукой о ствол пальмы, — конечно, нет. Всё-таки, это не корабль. Хотя в моем договоре с командой тоже был такой пункт. У нас на острове целых три дамы, и мы должны о них заботиться. Но я считаю, нам надо установить строгие границы в этой заботе. Иначе ситуация выйдет из-под контроля. И переступать эти границы нельзя никому.

— Мысль мудрая, — быстро улыбнулся Джек Воробей, признавая правоту Блада, — но это правило будет чертовски сложно соблюдать. Особенно с такими прелестными дамами.

Он посмотрел на Зену, которая, отшив нарна очередной едкой фразой, отошла в сторону и сейчас беседовала с На'Тот.

— Придется постараться, — жестко сказал Блад. — А с Г'Каром мы потолкуем отдельно. Надеюсь, он окажется достаточно умен, и иного вразумления ему не потребуется.

Он снова провел рукой по подбородку и нахмурился.

— Черт, надо бы побриться.

Джек фыркнул, покачав головой.

— Бриться? Зачем? Мы же не на придворном балу!

Блад вынул из ножен кинжал и проверил остроту его лезвия.

— Просто привычка. Я стараюсь ее не нарушать.

Он раздосадованно вздохнул, осознав, что такой роскоши, как мыло или зеркало здесь не найти, потом вынул свою шпагу из ножен и вручил Джеку, заставив держать под нужным углом.

— Красоваться перед дамами можно и с бородой, — шутливо заметил Джек Воробей, пока Блад скреб подбородок и щеки кинжалом, пытаясь разглядеть свое отражение на клинке.

— Я делаю это в первую очередь для себя, — ответил Питер Блад, закончив одну сторону. — Полезно для самодисциплины. Г'Кар молится по утрам. А я бреюсь. Это помогает мне чувствовать себя человеком.

— Ваш способ самодисциплины нравится мне больше, — сказал Джек Воробей. — Какая жалость, что для Г'Кара он не годится!

Глава опубликована: 19.11.2016

День 4: Бойся нарнов, дары приносящих!

— Как вы думаете, капитан, это съедобно?

Питер Блад, только что покончив с бритьем, возился с кинжалом, вытирая его лезвие. Услышав вопрос Г'Кара, он повернулся и увидел нарна, который сжимал в руках большой конусовидный плод, покрытый чешуйками.

— О! — Блад кивнул, улыбнувшись. — Съедобно и очень вкусно. Это ананас. Где вы его обнаружили?

— Наткнулся, когда ходил на поиски кое-каких ингредиентов для завтрака, — ответил Г'Кар. — Его можно есть сырым? Пахнет неплохо...

Он понюхал свою добычу.

— На вид вполне спелый, так что можно есть сырым, да. Похоже, у нас будет воистину королевский завтрак! — капитан Блад протянул руку, чтобы взять плод, но Г'Кар быстро прижал его к себе.

— Спасибо, капитан, — сказал нарн и, насвистывая, направился к костру, около которого сидела Зена, следившая за приготовлением рыбы. — Мисс Зена, позвольте угостить вас! — громко сказал он, останавливаясь около нее.

Джек Воробей, молча наблюдавший за этой сценой, хихикнул, толкнув Блада в бок локтем.

— Вот ведь какой галантный кавалер, а! Опять оставил нас за кормой.

Блад убрал кинжал в ножны, поджав губы.

— И какой змей! — проворчал он, вызвав у Джека еще один приступ смеха.

Они подошли ближе, наблюдая за реакцией воительницы на столь щедрый подарок. Другие дамы, однако, не выглядели радостными. Особенно На'Тот, хотя внешне это было практически незаметно.

— Ох, какой большой! — улыбнулась Зена, взвесив плод на ладони. — Ну, спасибо, посол. Порадовали. И как его едят?

— Если честно, понятия не имею. На моей планете такие плоды не растут, — весело ответил Г'Кар.

— Его режут колечками или кусочками, а сердцевину удаляют, — сказала я, сглотнув слюну. — Ну и кожуру, естественно, счищают.

— Господа капитаны! — окликнула Зена Блада и Джека Воробья, которые мрачно стояли поодаль, наблюдая за ними. — Присоединяйтесь! Нам всем хватит, я думаю, да и рыба поспела. Дейта, слезайте же оттуда! Хватит возиться с этой проклятой хижиной! Еда остынет!

— С вашего позволения, мисс Зена, я лучше поработаю. Вы же знаете, что я могу обойтись без завтрака, — ответил Дейта, продолжая настилать пальмовые листья на хижину.

— Дейта, вы зануда! — крикнула ему Зена, примеряясь ножом к ананасу.

— Полагаю, вы правы, мисс Зена! — ответил андроид абсолютно спокойно.

Зена аккуратно нарезала ананас так, как я сказала, и воздух наполнился его ароматом.

— Прелесть какая, — сказала воительница, облизнув пальцы, вымазанные в соке. — Не уверена, что это сочетается с рыбой, но мы же не на званом обеде, так?

Джек Воробей уселся рядом с мрачной и молчаливой На'Тот, которая взяла рыбу и пыталась извлечь ее из листьев, в которые та была завернута.

— Странно, цыпочка, — сказал он негромко, наклонившись к нарнийке поближе, — я думал, что посол предложит этот ананас тебе.

На'Тот посмотрела на него, как на сумасшедшего, потом презрительно хмыкнула.

— Посол Г'Кар еще не настолько выжил из ума, чтобы так меня оскорблять, — сказала она, не особо стараясь приглушать голос.

Все, кто сидел за завтраком, услышали ее слова. Зена, протянувшая руку к ананасу, замерла, вопросительно глядя на нарнийку.

— Оскорблять? — переспросила она, слегка нахмурившись.

— На'Тот! — рявкнул Г'Кар, но нарнийка ответила, как будто не услышав его.

— Впрочем, вам можно простить подобное невежество, ведь вы не из нашего мира, — сказала атташе, не глядя на Г'Кара, который продолжал сердито жестикулировать, призывая ее замолчать. — На Нарне, если мужчина предлагает женщине фрукт, это... — На'Тот пожала плечами, подбирая слова, — как бы так сказать помягче? Это прямое предложение вступить в сексуальный контакт... я правильно выразилась, посол?

Тут На'Тот посмотрела на Г'Кара в упор и похлопала глазами с невинным выражением лица.

На'Тот!!! — в отчаянии прошипел Г'Кар, но больше ничего не успел сказать, потому что на его голову обрушился ананас, разлетевшись сочными брызгами во все стороны.

Я едва успела пригнуться, заметив, как сдвинулись на переносице черные брови Зены, и как яростно сверкнули ее синие глаза.

Удар был настолько сильным, что Г'Кар упал навзничь и теперь лежал, вытирая лицо и лоб.

Все невольно вскочили на ноги, кроме На'Тот, которая спокойно ела рыбу.

— Доигрался, — констатировал Джек Воробей, стоя рядом с Бладом. — Может, это его вразумит?

Капитан не ответил ему и на всякий случай встал между Зеной и Г'Каром, опасаясь продолжения разборки.

— Все в порядке, капитан, — сказала Зена, вытирая липкие от сока руки о свое платье. — Я сама с ним справлюсь.

Г'Кар медленно сел и поднял глаза на воительницу. Лицо его выражало искреннее восхищение.

— Какой удар! — сказал он восторженно.

— Проклятие, не вразумило... — пробормотал Джек Воробей и толкнул Блада в бок. — Видимо, придется все же с ним провести кое-какие разъяснения...

— Господа! Прошу вас, не ссорьтесь! — вмешался Дейта, который, увидев, что произошло, слез с хижины и присоединился к нам. — Мисс Зена, я уверен, что посол Г'Кар вовсе не это имел в виду...

— Конечно, нет, — сказал Г'Кар, поднимаясь.

— В любом случае, пусть это послужит вам предупреждением, — холодно ответила Зена. — Я такие шутки понимаю плохо. Ваше счастье, посол, что это был ананас. В другой раз найду что-нибудь потверже. Например, камень.

— Обязательно учту это на будущее, — кивнул Г'Кар, пытаясь протереть глаза, заляпанные ананасовой мякотью.


* * *

Все снова уселись за трапезу, хотя настроение теперь было несколько напряженным. Поэтому ели молча и быстро.

— Посол Г'Кар, — сказал Блад, покончив со своей порцией рыбы и вытирая рот, — мы с Джеком намереваемся пройтись по острову, разведать, что, где и как. И хотим, чтобы вы составили нам компанию.

— Замечательная идея, капитан! — отозвался Г'Кар, вынимая из-за отворота своего мундира еще один кусочек ананаса. — Нам действительно не помешает размяться.

— Я с вами, — сказала Зена.

Но Блад покачал головой.

— Прошу прощения, мисс, но как врач, я вынужден отклонить вашу просьбу. Вашей руке нужен покой.

— Моя рука в полном порядке, — буркнула Зена, у которой теперь было скверное настроение, — так что ваши доводы не принимаются.

— Тогда я приказываю вам остаться, — сказал Блад стальным голосом. — Как ваш командир. Которого, кстати, вы сами выбрали, если помните.

Зена мрачно посмотрела на него, но промолчала.

— Вот и хорошо, — произнес Блад все тем же жестким тоном. Потом он повернулся к Джеку и Г'Кару. — Мы выходим через полчаса, так что не мешкайте со сборами.

Джек многозначительно ухмыльнулся.

Я заметила взгляды, которыми обменялись мужчины, и мне все это очень не понравилось. Но свои догадки я решила держать при себе...

Глава опубликована: 19.11.2016

День 4: Ловля крабов

Я стояла рядом с Зеной и На'Тот, глядя вослед трем мужчинам, идущим по направлению к лесу. Они собрались молча и быстро, и, вежливо попрощавшись с нами, ушли из лагеря. Мои дурные предчувствия только усилились, когда я увидела, что все трое взяли с собой оружие, но я снова промолчала. В конце концов, взрослые серьезные люди, подумала я, вряд ли они позволят себе какую-нибудь легкомысленную глупость.

Когда Блад, Г'Кар и Джек Воробей скрылись в густой зелени деревьев, я повернулась к оставшимся членам нашей команды... и почувствовала еще большую неловкость.

Дейта оказался сообразительнее меня, поэтому уже успел вскарабкаться обратно на сруб, усердно настилая на крышу пальмовые листья. Я уже хотела присоединиться к нему, только чтобы не путаться под ногами у Зены и На'Тот, чьи мрачные лица меня откровенно пугали, но тут воительница нарушила гнетущее молчание.

— Нам стоит сходить на отмель, пока не начался прилив, и собрать мидии на обед и ужин...

— Я помогу Дейте настелить крышу, — коротко ответила На'Тот. Сказала, как отрезала. Я нервно дернулась, мечтая куда-нибудь зарыться. Никогда не думала, что придется лично познакомиться со знаменитым нарнским высокомерием.

Слова На'Тот буквально обдали меня холодом, хотя я понимала, что адресованы они были Зене.

Воительница, впрочем, была не лучше. Ее губы скривились в презрительной ухмылке, и когда она ответила, голос ее звучал не менее надменно:

— Да будет так. Кэтрин, захвати корзинки. Сходим на ту отмель, где мы были позавчера.

Я кубарем скатилась со сруба, уступая место На'Тот, которая с ворохом пальмовых листьев лезла наверх...


* * *

На протяжении всего нашего пути к отмели Зена молчала. Она была выше меня и шагала так быстро, что мне приходилось бежать, чтобы не отстать. Корзинки я нацепила на палку, и они теперь болтались у меня за спиной, сбивая равновесие. Ситуация становилась все более неловкой, и молчание действовало мне на нервы. Не то чтобы я любила много болтать, но, будучи параноиком по своей натуре, всегда воспринимала молчание собеседника как осуждение... или неприятие меня. Я понимала, что Зена в принципе не из разговорчивых людей, но все же... Мысль о том, чтобы начать беседу первой ужасала меня еще больше.

Ситуацию неожиданно разрядила сама Зена, причем, я даже не ожидала, что она заговорит именно на эту тему.

— Наверное, я неправильно себя повела с ним, — сказала воительница, когда мы уже были на отмели.

— С кем? — нервно дернулась я, положив корзинки на песок.

— С послом Г'Каром, — Зена завязала волосы в узел на затылке, чтобы они не мешались, и сняла сапоги. Отлив обнажил довольно большую полосу берега, но все равно, воды там осталось по щиколотку. — Наверное, надо было сразу врезать ему без лишних слов.

Я завернула свои джинсы до колена и вздохнула.

— Не думаю, что это помогло бы, — сказала я, входя в воду. — Даже наоборот, он мог воспринять это как поощрение.

— Да? — Зена закусила губу. — Похоже на то. В любом случае, впредь буду внимательнее.

Я заметила краба, быстро убегающего от меня, и попыталась его схватить.

— Ты посмотри, сколько их тут!

Это место действительно просто кишело крабами, поэтому мы принялись азартно их ловить и складывать в корзинки, предвкушая роскошную трапезу вечером.

— Ладно, хватит, а то мы не унесем столько, — сказала воительница, когда мы засунули последнего краба в корзинку, откуда раздавалось шуршание и поскребывание его собратьев. — Нам надо придумать, как сохранять наш улов свежим. Тогда не придется каждый день таскаться сюда.

— Можно попробовать сделать садок, — предложила я, пытаясь поднять палку с котомками. — Выкопать прудик или оградить кусок пляжа возле лагеря...

— Неплохая идея, — согласилась Зена, забирая у меня часть груза. Казалось, она даже не заметила веса корзинок. Я посмотрела на нее с завистью.

Глава опубликована: 19.11.2016

День 4: Попытка вразумления

Питер Блад, Джек Воробей и Г'Кар молча продирались сквозь густые заросли, периодически прибегая к помощи шпаг, чтобы расчистить проход. Во время очередной короткой передышки нарн повернулся к двум флибустьерам и насмешливо прищурил алые глаза.

— Капитан Блад, мне показалось, что вы хотели о чем-то со мной поговорить? Думаю, сейчас самое время.

Блад и Джек переглянулись, шевельнув бровями.

— Да, вы не ошиблись, посол. Думаю, нам надо расставить все точки над i, и лучше сделать это как можно скорее, во избежание дальнейших недоразумений.

— Кстати, о недоразумениях... — Г'Кар прислонился к стволу дерева, не сводя глаз с обоих капитанов. — Мне очень жаль, что так получилось сегодня за завтраком. Поверьте мне, я вовсе не хотел оскорбить мисс Зену, делая ей этот подарок. Подношение фруктов у нас, на Нарне, имеет много значений...

— Вы хотите сказать, что ваша помощница неправильно истолковала этот жест? — переспросил Блад удивленно.

— Ох, — Г'Кар облизнул губы, улыбнувшись. — Она просто выбрала одно из толкований, но оно далеко не единственное. Все зависит от обстоятельств, положения в обществе, времени суток, в конце концов. Но я не держу на нее зла. На'Тот очень молода и часто делает поспешные выводы. Горячность юности...

— Знаете, Г'Кар, — с расстановкой произнес капитан Блад, подойдя к нему ближе, — у нас тоже есть множество традиций, условностей, правил, законов. В частности, по обычаям нашего с Джеком мира джентльмен должен защищать честь дамы.

Г'Кар бросил на него быстрый взгляд.

— Ох, — сказал он, — я понятия не имел, что вы положили глаз на мисс Зену.

Джек фыркнул, не сдержавшись.

Блад улыбнулся, покачав головой.

— Вы неправильно меня поняли, посол. Я хотел сказать, что в моем мире мужчине (если он считает себя джентльменом, конечно) положено защищать честь женщины, и неважно, имеет он на нее какие-то виды или нет. По меркам нашего мира вы нанесли мисс Зене серьезное оскорбление... если признать, что На'Тот была права. Мисс Зена, конечно, умеет постоять за себя, но вы понимаете, что мы не можем оставаться в стороне, поскольку присутствовали при этом.

— И... как же у вас принято решать подобные затруднения? — осторожно поинтересовался Г'Кар.

Джек и Блад снова переглянулись.

— Если бы вы были человеком из моего мира, я бы вызвал вас на дуэль, — сказал Блад.

Джек Воробей кивнул. А потом добавил негромко:

— В такие минуты я рад, что не считаю себя джентльменом.

Г'Кар оживился, его глаза сверкнули. Он был выше ростом, чем его спутники, и теперь, приосанившись, выглядел еще внушительнее.

— Дуэль? Вы имеете в виду поединок? Ах, прекрасный обычай, оказывается, наши расы имеют очень много общего...

— Но так как вы не могли быть в курсе всех наших традиций, мы с Джеком решили сначала предупредить вас о возможных последствиях. И предлагаем впредь придерживаться определенных правил поведения...

— А если я откажусь играть по вашим правилам? — казалось, Г'Кар шутит, но его голос стал странно протяжным, и в нем появилась чуть заметная воинственность.

— Тогда нам придется проявить большую настойчивость, — любезно ответил Блад.

Джек оскалился, погладив рукоять своего кинжала.

— Не люблю, когда мне указывают, что делать, — ответил Г'Кар, теперь его голос звучал надменно. — Знаете, когда такое случается, во мне сразу просыпается ужасное упрямство.

— Позвольте, посол, это вовсе не принуждение, но пожелание на будущее, — вкрадчиво ответил Блад. — Мне не хотелось бы прибегать к более жестким мерам. Давайте решим эту маленькую проблему дипломатически.

Г'Кар насупился, посмотрев ему в глаза, потом, поджав губы, презрительно спросил:

— И что за правила вы предлагаете?

Джек Воробей встал рядом с Бладом, поглаживая бородку.

— Мы решили, что здесь вполне сгодятся законы Берегового Братства...

И они вкратце поведали нарну их суть.

Г'Кар расхохотался, когда капитаны закончили говорить.

— Во имя Г'Квана, вы шутите? Что за жизнь мне придется вести, если даже с женщиной нельзя пофлиртовать? Скука смертная!

— Флиртуйте на здоровье, посол, но знайте меру, — сказал Блад. — Вы должны понять, что это вынужденные меры, поскольку мы находимся на ограниченном пространстве...

— По-моему, вы просто завидуете, капитан, — перебил его Г'Кар. — Вот и пытаетесь поставить мне палки в колеса... так, кажется, у вас принято говорить? Ваше самолюбие уязвлено, поскольку мисс Зена обратила внимание на меня...

— Причем тут, черт побери, мое самолюбие?! — слова Г'Кара, сказанные столь прямолинейно, застали Блада врасплох, и он не сумел сдержать вспышку гнева.

— Ах, не будьте ханжой, капитан, эта роль вам не идет! — продолжал смеяться Г'Кар. — Такая женщина, как мисс Зена, вряд ли оставит мужчину равнодушным. Если, конечно, он считает себя настоящим мужчиной...

— Г'Кар... — Джек попытался его остановить, заметив, что нарну будто нравится злить Блада. — Капитан...

— На что это вы намекаете, Г'Кар? — Питер Блад насупился, шагнув вперед.

— Ох, капитан! — Г'Кар фыркнул, продолжая глядеть ему в лицо. — Я же не слепой и видел, как вы на нее смотрели! Да у вас на лице написано...

— Посол, может, вы перестанете молоть чушь, дьявол вас подери? — перебил его Блад, чуть побледнев, взбешенный одновременно от его слов, и от того, что позволил себе разозлиться из-за такого пустяка. Проклятый пятнистый ящер имел чертовски острый язык.

— Ваша реакция только подтверждает мои предположения, капитан! — продолжал посмеиваться Г'Кар и протянул руку, чтобы похлопать Блада по плечу.

Но капитан раздраженно отпрянул, толкнув нарна.

— Господа, господа, ради бога... — нервно проговорил Джек Воробей, не ожидавший, что дело примет такой оборот.

Но то, что случилось потом, потрясло его еще больше. Г'Кар внезапно взвыл дурным голосом, а потом, съежившись, рухнул на влажную землю, покрытую многолетней листвой.

— Вы что творите?! — закричал Джек, схватив Блада за руку. — Мы же просто хотели его вразумить. Совсем чуточку! Про драку разговора не было!

— Да я даже ударить его не успел, только толкнул! — проговорил Блад, ошеломленный не меньше капитана Воробья. — Что это с ним?

Он все еще был бледен после вспышки гнева, но быстро взял себя в руки. Г'Кар уже замолчал, но продолжал лежать на земле, тяжело дыша.

— Посол? Что с вами? — Блад склонился над ним, дотронувшись до плеча.

Нарн взревел, взмахнув рукой, пытаясь оттолкнуть его, и его кулак угодил точно в лицо капитану.

— ...! — сказал Блад, падая навзничь.

— Да вы что, сдурели оба?! — не выдержал Джек Воробей, подбегая к Питеру и помогая ему встать. — Господи, он вам бровь разбил. Теперь синяк будет!

Г'Кар медленно приподнялся, посмотрев на двух капитанов, которые, чертыхаясь, сидели рядом.

Щрок! — сказал он, тяжело дыша. — Ну, зачем было именно в этот бок толкать?!

— Сами не лучше, посол, — буркнул Блад, прижимая к глазу ладонь. — Если так хотелось меня ударить, могли бы не по лицу... Теперь придется перед дамами объясняться...

— Только не надо драться, умоляю! — сказал Джек, встав между ними.

— А что у вас с боком? — поинтересовался Блад, вытирая кровь со щеки.

— Это вас не касается! — ответил Г'Кар, пытаясь выпрямиться. Он тоже был не в духе, и кусал губы, явно страдая от сильной боли.

— Дайте-ка, посмотрю, — сказал Блад, не обращая внимания на грубость нарна. — Всё-таки, я врач и могу помочь...

— Уже помогли, спасибо! — съязвил Г'Кар. — Так недолго и на тот свет отправиться...

— Лучше бок покажите, герой! — оборвал его Блад, склоняясь над ним. — Ага, два сломанных ребра! Просто прекрасно! Только не говорите, что это я вас так толкнул.

— Ну уж нет, не ждите, что я буду тешить ваше самолюбие, — ответил Г'Кар, — Это не ваших рук дело.

— Сейчас наложу повязку, будет легче, — сказал Блад, озираясь по сторонам. — Джек, нам надо ободрать вон то деревце, у него луб хороший.


* * *

— Вот и все. Красота! — Блад выпрямился, закончив перевязку.

Г'Кар натянул свой мундир обратно, стараясь не потревожить бок.

Джек вздрогнул, посмотрев на Блада.

— Ну и рожа у вас сейчас, капитан! М-да, незадача вышла...

Блад провел рукой по наливающемуся чернотой синяку под глазом и вздохнул.

— Как вы думаете, Джек, вариант «поскользнулся, упал и налетел на пень» подойдет?

— Мне не нравится, когда меня сравнивают с пнем, — заметил Г'Кар.

Блад расхохотался, пытаясь натянуть шляпу пониже, и нарн тоже улыбнулся.

— Мне же нельзя смеяться, капитан, пощадите! — сказал он сдавленно, схватившись за бок.

— Да уж, поговорили... — хихикнул Джек Воробей, шагая дальше по лесу. — Г'Кар, вы как? Выдержите дорогу?

— Вы еще будете просить передышки, — задиристо ответил нарн, следуя за ним.

— Ну, тогда вперед! Не думаю, что этот лес тянется далеко. Надо посмотреть, что там, на другой стороне острова.

— Думаю, если мы наберем достаточное количество всевозможных фруктов и орехов, дамы не сразу заметят некоторые изменения в нашей внешности, — заметил Блад, срезая недозрелые бананы, которые тут росли в изобилии...

Глава опубликована: 19.11.2016

День 4: Крабы и черепахи

— Что-то наши разведчики-первопроходцы задерживаются, — сказала Зена, потыкав в пекущегося на углях краба палочкой. — Можно подумать, что они отправились не на другой берег, а вокруг света.

— Возможно, они проводят детальное исследование острова, — высказал предположение Дейта, с гордостью любуясь законченной хижиной. — Я уже жалею, что не отправился вместе с ними...

— Тогда бы они точно вернулись дня через два, — съязвила На'Тот. Нарнийка весь день была молчалива, но к вечеру, похоже, лед ее высокомерия начал потихоньку таять.

— Я от запаха сейчас с ума сойду! — простонала я, с тоской глядя на груду уже приготовленных крабов, которые лежали аккуратной стопочкой на листе. — Нам обязательно ждать их возвращения для того, чтобы поесть?

— Слишком много чести для них, — ответила Зена и взяла краба. — Давайте, что ли, правда, подкрепимся малость!

Я радостно последовала ее примеру...


* * *

— Я сейчас надорвусь, ей-богу! — прокряхтел Джек Воробей, в очередной раз подкинув на плече бамбуковый шест, к которому были прикреплены связка бананов, гроздья кокосовых орехов, несколько маниок, выкопанных по пути глазастым Бладом и, в довершение коллекции — огромная морская черепаха.

Именно она и являлась основной тяжестью, от которой шест опасно прогибался, пружиня в такт шагам.

— Не скулите, уже немного осталось, — подбодрил его Блад, тащивший другой конец шеста. За ними следовал Г'Кар, бережно прижимая к груди рубашку Блада, в которую они завернули свежие черепашьи яйца.

Им повезло обнаружить пляж, на котором морские черепахи откладывали яйца. Некоторое время мужчины гонялись за огромными рептилиями, переворачивая их на спины, и выискивали их кладки.

— Ну, теперь точно с голоду не умрем, — радостно говорил Блад, упорно шагая вперед. — И, главное, у нас есть мясо!

— А мы не лопнем? — пропыхтел Джек, в очередной раз едва не влетев в колючки. — И вообще, могли потом как-нибудь за ними отдельно сходить...

— Вы же первый будете за оба уха все это трескать, — поддел его Блад, вытирая пот со лба. — Однако нам надо прибавить шаг. Темнеет. Еще заблудимся...

— Ага, в трех пальмах, — не унимался Джек.

Г'Кар за ними неожиданно споткнулся и едва не упал.

Оба капитана заволновались, наблюдая, как он балансирует, стараясь не уронить рубашку.

Черепаха пошевелила своим плавником, хлопнув Джека по спине. Он заорал, подпрыгнув, и Блад был вынужден принять весь вес их груза на себя.

— Посол, вы как? — окликнул он Г'Кара, когда выпрямился.

Нарн махнул рукой, продолжив движение.

— Я вижу костер впереди, — сказал он отдышливо. — Похоже, уже не заблудимся.

— Посол, а если мы, к примеру, черепаху дамам подарим, это как, не оскорбительно? — спросил Джек Воробей, устремившись вперед так быстро, что Блад едва не упал.

Г'Кар засмеялся, и тут же охнул от боли в ребрах.

— Это, опять же, зависит от обстоятельств и манеры поднесения подарка. Не уверен, что дамам понравится, если вы бросите такую махину им прямо на ноги...


* * *

Когда трое мужчин вышли из леса и подошли к нашему костру, выглядели они весьма живописно.

Исцарапанные, грязные, потные, усталые. Но все трое крайне довольные. И было из-за чего.

— Вау! — сказала Зена, отбросив пустую крабью клешню. — Я сейчас заплачу от умиления, добытчики вы наши!

— Я знал, что вы будете тронуты, — улыбнулся Блад, запахивая камзол, наброшенный на голое тело, поскольку его рубашкой пришлось пожертвовать для транспортировки черепашьих яиц.

На'Тот одной рукой взяла шест с навьюченной на него черепахой и молча отнесла к новой хижине, чтобы там отвязать.

Джек, покряхтывая, выпрямился, растирая спину.

Г'Кар вручил мне рубашку с яйцами, а сам аккуратно сел возле костра, с интересом глядя на крабов.

— Ой, живая черепашка! — воскликнула я, пока На'Тот отвязывала рептилию от шеста. — Бедная...

— Вкусная, — отозвался Джек. — И завтра вы в этом убедитесь.

— Ой-ой, мисс На'Тот! — Блад возник возле нарнийки и, наклонившись, вцепился в панцирь черепахи. — Ее нельзя класть на брюхо, уползет! Давайте перевернем!

— Отойдите, — сказала На'Тот, оттеснив капитана в сторону. Потом, без видимых усилий, перевернула черепаху на спину. Бедное животное, испугавшись, втянуло голову и лапы в панцирь.

Дейта подошел к черепахе.

— Измерю ее, пожалуй, для статистики, — сказал он задумчиво.


* * *

— Итак, что еще вам удалось разведать, капитан? — поинтересовалась Зена, когда все, наконец, уселись возле костра.

Блад надвинул шляпу на самые брови, повернувшись так, чтобы свет от огня не падал на его лицо.

— Помимо чудесного черепашьего пляжа нам удалось обнаружить еще кое-что, — сказал он медленно. — Рядом с нашим островом есть еще один остров. Но чтобы до него добраться, нужна, по меньшей мере, лодка.

— Да, расстояние приличное, — кивнул Джек. — Только в подзорную трубу и углядели.

— Надо будет взглянуть на него, — сказала Зена задумчиво.

— Обязательно, — ответил Блад, взяв краба и внимательно на него глядя. — Тем более что нам туда все равно придется сходить. Мы еще три перевернутые черепахи там оставили. Надо их забрать.

— А они... того... не испортятся? — спросила я, решив, что будет неразумно открыто выражать жалость к бедным рептилиям, оставленным на солнце.

— Не должны. Если только чайки их не пощиплют. Так-с, что у нас тут на ужин? Крабы?

— Ага. Вкуснющие! — ответила я, икнув. Начав есть, мы с Зеной уже не смогли остановиться. Возле костра громоздилась гора пустых панцирей и клешней. — Угощайтесь!

— Спасибо, мисс Кэтрин... — Блад продолжал смотреть на краба. — Очень милые, не сомневаюсь.

Голос его, однако, звучал как-то странно.

— Мы их что, как-то неправильно приготовили? — нервно спросила я, увидев, что Блад положил краба обратно.

Он быстро улыбнулся, подняв на меня глаза.

— Ох, нет-нет, что вы, мисс Кэтрин! Прекрасные крабы и отлично приготовленные... Просто я в свое время так ими объелся, что до сих пор не могу их есть. Вы уж меня простите.

— И я, — подал голос Джек. — Думаю, что вполне обойдусь бананами...

Г'Кар сжал мою руку, заметив, что их слова явно меня расстроили.

— Не переживайте, мисс Кэтрин, я с удовольствием ваших крабов попробую.

— А что не так с ними? — подозрительно спросила Зена, строго поглядев на двух капитанов. — Хорошие крабы, мы с мисс Кэтрин уже штук десять съели.

Десять крабов?! — не сдержался Джек Воробей. — Ох ты...

Блад кашлянул, поправив шляпу.

— Я думаю, что больше не надо... Крабы... они разные бывают.

— Да ну вас, только аппетит портите! — сердито фыркнула Зена.

Джек поспешил переменить тему разговора, пока дамы окончательно не обиделись. Он наклонился вперед, держа в руке кокос с отрезанной верхушкой.

— Давайте лучше, уважаемые леди, отметим ваше новоселье.

Он подмигнул, указывая на новую хижину.

— О-о! — протянула Зена, приподняв бровь. — Вы так щедры!

— Да, мы просто подумали, что всем будет удобнее, если мы поделим жилье именно таким образом, — сказал Блад, срезая верхушку у своего кокоса. — Правда, Г'Кар? — он толкнул нарна локтем, отчего тот охнул и дернулся.

— Ага! — выдавил посол Г'Кар, мрачно посмотрев на обоих капитанов.

Зена прищурилась, не сводя глаз с Питера Блада.

— Капитан, что это у вас с лицом? — спросила она, наконец.

— Ой, знаете, я лучше спать пойду, — засуетился Джек Воробей, отодвинувшись от них подальше. — Так устал, сил нет никаких!

Блад схватился за шляпу, занервничав.

— Ничего особенного. Видимо, москит укусил. Полщеки разнесло. Бывает...

— Москит? — Зена долго смотрела на него, сжав губы. Потом кивнула. — Ясненько.

Прежде чем она еще что-либо добавила, Питер Блад попятился следом за Джеком.

— Я, наверно, тоже пораньше спать лягу... если вы не против? Г'Кар, вы с нами?

Нарн кивнул, поспешно дожевывая краба.


* * *

В новом шалаше было просторно и совсем не душно.

Я с наслаждением развалилась на душистой и мягкой импровизированной перине из нарезанной травы, глядя на потолок. Класс. Не надо толкаться и бояться, что кого-то заденешь, и, самое главное, не надо ломать голову над тем, как уговорить Джека Воробья помыться.

Зена лежала рядом, то и дело ворочаясь. Я слышала, как она периодически икает. Возможно, десять крабов действительно слишком много...

На'Тот до сих пор не было.

Она вместе с Г'Каром торчала где-то снаружи, и до моего слуха доносились отрывки их разговора. Увы, беседовали они на своем родном языке, так что ничего не удалось понять. Хотя, судя по тону, тема разговора была неприятной. Периодически то Г'Кар, то На'Тот повышали голос, но тут же опять переходили на шепот.

«Надо будет попробовать выучить их язык», — подумала я, отчаянно пытаясь уснуть.

Зена громко икнула и резко села на своем ложе.

— Что случилось? — прошептала я, подумав, что она могла услышать то, что ускользнуло от моего внимания.

— Ничего, — хрипло ответила Зена. — Мутит только.

— М-да... неприятненько, — сказала я, и тоже икнула. — Ой...

Зена не ответила мне, стремительно рванув наружу. Я услышала, как она с треском проломилась сквозь кусты.

А потом почувствовала, как неумолимый спазм стиснул мой собственный желудок...

Глава опубликована: 19.11.2016

День 5: Нелирическое отступление

— Мисс Кэтрин! Мисс Кэтрин!

Я застонала, попытавшись открыть глаза, и мир снова заплясал вокруг меня, заставляя мои бедные внутренности судорожно сжиматься.

— Я сейчас сдохну! — просипела я, бессильно откидываясь на своей лежанке.

— Прямо сейчас не надо, — ласково произнес мужской баритон над моей головой. — Лучше выпейте вот это.

Туман перед моими глазами неожиданно прояснился, и я увидела лицо Питера Блада, склонившееся надо мной. Его глаза, такие светлые на загорелом лице, смотрели на меня сочувственно. Левый глаз, правда, был наполовину скрыт синяком. Потом перед моим носом возникла половинка кокосового ореха, и я почувствовала, что мою голову приподнимает чья-то сильная рука.

— Пожалуйста, выпейте это, — повторил Блад настойчиво.

Его лицо снова расплылось, и я сглотнула слюну, которая постоянно образовывалась у меня во рту.

— Что это? — сказала я, наконец, удивляясь, каким тонким и слабым был мой голос.

— Вода с толченым углем, — ответил Блад. — Вам нужно это выпить, мисс.

Хижина и Блад опять пустились в пляс, и я в изнеможении повисла на его руке, пытаясь отвернуться от его снадобья.

— Я не могу! — простонала я, икнув. — Меня и так тошнит, сил уже нет!

— Это поможет, — уговаривал он меня, продолжая держать половинку кокоса перед моими губами. — Давайте быстренько, р-раз и все!

Я поморщилась, а потом, икая, попыталась выпить отвратительную на вид черную жидкость.

— К сожалению, это все, что я могу вам предложить. Здесь нет лекарств, приходится пользоваться подручными средствами, — извинился он.

Я позеленела.

— Капитан... можно мне выйти... — сдавленно произнесла я и, покачиваясь, поползла к двери.

Потом все расплылось, и последнее, что я помнила, это то, что пол внезапно оказался далеко от меня, и я полетела по воздуху, как бабочка...


* * *

— Давайте еще один глоток, мисс Зена...

— Идите вы куда подальше, капитан! Вы что, хотите, чтобы я лопнула?!

Резкий голос воительницы отозвался в моей бедной голове колокольным звоном.

На сей раз я решила не открывать глаза. Так, по крайней мере, легче было жить.

— Капитан, скажите, это заразно?

На'Тот.

Я уже наловчилась узнавать голоса нарнов. Они были более глубокие, более мелодичные, чем у людей.

— Нет, бог с вами, мисс На'Тот. Они просто отравились. Это не смертельно. Хотя и крайне неприятно. Дня два полежат, потом будут как огурчики.

— Если вы сейчас же не уберетесь из нашей хижины, предупреждаю, меня вытошнит прямо на вас! — прорычала Зена.

— Знаете, мисс, это уже случилось сегодня утром. И я до сих пор жив, — невозмутимо ответил Блад. — Так вы будете пить лекарство?

— Идите в Тартар!

— Не надо грубить доктору.

— Может, ей разжать зубы и насильно влить? — снова На'Тот.

— ИДИТЕ ВСЕ В ТАРТАР!!!

— Буянит, значит, точно будет жить, — я узнала голос Г'Кара.

— Вы что, все тут собрались?! — продолжала беситься Зена. — Нашли развлечение!

— Вы пьете мое лекарство, и мы оставляем вас в покое. Это вас устроит?

Я решила попробовать открыть глаза. Вроде бы, пока хуже не становилось.

— Доктор... — просипела я чуть слышно, — неужели мы крабами так траванулись?

— Так и быть, один глоток и все! — Зена взяла у него плошку. — А потом чтобы все выметались отсюда, ладно?

— Хорошо, один глоток, — Питер Блад повернулся в мою сторону и слабо улыбнулся. — Да, это из-за крабов, мисс. Не знаю, почему, но они иногда вот такие сюрпризы выкидывают с теми, кто их ест в больших количествах. Возможно, они здесь питаются чем-то ядовитым. Или просто не сезон.

— Господи, мне так стыдно... — засопела я, чувствуя себя вареной медузой. Тошнота немного отступила, но сил не было абсолютно. — Мы всех вас переполошили...

— Не надо извиняться, — Блад присел рядом со мной. Его голос был мягким, и в нем, что было редкостью, не звучало насмешки. — Я тоже в свое время на эту удочку попался. Было лихо!

— Неужели? — у меня никак это не укладывалось в голове. — Вы меня разыгрываете.

— Я говорю правду, мисс. Наловили мы как-то на стоянке крабов, на радостях накушались, а на следующий день... — Блад усмехнулся, покачав головой. — Это мне сейчас смешно, а тогда было действительно печально, потому что на следующий день мы погнали испанца и хотели взять его на абордаж. И, представляете, каково мне было стоять на квартердеке, когда все эти проклятые крабы пляшут джигу в животе?! Команда на меня смотрит, ждет распоряжений, а я рот раскрыть боюсь...

Зена икнула, пытаясь сдержать смех.

— Боги Олимпа! — сказала она, всхлипывая. — И как же вы выкрутились?

— Честно говоря, не помню, — Блад закрыл лицо ладонью, посмеиваясь. — Но испанца мы все равно захватили. Дайк и Питт меня тогда здорово выручили. Они рядом со мной стояли, видимо заметили мое «веселое» состояние. И стали отдавать команды сами, ну, как будто они исходили от меня. С тех пор я крабов видеть не могу, честное слово!

Он подмигнул мне, похлопав по плечу.

— Так что вам еще повезло.

— А я этих гребаных крабов обкушался в таверне на Тортуге, — сказал Джек, прислонившись к стене хижины. — Да еще парочкой бутылок рома задобрил. Скажу я вам, дамы, похмелье было феерическое!

— Могу себе представить, — ответила Зена, а потом медленно встала на ноги. — Ну-ка, Джек, посторонись!

— Вам помочь, сударыня? — любезно спросил он, вытягивая руку.

— Дойти до кустов? — иронично съязвила Зена. — Нет уж, как-нибудь сама справлюсь. И вообще, вы обещали очистить помещение.

— Уже уходим! — в один голос сказали Блад и Джек Воробей.

Я закрыла глаза, погружаясь в дремоту. В животе вроде установился временный штиль. Уже на грани сна я услышала недовольный голос На'Тот за стеной шалаша:

— Ну вот, из-за этих хлюпиков-землян придется черепаху отложить на пару дней...

Глава опубликована: 19.11.2016

День 6: Упражнения в фехтовании

Меня разбудила какая-то возня снаружи.

Некоторое время я лежала с закрытыми глазами, за последний день это вошло у меня в привычку. Но, несмотря на общую слабость, чувствовала себя гораздо лучше, по крайней мере, организм перестал бунтовать в ответ на каждое движение.

По мере того, как сон отступал, я становилась всё более чуткой к тому, что происходило вокруг. В хижине, где я лежала на подстилке из пальмовых листьев и травы, заботливо укрытая камзолом Блада (ох, как мило с его стороны!), было темно, но я видела, что в дверь и сквозь щели в стенах пробивается солнечный свет. Значит, уже наступил день. В то же время было прохладно, стало быть, солнце поднялось совсем недавно, не успев нагреть воздух. Потом я почуяла запах дыма. Наверное, Г'Кар готовил что-то на костре. А дальше я услышала звук, который, наверное, и разбудил меня. Звон металла. И негромкий мужской смех.

Скосив глаза, я посмотрела на Зену, лежавшую рядом. Казалось, она спала.

Звон продолжался, и, заинтригованная, я осторожно повернулась, направившись к выходу. Большую часть этого недолгого пути пришлось проделать ползком, потому что ноги не желали меня держать. Наконец, я остановилась в дверях и высунула голову наружу.

Первое, что бросилось мне в глаза, — это пустой черепаший панцирь. Он одиноко валялся на потемневшем от крови песке, и вокруг него уже начали виться мухи.

Посмотрев чуть выше, я увидела странное сооружение, которое возникло, видимо, за время моей болезни. С виду это был невысокий шалашик, крытый пальмовыми листьями, в который можно было войти, только согнувшись в три погибели. Дым валил из него.

«Где же все?» — подумала я, выползая наружу и укладываясь на песочек, чтобы перевести дыхание.

Звон повторился еще раз, и я повернула голову на звук.

Метрах в десяти от меня, на пляже стояли Блад и Джек, обнаженные по пояс. В руках у обоих были шпаги, ослепительно сверкавшие в лучах утреннего солнца. Вот Джек сделал движение, быстрое и почти незаметное, и я услышала лязг металла.

— Неплохо, но вполне предсказуемо, — сказал Блад.

— Погодите, это только начало, — Джек, как всегда, балагурил.

Шпаги лязгнули снова.

— И все же, вы могли бы двигаться живее.

— Мог бы. Но я не уверен в надежности защиты. Не хочу проделать в вас случайную дыру.

— Ваша правда. Стоп!

Я собралась с силами и решительно поползла вперед. Теперь я увидела На'Тот, Дейту и Г'Кара, которые сидели в тени пальм, наблюдая за пиратскими капитанами.

Джек присел на корточки, пока Блад возился со своей шпагой, пытаясь приладить защитный наконечник получше.

— Господа, может, вам одолжить перчатки? — Г'Кар с любопытством смотрел на Блада.

— Было бы просто чудесно! — отозвался капитан, критически рассматривая свою шпагу с насаженым на острие деревянным шариком. — Мда... Но не на палках же тренироваться!

— Фи! — хмыкнул Джек, проверив свое оружие. — Тренировки с палками расслабляют. А перчатки действительно не помешают... О! Мисс, вы так великодушны!

Джек Воробей поймал перчатки, брошенные На'Тот, и поклонился подчеркнуто низко.

Нарнийка хищно улыбнулась.

— Я ставлю на тебя, Джек, — сказала она многозначительно. — И очень расстроюсь, если ты проиграешь. А когда я расстраиваюсь, то...

— Ох, я понял тебя, цыпочка, — быстро сказал Джек, моргнув, а потом повернулся к Питеру Бладу: — Вы слышали? У меня нет иного выхода, придется победить!

— Для этого вам потребуется изрядно попотеть! — пообещал Блад.

— Ну... не говорите «гоп», капитан!

И клинки снова зазвенели, скрестившись.

Я доползла до наблюдателей, которые, увлеченные зрелищем, не заметили моего появления.

— Было касание! — На'Тот вскочила на ноги, указывая на Блада. — Я видела!

— А я даже чувствую, — ответил Блад, потирая грудь. — Но приемчик был подленький.

— Зато действенный! — дерзко улыбнулся Джек.

— Вот, прохвост! — проворчал Блад под нос, пробуя кончиком шпаги его защиту.

Я даже не успела ничего заметить, но оба противника уже отскочили друг от друга, подняв шпаги в салюте.

Г'Кар радостно крякнул, хлопнув себя по колену. Потом торжествующе посмотрел на свою помощницу.

— Вот видишь, я редко ошибаюсь в таких вещах. Я знал, на кого ставил!

На'Тот только фыркнула в ответ и свистнула, подбадривая Джека.

— Я стараюсь, мисс! — крикнул тот, и подпрыгнул, получив тычок шпагой в плечо. — Ай, дьявол!

— Давайте, капитан! — гаркнул Г'Кар, сложив ладони рупором.

В этот момент подпрыгнул Блад, захохотав.

Джек церемонно поднял шпагу в салюте.

— Все-таки достал, проныра! — сказал Блад, снова занимая исходную позицию. — Хорошо, больше в поддавки не играем.

— Хо-хо! — протянул Джек, поцокав языком.

Дейта молчал, неотрывно наблюдая за двумя капитанами, которые, подшучивая друг над другом, сходились в стремительных атаках, и тут же отступали назад.

— Джек! — топнула ногой На'Тот, когда пират, споткнувшись, упал на песок, хихикая.

— Не переживай так, проигрывать тоже надо уметь, — снисходительно сказал Г'Кар, положив руку на ее плечо.

— Капитан, я не могу расстроить даму! — сказал Джек Воробей, ловко вскакивая на ноги и бросаясь в атаку. — Защищайтесь!

— Обещаю, что обязательно возьму пару уроков у победителя! — над моим ухом раздался звучный голос Зены.

— Ах ты, дьявол! — воскликнули Джек Воробей и Питер Блад одновременно.

— Ой-ой, — негромко протянула Зена, медленно опускаясь на песок рядом со мной, когда увидела, что два капитана набросились друг на друга с удвоенной скоростью, — зря я это сказала!

— Господа, я сбилась со счета! — окликнула их На'Тот. — Не уходите слишком далеко!

— Я все сосчитал, — сказал Дейта. — Не уверен, но, по-моему, их надо остановить. Становится жарко... — андроид посмотрел на солнце, — во всех смыслах этого слова.

По счастью, капитаны прекратили тренировку сами. Вспотевшие и запыхавшиеся, они подошли к зрителям, на ходу убирая шпаги в ножны.

— Это было занятно, — сказала На'Тот, забирая свои перчатки у Джека Воробья.

— Весьма, мисс, весьма, — хрипло ответил Джек, поднимая свою рубашку с песка.

Блад поклонился, остановившись перед Зеной.

— Доброе утро, мисс! Вижу, вам стало лучше.

— Значительно лучше, капитан, — воительница улыбнулась. Хотя она держалась прямо и, в отличие от меня, могла ходить, ее периодически пошатывало, а лицо было очень бледным.

— А мы вам супчик приготовили, — сообщил Джек, застегивая рубашку. — Черепаховый! Я слышал, что он целебный. Правда, доктор?

Блад кивнул.

— Не уверена, что смогу что-нибудь съесть, но все равно, очень тронута вашей заботой, — вежливо ответила Зена. Она обернулась, бросив взгляд на странный дымящийся шалашик. — А это что такое?

— Это? — Блад и Джек посмотрели в том же направлении. — Ах! Это букан. Коптильня. Мы его еще вчера построили, чтобы черепашатину заготовить. Тогда нам не придется каждый божий день бегать в поисках еды. Кстати... надо бы еще веточек подбросить. Тех, которые я специально собрал. Запах будет — красота!

Блад, наскоро ополоснув лицо в море, направился к коптильне, но Джек недовольно сморщил нос.

— Я бы другое туда положил, но капитан меня не слушает.

— От ваших травок мясо будет горчить! — возразил Блад.

— А мы всегда так делали! — воскликнул Джек упрямо. — И вообще, я уже их положил, так что обсуждать нечего.

— А-а! — горестно воскликнул Блад, но потом махнул рукой. — Вот так всегда. Мисс Зена, как врач я не советую вам кушать стряпню этого изверга.

— Полнейшая клевета! — перебил его Джек.

Капитаны принялись шутливо спорить, пока шли обратно к лагерю. Им приходилось подстраиваться под медленный шаг Зены.

Я открыла было рот, чтобы окликнуть их, но не стала этого делать. В сущности, мне и здесь было неплохо. На песочке, на солнышке, утренний бриз, опять же.

От прикосновения к плечу я едва не заорала, настолько оно было неожиданным.

— Позвольте, я вас понесу, мисс Кэтрин, — сказал Дейта, склонившись надо мной. — Вам еще вредно слишком много ходить, так мне кажется.

Не дожидаясь моего ответа, андроид взял меня на руки и понес.

— Вы такой милый, Дейта, — грустно сказала я. — И настоящий джентльмен!

— Рад слышать это от вас, мисс Кэтрин, — ответил он. — Быть может, вы разъясните мне, что же такое — настоящий джентльмен?

— Ну... это рыцарь без страха и упрека, — сказала я, подумав, — тот, кто помогает даме дойти до лагеря, к примеру. Я имею в виду, любой даме. Даже такой страшной, как я. Поэтому таких мужчин и называют «рыцари без страха и упрека».

Дейта посмотрел на меня, не мигая.

— Вы вовсе не страшная, — сказал он серьезно.

— Это была шутка, — ответила я устало. И постаралась не думать о том, как сейчас выгляжу. Наверняка картина не для слабонервных.

Андроид вздохнул.

— Которую я опять не понял? — произнес он, — да, человеческий юмор дается мне с трудом...

Некоторое время он молчал, а потом, оживившись, снова обратился ко мне.

— И, полагаю, настоящий джентльмен и рыцарь должен уметь фехтовать, да?

— Ну... для рыцаря это действительно важное умение, — согласилась я.

— Как вы думаете, капитаны согласятся дать мне несколько уроков по фехтованию? — спросил андроид. — Я не совсем новичок в этом деле, но моими противниками были, в основном, программы голодека.

— Думаю, что вам стоит попробовать, — ответила я. — Спасибо, что помогли мне, но кажется, мы пришли.

Он бережно опустил меня на траву возле нашего с Зеной шалаша и поклонился, явно подражая манерам пиратских капитанов.

— Пойду, попытаю счастья! — сказал Дейта, улыбнувшись мне.

— Удачи! — я помахала ему рукой.

Глава опубликована: 01.12.2016

День 6: Слабое место Дейты

Джек Воробей и Питер Блад многозначительно переглянулись.

— А если так! — вскричали они хором и ринулись на Дейту со шпагами наперевес.

На мой неискушенный взгляд, все произошло мгновенно. Еще минуту назад оба флибустьера мирно сидели возле костра, похлебывая из самодельных чашек холодный черепаший суп, но не успела я даже глазом моргнуть, как они уже схватили оружие и прыгнули на андроида, который, казалось, мирно дремал в сторонке.

Звон металла доказал, что это была только видимость.

— Опять началось! — проворчала На'Тот, отодвигаясь в сторону от бегущих мужчин. — По-моему, они помешались. Все трое.

Некоторое время мы наблюдали, как два пиратских капитана с громкими воплями атакуют Дейту, вооруженного мечом Зены. Их шпаги описывали сверкающие круги, но андроида, похоже, это ничуть не смущало. Он с легкостью отражал все удары, несмотря на то, что меч Зены был короче пиратских клинков.

— Лучше вам оставить эти попытки, господа! — захохотал он, парируя очередной выпад Блада. — Не стоит лишний раз выставлять себя перед дамами в невыгодном свете!

— Ты смотри, как заговорил! — пропыхтел Джек, атакуя его справа.

— Туше![1] — ответил Дейта, зафиксировав свой клинок прижатым четко к груди капитана Воробья. — Вы убиты наповал!

Джек издал протестующий вопль, но отошел в сторону и уныло уселся рядом с На'Тот.

— Вы можете сдаться прямо сейчас, — дерзко улыбнулся Дейта, стоя напротив Блада. — Вы знаете, что не продержитесь и минуты в бою со мной.

— Самонадеянность — опасное состояние души, мистер Дейта, — проговорил Блад, сузив глаза. — Сегодня вы можете праздновать триумф, но, будьте уверены, я сумею найти ваше слабое место.

— Возможно, но вам придется очень постараться, капитан, — хмыкнул Дейта. Он скосил глаза в мою сторону и улыбнулся уголком рта, взмахнув свободной рукой: — Мисс Кэтрин, я посвящаю этот поединок вам!

Зена и На'Тот переглянулись, улыбнувшись, но я встала и послала андроиду воздушный поцелуй.

Он кивнул, не отрываясь от фехтования, а потом, неуловимым движением уклонился от выпада Блада и застыл с клинком у его горла.

— Туше!

Блад стиснул зубы и опустил шпагу.

— Вы чертовски быстры, сэр, — сказал он, и в голосе его звучало искреннее восхищение. — Чертовски быстры!

Дейта отсалютовал ему мечом.

— Для меня огромная честь тренироваться с вами, капитан. Несколько раз вы меня почти достали.

— Ключевое слово — «почти»… — пробормотал Блад, потирая подбородок.

Джек Воробей и Питер Блад повторяли эти попытки весь день. Но каждый раз безрезультатно. Это никак не укладывалось в их головах. Дейта не только побеждал с легкостью, но, что самое обидное, они ни разу не смогли пробить его оборону.

— Вы себя совсем загнали! — укорила их Зена, когда два капитана, расстроенные, уселись рядом с ней возле костра. — Так вы ничего не добьетесь...


* * *

— Мисс Кэтрин, не желаете ли прогуляться вдоль лагуны? — церемонно произнес Дейта, остановившись напротив меня. Я удивленно посмотрела на него.

Андроид преобразился на глазах. Его осанка стала горделивой, а во взгляде появился задиристый блеск.

— У настоящего рыцаря должна быть дама сердца, — сказал он торжественно. — И если бы не вы, я бы так и не осмелился сделать то, что сделал.

— Почту за честь... — сказала я, ошеломленная его поведением. — Только я еще неважный ходок...

— Это не должно вас беспокоить, мисс Кэтрин! — уверенно ответил андроид.


* * *

— Так не бывает! — твердил Блад, массируя виски. — У каждого есть уязвимое место.

— Но Дейта не совсем обычный противник, не забывайте, — вмешался Г'Кар. — Вы состязаетесь с машиной, хотя я сомневаюсь, что ему понравится такой термин. Вы, капитан, даже не представляете, насколько правы, когда говорите, что он чертовски быстр.

— Он просчитывает каждую нашу атаку на много шагов вперед, — задумчиво сказал Джек Воробей. — Справиться с ним будет нелегко.

— Всегда есть фактор случайности, — сказала На'Тот. — И даже машина, пусть и очень быстрая, не способна предсказать точно все варианты...

Зена взъерошила волосы, что-то обдумывая.

— Скорость, тем не менее, дело поправимое... — сказала она негромко, скорее, для себя, чем для других.

На'Тот неожиданно пружинисто встала, протянув руку к шпагам.

— С вашего позволения? — спросила она у Джека и Блада.

Капитаны кивнули, не понимая, что она затеяла.

Нарнийка медленно вынула шпагу Блада из ножен, глядя на клинок. Ее лицо было серьезным и сосредоточенным.

— Вы тоже фехтуете? — спросил Джек осторожно.

На'Тот не ответила, только выразительно посмотрела на него. Она повертела шпагу в руке, примеряясь к ее весу. Хмыкнула.

— Забавная игрушка, — сказала нарнийка, посмотрев на посла Г'Кара. — Выглядит хлипковато, прошу прощения за прямоту.

— Это не игрушка! — обиделся Джек Воробей.

— Я же извинилась! — сказала На'Тот, а потом решительно пошла в сторону моря, где вдоль полосы прибоя прогуливались андроид и его дама сердца.

Капитаны, Г'Кар и Зена молча наблюдали за ней.

— Мистер Дейта! — громко окликнула его На'Тот, подойдя ближе. — Позвольте вас побеспокоить!

— О, всегда к вашим услугам, мисс На'Тот! — Дейта насмешливо улыбнулся уголком рта, принимая от нее шпагу. — Буду рад получить урок нарнского фехтования!

Я отошла в сторонку, тяжело вздохнув.

На'Тот и Дейта заняли исходную позицию, клинки сверкнули в их руках. Было видно, что нарнийке непривычно держать шпагу, но она не выглядела от этого смущенной.

Некоторое время они просто смотрели друг на друга, выжидая. Потом На'Тот чуть заметно кивнула, призывая андроида атаковать первым. Дейта сделал искусный грациозный выпад, хотя зрителям показалось, что он двигается медленнее, чем обычно. Возможно, он давал своей сопернице шанс освоиться. На'Тот с легкостью парировала его удар, а потом атаковала сама, и выпад был настолько сильным, что Дейта отлетел назад на несколько шагов.

— Ага! — сказал он негромко, и следующее его нападение было более энергичным.

На'Тот увернулась от его клинка, а потом, яростно вскрикнув, ринулась вперед и, подпрыгнув, ударила его ногой в солнечное сплетение. Андроид упал, как подкошенный, шпага вылетела из его рук и, описав дугу, воткнулась в песок в паре метров от них.

— Туше! — сказала нарнийка, убирая свое оружие в ножны.

Питер Блад и Джек смущенно кашлянули. Я подошла к Дейте, который лежал на песке, ошеломленно тряся головой.

— Вы в порядке? — тревожно спросила я, подавая ему руку.

— Да...— растерянно ответил андроид, поднимаясь на ноги. — Но... но это же не по правилам, мисс На'Тот!

Он шагнул к нарнийке, которая отдавала шпагу Бладу.

— Возможно, вы не совсем поняли условия... — сказал он мягко.

Но На'Тот перебила его:

— Правила создаются, чтобы их нарушать.

Дейта растеряно разинул рот.

Нарнийка чуть смягчилась, заметив выражение его лица.

— В этом ваше слабое место, мистер Дейта. Вы должны учесть, что противник не всегда следует правилам.

— Ох... — Дейта задумчиво приподнял брови. — Я... учту это на будущее...

Зена куснула губу, услышав его слова. И подошла к На'Тот, негромко заметив:

— И ведь учтет. Больше ты его не подловишь.

— Возможно, — также негромко ответила нарнийка. — Но случайности все равно происходят.

Она повернулась к Бладу и Джеку, хитро прищурив алые глаза.

— Могу ли я рассчитывать на ваши уроки фехтования, господа?

Капитаны чуть дернулись.

— Конечно! — ответил Джек с улыбкой.

— Только обещайте не лягаться! — быстро добавил Блад.


[1] Туше (фр. touchér — трогать, прикасаться) — в фехтовании — укол (удар), нанесенный в соответствии с правилами.

Глава опубликована: 01.12.2016

День 6: Леди и пистолеты

Я с интересом наблюдала за тем, как Джек Воробей тщательно протирает и чистит свой пистолет. Он разобрал его на части и возился с ним, продувая и полируя каждую деталь.

Г'Кар и На'Тот занимались приготовлением еды, негромко переговариваясь между собой.

Зена, воспользовавшись тем, что Блад ушел купаться в море, сняла повязку и осторожно шевелила правой рукой, проверяя, выдержит ли она подобные нагрузки.

Джек закончил осмотр пистолета и аккуратно собрал его, намереваясь убрать за пояс.

— Можно посмотреть? — не выдержала я.

Джек Воробей замер, посмотрев на меня.

— Это игрушка не для рук юной леди, — сказал он с улыбкой. Но потом всё же вручил мне пистолет, рукояткой вперед.

Я крякнула, почувствовав тяжесть оружия в своей ладони.

— Возможно, вы правы, — сказала я, пытаясь навести его на первую попавшуюся мишень: кокосовый орех, висевший на пальме прямо над нами — один из немногих уцелевших после последнего сбора, устроенного Зеной. — Но хотелось бы научиться пользоваться этой штукой.

Джек искренне удивился.

— Зачем? Здесь столько... э-э-э... джентльменов, готовых защитить вас в случае необходимости...

— Да, несомненно, — сказала я, ухватившись за рукоять второй рукой, чтобы пистолет перестал раскачиваться. — Но знать, как стрелять из этой штуки, на мой взгляд, не повредит. В любом случае, если я буду способна зарядить пистолет, выстрелить из него и даже попасть в цель, то принесу больше пользы в случае необходимости, нежели сейчас, когда всё, что я умею, это громко визжать.

Джек кивнул, продолжая улыбаться.

— Ах... хорошо... раз уж вы настаиваете... тогда смотрите внимательно и запоминайте...

Он снова принялся разбирать пистолет, раскладывая передо мной его детали, перечисляя наименование каждой.

Глаза мои полезли на лоб.

— Не отвлекайтесь, цыпочка, — одернул меня Джек, и хотя его голос звучал, как обычно, почти ласково, я дернулась и старательно уставилась туда, куда он указывал.

— А теперь собираем все вместе, так, как положено... — его руки быстро мелькали, и груда деталек преображалась в грозное оружие. — Главное, держите пистолет в чистоте и сухости. Особенно кремень и полку для пороха. Иначе может быть осечка... или что похуже... Вы запомнили?

— Э-э-э-э... — протянула я, хлопая глазами.

— Теперь зарядим его... — Джек быстро оглянулся, убедившись, что Блад все еще плещется в море. — Придется воспользоваться запасами нашего дорогого капитана... думаю, он не обидится...

— А разве у вас их нет? — поинтересовалась я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно непринужденнее.

Джек высунулся из хижины, держа в руках перевязь Блада.

— У меня? — он моргнул, являя собой воплощение простодушия и честности. — Нет, цыпочка, мои запасы... погибли в море, увы-увы. Вот только одна пуля осталась. Можно сказать, сувенир.

Он ухмыльнулся, но глаза его были мрачными.

— Хочется подарить её одному старому приятелю... если, конечно, мы выберемся отсюда.

Джек стиснул пулю в ладони, глядя перед собой. Потом встряхнулся и уселся возле меня, положив на колени перевязь.

— Итак... не отвлекайтесь, милочка. Смотрите внимательно, ибо это важно. Вот шомпол... я вам его уже показывал... Пороховница... пули... и пыжи... отлично! Просто великолепно. Наш друг Питер Блад — запасливый малый. И порох держит сухим. Опасный человек!

Я облизнула губы, глядя на то, как Джек Воробей, не прекращая болтать, ловко зарядил пистолет и взвел курок.

— Готово!

— А теперь выстрел? — я протянула руку к пистолету, но Джек отпрянул в сторону, приподняв бровь.

— Нет-нет, цыпочка. Теперь вы повторите то, что я вам показал. И помните, чем быстрее вы будете это делать, тем лучше. Но сноровка придет со временем.

— Ох! — протянула я, но потом собралась с духом и принялась за работу.

Джек наклонился надо мной, внимательно наблюдая за каждым движением...


* * *

— Ну, как? — я взвела курок дрожащими руками.

Джек пожал плечами. На его губах играла кривая улыбка.

— М-м-м... недурно. Но вы забыли про пулю.

— Ой... — я закрыла глаза. — И то правда!

— Но все остальное сделано правильно. Вы просто умница! — похвалил меня Джек.

— Что толку, если пули нет? — сказала я печально.

— Ну... грохот все равно будет впечатляющий, — попытался утешить меня добродушный капитан Воробей. — Давай еще раз повторим. Уверен, на сей раз всё будет как надо.

Я кивнула и принялась перезаряжать пистолет...


* * *

Питер Блад, сделав последний заплыв в лагуне, неторопливо выбрался на песчаный берег. Купание в море было приятным избавлением от невыносимой дневной жары, да и мышцы, натруженные во время утренней тренировки, перестали ныть. Некоторое время он стоял, позволив теплому ветру обсушить его, а потом, повернувшись к лагерю, чуть нахмурился, увидев Зену, которая осторожно вертела мечом, держа его в правой руке.

Недовольно ворча, Блад поспешил к ней, надеясь, что ему удастся убедить ее потерпеть еще пару дней, чтобы дать руке зажить окончательно. Зена, как он и предчувствовал, попыталась спорить с ним. В конце концов, после нескольких минут пререканий, они сумели найти компромисс.

— Вы же понимаете, что это исключительно ради вашего блага, — сказал Блад, усаживаясь на песок возле нее.

— Хорошо, я буду держать меч в левой руке на тренировке, — вот и вся уступка, которую ему удалось от нее получить.

Блад вздохнул и посмотрел на горизонт.

— Хорошо, — сказал он, наконец. — Пусть будет так. Завтра утром попробуем. В любом случае, мне надо восстановить былую форму, а для этого надо чаще тренироваться...

Зена бросила на него удивленный взгляд, полагая, что он шутит. Капитан, подтянутый, стройный и мускулистый, был, по ее мнению, в очень даже отличной форме.

— Вы держались весьма неплохо сегодня...

Блад быстро улыбнулся, но тут же помрачнел, продолжая глядеть на море.

— Благодарю за комплимент. Но я знаю, что двигался медленнее, чем мог бы. Это легко наверстывается. Полагаю, это следствие... вынужденного бездействия во время сезона дождей. Отсутствие практики... и все такое...

Он сделал неопределенный жест рукой и замолчал, кусая губы.

— Вынужденное бездействие? — Зена склонила голову набок, пытаясь понять его слова.

Блад облизнул губы.

— Мы три месяца провели на Тортуге, ожидая, когда установится хорошая погода. Фактически, бездельничали. Это не очень хорошо для тех, кто большую часть года проводит в море, охотясь за испанскими судами...

— Да ладно вам, капитан! — позади них появился Джек Воробей, лукаво улыбаясь. — Обычно это славные денечки, мисс Зена.

Он уселся между ними, доверительно склонившись к воительнице.

— Кутежи в тавернах, девочки и ром, игра в кости до утра. Иногда бывает и практика... подраться в таверне — святое дело. Разве не так, капитан?

Блад слегка изменился в лице.

— Еще вечером ты богат как Крез, а утром — фьюить! — Джек щелкнул пальцами. — Можешь проснуться в канаве, в чем мать родила. Такова уж участь джентльмена удачи!

Джек Воробей захохотал, хлопнув Блада по плечу.

— А потом, когда проиграешься в пух и прах, влезаешь в долги по самые уши... И когда устанавливается хорошая погода, снаряжаешь корабль и спешишь в море, лишь бы только кредиторы не догнали...

Зена почесала нос, искоса глядя на Блада.

— Да уж... знатное у вас безделье, как я погляжу! — заметила она лукаво.

Блад кашлянул, мрачно посмотрев на Джека. Но тот будто не обратил внимания на этот явный намек.

— Ром... вот чего мне не хватает, — мечтательно произнес Джек Воробей. — Если бы здесь был ром, это место можно было бы назвать раем...

Блад поморщился.

— Вот уж чего я здесь точно видеть не желаю! — сказал он отрывисто, а потом поднялся на ноги, намереваясь уйти.

— О... — Джек пожал плечами и подмигнул, глядя на Зену. — Кажется, я понимаю. У меня тоже бывают такие моменты, особенно по утрам, когда просыпаюсь, а голова гудит от похмелья...

— Давайте не будем при дамах поднимать подобные темы! — резко оборвал его Блад.

Джек замолчал, чуть нахмурившись, и было видно, что он еще более озадачен, чем раньше.

— Как скажете! — ответил он, наконец, взмахнув руками.

Зена посмотрела на него выразительно.

— Одно скажу точно, мисс, — Джек доверительно положил руку на ее плечо. — Вам стоит побывать на Тортуге. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать...

Глава опубликована: 07.12.2016

День 6: Пальба по мишеням и наплыв неприятных воспоминаний

— Так-так, милые леди, интересно, что это вы делаете с моими пистолетами? — я подпрыгнула, услышав строгий голос капитана Блада, и рука моя непроизвольно стиснула рукоять пистолета, который я как раз закончила заряжать. Палец надавил на спусковой крючок... и грянул выстрел.

На'Тот, сидевшая рядом и повторявшая все мои движения со вторым пистолетом, едва успела отклониться в сторону.

Я замерла, скованная ужасом, увидев, как пуля разнесла вдребезги одну из дынь, лежавших возле хижины. Конечно, это была не совсем дыня, но Блад и Джек называли этот плод именно так[1].

В следующее мгновение Питер Блад быстро вырвал пистолет из моих рук. Я набралась мужества и подняла на него глаза. Лицо капитана было строгим и мрачным.

— Мисс! — тут он замолчал, явно стараясь смягчить голос. — Мисс Кэтрин, это была не самая лучшая идея — взять мое оружие и...

— Ох, вообще-то это была моя идея, — Джек Воробей вынырнул из-за моего плеча, с улыбкой глядя на Блада. — Барышни изъявили желание научиться стрельбе из пистолета, и я подумал: а почему бы нет?

Он подошел к остаткам дыни и, наклонившись, поднял один из кусочков.

— Меткий выстрел. Да еще и навскидку. Мисс, да у вас талант!

— Научить леди стрелять из пистолета... — мрачно произнес капитан Блад, проверяя затравку у своего оружия. — Идея неплохая, согласен. Но, Джек, черт побери... — тут он покосился на меня и опять запнулся на мгновение, — если уж вы взялись за это дело, то не должны оставлять дам без присмотра. А что, если бы выстрел угодил в... менее удобную мишень?!

— Я не нуждаюсь в присмотре! — ответила На'Тот, слегка задетая тоном капитана. — К тому же, ваше оружие настолько примитивное...

— Примитивное?! — возмутился Блад. — Это отличные пистолеты, мисс На'Тот! У них хороший прицел, прекрасный курковый механизм и удобная рукоять!

На'Тот пожала плечами, вручая ему второй пистолет.

— Пулеметатель. Антиквариат. Красивое, но слабое оружие...

В это время к нам подошли остальные члены нашей команды, привлеченные звуком выстрела.

— Все целы? — осведомилась Зена.

— Пострадала только дыня, — ответил Джек Воробей, доедая сочный кусок.

— Воистину, счастье! — подвел итог Г'Кар. — Господа, еда готова!


* * *

Черепаховый суп мне совсем не понравился, зато свежеприготовленный букан вызвал восторг. Прокопченное мясо да еще подвяленное на солнце, оказалось необыкновенно вкусным. Я поймала себя на том, что съела уже третью полоску, заботливо нарезанную Джеком.

Все ели и нахваливали эту вкуснятину.

Правда, Блад сидел какой-то мрачный, то и дело бросая хмурый взгляд на горизонт. Неужели инцидент с пистолетами настолько его расстроил? Вряд ли...

Перемену в его настроении заметили и остальные. Джек Воробей, увидев, что Питер Блад периодически потирает правое плечо, подсел к нему поближе и произнес негромко:

— Послушайте, капитан, если я вас чересчур сильно ткнул сегодня шпагой, то прошу прощения. Знаю, что иногда увлекаюсь...

Блад покачал головой, слабо улыбнувшись.

— Все в порядке. Впрочем... не совсем.

Он снова посмотрел на небо.

— Близится шторм. Думаю, к вечеру налетит. Нам не помешает подготовиться, пока не поздно. Надо укрыть провиант и дрова, чтобы не промокли. И проверить наши хижины. Возможно, понадобится кое-что укрепить.

Джек посмотрел на небо внимательнее.

Мы все рефлекторно повторили его движение.

На мой дилетантский взгляд, ничто не предвещало перемены погоды. Небо было ясное, без единого облачка. На поверхности моря — едва заметная мелкая рябь. Единственное, что могло насторожить — невыносимая духота, стоявшая над островом.

— Возможно, вы правы... — медленно произнес Джек, потянув себя за бородку.

— Шторм будет, — сказал Блад, поднимаясь на ноги. — Мой барометр не лжет.

Дейта удивленно приподнял брови.

— У вас есть барометр, капитан? Я не знал!

— Что-то в этом роде, — невесело засмеялся Блад. — Кусок картечи в плече неплохо справляется с этой ролью.

Он потер плечо, приподняв бровь.

— Подарочек на память о службе в голландском флоте, — пояснил он. — В свое время заполучил там немало свинца. Большую часть удалось вытащить, но кое-что осталось. А эта одна никак не успокоится, и перед штормом дает о себе знать.

Зена отвела взгляд от горизонта и кивнула.

— Да, будет буря, у меня тоже ноют ноги.

— Неужели тоже была ранена картечью? — поинтересовался Джек Воробей.

Зена недобро улыбнулась.

— Нет, старые переломы. Подарочек на память от Цезаря, который приказал своим легионерам сломать мне ноги, когда распял на берегу меня и моих людей.

Джек моргнул растерянно.

— Это как — распял? Цыпа, ты образно выразилась, я надеюсь?

Блад тоже удивленно на нее посмотрел.

— Я выразилась буквально, Джек, — ответила Зена, внимательно изучая горизонт. — Римляне захватили меня и мою команду в плен и распяли на крестах вдоль дороги. Ну, и сломали нам ноги, как полагается по их варварскому обычаю.

— Но за что?! — Джек явно был в шоке от ее слов.

— За пиратство, капитан, за пиратство, — ответила Зена с мрачной улыбкой. — Они захватили наш корабль и казнили всю команду. Я бы наверняка разделила судьбу моих людей, если бы не одна добрая женщина, спасшая мне жизнь... О, но это долгая история, а нам надо подготовиться к шторму.

— Д-да, конечно! — торопливо ответил Джек Воробей и, вскочив на ноги, направился к хижине. — Я уберу наш провиант внутрь.

Он споткнулся и чуть не упал. Но моряцкая привычка выручила, поэтому капитан устоял на ногах и двинулся дальше.

Что-то упало на песок с глухим звуком.

Я наклонилась, подобрав этот предмет, и уже хотела окликнуть Джека, но замерла, увидев, что это.

— Компас! — сказала я хрипло.

— Неужели? — голос Блада прозвучал прямо над моим ухом. — И он все это время про него молчал?!

Капитан взял у меня из рук компас и открыл. Я увидела, как на его лице появилось разочарование.

— Сломан, — сказал Блад, наконец. — Он не указывает на север. И зачем Джек таскает с собой эту рухлядь?

— Позвольте? — я осторожно забрала у него компас.

«Боже, так значит, он действительно существует? Невероятно. Точно такой, как в кино!»

— Это... — начала говорить я, но тут рядом со мной вырос Джек Воробей с крайне обеспокоенным лицом.

— Ох, вот он где! Ну-ка, мисс Кэтрин, дайте его мне.

Джек быстро выхватил у меня коробочку, украшенную затейливой резьбой, и сунул за пазуху.

— Старая вещица, сломанная... но это память о... в общем, память, — он улыбнулся мне, подмигнув. — Такой уж я сентиментальный парень. Храню всякие безделушки.

С этими словами он поклонился мне и снова ушел.


[1] На самом деле это была папайя

Глава опубликована: 07.12.2016

День 6: Размышления о компасе и безответной любви

Все время, пока мы собирали вещи и провиант, укладывая их в хижинах, компас Джека не шел у меня из головы. Действительно ли эта штука обладает теми свойствами, о которых говорилось в кино? Указывает на то, что хочет его обладатель? В любом случае, это вполне могло оказаться реальностью. В конце концов, видела же я «Летучего Голландца» в ту ночь, когда была на рифе. Мысль о корабле-призраке неожиданно обеспокоила меня. Все эти дни были настолько суматошными, что я не имела времени как следует подумать на эту тему. Мне стало интересно, видел ли этот корабль Джек Воробей?

Я хотела поговорить с ним об этом, но не знала, с чего начать. Невзирая на внешнюю приветливость и жизнерадостность, Джек любыми способами уклонялся от разговоров о себе. И, кажется, я пугала его. Надо было вести себя осторожно... И следить за собственным языком. В своем фанатском экстазе я иногда говорила больше, чем нужно. И сегодня, возможно, потому что мы позволили себе отдохнуть от поисков еды и прочей рутинной работы, съедавшей, тем не менее, много сил и времени, я неожиданно ощутила странную волну отчуждения от всех членов нашей маленькой команды. Чувство это было очень слабым, но я видела странное выражение в глазах Зены, слышала это в подчеркнуто вежливом голосе Блада, это сквозило в движениях Джека. Про нарнов даже говорить было нечего. Они все время держались немного отстранено.

Один Дейта вел себя искренне и приветливо.

«А что еще можно ожидать? — подумала я с горечью. — Кому понравится, что его секреты и тайны могут стать достоянием гласности в самый неудобный момент?»

— Давайте я вам помогу, мисс Кэтрин, — Питер Блад выхватил у меня корзину, в которую мы с На'Тот сложили наполовину прокопченное черепашье мясо, снятое с решетки в нашем букане. — Вам не стоит таскать такие тяжести!

— Спасибо, — ответила я, и едва успела отвернуться от летящей в глаза песочной пыли, поднятой порывом ветра.

Погода менялась, как и предсказывал Блад. Небо, еще недавно такое ясное и синее, теперь затянуло облаками, а со стороны моря доносился гул волн, разбивающихся о берег. Я видела, что гребни их пенятся, по мере того, как волны приближались к суше.

Блад успел удержать шляпу на голове до того, как ее сорвало этим внезапным шквалом.

— Похоже, на нас надвигается ураган. Видите вот ту темную тучу на западе? Там сейчас сущий ад. Будем надеяться, что он пройдет мимо, а наш остров только заденет.

Я подняла глаза на верхушки пальм. Высокие деревья гнулись и раскачивались под напором ветра, и это почему-то впечатлило меня. Шквал стих также резко, как и начался. Я стряхнула с волос листву и прочую пыль, и поспешила в хижину следом за Бладом.

Внутри были Зена и Г'Кар, как всегда, о чем-то спорящие.

— Уж поверьте мне, посол, — говорила воительница с лукавой улыбкой, — если у меня возникнут по отношению к вам какие-либо чувства, то я тотчас же поставлю вас об этом в известность. Я человек прямой, и не в моих привычках выражаться двусмысленно. Если кто-то мне нравится, я сразу говорю ему об этом. Не люблю неопределенность.

— Мне нравится такое отношение к жизни, — сказал Г'Кар, толкнув корзинку с кокосами, дабы она заняла как можно меньше места. — И ваше бесстрашие. Скажу больше: я тоже предпочитаю сразу выяснить ситуацию. Провести, так сказать, разведку боем. Но что, если человек, которому вы... м-м-м... сообщили о своих чувствах, как бы сказать помягче? Равнодушен к вам?

Зена пожала плечами.

— Полагаю, тогда у меня появится шанс узнать это наверняка. Не думаю, что стоит раздувать из этого трагедию. Мир велик, и в нем, несомненно, найдется кто-то другой, более... заинтересованный.

— Ах-ах, у нас больше общего, чем я думал, — кивнул Г'Кар, а потом посторонился, чтобы дать Бладу возможность протиснуться с корзинкой. — Значит, вы не верите в безответную любовь?

Зена прислонилась к стене хижины, и по ее губам скользнула кривая улыбка.

— Я знаю, что такое случается. Но, если честно, посол, я не понимаю подобных отношений. Это просто трата времени и сил, на мой взгляд. Причем, бессмысленная. Вот почему я всегда стараюсь сразу все прояснить. А самый быстрый и удобный способ — спросить об этом. Это гораздо лучше, чем глупо вздыхать и хлопать глазами, надеясь, что объект твоих мечтаний сам обо всем догадается.

— Ну... иногда бывают обстоятельства... — заметил Г'Кар, хитро прищурившись. — И, в конце концов, как насчет уязвленного самолюбия?

— Мое самолюбие страдает больше, если приходится выглядеть вот такой блеющей дурой, — откровенно сказала Зена. — Капитан, разве я не права?

— Ох... — Блад, застигнутый врасплох ее вопросом, чуть не уронил корзину. — Думаю, в этом что-то есть. Но позволю себе заметить, что в нашем обществе женщин воспитывают несколько по-иному. Не уверен, что дамы в Англии наберутся смелости заговорить на такую тему первыми.

— На моей родине это тоже не принято, капитан, — ухмыльнулась Зена. — Но я никогда не отличалась утонченным воспитанием. Моя мама была бы расстроена, если бы услышала эти слова.

— Ну, значит, воспитанные леди — это не в моем вкусе, — произнес Г'Кар.

Блад многозначительно положил руку на плечо нарна.

— Это еще не повод, чтобы докучать даме, посол. Как она сказала, если у нее возникнут к вам какие-то чувства, она вам тут же сообщит.

— Также как и о моей неприязни, — добавила Зена, посмеиваясь. — Все в порядке, капитан.

В хижине стало совсем тесно, потому что вошла На'Тот с корзиной в руках.

— Я рад, что здесь собрались такие прямые и откровенные люди, — сказал Г'Кар, присаживаясь в уголке. — Хочется отдохнуть от всех этих интриг и двусмысленностей, которых было так много на «Вавилоне 5». Среди дипломатов почти не встретишь такой прямолинейности. Впрочем, моя атташе всегда говорит то, что думает. И, как ни странно, делает это так ловко, что не придерешься. Да, На'Тот?

Высокая нарнийка мрачно кивнула, опустив корзину на пол.

— И как только у нее это получается? — продолжил Г'Кар с добродушным смешком.

На'Тот снова только пожала плечами. Ее лицо выглядело абсолютно невыразительным.

— Но мне это нравится, — сказал Г'Кар, подмигнув помощнице. — Приятно знать, что есть хоть кто-то в твоем окружении, про кого ты можешь сказать, что знаешь его, и что он о тебе думает.

На'Тот бросила на посла Г'Кара долгий внимательный взгляд, а потом вежливо улыбнулась, кивнув.

— Да, посол, рада, что вас это… обнадеживает.

И отвернулась, чтобы поправить корзинки.

Я попятилась к выходу, решив, что, пожалуй, стоит воспользоваться примером Зены и поговорить-таки с Джеком откровенно по поводу его компаса... и многого другого.

На'Тот тяжело вздохнула, последовав за мной...

Глава опубликована: 07.12.2016

День 6: Разговор по душам

Я нашла Джека, сидевшего на траве шагах в двадцати от хижин. Он задумчиво жевал полоску копченой черепашатины, глядя на надвигающийся шторм.

В самой лагуне волны были невысокими, но я видела, что риф, на котором мне с Зеной довелось переночевать несколько дней назад, то и дело скрывается под пенящимся прибоем.

Заметив меня, Джек Воробей улыбнулся и предложил угоститься буканом, но я помотала головой, сказав, что не голодна.

На некоторое время между нами воцарилось неловкое молчание, а потом, набрав в грудь воздух, я осторожно произнесла:

— Джек... В ту ночь, когда я попала на этот остров... во время шторма... какое совпадение, однако!.. Мы с Зеной видели корабль, там, за рифом.

Джек слушал, пытаясь прожевать мясо, и на мгновение замер, не поворачиваясь ко мне.

— Не скажу, что смогла разглядеть его в темноте как следует, но выглядел он очень странно.

— Ах... — вымолвил, наконец, Джек, проглотив черепашатину.

— Я не уверена, но... как мне показалось... это был знаменитый «Летучий Голландец». По крайней мере, именно так его изображали в кино...

— Где? — отрывисто переспросил Джек Воробей, проведя рукой по лбу.

Я опомнилась, осознав, что человек передо мной и понятия не имеет о таких вещах, как кинематограф.

— В... книгах, — быстро поправила я себя. — Это… достаточно известная легенда, и мне нравилось читать о ней...

— Это не легенда, цыпа, — хрипло ответил Джек Воробей, судорожно хлопая себя по карманам. — Это самая что ни на есть правда жизни. Жуткая и суровая правда. Дьявол, так хочется курить, а табак весь у Блада остался!

— Я слышала и другие истории, — продолжала я, пытаясь заглянуть ему в глаза, но Джек постоянно отворачивался.

— Ты, я вижу, вообще любительница подобных сказок, — сказал он, пытаясь улыбнуться. — Не знал, что чтение морских страшилок входит в образование юных леди...

— Слышала я легенду об одном очень отчаянном капитане, — произнесла я, не обращая внимания на его слова, — которому так хотелось вернуть себе погибший корабль, что он заключил сделку с самим морским дьяволом. И Дэйви Джонс, капитан «Летучего Голландца», поднял со дна морского это судно, и отдал тому капитану во владение, но с условием, что через тринадцать лет тот отдаст ему свою бессмертную душу в услужение.

— Я бы сейчас продал душу дьяволу за бутылку рома, — тоскливо сказал Джек Воробей, по-прежнему не глядя на меня. — Но боюсь, что сделка эта состояться не может, потому как душа уже в залоге...

Он резко повернулся ко мне и прищурился.

— Ты очень хорошо осведомлена, цыпа, но зачем ты пришла сюда и говоришь мне все это? Ты уже поделилась своими знаниями с остальными? Думаю, их бы позабавила эта история.

— Я не нахожу эту историю забавной, — сказала я негромко, обхватив колени руками. — Похоже, отчаянный капитан забыл, что любая сделка с морским дьяволом не обходится без подвоха. И, вроде бы, все условия соблюдены, корабль, прекрасный и могучий, поднят со дна, но... вот незадача! Не прошло и трех лет, как он снова ускользнул из рук отважного капитана. Команда, взбунтовавшись, высадила своего командира на необитаемом острове, в надежде, что он там и умрет. И вот теперь получилась досадная ситуация — корабля нет, а платить за него рано или поздно придется...

— Довольно! — оборвал меня Джек Воробей. — Срок расплаты наступит нескоро, и я уверен, что отчаянный капитан сумеет выкрутиться из этого положения. Он вернет свой корабль и найдет способ избежать службы на «Летучем Голландце». Я всегда любил истории с хорошим концом. Главное, сообразить, как убраться с этого проклятого острова. Черт, мне действительно не помешало бы выпить рому. Без него мысли путаются... И все же, ты слишком много знаешь, цыпа. Это было бы забавно, если бы не было не так жутко.

— Но это еще не всё, что мне известно, капитан, — ответила я, наблюдая за его реакцией.

— Ты осведомлена не хуже шпионов Ост-Индской Компании[1], — пробормотал Джек, а потом вскочил на ноги, отшатнувшись от меня. — Цыпа, только не говори мне, что я угадал! Потому что в противном случае мне придется поступить совсем не по-джентельменски и...

— Вы не угадали, — быстро ответила я. Ветер снова усилился, и мне на лицо упали тяжелые капли дождя. Приходилось говорить громко, чтобы перекричать шум волн. — Но я действительно неплохо осведомлена. Например, мне довелось услышать легенду об одном отчаянном капитане, которого бросили умирать на острове, дав ему пистолет и всего одну пулю... но он умудрился вернуться на Тортугу.

— Вот как? — проговорил Джек, продолжая держать руку на пистолете, заткнутом за пояс. — И как он спасся с острова? Плыл на морских черепахах?

— Ах, капитан, — я медленно встала, подойдя к нему поближе, — все было гораздо банальнее...


* * *

— Вроде бы все укрыли и закрепили, — сказал Блад, еще раз оглядев хижину. — Пора задраивать люки... то есть, я хотел сказать, двери. Все на месте?

Зена оглянулась.

— Вроде бы да... хотя... не вижу капитана Воробья.

— И мисс Кэтрин до сих пор не вернулась, — заметил Дейта.

— Ну и времечко они выбрали для прогулок! — процедил Блад сквозь зубы, а потом решительно шагнул наружу.

Зена последовала за ним.

Погода совсем испортилась, и стало темно, хотя до наступления ночи было еще далеко. Громыхнул оглушительный гром, сверкнула молния, а потом полило, как из ведра.

Питер Блад и Зена, побродив вокруг лагеря, были вынуждены вернуться обратно, спасаясь от сильного шквала, который, налетев, согнул пальмы почти до земли.

Мокрые и сердитые, они влетели в хижину, оставляя за собой лужицы.

— Ну что за легкомысленность! — негодовал Блад. — И где мы теперь их искать будем?!

Зена проворчала что-то невнятное, отряхиваясь, как кошка.

Г'Кар и На'Тот тактично промолчали.

Еще один шквал ударил по циновке, загораживающей вход, и тех, кто был возле него, обдало брызгами дождя.

— Что ж, теперь уже остается только ждать и гадать, — сказала Зена, и решительно закрепила циновку, преграждая бушующей стихии доступ внутрь.

Дейта молча забился в угол, и, оказавшись ближе всех к нарнам, сумел услышать негромкие слова На'Тот, адресованные послу Г'Кару:

— Великая вещь — естественный отбор. Самые никчемные исчезают первыми.


[1] Ост-Индская Компания — название ряда торговых обществ в европейских странах колониальной эпохи. В каждой из крупных держав была учреждена собственная компания, наделённая монопольным правом торговли с Ост-Индией. В данном случае имеется в виду Британская Ост-Индская Компания

Глава опубликована: 07.12.2016

День 6: Погребок контрабандистов

— Джек, возможно, это была не самая умная мысль — отправиться на поиски именно сейчас, — сказала я, продираясь сквозь густые колючие заросли следом за пиратским капитаном. — Начинается шторм, и здесь становится ... неуютно...

— Поздно отступать, цыпочка, — ответил Джек Воробей и постучал по компасу. — Черт, опять крутится!

— Что ты сказал? — я не расслышала его последние слова из-за раската грома.

— Неважно... — он поморщился и остановился, дожидаясь, когда я, спотыкаясь, догоню его. — Надо просто сосредоточиться, — пробормотал он себе под нос. — Ты сумеешь, Джек, старина. Я в тебя верю…

— Что? — крикнула я, поскользнувшись на размокшей от ливня земле. Он поймал меня уже в полете и поставил на ноги снова.

— Я стрелку не вижу, — сказал Джек, наклонившись к моему уху. — Слишком темно! Может, у тебя глаза поострее?

Он сунул компас мне прямо под нос.

— Куда она показывает?

Я облизнула губы.

— Джек, я не очень сильна в морских терминах...

Куда она показывает? — повторил он, стиснув мое плечо.

— Зюйд-зюйд-вест, — сказала я, разобрав хитрые обозначения на картушке[1].

Крышка щелкнула, едва не прищемив мне нос.

— Отлично! — сказал Джек Воробей и, вцепившись в мое запястье, решительно направился в указанном направлении...


* * *

Ураган в темном тропическом лесу — это, скажу я вам, зрелище не для слабонервных. Я смотрела, как деревья, отнюдь не тонкие, гнутся от ветра, подобно тростнику, и внутри меня всё трепетало от ужаса. Дождь лил стеной, и ничего не было видно на расстоянии вытянутой руки. Плюс, стало чертовски прохладно.

Пару раз я чуть не потеряла Джека из виду, и, в конце концов, наплевав на приличия, вцепилась в его пояс, чтобы не отстать.

— Не думаю, что это расположено далеко от берега, — проорала я ему на ухо, — вряд ли это было бы удобно...

Джек кивнул и снова уставился на компас.

— Стрелка останавливается, только когда я думаю о роме, — сказал он со вздохом.

— Что? — я отчаянно пыталась понять, что он бормочет, но шум ветра заглушал его слова.

— Я говорю, что наша цель близко, — громко сказал он, обернувшись ко мне. — Теперь бы не прозевать ее в этой проклятой темноте...

Он шагнул вперед, и я последовала за ним, продолжая цепляться за его ремень. Неожиданно Джек чертыхнулся и, зацепившись за что-то ногой, плашмя рухнул на мокрую землю. Я, естественно, свалилась прямо на него.

— Прошу прощения! — прокричала я ему на ухо, пытаясь отползти в сторону. Но Джек не слушал мои извинения, он был слишком занят, выуживая из грязи свой компас.

— Мисс Кэтрин, — сказал он напряженным голосом, неожиданно застыв на месте. — Кажется, мы это нашли!

Я поднялась на ноги, пытаясь отряхнуть испачканную во время падения одежду, и наблюдала за Джеком, который, пошарив руками в грязи, вынул оттуда большое металлическое кольцо, оказавшееся ручкой огромного деревянного люка, хитро спрятанного в земле.

Джеку пришлось немного попотеть, дергая за него, но, в конце концов, я увидела, что крышка люка стала медленно открываться.

— Вау... — только и смогла я вымолвить, увидев ступеньки, ведущие вниз.

— Твоя легенда не лжет, — сказал Джек Воробей, вытирая грязные руки о штаны. — И здесь действительно есть тайник! Чудеса, да и только!

— Странно слышать подобные слова из уст того, кто умудрился заключить сделку с морским дьяволом. Вот уж где настоящее чудо! — ответила я, пытаясь понять, что скрывалось в этом самом тайнике.

— Осторожно, цыпочка, давай-ка я полезу туда первым, — остановил меня Джек, заметив, что я уже поставила ногу на первую ступеньку.

Я с радостью пропустила его вперед, потому что совсем не хотела лезть в этот темный тайник.

Джек скрылся внизу, а я осталась ждать снаружи, внимательно прислушиваясь.

Шторм усиливался, и находиться наверху стало совсем неуютно. Я промокла до последней нитки и начала дрожать.

После некоторой возни, я услышала радостное восклицание Джека, а потом увидела желтоватое пятно света, которое постепенно становилось все ярче.

— О, так гораздо лучше! — сказал Воробей, высовываясь наружу. — Иди сюда, тут очень даже уютное местечко. Особенно по сравнению с тем, что творится снаружи.

Он помог мне спуститься по лестнице и, крепко поддерживая за руку, усадил на какой-то ящик.

Пока я чихала и отряхивала воду с одежды, Джек Воробей снова залез вверх по лестнице и прикрыл люк.

Сразу стало заметно тише.

Джек повесил фонарь на крюк и повозился с ним немного, пытаясь сделать так, чтобы он горел ярче.

— Кому бы ни принадлежал этот склад, то были весьма хозяйственные ребята, — заметил он, озираясь вокруг.

Я шмыгнула носом, чувствуя озноб. Пребывание под холодным ливнем тут же разбудило задремавшую было простуду. Да и недавнее отравление решило напомнить о себе.

Теперь, когда не надо было куда-то идти, на меня мгновенно навалилась сильнейшая усталость.

Джек принялся осматривать деревянные ящики, уложенные аккуратными рядами. Заметив несколько бочонков, он взял один из них в руки и внимательно прочитал надписи на его дне.

Потом, нырнув куда-то в дальний угол, он, присвистнув, вытащил целую бухту отличной веревки.

— Отлично! Просто великолепно! — приговаривал он, отодрав крышку с одного из ящиков. — Гвозди... еще веревка... Топор!!!

Я чихнула, стараясь не лязгать зубами.

— Вау! — в голосе Джека прозвучало искреннее удивление.

Я заставила себя слезть с ящика и подойти к нему поближе.

— Что там? — спросила я, пытаясь разглядеть то, что он держал в руках. Джек Воробей повернулся ко мне, и я увидела, что он сжимает роскошное платье, расшитое жемчугом. При тусклом свете фонаря нельзя было увидеть всего великолепия, но вещь однозначно была не из дешевых.

— Спорим, тут камушков на небольшое состояние, — сказал Джек, понюхав блестящую ткань. — Наверное, когда-то его носила какая-нибудь благородная испанская сеньорита. Лет этак сто назад, если судить по покрою.

— Вы настолько хорошо разбираетесь в женской моде? — спросила я удивленно.

— Бог с тобой, детка, — Джек отложил платье в сторону и продолжил копаться в открытом ларе. — Впрочем, в одном я действительно разбираюсь. Я неплохо умею снимать эти штуки с дам. Так вот...

Он достал еще одно платье, такое же роскошное, как и предыдущее.

— Те барышни, с которыми меня сталкивала жизнь, таких платьев не носили. Хм...

Он извлек корсет и озадаченно уставился на него.

— Наверное, мне надо восполнить пробел по части испанок. Они должны быть необычными женщинами, если способны носить всю эту сбрую...

— Да уж... — протянула я, взяв у него корсет и ужаснувшись его неожиданной тяжести. — Господи, он что, с железным каркасом?!

Джек ковырнул мелкий рубин на лифе платья, пытаясь прикинуть, сколько всё это может стоить на Тортуге.

— Вполне вероятно... — протянул он, а потом отложил все вещи в сторону, заметив что-то более интересное.

Я еще раз чихнула, и с платья взвилось в воздух облачко пыли.

— Ах, мисс Кэтрин! — раздался его восторженный вопль из дальнего угла. — Мы спасены! Воистину спасены!

— Неужели? — устало спросила я, пытаясь найти хоть что-нибудь попроще, чтобы просто вытереться. Но как назло, все вещи в сундуке были или расшиты золотом, или украшены жемчугом с драгоценными камнями.

Джек подскочил ко мне, сжимая в руке стеклянную бутыль, в которой плескалась золотисто-коричневатая жидкость.

— Мой компас не обманул! — сказал он восторженно. — Здесь есть ром! Много рома!

— Рада за вас, — сказала я, а потом, плюнув на приличия, вытерла лицо и мокрые волосы краешком нижней юбки одного из платьев.

Джек сорвал сургучную пробку с бутылки и припал к ее горлышку. Мои брови поползли вверх, когда я увидела, как быстро исчезает содержимое бутылки.

— Капитан... — не выдержала я наконец, — мне кажется, что не стоит злоупотреблять...

Джек оторвался от бутылки и сунул ее мне.

— Ну-ка, цыпочка, глотни немного. Что-то у тебя бледный вид. Ром тебя мигом взбодрит, обещаю.

Я медленно взяла бутылку и понюхала ее содержимое. Пахло не очень приятно.

— Может, лучше поискать вино? — жалобно спросила я, но Джек жестом приказал мне глотнуть.

— Ой... — я закашлялась, потому что никогда не умела пить такие вещи правильно. — Мерзость какая!

Джек поморщился, явно страдая оттого, что я оказалась таким профаном по части выпивки.

— Не оскорбляй сей божественный напиток, — сказал он, забирая у меня бутылку. — Без рома нет жизни!

И снова поднес горлышко к губам...

Несмотря на гадкий вкус (ну, не люблю я столь крепкие напитки!) ром действительно вернул меня к жизни. По крайней мере, дрожать я перестала. Но тот факт, что Джек Воробей решил уделить ему усиленное внимание, тревожил меня.

Капитан быстро уговорил одну бутылку и решительно потянулся за следующей. Я попыталась отвлечь его от этого занятия, предложив продолжить инспекцию обнаруженного нами склада. Джек с радостью согласился, но, к моему величайшему разочарованию, делал все, не выпуская бутылки из рук.

— Думаю, это построили контрабандисты, — сказал он, глотнув рому. — Половину товаров, которые здесь лежат, нельзя продавать открыто.

— Даже эти кружева? — изумилась я, вскрыв еще один ящик.

Особенно эти кружева, — Джек наклонился, дыхнув мне перегаром в лицо. — И, смотри, отличный рулон шелка. Подобные вещи в этих краях имеют право продавать только представители Вест-Индской Торговой Компании[2]. Представляешь, какие цены эти жадюги заламывают за свой не всегда первосортный товар, привезенный из Европы?

— Ох... — я закрыла ящик, проведя рукой по крышке, чтобы стереть пыль. — А если торговать самим?

Джек хихикнул и многозначительно провел ребром ладони по горлу.

— За такое здесь можно серьезно поплатиться, — сказал он, открывая третью бутылку. — Ах, ямайский ром! Ребята, оставившие тебя здесь, знали толк в настоящей выпивке! О, цыпочка, дай-ка взглянуть вон на тот ящик... по-моему, если глаза меня не обманывают, это табак.

— А... — я присела снова, почувствовав, что слабость вернулась, — что пираты делают со своим награбленным товаром?

Джек некоторое время молчал, нюхая содержимое ящика.

— Что делают? — наконец опомнился он. — Продают на Тортуге, конечно. Той же самой Вест-Индской Компании, будь она неладна. Если честно, мне это не по душе. Но со старым лисом д'Ожероном[3] лучше дружить. Лучшей базы для корабля, чем Тортуга, не найти. Так что приходится платить...

Джек замолчал, недовольно нахмурившись, а потом сделал большой глоток из бутылки.

— Черт, вспомнил о нем, и только настроение испортил. Я и ему должен, за оснастку «Черной Жемчужины»... Ох, надо срочно выпить еще! Дэйви Джонс — это отдаленное будущее, до которого человек моей профессии может и не дожить, но старый хрыч д'Ожерон — это серьезная головная боль.

— Ходят слухи, что он в дружеских отношениях с капитаном Бладом, — осторожно сказала я. — Возможно, если нам удастся выбраться отсюда, Блад мог бы замолвить за вас словечко...

— Цыпа, — Джек Воробей положил руку на мое плечо, посмотрев мне прямо в глаза. — Я — капитан Джек Воробей. Возможно, сейчас мои дела идут не очень гладко, но я никогда не унижусь до такой степени, чтобы прятаться за чью-либо спину или просить чьей-либо протекции. Всё, что мне нужно — это вернуть мой корабль. А уж тогда, будь покойна, я быстро наверстаю упущенное.

— Но почему вам нужна именно «Черная Жемчужина»? — спросила я. — Не будет ли разумнее и практичнее раздобыть какой-нибудь другой корабль, нежели гоняться за этим, тратя силы, деньги и время?

— Мне не нужен какой-нибудь другой корабль! — Джек повысил голос, взмахнув бутылкой, из-за чего на меня выплеснулось приличное количество рома. — Считай это вопросом принципа.

— Ах, да, принципы... — я вытерла свою майку, забрызганную ромом. — Ну, конечно!

— Да, принципы, цыпа, — Джек тяжело сел рядом, продолжая обнимать меня за плечо. — «Черная Жемчужина» принадлежит мне. Мне! И пока этот двуличный мерзавец Барбосса ходит по ее палубе, я не успокоюсь, клянусь своей душой!

Я покосилась на него с легкой опаской. Теперь, опьянев, Джек стал говорить более откровенно, без своих обычных уклончивых шуточек. «Как бы он совсем не напился, — подумала я, наблюдая за тем, как он прикончил очередную бутылку. — Вот уж радость коротать время в такой компании!»

— Давай выпьем, — он сунул мне в руки бутылку рома, не обращая внимания на мои вялые протесты, — выпьем за то, чтобы наши к-контрабандисты поскорее приплыли сюда... за с-своим товаром. Тогда я смогу догнать Барбоссу... и помешать ему воспользоваться плодами моей... излишней доверчивости...

Я не совсем поняла, о чем он говорил. Ром сделал речь капитана невнятной.

— Он думает, что меня можно так просто сбросить со счетов... Ха! — Джек зловеще улыбнулся, вытирая усы, мокрые от рома. — Ничего, у меня еще остались некоторые козыри в рукаве...

— Я не понимаю, о чем вы говорите, капитан, но желаю вам удачи, — сказала я и глотнула рому. На сей раз я сделала это быстро, и попытка оказалась более успешной.

— Отличный тост, цыпочка! — вскричал Джек, чокаясь со мной. — Удача мне понадобится!


[1] Картушка — подвижный диск (или кольцо) из немагнитного материала в компасе с равномерно нанесенными по окружности делениями градусной или румбовой системы. Используется для удобства ориентирования по странам света.

[2] Французская Вест-Индская Компания — торговая компания в 1664-74, создана по инициативе Ж. Б. Кольбера с целью поощрения французской торговли и колонизации Сев. Америки и Зап. Африки. Сыграла значительную роль в колонизации Канады.

[3] Бертран д'Ожерон — француз, губернатор острова Тортуга, на котором представлял Вест-Индскую компанию. В 15 лет отпрыск благородного семейства отправился в поисках приключений в море. Он был флибустьером, купцом и плантатором, попадал в плен к испанцам, чудом выжил, прежде чем занял административный пост. Черепаший остров, как и все остальные в округе, был местом пристанища флибустьеров и буканьеров. Губернатор имел свою долю от добычи пиратов, но одновременно сделал очень многое для блага колонии, приведения ее в цивилизованное состояние. Он требовал, чтобы каждый коммерсант имел на острове жилье, обязал колонистов завести скот и домашнюю птицу, тратил даже свое жалованье на переселение и устройство фермеров, ремесленников и прочих полезных людей. Но самая блестящая его идея, главная заслуга — доставка из Франции спутниц жизни для флибустьеров, что не только принесло невиданную прибыль (становившихся их законными женами женщин пираты должны были покупать), но и подняло на небывалый уровень мораль.

Глава опубликована: 07.12.2016

День 6: Ром и пиратские песни

Всё плыло и качалось перед моими глазами, а потом я почувствовала, как кто-то настойчиво трясет меня.

— Цыпочка, давай еще раз споем эту забавную песенку?

— А? — я встрепенулась, уронив бутылку. — А! Ну, давай...

Я отбила три такта ногой по деревянному ящику, одновременно пытаясь сесть прямо, и затянула:

Shiver my timbers, shiver my soul

Yo oh heave ho...

Джек издал восторженный вопль и принялся подпевать, ужасно фальшивя:

There are men whose hearts as black as coal

Yo oh heave ho!

Мы орали, коверкая слова, отчасти потому что были слишком пьяны и не могли нормально шевелить языками. Периодически кто-нибудь из нас сбивался, и мы разражались идиотским хохотом.

And they sailed their ship cross the ocean blue

A blood-thirsty captain and a cut-throat crew

It's as dark a tale as was ever told

Of the lust for treasure and the love of gold...

— Ах, воистину, золотые слова! — ввернул Джек, хлопнув меня по плечу с такой силой, что я чуть не сверзилась с ящика, на котором сидела.

...And those buccaneers drowned their sins in rum

The devil himself would have to call them scum...

Эту строчку Джек пропел дважды, радостно размахивая бутылкой. Я была вынуждена отодвинуться от него подальше, дабы не попасть под удар.

...Shiver my timbers, shiver my bones

Yo oh heave ho

There are secrets that sleep with old Davy Jones...[1]

Упорно тянула я, постукивая бутылкой по ящику, но Джек поднял руку, останавливая меня.

— Нет-нет, цыпочка, давай не будем поминать Дэйви, особенно в такую ночь. Т-с-с! — он прижал палец к моим губам, а потом лукаво улыбнулся, подмигнув.

— Тогда давай другую песню споем, — предложила я, вцепившись в него, потому что у меня окончательно и бесповоротно закружилась голова.

— Она такая же забавная как предыдущая? — спросил Джек, навалившись на меня. Я поднатужилась и мягко оттолкнула его, заставив сесть прямо. — Ох, мои бедные бока!

— Думаю, она тебе понравится, — кивнула я, убирая его руку, которая каким-то образом оказалась на моем колене. — Тоже про пиратов.

Мне пришлось напрячься, чтобы вспомнить слова.

Yo ho yo ho a pirate's life for me.

We pillage, we plunder, we rifle and loot

Drink up me 'earties yo ho!

We kidnap and pillage and don't give a hoot

Drink up me 'earties yo ho! [2]

Джек восторженно завыл, заглушив меня.

— Какая прелесть! Никогда не слышал ее прежде.

— Неужели? — я посмотрела на него, прищурившись. — А мне говорили, что это старая пиратская песня. Впрочем, это неважно.

— Абсолютно неважно! Пой дальше! — Джек положил мне голову на плечо, заставив меня тяжело вздохнуть.

— Ну, ладно, слушай дальше...

Yo ho yo ho a pirate's life for me.

We extort, we pilfer, we filch and sack

Drink up me 'earties yo ho!

Maraud and embezzle and even hijack

Drink up me 'earties yo ho!

— Drink up me hearties yo ho! — проорал Джек Воробей и упал с ящика.

Я попыталась вскочить, чтобы помочь ему встать, но меня повело куда-то вбок.

— Йо-хо... — сказала я, едва успев вцепиться в ларь напротив. — По-моему, нам пора завязать с ромом... Что-то мне нехорошо... Джек, ты меня слышишь? Джек?

Я повернула голову, чтобы взглянуть на него, хотя это вызвало резкий протест всего моего организма.

Джек развалился на полу, нежно, как любовницу, прижав пустую бутылку из-под рома к груди. На его губах играла широкая улыбка.

— Когда я... верну себе «Черную Жемчужину»... — пробормотал он, икая, — то непременно... непременно заставлю команду выучить эту песню.

— Здорово... — протянула я, пытаясь дойти обратно до ящика. — Джек, давай я тебя уложу, и ты поспишь, а? Иначе мы завтра до лагеря просто не доползем...

— Я не пьян, — сказал он, сделав несколько попыток поднятся с моей помощью. — Но предложение поспать меня радует. Если, конечно, нет желания провести это время более весело...

И он неожиданно рухнул, потянув за собой и меня.

Джек! — укоризненно воскликнула я, пытаясь отползти от него. Для этого надо было заставить его отцепиться от меня.

Вот счастье привалило!

— Пршупрщеньямсс, — пробормотал он, путаясь в словах. И отодвинулся.

— Спокойной ночи! — буркнула я, сооружая из испанских платьев что-то вроде постели.

Громкий храп был мне ответом...


[1] Песенка из фильма Маппет-шоу "Остров Сокровищ"

[2] песня из "Пиратов Карибского Моря"

Глава опубликована: 07.12.2016

День 7: Похмелье мисс Кэтрин

Проснулась я оттого, что банально и позорно упала с ящика на пол. Грохот был знатный, но, судя по храпу, не прервавшемуся ни на мгновение, Джека это совершенно не беспокоило.

Шипя и ругаясь, я пыталась выпутаться из вороха дурацких испанских платьев (от которых, кстати, все мое тело покрылось синяками). Вокруг царила кромешная тьма, потому что фонарь успел прогореть и погаснуть. Пока я лежала, состояние мое можно было с натяжкой назвать удовлетворительным, если не считать боли в отбитой пятой точке. Но стоило мне попытаться занять вертикальное положение, как вестибулярный аппарат выразил решительный протест.

— Боже... — простонала я, схватившись за голову. — Какой позор...

Мой собственный голос сейчас походил то ли на карканье охрипшей вороны, не то на скрежет несмазанного колеса. Видать, вдоволь наоралась ночью, распевая песенки из диснеевских фильмов. И, вроде бы, выпила совсем немного в отличие от Джека — всего каких-то полбутылки рома, — но так развезло... ой-ой...

Можно было только догадываться о том, что будет чувствовать капитан Воробей, когда проспится. Хотя, возможно, он более привычный к этому пойлу.

Я всё-таки решилась пошевелиться. На ощупь поползла туда, где, как мне казалось, должна быть лестница, ведущая наверх. Кое-как вскарабкалась по ступенькам, долго толкала тяжеленный люк дрожащими руками. Наконец, мне удалось его сдвинуть, и я едва не рухнула вниз, когда в глаза ударил яркий солнечный свет.

Зажмурившись, я выползла наружу и долго не отваживалась открыть глаза снова. Шторм утих, но дул довольно сильный и прохладный ветер. Я вдохнула терпкий соленый запах моря, который был особенно резким сейчас, после бури.

Свежий воздух помог мне прийти в себя.

Старательно прикрывая глаза от солнца, я огляделась вокруг. Обнаружила, что стою посреди небольшой поляны, которая сейчас, после прошедшего ночного урагана, выглядела весьма... живописно. Несколько деревьев повалило ветром, повсюду валялись сломанные ветки и сорванные пальмовые листья.

Я стояла так довольно долго, пока мир не прекратил вращаться вокруг меня.

Помимо похмелья, меня мучили угрызения совести. Наверняка нас хватились и ищут. А мы, слишком увлеченные проверкой работы компаса, даже не подумали о том, чтобы предупредить остальных.

В любом случае, надо поспешить обратно в лагерь. Не будучи уверена в своей способности отыскать дорогу назад без компаса, я решила подстраховаться и взять его с собой. Была еще мысль разбудить Джека, но, когда я спустилась в погребок контрабандистов и увидела капитана, сладко посапывающего на полу, то поняла, что вряд ли это удастся прямо сейчас.

Поэтому просто позаимствовала его компас и, убрав подальше в угол пустые бутылки из-под рома, оставила Джека лежать на прежнем месте. Тайничок действительно находился недалеко от берега, и, если бы не гудящая с похмелья голова, я добралась бы туда достаточно быстро.

Но еще до того, как показался лагерь, я услышала голоса, выкрикивающие наши имена.

— Ох, — сказала я снова, и пошла на зов.


* * *

Я мечтала, чтобы первым, кто мне встретится, был Дейта, но, как назло, налетела на Питера Блада.

— Мисс Кэтрин! — воскликнул он, увидев, как я, пошатываясь, вывалилась из леса, держа компас в руке. — Слава богу, вы живы!

Я мысленно возблагодарила небо за неизменную вежливость капитана, потому что, если бы была на его месте, то поприветствовала бы себя совсем по-другому...

— Мы вас обыскались, — продолжал Блад, подойдя ко мне, — куда же вы запропастились?

В его голосе звучало удивление, когда он узрел меня во всей похмельной «красе».

— С вами все в порядке? — спросил Блад, взяв меня за руку.

Я попыталась отвернуться, чтобы не дышать на него. Но было поздно. Я увидела, что черные прямые брови капитана приподнялись, когда он почуял запах рома.

— Мисс Кэтрин?! — сказал он. На сей раз, похоже, я его смутила. Да уж, милое зрелище, пьяная леди Кэтрин... Ох, стыдоба...

— Мы с капитаном Воробьем нашли тайник к-контрабандистов, — произнесла я, стараясь четко выговаривать слова. — Там целый склад... полезных вещей...

— Понятно, — медленно ответил Блад, и лицо его было по-прежнему невозмутимым, если не считать странного блеска в глазах. — А где же сам капитан Воробей?

— Остался там, — я махнула рукой. — Охраняет склад.

— Ага... — Блад кивнул, а потом взял меня под руку. — Очень мудро с его стороны.

— Я провожу вас туда, — сказала я, потянув его обратно. Но капитан не сдвинулся с места.

— Думаю, что вам надо прилечь, мисс Кэтрин. Вы... еще не совсем оправились после отравления... и лишние передвижения могут вам навредить. Если вы скажете нам примерное направление...

Вместо ответа я сунула ему в руки компас.

— Мисс Кэтрин, — голос Блада стал еще ласковее. — Он сломан!

— Просто думайте о Джеке... и идите туда, куда укажет стрелка, — сказала я.

Капитан Блад отвернулся на мгновение, но потом, передернув плечами, взял у меня компас.

— Хорошо, нет времени с вами спорить, — сказал он, почесав кончик носа.

Прежде чем я успела еще что-то добавить, Блад поднял меня на руки и потащил к лагерю.

Там было пустынно.

— Все отправились вас искать, — пояснил Питер Блад, входя в наш с Зеной и На'Тот шалаш и укладывая меня на землю. — Вам надо поспать, мисс Кэтрин. И, ради бога, оставайтесь на месте!

— Хорошо, капитан, — ответила я, чувствуя, что мои щеки пылают. — И... простите, если мы доставили вам столько... беспокойства...

— Об этом мы поговорим чуть позже, хорошо? Спите!

Он понимающе посмотрел на меня, а потом быстро вышел наружу...

Глава опубликована: 10.12.2016

День 7: Капитан Блад начинает сходить с ума

Капитан Блад стоял, разглядывая компас Джека Воробья.

«Чушь какая-то, — подумал он, скривив губы. — Мисс Кэтрин видимо решила меня разыграть. Думайте о Джеке и идите туда, куда укажет стрелка. Черт, да эта штука сломана!»

Он открыл компас и посмотрел на картушку, которая принялась хаотично вертеться в разные стороны.

«Питер Блад, ты ведешь себя, как идиот», — мысленно произнес он, отведя взгляд в сторону.

Потом, еще раз чертыхнувшись, снова посмотрел на компас.

— Так где же ты сейчас, Джек Воробей? — негромко произнес Блад и с удивлением увидел, как картушка перестала вертеться и замерла, чуть покачиваясь, со стрелкой на отметке «зюйд-зюйд-вест». Капитан потряс компас, но стрелка неизменно оказывалась в этом положении.

— Да это просто совпадение. Случайность, — Блад закрыл компас и намеревался сунуть его в карман. Пожав плечами, он хотел пойти туда, где мисс Кэтрин вышла из леса, дабы попробовать найти ее следы. Но, сделав несколько шагов, замер и вытащил компас снова.

— Где сейчас мисс Кэтрин? — спросил он, чувствуя себя полным идиотом.

Картушка покачнулась, плавно повернулась, и стрелка указала на шалаш, куда он только что отнес девушку.

Блад вытер пот со лба и прислонился к дереву, пытаясь найти разумное объяснение тому, что сейчас происходило.

— Ничего не понимаю, — наконец сказал он.

— Капитан, вот вы где! — голос посла Г'Кара заставил Блада вздрогнуть. — Как ваши успехи в поисках наших пропавших друзей?

— Я нашел мисс Кэтрин, — ответил Блад, повернувшись к нарну. Рядом с ним шла Зена. — Вроде бы, с ней все в порядке… если не считать того, что она очень устала и сейчас спит.

— О! Рад это слышать, — сказал посол Г'Кар, улыбнувшись, — а наш доблестный капитан Воробей?

Блад посмотрел на компас, который все еще сжимал в ладони. И криво улыбнулся.

— Если верить мисс Кэтрин, они нашли склад контрабандистов где-то здесь, неподалеку. Капитан Воробей остался там.

— Хм, какая удачная находка! — произнесла Зена.

Блад посмотрел на Г'Кара.

— Мисс Кэтрин указала мне примерное направление, так что предлагаю вам, посол, прогуляться со мной к этому тайнику. А вам, мисс Зена, лучше побыть здесь на случай если вернутся остальные. Да и мисс Кэтрин так будет спокойнее…

— Хорошо, — сухо ответила Зена и направилась к хижине.

Блад выдохнул и украдкой посмотрел на компас. Стрелка опять указывала на зюйд-зюйд-вест.

— Что ж… проверять, так до конца! — пробормотал он, направившись к лесу.

— Что вы сказали, капитан? — Г'Кар поспешил за ним.

— Да так, ничего особенного… — уклончиво ответил Блад.

Глава опубликована: 10.12.2016

День 7: Отставить макать капитана!

Питер Блад и Г'Кар остановились на краю полуоткрытого погребка и, присев на корточки, заглянули вниз.

— Капитан Воробей? — позвал Г'Кар, пытаясь разглядеть его в полумраке. Раскатистый храп был ему ответом.

— Да уж, весьма бдительная охрана! — пробормотал Блад, а потом, отодвинув деревянный люк пошире, осторожно спустился вниз. Пока глаза привыкали к полумраку после яркого дневного света, он споткнулся о бутылку, валявшуюся на полу. В воздухе висел тяжелый запах рома.

— Просто замечательно, — сказал он, заметив лежавшего в уголке Джека.

Свет померк на мгновение, пока Г'Кар спускался вниз.

— Что с ним? — спросил он у Блада, когда увидел неподвижное тело Джека.

— Ничего страшного. Похоже, всю ночь сражался с дьяволом по имени «ямайский ром». И победа осталась не за ним.

Капитан Блад поднял пустую бутылку и мрачно улыбнулся.

Г'Кар тем временем принялся перебирать содержимое ящиков, стоявших вокруг.

Питер Блад присел на корточки перед Джеком, некоторое время смотрел на него, прищурившись, а потом, скривив губы, решительно принялся приводить его в чувство. Для начала он от души подергал капитана Воробья за уши, а потом весьма чувствительно щипнул за нос.

Джек заворчал, пошевелившись, и попытался отмахнуться от него, но Блад не отступал.

— Давай, давай, лучше открой глаза сейчас, иначе…

Он уже хотел шлепнуть его по щеке, что обычно действовало безотказно, но Джек открыл глаза и недовольно уставился на него.

— Дбреутро! — невнятно произнес он, с трудом шевеля языком.

— Доброе, доброе, — любезно ответил Блад, а потом, ухватив Джека за плечи, приподнял, усадив около стены. — Что-то вы, сударь, совсем до положения риз упились. Но это полбеды, а вот за то, что вы мисс Кэтрин в это безобразие втянули…

— Позвольтесэр! — Джек заставил себя сфокусировать взгляд на Бладе. — Я никого никуда не втягивал. Это было сугубо добровольное дело и…

Он икнул.

— И к тому же… мисс Кэтрин просто составила мне компанию. Вы же знаете не хуже меня, что самое последнее дело — пить в одиночку! Я, быть может, и пьяница… но не алкоголик!

Джек гордо задрал подбородок, а потом, охая, нашел свою шляпу и нахлобучил на голову.

— Вот как? — фыркнул Блад.

Джек протянул руку к ящику с бутылками, но Блад остановил его.

— Ах, капитан, не будьте таким занудой, — улыбнулся Джек Воробей. — У меня голова раскалывается. Но если я сделаю хотя бы глоток этого чудного снадобья, то снова оживу!

Губы Блада чуть дрогнули, но потом он достал бутылку и, откупорив ее, вручил Джеку.

— Благодарствую! — осклабился тот, припав к горлышку.

Г'Кар тем временем вертел в руках одно из испанских платьев.

— Ваши женщины действительно носят это? — спросил он у Блада.

Тот, взглянув на платье, кивнул.

— Тогда, думаю, наши дамы обрадуются, — сказал посол, выбрав несколько наиболее ярких платьев и повесив их на локоть.

Блад только покачал головой.

Г'Кар был неисправим.

— Боюсь, в этот заход нам придется нести то, что наши дамы вряд ли сочтут хорошим подарком, — произнес он, указывая на Джека, который, наконец, оторвался от бутылки.

— Сейчас сделаем, капитан, — невозмутимо ответил Г'Кар и в мгновение ока вскинул Джека Воробья на плечо, как будто тот был кулем с мукой. — Думаю, не стоит дожидаться, когда он закончит опохмеляться.

— Эй! — вяло возмутился Джек, — Я всегда добирался на свой корабль сам! Поставь меня на место!

— Вот вернемся в лагерь, тогда и поставлю, — ласково ответил Г'Кар, а потом направился к выходу, бережно прижимая платья к груди.

Блад покачал головой, наблюдая за ними, а потом, после короткого раздумья, прихватил столько табака из ящика, сколько уместилось в руках и карманах, после чего последовал за нарном наверх.

Когда он оказался на поляне, то увидел, что Г'Кар забрал у возмущенного Джека бутылку рома и сделал осторожный глоток.

— Хм… неплохо, — сказал он, облизнув губы. — Хотя и слабовато…


* * *

Когда Блад и Г'Кар вышли к лагерю, то увидели, что Зена и На'Тот поджидают их, сидя возле шалаша.

Джек Воробей к тому времени снова задремал, убаюканный ходьбой, и свисал с плеча нарна, как некий диковинный охотничий трофей.

— Дамы, прошу прощения, наш капитан немного не в форме, — вежливо поприветствовал их Блад.

— Я уже чую, — фыркнула На'Тот, с усмешкой поглядев на посла. Г'Кар как раз допил последние капли рома и отбросил бутылку в сторону.

— Не беспокойтесь, он будет вести себя тихо, — сказал посол, поправляя похрапывающего Джека на плече. — Проспится у нас в хижине. Сейчас уложу его…

— Посол, можно попросить об одном одолжении? — остановила его Зена.

— Ради вас — все что угодно, мисс Зена! — Г'Кар отвесил поклон, на удивление грациозный, учитывая его комплекцию и груз, который отягощал его плечо. — Кстати, это вам!

Он протянул Зене платья.

Воительница настороженно посмотрела на них.

— Надеюсь, здесь нет какого-нибудь тайного умысла, посол? — спросила она с кривой улыбкой.

— Иногда, мисс Зена, платья — это просто платья, — ответил Г'Кар. — Так о чем вы хотели меня попросить?

Зена ухмыльнулась и, подойдя к нарну поближе, прошептала ему что-то на ухо.

Г'Кар расхохотался и кивнул.

— С удовольствием, мисс Зена! С превеликим удовольствием!


* * *

Мой мирный сон был нарушен оглушительными воплями, доносившимися снаружи. Я подлетела на своем ложе из пальмовых листьев. Голову мгновенно пронзило кинжальной болью, но я заставила себя не думать об этом и направилась к выходу.

Выглянув из двери, я увидела весьма душещипательную картину: посол Г'Кар и Зена, посмеиваясь, тащили извивающегося Джека Воробья в воду…

Глава опубликована: 10.12.2016

День 8: Купание

Я сидела на белом песке, обхватив колени руками, глядя на Зену и На'Тот, которые все еще плескались в море. Мы обнаружили эту укромную бухточку, расположенную недалеко от лагеря, и решили сделать ее местом наших ежедневных купаний. В условиях невыносимой тропической жары только это и спасало. Дно здесь было песчаное, и мелководье простиралось достаточно далеко. Это было особенно важно для меня, поскольку пловцом я была никудышным. Сразу на дно не шла, но быстро уставала и могла нахлебаться воды в самый непредсказуемый момент. Особенно сейчас, когда после недавнего урагана по морю всё еще гуляла высокая волна.

Пару раз кувыркнувшись и ударившись о дно при попытке поплавать вдоль бережка, я решила, что на сегодня с меня хватит акробатики, и устроилась на небольшом пляже, чтобы обсохнуть.

Хотя погода не благоприятствовала купанию, ветер, разогнавший обычную удушливую жару, делал пребывание на солнце вполне сносным. Именно поэтому в мою голову закралась мысль о том, чтобы позагорать. Обычно я ненавидела подобное времяпрепровождение, ведь что может быть более скучным, нежели тупое лежание под солнцем, но сегодня, взглянув на себя в маленькое тусклое зеркальце, обнаруженное в тайнике контрабандистов, я пришла в ужас. За время, проведенное на этом острове, мой внешний вид претерпел некоторые изменения, и не сказать, чтобы в лучшую сторону. Во-первых, мои лицо, шея и руки ещё в первые дни обгорели на солнце, а теперь нос шелушился. Волосы от постоянного контакта с морской водой буквально стояли на голове дыбом, а на ощупь... ух, лучше не говорить, что они напоминали на ощупь.

Одежда тоже оставляла желать лучшего: на штанах прибавилось несколько новых дырок, некоторые — в весьма пикантных местах. В моем мире это оценили бы по достоинству, но, учитывая воспитание здешних джентльменов... надо было срочно принимать меры.

Я, прищурившись, посмотрела на джинсы и футболку, которые висели, свежевыстиранные, на прибрежном кустарнике, подсыхая на ветру. Выглядели они ненамного симпатичней половых тряпок.

Рядом, на соседнем кусте висело кожаное платье Зены. Оно выглядело чуть лучше, но тоже изрядно истрепалось.

Потом я посмотрела на свои бледные ноги и живот. По сравнению с коричневыми руками и красным лицом, контраст был поразительный. Именно поэтому я решила немного помучиться и полежать на утреннем солнышке. Если повезет, то меня хватит минут на десять.

«Крем для загара не помешал бы», — мысленно ухмыльнулась я, а потом, не удержавшись, лизнула соленый налет, выступивший на плече. Будто в детство вернулась.

Бухточка действительно была укромной, закрытой от слишком любопытных глаз прибрежной растительностью. Так что здесь можно было спокойно разгуливать нагишом. Единственное, что немного портило идиллию — москиты, которых здесь было много, несмотря на ветер с моря.

Я заставила себя лежать ровно на животе, решив сперва поджарить спину, и наблюдала за Зеной и На'Тот, которые переговаривались, стоя по пояс в воде.

— Это же несложно, — сказала Зена, поправляя мокрые волосы, которые ранее были убраны в пучок, но теперь рассыпались по плечам, поскольку были слишком тяжелыми. — Ты неплохо держишься на воде, так что не вижу разницы между плаваньем возле берега или вдали от берега.

Нарнийка покачала головой.

— И всё же я не буду искушать судьбу, — ответила она. — Когда ощущаешь дно под ногами, то чувствуешь себя более уверенно.

Зена вздохнула, с тоской посмотрев на риф, находившийся примерно в трехстах метрах от берега. Она, будучи великолепной пловчихой, спокойно и без усилий достигала его и возвращалась обратно. Но с такой компанией, как я и На'Тот, ей не приходилось рассчитывать на сопровождение.

— Вот уж не думала, что вы, нарны, так быстро робеете перед столь простыми препятствиями, — поддела она На'Тот, зная, что амбициозная нарнийка не сможет проигнорировать такой вызов.

Но в этот раз На'Тот на провокацию не повелась. Она лишь улыбнулась, пожав плечами.

— Это не робость, а здравый смысл. Я действительно не очень хорошо плаваю. Так что не вижу особой доблести в том, чтобы, приняв твой вызов, начать тонуть где-нибудь на полпути, в результате чего придется просить тебя о помощи. А это, на мой взгляд, более унизительно, чем отказаться принять вызов.

Зена рассмеялась, признавая ее правоту.

— Но, возможно, немного подучившись, когда-нибудь составлю тебе компанию, — добавила На'Тот, направившись к берегу. — Такую возможность не стоит упускать. Мой мир представляет собой пустыню... и вряд ли я обнаружу море на космической станции, — она невесело засмеялась.

Зена слегка удивилась.

— Но ты же где-то научилась плавать?

Обе женщины вышли из воды, остановившись неподалеку от меня.

Воительница принялась выжимать волосы, тихонько ругаясь, когда пыталась их распутать. А нарнийка пощупала свою одежду, которая также подверглась стирке и сохла на кустах.

— На самом деле я впервые увидела море, попав сюда, — с расстановкой ответила На'Тот, — следовательно, свой первый заплыв тоже совершила здесь.

Зена присвистнула, посмотрев на нее.

На'Тот ухмыльнулась, набросив на себя рубашку.

— Возможно, я и летать умею, только еще не знаю об этом, поскольку не доводилось попадать в соответствующую ситуацию.

Женщины расхохотались.

Потом Зена взяла свое платье и скептически осмотрела его. Шнуровка была безбожно испорчена Джеком Воробьем еще в первый день пребывания на острове. Зена нашла ей замену, но она тоже истрепалась.

— М-да... — грустно протянула Зена, когда услышала зловещий треск ткани. — Надо срочно что-то делать.

— Посол Г'Кар подарил вам такие прелестные платья, почему бы не воспользоваться ими? — вкрадчиво сказала На'Тот, усаживаясь на песок возле меня.

Зена издала приглушенный стон, воздев глаза к небу.

— Согласна, центаврианская мода выглядит глупо, но всё же, если выбирать между хождением голышом и... — продолжала На'Тот, и в ее голосе сквозило откровенное ехидство.

— Лучше ходить голышом, — твердо ответила Зена. — Я ценю любезность посла Г'Кара, но...

Она толкнула меня локтем, усевшись с другой стороны.

— Неужели женщины здесь действительно носят такие неудобные вещи?!

Я вздохнула и кивнула.

— Да. Правда, я не знаю, как они умудрялись жить во всех этих корсетах, куче нижних юбок, туфлях на каблуке. Г'Кар нас пожалел, принес только верхнее платье. Но там еще два нижних полагается, если я не ошибаюсь...

— А ткань? А эти ужасные камни? — продолжала возмущаться Зена. — Бархат! Я не буду носить бархат в такую жару!

— Посол обидится, — произнесла я, посмотрев на На'Тот, чтобы понять, верна ли моя догадка. — Он же все-таки старался, тащил...

— Он уже обиделся, — проронила На'Тот, и ее голос прозвучал почти радостно.

Зена набрала горсть песка в ладонь и медленно высыпала его обратно.

— А я скажу ему, что платье мне мало! — сказала она, наконец. — И даже не солгу. Оно действительно сшито на какую-то девочку-былинку. Здесь же, учитывая поварское мастерство посла Г'Кара, истощение мне не грозит.

— А я лучше последую совету капитана Блада и сошью себе одежку из парусины, — заметила я и поднялась с песка, решив, что хватит жариться на солнце. — Вот только швея из меня еще хуже, чем пловец.

Глава опубликована: 14.12.2016

День 8: Правда или ложь?

— Капитан, я почти уразумел, каким образом тебя занесло в пираты, но одно никак понять не могу, — произнес Джек Воробей, лежа в тени шалаша. В руке его была бутылка рома, к которой он регулярно прикладывался, вызывая неудовольствие Питера Блада.

— Да? — капитан Блад сидел рядом с ним, сосредоточенно орудуя иголкой. Еще утром он решил заняться обновлением своего скудного гардероба, воспользовавшись для этой цели куском парусины из запасов контрабандистов. И, немного повозившись с кройкой, теперь старательно шил себе новые штаны. На старые уже было больно смотреть. — И что же именно неясно?

— Я просто пытаюсь понять, почему такой удачливый флибустьер, под командованием которого находилось пять превосходных кораблей... — тут Джек сделал паузу, чтобы еще раз промочить горло ромом, — почему он поступил на королевскую военную службу? Да еще и к французам?

Блад тяжело вздохнул и на мгновение перестал шить, глядя на море. Он молчал, и Джек медленно улыбнулся, подняв указательный палец.

— Позволь, я угадаю. Это чертовски длинная история, так?

Капитан Блад мрачно посмотрел на него, а потом кивнул.

— Что-то вроде этого, да. Скажем так, это был единственный приемлемый для меня выход. Впрочем, как потом оказалось, это была очередная иллюзия, которой было суждено скоро развеяться.

— Королевская служба, бр-р! — Джек передернул плечами и сделал еще один глоток рома. — Хуже участи для того, кто однажды попробовал свободы, не придумаешь. Я бы не пошел на нее, даже если бы мои дела шли совсем скверно, поэтому трудно представить, что могло толкнуть на нее человека, под началом которого был столь мощный флот. Но если ты не хочешь об этом говорить, я не буду настаивать, — быстро добавил он, заметив, что Блад напрягся и нахмурился.

— Да, я предпочел бы сменить тему разговора, — ровным голосом ответил Блад.

А потом снова принялся за шитье.

Джек Воробей был коварным собеседником. Он производил впечатление легкомысленного разгильдяя, но Блад уже успел понять, что это была маска, под которой скрывался проницательный и наблюдательный ум, мгновенно схватывающий мельчайшие детали. И когда наступал удобный момент, Джек мог всего лишь парой слов застать собеседника врасплох. Вот сейчас, с невинным видом потягивая ром, этот пройдоха умудрился разговорить его, в результате чего Блад поведал ему о своей пиратской карьере и обстоятельствах, которые привели к его появлению на этом острове. А задав еще пару вопросов, практически прижал капитана к стене.

— Мы могли бы поговорить о том, почему столь прославленный капитан оказался высаженным на необитаемый остров, — сказал Блад, завязав узелок на стежке, — о том, почему, будучи таким проницательным человеком, он не сумел почуять мятежный дух, царивший среди его команды...

Джек не изменил позы, но что-то жесткое появилось в его глазах и улыбке.

— Это тоже долгая история. Но, будь уверен, я намерен в самом ближайшем будущем исправить это... досадное недоразумение.

— Ах, да, — Блад кивнул. — Вы хотите вернуть себе вашу «Черную Жемчужину», которую, если верить вашим же словам, поднял со дна сам морской дьявол.

Джек поставил бутылку, приподнявшись.

— Я это говорил?!

— Это и много чего еще, — ответил Блад, а потом забрал у него бутылку. — Ром многим развязывает язык. А вы, мой дорогой капитан, в последнее время им злоупотребляете.

Джек подавленно посмотрел на Блада, затем перевел взгляд на других внимательных слушателей — посла Г'Кара и андроида Дейту, которые молча внимали речам двух пиратских капитанов, узнав много нового для себя.

— Я действительно это говорил?!

Они кивнули.

— Всю ночь напролет, капитан, — сказал Г'Кар с мрачной улыбкой. — Должен признаться, несмотря на то, что истории, которые вы рассказывали, были занимательными, мне очень хотелось иметь под рукой кляп. Разговоры о морских чудовищах — не лучшая колыбельная, знаете ли...

— Он еще говорил о сокровищах ацтеков, — вставил Дейта, наклонившись вперед.

Джек Воробей застонал, схватившись за голову.

— Знавал я одного малого по имени Истерлинг, — усмехнулся Блад, вдевая нитку в иголку. — Он тоже любил рассказывать сказки о сокровищах.

— Это не сказки! — резко ответил Джек Воробей, продолжая прятать лицо в ладонях.

— Ох... вы удивительно похожи, — произнес Питер Блад со вздохом. — Истерлинг тоже твердил, что говорит истинную правду.

— Не знаю, насчет Истерлинга, но всё, что я сказал — правда, — сердито повторил капитан Воробей, выпрямившись. Он был под хмельком, но достаточно трезв, чтобы говорить внятно. Открытая насмешка Блада задела его за живое.

Питер Блад тяжело вздохнул.

— Так значит, я должен поверить в то, что корабль, затонувший, если верить вашим словам, где-то у берегов Африки, был поднят Дэйви Джонсом со дна морского в обмен на вашу душу? И что вы собирались завладеть баснословными сокровищами ацтеков, которые спрятаны на некоем острове, достичь которого может только тот, кто знает путь?

— Пожалуй, мне действительно пора завязывать с ромом, — тоскливо произнес Джек Воробей, не глядя на Блада.

— Если вы думаете, что я поверю в подобные истории, предназначенные для одурачивания юнцов в портовых тавернах, то ошибаетесь, — сказал Блад. — Но рассказчик вы отменный. Мы вас всю ночь слушали, открыв рот. Не выспались, правда, но это уже мелочи.

— Так вы все считаете, что я лгал? — натянуто переспросил Джек Воробей, расстроенный и рассерженный из-за того, что так глупо прокололся.

— Господа! — Г'Кар попытался вмешаться. — Давайте не будем больше обсуждать эту тему. Я уверен, что капитан Блад вовсе не считает вас лжецом, мистер Воробей, и остальные тоже так не думают, просто некоторые детали вашего ночного рассказа кажутся нам... слишком невероятными.

— Я не хочу никого обвинять во лжи, — ответил Блад, — но полагаю, что все истории о Дэйви Джонсе — это просто морские легенды, выдумка, не более. Мои корсары постоянно их рассказывают. Признаю, без этого жизнь на корабле была бы скучнее. Но верить во все это, увы, не могу.

Он покачал головой.

— На самом деле, — осторожно вмешался Дейта, — корабль, о котором говорил капитан Воробей... этот «Летучий голландец»... Конечно, я могу ошибаться, но я был на нем в ночь, когда попал на этот остров.

— ЧТО?! — оба капитана подпрыгнули, повернувшись к нему.

— Все было так сумбурно и непонятно, — произнес андроид. — Я подумал, что это вызвано неполадками в работе программы голодека. Все эти странные люди... покрытые... покрытые...

— Коралловыми полипами? — хрипло спросил Джек.

— Да, чем-то вроде этого, — кивнул Дейта. — И их командир... такой экзотический парень... щупальца, клешни, трубка... он был очень невежлив, знаете ли. Приказал выбросить меня за борт.

Джек Воробей побледнел, слушая андроида, но, когда тот замолчал, нашел в себе силы иронически прищуриться, глядя на Блада.

— Как видите, у нас уже двое очевидцев. Дэйви Джонс — не выдумка.

— В разгар шторма может привидеться и не такое, — упрямо ответил Блад, рассматривая результат своего рукоделия.

Джек насупился, но Г'Кар предупреждающе положил руку на его плечо.

— Капитан, — сказал нарн негромко, — я бы с удовольствием послушал ваши истории про этого морского дьявола... но, умоляю, не по ночам. По ночам, знаете ли, я привык спать.

Глава опубликована: 15.12.2016

День 8: Кулинария пополам с философией

Когда мы вернулись с нашего пляжа в лагерь, то увидели капитана Блада, щеголявшего в новых парусиновых штанах. Я с интересом смотрела на это произведение искусства. К моему удивлению, штаны получились очень даже симпатичными, и стежки были ровными, как будто их шили на швейной машинке.

— Завтра, пожалуй, куртку сделаю, — сказал Блад с улыбкой, — чтобы в непогоду не мокнуть.

— Да у вас талант! — весело произнесла Зена.

— У меня много талантов, — ответил он, подмигивая.

— Эй, это же моя фраза! — возразила Зена.

Они засмеялись снова.

— На самом деле, плавая в море, еще не тому научишься, — сказал он, посерьезнев.

На'Тот посмотрела по сторонам, пытаясь найти посла Г'Кара.

Блад поймал ее взгляд.

— Они с Джеком ушли на дальнюю отмель. Посол Г'Кар, оказывается, большой любитель морских сказок.

Мы почувствовали иронию в его голосе, но не поняли, что именно она означала.

— Дорогие дамы, — капитан остановил меня и Зену на полпути к нашему шалашу. — Позвольте преподнести вам мой маленький скромный подарок. Сомневаюсь, что он сравнится по роскоши с дарами посла Г'Кара... зато это от чистого сердца!

Мы уставились на то, что он держал в руке.

Это была щетка для волос, отделанная роскошной перламутровой инкрустацией.

На'Тот, шагавшая поодаль, вздрогнула в недоумении, когда воздух пронзили наши радостные вопли...


* * *

Посол Г'Кар и Джек Воробей задерживались, а Зена и мисс Кэтрин были настолько увлечены новым подарком, что забыли обо всем на свете. Они убежали в хижину, и теперь оттуда доносился смех и оживленные голоса.

Питер Блад, чтобы хоть как-то занять себя, заменил Г'Кара на его посту кока и развел костер, чтобы приготовить ужин.

Дейта и На'Тот помогали ему в меру своих сил. В отличие от нарнского посла, Блад предпочитал иметь дело с теми блюдами, которые не требовали много времени или каких-то мудреных продуктов. Поэтому большая часть ужина была готова довольно быстро. Единственное, с чем пришлось повозиться — это с приготовлением лепешек из маниоки. Для этого Блад задействовал и андроида, и нарнийку.

— Надо натереть весь корень, чем мельче, тем лучше, — говорил он На'Тот, вручая ей пустую скорлупу кокоса, которая служила тарелкой, и нож. — А потом отжать как следует весь сок. Чем сильнее, тем лучше...

На'Тот фыркнула, но последовала его совету, принявшись яростно стругать увесистые клубнеобразные корни, которые капитан Блад накопал уже давно, но все никак не мог пустить в употребление.

— Хм, пахнет не очень вкусно, — сказала она, подозрительно глядя на белесоватый сок, выступивший на срезе. Потом поднесла руку к губам, намереваясь облизнуть пальцы. Но Блад стукнул ее по ладони.

— Лучше не надо. В сыром виде это не едят. Можно отравиться.

— Щрок! — На'Тот откинула корень от себя, мрачно посмотрев на Блада. — Тогда зачем мы вообще эту гадость есть собираемся?

Блад слабо улыбнулся, качнув головой.

— Это вполне съедобно, если как следует пропечь на костре. Или просушить на солнышке.

На'Тот пробурчала недовольно несколько слов на своем родном языке, а потом неохотно продолжила тереть корень ножом.

— Я это есть не буду! — сказала она решительно.

— А вот я с удовольствием поем, — сказал Блад, сунув в руки Дейте получившуюся массу. — Мистер Дейта, думаю, вы сможете отжать это как следует?

Андроид кивнул и принялся за работу.

— А что вы собираетесь делать? — спросил он, заворачивая натертую маниоку в тряпку.

— Лепешки, — ответил Блад, а потом вздохнул. — Они очень напоминают хлеб по вкусу. Хотя, признаюсь вам откровенно, мистер Дейта, я настолько соскучился по настоящему хлебу из пшеницы, что он мне даже снится по ночам. Я уже забыл, когда в последний раз его ел.

— Ох, — сочувственно сказал Дейта, выкручивая тряпку. Во все стороны брызнул млечный сок, и На'Тот сердито зашипела, отодвинувшись.

— Три или четыре года назад? — говорил Блад, потирая лоб. — Наверное, четыре. Здесь, в Вест-Индии настоящего хлеба практически нет. Да и на корабле особо не разговеешься. Галеты и солонина. Если я когда-нибудь вернусь в Англию, то первым делом съем булочку с маслом. Горячую булочку. Свежую мягкую пшеничную булочку, а не эти треклятые галеты или опостылевшую касаву[1]...

Он вздохнул еще раз, а потом, спохватившись, быстро вытащил из костра бананы, которые пек, завернув в листья.

— Ага, то, что надо! — сказал он, бросив на них придирчивый взгляд. — Конечно, Бенджамин, мой стюард, делал их лучше, но... что есть, то есть!

Дейта закончил с отжимом и протянул ему получившийся результат: маниоковая стружка была почти сухой и очень напоминала по виду опилки.

Блад принялся лепить из этой массы лепешки и аккуратно раскладывать их на плоских камнях вокруг костра.

Потом, покончив с первой партией, пытливо посмотрел на Дейту.

— Так вы действительно были на этом ... «Летучем Голландце»?

На'Тот сразу насторожилась, ожидая ответа андроида.

— Я был на странном корабле, где меня встретила не менее странная команда, а их капитан был покрыт щупальцами, как осьминог, — сказал Дейта. — Он спрашивал меня о смерти, и видимо мои ответы показались ему неудовлетворительными, раз он решил выкинуть меня за борт, прямо в штормовое море.

— И он представился вам как Дэйви Джонс? — допытывался Блад.

— Нет, — Дейта покачал головой. — Этого я не слышал. Команда обращалась к нему «капитан».

Блад фыркнул.

— Но я склонен верить капитану Джеку насчет «Летучего голландца», — добавил Дейта. — Мне кажется, что-то происходит в этом месте... что-то происходит со всеми нами... что-то необъяснимое. За последние дни я увидел собственными глазами столько вещей, существование которых прежде считал невозможным.

— Да уж, никогда не думала, что буду вынуждена сидеть посреди этого острова, да еще на чужой планете, вместо того, чтобы заниматься проблемами собственного мира, — произнесла На'Тот. Она говорила небрежно, но в ее голосе чувствовалось тщательно скрываемое напряжение. — У нас там вот-вот война с Центавром грянет, а мы тут загораем...

— Признаюсь, мне тоже вовсе не хочется застрять здесь, — ответил Блад, наблюдая за тем, как постепенно подрумяниваются лепешки. — Я должен быть совсем в другом месте...

Дейта задумчиво провел рукой по подбородку.

— Кажется, все мы попали сюда, находясь на своеобразном перепутье... ну, знаете, критическом участке судьбы. Возможно, это и есть то, что объединяет всех нас...

Блад хмыкнул, грустно улыбнувшись.

— Да уж... воистину, перепутье... — негромко сказал он, обращаясь больше к самому себе.

Дейта наблюдал за ним, а потом произнес:

— Думаю, нам стоит верить тому, что говорил капитан Воробей. Даже если это кажется невероятным.

— На ваш взгляд, я был к нему несправедлив, а? — Блад чуть приподнял брови. — Возможно, это действительно так. Но меня больше задевают не сказки, которые он рассказывает, а его желание оправдать свои проступки этими небылицами. Если уж ты ошибся в чем-то, то нечего пенять на Дэйви Джонса.

Заметив недоуменные взгляды На'Тот и Дейты, он пояснил:

— Допустим, морской дьявол или кто-то там еще поднял для него корабль из морских пучин, и я даже готов признать, что это был изначально проклятый дар, который простому смертному трудно удержать. Но в том, что на корабле вспыхнул бунт, виноват сам капитан. Неважно, по какой причине это произошло, в результате заговора или случайного стечения обстоятельств... Капитан всегда в ответе. И это его вина. Он не доглядел, прозевал, не почувствовал. Хотя должен был чувствовать. Должен был видеть. На то он и капитан...

Тут Блад замолчал, заметив, что Дейта и На'Тот напряглись из-за его слов.

— Мы все совершаем ошибки, — сказал он, стараясь говорить мягко, — и я тоже наломал немало дров в свое время... и продолжаю ломать... — он покачал головой, вспомнив о своей недавней горькой промашке с де Риваролем, — но я никогда не переложу свою вину на кого-то другого, будь то морской дьявол... или простой смертный.

Блад посмотрел на лепешки и, охнув, поспешно перевернул одну, уже подгоревшую с края.

— Вот, видите, лепешку сжег. Моя вина. Не Дэйви Джонса. И также, есть у меня еще одно дело, требующее немедленного исправления... поэтому не хотелось бы мне задерживаться на этом острове, какой бы приятной ни была компания...

Он замолчал, проведя рукой по глазам.

Дейта смотрел на него, а потом промолвил задумчиво:

— Возможно, мы все попали сюда для того, чтобы исправить то, что совершили.

После этого все трое погрузились в мрачное молчание, глядя на костер...


[1] Касава — одно из названий маниоки, также так называют хлеб из нее.

Глава опубликована: 15.12.2016

День 8: Girl talk

Зена вздохнула с облегчением, когда, наконец, распутала последнюю прядь. Взяла щетку и еще раз тщательно прочесала свои густые черные волосы, которые давно уже надо было укоротить, потому что они отросли ниже лопаток. Воительница гордилась своей вороной шевелюрой, но в этой тропической жаре привычка носить волосы распущенными требовала больших жертв.

— Уф... — выдохнула Зена, приподняв волосы, чтобы хоть немного остудить разгоряченную шею. — Тяжко с ними...

— Зато красота какая, — заметила я, желая ее утешить. — Не то, что мои жалкие вихры.

И я дернула свои короткие волосы, которые, как всегда, торчали в разные стороны.

— Целый час на одно расчесывание! — ответила воительница, еще раз проведя щеткой по челке. — Я уже мокрая как мышь. И ведь тяжелые, заразы. Чувствую себя, как в панцире. Может, правда, подстричься? До плеч?

— Ни в коем случае! — испуганно вскрикнула я, — Да как можно?!

— А сохнут-то сколько... — продолжала говорить Зена, как будто не услышав мой вопль протеста, — Сутки! А что? Надо подстричься. Если бы я была какой-нибудь принцессой, и у меня было бы время на триста движений щеткой по волосам, другое дело...

— Я вас буду каждое утро расчесывать, только не стригитесь! — предложила я в отчаянии.

Зена улыбнулась, покосившись на меня.

— Если бы ты еще хотя бы полдня эти волосы на себе таскала, тогда было бы еще лучше, — заметила она лукаво. Потом вздохнула и сноровисто заплела толстую косу, которую быстро уложила вокруг головы. — Хорошо, уговорила. Повременю со стрижкой.

Я выдохнула. Потом, взяв щетку, попыталась пригладить собственные выгоревшие на солнце волосенки.

— Какой же капитан Блад молодец, что подарил нам это! — сказала я в порыве искренней благодарности. — Мелочь вроде бы, а такая нужная...

Зена задумчиво вертела в руках ветку колючего кустарника, пытаясь понять, сгодятся ли его шипы для того, чтобы закрепить прическу.

— Это очень... м-м-м... мило с его стороны, да... — сказала она, наконец. — Даже не знаю, как отблагодарить его. Помнится, капитан хотел научиться бросать шакрам. Дать ему шанс, как ты думаешь?

Я аж задохнулась от зависти, потому что сама была не против научиться обращению со знаменитым оружием Зены. Но сумела сдержать свои эмоции и выдавила радостную улыбку.

— Неплохая идея!

— Пожалуй, это лучше, чем предложение помощи по пошиву куртки, — продолжала рассуждать воительница, отломив несколько самых длинных шипов и зажав их в зубах. — Тем более что у него это точно получится быстрее и качественнее...

Она поправила получившуюся прическу, потом взяла малюсенькое тусклое зеркальце и некоторое время пыталась разглядеть результат своих трудов.

Я стояла позади, набираясь храбрости.

Видимо Зена почувствовала мое напряжение и обернулась, вопросительно посмотрев на меня.

— Что-то не так с волосами, да? Они у меня непослушные...

Я разинула рот, но не смогла выдавить ни звука. Вот так всегда. В самый нужный момент меня охватывает сущая паника.

В синих глазах воительницы промелькнула тревога.

— Неужели все настолько ужасно? — спросила она расстроено. Ее рука уже потянулась к волосам, чтобы распустить их заново.

— Все прекрасно! — мне, наконец, удалось справиться с проклятым волнением. — Просто... я подумала... может быть...

Зена смотрела на меня с недоумением. Но терпеливо ждала, когда я закончу свою сбивчивую фразу.

— Мне бы тоже хотелось... хотелось бы тоже...

Воительница вздохнула, куснув губу.

— Научиться метать шакрам! — пропищала я, наконец, готовая тут же удрать вон из хижины.

Зена выдохнула, опустив голову. Я увидела, что она улыбается, и поспешно затараторила снова:

— Я знаю, что это выглядит самонадеянно, и что вряд ли возможно... но я подумала, вдруг что-нибудь получится, и вам будет нетрудно... тем более что...

— Кэтрин, — Зене наконец-то удалось вставить слово, пока я набирала воздух в легкие. — Мне это нетрудно.

— Я...Правда? — я уставилась на нее, немного ошеломленная таким быстрым согласием.

— Да, — кивнула она, посмеиваясь. — Но есть одно условие.

— Какое? — насторожилась я.

— Тебе придется научиться плавать, — ответила Зена.

Я моргнула непонимающе.

— Почему?

Зена улыбнулась, шагнув ко мне поближе.

— Потому что единственное открытое место, где я могу заняться вашим обучением — это пляж. Следовательно, кто-нибудь из вас наверняка утопит мой шакрам. И, как ты понимаешь, я не собираюсь каждый раз бегать и нырять за ним, подобно охотничьей собаке.

— А-а... — протянула я, когда до меня дошла вся эта логическая цепочка. — Резонно.

— Если ты не против этого, то я не вижу причин, чтобы отказать тебе в обучении, — сказала Зена.

— Я не против, — промычала я, не желая отступать, зайдя так далеко...

— Вот и славненько! — Зена хлопнула меня по плечу.

Глава опубликована: 15.12.2016

День 9: Тренировки с шакрамом

Я проснулась оттого, что меня настойчиво тормошили.

— Подъем, лежебока! — услышала я голос Зены.

Наверное, воительница была права. Из всех обитателей женской хижины я была самой тяжелой на подъем с утра. Это особенно удручало, если учесть, что я вовсе не была «совой». Но и «жаворонком» себя назвать не могла.

— Давай-давай, шевелись! — тормошение стало совсем бесцеремонным. Теперь Зена грубо пихала меня кулаком в плечо.

— Сейчас... — прохрипела я, пытаясь продрать глаза. Очень хотелось пнуть воительницу за столь резкую побудку, но вряд ли она оценила бы такой жест. — Я уже встаю…

— Никаких «сейчас»! — Зена уже знала все мои уловки и решительно потянула меня за ноги к выходу. — Скоро солнце встанет, начнется жарища, и тренировку придется сократить.

— Солнце встанет? — я все еще слишком туго соображала, поэтому просто тупо повторяла слова воительницы, — Вы хотите сказать, что оно еще не встало?! — тут у меня даже голос прорезался, наверное, от возмущения.

— Еще нет, но скоро встанет. Надеюсь, ты проснешься раньше. Мне что, кинуть тебя в море?

Зена была сегодня крайне строгой и нетерпеливой.

Тут до меня дошла вторая часть ее фразы, и я заставила себя открыть глаза и посмотреть на воительницу.

— Тренировка?!

— Ты же хотела научиться обращаться с шакрамом, или я неправильно поняла твои слова? — Зена направилась к двери. — Впрочем, если ты передумала, я не буду грустить. Мы с капитаном будем на пляже, если ты не появишься там минут через десять, я буду считать, что тренировка тебе не нужна.

Я издала нечленораздельный вопль, но Зена уже вышла из хижины.


* * *

«Это жестоко! И это утонченное издевательство!» — думала я, упиваясь жалостью к себе, пока бежала к пляжу. Из-за этой проклятой спешки мне некогда было полюбоваться великолепным рассветом, который разворачивался над морем.

Запыхавшись, я вылетела на белоснежный прибрежный песок и увидела две фигуры, расхаживающие вдоль линии прибоя. На капитане Бладе была рубашка и новые парусиновые штаны, которые, будучи сшиты по фасону, принятому среди пиратов и моряков, своими широкими штанинами больше напоминали юбку. На Зене было ее черное кожаное платье. Увидев меня, они перестали беседовать и повернулись в мою сторону.

— Доброе утро, мисс Кэтрин! — как всегда, Блад был безукоризненно вежливым.

Я посмотрела на него более внимательно, и новая волна зависти захлестнула меня. Капитан мало того что был причесан, так еще и выбрит! И когда он только успел?!

Его проницательные синие глаза смотрели на меня, и я не увидела в них ни намека на сонливость. Напротив, капитан выглядел очень бодрым и оживленным.

Ему явно не терпелось начать тренировку.

Призадумавшись немного, я осознала, что вообще не видела его, так сказать, «не в форме» Видимо, он относился к тому редкому типу людей, которые выглядели хорошо в любых обстоятельствах. Черт побери, он умудрялся неплохо смотреться даже с синяком под левым глазом, который сейчас находился в самой живописной стадии — желтой, с зеленоватыми разводами.

Мои мысли вернулись к событиям прошлого вечера, и я припомнила, что Блад и Зена остались болтать возле костра после того как все остальные завалились спать. И, несмотря на это, они сейчас стояли передо мной, свежие как огурчики, а я чувствовала себя медузой, выброшенной на берег.

— Наконец-то все в сборе, — Зена насмешливо прищурилась, глядя на меня. — Тогда не будем терять время.

Я увидела в ее руках множество колец... судя по всему, недавно это были кокосовые орехи. Точнее, их скорлупа.

— Надеюсь, нам хватит этого пространства, — сказала Зена, оглядев берег.

Потом надела кольца из скорлупы себе на локоть.

— Сегодня я буду учить вас правильно ловить шакрам. Полагаю, это гораздо важнее, чем научиться его бросать. Хотя…

Она улыбнулась, сделав небольшую паузу.

— Скажу честно, бросать шакрам вам придется гораздо чаще, чем ловить.

Эти слова немного озадачили меня.

Но спросить я не успела, потому что Зена уже отвечала на мой немой вопрос:

— В большинстве случаев брошеный шакрам не возвращается назад. Он или попадает в цель, застревая в ней, или улетает вдаль.

— Ох, — сказала я.

Блад только прищурился, не сводя глаз с Зены.

— Сейчас покажу, как надо правильно его ловить, попрошу вас быть предельно внимательными, — говорила воительница, взяв в руку одно из колец. — Мой шакрам — очень острая штука, и если его метнуть с достаточной силой, способен пробить даже металлический доспех.

Тут Блад удивленно приподнял брови, но по-прежнему молчал.

— Он также развивает приличную скорость во время броска, поэтому, если уж вам надо его поймать, то нужно действовать быстро, уверенно и четко. Малейшая ошибка будет стоить вам в лучшем случае — руки, в худшем — жизни.

Я сглотнула, неожиданно осознав, в какую опасную авантюру ввязалась.

Зена подбросила кольцо в воздух и ловко поймала его, продолжая объяснять.

— Запомните правило номер один. Браться надо только за внутреннюю часть диска. Всегда и везде.

Она подбросила его еще раз, поймав с небрежной ловкостью. Видно было, что движение это отработано у нее до автоматизма.

— Вот так... изнутри... захват всегда изнутри.

Я невольно разинула рот, увлеченная разглядыванием мелькающих в воздухе колец.

Зена же неожиданно метнула импровизированный «шакрам» в мою сторону.

— Лови!

Я рефлекторно отпрыгнула от летящего на меня кольца.

Зена топнула ногой, фыркнув, и тут же швырнула в меня второе.

— Лови же!

На сей раз я поймала. Как могла. Двумя руками.

Зена поморщилась.

— Одной рукой. За внутреннюю сторону! Лови!

И снова в меня полетело кольцо.

Блад наблюдал за моими мучениями и отвлекся. В результате, когда кольцо полетело в него, он тоже не успел среагировать.

— Ай! — вскрикнул он, когда кокосовое кольцо врезалось в его плечо.

— Не пищать! — рявкнула Зена и тут же швырнула следующее.

Блад поймал его, хотя и не за ту сторону, какую надо было.

— Проснитесь же! — пробурчала Зена, сделав перерыв, чтобы собрать кольца. — Я двигаюсь медленно. Специально под вас подлаживаюсь!

Мы с капитаном переглянулись, но промолчали. Вряд ли стоило сейчас спорить с Зеной. Судя по ее сверкающим глазам, она могла придумать и более изощренную методику обучения.

Зена собрала все кольца и заняла исходную позицию.

Мы же, изготовившись, замерли в ожидании...


* * *

— Молодцы! — сказала Зена, дунув на мокрую от пота челку.

Солнце уже начало ощутимо припекать, когда мы сделали очередной перерыв между упражнениями.

Блад вернул ей кольца, которые только что поймал. Он продвинулся в этом деле дальше меня. Возможно, сказывались навыки фехтовальщика. Я тоже ловила неплохо, но не всегда — правильно. Это раздражало Зену.

— Лучше вообще не ловить диск, чем поймать его за острый край, — втолковывала она мне. — Если видишь, что он идет под неудобным углом, или чувствуешь, что не сможешь ухватить его нормально — пусть лучше летит дальше.

После чего она вручила мне пару колец и сказала, чтобы я потренировалась самостоятельно, пока не отработаю захват до автоматизма.

Блад же, немного окрыленный удачным началом, поинтересовался, когда же ему покажут, как бросать шакрам?

Зена некоторое время колебалась, покусывая губу.

— Я бы не стала торопиться, капитан, — сказала она, наконец. — Потому что учиться броску лучше всего на настоящем шакраме.

— Могу понять, — ответил Блад, вытирая пот со лба.

— Деревяшки летят не так, как железо, — кивнула Зена, проведя рукой по шакраму, висевшему у нее на поясе. — Но мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из вас покалечился в первый же день.

— Ну, если мы просто бросим диск, не думаю, что случится что-то ужасное, — заметил Блад.

Все эти упражнения с деревянными кольцами явно его раззадорили.

Зена вздохнула и медленно сняла шакрам с пояса.

Я в это время, как жонглер из бродячего цирка, возилась со своими кольцами, периодически роняя их на землю.

Зена негромко что-то объясняла Бладу, а потом, сделав плавное движение, послала шакрам в полет.

Я услышала пронзительный свист, который сначала удалился, а потом снова усилился, по мере приближения диска.

Зена наблюдала за траекторией полета шакрама, а потом, подняв руку, ловко поймала его, вызвав у Блада искреннее восхищение.

Она кинула диск еще несколько раз и ловила его снова и снова.

— Придется долго тренироваться для того, чтобы он возвращался, — сказала Зена, послав шакрам в очередной полет, на сей раз особо сложный, потому что диск ударился о ствол пальмы и пошел рикошетом дальше.

— Это того стоит! — возбужденно воскликнул Блад, когда она поймала вернувшийся на бешеной скорости диск.

Зена дала ему шакрам.

— Так и быть, бросай. Кэтрин! Лучше отойди назад. От греха подальше!

Я послушно отбежала в указанном направлении.

Блад добросовестно повторил движения Зены.

Шакрам свистнул, взлетев в воздух, завис на мгновение в небе, а потом спикировал в море.

Зена выдохнула, выразительно посмотрев на капитана.

Блад уже стягивал рубашку, полный чувства вины.

— Один момент, леди! — сказал он и с разбега влетел в воду.

Я с завистью смотрела на то, как быстро он доплыл до места падения шакрама. Там еще были видны круги.

Вода в лагуне была прозрачной, поэтому дно было видно даже в самом глубоком месте. Лично меня это не успокаивало. Слишком уж обманчиво выглядело это дно… так и тянуло до него дотронуться, а когда оно на глубине трех метров, сделать это не так уж просто…

Блад же чувствовал себя в воде абсолютно свободно. Вот он набрал воздух в легкие и нырнул, напомнив мне своей проворностью морского котика.

Еще мгновение спустя он вновь появился на поверхности, держа в руке сверкающее металлическое кольцо. Дабы оно не мешало ему при движении, капитан аккуратно надел его на голову, как корону, и поплыл к берегу.

— Mea culpa[1], — сказал он по-латыни, выбираясь на белоснежный песок. Потом шумно отряхнулся, довольно крякнув.

— Освежился, капитан? — осведомилась Зена, забирая у него шакрам. — Смотри, вот в чем твоя ошибка...

Она показала ему движение еще раз, стараясь делать это медленно.

Блад внимательно смотрел на нее, не обращая внимания на стекавшую с него воду.

— Можно повторить? — спросил он, и в его голосе чувствовался неприкрытый азарт.

Зена ухмыльнулась.

— Я тоже не могла остановиться, пока не освоила этот прием, — сказала она многозначительно.

Блад изготовился для очередного броска. На сей раз шакрам почти описал дугу… после чего опять исчез в море. Причем, на приличном расстоянии от берега.

Зена только развела руками.

Блад прыгнул в воду и поплыл к месту падения.

Мы с Зеной наблюдали за ним с берега, периодически покрикивая, чтобы указать ему направление.

Вот капитан снова исчез под водой. Некоторое время его не было видно. Я начала беспокоиться, но Зена оставалась невозмутимой.

Наконец, он вынырнул, но шакрама в его руке не было. Посмотрев в нашу сторону, он громко фыркнул, а потом, сделав несколько глубоких вдохов-выдохов, нырнул снова.

Зена скрестила руки, негромко посвистывая.

Я же не сводила глаз с моря.

Питер Блад вылетел из воды, как пробка. Я бы даже сказала, выпрыгнул.

— Черт! — услышали мы его негодующий вопль.

Потом мы увидели, что он поплыл к берегу с бешеной скоростью, продолжая чертыхаться. Когда он немного приблизился, я заметила, что в одной руке у него блестит шакрам.

— Что стряслось, капитан? — недоуменно спросила Зена, но Блад, не отвечая, вылетел из воды, подпрыгивая.

Я слегка оторопела, заметив, что у капитана сзади выросло что-то вроде хвоста.

— Вот зараза! — рычал он, размахивая руками.

— О, боги, да это змея! — воскликнула Зена, пытаясь разглядеть, что за тварь висела на штанах капитана. — Не дергайтесь же, ее надо срочно снять!

Приглядевшись, мы поняли, что это вовсе не змея, а длинная и узкая рыбина, остервенело вцепившаяся в плотную ткань.

— Вот это да! — воскликнула Зена, рассмеявшись.

В это время Бладу удалось схватить извивающуюся тварь и, резко дернув, оторвать ее от своих штанов. Ткань затрещала, вызвав еще серию чертыханий капитана.

Я услышала громкий щелчок. Рыбина пыталась укусить Блада за руку. Но он уже отбросил ее в сторону. Упав на песок, она подпрыгнула пару раз, а потом сноровисто юркнула в воду.

Зена смеялась, прижав руки к лицу. Я тоже улыбнулась, вспомнив, как высоко он подпрыгивал, бегая по воде с этим «хвостом».

Питер Блад посмотрел на нас с неодобрением, а потом изучил дырку в штанах.

— Ха-ха. Новые штаны. Были, — ворчливо произнес он. Но потом сам начал смеяться. — Можно считать, легко отделался. Хе-хе…

— Что это было? — спросила я у него, стараясь не хихикать слишком громко. — Мурена, насколько я успел заметить, — ответил капитан Блад. — Видимо, шакрам упал прямо на ее нору. Налетела на меня, как бешеная собака. Впрочем, мне действительно повезло. Спасибо штанам!

Он просунул в дырку палец.

— Мне приходилось лечить тех ребят, которых кусали мурены. Чертовски скверные раны от них остаются...

Зена похлопала его по плечу.

— Да уж, неприятная встреча.

Мне стало совсем не по себе при мысли о том, что бы случилось со мной, окажись я в воде на месте Блада.

— Давайте я в последний раз метну шакрам? — попросил он, вытерев лицо. — Клянусь богом, на сей раз я его не утоплю!

— Вы уверены? — усомнилась Зена. — Возможно, лучше отложить это на завтра...

— Последний бросок? — взмолился он. Инцидент с муреной явно разозлил Блада, и он жаждал взять реванш.

Зена молча протянула ему шакрам.

— Что ж... — процедил Блад сквозь зубы, тщательно прицеливаясь. И метнул диск.

Я услышала пронзительный свист, когда шакрам набрал высоту, сверкая на солнце. Потом проследила за плавной дугой, которую он описал над пляжем.

— Ну и бросок же у вас, капитан! — заметила Зена негромко.

Свист усилился, шакрам летел назад. Блад вопросительно посмотрел на Зену, но та скрестила руки и резко помотала головой.

— Пусть летит дальше, не ловите его, — сказала она и пригнулась сама, когда сверкающий диск с воем пролетел над ее головой. Я последовала ее примеру, и Блад тоже присел.

Шакрам улетел дальше, а потом мы услышали звонкий удар о дерево и нарастающий свист.

— Срикошетил! — крикнула Зена, продолжая пригибаться. — Осторожно!

— Похоже, перестарался малость? — печально протянул Блад, покосившись на Зену.

— Ага, — мрачно хмыкнула воительница. — Совсем капельку. Не вставать! — прикрикнула она на меня, заметив, что я пытаюсь вытянуть шею.

Шакрам выл где-то позади нас, а потом я услышала громкий вопль. Судя по всему, кричал Джек Воробей.

— ПОСОЛ ГКАР! БЕРЕГИТЕСЬ! — вопил он.

Мы вскочили на ноги и обернулись, чтобы понять, в чем дело.

И обомлели.

Потому что там появились двое нарнов, тащивших на шесте морскую черепаху. Рядом с ними топал Джек Воробей, который сейчас неистово размахивал руками, указывая на стремительно приближающийся шакрам.

Г'Кар и На'Тот повернули головы, услышав свист.

Но всем было ясно, что диск летит слишком быстро, чтобы они могли отскочить. Положение усугублялось еще тем обстоятельством, что шакрам летел со стороны солнца.

Я вскрикнула от ужаса и закрыла лицо руками, не найдя в себе мужества смотреть, что будет дальше.

Свист оборвался.

— Господи... — услышала я негромкий голос Блада.

Я открыла глаза и заставила себя посмотреть туда, где были нарны.

И увидела На'Тот, которая крепко сжимала шакрам, пойманный в нескольких сантиметрах от лица Г'Кара.

Лица у обоих нарнов были невыразительные, как у каменных истуканов.

— Мисс Зена... — надменно произнес посол Г'Кар. — Позвольте узнать, чем я заслужил подобное покушение?

На'Тот не произнесла ни звука, только медленно опустила руку, продолжая сжимать шакрам.

Зена, Блад и я уже бежали к ним, бормоча несвязные извинения.

— Посол Г'Кар... мисс На'Тот... — говорил Блад, не зная, как искупить свою вину. Нарны выглядели просто воплощением спокойствия, в то время как меня, Зену и капитана Блада еще некоторое время трясло от пережитого волнения.

— Все в порядке? — спросила Зена, глядя на нарнов.

На'Тот кивнула, отдав ей шакрам. Но ее красные глаза смотрели на нее осуждающе и строго.

— Вы бы хоть предупреждали, — сказала она холодно. — Или по сторонам иногда смотрели.

После чего оба нарна решительно направились к хижинам, не отвечая на расспросы людей и не оглядываясь.

Мы смотрели им вослед, а потом Джек Воробей нарушил молчание:

— Вы посмотрите на него...

— А? — я вздрогнула и повернулась к нему в недоумении.

— Она ему жизнь спасла, а он ей даже спасибо не сказал, — продолжил Джек Воробей, кивнув в сторону удаляющихся нарнов. — От простого «спасибо», думаю, не развалился бы, чертов красноглазый змей. Вот не понимаю я этого!

Капитан Блад посмотрел на Зену. Но промолчал.


[1] Моя вина (лат.)

Глава опубликована: 27.12.2016

День 9: Цена героизма

Не знаю, была ли эта черта характера присуща всем морякам в той или иной степени, или это была особенность, свойственная только Бладу. Но этот человек явно не любил оставлять дела «непроясненными». Поэтому он с какой-то обезоруживающей искренностью принес извинения послу Г'Кару за то, что подверг его жизнь смертельной опасности. И это вовсе не выглядело как признак слабости. Скорее, подумалось мне, это только подтверждало одну мудрую поговорку, гласившую, что только истинно сильный духом человек способен признать свои ошибки и заблуждения.

Г'Кар оценил этот жест и церемонно принял его извинения. После чего, сочтя инцидент исчерпанным, нарн предложил капитану сразу заняться разделкой черепахи.

— Вы правы, посол, — сказал Блад, поглядев на рептилию, которая все еще была привязана к шесту. — Лучше нам не откладывать это дело на потом.

На самом деле, поимка черепахи была большой удачей. Недавний шторм прогнал их с мест, где они откладывали яйца, и, если верить словам Джека, следующего сезона пришлось бы ждать несколько месяцев. Именно мысль о том, что мы можем лишиться столь ценного источника мяса, заставила Джека Воробья сегодня подняться затемно и вместе с нарнами отправиться в поход на другой берег острова, туда, где были черепашьи пляжи.

— Конечно, сейчас они не такие жирные и вкусные, — заметил Блад, завязывая на голове платок, так, чтобы все волосы были убраны, — потому что ничего не едят во время откладывания яиц. Но в нашем положении грешно воротить нос от такого угощения.

Он вошел в хижину, чтобы взять топоры, позаимствованные из тайника контрабандистов.

Заметив, что я смотрю на них, Блад чуть замялся. Видимо, он запомнил последний не очень приятный случай, когда они пытались разделывать черепаху при мне, и что из этого вышло.

Я знала, что вела себя глупо, и сама не ожидала от себя такой реакции. Но мне действительно тогда стало физически плохо. Может, сказалось отравление проклятыми крабами, а может, просто было жалко черепаху.

Блад откашлялся и взялся за свой конец шеста, намереваясь поднять его.

Г'Кар поспешил ухватиться за другой.

Черепаха, привязанная к шесту, судорожно втянула голову в панцирь, настолько, насколько могла.

— Мисс Кэтрин, — Питер Блад старался говорить ровным голосом. — Думаю, вам с мисс Зеной стоит развести костер в букане, пока мы с послом готовим мясо для копчения... — добавил он торопливо, стараясь не глядеть мне в глаза.

— Мы быстро обернемся, — сказал Г'Кар, поправляя шест на плече. — Ведь теперь у нас нормальные топоры!

И он радостно помахал своим оружием в воздухе.

Блад снова кашлянул и потянул нарна за собой в сторону пляжа. Свой топорик он сунул за пояс штанов.

— Ага... — ответила я, сглотнув. — Все будет сделано!

И поспешила к Зене, чтобы передать ей просьбу капитана.

Я снова была недовольна собой. Нашла из-за чего распускать нюни! В конце концов, пора приучиться видеть в морской черепахе то, что все остальные: несколько десятков килограммов отличного питательного мяса.

И все.


* * *

Джек Воробей возиться с разделкой черепахи отказался, сославшись на усталость после утреннего похода через весь остров.

— Но если понадобится помощь при поедании мяса, то, конечно, зовите, — сказал он ехидно, проходя мимо меня и Зены. Мы таскали дрова для букана, Дейта помогал нам рубить слишком толстые поленья.

Мы были слишком увлечены этим занятием, чтобы спорить с капитаном, поэтому просто махнули на него рукой.

Джек Воробей, заявив, что хочет спать, исчез в хижине. Если бы мы были более внимательными, то заметили, что пошел он не к тому шалашу, где жили мужчины, а к нашему, женскому.


* * *

Капитан Джек Воробей остановился около двери и деликатно постучал, прежде чем войти.

— Мисс На'Тот, можно? — негромко спросил он, отодвинув циновку, подвешенную у входа.

— Да? — раздался изнутри мелодичный голос нарнийки.

Джек вошел, пригнувшись, и увидел На'Тот, которая стояла спиной к нему, пытаясь что-то найти среди корзинок и ящиков, стоявших вдоль стены. Это были припасы из контрабандистского тайника, которые мы постепенно перетаскивали в наш лагерь.

— У вас ко мне какое-то дело, Джек? — спросила она, и хотя ее голос звучал вежливо, в нем чувствовалась чуть заметная напряженность.

— Просто решил выразить свое восхищение тобой, цыпа, — ответил он, прислонившись к стене. — Ты была великолепна сегодня утром. Эта железная штука мисс Зены могла убить вас обоих.

— Но этого же не случилось, — перебила его На'Тот, продолжая изучать ящики.

— Исключительно благодаря тебе, — не унимался Джек. — И я удивляюсь, что посол Г'Кар не удосужился сказать тебе хотя бы «спасибо»...

На'Тот повернулась к нему с руками за спиной, и он увидел, что она улыбается.

— Капитан... — сказала нарнийка медленно, — поверьте мне, посол Г'Кар вовсе не обязан благодарить меня. Я просто выполнила свой долг. Вот и все.

— Но... — Джек Воробей попытался возразить, но На'Тот перебила его.

— Помимо обязанностей дипломатического атташе я также являюсь телохранителем посла Г'Кара, — сказала она спокойно. — Беспокоиться о его безопасности и защищать в случае необходимости — это мой долг. Если с послом Г'Каром что-нибудь случится, мое имя будет покрыто позором. Лучше поймать этот проклятый шакрам, так или иначе, чем допустить подобное бесчестье…

— Ох, — Джек приподнял брови, не сводя с нее глаз. — Так или иначе?

На'Тот тяжело вздохнула.

Джек Воробей замер, заметив на белоснежном песке под ногами нарнийки темное пятно.

— На'Тот? — произнес он хрипло.

Она перехватила его взгляд и снова вздохнула. Потом вытянула правую руку вперед, криво улыбнувшись.

— Вы не поможете мне затянуть жгут посильнее?

Джек тихо чертыхнулся, увидев залитую кровью ладонь нарнийки. Чуть выше, на запястье, был накинут ремень, который На'Тот пыталась затянуть при помощи свободной руки и зубов.

— Господи, На'Тот, тут простой повязкой не отделаешься! — сказал он, наклоняясь к ее руке.

— Пожалуйста, не надо шума, — остановила она его. — Это всего лишь порез. Бывало и хуже…

— Я позову Блада, — решительно сказал Джек, когда ему удалось наспех перевязать ее руку. — Такую рану лучше зашить. Иначе она так и будет кровоточить.

На'Тот сердито нахмурилась, но потом кивнула.

— Хорошо, зовите... но ради всех мучеников, только его! Джек, я действительно не хочу, чтобы кто-нибудь еще об этом узнал. Это вопрос чести.

Капитан Воробей скрипнул зубами, но не стал с ней спорить.

— Я сейчас его приведу! — сказал он и выбежал наружу...

Глава опубликована: 27.12.2016

День 9: О черепахах, центаврианах и особенностях нарнской субординации

Питер Блад сделал несколько сильных ударов топором, нарубив черепашье мясо тонкими длинными полосками. Потом приостановился, чтобы вытереть пот со лба.

Солнце поднялось высоко, и даже близость лагуны не спасала от удушающей жары.

— Ловко у вас получается, — заметил Г'Кар, складывая мясо в корзину. — Наверное, вы опытный охотник?

Блад топнул ногой, отгоняя наглых чаек, которые, почуяв запах свежей крови, слетелись к ним со всего берега. Обычно диковатые птицы сейчас отбросили свой страх перед человеком ради того, чтобы украсть немного обрезков.

— Вы мне льстите, посол, — ответил Блад, тяжело дыша. — Мне далеко до некоторых буканьеров из моей команды, но кое-чему они меня научили.

Оба — и нарн и человек, — были обнажены по пояс, чтобы не перепачкать одежду при разделке.

Хотя Блад старался действовать как можно аккуратнее, все равно перемазался кровью и черепашьим жиром с головы до пят.

Одна чайка, самая наглая и нетерпеливая, прыгнула в корзину, чтобы схватить полоску только что нарезанного мяса.

— Кыш! — сердито крикнул Блад, махнув в ее сторону окровавленным топором.

Г'Кар отбросил чисто выскобленный кожистый панцирь черепахи, а потом прикрыл мясо в корзине листьями от мух, которые, привлеченные запахом крови, уже начали виться вокруг.

— Мой народ знает толк в охоте, — сказал нарн, пробуя поднять корзину. — Но проблема в том, что за последние сто лет в нашем мире практически не на кого охотиться. Центавриане хорошо поработали, опустошив нашу планету…

— Очень жаль слышать это, посол, — вежливо ответил Блад.

— Так что я, к моему величайшему стыду, не видел живого зверя лет двадцать, — сказал Г'Кар со вздохом.

Блад направился к морю, чтобы умыться и сполоснуть топор.

— А ведь когда-то и наша планета была такой же полной жизни, как и это место, — продолжал нарн. — Конечно, мой мир трудно назвать раем, но мы даже подумать не могли, как быстро можно все уничтожить. Вы не можете представить, капитан, как я рад, что на этом острове нет ни одного центаврианина. Этот пакостный народ превратил бы его в пустыню за несколько дней…

— Не имел счастья или несчастья быть знакомым лично с этими вашими центаврианами, но верю вам на слово, посол, — сказал Блад, отчаянно пытаясь оттереть с ладоней липкий черепаший жир. Соленая морская вода не очень-то помогала в этом деле.

— Я искренне рад за вас, — произнес Г'Кар. — Центавриане не знают меры ни в чем. Думаю, если бы они добрались до черепах, то не успокоились, пока не перебили бы все стадо… просто ради развлечения, не ради пропитания. Такова уж их подлая натура.

— Среди людей тоже попадаются подобные кровожадные безумцы, — ответил Блад, покончив с умыванием. — Вот, например, некий судья по имени Джеффрейс[1]. Знатный был кровопийца. Думаю, вашим центаврианам далеко до него в некоторых вещах…

— Один центаврианский император приказал казнить несколько сотен нарнов только потому, что у него было в тот день плохое настроение, — процедил Г'Кар сквозь зубы.

— Джеффрейс осудил на мучительную казнь больше тысячи человек, в том числе и меня, хотя вся моя вина была только в том, что я оказал помощь раненому, — ответил Блад, пытаясь закрыть корзину поплотнее, чтобы мухи не смогли проникнуть внутрь. — Если бы не вмешательство судьбы, меня бы повесили, колесовали и четвертовали на следующий же день после суда.

— Ох, капитан, похоже, центавриане уже проникли в ваш мир, — сказал Г'Кар, помогая ему поднять корзину.


* * *

— Капитан! — Джек Воробей вынырнул из прибрежных кустов, помахав рукой Бладу. — Нам надо поговорить... наедине...

Питер Блад посмотрел на Г'Кара.

— Вы дотащите корзину к букану? — спросил он.

Нарн фыркнул и легко вскинул ее на плечо.

Джек подождал, пока посол скроется из виду, а потом негромко заговорил с Бладом...


* * *

— Вам следовало сказать мне об этом сразу, — укорил Блад нарнийку, подготавливаясь к обработке глубокой раны на ладони. — Вы же могли истечь кровью!

— Но не истекла, — ответила На'Тот, а потом заносчиво вскинула голову, — Капитан, прошу вас, давайте без нравоучений. Просто делайте свое дело.

Блад откупорил бутылку рома, принесенную Джеком Воробьем.

— Ваша беспечность осложняет мою работу, мисс, — сказал он строго. Потом налил немного рома себе на руки и протер их. — У меня здесь скудновато с лекарствами, так что прошу прощения, если придется причинить вам боль...

На'Тот фыркнула и вытянула руку.

— Об этом не беспокойтесь. Меня учили терпеть боль. Не стоит устраивать возню из-за обычной царапины.

Вместо ответа Блад молча наклонил бутылку и вылил немного рома на ее рану.

На'Тот дернулась, больше от неожиданности, но не издала ни звука.

Джек Воробей, наблюдавший за этим, поморщился.

— Капитан, держите фонарь ровно! — прошипел Блад, строго посмотрев в его сторону.

Доктор принялся накладывать швы, стараясь действовать быстро и аккуратно.

Хотя На'Тот ни разу не вздрогнула за это время, он по привычке, пытался отвлечь ее разговорами.

— Так вас учили терпеть боль, мисс? Это традиция вашего народа?

— Это традиция моего Круга, — ответила На'Тот, наблюдая за его ловкими движениями. — Я — воин и получила соответствующее воспитание.

— А мне казалось, что вы дипломат! — удивился Джек Воробей.

На'Тот криво улыбнулась.

— Так называется моя нынешняя должность, да. Но я родом из Пятого Круга, и большую часть жизни готовилась совсем для другого. И признаюсь честно, профессия воина мне больше по душе, чем дипломатия. Если бы я не попала на этот остров, то, возможно, получила бы шанс заняться делом, для которого была рождена и обучена…

— Да? — Блад обрезал нитку, а потом принялся за следующий шов.

— Нарн и Центавр сейчас в состоянии войны, — сказала На'Тот и тяжело вздохнула. — Я могла бы попросить перевод в армию, туда, где от меня действительно был бы толк.

— А посол Г'Кар?

На'Тот некоторое время молчала.

— Это одна из причин, по которой я не попросила о переводе раньше, — сказала она, наконец. — У него удивительный талант наживать врагов. Сложный объект для любого телохранителя.

— Вы так беспокоитесь за него, — осторожно вставил Джек, пока Блад возился с обработкой швов.

— Как я уже говорила, я просто выполняю свой долг. Любой телохранитель на моем месте поступил бы также, — холодно ответила На'Тот.

— И все же, посол мог бы больше ценить вашу заботу, — не сдержался Джек.

— Поверьте мне, он ценит, — сказала На'Тот ровным голосом. — Я понимаю, что вам, землянам, трудно понять некоторые наши традиции. Посол Г'Кар занимает очень высокое положение в нашем обществе. Он из Третьего Круга, а если член Третьего Круга прикажет нарну из Пятого … что угодно… да хотя бы совершить самоубийство или что-нибудь еще в этом роде, тот должен повиноваться немедленно. Но посол Г'Кар достаточно великодушен, чтобы не отдавать мне… столь жесткие приказы. И уж конечно, члены Третьего Круга не обязаны рассыпаться перед своими подчиненными в благодарностях. Это... нарушение субординации.

— Странные у вас обычаи, — проронил Джек Воробей, но тут Блад толкнул его локтем.

— Не лезьте в бутылку, капитан, — сказал он негромко, зная, что нет способа поссориться быстрее, чем начать обсуждать чьи-либо обычаи или веру.

— И то, что мы тут прячемся, как заговорщики, тоже часть традиции? — спросил Джек Воробей.

На'Тот посмотрела на ладонь, на которой красовался ряд аккуратных стежков. Кровотечение, вроде, прекратилось. Блад смазал швы кашицей из каких-то листиков, собранных им собственноручно, а потом принялся бинтовать.

— Это постыдно — если твою слабость заметят другие, — сказала На'Тот наконец. — Поэтому я надеюсь, что вы ничего не скажете послу Г'Кару.

— Хорошо, если это вас утешит, — ответил Блад, выпрямляясь. — Вас спасла перчатка, мисс На'Тот. Еще немного, и связки были бы серьезно повреждены.

На'Тот слегка поклонилась ему, прижав левую руку к груди.

— Но руку прошу поберечь, иначе все мои труды пойдут насмарку, — добавил он.

— Ох уж эта ложная скромность! — глубокомысленно проворчал Джек, как будто ни к кому не обращаясь.

На'Тот посмотрела на него, и ее рубиновые глаза сверкнули.

— Это не скромность! Но я не хочу, чтобы он чувствовал себя обязанным мне. Это ни к чему, поверьте!

— Хорошо, хорошо, мы будем молчать, — поспешно кивнул Джек Воробей, оглянувшись на Блада...


* * *

На'Тот осталась в хижине, а два пиратских капитана медленно вышли, направившись к коптильне, в которой Зена, мисс Кэтрин, Г'Кар и Дейта развешивали и раскладывали черепашье мясо на деревянных решетках.

— Вы слышали, что она сказала, капитан? — наконец нарушил молчание Джек Воробей. — У них женщины в армии служат! Странный народ!

— Это если глядеть на вещи с нашей точки зрения... — задумчиво ответил Блад. — Возможно, на их взгляд, мы тоже изрядные чудаки...


[1] Лорд Джордж Джеффрейс, баронет Уэмский, верховный судья Англии, прославившийся своей жестокостью во время судебного процесса над участниками восстания Монмута.

Глава опубликована: 27.12.2016

День 9: Сундук мертвеца и парус на горизонте

Мы как раз закончили возиться с буканом, когда капитаны подошли к нам.

Питер Блад с удовлетворением взглянул на идущий вверх прозрачный дым, просачивающийся сквозь щели шалаша.

Зена, мокрая от пота, кинула на угли последнюю порцию травы и вышла к ним.

— Думаю, теперь нам тут нечего делать, — сказала она, размазывая сажу по щеке в попытке вытереть лицо. — Завтра мясо будет готово.

Она дернула меня за руку.

— Ты идешь на пляж? Иначе мы просто расплавимся. Ну и жара!

Сегодня действительно выдался очень солнечный день, да еще и ветер стих. Я могла видеть марево, поднимающееся от раскаленного песка. А возле букана вообще было тяжело находиться. Про меня даже речи не шло: я отвратительно переносила жару и давно уже выглядела, как ходячий труп. Но сегодня, судя по всему, температура воздуха достигла высшей отметки, и даже такие выносливые и привычные к жаре люди, как Блад и Зена, чувствовали себя неважно.

— Я пойду, вздремну немного, — сказал Блад, когда убедился, что процесс копчения идет так, как надо.

Он всегда спал днем, и пример его был заразителен. Как только у нас на острове наладился худо-бедный режим, капитан Блад старался вздремнуть после полудня хотя бы пару часов.

Похоже, это был обычный режим у жителей тропиков. Где-то в полдень жара достигала своего пика, и в это время ничего не оставалось делать, как устраивать сиесту. Просто лежать пластом где-нибудь в тени, стараясь не делать лишних движений.

— Прекрасная идея, — ответил Джек Воробей и широко зевнул.

Я вспомнила, что он сегодня встал очень рано, так что его желание отдохнуть было вполне естественным.

Зена все ждала моего ответа. Ее предложение было заманчивым, если бы не одно «но». До нашего пляжа надо было идти через открытое пространство, а при одной мысли о том, чтобы высунуться под палящее солнце, мне становилось дурно.

Блад вежливо попрощался с нами и ушел в шалаш. Я не сомневалась в том, что он заснул сразу, как только лег. Мне уже доводилось видеть, как мгновенно он засыпал, как только получал такую возможность.

У меня же так не получалось. В основном, из-за жары. Большую часть дневного отдыха я проводила, ворочаясь с боку на бок и мечтая о том, чтобы на этом острове был холодильник, куда можно было бы забраться…

— Ладно, если надумаешь, я там, — сказала Зена, устав ждать моего ответа. И быстро ушла.

Возле коптильни остались я, Джек, Г'Кар и Дейта.

Андроиду жара была нипочем, и он с интересом рассматривал сверкающую под солнцем морскую гладь. Посол Режима Нарна уселся рядом с ним, и между ними завязалась неторопливая беседа.

Капитан Воробей, с улыбкой поклонившись мне, повернулся, чтобы уйти, но я дотронулась до его руки, вспомнив, что хотела спросить его кое о чем.

— Мисс? — произнес он чуть удивленно.

Я отошла от остальных, поманив его за собой. Заинтригованный, капитан Воробей последовал за мной.

— Скажи мне, капитан, — медленно произнесла я, — неужели ты действительно намеревался выполнить условия договора с Дэйви Джонсом? И поступишь к нему на службу через тринадцать лет?

Джек ответил не сразу. Он долго смотрел на море. Потом мягко улыбнулся, бросив на меня косой взгляд.

— В тот момент, когда мы заключали этот договор, я думал только о «Черной Жемчужине», — признался он, наконец. — В конце концов, тринадцать лет — это долгий срок. Особенно для человека столь отчаянной профессии.

— Но у тебя наверняка есть план, как избежать такой участи? — продолжала допытываться я.

Джек опустил глаза, продолжая улыбаться.

— Знаешь, цыпа, что самое ужасное в этой расплате?

Он явно не хотел отвечать на мой вопрос, и я позволила ему увильнуть.

— Что?

— То, что я должен буду служить Дэйви Джонсу. Тогда я не понимал, насколько жестоко он подшутил надо мной, предложив такие условия. Но теперь, после трех лет командования кораблем… — Джек вздохнул, и его улыбка слегка померкла, — снова стать матросом… выслушивать приказы и понукания от кого-то еще… с этим я смириться не могу. И с каждым днем, по мере того, как срок близится, мысль об этом становится все более навязчивой и невыносимой. Есть ли у меня план? Я бы дорого заплатил, чтобы найти хоть какую-нибудь лазейку!

Он посмотрел мне в глаза и добавил совсем другим тоном:

— Кое-кто назовет меня клятвопреступником. Но, черт побери, будет ужасно обидно платить за то, чего не было. Барбосса получил команду и отлично оснащенный корабль, а что получил я?! Не думаю, что совершу клятвопреступление, хотя бы потому что в договоре говорилось о том, что «Черная Жемчужина» должна принадлежать мне все эти тринадцать лет…

— Джек, — сказала я, пытаясь перебить его пламенную тираду. — У тебя действительно есть такой шанс.

— Что? — он встрепенулся, посмотрев на меня потемневшими от волнения глазами. — Что ты сказала?!

Я знала, что, возможно, нарушаю ход истории в его мире, но мне было жаль этого человека. Судьба действительно обошлась с ним несправедливо, даже если он и заслуживал наказания за свое раздолбайство. Поэтому, набрав в грудь воздух, я принялась рассказывать все, что помнила из просмотренных фильмов.

— Слышал ли ты о сундуке мертвеца? — спросила я, наблюдая за реакцией капитана...


* * *

Когда я заканчивала свой рассказ, Джек изменился в лице. Его глаза сверкали, он дрожал, как в лихорадке, явно обдумывая открывшиеся перед ним перспективы.

Глядя на то, как просияло его загорелое лицо, я почувствовала удовлетворение. Изменил мой рассказ ход истории или нет, но ради того, чтобы увидеть Джека в столь радостном состоянии духа, стоило нарушить некоторые правила.

— Мисс Кэтрин, цыпочка, душечка, солнышко! — вскричал он, схватив меня за руки. — Ты мне жизнь спасла!

Я покачала головой, пытаясь его успокоить.

— Это еще надо доказать. Я не знаю, где Дэйви Джонс закопал этот сундук, и понятия не имею, как можно достать ключ от него…

— Ну, у меня еще есть куча времени, чтобы решить эту проблему, — отмахнулся капитан Воробей, а потом неожиданно сгреб меня в охапку и поцеловал. — Я твой должник, цыпа! — прошептал он мне на ухо, пока я пыталась перевести дух. Джек, конечно, был иногда лапочкой, но эти его вольности...

— Тринадцать лет службы на моем корабле? — попыталась я отшутиться, чувствуя, что покраснела как рак.

— Что? — до него не сразу дошла моя шутка. — Ах, мисс Кэтрин!..

Тут он замолчал, увидев, что посол Г'Кар и Дейта с интересом смотрят на нас, ожидая, как развернутся дальнейшие события.

Джек Воробей тут же выпустил меня и нервно улыбнулся.

— Это не то, что вы подумали, — сказал он быстро.

Г'Кар снисходительно улыбнулся.

— Вы прямо как малые дети, честное слово! — заметил он.

Но больше ничего не успел добавить, потому что со стороны пляжа раздался крик Зены.

Обернувшись, я увидела, что полуодетая воительница бежит к лагерю, размахивая руками.

— Парус! — кричала она, указывая на горизонт. — Там парус!

Мы все уставились в указанном направлении и увидели маленькое белое пятнышко на границе моря и неба.

Я почувствовала, как сердце мое подпрыгнуло и затрепыхалось где-то у горла.

— Подзорная труба, — хрипло сказал Джек Воробей, попятившись к хижинам. — Нужна подзорная труба!

И он ринулся к шалашу, чтобы разбудить Блада...

Глава опубликована: 27.12.2016

День 9: Неожиданные повороты сюжета

В одно мгновение наш лагерь пришел в оживление.

Все выбежали на берег, вглядываясь в далекое белое пятнышко, маячившее на горизонте. Питер Блад навел на него подзорную трубу, Джек Воробей стоял рядом, взволнованно кусая ногти.

— Что там видно? — спросил Дейта, оказавшись возле Блада с другой стороны.

— Это ваш корабль, капитан? Он вернулся, да? Как вы и говорили?

Блад не ответил, продолжая рассматривать далекий парусник.

— Надо разжечь сигнальный костер! — воскликнула Зена. — И чуть смочить дрова, чтобы было больше дыма. Живее, живее же! Он может плыть мимо!

Дрова для костра мы заготовили уже давно, и теперь, конечно, нельзя было упускать такой случай. Г'Кар, На'Тот и Зена ринулись туда, схватив по головне.

Еще немного возни, и огромная куча хвороста жарко пылала, столб огня взвился в небо, и нам пришлось поспешно закидывать его свежесорванной травой и листьями, чтобы вызвать дым.

— Капитан... — нетерпеливо произнес Джек Воробей, потеребив рукав Блада.

Вместо ответа тот протянул ему трубу.

— Взгляните, — сказал Блад хрипло. — Он все еще далеко, видно плохо. Но, по-моему, это бриг[1].

Джек Воробей вцепился в трубу и навел его на корабль.

У Питера Блада была отличная подзорная труба с пятикратным увеличением, но из-за купания в море внутрь нее попала вода, поэтому теперь было трудновато получить по-настоящему резкое изображение.

Наконец, Джек заговорил, продолжая рассматривать горизонт.

— Да, это бриг... и он направляется к нашему острову. Как раз сейчас меняет курс.

Он опустил трубу и радостно улыбнулся.

— Они заметили нас! Не могу поверить, что мы наконец-то сможем покинуть этот остров!

— Флаг, мистер Воробей... — перебил его Питер Блад, пытаясь забрать свою трубу из его рук. — Какой у него флаг?

Джек тут же спохватился и отдал подзорную трубу капитану.

— Не разглядел, прошу прощения, — пробормотал он.

Блад снова поднес трубу к глазу. Потом, поморщившись, опустил ее.

— Флагов нет... впрочем, это меня не удивляет. К сожалению, он слишком далеко, чтобы можно было разглядеть линии корпуса. Молитесь, капитан, чтобы это были голландцы, французы или англичане.

Джек нервно сглотнул.

— В любом случае, это точно не испанская береговая охрана. Слабое утешение, знаю…

Я, решив, что у костра моя помощь больше не требуется, подбежала к нашим капитанам, намереваясь спросить, что им удалось увидеть. Но остановилась, заметив, что из всех нас у них были самые мрачные лица. Сначала я удивилась такой реакции, но потом осознала, что в те времена по морям плавали разные корабли, и далеко не все из них были безопасным пристанищем для тех, кого выбросило на берег необитаемого острова.

— Еле ползет, — продолжал говорить Блад, снова поглядев на далекий корабль. — Ветер ему не благоприятствует... к тому же, похоже, его изрядно потрепало... взгляните сами, Джек, у него нет грот-стеньги[2].

Я стояла возле двух капитанов, которые то и дело передавали друг другу подзорную трубу, негромко переговариваясь. Половину их слов я не понимала вообще.

— Да, еле плетется. Такими темпами он доберется до нас только к вечеру.

Постепенно возле них сгрудились все члены нашей компании.

— Капитан? — Зена явно жаждала узнать, что происходит. — Вы знаете этот корабль?

Блад покачал головой.

— Нет.

И снова отдал трубу Джеку.


* * *

Для всех нас потянулись мучительные часы ожидания. Было ясно, что корабль изменил курс и идет к острову, и это вселяло в наши сердца надежду. Но он плыл так медленно! Я проклинала встречный ветер и неблагоприятное течение, которые, несомненно, были главной причиной задержки.

Корабль постепенно приближался, и мы могли видеть, как он неуклюже лавировал[3], меняя галсы.

Стеньги у него действительно не было, поэтому грот-мачта выглядела куцым огрызком. Остальные паруса, как сказал Питер Блад, были зарифлены[4], что тоже серьезно снижало скорость.

— Изрядно его потрепало, — заметил Джек, нервно потирая руки. — Смотри, как кренится!

Тем временем начинало темнеть, и этот факт вызвал у всех нас сильнейшую досаду. Вряд ли капитан этого брига осмелится подойти к острову в ночи, особенно, если учесть опасные рифы, окружающие его.

— Надо разжечь костер поярче, чтобы он видел нас, — сказала Зена. Она, так же как и все здесь, сходила с ума от вынужденного ожидания, поэтому искала любую возможность занять себя хоть немного.

Все ринулись к куче хвороста, оставив двух капитанов наблюдать за бригом.


* * *

— Он видит нас и все же флаг не поднимает, — высказал, наконец, свою тревогу капитан Блад, в очередной раз передав трубу Джеку.

— Если это наши друзья-контрабандисты, то неудивительно, — ответил Джек, пытаясь найти корабль в стремительно сгущающихся тропических сумерках. — Я бы тоже осторожничал.

— В любом случае, нам надо быть начеку, — сказал Блад, тяжело вздохнув.

Джек вдруг резко опустил трубу, и лицо его вытянулось.

— Что такое? — Блад заметил перемену в его поведении.

— Кажется, я знаю этот корабль. Приходилось видеть его раньше, — сказал Джек Воробей хрипло. — Это «Русалка», а командовал ею малый по имени Пикард.

— Что-то я не слышу особой радости в вашем голосе, — произнес Блад. — Давайте, выкладывайте, что это за птица. Я никогда его не встречал.

— Французский пират, — продолжил Джек, понизив голос. — Говорят, он сильно со странностями, даже на взгляд ребят из Берегового Братства. И немудрено, что вы его не встречали. Он держится особняком. Уж не знаю, почему, но на Тортугу почти не заходит. Поговаривают, потому что с д'Ожероном не поладил. Это он зря, конечно…

— Вы что-то недоговариваете, Джек, — перебил его Блад. — И это меня напрягает. Вы знаете этот корабль и его капитана. Что нам от него ждать? Как он отнесется к таким, как мы?

Джек Воробей нервно покусывал губы.

— Капитан, что можно сказать о человеке, которого даже такой корыстолюбивый прохвост, как д'Ожерон, терпеть не пожелал? Я всерьез жалею, что мы разожгли этот чертов костер и привлекли его внимание. Так и быть, вам скажу как есть, но лучше не сообщать это остальным, ради их спокойствия. У Пикарда есть все основания пристрелить меня при первой же встрече. Вот такая уж у меня удача в последнее время.

Блад только скрипнул зубами, бросив на Джека выразительный взгляд.

— Он парень вспыльчивый и злопамятный, но все-таки, маленькая лазейка у меня есть, — продолжал рассуждать вслух Джек Воробей, отчаянно грызя ногти. — В любом случае, нам придется с ними поговорить, раз уж мы выдали свое присутствие на острове. Ночью он сюда не сунется, так что у нас есть время до утра, чтобы подготовиться.

Питер Блад посмотрел на Зену и мисс Кэтрин, которые с радостными криками бегали к костру с охапками хвороста.

Лицо его стало очень серьезным.

— Возможно, он внемлет голосу рассудка и согласится доставить нас на Тортугу за щедрое вознаграждение, которое получит по прибытии туда? — спросил он. — Чертовски не хочется попасть в трюм в качестве раба.

— Попытка не пытка, конечно, — ответил Джек, — Но трюм и кандалы все равно выглядят симпатичней пули в животе...

Блад снова посмотрел на женщин и тяжело вздохнул.


* * *

Темнота тем временем стала еще непрогляднее, и бриг уже зажег фонари, а потом до нас донесся далекий скрежет снастей и визг блоков — корабль становился на якорь и убирал паруса.

— Подумать только, уже завтра мы будем далеко отсюда! — радостно приговаривала я. — Этот остров, конечно, симпатичное место, но не хотелось бы застрять на нем вечно. И корабль! Настоящий корабль! Кто бы мог подумать, что я окажусь на паруснике!

— Это действительно очень романтично, — ответил Дейта. — Мне начинает нравиться эта программа. Хотя некоторые повороты сюжета несколько... неожиданные.

— Программа? — я посмотрела на него с любопытством. — Так вы по-прежнему считаете, что все это — только результат сбоя компьютера?

— Это самая вероятная версия, мисс Кэтрин, — сдержанно ответил андроид. — Сами посудите, каким образом мы все могли оказаться в одном месте?

— Ну... — я от волнения немного потеряла контроль над собой, поэтому рискнула выдвинуть свою идею, которая, как я знала, наиболее близка к истине. — Вполне могло случиться так, что мы все — просто герои романа. И кто-то, ради забавы, решил собрать нас всех на этом острове, чтобы посмотреть, что из этого получится.

— Интересная мысль, — улыбнулся Дейта. — Хотя, скажу вам честно, не очень приятно осознавать, что ты всего лишь марионетка в чьих-то руках.

— Ух... — я прикусила язык, а потом все-таки произнесла: — Но я подозреваю, что автор уже не может контролировать то, что пишет...

«Иначе я бы здесь не оказалась», — хотела я добавить, но вовремя замолчала.

— Сбой в программе голодека, как я и говорил, — кивнул Дейта.

В это время к нам подошли капитан Блад и Джек Воробей. Они спокойно улыбались, глядя на нашу возню с костром.

— Думаю, нам надо подготовиться к завтрашнему визиту, — сказал Блад, кивнув на далекий силуэт корабля, который был виден только из-за габаритных огней. — Мы должны произвести на наших гостей самое благоприятное впечатление.

Г'Кар с интересом склонил голову набок.

— Как у вас принято приветствовать таких визитеров? — спросил он. — Я мог бы приготовить роскошное угощение...

— Хорошая мысль, посол, — вежливо ответил Блад, а потом бросил быстрый взгляд на невозмутимого Джека Воробья и добавил: — Но сначала мы проверим все наши пистолеты и наточим ножи и шпаги...


[1] Бриг (англ. brig) — двухмачтовое судно с прямым парусным вооружением фок-мачты и грот-мачты, но с одним косым гафельным парусом на гроте — грота-гаф-триселем.

[2] Стеньга — рангоутное дерево, служащее продолжением мачты. Грот-стеньга — стеньга на грот-мачте (второй от носа и последующие, кроме кормовой, мачты на многомачтовом парусном судне; средняя мачта на трехмачтовом судне; более высокая или вторая, при равной высоте на двухмачтовом судне мачта, мачта, если она — одна.)

[3] Лавировать — если направление ветра противоположно направлению, по которому должно двигаться парусное судно, то последнее, для достижения цели плавания, бывает принуждено лавировать, т. е. подвигаться вперед зигзагами, по ломаной линии, части которой составляют более или менее острые углы с направлением ветра. Судно при этом подвигается то левым галсом, то правым галсом (т. е. имея ветер то с левой, то с правой стороны).

[4] Зарифить — уменьшить площадь паруса с помощью завязок (риф-сезней), расположенных рядами на парусах.

Глава опубликована: 27.12.2016

День 9: Назвалась дамой – полезай в корсет

— Если капитан Блад думает, что я буду носить эти проклятые тряпки, то заблуждается! — гневно прошипела Зена, влетев в хижину. — Ты только взгляни на них, Кэтрин! Это же не одежда, а орудие пытки!

Она сгребла платья, лежавшие в ящике, и презрительно отбросила их в сторону.

— Сразу видно, что они создавались мужчинами. Причем, исключительно женоненавистниками. Боги, это не ткань, а панцирь!

Я была с ней полностью согласна, и меньше всего на свете мне хотелось облачаться в тяжелые старомодные испанские одежды. Но понимала, что капитан Блад не стал бы заставлять нас делать это без серьезных причин.

— И все же, мне кажется, нам следует его послушаться, — робко начала я, подняв платье с земли. Упало оно, кстати, с громким стуком. Потому что лиф был настолько богато усеян драгоценными камнями и жемчугом, что буквально стоял колом.

— Пусть сам их носит! — продолжала бушевать воительница. — Посмотрим, сколько он протянет при этой жаре!

— Но что же в таком случае нам надеть? — спросила я, пытаясь найти остальные детали платья. — Наша одежда слишком изношена... и немного...

Тут я замялась, не зная, как сказать это помягче.

— Что?! — свирепо спросила Зена, посмотрев на меня. — Что не так с моим прекрасным кожаным платьем?!

Я нервно сглотнула, напуганная вспышкой гнева воительницы.

— Оно немного... коротковато. Да, именно так. Понимаете, в этом мире немного другие понятия о женской моде...

— Я уж вижу! — язвительно произнесла Зена, указав на платье в моих руках.

— Если мы будем одеты не так, как женщины этого мира, то привлечем к себе ненужное внимание этих людей.

Я была довольна, что смогла так гладко сформулировать все мои тревоги в одной фразе.

— Интересно, как это мы не будем привлекать внимание этих людей, если напялим на себя все эти бирюльки?! — заворчала Зена, а потом сунула руку в ящик и достала оттуда корсет. — Боги, боги! Мои латы легче, чем эта штука, честное слово!

— Давайте все-таки одеваться, — вздохнула я. — Вот это платье, вроде бы, вам по размеру...

Я достала роскошное одеяние из темно-малинового бархата, с жестким лифом, украшенным жемчугом и мелкими рубинами.

Зена тяжело вздохнула и принялась натягивать на себя многочисленные нижние юбки.

— Что-то я запуталась, — сказала она через некоторое время. — Где тут зад, а где перед?

Я сама понимала в этом не больше нее, поэтому пришлось делать все на глазок.

Я помогала ей застегнуть все крючки и затянуть многочисленные шнуровки, а у самой руки потихоньку тряслись. Из головы все не шел этот бриг, бросивший якорь возле острова. И капитаны наши тоже. Мне не нравилось их поведение. Они улыбались и шутили, но что-то было в их глазах, какой-то жесткий огонек, как у хищников перед атакой.

— Как вы думаете, те, кто на бриге... — сказала я, наконец. — Они ведь не причинят нам вреда? Все-таки, мы, можно сказать, потерпевшие бедствие, и существуют законы...

— Да-да, существуют, — мрачно ответила Зена, подобрав волосы, чтобы они не мешали разбираться с платьем. — Например, милый такой закон, по которому все, что было выброшено морем на берег, принадлежит тому, кто живет на этой земле. Включая и людей.

— Брр! — я посмотрела на нее, надеясь, что это всего лишь одна из ее грубоватых шуточек. — Надеюсь, что здесь это не принято...

— Надеяться, конечно, можно, но надо и самому не зевать, — ответила Зена и повернулась ко мне лицом. — Ты там закончила с крючками? Давай сюда это жуткое платье!

— Сначала корсет, — сказала я со вздохом. — Без него вы в платье не влезете.

Зена выругалась, но потом покорно кивнула.

— Давай. Но я думаю, что платье мне мало, и корсет этот дурацкий тоже...

Возможно, она была права, и размер действительно не совпадал, но, в любом случае, допотопный корсет представлял собой жуткую конструкцию из железных и деревянных пластинок.

— Выдохните, пожалуйста, — попросила я, увидев, что придется затянуть ее очень сильно, для того, чтобы она смогла влезть в верхнее платье.

— Я уже выдохнула! — прошипела Зена сердито. — Куда же еще?!

Я потянула за жесткие тесемки, и воительница выпучила глаза.

— Хватит уж! У меня ребра трещат.

— Еще пара дюймов, — сказала я, потянув снова. Но тесемки не поддавались. Моих силенок явно не хватало.

— Вы мышцы бы расслабили, — робко попросила я, осознав, наконец, причину заминки. — Я не могу затянуть туже, пока вы так напряжены.

Зена издала страдальческий стон, и я продвинулась еще на один дюйм.

— Слушай, Кэтрин, оно мне мало... — сказала Зена, наконец, и я заметила, что она немного побледнела. — Мне и так дышать нечем...

— Сделаем паузу, чтобы вы привыкли, — сказала я и начала неуклюже облачаться сама. — Жаль, что тут нет ничего попроще. Такие платья могли носить только очень богатые дворяне.

Я достала пару чулок вызывающего синего цвета и принялась их натягивать.

Зена стояла, прислонившись к стене, и дышала, приоткрыв рот.

— Кэтрин, — окликнула она меня.

— Да? — я повернулась к ней.

— Возьми-ка вот это и спрячь как следует.

Я увидела, что воительница протягивает мне короткий нож, один из двух, что она носила в голенищах своих сапог.

Мои руки затряслись еще больше, когда я взяла его.

— Просто на всякий случай, — сказала Зена. Я увидела, что она задрала нижние юбки и пытается приладить второй нож к ноге. Из-за корсета ей было тяжело нагибаться.

Я последовала ее примеру и привязала нож к левому бедру. Потом взяла второй корсет и жалобно повернулась к воительнице.

У Зены силы хватило.

Я заорала так, что, видимо, перепугала мужчин снаружи.

Хижина вокруг меня перед глазами неожиданно расплылась, и я бы упала, если бы не ухватилась заранее за край ящика.

— Еще немного, — услышала я далекий голос Зены.

Потом в стену деликатно постучали.

— Дамы, вы там как, готовы?

Это был Джек Воробей.

Громкий треск порвавшейся тесемки заглушил его слова.

Зена выругалась снова, отбросив ненужный кусок шнуровки.

— Что тут поделаешь! Завяжу на узел, иначе никак. Слишком короткая тесемка осталась.

— Мамочки... — всхлипнула я, пытаясь вздохнуть. Я знала, конечно, что корсеты, особенно старинные, штуки неприятные, но чтобы настолько...

Я почувствовала, как Зена хлопает меня по щекам.

— Эй, очнись. Что-то ты какая-то квелая...

Сама она, впрочем, тоже выглядела не особо живой. Я заметила бисеринки пота на ее лбу.

— Помоги влезть в этот жемчужный футляр.

Я натянула на нее верхнее платье. Несмотря на крайне неудобный покрой, выглядело оно внушительно.

Зена увидела жесткий воротник и совсем расстроилась.

Джек Воробей постучался снова.

— Да входи же! — ответила Зена, одергивая платье. — Если не боишься, конечно.

Джек вошел и застыл в дверях, разинув рот. Наши наряды, видимо, произвели на него неизгладимое впечатление.

— Тут и для тебя корсет найдется, — мрачно усмехнулась Зена, поворачиваясь ко мне спиной, чтобы я могла застегнуть платье.

Капитан только хлопал ртом, но не мог произнести ни звука.

А платье застегиваться не хотело.

— Надо все-таки еще на дюйм затянуть, — сказала я печально. Говорить было трудно, дышать тоже, и вообще, я чувствовала, будто меня сжало в зубах какое-то огромное чудовище.

— Капитан, может, у тебя получится? — Зена посмотрела на него. — Мисс Кэтрин из сил выбилась.

Джек дернулся и кивнул.

— Можно попробовать... если это тебя не стесняет...

Зена фыркнула, а потом вскрикнула, потому что Джек Воробей потянул за тесемки.

— Вот теперь порядок! — сказала я, увидев, что расстояние между крючками уменьшилось.

Джек завязал из тесемок какой-то хитрый, но изящный бант и отошел в сторону.

— Будет держать крепко, но развяжется, стоит только потянуть, — сказал он, наклонившись ко мне. — Одна моя подружка на Тортуге научила.

Я бы покраснела, если могла. Но все, о чем я могла сейчас думать, это о том, как дышать.

— Так что тебе нужно было, капитан? — слабым голосом спросила Зена, пытаясь соорудить на голове подобие прически.

— Просто хотел позвать вас на наш маленький совет. Скоро рассветет, и нам надо продумать, как действовать, когда товарищи с брига пожалуют на берег.

— Мы уже идем, один момент, — ответила Зена.

Джек кивнул, посмотрев на нее, а потом вышел на улицу.

Зена сделала еще один судорожный вдох, пытаясь приноровиться к новому одеянию, а потом деловито засунула за корсаж небольшой кинжал.

— Вот теперь порядок.

Она сделала шаг, и охнула, услышав треск ткани.

— И как, спрашивается, передвигаться в этих туфлях? — прорычала она, пытаясь сойти с подола.

Поворачивать голову теперь тоже было проблематично, потому что мешал воротник. Зена чувствовала себя так, будто проглотила аршин.

Я приподняла юбки и засеменила к выходу, чувствуя, как каблуки моих туфель вязнут в песке.

Воительница пошла за мной, громко топая и ругаясь...

Кое-как мы с Зеной доковыляли до костра, возле которого сидели остальные члены нашей команды. При одной мысли о том, что нам придется неизвестно сколько времени терпеть все неудобства, связанные с пребыванием в трижды проклятых испанских платьях, я впадала в тоску. Нечем дышать. Как я с подругами потешалась над этой фразой из «Пиратов Карибского моря» и бедной Элизабет Суонн в свое время! А вот теперь, попав в ее положение, что-то смеяться не хотелось.

Костер горел еле-еле, поэтому я не сразу заметила, что Питер Блад тоже успел принарядиться. Конечно, его черный с серебряной отделкой камзол изрядно пострадал от морской воды, равно как и шляпа с плюмажем из алых страусиных перьев. Да и рубашка с пышными рукавами, некогда бывшая снежно-белой, теперь, после знакомства с черепашьими яйцами и прочими дарами моря, немного изменила свой цвет. Но Блад изрядно потрудился, чтобы привести их в наилучший порядок и теперь, облачившись в свой полный костюм, выглядел весьма импозантно. Немалую роль в этом сыграла его уверенная властная манера держаться. Правда, когда он увидел меня и Зену, шагнувших к костру в сопровождении Джека Воробья, в его манерах произошла чуть заметная перемена.

Впрочем, как я заметила чуть позже, остальные мужчины были поражены не меньше капитана.

Во-первых, они все вскочили на ноги, как ошпаренные. Блад, будучи счастливым обладателем шляпы, тут же сдернул ее с головы в почтительном поклоне.

— Мисс Кэтрин… Мисс Зена! — произнес он, и его голос чуть заметно дрогнул.

Мы с Зеной при виде таких знаков внимания от наших джентльменов были вынуждены приберечь все наши «лестные» высказывания относительно платьев и выдавили приветливые улыбки.

Просто поразительно, как странно устроены мужские мозги, подумала я рассеянно. Почти неделю перед их носами три представительницы женского пола бегали чуть ли не нагишом, и хоть бы что! А стоило натянуть на себя испанские тряпки столетней давности, в которых видно только руки и лицо, как наши мужчины просто слюной изошли! Достаточно просто посмотреть на их выпученные глаза. Блад, правда, быстро взял себя в руки, и его голос был ровным, когда он заговорил снова. А Г'Кар даже не пытался скрывать откровенного вожделения во взгляде.

— Вы ослепительно хороши, мисс Зена! — улыбнулся он, пожирая ее взглядом. — Рад, что мой подарок пришелся вам по нраву!

Зена улыбнулась в ответ, хотя улыбка была застывшей. А потом повернулась к Бладу и ехидно спросила:

— Ваша просьба выполнена, капитан. Какие будут дальнейшие распоряжения?

Капитан Блад быстро надел шляпу, продолжая рассматривать меня и Зену. С голосом он сумел совладать, но на лице его все еще было немного ошалелое выражение. Впрочем, когда он заговорил, мы поняли, что причина такой реакции была несколько иной, чем у нарна.

— Присоединяюсь к послу Г'Кару — вы великолепно выглядите… хотя для нашего плана, возможно, слишком великолепно, — он кашлянул. — Но тут уж ничего не попишешь…

— Это самые скромные платья из тех, что там были, — процедила Зена, с ненавистью посмотрев на лиф, ярко сверкающий в лучах костра.

Только сейчас я заметила, что в его центре был вышит мелкими рубинами крест. Ох уж эти набожные испанцы!

— Так каков наш план? — нетерпеливо спросила Зена, вытирая пот со лба.

Блад предложил нам сесть, но мы отказались, потому что в этих чертовых платьях не то что сесть, просто шевелиться лишний раз было сплошным мучением.

Так что во время совещания мы стояли, отдуваясь, как выброшенные на берег киты, и наши джентльмены также остались на ногах, преисполненные неимоверного почтения.

Говорили, в основном, Блад и Джек, а остальные внимательно слушали. На мой взгляд, оба капитана что-то от нас утаивали. В любом случае, мы с Зеной успели лишь к концу общего разговора, и нам сообщили только то, что было нужно. Меня это, наверное, устроило бы. Но Зена оказалась более упрямой. Она выслушала обоих капитанов, склонив голову, а потом, скривив губы, произнесла:

— Капитан, давайте уж начистоту поговорим. Я понимаю, что вы хотите нас уберечь от лишнего беспокойства, но лучше быть готовой заранее, чем оказаться застигнутой врасплох. За наши нервы не беспокойтесь. Они у нас крепкие. Насколько опасны для нас ребята с этого корабля?

Блад переглянулся с Джеком Воробьем.

Потом, вздохнув, ответил:

— Хорошо. Буду говорить откровенно, раз уж вы так хотите. Ребята эти очень опасны. И да, не буду скрывать, больше всего я боюсь за вас. С женщинами… особенно такими… — тут он запнулся на мгновение, — такими, как вы… местные пираты не особо церемонятся.

Зена мрачно куснула губу.

— Понятно. В любом случае, у меня есть кое-какие «подарочки» для особо зарвавшихся.

— Не сомневаюсь, — ответил Блад натянуто. — Но хватит ли у вас подарочков на двести с лишним человек? На пиратских кораблях бывает довольно многочисленная команда.

Я слушала их, стараясь не показать, насколько все эти рассуждения меня напугали. Вот ведь влипли! Воистину, верна морская поговорка о том, что женщина на корабле — не к добру. Если бы не мы, наверняка проблем было бы меньше. А теперь бедным капитанам приходилось ломать голову, как договориться с командой пиратского корабля, чтобы те не причинили нам вреда. Мне было их очень жалко.

Конечно, я со своей короткой стрижкой вполне могла сойти за мальчишку, но с Зеной такой фокус не прошел бы.

Блад это прекрасно понимал, и видимо, решил идти ва-банк, прибить флаг к мачте (если вспомнить морской жаргон).

— В любом случае, мы не допустим, чтобы с вами случилось что-нибудь неприятное, — добавил он подчеркнуто бодро, видимо, заметив мое смятение. — Завтра, когда они высадятся, мы с Джеком будем ждать их на берегу, чтобы поговорить. Вы же спрячетесь в лесу и не будете высовываться до тех пор, пока мы не дадим вам сигнал.

— Или не дадим, — вставил Джек философски. — Всякое может случиться. Если вдруг случится, то советую вам… нет, приказываю вам, уходить в лес и скрываться там как можно дольше. Не пытайтесь прийти к нам на выручку, если что-то пойдет не так. Просто уходите.

На'Тот открыла рот, чтобы возразить, но Блад остановил ее.

— Капитан Воробей прав, и я говорю то же самое. Если сигнала не будет, или вы увидите, что… — он оборвал свои слова и пожал плечами, — Просто уходите. Но я надеюсь, что все пройдет гладко. Могу я быть уверенным в том, что вы поступите именно так, как мы просим?

— Вы требуете, чтобы мы вели себя как трусы. Я не могу согласиться на такое, — ответила На'Тот.

Зена тоже выглядела недовольной.

Г'Кар положил руку на плечо своей помощницы и что-то тихо ей сказал. Она гневно вздрогнула, но потом поникла.

— Хорошо, — прорычала нарнийка, мрачно посмотрев на двух капитанов.

— Я… постараюсь, — выдавила я, чувствуя себя очень мерзко.

— Мы на острове, и тут особо не скроешься, даже в лесу. Но… если это действительно так важно для вас, — процедила Зена.

— Это очень важно, — ответил Блад, снова поклонившись нам. — В первую очередь, для нашего душевного спокойствия. Если вы вздумаете вмешаться, то ничего не добьетесь, только обнаружите себя. Пожалуйста, помните об этом.

Я смотрела на мужчин, и увидела, что они вооружены до зубов. Оба капитана были при шпагах, на поясе болтались ножи, пистолеты были заряжены и в боевой готовности.

Прежде чем капитан Блад заговорил снова, со стороны лагуны раздался отдаленный выстрел.

Мы все подскочили от неожиданности.

— Стреляли из мушкета, — определил Джек, прислушиваясь.

Мы стояли, ожидая, что будет дальше. Но больше выстрелов не было. Озадаченные, мы принялись ждать рассвета, гадая, что принесет нам следующий день.

Мужчины негромко переговаривались между собой, но тут же умолкали, когда мы с Зеной пытались к ним присоединиться.

— Спорим, они нам не все сказали, — мрачно проговорила Зена, коснувшись моей руки. — Ненавижу, когда такое происходит!

Возле меня неожиданно возник Джек.

— Милые дамы, — сказал он негромко, остановившись между мной и Зеной, — позвольте вручить вам этот симпатичный пистолет. Держите его при себе.

— Пусть будет у тебя, — произнесла Зена, обращаясь ко мне. — Я все равно не умею им пользоваться.

Я взяла оружие, нервно сглотнув.

— Не забудь взвести курок перед выстрелом, цыпочка, — многозначительно продолжил Джек, наклонившись ко мне. — Пусть будет у тебя, на всякий случай. Ради всех святых, применяй его только в случае обороны. Помни, что, как бы ни повернулись события, у тебя есть только один выстрел. Не трать его впустую.

Я слушала его, отчаянно пытаясь вспомнить недавние уроки. Взвести курок. Ага. А как это сделать?! Так и знала, что самая важная информация улетучится из моей тупой головы в нужный момент.

Видимо идиотизм ситуации был красноречиво написан на моем лице, потому что Джек Воробей с доброй улыбкой взял меня за руку и, прижав мои пальцы к рукоятке пистолета, показал, как это сделать. А потом, так же молча вернул все обратно.

— Вот эта штучка, мисс Кэтрин. Если не нажать на нее перед выстрелом, пистолет даст осечку.

— У вас ведь есть план, капитан? — спросила я нервно. — Вы и Блад не из тех, кто безрассудно рискует, да?

Джек Воробей посмотрел на меня, продолжая улыбаться.

— План всегда есть, — ответил он, наконец. — В любом случае, нас не так-то легко пустить ко дну, как думается некоторым. Не беспокойся, мисс Кэтрин. Всё будет хорошо.

Я постаралась улыбнуться в ответ, а потом посмотрела на Блада, который разговаривал с Г'Каром.

— Капитан, — негромко сказал нарн, отведя его в сторону, — если у вас есть какие-то важные вещи, которые вы бы хотели спрятать, то я мог бы это сделать…

Блад удивленно приподнял брови.

Г'Кар наклонился к нему, что-то говоря, но я уже не слышала его слов...

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: Парламентеры

Питер Блад и Джек Воробей стояли на белоснежном песчаном пляже, наблюдая за далекой шлюпкой, медленно идущей к берегу.

— Думаю, мы успеем выкурить трубку до их прибытия, — сказал капитан Блад и сунул руку в карман в поисках кисета.

— Благодарствую, это действительно не помешает, — ответил капитан Воробей, взяв у него трубку.

Некоторое время он молча курил, отвернувшись от ветра.

— Как у вас с французским языком, капитан? — спросил Джек Воробей, выпустив облачко сизого дыма. — Признаюсь честно, у меня с ним всегда были проблемы.

— Не так хорошо, как хотелось бы, но объясниться смогу, — ответил Блад, забрав у него трубку и зажав ее в зубах.

— Это радует, потому что наш лягушатник говорит по-английски еще хуже, чем я — по-французски, — заметил Джек. — И не сказал бы я, что у него богатый словарный запас…

Блад бросил быстрый взгляд назад, в сторону леса, проверяя, хорошо ли остальные выполнили его приказ. Дамы вместе с Г'Каром и Дейтой укрылись в лесу, но должны были видеть все, что произойдет на пляже. Если встреча пройдет гладко, то ничего страшного они не увидят. Но для этого надо постараться.

Он перевел взгляд на Джека. Тот взял у него трубку, и руки его слегка дрожали.

Это немного обеспокоило Блада. Но Джек, заметив его взгляд, улыбнулся, выпустив пару колечек дыма.

— Бывало хуже, — сказал он. — В любом случае, Дэйви Джонс гораздо неприятнее в общении.

Блад тактично промолчал, решив не высказывать свое мнение о человеке, который утверждает, что общался с морским дьяволом.

Поэтому он снова посмотрел на шлюпку, которая уже проделала полпути к берегу.

— Так, мы уже в зоне видимости, пора начинать представление, — сказал он, забрав у своего спутника трубку и погасив ее. — И да поможет нам бог, Джек!

Оба капитана решительно поправили свои шляпы: широкополую с плюмажем, развевающимся на ветру — у одного и потрепанную треуголку — у другого.

— Главное в нашем деле — улыбаться! — сказал Питер Блад и подал Джеку пример.

Правда, улыбка его больше смахивала на волчий оскал.


* * *

В зарослях, где мы спрятались по приказу капитанов, было полно насекомых, которые тут же принялись за свое дело, начав высасывать из нас кровь, зудеть над ухом и пытаться залезть в глаза. Те твари, которым нечем было нас кусать, развлекались, ползая по нашим лицам, шеям и более труднодоступным местам. В таких условиях было чертовски трудно сохранять неподвижность и молчать. Но приходилось терпеть, раз неподвижность и молчание упоминались в приказе.

— Что за выпендреж! — проворчала Зена, когда мы увидели, что капитаны непринужденно закурили.

— Тс-с! — сказал Г'Кар, стоявший позади нее.

Мы замерли, забыв про москитов, когда увидели, что шлюпка подошла к берегу вплотную. В ней находилось человек пятнадцать, все одетые просто и практично: в грязноватые рубахи и широкие штаны, сделанные или из парусины, или из кожи. Все пятнадцать были вооружены: на перевязях и поясах висело несколько пистолетов, на боках — абордажные сабли[1]. На головах — шляпы или платки. Видимо, этим людям было наплевать на мнение наших уважаемых историков.

В метрах в двух от берега двое пиратов ловко выпрыгнули из шлюпки и, ухватив ее за борта, сноровисто вытащили на песок.

Я нервно сглотнула, увидев, что один из этой команды был в камзоле. Скорее всего, их капитан.

Как только нос шлюпки заскрежетал по песку, человек в камзоле спрыгнул на берег, придерживая саблю рукой, чтобы не била по ногам. Двигался он очень проворно.

Питер Блад и Джек Воробей стояли к нам спиной, поэтому мы не видели выражения их лиц. Зато могли вдоволь налюбоваться на лица вновь прибывших.

Некоторое время все молча смотрели друг на друга.

Потом, практически одновременно, два капитана и наш гость потянулись к шляпам в приветственном жесте. Обычная вежливость, которой, видимо, не были лишены даже пираты.

— Не может быть! — Дейта неожиданно нарушил молчание, заставив меня и Зену нервно подскочить.

— Тихо! — простонала воительница, толкнув андроида локтем.

— Я так и знал, что это всего лишь сбой в голодеке! — не унимался Дейта.

На'Тот слегка стукнула его по плечу, намекая, чтобы он немедленно заткнулся.

— Это же капитан Пикард[2]! — произнес Дейта. — Правда, выглядит он чудно, но тем не менее…

Больше он ничего не сказал, потому что Г'Кар зажал ему рот.

Зена выдохнула, закатив глаза к небу.

Дейта попытался вырваться из железных объятий нарна, но Г'Кар держал его крепко.

Тем временем события на пляже стали разворачиваться стремительно, и все наше внимание сосредоточилось на них.


* * *

— Жан-Люк, какая встреча! — на ломаном французском произнес Джек Воробей, взмахнув своей треуголкой. — Уверен, ты о ней мечтал!

Реакция француза была воистину классической. Он издал яростный вопль и выхватил пистолет. Этот жест мгновенно повторили все его спутники.

— Ай-яй-яй, дружище, не горячись. Ты, конечно, отъявленный мерзавец и гордишься этим, но я знаю, ты чтишь Кодекс. Неужели ты нарушишь его и выстрелишь в парламентеров?

Джек многозначительно кивнул на Блада, который поднял палку с привязанным к ней белым шейным платком. Оба капитана крепко держались за нее.

— Fils de pute![3] — таков был ответ французского капитана. Его лицо побелело, рот искривился от ярости, но, по крайней мере, стрелять он не стал. Остальные члены его команды гневно заворчали, но тоже замерли на месте. — Sacre Dieu![4]

— Я знал, что ты обрадуешься, старик, — дружелюбно ответил Джек Воробей. — И все же, прошу христом богом, убери пушку. Давай поговорим, как старые друзья, покурим без нервов. И не богохульствуй, прошу тебя. У меня уши вянут.

На сей раз ответ капитана был произнесен на ужасном английском:

— Плевать я хотел на Кодекс, Джек Воробей, уверен, ребята поймут, если я продырявлю тебя! Подлые предатели лучшего и не заслуживают!

Джек Воробей оставался спокоен, как дохлый лев.

— А теперь ты еще и клевещешь, Жан. В другое время я бы потребовал объяснений за такие слова, но сегодня я добрый, поэтому пропущу их мимо ушей.

— Я не желаю тебя слушать, Джек! — рявкнул тот, кого капитан Воробей называл «Жан-Люк». — В этот раз тебе не удастся заморочить нам головы своей лживой болтовней!

— Еще одно беспочвенное обвинение! — проронил Джек Воробей. — Не кипятись, дружище…

Тем временем французский капитан снова навел на него пистолет.


* * *

Это был ужасный момент для нас, безмолвных наблюдателей. Я услышала какой-то шипящий звук и, скосив глаза, увидела, что На'Тот выхватила PPG и взяла на прицел пиратского капитана.

Я выпучила глаза, а нарнийка чуть слышно прошипела, что ей наплевать на глупые приказы.

Но в этот момент один человек из команды пиратов схватил своего капитана за локоть и что-то сказал.

Мы услышали новый взрыв французских ругательств, но потом вздохнули с облегчением. Потому что капитан опустил пистолет.


* * *

— В конце концов, Жан-Люк, мы на острове. Пристрелить меня ты всегда успеешь, хотя в таком случае не сердись, если я унесу с собой в могилу кое-что интересное для тебя, — говорил Джек Воробей, спокойно улыбаясь.

— Опять начал изворачиваться, — презрительно фыркнул французский капитан, повернувшись к своим людям. — Что ж, ты можешь трепаться, сколько угодно, но я сомневаюсь, что это тебя спасет, Джек. Веры в тебя ни у меня, ни у моих людей не осталось ни на грош.

— И всё же, я бы посоветовал вам прислушаться к нему, — заметил Блад на довольно гладком французском.

— Tiens?[5] — темные глаза капитана Пикарда уставились на него. — Я бы посмотрел на вас, месье, как бы вы заговорили, если бы вот этот подонок сотворил с вами тот же фокус, что и со мной. Впрочем, я сам виноват, доверился такому треплу! Ничего, теперь у меня есть шанс исправить ошибку…

— Жан-Люк, дорогой друг, я понятия не имею ни о каких фокусах, — Джек поднял брови, с выражением оскорбленной невинности на лице. — Уверен, произошло какое-то недоразумение…

— Ты еще издеваешься, пес! — заорал Пикард, брызгая слюной. — Выведал у меня все про сокровища, а потом вздумал переиграть соглашение?! Неужели ты надеялся, что это сойдет тебе с рук?!

— Соглашение никто не переигрывал, — спокойно ответил Джек Воробей.

— Nom de Dieu![6] — взвыл Пикард, побагровев. — А как тогда объяснить, что я, как полный кретин, торчал неделю на месте сбора, дожидаясь твоего трижды проклятого корабля?! И что я узнаю потом, совершенно случайно, а?! Что твоя «Черная Жемчужина» уже на полпути к Исла-де-Муэрте![7] Подлец и предатель, вот ты кто!

— Это я могу объяснить, если ты чуток остынешь, — вздохнул Джек Воробей. — Как ты можешь видеть, я сейчас не на своем корабле. А все потому, что вероломный пес Барбосса…

Пикард прервал его, хрипло расхохотавшись.

— Ты еще скажи мне, что твоя команда взбунтовалась и высадила тебя здесь!

— Именно это я и пытаюсь тебе сказать, — устало произнес Джек Воробей. — Договор нарушил не я, а Барбосса. С него и спрос.

Пикард заржал еще громче и повернулся к своим людям.

— Вы только на него посмотрите, парни! Лжет и не краснеет! Да еще так убого!

Потом он внезапно стал мрачным как туча и шагнул к Джеку, прижав дуло пистолета к его подбородку.

— Кончай вилять, Джек. Я вижу тебя насквозь. Ты наверняка сговорился с Барбоссой, чтобы обвести меня вокруг пальца. Впрочем, полагаю, какая-то доля правды в твоих словах есть. Барбосса — вероломная скотина, так что с него станется подложить тебе свинью. Слыхал поговорку: «Не рой яму другому — сам в нее упадешь»? Так вот, подозреваю, здесь как раз такой случай. Но какими бы ни были настоящие причины, я не собираюсь оставаться с носом. Сокровища Исла-де-Муэрте должны принадлежать мне! Я их нашел, и проклинаю тот черный день, когда решил связаться с тобой. Но будь уверен, Барбосса их не получит!

Тут он замолчал и уставился на Блада, который деликатно молчал во время всех этих переговоров.

— А это что за крендель и какого дьявола он здесь делает? — весьма нелюбезно вопросил капитан Пикард...


[1] Абордажная сабля (cutlass) — длинноклинковое рубяще-колющее абордажное оружие с изогнутым однолезвийным широким клинком с заточкой на выгнутой стороне и обухом на вогнутой. Клинок может иметь долы. Для этого оружия характерна простота отделки. Рукоять обычно выполнена из дерева. Эфес имеет гарду типа дужка или щиток. Ножны деревянные или металлические. Применялась вплоть до 19 в. Длина клинка 70 — 80 см, ширина 5 см

[2] Капитан Жан-Люк Пика́р (фр. Jean-Luc Picard, в других переводах — Пика́рд) — персонаж из научно-фантастического телевизионного сериала «Звёздный путь: Следующее поколение», а также полнометражных фильмов — «Звёздный путь: Поколения», «Звёздный путь: Первый контакт», «Звёздный путь: Восстание», «Звёздный путь: Возмездие». Основная деятельность протекала во второй половине 24 столетия. Жан-Люк Пикар был известен как капитан кораблей «Старгейзер», «Энтерпрайз-D» и «Энтерпрайз-E».

[3] Fils de pute! (фр.) — сукин сын

[4] Sacre Dieu (фр.) — черт возьми!

[5] Tiens (фр.) — да ну? Подумать только! Вон как?

[6] Nom de Dieu! (фр) — черт побери!

[7] Исла-де-Муэртево Вселенной "Пиратов Карибского моря": Остров Мертвых, на котором были спрятаны легендарные сокровища ацтеков, собранные Кортесом.

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: Сделка

Я во все глаза смотрела на того, кого Дейта назвал «капитаном Пикардом». И ведь андроид был прав: французский пират чертовски походил на Патрика Стюарта[1]. Такое же лицо, характерные темные, чуть раскосые глаза. И, хотя голова капитана была повязана черным платком, я полагала, что она была лысой, как коленка. Правда, на этом все сходство заканчивалось. Поведение и речь пирата ничем не напоминали элегантные манеры капитана «Энтерпрайза»[2].

Если бы не страх за наших бравых друзей, которые сейчас с беспечными улыбками вешали лапшу на уши французам, я бы поразмыслила о том, каким образом сюда зашвырнуло именно Пикарда? Случайное совпадение? Или?..

Г'Кар продолжал крепко удерживать Дейту, пообещав ему на ухо, что свернет его шею, если он будет шуметь.

Мы с Зеной затаили дыхание, слушая разговор Блада и Пикарда…


* * *

— Прошу прощения, разве я не представился? — капитан Блад еще раз приподнял свою шляпу. — Питер Блад к вашим услугам. Возможно, вы слышали обо мне. Испанцы называют меня дон Педро Сангре, а французы зовут Ле Сан[3].

Лицо капитана Пикарда осталось невозмутимым. Его команда тоже выглядела равнодушной.

— И что же вы здесь делаете, месье Ле Сан? — с расстановкой спросил Пикард, — Особенно в такой гнусной компании? — и он бросил на Джека Воробья свирепый взгляд.

Блад ответил спокойно, как будто разговаривал о погоде.

— Жду попутного корабля до Тортуги, конечно. Думаю, вы не откажетесь оказать столь незначительную услугу товарищу из Берегового Братства? Не сомневайтесь, за это я щедро вознагражу вас и вашу команду.

— Мы пассажиров не берем, — буркнул Пикард, сузив глаза.

— Даже если пассажир готов заплатить десять тысяч песо[4] за доставку на Тортугу? — поинтересовался Блад.

Его слова произвели определенный эффект на пиратов. Среди матросов раздался негромкий гул, который тут же стих, когда капитан Пикард поднял руку.

— Вы хотите сказать, месье, что у вас здесь есть такая сумма? — вкрадчиво спросил он.

Блад ответил всё тем же ровным тоном:

— На руках — нет, но если вы доставите меня на Тортугу, то даю вам честное слово, вы получите десять тысяч песо в тот же день.

Пикард рассмеялся.

— Честное слово! Вы слышали, ребята?

Головорезы, стоявшие позади них, нервно хохотнули. Но Блад и Джек заметили, что многие из них колебались. Это можно было понять — слишком уж соблазнительно выглядело предложение… если, конечно, этот нахальный парень не врал.

— Только честного слова, увы, недостаточно, — сказал Пикард с язвительной улыбкой. — Но вы не переживайте, месье. Здесь мы вас не оставим. Уверен, что смогу выгодно продать вас в ближайшей голландской колонии.

Блад также улыбнулся, ничем не показывая своих истинных чувств.

— Выгодно? Десять тысяч песо против каких-то жалких тридцати фунтов стерлингов[5]? И это максимальная цена, которую вы можете выручить за меня на невольничьем рынке.

— Не пудри мне мозги, парень! — оборвал его Пикард, заметив, что некоторые члены его команды снова начали перешептываться между собой. — Синица в руках лучше журавля в небе.

— А вы, ребята, тоже так считаете? — поинтересовался Блад у пиратов. — Много ли вы получите, если разделите тридцать фунтов на всех? А теперь посчитайте, сколько получится, если взять десять тысяч песо…

— … которые, возможно, существуют только в его воображении, заметьте, — добавил Пикард, явно недовольный тем, что этот смуглый прохвост начал разговор с его командой.

— А может, рискнуть, капитан? — подал голос один из пиратов. Это был тот же самый человек, который удержал Пикарда от выстрела. — В конце концов, если он нас надует, мы его и на Тортуге продадим...

Остальные громко загудели, выражая свое одобрение.

Лицо Пикарда покрылось красными пятнами.

— А-ну, молчать! — рявкнул он. — Жадные ослы!

Потом он повернулся к Бладу, который стоял перед ним, невозмутимый, уверенный в себе. Джек Воробей молчал, ожидая, чем закончатся эти переговоры.

Пикард уже успокоился и вытер вспотевшее лицо. Его раскосые глаза смотрели на собеседников с какой-то скрытой издевкой.

— Сумма, конечно, соблазнительная. Но заковыка в том, месье, что Тортуга — это последний порт во всем Карибском море, куда я направил бы свой корабль.

— Если вы опасаетесь господина д'Ожерона, то вам нечего беспокоиться. Я могу поручиться за вас, — снисходительно произнес Блад.

Эти слова снова вывели Пикарда из себя. Он подскочил, как ужаленный, и заорал, сверкнув глазами:

— Ей-богу, все знают, что капитан Пикард плевать хотел на этого пса д'Ожерона и его трижды проклятую Компанию! И уж точно не нуждается в поручительстве его лизоблюдов!

Джек Воробей чуть вздрогнул от этих воплей, наблюдая, как загипнотизированный, за пистолетом, которым Пикард размахивал перед их лицами.

Капитан Блад по-прежнему оставался невозмутимым. Его спокойствие произвело впечатление на пиратов. Уж очень не походил этот человек на того, кто попал в бедственное положение.

Пикард сделал глубокий вдох и оборвал поток проклятий в адрес губернатора Тортуги.

— Как давно вы вышли в море, месье? — поинтересовался он, хитро прищурившись.

— Два месяца назад, — ответил Блад, насторожившись.

— Это видно, — хмыкнул Пикард. Теперь он улыбался, и его ухмылка не понравилась Бладу. — А то бы вы знали, что Тортуга подверглась нападению ямайской эскадры. Видать, чаша терпения у кое-кого переполнилась, а может, и д'Ожерон сплоховал. Это неважно. Что действительно должно вас интересовать, так это то, что на месте Кайоны[6] сейчас лишь груда камней. Губернатор Ямайки, как я слышал, лично возглавил этот рейд. Англичане там хорошо поработали. Я могу высадить вас на Тортуге. Но сильно сомневаюсь, что вы сможете откопать там те тысячи песо, которые обещали. Те из жителей, кто остался в живых после этого нападения, вряд ли имеют хотя бы одно песо в кармане.

Эта новость поразила Блада. Он побледнел, несмотря на загар, и впервые с самого начала разговора на его лице отразились какие-то эмоции.

— Сам я это не видел, но неделю назад нам пришлось поспешно убираться с места встречи, — тут Пикард свирепо посмотрел на Джека Воробья, — дабы не быть пойманными этой самой эскадрой. А от ловцов жемчуга, которых мы захватили парой дней позже, услышали более подробные новости. Карибское море становится слишком опасным местом для нашего брата. Теперь за нами, помимо испанцев, охотятся и англичане. Они организовали постоянное патрулирование в Наветренном проливе.

Джек смотрел на Блада, который отчаянно боролся с собой, пытаясь вернуть прежнее самообладание.

— Кстати, теперь припоминаю, что один из этих метисов лопотал что-то про капитана Блада, — с усмешкой сказал Пикард. — Дескать, англичане искали его на Тортуге.

Джек Воробей хотел положить Бладу руку на плечо, но тот внезапно выпрямился, смело посмотрев в лицо французскому пирату.

— И все же мое предложение остается в силе, капитан, — сказал Блад твердо. — С одной лишь поправкой. Я прошу высадить меня на французской Эспаньоле[7], желательно в Пти Гоав[8].

— А ты упрямый парень, — фыркнул Пикард. — Я бы мог заключить эту сделку, если ты найдешь более верное поручительство, нежели честное слово. Впрочем, если ты будешь работать на моем корабле во время плавания…

— Почему нет? — Питер Блад пожал плечами.

— Он, кстати, доктор, — ввернул Джек Воробей.

Глаза Пикарда расширились при этих словах, а пираты за его спиной принялись переглядываться.

— Это правда? — спросил француз, не сводя взгляда с Блада.

Тот кивнул.

— Бакалавр медицины.

— Mondieu![9] — воскликнул здоровенный пират, стоявший позади Пикарда, но прежде чем успел сказать что-то еще, французский капитан громким воплем приказал ему заткнуться.

Утихомирив взволнованных матросов, Пикард повернулся к Питеру Бладу.

— Хорошо. Если ты не лжешь и действительно что-либо соображаешь в лекарском деле, мы берем тебя на борт. Доктора у нас нет, а после недавних трепок команде не помешает немного… подлечиться.

— И вы доставите меня в Пти Гоав? — спросил Блад.

— Когда туда доберемся, — немного уклончиво ответил Пикард. — Надеюсь, десять тысяч песо будут ждать нас там.

Джек выдохнул. Пикард посмотрел на него мрачно.

— А тебя, мой лживый дружок, я тоже прихвачу с собой. И мы еще основательно потолкуем. Если окажешься несговорчивым, могу устроить беседу с участием дыбы.

— Ах, опять угрозы! — Джек Воробей закатил глаза.

Пикард повернулся было к своим матросам, чтобы отдать распоряжения, но спокойный голос Блада остановил его:

— Одну минуту, капитан. Мне бы хотелось договориться о том, чтобы доставить со мной в Пти Гоав нескольких спутников.

Пикард приоткрыл рот, ошалев от столь наглого заявления.

— Каких еще, к дьяволу, спутников?!

— Ах, прошу прощения, я забыл сказать, что путешествую не один, — ответил Блад. — Но, уверен, на вашем корабле найдется местечко для моей жены и пары наших слуг.

Джек Воробей и Жан-Люк Пикард одновременно выпучили глаза.

— И уж наверняка вас не стеснят двое рабов-туземцев, — добавил Блад, поправляя шляпу. — Они выглядят, конечно, устрашающе, но, поверьте мне, это очень кроткие создания.

Пикард наконец обрел дар речи.

— А вы наглец, месье! — сказал он, качая головой.

— Конечно же, я готов заплатить и за них, как только нас высадят там, где мы договорились, — добавил Блад.

— Ваши рабы могут подняться на борт, — сказал Пикард медленно. — Что касается женщин… месье… тут у нас иные правила.

— На этих женщин ваши правила не должны распространяться, — холодно ответил Блад.

— Смотрите-ка, он мне еще условия диктует! — протянул Пикард.

— А почему бы нет? — ответил Блад, поражая Джека Воробья своей дерзостью. — Я соглашаюсь лечить ваших людей, а вы обещаете не причинять вреда моим женщинам. Разве не честный договор?

— Пожалуй, стоит и тебя с дыбой познакомить… — задумчиво произнес Пикард, оценивающе глядя на Блада. — После этого люди становятся такими сговорчивыми.

— Вот только лекарь из меня после дыбы будет совсем никудышный, — добавил Блад, не дрогнув.

— Черт бы тебя подрал! — крикнул Пикард.

Тем временем остальные пираты, услышав про женщин, загудели снова.

— А бабы красивые? — поинтересовался один с глумливой улыбкой, — Впрочем, мы любой компании рады…

Блад чуть приподнял бровь.

— Капитан, быть может, я чего-то не понимаю. Возможно, мне следовало бы обратиться за разрешением к вашей команде? — поинтересовался он надменно.

Такой подначки капитан Пикард вынести не мог и, покраснев, как рак, повернулся к своим матросам, разразившись отборной бранью.

— Молчать на палубе, крысы! Здесь решения принимаю я, и только я!

— Конечно, капитан, — ответил все тот же зубоскал.

Блад насторожился, поглядев на него. Хоть пират и говорил почтительно, но в его глазах по-прежнему горел насмешливый огонек.

Люди Пикарда вели себя слишком развязно. Блад знал, что на многих пиратских кораблях дисциплина не очень строга, но все же…

Он украдкой оглянулся на Джека и увидел, что тот кусает губы в задумчивости.

— Так какое вы примете решение? — осторожно спросил Блад.

Пикард вздохнул.

— Хорошо. Я доставлю вас всех в Пти Гоав. И баб никто пальцем не тронет. Но… это если ты будешь работать хорошо. Если ты, эскулап чертов, угробишь хотя бы одного парня из моей команды… — тут он недобро засмеялся, — тогда уже будет другой разговор.

На лице Блада заходили желваки.

— Хорошо, — наконец, сказал он.

— Вот и славненько! — осклабился Пикард, а потом повернулся к своим пиратам. — За работу, увальни! Ремонт не ждет!


* * *

Мы выдохнули с облегчением, заметив, что пиратские капитаны закончили переговоры, обменявшись кивками. Стрельбы не было, значит, всё не так плохо, как могло быть.

Капитан Пикард отдал несколько распоряжений своим людям, и те принялись выгружать из лодки бочки для пресной воды. Заняло это всего несколько минут, после чего лодка тут же отправилась обратно на корабль.

Я заметила, что там уже успели спустить еще несколько шлюпок, от которых тянулись прочные канаты. Видимо, подумала я, пираты намеревались провести бриг в лагуну на буксире. Вполне естественный маневр, учитывая, что проход был очень узким.

Мои наблюдения пришлось прервать, потому что к нам подошел капитан Блад. Джек Воробей остался возле Пикарда. Лицо у него было мрачное.


[1] Патрик Стюарт — (англ. Patrick Stewart, род. 1940) — британский актер, один из основных актеров Королевской Шекспировской труппы в течение двадцати семи лет (с 1966 по 1993). Помимо впечатляющей театральной карьеры, снимается на телевидении (капитан Ахав в «Моби Дике», капитан Пикард в телесериале «Новое поколение», 1987-1994) и в кино (профессор Чарльз Ксавьер в трилогии «Люди Икс», Гёрни Халлек в «Дюне»).

[2] «Энтерпрайз» (USS Enterprise NCC-1701-D, а впоследствии — USS Enterprise NCC-1701-E) — звездолет Объединенной Федерации Планет, которым командовал капитан Пикард. Хотя это прежде всего исследовательский корабль, он был неплохо вооружен. (Star Trek:The Next Generation")

[3] SANGRE (исп.) и LE SANG (фр.) означают "кровь", то есть, буквальный перевод фамилии Блада (Blood)

[4] Песо (исп. peso — буквально «вес», «фунт», от (лат. pensum пенсум — «взвешенный» < pensare) — современная денежная единица и монета средневековой и современной Испании (известная испанская песета до замены её на евро), а также современных государств некогда бывших испанскими колониальными владениями: Боливии, Гвинеи-Бисау, Доминиканской Республики, Колумбии, Кубы, Мексики, Филиппин, Чили, ранее Аргентины (сейчас аустрале), Уругвая.

[5] Блад себе польстил. Белые рабы стоили гораздо дешевле. Тридцать фунтов стерлингов давали за раба-негра.

[6] Кайона — поселение на о.Тортуга

[7] Эспаньола — устаревшее название о. Гаити

[8] Пти Гоав — (фр.Petit Goave)— гавань на западном берегу о.Гаити (Эспаньолы), которая одно время служила убежищем пиратам

[9] Mondieu! — (фр.) мой бог!

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: Мистер и миссис Блад

— Вижу, переговоры прошли успешно, — поприветствовала Блада Зена. Она говорила, чуть задыхаясь, потому что изрядно замучилась в своем тесном корсете.

Капитан Блад сдержанно улыбнулся, чуть поклонившись ей. Его лицо было спокойным, но я уже успела понять, что Питер Блад искусно скрывал свои истинные чувства под этой маской. Единственное, что выдавало его — это плотно стиснутые губы. Он остановился совсем рядом с нами и говорил очень тихо.

— Можно сказать, что успешно, да, — ответил он, оглянувшись назад, туда, где пираты с громкими криками ворочали бочки. — Но расслабляться не стоит. Этот француз пообщал мне, что доставит нас в Пти Гоав, но я бы не стал надеяться на его слово… И я думаю, что Джек в серьезной опасности.

Тут он замолчал, заметив, что я немного встрепенулась.

— Капитан Пикард не спускает с него глаз. Остается надеяться, что наш друг будет вести себя достаточно осмотрительно.

— Мы доставляем вам столько хлопот, — смущенно произнесла я, опустив глаза. — Мы в долгу перед вами.

Блад посмотрел на меня, и его напряженный взгляд смягчился.

— Мисс Кэтрин, если бы я хотел жить спокойно и без хлопот, то не выбрал бы профессию моряка. И уж тем более не стал бы пиратом. Прошу вас, выбросьте из своей головы подобные мысли. Вы мне ничем не обязаны.

Он сделал паузу, а потом добавил негромко:

— Хотя мне придется попросить вас кое о чем, что может показаться вам неприятным. Но мне очень важно, чтобы вы делали то, о чем я вас попрошу.

— Мы постараемся вас не подвести, — ответила Зена.

Блад тяжело вздохнул, и по его лицу пробежала едва заметная гримаса.

Он потянул шейный платок, ослабляя его, и рассказал легенду, которую сочинил о нас для Пикарда и его команды.

— Так что мне придется называть вас «миссис Блад», — закончил он, глядя в глаза Зены. — Прошу прощения, но в противном случае я не мог бы гарантировать вашу безопасность.

Г'Кар присвистнул, услышав это.

— А вы своего не упустите, капитан, — добродушно усмехнулся он.

Блад был слишком напряжен из-за недавнего разговора с Пикардом, поэтому не оценил юмора посла.

— Попрошу отнестись к моим словам более серьезно, Г'Кар! — резко сказал он. — И, кстати, не забывайте о том, что вы и На'Тот теперь — мои рабы!

Улыбка мгновенно исчезла с лица нарна, а его атташе гневно зашипела. Но Блад посмотрел на них так строго, что нарны подавили свои эмоции.

— Ради вашей безопасности, убедительно прошу выполнять любой мой приказ быстро и без возражений, — сказал Блад жестко. На мгновение спокойная маска исчезла с его лица, и я увидела, что он очень нервничает. Но только на мгновение. — Помните, что наше спасение зависит от того, насколько слаженно все мы будем действовать. А сейчас я должен представить вас капитану Пикарду…

И действительно, мы услышали насмешливый голос француза, окликавший Блада.

Лицо капитана мгновенно стало безмятежным. Он протянул руку, взяв Зену под локоть.

— Миссис Блад? — церемонно произнес он. — Позвольте вас проводить?

— Конечно… дорогой муженек, — ответила Зена, поспешно опустив ресницы. Ее щеки заметно порозовели. Человеку, который не знал воительницу, могло показаться, что она крайне смущена. Но мы все понимали, что это вовсе не так.


* * *

— Черт побери, Ле Сан, мошенник! — воскликнул Пикард, когда обрел дар речи при виде двух леди в старинных испанских платьях, вышедших из леса. — Да если бы я знал, каких красоток ты прячешь, никогда бы не согласился на те условия, которые ты предложил!

— Я предполагал это, месье, — ответил Блад, продолжая держать Зену за руку.

Она поражала меня своим преображением. Сейчас, стоя перед французским пиратом, Зена держалась совсем по-другому. Она отчаянно краснела и прятала глаза.

— Но договор уже заключен, и я надеюсь, что вы не будете его переигрывать, — продолжил Блад сухо. — Позвольте представить вам мою жену, леди Зену.

Леди Зена чувствовала, что еще немного, и этот корсет ее доконает. Но успела среагировать на приветствие пиратского капитана и сделать неуклюжий книксен. А потом повисла на руке своего «супруга».

Они стояли на пляже под начинающим припекать утренним солнцем.

Пикард нагло рассматривал Зену, сожалея, что эти испанские платья такие закрытые.

— Знакомые одеяния, — сказал он, скривив губы. — Вижу, вы обнаружили наш тайничок.

— Да, пришлось кое-что позаимствовать оттуда, — ответил Блад невозмутимо.

— Что ж, я учту это при наших расчетах, — хохотнул Пикард.

— Как вам будет угодно, месье, — ответил Блад все тем же ровным тоном.

Пикард шагнул к Зене и взял ее за руку. Потом склонился над ее кистью в поцелуе.

Зена замерла, не зная, как реагировать.

— Да, как мне угодно, — сказал француз с ироничной ухмылкой, продолжая держать Зену за руку, — Вот такой ответ мне нравится! Советую употреблять его почаще. Когда мы закончим верповать[1] мой корабль, я надеюсь отобедать в вашей компании, прелестная мадам Ле Сан. Что вы на это скажете, а?

Ресницы Зены оставались опущенными.

— Как вам угодно, господин капитан, — ответила она, наконец. Ее голос чуть дрожал.

— Прелестная крошка, — улыбнулся Пикард, отпустив ее руку.

Он посмотрел на Блада и подмигнул ему.

— Завидую тебе, доктор.

Блад предпочел промолчать.


* * *

Громкие вопли пиратов заставили Пикарда оторваться от созерцания прекрасной жены доктора Блада. Он увидел, что из леса вышли еще три существа… назвать их людьми язык не поворачивался.

— Это еще что за дьявольщина?! — воскликнул он, отпрянув назад.

— Мои рабы, как я вам говорил, — любезно ответил Блад. — Как видите, они весьма… экзотические, поэтому мне бы хотелось довезти их до Эспаньолы в целости и сохранности. Выглядят свирепыми, но на самом деле смирные, как ягнята.

Пикард даже перекрестился, когда нарны подошли поближе.

Появление Дейты окончательно его доконало.

— Мой слуга, — сказал Блад, заметив, как попятился французский капитан. — Не пугайтесь его внешнего вида, месье. Он недавно переболел желтой лихорадкой и все еще выглядит странно.

— Капитан Пикард? — вежливо произнес Дейта, остановившись перед пиратом. — Хотел бы я знать, каким образом вы оказались здесь. Уверен, что это из-за проблем с голодеком…

— Впрочем, он все еще иногда бредит, — поспешно добавил Блад, толкнув Дейту в сторону. — Осложнения после болезни.

Капитан Пикард нервно кивнул.

— Надеюсь, он не заразен?

— Нет-нет, что вы. Уже нет.

Блад позволил себе улыбнуться.


* * *

Пираты тем временем обнаружили наш букан и с громкими воплями вытаскивали наружу его содержимое.

— Какие вы молодцы, что позаботились об угощении для моих ребят, — заметил Пикард, хлопнув Блада по плечу. — У нас как раз подошел к концу запас свежего мяса!

— Да, мы старались… — протянул Блад, глядя на то, как пираты со смехом волокут нашу драгоценную черепашатину к своим палаткам, которые уже успели разбить на берегу.

Другая группа стучала топорами, рубя пальмы, которые давали тень над нашими шалашами.

Блад взирал на этот разбой с показным безразличием.

Мне же было обидно, и я заметила, что остальные члены нашей маленькой команды тоже прилагают все усилия, чтобы скрыть истинную реакцию на действия людей Пикарда.

Но когда мы глянули в сторону Джека Воробья, то сразу позабыли о наших разграбленных запасах.

Двое вооруженных пиратов подталкивали его к лодке.

— Капитан? — Блад вопросительно приподнял брови, указав на Джека.

Пикард рассмеялся.

— Беспокоитесь за него, а? Я тоже беспокоюсь, поэтому, дабы наш проворный друг не вздумал улизнуть, посажу его в уютный трюм на моей «Русалке». Он мне так дорог, что еще одну разлуку я не переживу.

Мы посмотрели на Джека и увидели, что он улыбается нам.

— Все в порядке, дамы! — крикнул он, а потом один из конвоиров толкнул его в лодку, да так сильно, что капитан чуть не упал.


* * *

Хотя нашу свободу никто не ограничивал, чувствовали мы себя крайне неловко.

Если честно, я боялась отходить далеко от Зены и Блада, и на то были серьезные причины. Уж очень плотоядные взгляды бросали на нас пираты из команды Пикарда.

Жара усиливалась, и пребывание в тесных платьях из тяжелого бархата превратилось в сущую пытку.

Мне было очень плохо, и даже стойкая Зена заметно побледнела. Нам разрешили остаться в шалаше, и мы туда поспешно спрятались, обливаясь потом.

Блад проводил нас до самой двери.

— Мне придется отлучиться, мисс Зена, — сказал он, поддерживая ее под руку. — Чертовски не хочется это делать, но выхода нет. Надо выполнять свою часть договора.

— Мы сумеем продержаться, капитан. Эти парни не так страшны, как выглядят, — слабым голосом ответила Зена. — Что действительно меня пугает, так это мое платье...

— Мисс Зена? — Блад заметил, что она побледнела, как полотно и пошатнулась.

— Я сейчас в обморок грохнусь, — отдышливо пробормотала Зена, повиснув на его руке. — Кто бы мог подумать!

Блад решительно втащил ее в шалаш и поспешно ослабил тесемки корсета.

— Так лучше? — спросил он, похлопав ее по щекам и тревожно заглянув в ее расширенные потемневшие глаза.

— Гораздо лучше… — прошептала она, сделав глубокий вдох.

— Держитесь! — сказал он тихо, поцеловав ее руку, а потом быстро вышел из шалаша.


* * *

Мы с Зеной наблюдали за тем, что происходит снаружи через щелочки в стенах нашего шалаша. Постепенно бледность исчезла со щек воительницы, а когда я вытащила из подстилки подходящий по размеру и форме пальмовый лист и принялась обмахиваться им, как веером, пребывание в испанских пыточных платьях стало немного терпимее.

Шлюпки сновали с пиратского корабля на берег и обратно. Матросы развели на берегу бурную деятельность: поставили палатки из парусины, натаскали хворосту и дров (большую часть, конечно, позаимствовали из наших запасов), разожгли несколько костров. Воздух наполнился стуком топоров и звоном железа — в одной из палаток они устроили небольшую кузницу. Бочки выстроились на берегу в ряд, и несколько головорезов, обнаженных по пояс, принялись наполнять их водой из нашего рукотворного колодца. Дело это было медленное и нудное, потому что источник был невелик, и приходилось ждать, когда он наполнится снова. К тому же, после недавнего урагана вода в нем стала чуточку солоноватой. Но наши гости явно не обращали внимания на такие мелочи.

Какая-то тень загородила проход в наш шалаш, и я испуганно вздрогнула, подумав сперва, что это пираты решили нанести нам визит. Но это оказался Дейта. Он кивнул мне и Зене, присев на корточки у входа.

— Капитан Блад попросил меня побыть с вами, — сказал он.

— А где он сам? — спросила Зена, отчаянно пытаясь найти его среди толпы пиратов, снующих по берегу туда-сюда.

— Капитан Пикард взял его с собой на борт корабля. И Г'Кара с На'Тот тоже, — ответил Дейта. — Я побуду с вами, на случай, если эти люди вздумают вести себя… невежливо.

— Спасибо! — моя благодарность была искренней. Зена молчала, прильнув к щели.

Я рискнула пробраться к выходу и выглянуть наружу. На берегу загружалась очередная шлюпка, и я увидела высокую стройную фигуру Блада в черном камзоле, стоявшую возле нее. Нарны уже сидели в лодке. Вид у них был мрачный. Блад беседовал с Пикардом, до меня доносились обрывки французской речи, которую я, к моему стыду, почти не понимала, разве что интонации угадывала. Пикард периодически смеялся, и я видела, что Блад улыбался ему в ответ. Потом француз махнул в сторону шлюпки, и капитан Блад, кивнув, шагнул в нее. Пикард ловко запрыгнул следом. Двое матросов-гребцов толкнули шлюпку на более глубокое место и залезли внутрь. Сверкнули лопасти весел, и лодка направилась к бригу, который теперь, при свете дня, выглядел более внушительным…

Тут передо мной выросла небритая загорелая рожа одного из пиратов. Он улыбнулся, обнажив гнилые зубы, и принялся что-то говорить, обдавая меня табачным перегаром. Я шарахнулась назад, едва не врезавшись в Дейту.

— Mademoiselle… Mademoiselle...[2] — вот и все, что я разобрала из быстрой речи французского головореза. Он попытался ухватить меня за руку своей потной лапищей и красноречиво сложил губы трубочкой, причмокивая.

Дейта загородил меня, толкнув внутрь шалаша, а потом я услышала поток слов на французском языке, который исходил от нашего андроида. Господи, да он шпарил, как заправский француз, и не спотыкался!

Не знаю, что он сказал пирату, но тому, видимо, хватило одного взгляда на лицо андроида. Парень попятился с испуганным видом.

Потом я услышала громкий рык и поток крепких ругательств. К незадачливому ухажеру направлялся здоровенный пират, свирепо вращая глазами и размахивая кулаками.

Детина тут же пустил их в ход, огрев матроса, а потом махнул рукой в сторону удаляющейся шлюпки с капитанами на борту.

Дейта сказал еще что-то, голос его был сдержанным и холодным, а потом вернулся к нам.

Зена, так же как и я, страдала от того, что не понимала большую часть сказанного.

Дейта посмотрел на нас. Его лицо было спокойным, как будто ничего не случилось.

— Они не будут вам докучать, дамы. Капитан Пикард отдал приказ насчет этого. Да и я сказал им, что сломаю руку тому, кто осмелится еще раз до вас дотронуться. Думаю, это логично для этих варваров? Око за око, рука за руку…

Зена устало улыбнулась, посмотрев на андроида. Я вытерла пот со лба.

— Но всё же, во избежание ненужных конфликтов, вам лучше не покидать этот шалаш, — добавил Дейта мягко.


[1] Верпование — передвижение корабля посредством подтягивания к верпу (вспомогательному, завозному якорю), который завозят в нужное место на шлюпке.

[2] Мадемуазель! Мадемуазель! (фр.)

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: На борту «Русалки»

Питер Блад сидел в шлюпке, придерживая шляпу одной рукой. Окрепший бриз так и норовил сорвать ее. Г'Кар и На'Тот молча сидели на банке[1] между дюжими гребцами. Капитан Пикард с улыбкой рассматривал их.

— Ваши рабы выглядят достаточно сильными, — заметил он по-французски. — Полагаю, вы не будете возражать, если я позаимствую их на некоторое время. Большая часть моих людей понадобится на берегу. Как вы наверняка заметили, нашему бригу требуется срочный ремонт.

Г'Кар и На'Тот не понимали, что он говорит, поэтому настороженно следили за выражением лиц обоих капитанов.

Блад повернулся, чтобы посмотреть на корабль, который вырастал прямо перед ними. Теперь, вблизи, можно было видеть, насколько его потрепало. Потемневший от времени корпус, на котором кое-где виднелись следы давней покраски. Отсутствующая грот-стеньга, наспех починенный такелаж[2] — опытный глаз Блада быстро отмечал все это. Он заметил также, что правый борт брига местами покрывают заплатки из парусины.

— Не похоже на работу шторма, — сказал он многозначительно.

Пикард кисло улыбнулся.

— Это последнее напутствие от испанской береговой охраны[3]. Подловили нас несколько дней назад. Шторм спас нас от неминуемого захвата. Правда, мы уже всерьез полагали, что не выберемся из него… Ничего, старушка «Русалка» еще себя покажет. Вот подлатаем ее немного.

Шлюпка подошла к кораблю, и матросы принялись возиться со швартовкой.

Г'Кар и На'Тот неуверенно уставились на веревочную лестницу, свесившуюся с борта брига. Корабль и лодка качались на волнах, и расстояние до последней ступеньки постоянно менялось, несмотря на то, что матросы наверху подцепили шлюпку длинными баграми, зафиксировав на месте. Пикард, ухмыльнувшись, проворно вскарабкался первым, и наверху раздались громкие отрывистые команды.

Блад последовал за ним, такой же ловкий и непринужденный.

На палубе их ждало что-то вроде почетного караула, если небритых матросов, одетых неряшливо и пестро, можно было так назвать.

Блад старался держаться спокойно и невозмутимо, поэтому на его лице ничего не отразилось, кроме вежливого интереса. Но на самом деле он с трудом подавил отвращение, ступив на палубу, которую, судя по всему, очень давно не драили. И вообще, весь корабль произвел на него неприятное впечатление. Вроде бы, всё было на своих местах, но такое неухоженное. Конечно, хозяин — барин, но если бы его люди развели на «Арабелле» такой свинарник… тут мысли капитана оборвались, потому что Пикард заговорил с ним.

— Добро пожаловать на борт «Русалки», месье Ле Сан. И ближе к делу... — француз перегнулся через фальшборт[4] и крикнул что-то гребцам в шлюпке. Те тут же ответили, почтительно козырнув. — Уверен, вы не будете против, если я поставлю ваших рабов к кабестану[5] на время верпования. У нас не хватает людей.

Блад стиснул губы, услышав это, но лицо его по-прежнему было спокойным.

— Конечно, я не против. Как раз хотел предложить вам их услуги.

Пикард улыбнулся, прищурив черные глаза.

— Вы очень любезны, месье.

И, снова наклонившись к гребцам, проорал:

— Да пошевеливайтесь же, ленивые черепахи! Прилив уже начинается!

Блад увидел, как над фальшбортом показалась голова Г'Кара, который, наконец, одолел штормтрап[6]. Следом за ним лезла На'Тот, которую весьма грубо подпихивал один из матросов.

Когда нарны очутились на палубе, озираясь по сторонам, Блад шагнул к ним и быстро, вполголоса, сообщил о предстоящей работе.

— Вам придется выполнять приказы этих людей, — сказал он, вздохнув. — Но, ради всех святых, не перечьте им!

Г'Кар помрачнел еще больше, но кивнул.

Пикард отдал несколько распоряжений высокому мужчине, стоявшему рядом с ним, и тот жестами приказал нарнам следовать за ним.

— Мне нравится ваше рвение, месье Ле Сан, — сказал капитан Пикард, повернувшись к Бладу. — Мои ребята покажут вам наш лазарет. Был бы весьма признателен, если бы вы приступили к вашим обязанностям как можно скорее. И, кстати о заимствованиях…

Он ухмыльнулся и протянул руку к шпаге Блада.

— Полагаю, это вам здесь не понадобится. Позвольте одолжить на время плавания, месье? Не переживайте, я буду беречь ее как зеницу ока и отдам как только мы прибудем в Пти Гоав и получим должное вознаграждение.

Блад скрипнул зубами, глядя в насмешливые глаза француза, а потом, криво улыбнувшись, отдал ему шпагу.

— И пистолеты тоже, месье, — добавил Пикард, вытянув другую руку. — Врачу они ни к чему, ведь так?

Блад оглянулся на почетный караул: все, как на подбор, здоровенные детины метра под два ростом. И, пожав плечами, вынул пистолеты из-за пояса.

— Очень хорошо, — сказал Пикард, подмигнув ему. А потом гаркнул, не поворачиваясь: — Безье!

— Да, капитан? — один матрос из эскорта выскочил вперед.

— Это наш новый доктор. Проводишь его в лазарет, — сказал Пикард. — Покажешь ему, что к чему.

— Есть, капитан! — отозвался матрос и подбежал к Бладу. — Месье?

Блад бросил последний взгляд на нарнов, которых уже вели к кабестану, а потом, поклонившись Пикарду, последовал за своим провожатым…


* * *

— Сыровато у вас тут, — сказал Питер Блад, спускаясь по трапу на нижнюю палубу, погруженную в полумрак. Безье шел впереди, держа фонарь.

— Есть немного, господин доктор, — ответил он. — Испанцы нас сильно потрепали, а шторм добавил. Приходится сидеть на помпах день и ночь. Вымотались, как собаки. Когда починимся, будет полегче.

Корабль начало сильно покачивать, видимо, из-за верпования, поэтому Блад и его спутник периодически упирались руками в переборки и подволок, чтобы не упасть.

— Много народу пострадало, а? — осторожно спросил Блад, отдернув руку, когда почувствовал, что она коснулась чего-то липкого и скользкого. Он поднес ладонь к глазам и брезгливо поморщился. Переборки… да в сущности, все здесь — были покрыты роскошной плесенью. Вполне предсказуемое последствие сырости. Он знал, что такое случается на кораблях, если они сильно текут. По счастью, на «Арабелле» им удалось с этой дрянью справиться.

— Человек шесть ранило, да, — ответил Безье после паузы.

Блад следовал за ним, и его сапоги хлюпали, утопая в вонючей воде по щиколотку.

Этот сырой и грязный корабль нравился ему все меньше и меньше.

— Вот мы и пришли! — объявил Безье, распахивая деревянную дверцу.

Когда Блад привык к темноте, царившей в этой части корабля, и узрел обитателей лазарета, то с трудом удержался от выражения своих эмоций вслух.

При первом беглом взгляде ему удалось насчитать человек двадцать.

«Ах, Пикард, ублюдок!» — мысленно проклял он французского капитана, но внешне оставался совершенно спокойным.

— Вы бы уж полечили наших, а, док? — пробормотал Безье, посмотрев на него заискивающе. — Совсем они замучились, сил нет.

Блад, сделав глубокий вдох, снял камзол и засучил рукава рубашки.

— Сейчас посмотрим, что тут у вас за беда… Безье, прошу вас, принесите еще один фонарь. Мне нужно больше света.

И он шагнул вперед, всем своим видом излучая уверенность и спокойствие...


[1] Банка — скамья на шлюпке.

[2] Такелаж — совокупность снастей для крепления и управления рангоутом и парусами.

[3] Испанская Береговая охрана (Guarda Costa) — служба береговой охраны, основанная испанцами в XVII в. для патрулирования территориальных вод. Патент на охрану территориальных вод от нарушителей и пиратов могло получить частное лицо.

[4] Фальшборт (от нем. Falschbord, буквально — ложный борт) — продолжение бортовой обшивки судна выше верхней палубы.

[5] Кабестан (французское cabestan) — (шпиль), лебедка с барабаном на вертикальном валу для выбирания якорных или швартовных канатов

[6] Штормтрап — веревочная лестница с деревянными ступеньками, опущенная по наружному борту или подвешенная к выстрелу и служащая для подьема на корабль.

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: Танцы вокруг якорного шпиля

Г'Кар и На'Тот, подталкиваемые рослым помощником Пикарда, подошли к кабестану, возле которого уже стояли наготове матросы. Нарны смутно представляли, что от них хотят, но им заранее не нравилась эта затея.

— Живей! — рявкнул пират, еще раз толкнув На'Тот.

Она не понимала его, потому что приказ был отдан на французском языке, но сам тон и жест были вполне красноречивы. Помня просьбу Блада о терпении, На'Тот сдержала свою естественную реакцию и сделала еще несколько шагов вперед. Матросы на шпиле нервно подвинулись, испуганно глядя на нее.

Г'Кар громко чихнул. Запахи этого корабля раздражали тонкое обоняние нарнов. Особенно тошнотворной была вонь от гнилой трюмной воды, которую посол явственно ощущал из ближайшего люка.

— Что нам надо делать? — обратился он к своему грубому спутнику. Но француз только подтолкнул его вперед.

— Передвигай копыта, — сказал он на ломаном английском.

Нарны уставились на большой шпиль, вокруг которого уже выстроились матросы. Все они были обнажены по пояс, большинство — босые. К «аромату» трюмной воды теперь примешивался острый запах человечесского пота.

— Взялись за вымбовки, увальни! — проорал провожатый нарнов, и матросы вцепились в длинные палки-рычаги огромного ворота.

Г'Кара и На'Тот толкнули к одной из таких палок и жестами приказали взяться за них.

— Двигаться только по команде! — прорычал свирепый помощник, а потом отошел куда-то, и все услышали его зычный голос, отдающий какие-то распоряжения другим матросам.

Г'Кар повернул голову и с изумлением увидел Джека Воробья, который стоял, упершись руками в палку, впереди них.

— Капитан! — окликнул он его негромко. — Вы-то тут как очутились?! И что тут вообще происходит?!

Джек Воробей был также обнажен по пояс, как и все остальные матросы. Он приподнял брови и улыбнулся им, но тут же выразительно кивнул в сторону сердитого помощника, который опять появился в поле зрения. И быстро прошептал:

— С'est la vie, как говорят наши товарищи-французы. Капитан Пикард предложил мне выбор между пребыванием в трюме и работой на кабестане. Если бы вы видели их трюм, ребята, у вас бы тоже не возникло никаких сомнений в выборе…

— Молчать на палубе! — заорал помощник, нависнув над Джеком. — Взялись!

Все матросы вздрогнули и с уханьем навалились на палки.

— Пошел шпиль! — гаркнул их строгий начальник, — Пошел! Двигайтесь, заморыши!

Г'Кар и На'Тот замешкались, все еще не совсем понимая, зачем все это.

— А вам что, особое приглашение, красноглазые?! — пронзительный голос помощника взорвался прямо над головами Г'Кара и На'Тот. — Навалились, лентяи!

На'Тот хотела было ответить, но Г'Кар наступил ей на ногу и толкнул палку, подражая матросам вокруг.

Шпиль заскрипел, начав медленное вращение.

— Пошел! Пошел! — орал помощник, награждая тычками особо неповоротливых матросов. Те никак не отвечали на такое бесчинство, только вздрагивали.

Сперва им не приходилось прилагать особых усилий, чтобы вращать ворот, но потом, постепенно, сопротивление усиливалось, пока не стало совсем тяжело.

— Зачем мы тут корячимся? — простонала На'Тот, упершись грудью в палку. — Что все делают?!

На руках и спинах матросов буграми вздулись мышцы, пот ручьями тек по коже.

Джек пыхтел наравне с остальными, но вопрос На'Тот услышал, невзирая на скрежет ворота.

— Мы верпуем судно… — прохрипел он, толкая палку, — чтобы завести его в лагуну через пролив… там снаружи на шлюпке завезли вперед якорь, а теперь мы потихоньку подтягиваемся к нему, вращая этот шпиль. Потом еще раз переместим якорь… и снова подтянемся… пока не дойдем до нужного места…

Тут он был вынужден прерваться, потому что его слова заглушила новая команда от помощника.

— Стоп шпиль! Стоп!

Г'Кар, не сразу отреагировав на команду, продолжал налегать на свой рычаг изо всех сил. В результате шпиль продолжил движение еще какое-то время, несколько матросов с воплями упали, сбитые с ног, а остальных проволокло по палубе.

Возникла небольшая суматоха, и разъяренный помощник с руганью принялся наводить порядок, щедро раздавая пинки и зуботычины.

— Глухой недоумок! — заорал он, увидев, кто стал причиной заминки. И замахнулся на Г'Кара короткой бамбуковой палкой, которой он уже несколько раз весьма чувствительно приласкал упавших матросов. — Сила есть, ума не надо? Приказы надо выполнять немедленно!

На'Тот закрыла посла своим телом, и удар пришелся на ее плечо.

Он оказался таким сильным, что нарнийку отбросило на рычаг. Но она не издала ни звука.

— Это еще что за номер?! — громадный пират побагровел от ярости и ударил ее еще раз. — Это тебе персонально, чтобы не лезла, когда не просят!

И он снова повернулся к остальной команде.

— Взялись! Пошел шпиль! Пошел! И не спать там, на вымбовках[1], тюлени!

Матросы крякнули и, упершись босыми ногами в посыпанную песком палубу, снова начали движение…

— Зачем? — чуть слышно прошипел Г'Кар, повернув голову к своей помощнице. — Зря ты это сделала!

— В любом случае, я его живьем выпотрошу, только дайте мне время! — с ненавистью прорычала На'Тот, толкая рычаг.

Г'Кар вздохнул, стараясь не замечать зловещего огня в алых глазах своей помощницы...


[1] Вымбовка — деревянный рычаг для вращения шпиля вручную

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: Доктор Блад за работой

— Вот, ребята, я привел к вам настоящего доктора, уж он-то вас поставит на ноги, не сомневайтесь! — приговаривал Безье, следуя за Питером Бладом с фонарем в руках.

Капитан задумчиво рассматривал своих пациентов. Лазарет был переполнен, в данный момент тут лежало человек двадцать пять. Немудрено, что Пикард и остальные матросы так хотели заполучить врача на борт.

Большую часть больных терзала болотная лихорадка — это Блад определил довольно быстро. Крайне неприятная болезнь, но с ней можно было как-то совладать. Блад не питал иллюзий насчет окончательного исцеления, но, по крайней мере, он знал, как ее приостановить. Увы, в тропиках от этой напасти было трудно застраховаться, и хотя Блад потратил немало времени и средств, чтобы уберечь свой собственный экипаж от болотной лихорадки, периодически приходилось с ней воевать.

Несколько человек страдали от «болячки» позаковыристее.

Блад присел на корточки перед бледным плешивым матросом с явными симптомами сифилиса и тяжело вздохнул.

— Вижу, вы хорошо погуляли в свое время, парни. Память надолго останется.

Матрос шмыгнул носом, виновато хлопая глазами.

— Так ведь… всего-то чуть-чуть… уж очень хотелось… — просипел он.

— Теперь расхлебывай, красавец, — ответил Блад, внимательно рассматривая его при свете фонаря. — Красавцем ты уж точно теперь будешь писаным.

— Если найду эту стерву, убью! — прорычал матрос, а потом снова зашмыгал носом и спросил, окончательно потеряв голос: — Доктор… я умру?

— Ну, милейший, не сразу, не сразу, — ответил Блад, продолжая осмотр. — Сперва я тебя немного полечу.

Безье улыбнулся и толкнул плешивого кулаком в плечо.

— Вот видишь, этот доктор — ученый человек! Как я и говорил! Даст тебе сейчас пилюлю, самую горькую, и мигом перестанешь валять дурака. А то я чертовски устал стоять по две вахты за тебя! Или, может, клизму ему, а, доктор? Да побольше, чтобы сразу вскочил!

Безье грубо захохотал.

Блад уже направился к следующему пациенту.

— Кстати, о пилюлях, — обратился он к Безье, — мне надо будет посмотреть ваш ящик с медикаментами. Надеюсь, он у вас есть?

— Конечно! Остался от прежнего доктора, — с готовностью ответил матрос, двигаясь следом за ним. — А вот тут у нас раненые лежат. Вы уж поставьте их на ноги, а? Смотреть на них больно…

Как он и говорил, их было человек шесть. Пятерым требовалась минимальная помощь — заштопать раны и вправить вывихнутые суставы. А вот шестой…

Блад остановился около мужчины с перевязанной рукой, и лицо его помрачнело.

— Плохо рану обработали, — сказал он себе под нос, опускаясь на колено перед пациентом. Мужчина был в сознании, невзирая на то, что его лихорадило. Услышав от Безье о том, что его будет сейчас лечить настоящий ученый доктор, он немного занервничал.

— Твоя рука плохо пахнет, — Безье нагнетал атмосферу. — Но теперь бояться нечего. Доктор ее тебе отрежет — чик! — и делов! И не дрейфь, дружище, доктора это делают без боли. Они же этому учились. Это тебе не какой-нибудь корабельный плотник…

Блад тем временем осторожно сжал пальцы раненой руки.

— Чувствуешь что-нибудь, а? — спросил он у матроса. Состояние раны ему сильно не понравилось. Пальцы руки были холодными. Слишком холодными. И Безье был прав, пахла рана очень скверно. Впрочем, запах — это не окончательный приговор, Блад знал, что в тропиках даже пустяковая царапина быстро воспалялась. Возможно, если ее как следует промыть и прочистить, руку еще можно спасти… ее наверняка можно было спасти, если бы он оказался здесь на пару дней раньше…

— Нет, не чувствую… — прошептал раненый. — Все плохо, доктор?

Блад выпрямился, остановив новый поток слов у своего провожатого.

— Это я скажу, когда осмотрю рану более внимательно. Но сначала мне надо заглянуть в ваш ящик с лекарствами. Безье, перестань трепать языком, лучше веди меня туда, и поживее!

— Слушаюсь, господин доктор! — матрос шустро посеменил куда-то вперед, освещая дорогу фонарем…


* * *

— Мда, негусто… — проворчал Блад, выныривая из ящика. — Но слабительного тут хватит года на три.

— Прежний доктор всегда его нам прописывал, — кивнул Безье. — А что? Хорошее средство, особенно для симулянтов.

Блад радостно крякнул, обнаружив не менее обширный запас коры хинного дерева. Видимо, его предшественник не был совсем уж бездарем.

— А что случилось с вашим корабельным врачом? — поинтересовался он, набивая карманы нужными лекарствами и бинтами.

— Помер, — ответил Безье и перекрестился, тяжело вздохнув. — И так по-дурацки… на берегу… по пьяному делу упал с пристани в море. И утонул.

— Мда… — коротко ответил Блад, продолжая рыться в огромном ларе. — Грустная история. И когда это случилось?

— Да уж полгода как прошло, — ответил Безье, немного поразмыслив.

Блад наткнулся на небольшой ящик с хирургическими инструментами и принялся их перебирать.

Безье слегка оробел, увидев, как блеснуло в свете фонаря лезвие страшного вида пилы.

— Неужто вы ему руку отрежете, господин доктор?!

Блад опустил пилу и замер, глядя на ящик. Потом посмотрел на матроса, прищурившись.

— И вы, как я понимаю, новых лекарств не закупали с тех пор, да?

Безье кивнул, моргнув.

— На самом деле, мы последние полгода держались далеко от тех мест, где можно купить лекарства…

— Зато я вижу, что места, где можно подцепить болотную лихорадку и сифилис, пользовались у вас большой популярностью, — язвительно ответил Блад.

— Э-э-э… — Безье неуклюже переминался с ноги на ногу.

Блад скривил губы и сунул ему в руки ворох склянок.

— Держи и смотри, не урони!

После чего снова залез в ящик, бормоча что-то по латыни.

— Где же он? — шипел он, перебирая покрытые пылью и плесенью пузырьки и коробочки.

— Что вы ищете, господин доктор? — робко поинтересовался Безье, который, будучи болтуном по натуре, не мог долго держать язык за зубами.

Блад выпрямился, дунув на волосы, упавшие на лицо.

— Лаунданум[1], — ответил он. — Наверняка ваш доктор должен был иметь такое снадобье под рукой.

— Это что же за штука такая? — Безье по-прежнему говорил с почтительной опаской. — Слабительное?

— Снотворное, — ответил Блад. — Если придется резать руку этому бедняге, оно не будет лишним. Усек?

— Ой… — Безье занервничал.

Блад обшарил все уголки ящика, но так и не нашел заветного пузырька. Это его слегка огорчило.

— Что ж, бывали ситуации и похуже, — сказал он, закрывая крышку ларя. — В конце концов, можно попробовать обойтись обычным ромом.

— Ром у нас под замком, — заметил Безье, и в голосе его звучало сожаление. — Придется получать разрешение от капитана…

— Разберемся, — сухо ответил Питер Блад, а потом зубами открыл один пузырек. — Вам еще рома в свободном доступе не хватало, помимо уже имеющихся болячек. Ну-ка, глотни!

Безье испуганно уставился на протянутый пузырек.

— А мне-то зачем?

— Затем. Пей, давай! — Блад говорил так властно, что матрос не посмел возражать и послушно глотнул из пузырька. Глаза его вылезли на лоб, и некоторое время он не мог дышать, только разевал рот.

— Sangdieu![2] — выпалил он, наконец. — Вот это, я понимаю, лекарство! Горькое, аж челюсти свело!

Блад тоже сделал глоток, поморщившись.

— Это нам с тобой для профилактики, парень. А теперь пойдем обратно, будешь мне помогать…

— Как скажете, господин доктор! — Безье поспешил за ним, сжимая в руках многочисленные склянки и пузырьки…


[1] Лаунданум (лат. laudanum) — настойка опиума, применявшаяся в прошлом в качестве обезболивающего, противоспалительного и снотворного средства. Обладает сильным наркотическим действием.

[2] Sangdieu! (фр. букв.) — Кровь Христова!

Глава опубликована: 28.12.2016

День 10: Перерыв на обед

Я никогда не видела, как верпуют корабль, только читала про это в книгах да смотрела пару эпизодов в кино. Так что пропустить такое зрелище было бы очень обидно. Любопытство во мне почти пересилило страх перед пиратами, которые заполонили наш пляж, еще утром бывший таким тихим и мирным.

Благоразумие победило. Я наблюдала за действиями наших гостей из шалаша, прижавшись к щелочке. Вид, конечно, был не такой хороший, но зато можно не опасаться слишком настойчивого внимания со стороны французских пиратов. Они мне почему-то напоминали московских «хачиков», то ли внешностью — почти все смуглые и чернявые, — то ли такой же тупой назойливостью. В их французском стрекотании так и слышалось: «Дэвушка, а, дэвушка!»

Хотя офицеры вовсю загрузили их тяжелой работой, некоторые особо неугомонные умудрялись прошмыгнуть к нашему шалашу и начать разговор. Односторонний, к сожалению, потому что мы не понимали по-французски.

Зена не обращала на это внимания, а я дергалась.

Воительницу можно понять, она, закаленная в боях, не чувствовала себя настолько беспомощной среди этих головорезов.

А мне, тощей пигалице ростом от силы метр шестьдесят четыре, лучше не высовываться. Особенно когда ты запакована, как букет цветов, в громоздкое испанское платье. Только бантика сбоку не хватает, как на коробке с шоколадными конфетами.

Тем временем корабль медленно, но верно, продвигался по узкому проливу в лагуну. Впереди него шли две большие шлюпки, с которых по очереди отдавали якоря-верпы: то с одной, то с другой. А потом начиналось самое интересное: корабль подтягивался по канату до той точки, где был якорь, его выбирали, снова грузили на шлюпку, и та ползла по волнам вперед. В то время как с другой уже отдавали второй верп, и подтягивание начиналось опять. Казалось, что у судна выросли две странного вида руки, которыми оно цеплялось за дно, передвигаясь вперед. На носу брига я увидела крошечную фигурку матроса с лотом[1], который он то и дело забрасывал, измеряя глубину. Он так громко выкрикивал результаты промеров, что его было слышно на берегу.

Пираты подгадали заход в лагуну к началу прилива, и течение им благоприятствовало. Но я видела, что в самом проливе вода образовывала опасные водовороты, поэтому полагаться только на паруса и руль, не имея надежной зацепки в виде якоря-верпа, было бы опрометчиво. Сама бухточка не отличалась большой глубиной, и я задумалась, сможет ли бриг вообще в нее войти? Но тут зазвучали другие команды, и я увидела, что корабль становится на якорь, а шлюпки быстро плывут к нему.

Возня на судне длилась еще полчаса, а потом до нас донеслись пронзительные свистки боцманской дудки и звон склянок.

Отвернувшись на мгновение, я посмотрела на пиратский лагерь и заметила, что они тоже прекратили работать и собрались возле своих палаток, судя по всему, намереваясь перекусить.

Тем более, что время было обеденное.

Я неожиданно вспомнила, что из-за всех этих треволнений ничего не ела с прошлого вечера. А теперь, в этом адском платье, как-то и не хотелось…

Голос Дейты нарушил мои размышления о еде. Он с кем-то разговаривал, по-французски, разумеется.

«Странно, — подумала я, отодвигаясь от щелочки, — мы, обитатели этого острова, понимали друг друга без проблем, хотя принадлежали к разным мирам и расам. Но вот речь гостей-французов для нас звучит, как стрекот сверчков. Почему так получилось? Какие законы тут действуют? И зачем мы все сюда попали?»

Я бы продолжила ломать голову над этим затейливым фактом, но появление Дейты и одного из пиратских офицеров отвлекло меня.

Зена высокомерно подняла глаза на вошедшего француза, медленно обмахиваясь пальмовым листом.

Офицер заговорил, жестикулируя, и Дейта перевел его слова.

— Капитар Пикард напоминает вам, леди Зена, о своем приглашении на обед. Он надеется, что вы не откажете в этой маленькой просьбе и почтите его корабль своим присутствием, — сказал Дейта.

Офицер добавил еще несколько слов, и я заметила, что лицо андроида слегка вытянулось.

— Капитан Пикард просил передать также, что он не привык к отказам.

Зена слабо улыбнулась, взмахнув пальмовым листом.

— Понятно. Передайте вашему капитану, что я поднимусь на борт его корабля.

Дейта моргнул, но потом перевел ее слова. Пират улыбнулся, отвесив подчеркнуто низкий поклон.

— Он говорит, что шлюпка уже ждет вас, леди Зена, — ровным голосом сказал Дейта.

Зена продолжала улыбаться.

— Прекрасно. Скажите ему, что я скоро подойду.

Дейта повернулся к офицеру, выпалив очередную тираду. До чего же быстро говорили эти французы! Я бы в жизни не смогла протараторить столько слов в минуту. Даже по-русски.

Мысль о том, что Зена отправится на этот ужасный корабль, встревожила меня. Но с другой стороны, там были капитан Блад, нарны и Джек Воробей. Наверняка ничего страшного не случится. Гораздо неприятнее оставаться на берегу среди этих головорезов, имея в качестве защитника только Дейту. Впрочем, он неплохо справлялся со своей ролью. Я пододвинулась к нему на всякий случай.

— Леди Зена, — начал было он, но воительница оборвала его, взмахнув рукой.

— За меня не беспокойся. Лучше береги мисс Кэтрин.

И она повернулась ко мне, чтобы я могла застегнуть ее платье.

— Опять терпеть этот кошмар! — проворчала Зена, выдохнув. — О каком обеде может идти речь, когда ты зажата в такие тиски?!

Она поправила волосы и, вздернув подбородок, вышла из шалаша.

Французский офицер торопливо указал ей путь к шлюпке, в которой сидело шесть гребцов.

Пират хотел помочь ей сесть в лодку, но Зена высокомерно остановила его и шагнула внутрь сама.

Я наблюдала за тем, как шлюпка тронулась в путь, до тех пор, пока ее было видно из шалаша.


* * *

Свисток боцмана объявил об окончании работ, после чего все матросы, оставшиеся на корабле — вахтенные и подвахтенные, — с радостным гулом устремились в направлении камбуза. Так как стояла дикая жара, кок вытащил котел на палубу.

Г'Кар, На'Тот и Джек Воробей, устало усевшись возле центрального люка, наблюдали за тем, как пираты выстроились в очередь с небольшими жестяными бачками в руках.

Кок, не прекращая болтать, накладывал им в бачки какую-то неаппетитно пахнущую массу, а потом его помощник кидал туда же кусок мяса из второго котла.

Матросы, получившие свой паек, усаживались тут же, на верхней палубе. Судя по всему, опять же, из-за жары.

Над шкафутом[2] был натянут тент из парусины, под которым постепенно собиралась вся команда.

Джек лениво повернул голову в ту сторону, наблюдая за их перемещениями.

— Странные все-таки у Пикарда люди, — сказал он, задумчиво разглядывая ладони, покрытые волдырями после общения с вымбовкой. — Все такие мрачные, тронешь — укусят. Это неправильно. И первый помощник, Лаваль, сущий цепной пес.

На'Тот недобро оскалилась, когда он упомянул о помощнике.

— Ничего, скоро мне придется обломать ему зубы…

— Тс-с, — сказал Г'Кар, сжав ее руку. — Мы не должны подводить капитана Блада!

— Но это по его милости мы теперь сидим тут, — огрызнулась На'Тот. — Рабы! Фи!

Джек принялся обматывать ладони полоской ткани, оторванной от собственной рубашки. Услышав слова На'Тот, он мрачно улыбнулся.

— Ты бы предпочла получить пулю в лоб, не так ли? Мы все еще можем оказаться на мушке у этих подонков. По-моему, всем нам повезло, даже мне…

Он не договорил, потому что мимо прошел Лаваль с глумливой ухмылкой на лице. Он вертел бамбуковую трость в руке.

Г'Кар на всякий случай крепко сжал локоть На'Тот. Но нарнийка, осмыслив слова Джека, осталась сидеть на месте.

— Интересно, останется ли паек на нашу долю? — задумчиво пробормотал Джек, глядя на кока. — Вы хотите есть, ребята? Я бы не отказался. Даже если это будет солонина и пригоревшая маисовая каша.

Он встал и пристроился в конце очереди с непринужденным видом.

Кок мрачно поднял на него глаза, сжимая половник в руке.

На'Тот и Г'Кар не поняли, что он сказал по-французски, но, судя по интонациям и жестам, что-то неприличное.

Джек ухмыльнулся и ответил на том же языке, многозначительно приподнимая брови.

Кок насупился еще больше.

Джек Воробей продолжал говорить, указав пальцем на нарнов. Потом рассмеялся и прижал руку к губам, наблюдая за реакцией кока. Тот немного побледнел, а потом, поджав губы, достал бачок и бухнул туда два половника страшноватой на вид массы.

Джек Воробей сноровисто забрал у него посуду, а потом кивнул на второй котел, где лежало мясо. Кок гневно затараторил, но потом подцепил один кусок и кинул в бачок.

— Мерси, — сказал Джек и вернулся к нарнам. — Теперь, ребята, у вас на этом корабле суровая репутация. Пришлось сказать этому жадюге, что вы, когда голодны, не прочь полакомиться человечинкой.

— Вот уж воистину услужил! — фыркнула На'Тот. — Сначала один из вас обзывает нас рабами, а теперь ты сделал из нас людоедов. Просто замечательно!

— Сударыня, не ругайтесь, лучше угощайтесь, пока есть возможность. Перерыв небольшой, — перебил ее Джек Воробей, сунув в руки бачок.

— Что это? — брезгливо спросила нарнийка, разглядывая его содержимое.

— Маисовая каша и солонина, — ответил капитан Воробей, подцепив пальцем кусочек мяса. — Солонина, конечно, неахти, но есть можно. Особенно после танцев на шпиле.

— Я не голодна, — высокомерно ответила На'Тот.

Джек обрадованно улыбнулся.

— Тогда я съем твою порцию, цыпа, если не возражаешь?

Г'Кар принялся жевать солонину.

Джек взял в руки ложку и хотел приступить к еде, но тут над ним раздался мерзкий голос Лаваля:

— Ага, вот ты где! Капитан приказал вернуть тебя в трюм. Давай, пошевеливайся! Трюмные крысы соскучились по своему сородичу.

Джек закатил глаза, тяжело вздохнув.

— Можно мне хотя бы доесть мой обед?

— Нельзя. Тем более, что тебе обедов не положено. Давай, двигай ногами. Иначе придется тебе помочь.

Бамбуковая палка подцепила бачок и выдернула его из рук Джека. Маисовая каша шлепнулась на палубу.

— Вечно от тебя грязь на корабле разводится, — проворчал Лаваль, пнув бачок с такой силой, что он улетел далеко в сторону, а потом повернулся к двум дюжим матросам, стоявшим позади него. — Проследите, чтобы этот молодец добрался до трюма. И не забудьте запереть решетку, остолопы. Джек Воробей — редкостная каналья, известная своей изворотливостью. Но у меня ты никуда не денешься, предатель чертов!

Г'Кар и На'Тот привстали, увидев, что Джека грубо взяли под руки и потащили к трапу на нижнюю палубу.

Лаваль ткнул палкой в грудь нарнского посла.

— А вас я бы попросил остаться. И не советую бродить в той стороне. Если замечу вас возле камеры Джека Воробья, пеняйте на себя!

Он произнес эти слова на корявом английском, явно желая, чтобы нарны его поняли.

Глаза На'Тот недобро сверкнули, но Джек успел крикнуть им, замерев у трапа:

— Все в порядке, друзья мои, помните о просьбе капитана!

Нарны стиснули зубы и остались на месте.


* * *

Зена сидела на носу шлюпки, с интересом глядя на корабль, вырастающий перед ней. Она была спокойна, и только тесное платье портило ей настроение. За пол-дня пребывания в нем, она постепенно привыкла дышать поверхностно. Но оно сковывало движения, и это бесило ее.

Гребцы подняли весла вверх, чтобы не удариться о борт брига, и матрос, поджидающий их наверху, подцепил шлюпку багром, подтягивая ближе.

Зена прищурилась, оценивая расстояние до штормтрапа, и уже хотела за него ухватиться, когда офицер, сопровождавший ее, покачал головой. Он крикнул что-то людям наверху, и через мгновение к ним спустилась конструкция, чем-то напоминавшая качели: деревянная доска, привязанная к веревкам.

Офицер улыбнулся, подтянув этот импровизированный подъемник поближе, и указал ей на него.

Зена пожала плечами и уселась на «качели», крепко обхватив веревки руками.

Когда сидение приподнялось над шлюпкой и зависло, покачиваясь, над водой между кораблем и лодкой, французский пират что-то сказал и попытался обнять ее за талию.

Зена сурово посмотрела на него, ее синие глаза сверкнули.

— Руки прочь! — прошипела она негромко.

Француз отпустил ее, что-то лопоча и указывая на воду. Но Зена не стала его слушать, только стиснула веревки посильнее. Офицер виновато пожал плечами и, подняв голову, сложил руки рупором, выкрикнув команду для матросов наверху.

Зену медленно подняли на борт.

Она сама ступила на палубу, отказавшись от поддержки матросов, которые, подобно офицеру, тянули к ней руки.

Перед ней, в окружении почетного караула, стоял капитан Пикард, одетый в свой парадный камзол. Ему явно было жарко в нем, но он старался этого не показывать. За ним стоял первый помощник в обычной рабочей одежде, а рядом с ним — капитан Блад. Увидев его, Зена слабо улыбнулась.

Питер Блад поприветствовал ее, сняв шляпу. То же самое, с преувеличенной галантностью, проделал Пикард.

— Рад видеть вас на борту «Русалки», прелестная мадам Зена! — произнес Пикард на ломаном английском. — Надеюсь, вам понравится скромное угощение, которое приготовил для вас мой кок.

С этими словами он повел ее в свою каюту. Блад и офицеры последовали за ними.

Зена чуть замедлила шаг, чтобы поравняться с Бладом. Он выглядел спокойным, как обычно, хотя в его облике проскальзывала чуть заметная усталость.


* * *

В капитанской каюте их ждал богато уставленный блюдами стол. Ради такого торжественного случая он был накрыт белой кружевной скатертью, которая явно была из числа пиратских трофеев.

Вокруг стола с озадаченным видом ходил мальчишка-негритенок в белой полотняной рубахе и коротких штанах. Он держал в руках столовые приборы: вилки и ножи, явно намереваясь разложить их возле тарелок, но, видимо, позабыл, что с какой стороны должно находиться. Гости усаживались на свои места, и Блад, проходя мимо, взял вилку и нож из рук мальчика, положив их так, как надо. Потом подмигнул ему.

Пикард, заметив это, украдкой шлепнул негритенка по затылку. Тот, съежившись, скрылся из виду.

— Абсолютно необучаемое создание, — сказал капитан Пикард с кривой улыбкой. А потом обратился к Зене, которая как раз входила в каюту: — Осторожно, мадам! Здесь низкий потолок, поэтому можно удариться головой о бимс[3].

Совет поспел вовремя, и Зена пригнулась. Будучи высокого роста, она почти касалась потолка головой.

Капитан, любезно улыбаясь, предложил ей стул. Зена, бросив на Блада быстрый взгляд, вежливо поблагодарила Пикарда и заняла указанное место.

Хотя каюта капитана была самой большой на корабле, в ней было достаточно тесно, особенно когда сюда набились все приглашенные на обед. За столом в данный момент сидели, помимо Пикарда, Блада и Зены, старший помощник Лаваль и штурман «Русалки», месье Бригге, коренастый мужчина средних лет, носивший обычную повседневную пиратскую одежду: широкие кожаные штаны и рубашку, небрежно распахнутую на груди. Оба офицера явно чувствовали себя неловко, очутившись за столь роскошным столом, видимо, их капитан нечасто устраивал подобные обеды. Лаваль, правда, стеснялся недолго, и некоторое время спустя уже непринужденно положил локти на стол, ухватив со стоящей рядом тарелки горсть изюма.

Штурман был немногословен, и его нахохлившийся вид привлек внимание Блада. Лицо месье Бригге было лимонно-желтого оттенка, а на висках выступили капли пота. Блад, отметив эти и многие другие едва уловимые симптомы, дал себе зарок после обеда поговорить с этим человеком. Судя по всему, двадцать матросов, лежащих с лихорадкой в лазарете, были только вершиной айсберга…

Кормовые окна были распахнуты настежь, но в каюте все равно было очень душно. И, невзирая на жару, Блад продолжал ощущать сырость, этот корабль как будто пропитался ею насквозь. Крепко, видать, промочил их последний шторм…

Пикард, видимо, решил поразить их воображение, потому что обед и в самом деле был царским. Французы всегда славились своей кухней, и кок, готовивший эти блюда, постарался на славу. Ничего особо экзотического он не сотворил, большинство блюд были классическими «морскими пиратскими», которые подавали на любом корабле в этих морях. Но Блад не мог не признать, что сделаны они были на высшем уровне.

Зена чувствовала себя неловко, потому что не привыкла к обедам, проводимым именно таким образом. Необходимость сидеть на стуле вместо того, чтобы вальяжно возлегать на кушетке или подушках, как это было принято в ее мире, напрягала ее. Ножи и вилки также поставили воительницу в тупик. Но она умело скрывала свою неосведомленность под маской высокомерия. И внимательно следила за действиями Блада, подражая ему. Пару раз чуть не случился конфуз, но Питер Блад успел его предупредить. Зена заметила на столе до боли знакомый им черепаший букан и, взяв нож, ткнула в один из кусков, намереваясь переложить к себе на тарелку. Сделала она это отработанным до автоматизма движением, но, когда увидела лица Пикарда и штурмана, тут же поняла, что это выглядит странно для жеманной леди. Они аж вздрогнули, когда ее рука пригвоздила букан к тарелке. Зена замерла, все еще сжимая нож, воткнутый в мясо, похлопала ресницами, а потом повернулась к Бладу с любезной и беспомощной улыбкой.

— Ах, мой дорогой, ты не поможешь мне с этим мясом? — проворковала она.

«Дорогой супруг», конечно, тут же пришел на выручку и нарезал черепашатину, ловко положив на ее тарелку несколько кусков.

Сам он чувствовал себя совершенно свободно, как будто всю жизнь провел на званых обедах. Орудовал ножом и вилкой, словно придворный вельможа. Даже Пикард не был столь ловким.

Некоторое время все присутствующие отдавали дань искусству личного кока капитана, а потом, когда первый голод был утолен, завязалась предельно вежливая беседа.

Тут Зена почувствовала себя еще более неловко, потому что все в каюте говорили по-французски, но Блад, заметив ее напряжение, принялся переводить все то, что говорил ему Пикард. Француз понял намек, и перешел на английский.

Как они и ожидали, капитан хотел узнать историю их попадания на остров.

Блад удовлетворил его любопытство, в красках расписав ужасный шторм, из-за которого они оказались вдали от своего корабля. Зена слушала его уверенную речь и поражалась, насколько ловко он умеет смешивать реальные факты и выдумку.

— Да, погода нынче стоит странная, — рассмеялся Пикард, поднимая бокал с канарским вином. — Второй шторм за две недели, хотя сезон дождей уже давно закончился. Вы на редкость удачливый человек, месье Ле Сан. Полагаю, это повод для тоста!

Все остальные согласились и тоже подняли свои бокалы.

— За удачу! — повторил Блад, поднося вино к губам.

Пикард с улыбкой посмотрел на Зену и добавил:

— И, как я вижу, удача не оставляет вас и в других делах, мой дорогой доктор. Ваша жена — редкостная красавица. Люди нашей профессии редко связывают свою жизнь узами брака. А те немногие храбрецы, которые это делают, обычно оставляют своих жен на берегу. Будь я владельцем такого бриллианта, как мадам Зена, я бы постарался спрятать его подальше от жадных чужих глаз.

Блад промокнул губы салфеткой, бросив спокойный взгляд на свою «жену».

— Я тоже думал так, как вы, капитан, но есть женщины, завоевать которых можно, только попросив их руки, — сказал он многозначительно. — А заполучив такое сокровище, я уже не смог с ним расстаться.

Говоря это, Блад улыбнулся, глядя на Зену. Она ответила ему тем же.

Пикард хрипло рассмеялся, понимающе кивнув. Потом повернулся к Зене.

— Вы очень смелая женщина, раз решили связать свою судьбу с пиратом, — многозначительно заметил он.

— Я стала женой отважного умного и достойного человека. Именно на эти качества я обратила внимание в первую очередь, — ответила Зена оторвав взгляд от своего «супруга» и посмотрев на Пикарда в упор. — Что касается рода занятий моего мужа… то я считаю, что не место красит человека, а человек — место.

Блад ничем не показал свое удивление, но ее слова тронули его.

На Пикарда этот ответ тоже произвел впечатление. Он хлопнул ладонью по столу и рассмеялся.

— Отличные слова для нового тоста, господа!

Все присутствующие шумно с ним согласились, поднимая бокалы.

Пикард, иронично прищурившись, посмотрел на Блада.

— Уверен, что такое украшение своей профессии, как вы, месье Ле Сан, сумеет поставить на ноги моих людей. Хотелось бы поскорей вернуть команду в прежний порядок.

Блад отложил вилку и нож, повернувшись к нему.

— Рад, что вы первым начали разговор об этом, капитан Пикард. Несомненно, я смогу вылечить ваших людей, но для этого, помимо лекарств, нужны некоторые условия. На корабле очень сыро, это может затянуть их выздоровление, поэтому я бы предложил переправить большую часть больных на берег. Климат этого острова вполне подходит для этого.

Пикард слушал его, и его лицо было непроницаемо.

— Как врач, я бы рекомендовал всем вам побыть здесь хотя бы неделю, чтобы поправить здоровье. В противном случае болотная лихорадка будет продолжать косить ваши ряды, — продолжал говорить Блад.

Лаваль и месье Бригге переглянулись, но промолчали. Пикард же, помрачнев, покачал головой.

— Это неприемлемо, месье Ле Сан. Мы задержимся здесь ровно столько времени, сколько потребуется на ремонт корабля. Это два-три дня, не больше. Если мы будем прохлаждаться здесь дольше, нас может найти береговая охрана…или что похуже.

Штурман и старший помощник кивнули, буркнув что-то под нос.

— К тому же, я удивлен, что вы сделали такое предложение, — добавил Пикард, пристально глядя на Блада. — Мне казалось, вам не терпится попасть в Пти Гоав.

— Это так, — подтвердил Блад, — но я ставлю свой врачебный долг выше личных интересов.

— Какая добросовестность! — насмешливо улыбнулся Пикард, посмотрев на своих офицеров. — Хотя я могу вас понять, сударь… — он лукаво подмигнул Зене, — я бы тоже старался, если бы на кон был поставлен такой лакомый кусочек.

Зена поспешно опустила глаза, чтобы он не увидел сверкнувшей в них молнии. Блад на мгновение нахмурился, но тут же снова стал спокойным.

— Но ведь ситуация под контролем, не так ли, доктор? — спросил Пикард вкрадчиво. — Я потерял слишком много людей за последние месяцы и не хочу чтобы это продолжалось.

Блад посмотрел ему в лицо, и его глаза были ясными.

— Ситуация под контролем, — ответил он уверенно, — я поставлю этих людей на ноги. Впрочем, есть еще одна просьба…

— Я вас слушаю, док, — сказал Пикард, кинув в рот кусочек фрукта.

— Одному из ваших матросов придется ампутировать руку, — произнес Блад. — И так как я не нашел нужного мне лекарства, то прошу позволения воспользоваться запасами рома.

— Вот как! — Пикард откинулся на стуле. — Хорошо, я отдам распоряжение боцману, чтобы вы получили столько рома, сколько нужно. Но ведь ампутация — опасная операция. Вы уверены, что бедный парень выживет?

— Уверен, особенно если сделать операцию как можно быстрее, — ответил Блад. — И я намерен приступить к ней, как только получу ром.

Пикард подозвал к себе негритенка и что-то сказал ему. Мальчишка вылетел из каюты, как угорелый.

— Вы получите ром прямо сейчас, если спуститесь в трюм, — сказал он.

Зена подняла голову, заметив, что Блад покинул свое место и, пожелав всем приятного аппетита, собрался уходить.

— Позвольте мне пойти с вами, — тихо сказала она, так же встав из-за стола.

Блад